<<
>>

§ X. Взаимодействие властей при осуществлении государственной власти в Республике Казахстан

Конституционное реформирование системы разделения власти в Республике Казахстан - одна из сложнейших проблем развития казахской государственности на современном этапе. В вопросах развития государственно-правовой системы Казахстана особое значение приобретает становление эффективной национальной модели взаимодействия властей.

Основой подобной модели, безусловно, является Конституция Республики Казахстан.

Становление новой казахстанской модели осуществления государственной власти, опирающейся на реализацию принципов разделения власти и «сдержек и противовесов», децентрализация многих вопросов государственного управления, развитие институтов гражданского общества обусл зил и потребность выработки как теоретических основ, управленческих моделей взаимодействия органов государственной власти, относящихся к ее различным ветвям, так и проверку этих моделей на практике, в ходе непосредственной государственно-властной деятельности.

В соответствии с новой казахстанской моделью в Конституцию Республики Казахстан заложена такая структурно-функциональная модель осуществления государственной власти, которая должна: а) обеспечивать принадлежность государственной власти народу Казахстана; б) гарантировать ее устойчивость и дееспособность, реальное государственное управление жизнедеятельностью страны с использованием ее потенциала и ресурсов; в) практически реализовывать стоящие перед государством цели.

В то же время, надлежит признать потребность совершенствования многих аспектов взаимодействия системы президентской власти, органов исполнительной власти с институтами законодательной (представительной) власти, судебными инстанциями, контрольными органами, региональными и местными властями.

На укрепление взаимодействия различных ветвей государственной власти направлен Указ Президента Республики Казахстан № 1568 от 4 марта 2005 г. «О мерах по дальнейшему использованию потенциала Конституции Республики Казахстан».

Указ направлен на дальнейшее использование потенциала Конституции Республики Казахстан, осуществление процесса поэтапной политической модернизации казахстанского общества и государства, повышения роли Парламента Казахстана. Этим нормативным актом поручается ввести в практику назначение:

1) министров социально-экономического блока - после предварительного обсуждения их кандидатур профильными комитетами Мажилиса и Сената Парламента Республики Казахстан;

2) глав дипломатических представительств Республики Казахстан - после предварительного обсуждения их кандидатур профильным комитетом Сената Парламента Республики Казахстан;

3) председателя и двух членов Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета, назначаемых Главой государства, - после предварительного обсуждения их кандидатур профильным комитетом Мажилиса Парламента Республики Казахстан.

Мажилису Парламента Республики Казахстан рекомендовано до принятия решения по кандидатурам на должности председателя, заместителя председателя и членов Центральной избирательной комиссии Республики Казахстан проводить консультации по данному вопросу с Сенатом Парламента Республики Казахстан, а председателям палат Парламента республики - производить назначение соответствующих членов Конституционного совета Республики Казахстан после обсуждения их кандидатур на пленарном заседании соответственно Мажилиса и Сената Парламента Республики.

Среди требующих совершенствования направлений правотворческой деятельности Правительства Республики Казахстан

исследователи выделяют:

1) недостаточность координации законодательной работы парламента и нормоустановительной функции правительства. Этот аспект проблемы имеет несколько срезов: а) согласование принятия актов различного уровня, где актам правительства, министерств и агентств отводится роль конкретизации и детализации положений закона; б) соответствие решений Правительства и ведомственных актов законам и указам Президента; в) сотрудничество аппаратов Парламента, Правительства и Администрации Президента в законотворческой работе;

2) отсутствие правовой регламентации процедуры получения заключения Правительства на бюджетные законопро тгы.

Как правило, подобная нормативная неурегулированность препятствует оценке финансово-экономической сбалансированности законодательных решений, влекущих бюджетные расходы;

3) недостаточное разграничение компетенции Президента Республики Казахстан и Правительства Республики Казахстан в вопросах, регулирование какого рода правоотношений относится к тому или иному государственному институту. В то же время, надлежит признать, что подобное разграничение должно производиться на основе понимания, что сложившаяся в Казахстане президентская форма правления предполагает безусловный приоритет актов Президента перед актами Правительства.

Из описанной в предыдущем пункте тройственности природы полномочия вытекает многомерный характер проблемы разграничения полномочий. Суть этой многомерности состоит в том, что каждая из трех

составляющих природу полномочия (функционально-деятельностная, ресурсная и правовая) имеет свою особую логику, требующую вполне определенных принципов разграничения полномочий. Трудность

заключается в том, что эти принципы разграничения полномочий не стыкуются друг с другом.

Так, функциональная сторона природы полномочия подразумевает системную логику кооперации и координации деятельности (или, шире, - практики), которая применительно к власти воплощается в требование системного упорядочения закрепления функций за определенными органами власти. И от разграничения полномочий требуется такое приписывание функций к органам, чтобы обеспечивалось

воспроизводство как предмета ведения (управляемой системы), так и самой власти (управляющей системы). Суды образуют судебную систему, органы исполнительной власти - «единую систему органов» применительно к предметам федерального и совместного ведения, законодательные органы действуют так, чтобы порождать единую или хотя бы связную «национальную правовую систему».

Среди перспективных направлений усиления взаимодействия

исполнительной и законодательной ветвей власти имеет четкая правовая регламентация правового статуса и полномочий представителей

правительства в парламенте.

Исходным в понимании этого статуса предстает их обязанность излагать и отстаивать позицию правительства как органа исполнительной власти в парламенте, обратная связь, то есть согласование позиций правительства и парламента, информирование правительства о планах и перспективах работы парламента. Значимым является и роль представителей в урегулировании возникающих противоречий в позициях исполнительной власти и законодательного органа.

Рассмотрим механизм взаимодействия верхней палаты парламента Казахстана - Сената - с другими органами государственной власти, относящимся к исполнительной и судебной «ветвям» власти.

Основой деятельности органов исполнительной власти, как и всех органов власти, выступают законы, принимаемые Парламентом. Но именно Правительство не только призвано исполнять законы, но и обязано контролировать исполнение законов министерствами, ведомствами, всеми центральными и местными органами управления.

Правительство формирует проект бюджета на следующий год, после чего представляет этот проект в Парламент, в компетенцию которого входит утверждение бюджета.

Правительство обязано ежегодно представлять в Парламент отчет об исполнении бюджета.

Приведенные в Конституции Республики Казахстан вопросы, относящиеся к исключительному ведению Сената, образуют следующий перечень:

во-первых, Сенат Республики Казахстан, основываясь на положениях Конституции Республики Казахстан (ст. 47) и прописанных в ней процедурах рассматривает возбужденный Мажилисом Казахстана вопрос об отрешении от должности Президента Республики Казахстан.

во-вторых, Сенат рассматривает представленные Президентом Республики Казахстан по рекомендации Высшего Судебного Совета Казахстана кандидатуры на должность Председателя Верховного Суда, председателей коллегий и судей Верховного Суда. Непосредственно представление на заседании Сената может осуществлять как лично Президент республики, так и по его получению иное уполномоченное лицо. Решение Сената об избрании на должность и об освобождении от должности принимается по каждой кандидатуре открытым голосованием большинством голосов от общего числа депутатов Сената.

В случае избрания Сенат на своем специальном заседании принимает присягу судей Верховного Суда республики, а в случае отклонения представленной Президентом для избрания на должность кандидатуры или же в случае принятия решения об освобождении от должности соответствующее решение Сената должно содержать развернутую мотивировку.

В рамках взаимодействия судебной власти Сенат республики делегирует двух депутатов в Высший Судебный Совет Казахстана. Депутаты, делегированные в Высший Судебный Совет республики, предлагаются как комитетами Сената, так и не посредственно депутатами;

в-третьих, Президент Республики Казахстан обязан получить согласие Сената при выборе кандидата на должности Председателя Комитета национальной безопасности республики и Генерального прокурора республики. Оформление подобного согласия осуществляется следующим образом: а) Президент вносит в Сенат письменное представление кандидатуры на должности Председателя Комитета национальной безопасности республики и Генерального прокурора республики; б) представленные кандидатуры рассматриваются профильными комитетами Сената; в) Президент непосредственно или уполномоченное им лица представляют кандидатуру в ходе заседания Сената; г) решение Сената принимается большинством голосов, что получает свое юридическое выражение в специальном постановлении Сената.

Для лишения неприкосновенности Г енерального Прокурора республики, а также Председателя и судей Верховного Суда Казахстана Президент должен внести соответствующее представление и получить согласие Сената. Лишение неприкосновенности Г енерального Прокурора республики, а также Председателя и судей Верховного Суда Казахстана осуществляется в том же порядке, в котором они избираются на должность;

в-четвертых, Сенат обладает исключительным правом на досрочное прекращение полномочий местных представительных органов (маслихатов). Это исключительное право предоставлено Сенату Конституцией Республики Казахстан, а подробно это право регламентируется Законом о местных представительных и исполнительных органах от 10 декабря 1993 г.

Согласно Закону, Сенат вправе приять решение о досрочном прекращении полномочий местных представительных органов (маслихатов) в двух случаях: а) по представлению вышестоящего маслихата, если вновь избранный маслихат в течение месяца со дня открытия первой сессии не сформировал свою структуру и органы управления и если более двух месяцев маслихат не может приступить к работе в связи с отсутствием необходимого кворума; б) в случае неоднократного нарушения маслихатом Конституции и законов Республики Казахстан, прав и свобод граждан.

Взаимодействие Парламента Казахстана и органов исполнительной власти, прежде всего Правительства, осуществляется и в иных формах, среди которых особое значение имеет взаимодействие в законодательном процессе. Правительство Республики Казахстан наделено правом законодательной инициативы, которое осуществляется посредством внесения Правительством в Мажилис законопроектов. Этот процесс оформляется путем издания соответствующего постановления.

По этим вопросам принятое Сенатом решение является окончательным и не подлежащим пересмотру.

Вопрос о слаженном взаимодействии традиционной триады ветвей власти (законодательная, исполнительная, судебная, представляется архиважным при рассмотрении функций президента. Но по большому счету, и сами понятия «президентская» или «парламентарная» системы - суть различные виды механизмов

взаимодействия высших органов государства, в основном парламента, правительства и президента.

В казахстанской науке не сложилось однозначного мнения ученых о месте Президента в системе разделения власти.

Так, Джунусова Ж.Х. пишет, что «по новой Конституции Президент Республики Казахстан является ц * лтральной фигурой политической системы, возвышается над ветвями власти, что соответствует государству с президентской формой правления. Но значительная часть его полномочий будет осуществляться в обязательном взаимодействии с Премьер-министром или Председателями Палат Парламента»1.

Салимбаева Ж.Ч. считает, что «Президент обеспечивает согласованное функционирование всех ветвей власти. Это, прежде всего, относится к взаимоотношениям законодательной и исполнительной властей. Он выступает в роли координатора их деятельности и может быть своего рода «арбитром» в системе органов государственной власти»[243] [244].

Глава государства, таким образом, вправе осуществлять арбитражную функцию. В самом общем виде «арбитраж - это разрешение спорных вопросов арбитрами, третейским судом, а также государственный орган, занимающийся таким разрешением»[245].

По мнению Абенова E., «в условиях конституционного строя Республики Казахстан Президент реально и равно удален как от исполнительной, так и от законодательной власти. ... Президент

Республики Казахстан имеет конституционные полномочия арбитра в вопросах поддержания властей»[246] [247].

Котов А.К. придерживается мнения, что «положение Президента по Конституции как бы «над ветвями власти» таково, что позволяет ему быть арбитром в отношениях между Правительством и Парламентом, упреждать или разрешать государственные коллизии и кризисы». Далее, продолжая свою мысль, он пишет, что «гибкость и целостность всей системы нынешнего разделения властей в государстве Казахстан придает статусно возвышающийся над всеми властями и по компетенции равноудаленный от каждой из них Президент Республики» .

Сагиндыкова А.Н. считает, что «равноудаленность Президента от ветвей власти, выведение его из системы исполнительной власти, позволяет главе государства объективно арбитрировать коллизии, возникающие между исполнительной, законодательной и судебной ветвями власти, направлять их усилия на укрепление

государственности и исполнение воли народа. При этом президентская власть, без сомнения, усиливается в большой степени, хотя вместе с тем она ограничена конституционными полномочиями Президента, системой сдержек и противовесов и исключительным полем деятельности каждой из самостоятельных ветвей власти»[248].

Согласно точке зрения Сапаргалиева Г.С., «система сдержек и противовесов, предусмотренная Конституцией Республики Казахстан, не позволяет Президенту вставать над ветвями власти»[249].

Как видно из вышеприведенных высказываний, многие ученые полагают, что Президент Республики, возвышаясь над ветвями власти,

выполняет роль арбитра и координатора их согласованного функционирования.

Доктрина президентского арбитража исследована многими французскими учеными. Так, раскрывая ее содержание, Демишель пишет: «Смысл доктрины арбитража сводится к передаче главе государства очень важной функции: он должен возвышаться над всеми политическими силами и гарантировать нормальное функционирование государственных органов в рамках закона. Положение главы государства - арбитра должно обеспечивать ему необходимые полномочия для осуществления этой функции»[250].

Автор данной работы солидарен с теми учеными, которые считают, что Президент Республики Казахстан занимает особое положение в системе государственных органов, возвышаясь над ними, выполняет роль арбитра и координатора согласованного функционирования и взаимодействия властей. Соответственно, исходя из пункта 3 статьи 40 Конституции Республики, «президент Республики обеспечивает согласованное функционирование всех ветвей государственной власти и ответственность органов власти перед народом»[251]. Тем самым достигается единство государственной власти, осуществляемой законодательными, исполнительными и судебными органами. Однако, как уже отмечалось в предыдущем подразделе, говорить о том, что Президент равноудален от всех ветвей власти прямо мы не можем, поскольку придерживаемся иной точки зрения (Г.С. Сапаргалиева) и полагаем, что «более всего Президент ближе по статусу исполнительной власти»[252].

Вопросы обеспечения согласованного функционирования и взаимодействия всех ветвей власти нельзя рассмотреть в разрыве от компетенции Президента в отношении Парламента. Как было отмечено в предыдущем подразделе, полномочия Президента распространяются как на Парламент в целом, так и на каждую Палату в отдельности. Это, в свою очередь, порождает определенную систему взаимоотношений Главы государства с Парламентом. Также Президент, обеспечивая согласованное функционирование и взаимодействие всех ветвей власти, прежде всего, должен обеспечивать его между Сенатом и Мажилисом Парламента, а затем уже между Парламентом и другими ветвями власти.

Все причины конституционных преобразований в отдельно взятых странах по большому счету относят к внутренним либо внешним.

Соотношение этих двух видов причин является едва ли не самым главным ключом к пониманию самих преобразований. В этом смысле конституционные процессы в Казахстане, включая вопросы слаженного взаимодействия ветвей власти, без сомнения, определены не только внутренними причинами, но и прогрессивным влиянием зарубежного опыта конституционного строительства и, в первую очередь, Франции.

В частности, ст. 5 Конституции этой страны установлено, что президент «обеспечивает своим арбитражем функционирование публичных властей»[253]. Норма об обеспечении «нормального функционирования законодательной, исполнительной и судебной властей» записана и в Основном законе Армении (ст. 49)[254]. В Конституции РСФСР (статья 80) в связи с арбитральной функцией президента говорится не о ветвях, а лишь об органах государственной

власти: «президент обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти»[255]. Президент

Белоруссии по закону обеспечивает «преемственность и

взаимодействие органов государственной власти, посредничество между органами государственной власти»[256]. Согласно ст. 30 Конституции Греции «Президент Республики является регулятором государственного строя»[257] [258].

В Испании арбитральной функцией обладает монарх. Статья 56 Конституции этой страны провозгласила Короля Испании главой государства, символом единства и преемственности, арбитром и

~ 4

примирителем в повседневной деятельности государственных органов .

Жизненная необходимость взаимодействия ветвей власти продиктована рядом причин.

Прежде всего, дело состоит в том, что «традиционная триада» ветвей власти, «предложенная в условиях XVH-XVIII вв. (Локк и Монтескье), как отмечается в литературе, не исчерпывает всего многообразия разновидностей государственной власти. ...В дополнение к трем названы и другие ветви власти, представляющие государственную власть. В основных законах Колумбии, Никарагуа, других стран говорится об избирательной власти, которая принадлежит, в конечном счете, корпусу избирателей и

организационно представлена избирательными трибуналами, в

некоторых странах, например, в Бразилии, вплоть до Высшего избирательного трибунала. ... Во многих странах существует система специальных органов государственного контроля, которые, как гласят

конституции и законы Испании, Перу, Бангладеш, Намибии и некоторых других стран, независимы от любой другой ветви власти»[259].

В контексте данных рассуждений заметим, что схема классической триады при всех ее плюсах условна, являясь лишь отражением реальных политических процессов.

Д. Райманов также полагает, что названная триада ветвей власти не исчерпывает всех ее разновидностей и что сегодня преобразование этой триады происходит непрерывно. При этом идут процессы возникновения новых ветвей власти, что приводит к усложненности взаимодействия между классическими и вновь возникающими ветвями власти[260]. C точки зрения Райманова, сравнивающего банковскую систему с кровеносной системой организма, «поддержка институтом

президентства в Казахстане, в первую очередь, банковского сектора экономики позволила не только стимулировать эту деятельность, но и законодательно закрепить особый статус банков, их деятельности, укрепить независимость Национального банка Казахстана и в конечном итоге образовать новую ветвь власти - денежно-банковскую власть, регулируемую законодательством»[261] [262].

Концепция разделения властей, являясь непреложным

постулатом демократии, на практике не осуществляется в «чистых» формах4. К примеру, законодательная власть в большинстве стран мира конституционно принадлежит парламенту. Но в ее осуществлении согласно конституциям многих стран участвует президент, промульгируя законы, обладая правом вето, в особых случаях издавая акты, имеющие силу законов. В то же время Парламент также может участвовать в исполнительно-распорядительной деятельности (администрировании) путем заслушивания премьер-министра по вопросам программы правительства и членов правительства (министров) об исполнении ими законов.

Как не парадоксально, сами функциональные различия ветвей власти, по мнению Чиркина, обуславливают необходимость их взаимодействия, поскольку «само существование нескольких властей порождает не только их взаимные ограничения, но и различия - одну из форм противоречий, а эти противоречия нужно разрешать

демократическим путем и на основе закона, используя, в том числе переговоры»[263] [264].

Согласно его же точке зрения, «диалектический подход к вопросу о единстве, взаимных сдержках и разделении властей» в наиболее отчетливом виде присутствует в действующей Конституции Республики Казахстан. Речь идет о п.З, ст.З: «Государственная власть в Республике едина, осуществляется на основе Конституции и законов в соответствии с принципом ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную ветви и взаимодействия между собой с использованием системы сдержек и противовесов». Эта норма особо выделена Чиркиным, так как он справедливо считает, что излишний акцент только на разделение властей чреват определенным их дисбалансом, потерей значительной степени управляемости государством, может вызвать нарушение единства целевых установок и действий по принципиальным вопросам государственной политики, грозит обществу хаосом, анархией и распадом[265].

В арсенале главы государства В.Малиновский выделяет два конституционных метода обеспечения им единства государственной власти, согласованного функционирования ее ветвей - политической координации и политического арбитража[266].

Весьма обширны координационные функции президента, дающие ему право участвовать в законодательной деятельности парламента. В этом направлении в первую очередь следует назвать его полномочия поручать правительству вносить законопроекты в Мажилис парламента (п. 3 ст. 44 Конституции), предлагать изменения и дополнения в Конституцию (п. 1 ст. 91), определять приоритетность рассмотрения проектов законов и объявлять рассмотрение проекта закона срочным (п. 2 ст. 61), а также его право отлагательного вето.

Вопрос президентского вето - один из важнейших и мало изученных в национальном правотворчестве. Несмотря на распространенность за рубежом в Казахстане он применяется сравнительно недавно. Впервые он на законодательном уровне глл закреплен в Конституции 1993 года. Но ни в тексте той конституции (ст. 78), ни в Конституции 1995 года (п. 2 ст. 44) нельзя встретить термин «вето» или «президентское вето», а лишь только механизм этого правового явления, получившего в конституционной практике название право вето.

Так что же следует понимать под термином «вето»? Вето - устный или письменный запрет на какое-либо решение управомоченным на то органом или лицом[267]. В данной ситуации мы говорим о праве президентского вето, которое трактуется юридической наукой, как право

Президента отклонять закон, принятый Парламентом, но не вступивший в силу[268].

История этого института начинается со времен борьбы между монархами и парламентами, когда непременным условием вступления закона в силу было его подписание монархом. Тогда вето носило абсолютный характер, и речь шла об абсолютном или резолютивном праве вето, в соответствии с которым отказ главы государства в лице монарха подписать закон, принятый парламентом был окончательным, и преодоление его отказа было невозможным.

В процессе развития общества и государственных институтов институт абсолютного вето перерос в институт относительного или отлагательного вето. Сегодня правом абсолютного вето формально обладают монархи Бельгии, Великобритании, Нидерландов. Анализ законодательства государств СНГ показывает нехарактерность для них этого института. Исключение составляет лишь Конституция Азербайджана, устанавливающая в ст.123 право Президента Республики на абсолютное вето применительно к конституционным законам[269].

Что касается права относительного или отлагательного вето, то оно закреплено в Конституциях многих государств. Так, в Конституции Грузии конституционные полномочия Президента в части вето конкретизированы в ст.68. в ней отмечается, что Президент Республики в течение 10 дней может вернуть в Парламент принятый им законопроект, изложив причины возврата.

«Если Президент возвратил законопроект, Парламент ставит на голосование замечания Президента. Для их принятия достаточно количества голосов, установленного статьей 66 Конституции для законопроектов такого рода. Если эти замечания приняты, окончательная

редакция законопроекта передается Президенту, который в семидневный срок подписывает и публикует его.

Если Парламент не принял предложения Президента, ставится на голосование первоначальная редакция законопроекта. Закон или органический закон считается принятым, если за него голосовало не менее трех шестых списочного состава Парламента»[270].

В Конституции Республики Молдова подобная норма (ст.93) еще более конкретна: «Президент Республики Молдова вправе, если у него есть замечания по закону, не позднее чем в двухнедельный срок направить его Парламенту для пересмотра. Если Парламент проголосует за прежнее решение, Президент осуществляет промульгацию закона»[271].

Анализ нормативно-правовой базы, касающийся вето, позволяет нам схематично представить механизм его действия в следующем виде. Принятый Парламентом законопроект направляется для подписи главе государства, который в установленный срок (в Казахстане не позднее 15 рабочих дней, в некоторых странах этот срок не определен) может либо подписать его, санкционировать, либо отказать в санкции, т. е. наложить вето. В случае наложения вето глава государства составляет послание с изложением его возражений против законопроекта. Опротестованный законопроект вместе с посланием направляется главой государства в Парламент, который вправе:

а) принять возражения главы государства, внести соответствующие изменения в законопроект и снова отправить его для получения санкции у Президента;

б) отклонить возражения главы Государства, для чего необходимо повторное одобрение законопроекта квалифицированным большинством голосов.

Отлагательное вето в руках Президента президентской республики является мощным орудием, позволяющим ему активно вмешиваться в законодательный процесс.

Согласно части второй раздела 7 ст. 1 Конституции США Президенту США предоставляется 10-дневный срок для одобрения законопроекта. Если в течение этого срока глава государства не подпишет билль, последний автоматически вступает в силу. Однако если в течение 10-дневного срока окончится сессия конгресса, то все, неподписанные президентом билли, считаются отклоненными. Такая форма отклонения законопроекта носит название «карманного вето»[272].

В то же время, получив билль с возражениями Президента, конгресс может преодолеть вето, одобрив опротестованный билль двумя третям л голосов в обеих палатах, в то время как для принятия билля требуется всего лишь простое большинство. Процедура преодоления вето очень сложная, и конгрессу далеко не всегда удается преодолеть возражения Президента.

Глава государства в парламентской республике также имеет право вето. Но в его руках оно не имеет какой-либо силы. Кроме того, вето применяется им крайне редко, да и то лишь по указанию правительства.

Так, в Словакии, согласно ч.2 ст.87 Конституции, закон, принятый Национальным советом, подписывается председателем Национального Совета, Президентом Республики и Председателем Правительства. Назначение этих подписей неодинаково. Только Президент Республики вправе вернуть закон с замечаниями в Национальный Совет и обязан сделать это по требованию Правительства (не Председателя), после чего

закон обсуждается снова в Национальном Совете и по одобрении в обычном установленном порядке должен быть опубликован[273].

В ФРГ Федеральный президент, согласно ч.1 ст.82 Конституции, лишь оформляет после контрасигнатуры законы, принятые в соответствии с Основным Законом, и публикует их в федеральном вестнике законов (Bundesgese- tzblatt). У него нет никакого права вето[274].

Таким образом, право вето приобретает реальную силу только в руках Президента президентской республики.

В теории конституционного права встречаются и такие разновидности вето, как «тотальное президентское вето» и «выборочное вето». Сегодня первое из них имеет место в США, России, Грузии, Молдове, Узбекистане, Украине, Турции, Чехии и в ряде других государств.

Право тотального президентского вето было регламентировано в Казахстане ст.78 Конституции 1993 года. В соответствии с ней Президент мог подписать закон, возвратить его со своими возражениями в Верховный Совет для повторного обсуждения и голосования. При этом его компетенция распространялась на весь законопроект только целиком, а не отдельные его части. Это создавало неудобства, так как неминуемо возникали бы ситуации, когда президенту пришлось бы одобрять законопроект с неугодными ему статьями, либо опротестовывать в целом приемлемый законопроект из-за неугодных ему статей.

Впрочем, и в других странах, в их конституционной практике тотальное президентское вето могло иметь для главы государства как позитивные, так и негативные последствия. Конгресс США, например, широко использует прием, именуемый на политическом жаргоне «наездником». Во время прохождения президентского законопроекта

через Конгресе, его членами в законопроект вносится поправка, ничего общего с законопроектом не имеющая. Заранее известно, что законопроект будет одобрен президентом, а «посаженный» на этот законопроект «наездник», взятый отдельно, никогда одобрения не получит. В результате Президент вынужден либо одобрить свой собственный законопроект с «наездником», либо наложить вето на них обоих. Как показывает многолетняя практика, последний вариант обычно исключается[275] [276] [277].

Сказанное объясняет, почему право тотального вето, закрепленное в Конституции 1993 года, не установлено вновь в действующей Конституции, и было заменено выборочным вето. В соответствии с подпунктом 2 ст.44 Конституции Президент Республики вправе

возвратить закон в Парламент, как в целом, так и отдельные его статьи для повторного обсуждения и голосования. Законодатель, дополнив соответствующие полномочия главы государства правом выборочного опротестования, лишь усилил тем самым действенность механизма президентского вето.

Следует заметить, что правом выборочного или постатейного вето обладают также Президент Франции , Президент Республики Беларусь , Президент Польши и др. Своеобразием отличается действующий в Польше механизм «выборочного вето». Конституция (ст.122) дает право Президенту Польши обратиться до подписания закона с запросом о его соответствии Конституции в Конституционный Трибунал. Если последний признает закон не конституционным, Президент отказывает в его подписании. Когда несоответствие Конституции касается отдельных положений закона, а Конституционный Трибунал определит, что оно неразрывно не связано со всем законом, Президент, после консультаций с Маршалом Сейма, подписывает закон, исключая предписания, признанные несоответствующими Конституции, либо возвращает закон Сейму для устранения несоответствии.

Оригинальность данной правовой конструкции состоит в том, что Президент Польши решает вопрос о наложении вето на закон не единолично, а совместно с Конституционным Трибуналом. При таких условиях в реализации механизма вето Президента в Польше принимают участие три ветви власти (законодательная - в лице Сейма, исполнительная - в лице Президента, судебная - в лице Конституционного Трибунала). И как справедливо отмечает Л.А.Окуньков: «Такая корректность во взаимоотношениях трех основных носителей государственной власти, безусловно, положительно влияет и на политическую политику»[278].

При исследовании института вето актуальными представляются причины наложения президентского вето на принятые законы. Применительно к условиям России Окуньков Л.А., Рощин В.А. основания отклонения Президентом законов группируют следующим образом:

а) правовые, возникающие из-за разной интерпретации парламентом и Президентом положений Конституции и федеральных законов, юридико-технического характера, как следствие небрежности и недостаточного знания требований законодательной техники у разработчиков законов;

б) политические и социально-экономические, связанные с разным пониманием Президентом и парламентом основных направлений реформирования власти и экономики;

в) процессуальные и технологические, порождаемые несовершенством законодательного процесса, отсутствием четкой координации законотворческой работы, а также несоблюдением регламентарных норм;

г) организационно-управленческие, возникающие из-за отсутствия контроля за подготовкой законопроектов и ответственности за их выполнение[279].

Далее среди наиболее типичных причин отклонения федеральных законов они отмечают:

1) противоречие (несоответствие) отклоняемого закона положениям Конституции, федеральных конституционных законов, кодексов и других действующих законов;

2) несоответствие закона правилам законодательной технике;

3) отсутствие заключения Правительства на проект закона, который предусматривает расходы, покрываемые за счет бюджета;

4) невнимание к поправкам Президента, Совета Федерации, Правительства, предлагавшимся после принятия закона в первом чтении;

5) внутренние противоречия в положениях закона, которые делают

затруднительным его применение; •

6) декларативный или порученческий характер отдельных статей;

7) недоработки концептуального характера;

8) ссылки в федеральном законе на другой закон, который еще не подписан Президентом[280].

Как показал анализ, многие вышеприведенные основания, мотивы и причины отклонения законов присущи и Казахстану. Так, исходя из аргументов, которые легли в основу отклонения Закона «Об общественных объединениях», одобренного Мажилисом и принятого

Сенатом 3 апреля 1996 года, причиной этого стало несоответствие норм данного закона положениям Гражданского Кодекса. В частности, диссонировали между собой используемые в Законе и Гражданском Кодексе понятия «общественного объединения» и «дочернего объединения». Были в этом законе и противоречия с Конституцией Республики относительно запрета слияния общественных объединений C государственными институтами.

В другом вето на Закон «О жилищных отношениях», за исключением одной статьи 97, все возражения Президента имели сугубо редакционный характер.

Возражения Президента по Закону «О нотариате» затрагивали 19 статей, которые противоречили Конституции и другим законам. Не соответствовало статье 4 Конституции положение статьи 100 закона о применении нотариусами норм права других государств.

Предусмотренное в законе юридическое основание занятия частной нотариальной деятельностью (патент) противоречило законодательству о лицензировании и налогах. Согласно Указу Президента Республики Казахстан, имеющему силу закона, «О страховании» профессиональная деятельность не подлежит страхованию, тогда как в законе « О нотариате» это. В данной ситуации глава государства, доказав и отстаивая причины своего несогласия с законом, представил Парламенту документ, содержащий новые и конкретные редакции соответствующих статей закона.

Как видим, применение Президентами права вето способствует устранению дефектов и коллизий закона, повышая его качество. Однако злоупотребление частым применением главой государства вето содержит опасность конфронтации Президента и Парламента с последующим нарушением равновесия в системе сдержек и противовесов.

Что касается порядка отклонения законов, то он находит свою регламентацию в действующей Конституции Республики Казахстан, в Конституционных законах «О Президенте Республики Казахстан»[281], « О Парламенте Республики Казахстан и статусе его депутатов»[282], а также в Регламенте Парламента Республики Казахстан от 20 июня 1996 г.

Процедура наложения вето заключается в том, что глава государства в течение 15 рабочих дней составляет послание. В нем он мотивирует свой отказ в подписании законопроекта, излагает возражения и замечания, предложения по их доработке, включая новую редакцию закона в целом или отдельных статей.

В случае если сессия Парламента закрывается до истечения срока, в течение которого закон может быть возвращен Президентом, закон возвращается им в первый день очередной сессии Парламента.

Парламент при получении от Президента возражений по закону или его отдельным статьям должен в месячный срок со дня их направления провести по ним повторное обсуждение и голосование. Несоблюдение этого срока означает принятие возражений Президента.

Возвращенные с возражениями Президента Республики закон или статья закона передаются решением Мажилиса на рассмотрение соответствующего постоянного комитета Мажилиса для подготовки с участием представителя Президента заключения и внесения его вместе с законом или соответственно его статьями и возражениями Президента на рассмотрение Мажилиса в целом. Решение Мажилиса по данному вопросу, принятое большинством в две трети голосов от общего числа его депутатов, вместе с возражениями Президента и заключением постоянного комитета Мажилиса направляется на изучение в Сенат, а также передается для рассмотрения на совместном заседании Палат.

Сроки рассмотрения возражений Президента Республики в Мажилисе и изучение в Сенате не должны превышать 15 и 10 дней соответственно.

Если по итогам рассмотрения возражений в постоянном комитете Мажилиса Президент изменил, с учетом предложений депутатов, предложенную им в возражениях редакцию закона в целом, либо соответственно отдельных его статей, председательствующий на совместном заседании Палат Парламента вправе поставить сразу на голосование рассмотренные возражения с изменениями Президента.

Повторное обсуждение на совместном заседании Палат Парламента начинается с выступления представителя Мажилиса. Затем слово предоставляется депутатам каждой из Палат в порядке очередности. При повторном обсуждении и голосовании закона или отдельных его статей на совместном заседании Палат Парламента голосование проводится по закону в целом, если возражения Президента вызвал закон в целом, либо по статьям, вызвавшим возражение Президента Республики.

Подтверждение Парламента ранее принятого им решения по закону в целом или соответственно по отдельным его статьям большинством в две трети голосов от общего числа депутатов каждой из Палат означает, что возражения Президента Республики считаются принятыми в той редакции, в которой он был принят Парламентом в первый раз, и Президент подписывает данный закон в семидневный срок с момента его представления на подпись.

Если в результате голосования Парламент не смог преодолеть возражения Президента, закон считается не принятым, либо, если в возражениях Президента Республики была представлена новая редакция соответствующего закона, отдельных статей закона, он считается принятым в этой редакции.

Таким образом, можно констатировать, что процедура и порядок преодоления президентского вето отличаются достаточной сложностью.

Действующая Конституция, в сравнении с Конституцией 1993 г., усовершенствовала регламентацию вето Президента.

Так, увеличен (с двух недель до 15 рабочих дней) срок для подписания закона. Последний на подпись Президента представляется в течение 10 дней со дня принятия, предварительно скрепленный подписями Председателей Палат Парламента, а если проект закона вносился Правительством, и Премьер-министра.

Таким образом, введение выборочного или постатейного вето позволяет эффективнее рассматривать законопроекты, ускоряя сроки, ведет к компромиссным путям разрешения разногласий между Президентом и Парламентом.

В Конституционный Совет Республики Казахстан 30 июня 2000 года поступило обращение Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева об официальном толковании подпункта 2 статьи 44, пункта 2 статьи 61, пункта 2 статьи 62, подпункта 2 пункта 1 статьи 72 Конституции Республики Казахстан в части употребляемого в этих нормах термина "закон".

3 июля 2000 года было принято соответствующее Постановление Конституционного Совета Республики Казахстан. Согласно этому Постановлению, термин "закон" как форма законодательного акта, принимаемого Парламентом, включает и "конституционный закон", что также подтверждается пунктом 1 статьи 13 Конституционного закона "О Парламенте и статусе его депутатов". Установленное в подпункте 2 статьи 44 Конституции право Главы государства подписывать представленный Сенатом Парламента закон либо возвращать его для повторного обсуждения и голосования распространяется в равной мере и на конституционный закон. Если предположить, что термин "закон" не охватывает конституционные законы, то Президент Республики будет лишен не только права "вето" в отношении принятых Парламентом конституционных законов, но и права направлять в соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 72 Конституции в Конституционный Совет обращения о проверке поступивших к нему на подпись конституционных законов на их соответствие Конституции Республики, что противоречит конституционному принципу обеспечения Президентом Республики согласованного функционирования всех ветвей власти с использованием системы сдержек и противовесов.

Пункт 2 статьи 61 Конституции закрепляет право Президента Республики определять приоритетность рассмотрения проектов законов, а также объявлять рассмотрение проекта закона срочным. Здесь термин "закон" также включает не только обычные, но и конституционные законы. Это правило подтверждено и практикой законодательной деятельности. Так, Главой государства объявлялись приоритетными и срочными обычные и конституционные законы.

Рассматривая эволюцию института президентского вето в Казахстане, следует отметить, что ранее в условиях действовавшего представительного органа (однопалатного Верховного Совета) процесс преодоления президентского вето был упрощен. В настоящее время необходимость квалифицированного большинства числа голосов депутатов в каждой Палате в поддержку закона в ранее принятой редакции делает право вето Президента практически непреодолимым.

Но и в случае отклонения депутатами вето последнее слово, как правило, остается за Президентом, который может опротестовать спорное решение законодателей в Конституционный Совет, либо выйти на непосредственное общение со всем народом на референдуме.

В этой связи правильно пишет Л.А.Окуньков: «Право президентского вето - оружие стратегическое, а не тактическое. Как свидетельствует зарубежный опыт, им нельзя злоупотреблять, но надлежит держать в боевой готовности»[283]. Практика показывает, что

гораздо эффективнее сама угроза наложения вето, высказанная главой государства еще на стадиях рассмотрения законопроектов. Так, Президенту США достаточно лишь объявить о своем намерении наложить вето на неугодный ему закон, как парламентарии, не дожидаясь его действий, идут на компромисс[284] [285].

Говоря об использовании Президентом Франции права вето, М.А. Крутоголов пишет, что «в настоящее время глава государства и его правительство значительно лучше вооружены в ходе подготовки закона; принятие текста, который бы в последующем вызвал у Президента возражения, практически исключено» . Полагаем, что опыт зарубежных государств был бы полезен в законотворческой практике и нашего молодого государства.

Касаясь практики применения права вето, отметим интенсивное использование данной прерогативы американскими Президентами. В частности, Ф. Рузвельт воспользовался этим правом с 1933 г. по 1945 г. 631 раз, и только в 9 случаях оно было преодолено Конгрессом. Г. Трумэн применил вето 250 раз и в 12 случаях Конгрессу удалось отстоять свою точку зрения, а Д.Эйзенхауэр воспользовался правом вето 181 раз и в 2 случаях оно было преодолено. Президентом РФ в 1997 г. отклонено 86 законов из 277, переданных на подпись главе государству. Практика же V Республики во Франции свидетельствует об единичных случаях применения Президентом права вето. Президент Мексики также обладает правом вето, правда оно не получило распространения в этой стране, так как в сложившейся системе отношений с Конгрессом Президент имеет возможность полностью контролировать законодательный процесс[286].

Подытоживая сказанное, сделаем несколько выводов.

Известно, что в Республике Казахстан помимо обычных законов существуют конституционные законы. Законодательство, включая Конституцию, не содержит положений о праве вето на них. Думается, этот вопрос должен найти четкую и конкретную регламентацию, тем более что конституционные законы принимаются 3A голосов депутатов каждой из Палат. Представляется, что и для преодоления президентского вето на конституционный закон необходимо такое же количество голосов. Что касается процедуры голосования, то эффективнее, на наш взгляд, ставить на голосование в отдельном порядке закон в первоначальной редакции, а затем закон в редакции, предложенной Президентом РК.

Также надо усилить влияние экспертизы законопроектов, сделав ее обязательной стадией законодательного процесса. Используя зарубежный опыт, наши парламентарии должны внимательно подходить ко всем возможным замечаниям и поправкам, учитывать их еще на стадиях рассмотрения законопроекта, дабы предотвратить принятие закона, заранее обреченного на отклонение Президентом.

Координация деятельности ветвей власти включает в себя также рассмотрение и утверждение главой государства различных программ совместных действий Парламента, Правительства.

Политическая координация включает в себя и ряд полномочий, которыми обладает Президент в сфере законодательства.

Как уже отмечалось ранее, несмотря на то, что Конституция не включила Президента в число лиц, обладающих правом законодательной инициативы, он реализует его через Правительство. Президент вправе передать на рассмотрение Парламента проект о внесении изменений и дополнений в Конституцию. Также он имеет право определять приоритетность рассмотрения проектов законов, а также вносить в

Парламент предложения об объявлении рассмотрения проекта закона срочным, означающим, что Парламент должен рассмотреть данный проект в течение месяца со дня его внесения. При неисполнении Парламентом настоящего требования Президент PK вправе издать указ, имеющий силу закона, который действует до принятия Парламентом нового закона в установленном в Конституции порядке.

Объявляя принятие законопроектов срочным, Президент ставит перед парламентариями задачу активизации совместных усилий на наиболее актуальных и первостепенных направлениях и проблемах. Порой Президенту достаточно лишь объявить принятия законопроекта срочным, что само по себе влечет ожидаемую им соответствующую позитивную позицию Парламента, и не вызывает необходимости в последующих возможных радикальных решениях главы государства. Проиллюстрируем это на примере.

Речь идет о законопроекте «О негосударственных добровольных пенсионных фондах», связанном с пенсионной реформой. Профильный комитет Мажилиса законопроект не одобрил и рекомендовал его отклонить. Однако Правительство такой вариант не устроил. В ответ на депутатские возражения Шайкенов заявил, что «ни одной запятой из законопроекта выброшено не будет», а Кажегельдин сказал «Сегодня вы его нам отдадите, завтра получите обратно. От его принятия вам не уйти»[287].

Задолженность Правительства по пенсиям на момент внесения законопроекта достигло 4,5 млрд, тенге. Президент объявил принятие закона срочным. Как это отмечалось выше, это означает, что в случае непринятия данного закона Парламентом в установленные сроки, Президент может принять данный законодательный акт своим Указом, имеющим силу закона. Однако в этой ситуации Парламент сдался и принял закон в правительственном варианте с опережением графика.

Марат Оспанов в этой связи заявил, что «когда есть парламент, негоже, чтобы законы принимались президентом»[288].

К методам политической координации в целях обеспечения функционировании ветвей власти В.Малиновский обоснованно относит делегированное законодательство[289].

В конституционной практике многих стран встречается широко исследуемое в юридической науке[290] делегирование парламентом своих законодательных полномочий (санкционирование или добровольная передача высшим органам исполнительной власти права на принятие нормативных актов, имеющих силу закона)[291]. В силу этого законодательство, принятое на таком основании, называют делегированным[292].

«Все возрастающая роль правительства в выполнении функций государства обусловила распространение в ряде стран делегированного законотворчества, например, в США, ФРГ, Великобритании, Швеции, Мексике, Франции, Италии, Испании, Португалии. При этом законодательные полномочия делегируются не только непосредственно правительству, но и некоторым подчиненным ему органам - министрам, правительству, субъектам федерации и т.д.[293] [294]

Наряду с Казахстаном и в ряде стран СНГ законодательные полномочия делегируются Президенту (статьи 85,101 Конституции Республики Беларусь, статьи 46, 47, 68 Конституции Кыргызской

Л

Республики, статья 66 Конституции Туркменистана) .

Акты делегированного законодательства именуются: в Беларуси - декретами или временными декретами, имеющими силу закона, в Туркменистане - законами, в Кыргызстане - указами, имеющими силу закона.

Акты, изданные Президентом в порядке делегирования, подлежат утверждению парламентом в Туркмении и Беларуси (временные декреты, имеющие силу закона).

В Российской Федерации правомерность издания подобных актов Президентом была подтверждена Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 30 апреля 1996 г. по делу о проверке конституционности пункта 2 Указа Президента Российской Федерации от 3 октября 1994 года №1969 «О мерах по укреплению единой системы исполнительной власти в Российской Федерации» и п.2.3 Положения о главе администрации края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа Российской Федерации, утвержденного названным Указом. Суд, ссылаясь на статью 80

Конституции Российской Федерации, согласно которой Президент является гарантом Конституции и обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти, пришел к выводу о непротиворечии Конституции Российской Федерации издания Президентом «указов, восполняющих пробелы в правовом регулировании по вопросам, требующим законодательного решения, при условии, что такие указы не противоречат Конституции Российской Федерации и федеральным законам, а их действие во времени ограничивается периодом до принятия соответствующих законодательных актов»[295].

Ефимов В.И. выделяет следующие черты, присущие делегированию полномочий:

- оно допускается лишь в случае, прямо предусмотренном конституцией и законами государства;

- акты делегирования полномочий предполагают наличие установленной на конституционном уровне или в законном порядке схемы разделения властей, распределения и разграничения полномочий между государственными органами различных видов и уровней;

- делегирование первичных властных полномочий, закрепленных за государственными органами конституцией и законом, осуществляется в \'пределах возможного и допустимого перераспределения власти там, где оно может оказаться эффективным для реализации целей государства;

- делегирование властных полномочий - это акт, имеющий конвенциальную основу, то есть может быть интерпретирован как вид публично-правового договора, заключаемый на определенный срок и порождающий взаимные права и обязанности сторон;

- предметом соглашения о делегировании могут быть отдельные властные полномочия или совокупность полномочий органа, точно определенные;

- делегатор, то есть орган, которому передаются властные полномочия, несет ответственность перед делегантом;

- юридическая ситуация, возникающая в связи с делегированием властных полномочий в публично-правовой сфере, должна полностью контролироваться делегантом как легитимированным носителем первичного полномочия[296].

Посредством делегированного законотворчества органы исполнительной власти, решая возложенные на них задачи, получают возможность оперативно восполнить пробелы и устранить противоречия в законодательстве в период загруженности парламента либо его неспособности быстро и своевременно реагировать на происходящие изменения в жизнедеятельности общества.

Делегирование полномочий обычно сопровождается рядом условий, а именно:

- определяются цели, принципы и критерии осуществления делегированных полномочий;

- раскрываются содержание и пределы делегируемых полномочий;

- закрепляется срок, на который передаются законодательные полномочия, по истечении которого соответствующий орган утрачивает полученное право. Так, статья 76 Конституции Италии гласит: «Осуществление законодательной функции не может быть делегировано Правительству иначе, как с указанием руководящих принципов и критериев и только на ограниченное время и по определенным вопросам»[297];

- устанавливаются формы контроля за подобными актами: утверждение парламентом актов делегированного законодательства;

судебный контроль; обсуждение подобных актов на заседаниях парламента ит.д.

- при прямом способе делегирования передача парламентом своих законодательных полномочий производится в форме специального закона и обычно по инициативе самого парламента. Исключением является Франция, где инициатором является правительство. Согласно статье 38 Французской Конституции «Правительство может для выполнения своей программы просить парламент о разрешении в течение ограниченного срока осуществлять путем издания ордонансов мероприятия, обычно относимые к сфере закона»[298];

- косвенное делегирование, не требующее издания специального закона, делегирующего полномочия, допускается в Беларуси, где Президент по своей инициативе либо по предложению Правительства в силу особой необходимости и срочности может издавать временные декреты, имеющие силу закона. Если такие декреты издаются по предложению Правительства, они скрепляются подписью Премьер- министра.

В Кыргызстане законодательные полномочия переходят к президенту без специального уполномочия в случае роспуска Палат Жогорку Кенеша. Причем при роспуске одной из Палат Президент осуществляет законодательные полномочия только этой Палаты;

- по ряду вопросов передача законодательных полномочий не допускается. В Республике Беларусь - это изменение и дополнение Конституции, ее толкование; изменение и дополнение программных законов; утверждение республиканского бюджета и отчета о его исполнении; изменение порядка выборов Президента и парламента; ограничение конституционных прав граждан. В Туркменистане Мажилису запрещается передавать законодательные функции по

вопросам принятия и изменения Конституции, уголовного и административного законодательства, судопроизводства.

В условиях экономического и политического кризиса 1992-1993 гг. Верховный Совет двенадцатого созыва перед своим самороспуском принял 10 декабря 1993 г. Закон «О временном делегировании Президенту Республики Казахстан и главам местных администраций дополнительных полномочий»[299]. Данным Законом Президенту Республики предоставлялось право на срок до начала работы первой сессии вновь избранного Верховного Совета издавать, на основе и во исполнение Конституции, акты, имеющие силу закона. Устанавливалось, что эти акты действуют до принятия соответствующих законов Республики Казахстан. Президент также получил право самостоятельно принимать решения о проведении референдума, вводить чрезвычайное положение, назначать Премьер-министра и других членов Кабинета Министров и другие.

Второй раз Президент получил законодательные полномочия в марте 1995 г. после упомянутого в предыдущем подразделе решения Конституционного Суда.

На основе возобновившего свое действие Закона о временном делегировании Президент получил право действовать «в свободном поле», то есть сфере, еще не урегулированной законами. Однако отрицалось его право отменять или изменять нормы законов, ранее принятых законодательным органом[300] [301].

Первым актом делегированного правотворчества Президента стал его Указ, имеющий силу закона, «Об актах Верховного Совета

■5

Республики Казахстан» от 23 марта 1995 г. . Этим Указом были признаны

действующими и обладающими юридической силой 138 актов Верховного Совета тринадцатого созыва, в том числе 24 закона. Такой шаг Главы государства был необходим в связи с тем, что за время работы Верховного Совета было принято 314 актов, возникли соответствующие правоотношения, сложилась правоприменительная практика. У Казахстана появились обязательства перед другими государствами, вытекающие из заключенных международных договоров.

В этот период Президент не просто был наделен правом временно «замещать» парламент, издавая акты, имеющие силу закона. У Главы государства появился шанс радикально изменить ситуацию путем осуществления конституционной реформы, которым он не преминул им воспользоваться.

За период с марта 1995 г. по февраль 1996 г. им было издано более сотни указов, имеющих силу конституционного или обычного закона. Одновременно велась работа над подготовкой проекта новой Конституции. В июле 1995 г. проект был вынесен на всенародное обсуждение. 30 августа 1995 г. состоялся республиканский референдум, на котором была принята Конституция.

В Конституции законодательные полномочия Президента обрели свое нормативное подтверждение. Особенностью данного периода было то обстоятельство, что Президент издавал акты законодательного характера и после принятия Конституции, но не на основе ее норм, а на основе Закона от 10 декабря 1993 г. Это объяснялось тем, что выборы в Парламент были проведены лишь в декабре 1995 г., а первая сессия законодательного органа открылась в феврале 1996 г.

Восемь указов Президента имели силу конституционного закона. Это были Указы, имеющие силу конституционного закона, «О выборах в Республике Казахстан» от 28 сентября 1995 г., «О Парламенте Республики Казахстан и статусе его депутатов» от 16 октября 1995 г., «О Правительстве Республики Казахстан» от 18 декабря 1995 г., «О судах и

статусе судей в Республике Казахстан» от 20 декабря 1995 г., «О Президенте Республики Казахстан» от 26 декабря 1995 г., «О Конституционном Совете Республики Казахстан» от 29 декабря 1995 г., «О государственных символах Республики Казахстан» от 24 января 1996 г.[302] [303] [304] [305] Порядок проведения республиканского референдума

регулировался сначала Указом, имеющим силу конституционного закона, от 25 марта 1995 г. После принятия Конституции был издан новый Указ, имеющий силу конституционного закона, «О республиканском

л

референдуме» от 2 ноября 1995 г.

Конституция Республики 1993 г. предусматривала семь позиций, которые должны были регулироваться конституционными законами. За год работы Верховного Совета тринадцатого созыва ни один из них не был принят. Лишь действовал Закон «О гражданстве Республики

■а

Казахстан» от 20 декабря 1995 г. , который в соответствии с Конституцией должен был считаться конституционным.

«Являясь второй стороной обеспечения единства государственной власти, - пишет В. Малиновский, - политический арбитраж представляет собой средство «хирургического» разрешения разногласий между высшими органами законодательной и исполнительной ветвей, когда возникает угроза единству государственной власти и тем самым ставится под сомнение реальность государственного суверенитета»[306].

В литературе названы посредническая и согласительная процедуры арбитражной функции президентской власти. Последняя, в соответствии со ст.85 Конституции России, используется для снятия разногласий: во-

первых, между органами государственной власти федерации и органами

государственной власти субъектов федерации; во-вторых, между

органами государственной власти субъектов федерации[307]. А, кроме того,

она активно применялась бывшим президентом России и для разрешения

межпартийных трений и непонимания между высшими

государственными структурами[308].

<< | >>
Источник: Мухамеджанов Бауржан Алимович. Форма правления Республики Казахстан: конституционная модель и практика государственного управления. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2007. 2007

Скачать оригинал источника

Еще по теме § X. Взаимодействие властей при осуществлении государственной власти в Республике Казахстан:

  1. § З.Форма правления и государственный режим в Республике Казахстан как составные элементы формы современного казахстанского государства
  2. § 3. Основные этапы развития формы правления в Республике Казахстан
  3. § 1. Принципы построения и функционирования системы органов государственной власти в Республике Казахстан
  4. § 2. Институт президентства и механизм разделения властей: соотношение в единстве государственной власти
  5. § 4. Исполнительная власть в Республике Казахстан
  6. § 1. Конституционно-правовой статус Президента Республики Казахстан как главы государства
  7. § 2. Обоснование и классификация функций Президента Республики Казахстан
  8. § 3. Роль Президента Республики Казахстан в законотворческом процессе. Правовая природа и виды актов Президента Республики Казахстан
  9. § X. Взаимодействие властей при осуществлении государственной власти в Республике Казахстан
  10. § 3. Основные направления совершенствования системы государственной власти в Республике Казахстан
  11. § 2. Основные направления и приоритеты государственной социальной политики Республики Казахстан
  12. § 4. Проблемы взаимодействия государства, экономического сектора, политических институтов и общественных объединений в обеспечении и защите социальных прав граждан Республики Казахстан. Вопросы социального партнерства
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -