<<
>>

Формы парламентского контроля, реализуемые комитетами и комиссиями Г осударственной Думы

Современное отечественное законодательство значительное место в организации и осуществлении парламентского контроля отводит комитетам и комиссиям Г осударственной Думы. Согласно ст.

5 Закона о парламентском контроле к формам контроля, осуществляемым комитетами и комиссиями нижней палаты парламента, относят: заслушивание информации членов Правительства Российской Федерации, руководителей и должностных лиц федеральных органов исполнительной власти, иных федеральных государственных органов, государственных внебюджетных фондов Российской Федерации (п. 9); приглашение членов Правительства Российской Федерации и иных должностных лиц (п. 16); проведение парламентских слушаний (п. 17); проведение парламентских расследований (п. 18).

Часть 4 ст. 7 названного Закона и ч. 2.1. ст. 26 Регламента Государственной Думы предусматривают, что комитеты и комиссии Государственной Думы вправе приглашать на свои заседания федеральных министров, уполномоченных ими должностных лиц, иных должностных лиц.

Кроме того, определенные контрольные полномочия комитетам и комиссиям нижней палаты предоставлены Регламентом Государственной Думы. Так, в соответствии с п. и) ч. 1 ст. 19 Регламента комитеты Государственной Думы направляют письменные обращения по вопросам своего ведения руководителям федеральных органов исполнительной власти, а согласно ч. 2 ст. 29 комитеты и комиссии палаты вправе запрашивать документы и материалы, необходимые для их деятельности, а также для деятельности межфракционных рабочих групп, у руководителей государственных органов и иных организаций. В рамках настоящего исследования представляется необходимым дать правовую характеристику, выявить недостатки и предложить пути повышения эффективности применения указанных форм контроля комитетов и комиссий Государственной Думы.

Заслушивание информации членов Правительства Российской Федерации, руководителей и должностных лиц федеральных органов исполнительной власти, иных федеральных государственных органов, государственных внебюджетных фондов Российской Федерации и приглашение членов Правительства Российской Федерации и иных должностных лиц на заседания комитетов и комиссий Государственной Думы являются новыми формами парламентского контроля, введенными Законом о парламентском контроле.

Представляется логичным их рассмотрение в единстве, поскольку контроль в форме заслушивания не возможен без приглашения соответствующего лица, а приглашение должностного лица на заседание комитета или комиссии без его заслушивания не будет считаться контролем в полном смысле этого слова. По этой причине вряд ли оправданным является выделение приглашения членов Правительства РФ и иных должностных лиц в отдельную форму парламентского контроля.

Следует также обратить внимание на то, что в самом Законе имеется противоречие в установлении круга должностных лиц, которые могут быть приглашены на заседания комитетов и комиссий Государственной Думы. Если в п. 16 ст. 5 речь идет о членах Правительства Российской Федерации (т.е. Председатель Правительства, его заместители, руководители федеральных органов исполнительной власти, которые обладают статусом министра) и иных должностных лицах, то п. 4 ст. 7 и ч. 2.1. ст. 26 Регламента Государственной Думы сужают этот круг до федеральных министров, уполномоченных ими должностных лиц, иных должностных лиц.

Для устранения указанных противоречий предлагаем согласовать содержание п. 16 ст. 5 Закона о парламентском контроле с п. 4 ст. 7 Регламента, , для чего изложить его в следующей редакции:

«4. Комитеты и комиссии Государственной Думы, Совета Федерации вправе заслушивать информацию членов Правительства Российской Федерации, руководителей и должностных лиц федеральных органов исполнительной власти, иных федеральных государственных органов, государственных внебюджетных фондов Российской Федерации по вопросам, находящимся в ведении комитетов и комиссий». Аналогичным образом необходимо изменить и ч. 2.1. ст. 26 Регламента Государственной Думы, а также включить в Регламент статью, раскрывающий порядок проведения заслушивания информации указанных должностных лиц.

Парламентские слушания как форма деятельности палат Федерального Собрания установлены ч. 3 ст. 101 Конституции РФ. На парламентских слушаниях обсуждаются вопросы, отнесенные к ведению Государственной Думы Конституцией РФ.

Часть 5 ст. 26 Регламента Г осударственной Думы определяет, что парламентские слушания проводятся для выяснения фактического положения дел и общественного мнения по вопросам законопроектной деятельности и по другим вопросам, находящимся в ведении комитетов и комиссий. Порядок подготовки и проведения парламентских слушаний достаточно подробно урегулирован нормами гл. 6 Регламента Государственной Думы.

Однако в теории конституционного права существует несколько обоснованных позиций о функциональной направленности парламентских слушаний: как о форме контрольной деятельности палат парламента[203]; как о способе реализации права публичного представительства[204]; как одной из форм взаимодействия внутри парламента в законодательной деятельности[205]; как об институте делиберативной демократии[206]; как о форме деятельности парламента, отражающей его представительную, законодательную и контрольную функции[207].

Соглашаясь с предложенной в литературе функциональной многоас- пектностью парламентских слушаний, считаем целесообразным для достижения целей настоящей работы более подробно остановиться на выяснении особенностей их контрольной природы. В этих целях была рассмотрена практика проведения парламентских слушаний в Государственной Думе за период с 2007 г. по 2014 г. Для изучения были отобраны 30 материалов парламентских слушаний, проведенных в период с 2007 по 2012 г.г., и все материалы парламентских слушаний (всего 55) за 2012 - 2014 г.г. (за исключением материалов 2 слушаний, результаты которых не опубликованы[208]).

Анализ материалов парламентских слушаний позволил установить, что в зависимости от предмета и содержания рекомендаций могут быть позиционированы три типа парламентских слушаний, приоритетным целевым назначением которых является именно парламентский контроль.

1. К первому типу относятся парламентские слушания, проводимые по вопросам совершенствования федерального законодательства.

Их целью считается выявление недостатков правового регулирования и подготовка изменений в действующее законодательство[209], обсуждение проектов законодательных актов[210], имеющих повышенное общественное значение. В ходе таких парламентских слушаний обсуждаются позиции участников слушаний по содержанию положений федеральных законов и законопроектов, сроков их рассмотрения в Г осударственной Думе, предлагаются меры, направленные на повышение качества нормотворчества, а также необходимые для практической реализации законопроектов и их внедрения в правовое поле. В данном случае контроль за деятельностью федеральных органов исполнительной власти носит косвенный характер, по его результатам устанавливаются новые правовые стандарты деятельности контролируемых.

2. Второй тип объединяет парламентские слушания, проводимые по вопросам совершенствования правоприменительной практики, по рассмотрению проблем применения федеральных законов[211] и обеспечению конституционных прав граждан[212]. Предметом слушаний выступает оценка эффективности применения правовых норм органами публичной власти и выявление отрицательных моментов, рассматриваются негативные явления в области обеспечения, реализации и защиты прав человека, вырабатываются рекомендации по недопущению и устранению выявленных нарушений. Указанная группа парламентских слушаний непосредственно направлена на проверку и оценку применения органами публичной власти действующего законодательства и, следовательно, при их проведении осуществляется прямой парламентский контроль.

3. Третий тип парламентских слушаний объединяет те из них, которые посвящены актуальным вопросам социально-экономического развития. В рамках таких парламентских слушаний обсуждаются вопросы развития отраслей народного хозяйства и регионов[213], международных экономических связей[214], и т.п. В отличие от двух предыдущих рассматриваемый тип парламентских слушаний имеет комплексную природу.

Она проявляется в том, что в рамках парламентских слушаний обсуждается не проект федерального закона (первый тип) или практика применения конкретного законодательного акта (второй тип), а весь комплекс вопросов, обеспечивающих решение определенной социально-экономической проблемы. Соответственно, вырабатываются правовые, организационные, финансовые, ресурсные предложения и меры по преодолению кризисных ситуаций. Несмотря на то, что проверка правоприменительной деятельности федеральных органов исполнительной власти не является самоцелью проведения подобных парламентских слуша- ний, она может присутствовать, что придает парламентскому слушанию контрольную направленность.

Контрольные аспекты парламентских слушаний фиксируются в рекомендациях, принятых по результатам их проведения. Как правило, они направляются в Правительство РФ и федеральным органам исполнительной власти. Значительно реже рекомендации направляются органам государственной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления, государственным организациям и учреждениям. Встречаются рекомендации, направляемые в адрес общественных объединений.

Рассматривая рекомендации парламентских слушаний, как последствия этой контрольной формы Государственной Думы, следует выделить наиболее типичные предложения, содержащиеся в них.

Во-первых, предложения по ускорению принятия подзаконных актов или внесению в них изменений в целях устранения недостатков нормотворчества федеральных органов исполнительной власти, выявленных в ходе парламентских слушаний.

Во-вторых, предложения по оптимизации правоприменения, по реализации мер в области государственного контроля и надзора, по повышению ответственности федеральных органов исполнительной власти за исполнение возложенных на них полномочий, по совершенствованию кадровой политики и взаимодействия между органами публичной власти, по расширению отношений с институтами гражданского общества. Указанные предложения парламентских слушаний направлены на устранение недостатков в правоприменительной практике и ее совершенствование.

Вместе с тем в ходе изучения рекомендаций парламентских слушаний были выявлены следующие типичные недостатки:

1) не четко определены органы государственной власти, которым адресуется рекомендации[215];

2) по результатам парламентских слушаний, имеющих контрольное назначение, рекомендации не сформированы[216];

3) рекомендации по результатам парламентских слушаний не опубликованы[217].

Таким образом, одним из проявлений контрольной природы парламентских слушаний, проводимых комитетами Г осударственной Думы, является выработка рекомендаций, направленных на устранение недостатков в подзаконном нормативном регулировании и правоприменении. Рассмотрение таких рекомендаций федеральными органами исполнительной власти должно стать обязательным. В этих целях предлагается новая редакция ч. 2 ст. 71 Регламента Г осударственной Думы:

«2. Рекомендации открытых парламентских слушаний могут быть опубликованы, а также размещаются в Фонде электронных информационных ресурсов Государственной Думы. Рекомендации парламентских слушаний по проектам государственных программ Российской Федерации, по проекту основных направлений бюджетной политики Российской Федерации, по проекту основных направлений налоговой политики Российской Федерации, по анализу ситуации и выработке стратегии развития отраслей народного хозяйства и регионов в случае проведения таких парламентских слушаний направляются в Правительство Российской Федерации и подлежат обязательному рассмотрению.». Корреспондирующие нормы необходимо включить в Регламент Правительства РФ и Типовой регламент взаимодействия федеральных органов исполнительной власти[218].

Обращения комитетов и комиссий Государственной Думы как форма парламентского контроля в соответствующем федеральном законе не указаны, хотя закреплены в иных нормативных правовых актах. В частности, в ч. 1 ст. 40 Закона о Правительстве РФ закреплено право комитетов и комиссий Государственной Думы направлять письменные обращения по вопросам своего ведения членам Правительства Российской Федерации и руководителям федеральных органов исполнительной власти.

Анализ норм Регламента Государственной Думы позволяет выделить два вида обращений в органы исполнительной власти: 1) письменные обращения комитетов по вопросам своего ведения (п. и.1) ч. 1 ст. 19); 2) письменные обращения-запросы документов и материалов, необходимых для деятельности комитетов и комиссий, а также для деятельности межфракционных рабочих групп (ч. 2 ст. 29).

Часть 2 ст. 40 Закона о Правительстве РФ обязывает членов Правительства Российской Федерации и руководителей федеральных органов исполнительной власти сообщать о результатах рассмотрения письменных обращений и о принятых мерах соответствующим комитетам и комиссиям в согласованные с ними сроки.

Согласно п. 9.3. Типового регламента взаимодействия федеральных органов исполнительной власти обращения комитетов и комиссий палат Федерального Собрания по вопросам их ведения к Председателю Правительства или заместителям Председателя Правительства, направленные в федеральный орган исполнительной власти для ответа в соответствии со сферой его ведения, прорабатываются в порядке, предусмотренном для ответа в связи с обращениями членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы.

О результатах рассмотрения таких обращений сообщается в соответствующие комитеты и комиссии в согласованные с ними сроки в письменной форме за подписью руководителя, заместителя руководителя федерального органа исполнительной власти или уполномоченного директора департамента федерального министерства. Копии указанных ответов направляются полномочному представителю Правительства в соответствующей палате Федерального Собрания.

Указанная форма контроля активно используется на практике. В среднем за сессию комитет Государственной Думы направляет около 300 обращений в органы исполнительной власти по вопросам, входящим в его компе- тенцию[219].

Процедура направления и рассмотрения обращений комитетов и комиссий Г осударственной Думы состоит из двух этапов:

1) принятие и направление обращения - регламентируется положениями комитетов Г осударственной Думы[220], принимается так же, как и остальные решения комитетов, большинством голосов от общего числа членов комитета, присутствующих на заседании. Техническая часть (правовое и организационное обеспечение подготовки текста, направление обращения адресату) возлагается на аппараты комитетов[221];

2) подготовка и направление ответов на обращения - регулируется регламентами федеральных органов исполнительной власти.

Анализ подзаконных актов позволяет выделить существующие противоречия в регулировании указанной процедуры. Во-первых, отождествление процедуры подготовки ответа на обращения комитета и комиссии Г осударст- венной Думы с процедурой подготовки ответа на депутатское обращение. Указанное отождествление двух процедур закреплено в п. 9.4. Типового регламента взаимодействия федеральных органов исполнительной власти и, соответственно, дублируется в ведомственных актах[222].

Во-вторых, противоречие в сроках рассмотрения обращений. В текстах некоторых регламентов федеральных органов исполнительной власти[223] содержатся одновременно две нормы, регулирующие срок подготовки ответов на обращения комитетов и комиссий Государственной Думы. Во-первых, норма, дублирующая положение, закрепленное в Законе о Правительстве РФ. Во-вторых, норма, закрепляющая общий тридцатидневный срок рассмотрения и ответов на депутатский запрос, обращение члена Совета Федерации или депутата Государственной Думы, обращения комитетов и комиссий палат Федерального Собрания.

В-третьих, различие в статусе лиц, подписывающих ответ на обращение. Подготовка проекта ответа осуществляется руководителями структурных подразделений федеральных органов исполнительной власти. Ответ о результате рассмотрения обращения направляется за подписью: 1) министра, заместителей министра или, по их поручению, соответствующего директора департамента министерства[224]; 2) министра или руководителя иного федераль- ного органа исполнительной власти, их заместителей[225]; 3) министра или руководителя иного федерального органа исполнительной власти, их заместителей, а также уполномоченных руководителей структурных подразделений[226]. Тем самым обращения, направленные членам Правительства Российской Федерации и руководителям федеральных органов исполнительной власти, переадресовываются структурным подразделениям для рассмотрения и подготовки ответа, при этом сам адресат обращения может даже не быть с ним ознакомлен, что не соответствует ст. 40 Закона о Правительстве РФ.

Рассматривая обращения комитетов и комиссий Государственной Думы во взаимосвязи с иными контрольными формами ее деятельности, необходимо отметить то обстоятельство, что отсутствие ответов на обращения комитетов и (или) их ненадлежащее рассмотрение являются основанием для направления парламентских запросов[227].

Для устранения выявленных противоречий в правовом регулировании обращений комитетов и комиссий Государственной Думы предлагается дополнить ст. 5 Закона о парламентском контроле п. 19 следующего содержания: «19) направление письменных обращений комитетами и комиссиями Г осударственной Думы, Совета Федерации по вопросам своего ведения членам Правительства Российской Федерации и руководителям федеральных органов исполнительной власти».

Особое место в контрольной деятельности Государственной Думы отводится ее комиссиям. Согласно ч. 2 ст. 30 Регламента Государственная Дума образует комиссии в случаях и порядке, установленных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и Регламентом. Деятельность комиссий регламентируется постановлениями нижней палаты парламента. Действующее законодательство не устанавливает ограничений по формированию комиссий Государственной Думы в контрольных целях. Однако Закон о парламентском контроле не закрепляет формирование комиссий в качестве самостоятельной формы контроля. Вместе с тем недавняя история содержит примеры создания депутатских следственных комиссий.

В результате изучения постановлений Государственной Думы, регламентирующих деятельность комиссий в период с 1994 г. по 2014 г. (всего 78 постановлений) было установлены, что подобные комиссии учреждались в связи с наступлением: 1) стихийных бедствий (2 комиссии)[228]; 2) негативной социально-экономической ситуации на значимых предприятиях страны (5 комиссий)[229]; 3) фактов грубого нарушении

законодательства и конституционных прав граждан (18 комиссий)[230]; 4)

трагической гибели депутата Государственной Думы (2 комиссии)[231].

В зависимости от объема контрольных полномочий, комиссии можно разделить на группы.

К первой группе мы относим комиссии со стандартным набором контрольных полномочий. Это комиссии, наделенные контрольными полномочиями согласно Регламенту. За такими комиссиями закрепляется право приглашать на заседания, проводить (организовывать) парламентские слушания, запрашивать информацию (документы, материалы). Например, Комиссия Государственной Думы по проблемам народонаселения[232], Комиссия Государственной Думы по внешним долгам и активам Российской Федерации[233].

Ко второй группе относятся комиссии, наделенные контрольными полномочиями в меньшем размере, чем предусмотрено в Регламенте - как правило, не закрепляются право приглашать должностных лиц на заседания комиссии и /или/ право организовывать парламентские слушания. Это комиссии с усеченным набором контрольных полномочий. Например, Комиссия Государственной Думы по анализу социально-экономических последствий реорганизации железных дорог Российской Федерации наделялась правом запрашивать информацию и организовывать парламентские слушания, при этом у комиссии отсутствовало право

приглашать должностных лиц органов публичной власти[234].

К третьей группе относятся комиссии, дополнительно наделяемые Государственной Думой специальными полномочиями, не предусмотренными Регламентом. Специальные полномочия могут дополнять стандартный набор полномочий (комиссии с расширенным набором контрольных полномочий) либо заменять стандартные полномочия (комиссии с усечено - дополнительным набором полномочий).

В набор специальных полномочий могут входить:

а) посещение органов публичной власти и организаций;

б) вынесение предупреждения лицам, ответственным за создание информационных сюжетов и приостановка их выхода в эфир;

в) изучение, анализ, обобщение и систематизация фактов: нарушения законодательства, прав личности, причинение ущерба в результате стихийного бедствия, нарушения хода работы Правительственной комиссии по восстановлению, участия должностных лиц в коррупционной деятельности;

г) направление в органы публичной власти документов, материалов и предложений в целях принятия мер и предотвращения негативных ситуаций;

д) внесение на рассмотрение Государственной Думы проектов постановлений о поручении Счетной палате Российской Федерации осуществить проверки в организациях, в которых нарушаются права работников.

В зависимости от круга лиц, на которые распространялись полномочия, комиссии можно разделить на:

- комиссии с неограниченной сферой применения контрольных полномочий, распространяющих свое действие на все органы публичной власти и организации независимо от форм собственности;

- комиссии с широкой сферой применения полномочий - на органы государственной власти федерального и регионального уровня и государственные организации;

- комиссии с узкой сферой применения полномочий — на строго определенные органы государственной власти и их должностных лиц (например, МВД России, руководителей определенных субъектов Российской Федерации). Рассмотрим перечисленные группы комиссий подробнее.

Комиссии, образованные в связи со стихийными бедствиями (всего было образовано 2 комиссии). Комиссии отличаются друг от друга особенностью закрепления контрольных элементов. Комиссия, созданная в связи со стихийными бедствиями в Новороссийске, была учреждена непосредственно в контрольных целях. В отличие от нее комиссия, созданная в связи со стихийными бедствиями на Курильских островах, имела цель содействие исполнительным органам власти в разработке и реализации правовых и экономических мер для ликвидации последствий стихийных бедствий.

Комиссии также различаются по объему и характеру контрольных полномочий. Первая комиссия обладала расширенным объемом контрольных полномочий. Постановлением Государственной Думы, наряду со стандартными, включены специальные полномочия по анализу действий и решений органов публичной власти, а также деятельности специальной правительственной комиссии. Члены второй комиссии наделялись только правом беспрепятственно посещать территории и объекты, подвергшиеся разрушениям. Сфера применения контрольных полномочий указанных комиссий является широкой, т.к. не ограничена исчерпывающим перечнем органов и должностных лиц публичной власти, организаций.

Комиссии, образованные в связи с негативной социальноэкономической ситуацией на значимых предприятиях страны (всего было образованно 5 комиссии). Особенностью данной группы комиссий является небольшое количество контрольных полномочий, меньше чем предусмотрено Регламентом. Количество контрольных полномочий у комиссий различное. Три из пяти комиссий наделялись правом запрашивать информацию и инициировать парламентские слушания, две из пяти комиссий - только правом запрашивать информацию.

Комиссии, образованные по фактам грубого нарушения законодательства и конституционных прав граждан. Указанная группа комиссий является самой многочисленной, всего Государственной Думой было создано 18 подобных комиссий. Практически все комиссии имели контрольные цели, за исключением трех комиссий наделенных исключительно контрольными функциями[235]. По каждой из этих трех комиссий были приняты соответствующие учредительные постановления Государственной Думы.

Контрольные цели конкретизируются в задачах и функциях, однако задачи и функции комиссий определены только в указанных постановлениях, а также в Постановлении ГД ФС РФ от 18.07.1996 г. № 587-II ГД «О Комиссии Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по содействию в преодолении последствий осетино-ингушского конфликта»[236], что, на наш взгляд, представляется не совсем логичным.

Количество контрольных полномочий, закрепляемых за комиссиями неоднородно. Выявлены следующие модели закрепления за комиссиями контрольных полномочий:

а) закрепление стандартного количества контрольных полномочий (запрашивать информацию, приглашать на заседания, инициировать и проводить парламентские слушания), а также специальные полномочия;

б) закрепление количества контрольных полномочий, меньшего по набору стандартных (ограничивается закреплением 1 или 2 стандартных контрольных полномочий), в их числе, как правило, не закрепляется право приглашать на заседания лиц, или закрепляется исключительно право запрашивать информацию[237];

в) закрепление меньшего, чем в стандарте количества контрольных полномочий, плюс закрепление специальных полномочий[238].

г) закрепление только специальных полномочий[239].

Комиссии, образованные в связи с трагической гибелью депутата (всего было образованно 2 комиссии[240]). Основанием формирования такого рода комиссий являлись факты смерти депутатов Л.Я. Рохлина и Г.В. Старовойтовой, вызванные противоправными действиями. Основными целями комиссий были контроль и оказание помощи правоохранительным органам в сборе, обобщении и анализе информации, а также информирование Государственной Думы о своей деятельности и состоянии расследования уголовных дел. Комиссии наделялись только двумя контрольными полномочиями: а) изучать любые документы, относящиеся к деятельности комиссии; б) запрашивать информацию.

Практика формирования Государственной Думой следственных комиссий прекратилась со второго квартала 2002 года. Это совпадает с внесением в Государственную Думу законопроекта «О парламентском расследовании палат Федерального Собрания Российской Федерации»[241]. В ходе рассмотрения законопроекта были внесены изменения в Регламент Государственной Думы[242], которыми были исключены нормы о формировании комиссии для проверки определенных данных о событиях и должностных лицах.

В дальнейшем следственные комиссии образовывались только Федеральным Собранием в 2004 году для расследования террористического акта в городе Беслан Республики Северная Осетия - Алания 1-3 сентября, и в 2009 году для расследования обстоятельств, связанных с возникновением чрезвычайной ситуации техногенного характера на Саяно-Шушенской ГЭС 17 августа.

Закон о парламентском расследовании вступил в силу в январе 2006 года. Этот Закон в конституционно-правовой науке стал предметом, как специальных монографических исследований[243], так и иных многочисленных научных трудов[244]. Ученые, отмечая трудность реализации законодательных

положений на практике, высказывают множество критических замечаний и предложений по совершенствованию организационно-правовых и

процессуальных основ парламентских расследований.

На основе проведенного исследования деятельности следственных комиссий Государственной Думы, не останавливаясь на анализе всех высказанных различными авторами предложений, считаем возможным поддержать их вывод о необходимости наделения каждой из палат парламента правом проведения самостоятельного расследования[245].

Аналогичная норма была предусмотрена в ч. 1 ст. 3 первого проекта Закона о парламентском расследовании[246], который был принят в первом чтении, но снят с рассмотрения в связи с внесением в Государственную Думу «президентского» законопроекта[247]. Более того, в ч. 2 ст. 3 законопроекта был установлен запрет на создание совместных комиссий палат Федерального Собрания.

Для восстановления данного института представляется целесообразным закрепить на законодательном уровне право палат проводить самостоятельные расследования, дополнив статью 5 Закона о парламентском контроле пунктом 20 следующего содержания:

«20) формирование палатами Федерального Собрания Российской Федерации временных комиссий по проверке и последующей оценке деятельности Правительства Российской Федерации, федеральных органов исполнительной власти, Банка России, государственных корпораций и компаний.»

Таким образом, анализ правовой основы и контрольной практики комитетов и комиссий Г осударственной Думы показал, что повышение эффективности контроля этих структур за деятельностью федеральных органов исполнительной власти неразрывно связано с закреплением права палат Федерального Собрания на проведение самостоятельных расследований и дальнейшей корректировкой действующего законодательства. Прежде всего, это касается Закона о парламентском контроле в части согласования норм о заслушивании на комитетах и комиссиях информации должностных лиц, а также внесения положений о праве направления комитетами и комиссиями письменных обращений по вопросам своего ведения и праве проведения комиссиями палат Федерального Собрания самостоятельных расследований. Для повышения результативности заслушивания информации должностных лиц и парламентских слушаний необходимо внести изменения в Регламент Государственной Думы, а также в нормативные акты Правительства Российской Федерации.

<< | >>
Источник: Зубарев Андрей Сергеевич. КОНТРОЛЬ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ФЕДЕРАЛЬНЫХ ОРГАНОВ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Белгород - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме Формы парламентского контроля, реализуемые комитетами и комиссиями Г осударственной Думы:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -