<<
>>

Этапы разбития экологического законодательства B России

стория развития отечественного экологического законодательства связана со становлением русской государственности. Исследователи, в частности М.М. Бринчук, И.А. Игнатьева, подразделяют от трёх до четырёх этапов (до конца XIX в., до 1917 года, советский период, этап после 1991 года).

На первом этапе начиная с Русской Правды (1016) вопросы охраны и использования отдельных видов природных ресурсов затрагивались в связи с необходимостью защиты собственности, экономических, военных и налоговых интересов государства[98]. Краткая Правда - более древняя редакция Русской Правды (1050-1130) -устанавливает штраф за

уничтожение или повреждение борти (ст. 32)[99]. Русская Правда осуществляла охрану дубов с нанесенными на них межевыми знаками. Там же содержались нормы по защите бобров (ст. 69, 70). Судебник 1497 года определяет ответственность за повреждение или уничтожение межевых знаков и запашку чужой земли в виде битья кнутом и денежного штрафа. "Бить батоги", "бить кнутом", "отсечь рука" рассматривались в качестве форм защиты собственника и возмещения его убытков. Однако на этом этапе появилась определенная классификация природных ресурсов на виды в зависимости от собственности на них, что и определяло порядок их использования. Начали устанавливаться природоохранные полномочия государственных служащих. Зарождаются институты, отдаленно напоминающие современные.

Можно согласиться с И.А. Игнатьевой, считающей возможным толкование нормы о "вредных для чистоты" производствах из Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года, как требующей определенной законодательством процедуры для признания производств "вредными". Это схоже с современной экологической экспертизой.

На втором этапе развития отечественного экологического законодательства преобладает тенденция к законодательному закреплению норм по охране окружающей среды и санитарно-эпидемиологи-ческих требований.

Например, циркуляр Управляющего Министерством земледелия и государственных имуществ от 14 октября 1899 г. № 1174 "О принятии мер к прекращению лова рыбы ядовитыми и сильно действующими веществами" признавал крайне вредным лов рыбы путем отравления её известью и другими химическими соединениями. Важно отметить, что Горный устав 1899 года включал требование к горнопромышленникам "производить работы так, чтобы они не представляли опасности для жизни и здоровья рабочих и соседних жителей, равно... для... источников минеральных и тех, кои необходимы для снабжения водою населенных мест" (ст. 717)[100]. Врачебный устав 1905 года содержал правовые нормы, определяющие режим территорий с источниками минеральных вод и с целебными минеральными грязями (ст. 340, 342). Это наиболее краткий по времени этап. Считается, что он длился с конца XIX до начала XX в.

Наиболее существенным представляется третий этап, совпадающий по времени с периодом существования советского государства. Он, главным образом, характеризуется процессом углубления и конкретизации правового регулирования использования природных ресурсов и охраны окружающей среды прежде всего в рамках природопользования.

И.А. Игнатьева писала о принятом в 1991 году Законе "Об охране окружающей природной среды", как о начале кодификации природоохранного законодательства.

По её мнению настоящий Закон заложил основы для принятия ряда законодательных актов, регулирующих отношения в области охраны окружающей среды[101].

Данное утверждение, на наш взгляд, справедливо лишь отчасти. В то же время трудно согласиться с тем, что головной закон экологического законодательства стал первопричиной и началом его последующей кодификации. Нам же представляется, что Закон РСФСР "Об охране окружающей природной среды" отмечает качественно новый уровень кодификации экологического законодательства по отношению к предыдущему этапу развития, которому он и обязан своим появлением.

Земельное и лесное законодательство, включающее экологические положения, имеет многовековую историю. Что же касается прототипа названного закона 1991 года, то частично таковым, по нашему мнению, можно считать Закон "Об охране природы в РСФСР" от 27.10.60.

Современный, четвертый этап исчисляется начиная с 1991 года. Он характеризуется особенностями и проблемами развития современного экологического законодательства России. Состояние и перспективы развития российского экологи-ческого законодательства обусловлены рядом причин, в том числе исторических.

В соответствии с Федеральным законом "Об охране окружающей среды" от 10.01.2002 № 7-ФЗ российское законодательство в области охраны окружающей среды основывается на Конституции Российской Федерации и состоит из упомянутого Федерального закона, других федеральных законов, а также принимаемых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов Российской Федерации, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации (п. 1 ст. 2). Отношения, возникающие в области охраны окружающей среды, как основы жизни и деятельности народов, проживающих на территории Российской Федерации, в целях обеспечения их прав на благоприятную окружающую среду, регулируются также международными договорами Российской Федерации (п. 4 ст. 2 того же Федерального закона).

Как справедливо отмечал С.А. Боголюбов, упоминание о приоритете международных договоров России типично для многих типов российских законов последних лет12!.

В литературе распространено мнение, согласно которому такие составные части правовой системы Российской Федерации, как общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации (Конституция Российской Федерации, п. 4 ст. 15), для включения в российскую правовую систему требуют "имплементации" или "государственного удостоверения", например, в форме федерального закона о ратификации (Ю.М. Колосов, 2000).

По нашему мнению, попытки установления непосредственного или опосредованного, условного или безусловного характера действия принципов и норм международного права, международных договоров Российской Федерации при рассмотрении их в целом в скором [102] времени ограничатся теоретическим значением.

Пока же распространен подход, согласно которому они включаются в правовую систему непосредственно, а в систему источников опосредованно. Однако вопрос, видимо, стоит несколько иначе. Ответ на него может быть дан при возрастании роли нормативного толкования права, а в каждом конкретном случае - судебной практикой. Отметим только, что "проверка на практике" конкретного положения относительно его юридических возможностей полезна для любого правила (относительно внутреннего или относительно внешнего), независимо от гипотетической видимости или кажимости (кондициональной или межсущностной) его сила измеряется опытным путем, эмпирически, а не априорно.

О.С. Колбасов, например, подчеркнул характер действия международного договора следующим образом: "Поскольку правительства СССР и МНР во исполнение соглашения [Межправительственное соглашение о рациональном использовании и охране вод бассейна реки Селенги, Москва 03.07.74] не приняли актов внутреннего законодательства, данное соглашение можно считать международноправовым актом прямого действия на территории СССР и МНР наряду с внутренним законодательством"[103].

Взвешенная позиция коллег по настоящему вопросу, нам представляется, связана с распространенной, особенно в прошлом, точкой зрения о враждебности "внутренней или внешней международноправовой или противоправной окружающей среды" нашей правовой системе.

Вместе с тем Ю.А. Тихомиров подчёркивал универсальный характер тенденции динамичного соотношения национального и международного права, "пересечения" их норм[104]. По вопросу о положениях п. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации А.В. Мицкевич прямо писал о конституционно установленном приоритете названных источников перед законами или иными источниками внутригосударственного права, приводя пример прямого и непосредственного действия норм международного права при осуществлении юрисдикции Российской Федерации на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне (п. 2 ст. 67), а также при определении и реализации прав коренных малочисленных народов (ст. 69)[105].

Законодатель определяет другие отдельные составные части законодательства Российской Федерации в области охраны окружающей среды. Определяет их не напрямую, например, констатируя, что это составные части, или приводя перечень, но косвенно, через отношения, которые регулируют отдельные отрасли.

Федеральный закон "Об охране окружающей среды" устанавливает, что отношения, возникающие в области охраны и рационального использования природных ресурсов, их сохранения и восстановления, регулируются международными договорами Российской Федерации, земельным, водным, лесным законодательством, законодательством о недрах, животном мире, иным законодательством в области охраны окружающей среды и природопользования (п. 5 ст. 4). Кроме того. Закон закрепляет, что отношения, возникающие в области охраны окружающей среды, в той мере, в какой это необходимо для обеспечения санитарно — эпидемиологического благополучия населения, регулируются законодательством о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения и законодательством об охране здоровья, иным законодательством, направленным на обеспечение благоприятной для человека окружающей среды (п. 6 ст. 4).

С учетом этого, а также отчетливой иерархии источников отечественного права по силе действия правовых норм и особенностей российской правовой системы, законодательство в области охраны окружающей среды Российской Федерации может рассматриваться системно по следующим основаниям: иерархия источников, структура законодательства, отраслевое, внутриотраслевое, комплексное

законодательство.

Российское экологическое, природоохранное законодательство

является системой, включающей в себя как единый комплекс нормативных правовых актов, так и положения актов смежных, близких и самостоятельных отраслей права по отношению к экологическому. Оно включает подсистемы природоохранного и природоре-сурсного законодательства.

Сходное мнение выражают Ю.Е. Винокуров, С.А. Боголюбов, Л.А. Заславская, И.А. Игнатьева, И.Ф. Панкратов, Ю.С. Шемшучен-ко и другие авторы.

Так, природоохранное законодательство рассматривается в качестве одной из составных частей экологического законодательства, которое развивается динамично и охватывает почти всё сферы охраны окружающей среды. Во вторую часть экологического законодательства включается обычно природоресурсное законодательство - земельное, горное, лесное, водное, фаунистическое, законодательство об охране атмосферного воздуха[106].

В вертикальной плоскости прослеживается одна или несколько иерархий, или же иерархия нормативных правовых актов весьма условна. Горизонтальная плоскость в законодательстве - это деление законодательства по отраслям. По мнению С.С. Алексеева, эта плоскость наиболее близка к структуре права, говоря о соответствии законодательства структуре права, а не о тождестве этих понятий[107].

Таким образом, учитывая также, что некоторые институты права могут быть в основном выражены отдельным нормативным правовым актом, мы не погрешим против теории, говоря о возможности включения их в структуру экологического законодательства.

Напротив, теоретики права указывают на долг законодателя [видимо, не только его] учитывать объективные потребности общественной жизни. Тождество системы законодательства системе права, и системы права, в свою очередь, общественным отношениям могло бы означать сотворение идеала государственно-правового строительства.

Согласно О.Л. Дубовик, система экологического законодательства может быть построена по нескольким критериям: а) по юридической силе образующих её актов; б) по территориальному действию актов; в) по предмету регулирования (общие, специальные, эко-логизированные акты); г) по объекту регулирования (воды, воздух, животный мир и т.д.)[108] - с чем можно согласиться.

Разумеется, государство заинтересовано в том, чтобы обеспечить высокий качественный уровень экологического законодательства, соответствующий современным достижениям науки и практики, возросшим знаниям о законах природы и общества. В связи с этим практика ставит перед правовой наукой задачу теоретического обоснования путей, форм и средств модернизации законодательства.

Нижеследующий тоже весьма условный, на наш взгляд, перечень позволит законодателю рассматривать создаваемый или преобразуемый им акт экологического законодательства в совокупности с другими актами, а не обособленно, чего быть не должно, и может препятствовать появлению юридических коллизий, проявлению многих недостатков законодательства в результате законотворчества.

Такое деление и такая система экологического законодательства и права, согласно С.А. Боголюбову, позволяют формировать полное и комплексное представление о ходе и степени выполнения задач, решаемых экологическим законодательством, среди которых, с одной стороны, сближение его с европейскими стандартами,

а с другой, что не противоречит первому, - включение в него реальных гарантий экологических прав граждан, наделение экологическими полномочиями органов местного самоуправления1!8. Российское

законодательство в области охраны

окружающей среды (экологическое законодательство)

Природоохранные акты экологического законодательства, регулирующие отношения по охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности:

- комплексные законы об охране окружающей среды; законодательство о лечебных ресурсах; законодательство о санитарном (санитарно-эпидемиологическом) благополучии; законодательство об экологической экспертизе; законодательство об обращении с отходами; законодательство об обращении опасных веществ и соединений; законодательство об органах специальной компетенции; законодательство об особо охраняемых природных территориях; законодательство об охране особо ценных природных объектов; законодательство об экологических программах.

Природоресурсные акты экологического законодательства, регулирующие отношения по охране и рациональному использованию природных ресурсов:

- атмосфероохранное законодательство; земельное законодательство; водное законодательство; лесное законодательство; горное законодательство (о недрах); фаунистическое законодательство; законодательство о растительном мире.

Экологизированные акты (например. Федеральный закон "О соглашениях о разделе продукции" от 30.12.95; Федеральный закон "О государственном регулировании в области генно-инженерной

деятельности" от 05.07.96), а также экологические положения актов других отраслей законодательства (например, уголовного, административного).

Мы разделяем мнение отечественных юристов о том, что формирование современного экологического законодательства в России будет направлено прежде всего на обеспечение всестороннего правового регулирования экологических отношений с учётом экономических, политических и правовых условий жизнедеятельности российского общества119.

118 Боголюбов С.А. Задачи и система законодательства // Государственное право на рубеже веков. Материалы Всерос. конф. Экологическое и природоресурсное право. Трудовое право. Предпринимательское право. М.: ИГЛ РАН: МГУ: МПОА: ИЗСП, С. 11-12.

119 Боголюбов С.А., Бринчук М.М.. Дубовик О Л., Супотаева О.А. Проблемы развития системы российского экологического законодательства // Государство и право. 1995. № 2. С. 53-67.

11.1.2.

<< | >>
Источник: Высторобец Е.А.. Экологическое право-мотивации в международном сотрудничестве / Е.А.Высторобец ; [Предисл. Ю.Е. Винокурова]. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Наука,2006. - XL, 383 с. : 27 ил. + табл.. 2006

Еще по теме Этапы разбития экологического законодательства B России:

  1. 1. ВОПРОСЫ СОБСТВЕННОСТИКАК ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ ОСНОВА ПРОЦЕССА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ
  2. Этапы разбития экологического законодательства B России
  3. 1.2. Цели, задачи и функции таможенных органов Российской Федерации.
  4. §2. Международно-правовой режим морских охраняемых районов
  5. § 2. Влияние окружающей материальной среды на преступность
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -