<<
>>

§ 1. Социальные и экономические права человека и гражданина как основа социальной государственности в Казахстане

Права и свободы человека и гражданина, его интересы, их охрана и гарантированность – важнейшие показатели демократического, правового и социального государства. Состояние тех или иных прав человека и гражданина характеризует государство как состоявшееся или формирующееся демократическое, правовое и социальное государство.

Так, предоставление и гарантирование обширных политических прав гражданам того или иного государства свидетельствует о том, что данное государство состоялось как демократическое, а уровень правовой защиты прав и свобод человека и гражданина, отраженный как в национальном законодательстве, так и в реализации на практике, - о том, что оно состоялось как правовое. Критериями оценки социального государства, а также основой социальной государственности выступают социальные, экономические и иные права человека и гражданина, закрепленные в Конституции.

Что представляют собой социальные и экономические права, в чем их различие и почему они составляют основу социальной государственности?

И. А. Алебастрова считает, что «экономиче­ские права и свободы - это закрепленные в конституции возможности челове­ка по обеспечению и развитию своего материального благосостояния (свобода предпринимательства, право частной собственности и наследования, право на труд)»[79]. По мнению Г. Сапаргалиева, «Экономические права и свободы нужны человеку для реализации своих возможностей в сфере материального производства и распределения»[80]. И.А. Федотов утверждает, что экономические права являются подсистемой в общей системе прав и свобод человека и гражданина, и предлагает их рассматривать как закрепленный и гарантированный Конституцией РФ комплекс юридических возможностей в экономической сфере, позволяющий человеку и гражданину участвовать в функционировании экономической системы Российской Федерации[81].

Из вышеуказанных утверждений предпочтительным является первое, так как оно является более конкретным и более четко обозначившим сферу реализации экономических прав и свобод.

К экономическим правам и свободам обычно относят право собственности; право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной экономической деятельности; право на свободный труд[82]. В Республике Казахстан к таким правам относятся право собственности, право на свободу предпринимательской деятельности, свободное использование своего имущества для любой законной предпринимательской деятельности (ст. 26 Конституции Республики Казахстан), право на свободу труда, свободный выбор рода деятельности и профессии (ст. 24 Конституции) и др. С правом на свободу труда связаны иные права и свобо­ды граждан (право на здоровые и благоприятные условия труда, соответствующие требованиям техники безопасности и санитарной гигиены; право на продвижение по работе; право на вознаграждение за труд; право на отдых; право на социальную защиту от безработицы; право на индивидуальные и коллективные трудовые споры, в том числе на забастовку; право на заключение коллективных договоров).

Экономические права тем важны для формирования социальной государственности, что они являются возможностью каждого трудоспособного гражданина обеспечить себе самостоятельно определенный уровень жизни и внести вклад в общий совокупный продукт, направляемый на социальную поддержку нетрудоспособных граждан.

Социальные права также призваны обеспечивать человеку достойный уровень жизни и социальную защищенность, поскольку человек может быть свободен только тогда, когда он защищен от нищеты и произвола властей. Конституция Республики Казахстан к таким правам относит право на отдых, на жилище, на охрану здоровья и медицинскую помощь, на благоприятную окружающую среду, право на социальное обеспечение (по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом); право на охрану и помощь семье, мате­рям и детям.

В отношении социальных прав и свобод, в литературе имеются различные точки зрения на сущность и содержание этих права.

Так, авторы Большого юридического словаря данные права толкуют как «совокупность конституционных прав человека (или только граждан конкретного государства), дающих ему возможность претендовать на получение от государства при определенных условиях определенных материальных благ»[83]. И.А. Алебастрова указывает, что «социальные права - это признаваемые конституцией права на содейст­вие со стороны государства в вопросах обеспечения достойных условий мате­риального существования (право на отдых, жилище, охрану здоровья, матери­альное обеспечение, государственную защиту семьи, материнства и детства, благоприятную окружающую среду и т.д.)»[84]. Это довольно узкая трактовка, больше характеризующее право на социальное обеспечение, хотя у И.А. Алебастровой к социальным правам относятся права экологические. Достоинством данных определений является то, что здесь есть указание на урегулированность данных прав конституцией государства.

Также некоторая «узость», но другого порядка имеется в определении социальных прав, разработанном Н.В. Путило: «исходя из собственного содержания социальных прав человека, в диссертации они определены как основные, неотъемлемые возможности каждого, посредством которых гарантируется поддержка и защита со стороны общества и государства в случаях объективной невозможности самостоятельно обеспечить достойные условия существования для себя и своей семьи; осуществлять содействие в получении доступа к элементарным благам цивилизованного общества, прежде всего к образованию, культуре и здравоохранению»[85]. Здесь акцент делается на праве социального обеспечения, на патерналистской роли государства и общества, хотя в условиях развития социальной государственности гражданам предоставляется больше возможностей для самореализации. Полагаем, что государство должно обеспечить условия для того, чтобы человек мог сам стать успешным, а не просто оказывать материальную поддержку неимущим.

А.Е. Козлов выделяет следующие сущностные признаки социальных прав: 1) они направлены на удовлетворение основных потребностей человека, необходимых для нормального существования; 2) их объем не зависит от количества и качества труда[86]. Такая трактовка также не является удовлетворительной, так как весьма обтекаема и многозначительна: для нормального существования человека необходимо довольно много потребностей разного порядка, в том числе политические права и свободы.

Г. Сапаргалиевым отмечается, что «социальные права и свободы служат для удовлетворения духовных и других общественных (личных) потребностей человека»[87]. Думаем, что и эта трактовка неубедительна, так как на удовлетворение духовных потребностей направлены культурные права и свободы.

Более расширенное толкование дает Ж.А. Хамзина, которая утверждает, что «социальные права человека это одна из категорий конституционных прав, определяющая возможность получения от государства или при помощи государства благ в сфере социального обеспечения, охраны здоровья, образования вне рыночных отношений. Реализация данных прав непосредственно связана с государственным перераспределением национального дохода. Важ­нейшим основанием выделения социальных прав человека как самостоятель­ной категории прав является то, что они предполагают возможность человека получить указанные блага не через рыночные механизмы, а через механизм го­сударственной перераспределительной политики»[88]. Недостатком данного определения является то, что здесь сделан акцент на государственное перераспределение национального дохода и отрицается предоставление благ через рыночные механизмы. Можно сделать вывод, что социальные права здесь рассматриваются все-таки в узком смысле - как право социального обеспечения, то есть как обязанности государства. Другой автор, Е.Е. Мачульская также обращает на это внимание: «Распространена точка зрения о том, что социальные права вообще невозможно гарантировать в качестве субъективных прав, так как рыночная экономика порождает неравенство между людьми.

В отличие от гражданских и политических прав социальные права рассматриваются не как субъективные права человека, а как обязанности государства, выполнение которых зависит от уровня экономического развития. Фактически они представляют собой целевые установки, конкретизируемые в национальном законодательстве с учетом финансовых возможностей страны»[89].

По мнению автора, социальные права являются субъективными правами, и не только государство является единственным субъектом оказания социальной поддержки, в социальном государстве такая обязанность может возлагаться и на иных субъектов, например, на бизнесструктуры в отношении своих работников. Не случайно современность ставит вопросы о так называемом социальном партнерстве, ведь на данном этапе развития Казахстана государство не может единолично обеспечить достойное социальное положение каждому своему гражданину, поэтому требуется подключение на добровольных началах субъектов предпринимательства, которые могут оказать финансовую и иную поддержку не только своим работникам, но и нуждающимся слоям населения, а задача государства – направить действия бизнесструктур в нужное русло. Кстати, Ж.А. Хамзина в своем определении сама указала на то, что социальные права человека определяют возможность получения от государства или при помощи государства благ в сфере социального обеспечения, охраны здоровья, образования и т.д., т.е. указала, что блага могут быть получены не только от самого государства, но и при его помощи от кого другого.

Наиболее приближенным к современному пониманию социальных прав является определение, представленное В.А. Иваненко и В.С. Иваненко, которые, обобщив взгляды представителей различных отраслей права на природу социальных прав, истолковали социальные права как «признаваемый обществом и государством и закрепленный в нормативно-правовых актах комплекс прав и свобод, которыми должен обладать каждый человек с целью обеспечения и защиты своих определенных свойств, интересов и возможностей, необходимых ему для нормального физиологического, материального и духовного существования и развития, для социально достойной жизни и общественно значимой деятельности»[90].

В данном определении указаны два важных момента. Во-первых, социальные права и свободы направлены на реализацию не только материальных, но и физиологических и духовных потребностей. Такая трактовка существенно расширяет понятие социальных прав и свобод. Во-вторых, рассматриваемые права и свободы имеют целью обеспечить социально достойную жизнь и общественно значимую деятельность человека. Здесь прямо подчеркивается сущность социальных прав и свобод, ведь их основный смысл и предназначение помочь человеку занять достойное место в социуме. Как отмечает А.В. Гурлев: «Рассмотрение основных социальных прав человека показывает, что они являются естественными правами человека, естественными в том смысле, что вытекают из самой сущности человека как существа социального. Социальные права человека призваны создать человеку и гражданину такие условия жизни, при которых он мог бы быть равноправным, полноценным членом данного сообщества, имеющим возможность для оптимальной самореализации своего природного потенциала»[91]. Данную точку зрения поддерживает и А.А. Троицкая: «Особое значение здесь имеет идея о том, что предназначением основных прав, признанных обществом, в том числе социальных, является не просто предоставление человека самому себе во всех случаях, но сохранение для индивидов возможности быть включенным в жизнь общества»[92].

Полагаем, что в современный период – период формирования социальной государственности – социальные права и свободы не должны трактоваться в узком смысле, как это было раньше, т.е. как социальная помощь наиболее нуждающимся слоям населения. Не случайно А.А. Троицкая в своих рассуждениях о социальном государстве, задается вопросом: «Однако означает ли это оказание поддержки только социально слабым группам лиц и попытку бороться лишь с наиболее вопиющими случаями обездоленности? И соглашается с большинством ученых: «Как отмечается в литературе, в своем развитии концепция социального государства прошла путь от минимальных стандартов помощи отдельным категориям населения до универсальной защиты, позволяющей каждому человеку участвовать в социальной и экономической жизни государства «на условиях, способствующих повышению благосостояния и индивидуальных возможностей»[93]. Признаком социального государства является предоставление юридических возможностей каждому гражданину, независимо от того, насколько он социально уязвим, обеспечить себе достойный уровень жизни. В одних случаях государству достаточно только закрепления в Конституции и отраслевом законодательстве социальных и иных прав, и гражданин сам за счет трудового найма или предпринимательской деятельности обеспечивает себе достойное существование, в других – государство за счет перераспределения общественных благ обязано предоставить материальную или иную помощь тем гражданам, которые в силу объективных обстоятельств не в состоянии этого сделать.

Помимо расширенной трактовки субъектного состава получателей социальной поддержки должна учитываться расширенная трактовка перечня социальных прав. Это представляет определенную сложность. Не случайно в теории конституционного права встречается обширный разброс точек зрения на понятие и сущность социальных прав и свобод, выделение наряду с социальными и экономическими правами и свободами социально-экономических прав и свобод, неясность в принадлежности некоторых прав и свобод к тому или иному перечню трудовых, экономических, культурных прав и свобод.

Так, например, по мнению В.В. Сангаджиевой, «до последнего времени в отечественном правоведении не совсем адекватно обозначалось понятие «конституционных социально-экономических прав», что приводило к путанице в толковании их содержания и применения. Так, зачастую, к группе социально-экономических прав примешивают экономические, социальные права, тогда как по юридическому содержанию, а, следовательно, по целому ряду аспектов их применения, они различны»[94]. Как видим, этот автор дифференцирует права на социально-экономические, экономические и социальные права, при этом конституционными социально-экономическими правами граждан, В.В. Сангаджиева считает «те права, для возможности реализации которых государство берет на себя обязательство совершать некоторые организационно-правовые мероприятия (принятие законов, организация служб), влекущие за собой перераспределение части финансовых средств государства на прямое обеспечение материальными благами отдельных категорий граждан»[95]. Такое понимание социально-экономических прав неоправданно сужено, так как, судя по содержанию основных выводов, сделанных В.В. Сангаджиевой, под социально-экономическими правами понимается ни что иное, как право социального обеспечения.

Более четкой в своих суждениях является М.П. Граф. Она отмечает, что «социальные права рассматриваются в группе социально-экономических, т.е. дифференциации, разграничения между ними не проводится, что требует исследования и анализа понятия социально-экономических прав в целом. Хотя, справедливости ради, нужно подчеркнуть, что и четкого общепризнанного определения социально-экономических прав и свобод не существует ни в науке конституционного права, ни в конституционном и отраслевом законодательстве. Вопрос о характере социально-экономических прав решается в научной литературе по-разному»[96]. Она отмечает, что «в современном конституционном праве некоторые авторы обоснованно полагают некорректным объединение социальных и экономических прав в одну группу»[97]. Сама автор считает, что имеются достаточные основания для разграничения социальных и экономических прав. «Во-первых, социальные и экономические права различаются по времени своего возникновения (закрепления в нормативных правовых актах), во-вторых, по отношению государства к обеспечению реализации этих групп прав, в-третьих, по модели взаимоотношения государства и индивида в процессе реализации социальных и экономических прав. Кроме того, подобная дробность классификации, как представляется, является показателем зрелости научного знания»[98].

По мнению М.П. Граф, «конституционные социальные права определены как закрепленный в Конституции РФ комплекс прав и свобод человека и гражданина, обеспечивающих достойный и достаточный уровень жизни человека, его свободное развитие, и позволяющий распоряжаться основными факторами хозяйственной деятельности»[99].

Недостатками позиции М.П. Граф является следующее. Во-первых, приведенное ею определение позволяет включить в перечень конституционных социальных прав те права, которые автор не считает социальными, а относит к экономическим, например, право собственности; право на свободу предпринимательской деятельности, свободное использование своего имущества для любой законной предпринимательской деятельности. Именно эти права обеспечивают предпринимателям достойный и достаточный уровень жизни человека, его свободное развитие. Во-вторых, право на труд относится к тем правам, которые можно отнести к экономическим правам, ведь любой труд создает экономическую основу благосостояния человека. Некоторые авторы прямо причисляют право на свободный труд к экономическим правам[100].

Видимо, категория социально-экономических прав выделяется многими учеными в связи с тем, что данное понятие позволяет охватывать все необходимые для достаточного уровня жизни человека права, которые трудно четко классифицировать. К сожалению, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, принятый резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1966 года, не дает четкого деления этих прав на отдельные группы. Например, можно выделить в самостоятельную группу культурные права, но куда следует отнести такие права, как право каждого человека создавать для осуществления и защиты своих экономических и социальных интересов профессиональные союзы и вступать в таковые по своему выбору, право каждого человека на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья, права, связанные с охраной и помощью семье? Видимо поэтому многие ученые предпочитают использовать категорию «социально-экономические права», которая может иметь весьма обширное толкование. При этом некоторые авторы выделяют культурные права наряду с социально-экономическими[101], а другие – в составе социально-экономических выделяют социальные, экономические и культурные[102].

Полагаем, что необходимо обратить внимание на несколько моментов.

Во-первых, права второго поколения – социальные, экономические и культурные права – с течением времени имеют тенденцию к расширению и углублению своего содержания. При этом указанные права трудно полностью разграничить, так как они тесно взаимосвязаны. Возможно, этот фактор привел к тому, что в теории конституционного права до сих пор сохраняется дискуссия по поводу определения перечней социальных, экономических, культурных прав, отсутствует четкое разграничение указанных прав и некоторые из них представляются в едином перечне социально-экономических прав.

Во-вторых, некоторый дисбаланс вносит отнесение вышеуказанных прав к отношениям, регулируемым сформировавшимися к настоящему времени отраслями права – гражданским правом, трудовым правом, правом социального обеспечения. По сути своей право на труд, право на отдых регулируется трудовым правом; право на жилище, право собственности – гражданским правом; право на социальное обеспечение – правом социального обеспечения. Поэтому можно отметить, что складывается межотраслевой правовой институт «Социальные права человека». Как отмечает, А.В. Гурлев, «проблема социальных прав человека сегодня находится в процессе становления в качестве межотраслевого «пограничного» института, формирующегося на стыке смежных, однородных отраслей права, таких, например, как семейное, гражданское, трудовое и др.»[103]. Однако не следует забывать о том, что первооснову, первоисточник данных прав содержится в конституции.

В-третьих, в период формирования социальной государственности социальные права должны трактоваться более широко, не только как право социальной защиты, право претендовать на получение от государства определенных материальных благ. Об этом пишут многие ученые. Так, М.И. Фетюхин отмечает, что «обособление в системе прав личности социальных прав, направленных на удовлетворение ее материальных и духовных потребностей, отличается известной неопределенностью. Сфера социальных связей, в которой обеспечиваются столь многообразные запросы людей, охватывает самые разные стороны их жизни и деятельности. В этом смысле можно сделать вывод о том, что удовлетворение таких потребностей происходит посредством всех социально-экономических прав. В связи с этим правы, конечно, и те авторы, которые называют все социально-экономические права социальными[104]. Считаем, что современное понимание социальных прав выходит за рамки понимания социально-экономических или даже социальных, экономических и культурных прав, как обычно их трактуют в теории. Действительно современному человеку для того, чтобы чувствовать себя социально адаптированным в обществе недостаточно только материальной поддержки от государства, запросы людей становятся все более многообразными, им необходима благоприятная окружающая среда, возможность участия в общественных объединениях, доступ к информации и т.д.

В-четвертых, в современный период следует ставить вопрос не только о правах человека, а и о правах коллективов людей, объединенных родственными, трудовыми и иными интересами, тем более, что с ХХ века коллективные сообщества становятся борцами за свои права. Как справедливо отмечает Р.И. Ахметшин: «Индивидуальная природа не является существенным признаком прав человека, и в отдельных случаях обладателями этих прав могут быть социальные коллективы. Это подтверждается, во-первых, документами международного и национального права в области защиты прав и свобод человека, которые содержат указания на права отдельных социальных коллективов (таких как народ, меньшинство, семья) и на обязанности государств по уважению этих прав, и, во-вторых, развитием общей доктрины прав человека, которая в целом допускает существование иных, нежели индивид, субъектов этих прав»[105].

Почти все эти моменты учтены при выработке определения социальных прав и свобод: социальные права и свободы представляют собой признаваемую государством и закрепленную в Конституции совокупность прав и свобод, предоставляющую субъекту равный доступ к материальным, духовным и иным благам и позволяющую ему самостоятельно, либо в исключительных случаях за счет государства и общества, реализовать свои интересы и обеспечить себе достойные условия существования.

Хотелось бы заметить, что такое определение охватывает практически все основные конституционные права и свободы человека, потому что они настолько взаимосвязаны, что разграничить их крайне сложно: практически каждое из них необходимо для осознания человека полноправным членом общества. На это обращают внимание российские ученые К. Арановский, С. Князев, Е. Хохлов: «Вместе с тем многие среди социальных прав, действительно, права человека, причем старые, бесспорные и фундаментальные, со сменой обстановки зазвучавшие, быть может, в новом содержании и приспособленные к новым носителям и обстоятельствам, включая разобщенную массовость (вместо прежней замкнутой корпоративной коллективности). Это, например, экономические свободы, включая право на договор в отношениях наемного труда, право на справедливое вознаграждение, свобода ассоциаций, выраженная в учреждении, деятельности профсоюзов и участии в них. Некоторые культурные права можно считать социальными, тем более что так и делают, приобщая их иногда к социально-экономическим правам. Так, право на образование вносит в социализацию людей ни с чем не сравнимый вклад и вместе с тем имеет своим предметом измеряемую в стоимостях услугу. К социальным относятся или примыкают к ним личные права, например свобода от принудительного труда. Право на минимальное образование и право на неотложную медицинскую помощь за общественный счет не имели силы настоящих прав, но обрели эту силу, потому что теперь можно почти уверенно полагаться на то, что публичные средства позволят предоставить в каком-то приемлемом объеме и образовательные услуги, и медицинскую помощь. Иные из прав будто бы отлучены от социализации человека и от общего блага, имея между тем прямое к ним отношение. Так, например, предпринимательскую свободу, собственность, иные вещные права избегают причислять к социальным правам. Но что может быть более социальным, чем они, если именно с ними человек получает свою часть жизненных благ и возможность обеспеченного присутствия в обществе и признание своей общественной состоятельности?»[106].

Социальные права имеют в отличие от иных прав свою специфику – они не «рентабельны» и затратны, на первый взгляд. Так, И.А. Алебастрова отмечает, что «социальные права, по сравнению с иными конституционными, имеют важные особенности, - в отличие от личных, политических и культурных прав, реализация социальных требует огромных финансовых затрат из средств государственного бюджета. Государство должно иметь стратегию социальной политики, стабильную экономику, ориентацию на правовое равенство и социальную справедливость, в противном случае проводимая социальная политика будет иметь нежизнеспособный характер, социальные нормы останутся лишь заявленными, но не реализованными. Поэтому эффективность реализации социальной политики зависит во многом от экономического состояния государства, квалификации и моральных качеств законодателей и государственной бюрократии»[107].

«Рентабельность» социальных прав граждан существует в перспективе, потому что их игнорирование государством в конечном итоге может привести к социальным конфликтам, включающим вооруженные столкновения, вследствие чего государство может понести больший ущерб, чем те затраты, которые должны быть запланированы на социальную поддержку граждан. Так, в Греции вследствие финансового кризиса в 2010 году наблюдались социальные конфликты: десятки тысяч человек протестовали в Афинах и Салониках против планов правительства резко сократить зарплаты госслужащим и другие госрасходы в обмен на кредиты ЕС и МВФ, которые должны спасти страну от банкротства. Греция была парализована 24-часовой забастовкой, которая полностью прекратила авиасообщения и нарушила работу автомобильного и железнодорожного транспорта. Не работали также государственные учреждения, банки, школы и университеты.

12 февраля 2012 года, в связи с принятием второго раунда мер жесткой экономии, по Греции прокатилась волна бунтов. Во многих районах Афин полыхали банки и здания. Не только в Афинах, но и по всей стране люди нападали на полицейские участки и правительственные здания, были попытки захватить государственные учреждения, люди вступали в столкновения с полицией[108]. По мнению К. Арановского, С. Князева, Е. Хохлова, «позволив себе социальную беспечность, а потом отказав гражданам в праве на нее, Греция получила пугающие последствия»[109].

Во избежание таких конфликтов государство, заинтересованное в продолжительности своего существования, должно учитывать социальные потребности своих граждан, которые в современный период открытого информационного пространства уже имеют представление о социальной государственности, международных стандартах социальных прав и свобод, и опережать и предотвращать социальные конфликты, тем самым устраняя необходимость обращения к идеологам «цветных» революций (Джин Шарп).

Перечень основных прав и свобод, закрепленных в Конституции Республики Казахстан, которые являются или имеют отношение к социальным, можно классифицировать на несколько групп:

- Права и свободы, способствующие удовлетворению материальных потребностей субъекта. Сюда следует отнести право на свободу труда, свободный выбор рода деятельности и профессии, на вознаграждение за труд без какой-либо дискриминации, а также на социальную защиту от безработицы (ст. 24), право на свободу предпринимательской деятельности, свободное использование своего имущества для любой законной предпринимательской деятельности (ст. 26). В Конституции Республики Казахстан право на жилище прямо не закреплено, однако в ч. 2 ст. 25 Конституции указано, что в Республике Казахстан создаются условия для обеспечения граждан жильем. Указанным в законе категориям граждан, нуждающимся в жилье, оно предоставляется за доступную плату из государственных жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами. Согласно ч. 1 данной статьи жилище неприкосновенно. Не допускается лишение жилища, иначе как по решению суда. Часть 1 ст. 26 Конституции предоставляет возможность гражданам Республики Казахстан иметь в частной собственности любое законно приобретенное имущество. Согласно ч. 2 данной статьи собственность, в том числе право наследования, гарантируется законом, а ч. 3 защищает имущество граждан: никто не может быть лишен своего имущества, иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд в исключительных случаях, предусмотренных законом, может быть произведено при условии равноценного его возмещения. Гражданам Республики Казахстан согласно ч. 1 ст. 28 Конституции Республики Казахстан гарантируется минимальный размер заработной платы и пенсии, социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца и по иным законным основаниям.

- Права и свободы, способствующие удовлетворению духовных потребностей субъекта. Сюда можно отнести право на пользование родным языком и культурой, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества (ст. 19 Конституции Республики Казахстан), свободу слова и творчества (ч. 1 ст. 20 Конституции), право свободно получать и распространять информацию любым, не запрещенным законом способом (ч. 2 ст. 20 Конституции), право на бесплатное среднее образование в государственных учебных заведениях (ч. 1 ст. 30 Конституции), право на получение на конкурсной основе бесплатного высшего образования в государственном высшем учебном заведении (ч. 2 ст. 30 Конституции).

- Права и свободы, обеспечивающие благоприятный уровень жизни и здоровья человека. Это право на условия труда, отвечающие требованиям безопасности и гигиены, право на отдых, право на установленные законом продолжительность рабочего времени, выходные и праздничные дни, оплачиваемый ежегодный отпуск (ст. 24 Конституции), право на охрану здоровья, на получение бесплатно гарантированного объема медицинской помощи, установленного законом (ст. 29 Конституции). К сожалению из текста Конституции Республики Казахстан убрали право на благоприятную для жизни и здоровья окружающую природную среду, хотя такое право было предусмотрено Конституцией Республики Казахстан 1993 года. Теперь в ст. 31 Конституции указано, что государство ставит целью охрану окружающей среды, благоприятной для жизни и здоровья человека.

- Права и свободы, обеспечивающие участие субъекта в социальных связях. Сюда можно отнести право на свободу объединений (ст. 23 Конституции), право на индивидуальные и коллективные трудовые споры с использованием установленных законом способов их разрешения, включая право на забастовку (ст. 24), а также права, которые обычно в конституциях не прописываются, но подразумеваются – права на супружество, материнство, отцовство и детство. В Конституции Республики Казахстан указано только, что «1. Брак и семья, материнство, отцовство и детство находятся под защитой государства. 2. Забота о детях и их воспитание являются естественным правом и обязанностью родителей. 3. Совершеннолетние трудоспособные дети обязаны заботиться о нетрудоспособных родителях»[110].

В Конституции Республики Казахстан закреплен минимум социальных прав и свобод, т.е. не все социальные права и свободы, которые закреплены в конституциях других государств. Наблюдается тенденция весьма осторожного подхода к закреплению некоторых прав и свобод. Так, в отличие от гарантированного права на труд, которое было провозглашено в Конституции СССР, в Конституции Республики Казахстан (собственно, как и в Конституции Российской Федерации) закреплено лишь право на свободу труда, свободный выбор рода деятельности и профессии, т.е. государство уже не гарантирует реализацию возможности трудиться, а предоставляет только социальную защиту от безработицы.

В Конституции Республики Казахстан от 30 августа 1995 года заложен минимальный стандарт защиты социальных и экономических прав граждан. Конституцией гарантируется минимальный размер заработной платы, ниже которой работодатели не имеют права платить гражданам. В законодательстве РК введен договорной принцип регулирования уровня оплаты труда, он реализуется работниками, работодателями и профсоюзами посредством коллективных договоров и соглашений в условиях рыночной экономики, регулируется заработная плата работников бюджетной сферы.

Минимальный размер заработной платы базируется на прожиточном минимуме. В отношении минимального размера заработной платы в Казахстане также имеется несколько проблем. Первая проблема касается размера данного показателя, который вообще-то никак не основан на прожиточном минимуме. То есть МРЗП конечно соответствует прожиточному минимуму, но на этот минимум невозможно прожить ни одному казахстанцу. Так, согласно Закона Республики Казахстан «О республиканском бюджете на 2014-2016 годы» от 03.12.13 года с 1 января 2014 года размер минимальной заработной платы в Казахстане составляет 19.966 тенге[111] (примерно 3.900 рублей).

Вторая проблема связана с тем, что часть работников не получает и этого минимального размера заработной платы, потому что не защищена государством от произвола работодателей. Это относится к трудовым мигрантам из Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана, которые либо находятся нелегально, либо имеют краткосрочные разрешения на пребывание в Казахстане.

Еще одна проблема – реализация права на справедливое вознаграждение за труд. Имеются факты дискриминации работников в процессе трудовых отношений. Отсутствие в Трудовом кодексе отдельных норм, запрещающих дискриминацию граждан при реализации права на вознаграждение за труд, не позволяет государственным инспекторам по труду принимать меры по их пресечению. Вследствие этого наблюдается неравномерность при выплате заработной платы гражданам РК и иностранным специалистам. Так, иностранные работодатели выплачивают иностранным работникам зара­ботную плату, в десятки раз превы­шающую оплату труда казах­станских специалистов, имеющих такую же квалификацию. Так, в АО «Петро Казахстан КумкольРесорсиз» в 2013 году доход иностранного мастера, включая заработную плату и единовременный расход за проезд, составил 30 млн. тенге, за такой же пе­риод доход казахстанского мастера, осуществляющего равную работу, составил 2,2 млн. тенге. Согласно трудовому договору АО «СНПС-Ай Дан Мунай» для китайских специалистов в Республике Казахстан предусмотрено предоставление ежегодного трудового оплачиваемого отпуска сроком на 90 календарных дней без учета времени в пути, казахстанским работникам предоставляется трудовой отпуск продолжительностью 24 календарных дней, дополнительный оплачиваемый отпуск в количестве 9 календарных дней за проживание в экологически неблагополучных районах, а также 6 календарных дней за работу с вредными (особо вредными) и (или) опасными условиями труда. На этом же предприятии размер заработной платы иностранных специалистов составляет 351,2 тыс. тенге, тогда как заработная плата казахстанцев на равнозначных должностях согласно трудовому договору составляет 82,4 тыс. тенге. В итоге разница в оплате труда превышает 4,0 раза. Такие факты дискриминации не единичны и установлены в иностранных компаниях города Алматы, Актюбинской, Алматинской, Атырауской, Западно-Казахстан­ской и Мангистауской областей. Указанные факты в совокупности с другими негативными обстоятельствами привели к серьезнейшим социальным конфликтам в Казахстане. В частности, трудовая забастовка нефтяников за улучшение условий труда и повышение заработной платы в Жанаозене 16 декабря 2012 года превратилась в вооруженное столкновение с представителями власти. В принципе, ситуация не была чрезмерно критической. Так, Жанаозен отличался от других городов Казахстана очень хорошими условиями занятости. Как заявил вице-министр труда и социальной защиты населения Республики Казахстан Биржан Нурымбетов, в городе был самый низкий уровень безработицы в Казахстане - всего 4,8%, при том, что в среднем по республике в декабре 2011 года уровень безработицы составлял 5,4%, а феврале 2012 года - 5,8%. Это только зарегистрированная безработица, тогда как реальный уровень безработицы в других городах Казахстана выше за счет самозанятых, то есть имеющих нестабильную занятость и доходы. В Казахстане таких в среднем - 16,5% населения. В Жанаозене менее 7%, то есть более чем вдвое ниже среднего уровня… К тому же, именно в Жанаозене был самый высокий в Казахстане уровень оплаты низкоквалифицированного труда, о котором в других городах республики могут только мечтать. Так что, особых оснований для борьбы за улучшение условий труда не было[112].

Социальный конфликт в Жанаозене опасен тем, что он возник в том месте, где имеются сравнительно благоприятные условия работы и оплата труда. Однако причины для возникновения трудовых конфликтов остаются. Это увольнение работников, диспропорция в оплате труда казахстанских и иностранных работников, недостаточная сумма компенсации за работу с вредными (особо вредными) и (или) опасными условиями труда.

Анализ трудового законодательства Республики Казахстан показал, что, несмотря на закрепленный в статьях 14 и 24 Конституции Республики Ка­захстан запрет на любые виды дискриминации, Трудовой кодекс Республики Казахстан не содержит прямой запрет на дискримина­цию работников при вознаграждении за труд. При этом, такие положения регламентированы и содержатся в между­народных договорах, которые ратифицированы не только Республикой Ка­захстан, но и государствами, компании которых осуществляют деятельность в нашей стране. Так, согласно статье 1 Конвенции Международной организации труда № 111 «О дискриминации в области труда и занятий», под дискриминацией понимается всякое различие, недопущение или предпочтение, проводимое по признаку иностранного происхожде­ния, приводящее к уничтожению или нарушению равенства возможностей или обращения в области труда и занятий.

Следует отметить, что такое социальное неравенство порождает кон­фликтную среду, которая может перерасти в массовые и не управляемые столкновения на межнациональной почве и дестабилизировать общест­венно-политическую ситуацию как в определенном регионе, так и в целом по республике. Необходимо принять законодательные меры для устранения несправедливой диспропорции в оплате труда различных категорий работников, обеспечить достойную заработную плату работникам сферы образования, здравоохранения, культуры, агропромышленного комплекса. С учетом экономического подъема регионов и возросших возможностей предприятий и организаций необходимо реформировать систему оплаты труда. При этом заработная плата должна ежеквартально индексироваться в зависимости от роста цен на товары и услуги.

Также следует поддержать предложение, заложенное в Национальном плане действий в области прав человека в Республике Казахстан на 2009-2012 годы, о разработке и принятии новых Законов Республики Казахстан: «О минимальной заработной плате», «О работодателях».

Еще одна проблема касается отсутствия правового обеспечения одинаковой для всех возможности продвижения в работе на соответствующие более высокие ступени исключительно на основании трудового стажа и квалификации. Несмотря на то, что законодательство РК не предусматривает дискриминации в трудовой сфере в отношении женщин, однако возможности их продвижения по службе очень низки, что связано с казахским менталитетом (исторически женщина находилась на вторых ролях после мужчины).

Также «минусом» Конституции Республики Казахстан является отсутствие в ее содержании закрепленного права граждан на благоприятную для жизни и здоровья окружающую природную среду, а также права народа Казахстана Республики Казахстан полностью и свободно обладать и пользоваться своими естественными богатствами и ресурсами.

Как видим, несмотря на то, что в Конституции Республики Казахстан закреплены основные социальные права и свободы, перечень их далеко не полный. Как нам кажется, для большей эффективности соблюдения некоторых прав и свобод необходимо их закрепление на конституционном уровне. На практике выявлен ряд проблем, вызванных не только несоблюдением прав и свобод, но и отсутствием их законодательного закрепления. Как отмечают К. Арановский, С. Князев, Е. Хохлов: «пока социальное право на помощь формально и предметно не установлено, оно остается намерением или пожеланием»[113].

В целях совершенствования Конституции Республики Казахстан от 30 августа 1995 года представляется важным включить в перечень прав и свобод следующие: одинаковую для всех возможность продвижения в работе на соответствующие более высокие ступени исключительно на основании трудового стажа и квалификации; право каждого человека создавать для осуществления и защиты своих экономических и социальных интересов профессиональные союзы; право на благоприятную для жизни и здоровья окружающую природную среду; право народа Республики Казахстан полностью и свободно обладать и пользоваться своими естественными богатствами и ресурсами.

В частности, предлагаем:

- ст. 23 Конституции Республики Казахстан изложить в следующей редакции «1. Граждане Республики Казахстан имеют право на свободу объединений. Деятельность общественных объединений регулируется законом. 2. Право создавать объединения для охраны и улучшения условий труда и экономических условий гарантируется каждому и представителям всех профессий»;

- ст. 24 Конституции Республики Казахстан дополнить частью «Женщины и мужчины имеют одинаковую возможность продвижения в работе на соответствующие более высокие ступени исключительно на основании трудового стажа и квалификации»;

- ч. 3 ст. 6 Конституции Республики Казахстан изложить в следующей редакции: «Земля и ее недра, воды, растительный и животный мир, другие природные ресурсы находятся в государственной собственности и максимально используются для поднятия благосостояния народа. Земля может находиться также в частной собственности на основаниях, условиях и в пределах, установленных законом».

<< | >>
Источник: АУ ТАТЬЯНА ИВАНОВНА. Проблемы социальной государственности в Республике Казахстан (в контексте сравнения с опытом Российской Федерации). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Социальные и экономические права человека и гражданина как основа социальной государственности в Казахстане:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -