<<
>>

ГЛАВА IV ВЛИЯНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО КРЕДИТА НА ОБЩЕСТВЕННОЕ ХОЗЯЙСТВО

Государственный кредит, достигнув больших размеров, оказывает заметное влияние на разные стороны общественного хозяйства.

А) В сфере производства влияние это, как думает, например, Дит- цель, обнаруживается прежде всего изменением в направлении промышленной жизни.

Известная масса капиталов отливает из частных хозяйств и поступает в распоряжение государства. Отлив совершается преимущественно от тех отраслей промышленной деятельности, которые в данное время находятся в угнетенном состоянии и могут быть без ущерба для общества ведены в меньших размерах. На первый взгляд это отвлечение капиталов в распоряжение государства представляется благоприятным для всего народного хозяйства: капитал из предприятия, где он менее нужен, перемещается туда, где он более нужен; вместо чрезмерного и бесполезного развития некоторых отраслей промышленности в руках частных лиц расширяется деятельность государства, создаются им посредством кредита учреждения, которые важны для общественного хозяйства. Благотворность этого влияния увеличивается еще тем, что государство может в гораздо большей степени, нежели частные хозяйства, привлекать капиталы из-за границы. Если в момент заключения займа туземное общественное хозяйство не располагает такой суммой свободно реализуемых капиталов, в какой государство нуждается, на помощь приходят иностранные капиталы и содействуют развитию в стране учреждений, которые стали для нее необходимы. Но было бы ошибочно ограничиваться только этим заключением при оценке влияния государственных займов на производство. Эта оценка слишком общая, чтобы удовлетворить теоретика, а тем более политика. Следует выяснить, что такое свободные туземные капиталы? Следует рассмотреть, не склонно ли государство сверх меры пользоваться иноземными капиталами или злоупотреблять своим особым, исключительным положением на внутреннем рынке?

Если процент низок и проявляет наклонность к понижению, если в кредитных учреждениях накопляются крупные денежные суммы - эта родовая форма капитала, - если рынок многих товаров испытывает переполнение, то есть налицо верный показатель наличности свободных капиталов, которые, по крайней мере в близком будущем, не могут быть поглощены ни существующими предприятиями, ни частной предприимчивостью, направленной на новые, еще не изведанные пути.

Если государство заключает займы из этих капиталов и берет для целей, которые, как было указано выше, оправдывают государственный долг, то производство испытывает на себе благодетельное влияние кредита. Действующие предприятия не стесняются в размерах своих оборотов. Склонность процента к понижению препятствует удорожанию кредита для частных хозяйств и после нового займа, а общество получает к своим услугам новые полезные учреждения. В этом случае расширение производства через пользование свободными капиталами имеет благодетельное влияние и на быт рабочего класса: в такие периоды многие предприятия имеют наклонность к сужению производства и уменьшению числа занятых работников; государство же создает этому противовес, привлекая к себе известные группы работников, оттолкнутые частной предприимчивостью. Если государство заключает займы только из этих капиталов, то всего легче может быть оправдано несоответствие затраты с целями, которые оправдывают государственный долг, ибо можно со значительной степенью вероятия предположить, что государство своими расходами, хотя и не имеющими общенародного значения, принесет большую сумму пользы (например, для целой местности, нескольких общественных групп), нежели те частные предприятия, которые могут возникнуть (или имеют наклонность возникать) при дешевом кредите с чисто спекулятивными целями[390].

Иначе следует относиться к займам из иностранных капиталов; не следует считать капиталы, свободные от частного производства в стране кредиторов, свободными и для того государства, которое заключает заем. Мы находим неубедительным столь распространенное в литературе мнение[391] о полезности возможно большего привлечения капиталов из-за границы. Не говоря уже о невыгодах в международном платежном балансе, которые влечет за собой для государства-должника неумеренное пользование иностранными капиталами, невыгоды обнаруживаются и в сфере производства. Для государства, кредитующегося за границей, предел пользования иноземными капиталами установляется не тем, как много ему предлагают «свободных» капиталов и даже не высотой процента, быть может, более умеренного, чем на туземном денежном рынке, а только тем, какую сумму процентов и долей погашения могут давать налоги без отягчения производства.

Пока этот предел не перейден, до тех пор займы из капиталов иноземных могут выгодно расширять производство данной страны и открывать новый источник доходов для многих ранее не занятых работников.

Не следует, однако, забывать, что государственный кредит может пагубно влиять на туземное производство. Следует помнить, что должник-государство имеет свои особенности, резко выделяющие его из массы других должников. Сомнительно, чтобы частное лицо могло получить широкий кредит для ведения, например, тяжбы, решение которой в пользу должника не представляется бесспорным. Но нет такой цели, для которой государство не могло бы найти кредит. Самая бесцельная, самая безумная война может раскрыть пред государством карманы многих капиталистов: кредитор знает или хотя безотчетно чувствует, что государство, без всяких грубых приемов давления, властно в имуществе граждан: стоит завернуть поглубже несколько винтов в механизме налогов - и в распоряжение государства поступают по большей части суммы, необходимые для уплаты процентов, а пожалуй, и занятого капитала. В этой уверенности и заключается условие, облегчающее для государства не только благотворно, но часто и пагубно влиять на производство. Влияние этого условия может идти двумя путями. Несколько возвысив процент против того, который привлек бы только туземные капиталы, государство может отвлекать от внутреннего производства и часть капиталов, безусловно, для него необходимых. Надежность должника-государства вместе с обещанием высокого процента служит такой приманкой, что многие капиталисты изъемлют свои капиталы из других помещений, отдают их государству и, тем стесняя положение многих предприятий, вызывают все невыгодные последствия, которые ведет за собой сужение кредита в частном хозяйстве. Но влияние может идти и другим путем. Государство не притягивает с внутреннего рынка капиталов особенно выгодными условиями займа; оно привлекает только свободные туземные и заграничные. Производство непосредственно не терпит затруднений.

Но неизбежное возвышение налогов для уплаты процентов и погашения долга отнимает у народного хозяйства часть той доли общественного дохода, которая могла бы с большей выгодой быть затрачена на развитие частного производства. Таким образом, нет основания утверждать, что государственный кредит во всех случаях благотворно влияет на производство: выгодность или невыгодность его влияния прямо зависит от целей, на которые затрачиваются капиталы. И здесь оценка возможна только при близком знакомстве с потребностями народа и характером затрат, совершенных государством.

Не следует забывать еще об одной форме, в которой государственный кредит оказывает влияние на производство. Уже кредит в частнохозяйственных отношениях способствует привлечению к производству даже самых мелких капиталов, которые отдельно взятые не довольно велики для производства, но в совокупности образуют большие массы ценностей. Но этот кредит не обладает достаточной притягательной силой, чтобы побуждать даже самых робких, недоверчивых людей (а среди мелких капиталистов таких особенно много) отказываться от хранения сбереженных сумм в своем сундуке и давать их в ссуду. Должник-государство пользуется высоким доверием даже этих капиталистов, охотно помещающих свои сбережения в процентные бумаги государственных займов[392]. Таким образом, к производству привлекается еще часть капиталов, которые, быть может, лежали бы праздными при отсутствии государственного кредита.

Б) Государственный кредит усиливает влияние, которое имеет на обмен кредит вообще. Обращаемость государственных кредитных знаков далеко превосходит обращаемость всех других кредитных документов[393]. Вот почему эти знаки содействуют понижению ценности денег со всеми последствиями, которые влечет за собой понижение. При благоустроенной денежной системе в стране (монеты и полноценные бумажные деньги) наполнение оборота государственными кредитными знаками не имеет дурного влияния. Но раз страна наводнена обесценившимися бумажными деньгами, распространение этих знаков имеет наклонность поднимать лаж, т.е.

еще более обесценивает бумажные деньги2. Государственный кредит оказывает особенно заметное влияние на международный обмен страны, которая пользуется крупными заграничными капиталами и имеет обесценившиеся бумажные деньги. Для покрытия платежей заграничным кредиторам ей необходим или крупный перевес вывоза товаров над ввозом, или же ежегодный отпуск больших запасов золота и серебра. Первое предполагает такое благоприятное развитие промышленности, какое редко может встречаться в стране с обесценившимися бумажными деньгами, обыкновенно причиняющими крупное расстройство народного хозяйства. Второе же - явление обычное - окончательно лишает страну запасов благородных металлов и грозит ей еще большим возвышением лажа. Влияние заграничных долгов страны на обмен сказывается особенно остро при малейших дипломатических недоразумениях. Боязнь, что задолжавшее государство начнет войну, расстроит народное хозяйство и уменьшит свою платежную способность, ведет к усиленной продаже на заграничных биржах его кредитных документов, к усиленному запросу на благородные металлы, к повышению лажа и еще более невыгодному для нее платежному балансу. Так как эти явления непосредственно возвышают цену товаров, ввозимых из-за границы, то помимо невыгод, ощущаемых многими частными хозяйствами, они отнимают часть покупательных средств и у финансов государства и лишают правительство свободы действий. Правительство такой страны уже в силу задолженности государства не может иметь в международной политике то влияние, которое естественно принадлежит ему по обширности и населенности страны. Оно не может с такой настойчивостью преследовать цели во внешней политике, как могло бы при более благоприятном положении своего кредитного рынка. Таков, к прискорбию, в настоящее время удел именно России. Как это ни общеизвестно, как ни мало нуждается это положение в доказательствах a posteriori, однако один из авторитетных писателей - Вагнер - по вопросам о кредите не считает важной большую задолженность государства за границей и не приписывает ей вредного влияния на платежный баланс, вексельные курсы и т.д.
Вагнер отрицает это влияние потому, что подобное действие оказывает задолженность не только правительства, но и частных хозяйств данной страны, железнодорожных и других обществ, пользующихся иноземными капиталами1. - Это рассуждение потому неубедительно, что государство как самый крупный и надежный должник не только привлекает к себе огромные иноземные капиталы и этим оказывает большое влияние на размеры платежей за границу, но и способно в силу своего выгодного положения заключить за границей займов на сумму, далеко превышающую все иноземные капиталы, помещенные в частных предприятиях данной страны: таким образом, в общем итоге уплаты заграничным кредиторам главная доля может приходиться и часто приходится на государство. Если же припомнить, что правительства нередко заключают за границей займы для целей непроизводительных (ведение войн), то скажем, что сумма иноземных капиталов, помещенная в частных предприятиях, в среднем более служащая развитию туземного производства, менее склонна неблагоприятно влиять на платежный баланс, чем равная ей сумма, занятая государством. И совет, который дает Вагнер, держаться «осторожно внутренней политики», дабы избегать невыгодного платежного баланса, представляет удобный щит, под прикрытием которого могут выступать политики всех партий и оттенков, но не оправдывает оптимизма этого писателя.

Государственный кредит имеет влияние также и В) на потребление. Отвлекая часть капиталов от народного хозяйства и уменьшая в нем сферу приложения труда, а чрез то суживая и потребление (или задерживая его дальнейшее развитие), он создает такие материальные и нематериальные ценности, которые могут быть предметом потребления или пользования для всего народа, целых классов или населения данной местности. Отнимая посредством возвышенных налогов для платежа процентов и погашения у граждан долю их имущественных средств, государственный кредит уменьшает их потребление единоличное; создавая с помощью полученного взаймы капитала новые ценности, он расширяет область коллективного потребления. Город посредством займа устраивает водопровод. Налоги, введенные для покрытия займа, уменьшают средства граждан на потребление, может быть, одежды, пользование вином, развлечениями. Но взамен этого создаются новые удобства для пользования водой. Государство сооружает посредством займа сеть железных дорог. Налоги, предназначенные для покрытия долга, уменьшают единоличное потребление граждан в той или другой области, но увеличиваются удобства всего населения страны или некоторых местностей для удовлетворения потребности в передвижении и т.п. Словом, кредит государства, городов, общин имеет стремление сузить единоличное потребление и расширить коллективное. Это влияние может быть благоприятно или невыгодно для общественного хозяйства в зависимости от значения для народа потребности, удовлетворяемой с помощью государственного кредита. Если государственные долги умеренны, то рост производительности труда парализует их наклонность суживать единоличное потребление, и последнее развивается вместе с коллективным.

Относительно влияния государственного кредита на Г) распределение в литературе довольно прочно держится убеждение, что он способствует развитию имущественного неравенства[394]. Важность этого вопроса требует довольно подробного его рассмотрения.

Заключив заем, государство отыскивает источники для платежа процентов и в случае срочности займа для погашения долга. Положим, что таким источником служит новый налог или добавки к существующим податям; новое податное бремя распределяется на все население (путем переложения), хотя бы оно падало на известные классы доходов (поземельный, промысловый и т.д.[395]). Плательщиками этого налога являются среди других и кредиторы государства. Таким образом, часть процентов и погашения уплачивается им согражданами, другую же часть они платят себе сами. Они имеют верное помещение своего капитала, могут увеличивать свое имущество; остальное население несет на себе в пользу их известное бремя, утрачивает долю своих доходов, чем и пролагается новый путь к увеличению имущественного неравенства. В таком свете представляется все дело. Но сейчас же является возражение: не вознаграждаются ли с избытком все плательщики налогов, не состоящие кредиторами государства, из пользования учреждениями, которые государство создает на занятые капиталы? И действительно, такое возмездие возможно, а потому рассмотрение вопроса только в таких общих чертах не приводит к определенным результатам. Это общее утверждение тем более недостаточно, что платежи по новому займу могут быть покрываемы и из существующих источников при более обильном поступлении доходов. Тогда на граждан не возлагается новое бремя и заем не содержит элементов, которые увеличивали бы неравенство состояний.

Дабы оценить влияние государственного кредита на распределение имуществ, нужно иметь в виду 3 следующих условия: 1) размеры, в каких государство пользуется кредитом, 2) систему налогов и 3) затраты, покрываемые займами.

  1. Предположим, что государство получает посредством займа только свободные капиталы своего народного хозяйства. Этот заем не уменьшает производства в стране, не уменьшает фондов, затрачиваемых на оплату труда, не ухудшает положения беднейших классов населения. Напротив, он может даже улучшить их положение. Обилие свободных капиталов, находящихся в частных руках, и низкий уровень процента соблазняют к основанию многих не способных к жизни предприятий. Эти предприятия, существуя недолгое время, только мимолетно увеличивают запрос на рабочих и, быть может, повышают плату в некоторых отраслях производства. Разрушаясь, они уничтожают массу ценностей, отталкивают от себя привлеченных рабочих и опускают плату до прежнего уровня, а может быть, причинив расстройство многих других предприятий, и ниже его. Государство, пользуясь этими капиталами для какой-либо назревшей потребности общества, может также предъявить запрос на рабочих, также несколько поднять плату и, создав учреждение, содействующее развитию общественного хозяйства, поднять ее на продолжительное время. Это поднятие платы, даже если размеры его весьма незначительны, способно вознаградить за повышение налогов, если бы оно последовало за займом. Наконец, и повышение налогов при таком положении дел не может быть очень велико, ибо свободные капиталы не составляют в большинстве современных государств такой огромной массы, чтобы взятие их государством требовало крупного увеличения налогов. Возьмем такой гипотетический пример. В стране, подобной России, заключен государственный заем на 100 милл. рублей, по которому проценты и погашение требуют увеличения налогов на 7- 8 милл. рублей в год. Эта сумма составляет приблизительно 40-50 коп. на 1 семью во всем населении Империи. Представим себе даже большую неравномерность налогов, крупное обременение беднейших классов народа и малые податные тягости на богатых гражданах; предположим, что беднейшие классы платят по 15-20 коп. с семьи в год. Увеличение налогов на такую сумму не вносит крупного изменения в распределении общественного дохода, даже если бы затрата занятых государством 100 милл. не способствовала повышению заработной платы и созданию учреждений, выгодных для всего народа. - Иное влияние оказывают займы, отвлекающие большую массу капиталов, нежели та, которая может быть без ущерба для общественного хозяйства предоставлена в распоряжение государства. Предположим, что государство, обещая кредиторам очень выгодные условия, побуждает многих капиталистов извлечь их капиталы из прежних помещений и уступить их в распоряжение правительства. Ближайшим последствием этого является трудность ведения многих предприятий, уменьшение запроса на рабочих и стремление заработной платы к понижению. Хорошо, если государство на занятые капиталы предъявит такой запрос на труд, который привлечет всю массу работников, сделавшихся свободными в частных предприятиях. Тогда стремление заработной платы к понижению может быть парализовано. Если же затрата занятых капиталов не сопряжена со значительным спросом на труд, то положение рабочего класса, по крайней мере некоторых групп его, может заметно ухудшиться, и это ведет к большей неравномерности в распределении общественного дохода. Для процентов и погашения по такому займу также необходимо возвышение налогов, но уже на большую сумму, нежели для займов, ограничивающихся свободными капиталами. Эта большая сумма налогов уже сама по себе представляет большее бремя. Тягость же его увеличивается еще и тем, что беднейшие классы или значительная часть их поставлены в худшие условия уменьшением капиталов, занятых в производстве. Влияние такого займа ослабляется привлечением капиталов из-за границы и взятием из туземного капитала только свободной его части. Тогда заем не имеет непосредственного действия на сужение производства, и его влияние на распределение выражается в крупной сумме, которую народ должен уплачивать на покрытие процентов и погашения и из которой значительная доля падает на беднейшие классы и увеличивает их тягости. Рассматривая государственные займы только с этой стороны и опуская все другие отличительные их особенности, мы можем прийти к следующему выводу: взятие из хозяйственных оборотов страны только свободных капиталов и медленный рост государственных долгов не имеют сколько-нибудь заметного влияния на распределение имуществ[396].
  2. Другое важное условие - система налогов. Это условие имеет значение потому, что характер системы налогов определяет, на чьи плечи падает новая податная тягость, вызванная государственным займом. Если строй налогов таков, что главная часть податного бремени лежит на беднейших классах, если юридический порядок препятствует процессу переложения, то каждое возвышение налога, верное духу господствующей системы, ведет к дальнейшему обременению неимущих классов и к более невыгодному для них распределению народного дохода. Предположим, что центром тяжести податной системы служат налоги: подушный, на соль, сахар, чай, промысловый, распределенный весьма неравномерно, и т.п.; что паспортная система, затрудняющая передвижение населения, препятствует отливу из местностей малоземельных в многоземельные, из округов с низкой заработной платой туда, где предъявляется усиленный запрос на рабочие руки, тогда процесс сложения налогов посредством увеличения производительности труда (путем, например, переселения из неплодородных местностей на плодоносные земли) или переложения посредством возвышения заработной платы становится для многих беднейших плательщиков невозможным. Каждое возвышение налогов именно тех видов, которые преобладают в податной системе, ухудшает положение этих групп, и распределение общественного дохода склоняется еще более к их невыгоде. - Представим себе наличность другой системы налогов: свободные от податей мелкие доходы, отсутствие налогов на важнейшие предметы потребления, развитие целой группы предметных подоходных налогов и далеко проведенное начало прогрессивности. В этом случае возвышение налогов, вызванное государственным займом, не затронет слабейших членов общества, а коснется только средних и наиболее состоятельных классов, а потому и не будет иметь невыгодное влияние на распределение.
  3. Однако самое важное значение имеет способ затраты занятых капиталов. Каждое государственное кредитное обязательство соединяет верителей и должников. Первыми служат лица, давшие государству взаймы, вторыми - все плательщики налогов. Первые всегда имеют значительную выгоду (хотя бы уже потому, что получают верное помещение для своих капиталов), вторые же не всегда или не все в равной степени. Влияние этого условия на распределение имуществ может быть оценено, если известна сумма выгод, доставленных государственным займом должникам или плательщикам налогов. Таким образом, затрата занятых капиталов для целей, имеющих всеобщее значение, не вносит в распределение народного дохода большего неравенства. Наоборот, затрата для удовлетворения потребности, которая не довольно еще назрела и заявляет о себе в малочисленных группах населения, имеет наклонность увеличивать неравенство состояний. Есть, наконец, потребности - не всего населения, а многочисленных масс, беднейших классов, - удовлетворение которых посредством государственных долгов уменьшает неравенство состояний. В первом случае выгодам кредиторов соответствуют и выгоды должников. Во втором - первые далеко превосходят вторые. В последнем - первые далеко уступают вторым. Возьмем несколько примеров. На занятые капиталы государство сооружает сеть путей сообщения, водных и железных, обнимающих целую страну. Налоги, возвышенные для беднейших классов, парализуются теми выгодами, которые доставляют стране хорошие пути сообщения, могущие в каком-либо отношении содействовать достижению хозяйственных целей почти каждого гражданина. Нет основания утверждать, что долги, возникшие для такой цели, содействуют увеличению неравенства состояний. - Север России перерезывается железной дорогой в то время, как в середине страны железнодорожная сеть представляет крупные пробелы. Город при крайне дурном санитарном состоянии устраивает дороги мостовые. В обоих случаях доставляются выгоды только небольшим группам плательщиков налогов - ближайшим к железной дороге поселениям, торговцам, которые будут провозить свои грузы, владельцам лошадей и экипажей в городе, - все же население не получает новых удобств за те лишние тягости, которые будут причинены возвышенными налогами. А потому здесь мы вправе говорить о наклонности государственного или городского займа неблагоприятно влиять на распределение имуществ. - С помощью займа государство устраивает в широких размерах переселение крестьян на многоземельные окраины. Здесь долг оказывает влияние прямо противоположное. Беднейшие плательщики налогов с избытком вознаграждаются за бремя повышенных податей: переселившиеся - тем, что получают на новых местах более благоприятные для ведения хозяйства условия; оставшиеся - тем, что ослабевшее соперничество между работниками, съемщиками частновладельческих земель облегчает возвышение заработной, понижение арендной платы. Кредиторы же государства вовсе не имеют тех выгод, которые, по-видимому, они получили. Понижение арендной платы, прибыли имеет, по крайней мере некоторое время, наклонность уменьшать доходы землевладельцев, промышленников. Такая затрата государством занятых капиталов содействует уменьшению имущественного неравенства. После всего изложенного особенно неубедительным представляется заключение проф. И.Т. Тарасова, будто имеет «общее значение наклонность государственных займов увеличивать неравенство состояний, так как займы открывают более или менее выгодное помещение для праздных или менее доходных капиталов, уплата же процентов и погашения по этим займам ложатся на податных плательщиков»[397].

Все изложенное позволяет нам сделать такой вывод. Медленное возрастание государственных долгов, займы только из свободных туземных капиталов не оказывают сколько-нибудь заметного влияния на распределение общественного дохода. При быстром возрастании государственных долгов и взятии более чем свободной части туземных капиталов влияние государственного кредита на распределение имуществ тем более неблагоприятно, чем хуже система налогов и чем менее общенародное значение имеет затрата занятых капиталов. - Развитие кредита вообще имеет наклонность увеличивать неравенство состояний. То же можно сказать и о кредите государственном. Специфическое же влияние государственного кредита может быть понято только по принятии в расчет перечисленных условий.

Добавим к изложенному еще одно замечание. Государственные процентные бумаги уже в силу своей обращаемости служат одним из любимых предметов биржевой спекуляции. Чем более развиваются кредитные сделки, чем более появляется в обращении кредитных знаков, тем более увеличивается число лиц, делающих из биржевой игры, покупки и продажи кредитных бумаг единственный источник своего существования и обогащения. А для успешного пользования этим источником нужны не напряжение рабочей силы, не глубокая проницательность, не талант, а только знакомство с влиятельными кружками банкиров и других биржевых дельцов. Кто тесно соприкасается с этими сферами, тот легко наживает биржевыми спекуляциями громадное состояние; мелкий же владелец кредитных бумаг, иногда испытывающий счастье в биржевой игре, обыкновенно предается закланию.

Вот условие, поддерживаемое и развиваемое государственным кредитом, которое способствует в известной степени увеличению неравенства состояний. Нетрудно понять, что это влияние не распространяется на все население, а ограничивается только кружками, соприкасающимися с биржей.

<< | >>
Источник: И.Т. Тарасов, А.А. Исаев. Финансы и налоги: очерки теории и политики. - М.: «Статут» (в серии «Золотые страницы финансового права России»),2004. — 618 с.. 2004

Еще по теме ГЛАВА IV ВЛИЯНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО КРЕДИТА НА ОБЩЕСТВЕННОЕ ХОЗЯЙСТВО:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -