<<
>>

ГЛАВА II ПРИЗНАКИ И ВИДЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО КРЕДИТА. УСЛОВИЯ, БЛАГОПРИЯТСТВУЮЩИЕ ЕГО РАЗВИТИЮ

Под государственным кредитом разумеется совокупность меновых сделок, в которых обмен равных ценностей совершается не в одно и то же время и где должником являются государство или единицы самоуправления.

Государственный кредит имеет много общего с кредитом в общественном хозяйстве. В обоих случаях отличительной чертой сделки служит элемент разновременности; в обоих случаях капиталы, служащие предметом сделки, не создаются, а только перемещаются, меняют владельца; в обоих случаях кредитное отношение может вести и часто ведет к перемещению капитала из рук, менее искусных, туда, где он может получить более производительное назначение; и там и здесь соответственно с целями затраты капитала обнаруживается нужда в кредите кратко- и долгосрочном; кредитные знаки, выражают ли они отношение по частному или государственному кредиту, оказывают однородное влияние на обмен, на цены денег и товаров. К этим чертам сходства можно присовокупить и много других. - Но наряду со сходством мы замечаем и существенные различия.

  1. В общественно-хозяйственном кредите готовность должника уплатить долг служит кредитору не единственным и часто даже не главным обеспечением. Кредитор опирается на нормы закона, которые обеспечивают ему право пользоваться мерами принуждения, дабы получить уплату от должника. Не платит последний добровольно - и судебный приговор заставляет его платить. По отношению к должнику- государству кредитор не имеет подобного обеспечения. Суд может обязать казну уплачивать долги ее кредиторам; но последние знают или по крайней мере чувствуют, что государственная власть как источник всего правового порядка может парализовать действительность этого судебного приговора: как бы определенно ни были редактируемы эти приговоры, во власти правительства, ссылаясь на соображения «высшей политики», «общее благо», приостановить уплату долгов.
    В подобных случаях для кредитора-туземца нет высшего судилища, к которому он мог бы апеллировать; для кредитора-иноземца последним средством является победоносная война его отечества с государством-должником,

средство, имеющее на практике только призрачное значение. Вот почему всеобщее убеждение в твердом намерении правительства точно исполнять кредитные обязательства, убеждение, опирающееся на всю финансовую политику государства, служит для верителя более прочным обеспечением, нежели доверие к доброй воле должника, в частнохозяйственных кредитных сделках. - Сказанное применимо к государственному кредиту в тесном смысле, т.е. где представителем должника является центральное правительство. В общинном, городском, земском кредите за невозможностью для этих должников парализовать исполнение судебных приговоров кредитор имеет в последних столь же надежную гарантию, как и при кредитных сделках, связывающих его с частными хозяйствами.

  1. Не одно и то же значение имеет в частном и государственном кредите способность должника к возврату долга. Капиталист, ссужая свой капитал частному хозяйству, оценивает прочность, благоустройство последнего вообще и особенно его способность к уплате в определенный срок. Самостоятельность и самоцельность частного хозяйства побуждают кредитора только в его силах и средствах[361] искать обеспечения возврата долга. Применение подобной оценки к должнику- государству совершенно бесцельно. Его хозяйство есть хозяйство финансовое, почти вовсе не дающее кредитору масштаба для суждения, насколько государство будет состоятельным должником. В момент заключения государственного займа финансы могут быть расстроены: последовательные дефициты в течение длинного ряда лет могут вселить в кредитора убеждение, что финансы далеко не удовлетворительны и что нельзя рассчитывать на устранение дефицитов, т.е. улучшение финансов, в недалеком будущем. И при всем том государство может пользоваться значительным кредитом, что совершенно невозможно для частного хозяйства, находящегося в состоянии подобного расстройства.
    Кредитоспособность первого в этих случаях объясняется тем, что за финансовым хозяйством стоит все народное хозяйство, являющееся как бы поручителем по государственным долгам. Если распространено убеждение, что народное хозяйство не находится в крайне угнетенном состоянии, если к этому присоединяется уверенность, что государство готово напрягать платежные силы граждан до высшей степени, лишь бы точно исполнять свои обязательства[362], то государственный кредит может быть почти безграничным. - Все сказанное не может быть применено без ограничений к кредиту, которым пользуются единицы самоуправления. Состояние финансов этих единиц гораздо более принимается в расчет их кредиторами, нежели состояние государственных финансов верителями государства. Хотя уровень благосостояния населения в данной общине, городе, округе может служить обеспечением для кредитора, однако единица самоуправления не может напрягать произвольно платежные силы населения своего округа; каким бы широким правом в установлении податей она ни пользовалась, у кредитора всегда может быть опасение, что это право подлежит ограничению со стороны центральной власти. Таким образом, и с этой стороны кредит единиц самоуправления более приближается к частному, нежели кредит государственный.
  2. В частнохозяйственных отношениях имеет место личный и вещный кредит. Хотя последний имел в прошлом широкое применение и в сфере государственного хозяйства, однако по мере проникновения государственной жизни началом общественности он становился все более несовместным с характером государства как должника. Эта несовместность прямо вытекает из вышеуказанных особенностей обеспечения кредиторов государства. Главным обеспечением служит добрая воля государства исполнять долговые обязательства. Эта добрая воля, формально опираясь на финансовое верховенство государства, а материально - на имущество всех граждан, дает кредитору столь прочное обеспечение, что заклад или залог ценностей в обеспечение уплаты долга становится вовсе излишним.
    Твердое намерение правительства платить уже потому служит для кредиторов самым надежным ручательством, что государство как верховный источник права, и отдав в залог казенные имущества, всегда может нарушить право кредиторов и повредить их интересам. К этому присоединяется обыкновенно и практическая невозможность найти ценности, способные обеспечить кредиторов при громадных долгах современных государств. Казенные имущества, которые могли бы служить предметом залога в большинстве европейских государств не достигают по своей стоимости суммы государственного долга. Таким образом, государственный кредит есть по существу своему кредит личный, вещный является только исключением. - Общинный, городской, земский кредит и в этом отношении ближе подходит к частному. Здесь обеспечение кредиторов залогом или закладом потому не является окончательно излишним, что единицы самоуправления не могут в такой мере напрягать платежные силы населения, как то лежит во власти центрального правительства. Редкое применение вещного кредита и здесь объясняется частью сознанием благоустройства этих хозяйств, частью недостаточностью общинных, городских, земских имуществ.
  3. Частный кредит бывает кратко- и долгосрочным в зависимости от цели, для которой затрачиваются занятые капиталы. Самый характер частного хозяйства делает неприменимым в этой сфере кредит вечный . Непрочность человеческого существования, зависимость успешного развития промысла от личных качеств должника, отсутствие общественного значения во многих затратах, которые совершают частные хозяйства с помощью кредита, делают срочность необходимым условием последнего. - Иное встречаем мы в жизни государства. Государство по своей идее вечно. Общественная власть, представляющая волю и интересы живущего поколения, связана многочисленными нитями с общественной властью предыдущих эпох. Изменяются формы правления, совершаются крупные внутренние перевороты, дающие во многих отношениях иное направление политике; но работа прежде живших поколений в целом не прерывается никогда, и потомки, как далеко ни отклонялись бы от предков, пользуются полученными от последних и основаниями, и материалом для новой творческой деятельности.
    Обнимая в одно целое настоящее поколение с длинным рядом прошлых и будущих поколений, государство может совершать такие расходы, которые способны принести главную долю пользы только в отдаленном будущем; многие из таких затрат обогащают все общество: оно получает к своим услугам или массу новых ценностей, или новые плодотворные условия быта, нормы права, которые навсегда остаются народным достоянием. Для этих затрат государство может пользоваться кредитом вечным не в буквальном смысле слова, не в том смысле, чтобы заключаемые с этими целями займы не были погашаемы никогда, но в том, что они могут быть заключаемы без предварительного назначения срока уплаты, с правом для государства отсрочить возврат долга на неопределенное время, производить платежи тогда и такими долями, когда правительство найдет это возможным и целесообразным. Бессрочность государственных долгов еще и потому не причиняет общественному хозяйству невыгод, что государство пользуется почти безграничным доверием, и облигации государственного долга служат предметом свободного обращения. Кредитор государства, желая получить свой капитал обратно, всегда легко может найти владельца свободных капиталов, готового посредством приобретения облигаций, перепиской в долговой книге стать на место первого кредитором государства. Таким образом, бессрочность государственных долгов и даже их безвозвратность мирятся с возможностью для каждого частного хозяйства в отдельности во всякое время получить капитал, ссуженный государству.

\' Именно кредит личный. Элемент вечности наиболее примиряется с земельным частнохозяйственным кредитом. Предложения Родбертуса об устроении земельного кредита и имеют целью внести в него этот элемент.

Государственный кредит чистого типа может быть разделен на два вида в связи с целями, которых общественная власть стремится достигнуть посредством кредита. 1) Установление равновесия в государственном хозяйстве. Управление и вызываемые им расходы не могут быть по самой природе своей связаны с определенными сроками.

Это несоответствие бывает двоякое: а) или доходы, вычисленные по бюджету, точно поступают в течение бюджетного периода, но колеблются в поступлении по срокам его, месяцам, четвертям года, или же б) они в течение всего периода не достигают суммы, предположенной бюджетом. В первом случае недостатку сумм в одну, например, четверть года соответствует их избыток в другую; в последнем является дефицит, недочет в доходах относительно обыкновенных расходов. В обоих случаях финансовое управление обращается к кредиту. Это - кредит краткосрочный, имеющий свое прикрытие в обыкновенных доходах государственного, земского, городского казначейства. Наличность этого прикрытия всегда ясна, если бюджетный период заключается без недочета и несоответствие между расходами и доходами ограничивается только частями периода. Но если период заключается дефицитом, тогда служащий для его прикрытия кредит является прежде всего краткосрочным. Правильно построенное государственное хозяйство предполагает занесение в смету обыкновенных расходов коллективных потребностей лишь в том объеме, который оправдывается уровнем народного дохода. Бюджетный недочет, если обыкновенные расходы не чрезмерно велики и доходы не обременительны, прежде всего вызывает предположение что какие-нибудь исключительные, временные обстоятельства причинили скудное поступление доходов, что наступающий финансовый период будет более благоприятным и даст средства для покрытия недочета предыдущего периода. Такое предположение естественно ведет к краткосрочному кредиту. Краткосрочный кредит, называемый также финансовым (текучие, оборотные долги), обусловливается и вызывается к жизни нуждами финансового управления. Оно создает его, упорядочивает, погашает долг. Центром тяжести управления финансовым кредитом служит правильное государственное счетоводство, отыскание в текущих доходах средств для платежей, которые он вызывает. Так как он целиком входит в финансовое управление, то наука о финансах должна следить за ним с момента возникновения до окончательного погашения.
  1. Иным характером отличается долгосрочный кредит, которым пользуется государство для покрытия чрезвычайных потребностей, для достижения какой-либо цели управления, нуждающейся в чрезвычайных средствах. Со стороны формальной он также ведается финансовым управлением, которое получает капиталы, распределяет их по ведомствам, уплачивает проценты и погашает долг. Но так как этот кредит не имеет прикрытия в текущих доходах, так как он на продолжительное время создает новые платежные тягости, то он должен быть установляєм законодательной властью. Этот кредит обнимает так называемые постоянные, отвержденные государственные долги. Центр тяжести по отношению к государственным долгам лежит за пределами финансового управления. Он состоит в определении законодательной властью целей, которые оправдывают пользование долгосрочным кредитом и в затрате отдельными ведомствами полученных капиталов таким образом, чтобы они создавали новые благоприятные для развития общественного хозяйства условия и вызывали к жизни средства для несения новых платежных тягостей, связанных с государственным долгом. Из этого следует, что по отношению к государственным долгам наша наука теснейшим образом соприкасается с наукой полицейского права. Первая имеет своим предметом государственные долги лишь настолько, насколько они входят в финансовое управление, - со стороны формальной. Вторая же, определяя цели управления данной эпохи и выясняя потребности народа, требующие коллективного удовлетворения, оценивает долги по существу, оправдывает цели, для которых они возникают. Таково деление государственного кредита в теории. На практике в финансовом строе отдельных государств оно не проводится так полно и последовательно в связи с целями, для которых государство пользуется кредитом: финансовый кредит часто сливается с отвержденными долгами.

К этим двум видам кредита примыкает и третий - бумажноденежные долги. Какой бы цели ни служили выпускаемые государственной властью бумажные деньги, покрытию ли обыкновенных расходов или удовлетворению чрезвычайных потребностей, они являются особой, специфической формой кредита. Выпуская кредитные знаки по кратко- или долгосрочному займу, государство пользуется теми же условиями, которые имеет в своих кредитных отношениях и каждое частное хозяйство: оно черпает из всего запаса наличных туземных и иностранных капиталов, часть которого и предлагается государству- должнику в родовой форме капитала, в деньгах. Подобно тому как вексель, представляющий кредитное отношение в частных хозяйствах, является товаром и только может заменять деньги в обороте, и обязательства государственного, земского, городского долга имеют все признаки товара и только могут исполнять функции денег. Все кредитные знаки, кто бы ни был связан долговым отношением, вытесняют из оборота известную сумму денег, влияют на денежное обращение, на цены; но это не составляет их главного назначения. - Совсем иное представляет бумажно-денежный кредит. Государство, выпуская бумажные деньги, не черпает капиталов, находящихся на внутреннем или иностранном рынке, а само создает капитал и создает его в родовой, денежной форме. Вследствие условий, объясняющих возможность бумажно-денежного обращения, рассмотрение этих условий выходит за пределы нашей задачи, - государство, выпускающее бумажные деньги, находится в положении, аналогичном тому, которое оно занимало бы по внезапном открытии обильных месторождений золота или серебра. В последнем случае, наполняя оборот монетой, оно вызывало бы понижение ценности денег и повышение цен товаров со всеми их последствиями. Невыгоды этих явлений, только временные, с избытком перевешивались бы обогащением народного хозяйства вследствие увеличения запаса благородных металлов, возможности употреблять большую, нежели прежде, часть их для утвари, украшений и т.п. Первоначально открытие новых источников золота и серебра служило бы выгодам государственной казны, создавая ей новые покупательные средства, а затем эти выгоды отражались бы и на положении многих частных хозяйств. Подобное же явление имеет место и при выпуске бумажных денег до известных пределов. Выгоды, доставляемые там новыми рудниками, приносит здесь печатный станок. Он увеличивает запас денег в стране, освобождает часть благородных металлов от их денежного назначения для других целей и, обогащая предварительно государство, доставляет затем выгоды и всему общественному хозяйству. Эта форма создания капитала есть создание капитала из ничего; она может быть координирована с кредитами кратко- и долгосрочными только с большими натяжками; это сопоставление не столько удовлетворяет требования теории, сколько имеет целью внести в финансовую политику правило воздерживаться от неумеренного выпуска бумажных денег. Независимо от того, что кредит обоих типов связан с уплатой процентов, а бумажные деньги в своем чистом виде беспроцентны, по отношению к бумажным деньгам должны быть поставлены другие требования погашения, чем по отношению к текучим или отвержденным государственным долгам. Можно оправдывать при известных условиях, перечисленных в следующей главе, непогашаемость отвержденных долгов и хотя бы вечную уплату процентов; следует требовать погашаемости краткосрочных займов, что вытекает из существа краткосрочного кредита; но погашение бумажно-денежного долга должно быть внесено в программу хозяйственной политики только в случае злоупотребления выпусками. В самом деле, раз государство черпает из существующего запаса капиталов, оно обязано или уплатить долг в определенные сроки, или по крайней мере обеспечить владельцам получение процентов на неопределенно долгое время. Если же оно создает капитал в виде известной суммы бумажных денег и, обогащая себя, дает прирост общественному богатству, то оно не заключает займа и не обязано смотреть на сумму бумажных денег как на долг, подлежащий уплате. Пока бумажные деньги поглощаются оборотом, пока они обмениваются с монетой al pari, до тех пор общественное хозяйство не только не уступает государству части своих капиталов, но прямо увеличивает их запас освобожденными чрез выпуски бумажных денег массами благородных металлов. Государство не берет, а дает. Какое же юридическое основание требовать от него возврата того, чего оно не взяло, или оплаты процентами капиталов, которые созданы им самим? Какое экономическое основание требовать извлечения из оборота бумажных денег (т.е. погашения так называемого бумажно-денежного долга), когда хозяйственный оборот нуждается в этих деньгах и уподобляет их так же, как монету? Не дает такого основания и соображение о том, что выпуск бумажных денег выражает две функции государственной власти - воздействие на деньги и обмен, влияющее на все общественное хозяйство, и создание средств для удовлетворения финансовых потребностей. И это самообогащение, связанное с выполнением одной из важных обязанностей экономической политики, не родит долга и не делает для государства обязательным изъять из обращения выпущенные деньги. Как изобретатель, оказывая техническим изобретением крупные услуги многим частным хозяйствам, промышленности всей страны, прежде всего старается извлечь личные выгоды из своего изобретения, так и государство пользуется своим правом и властью воздействовать на денежное обращение и извлекать из них выгоды прежде всего для себя, т.е. употребляет бумажные деньги на нужды финансового хозяйства.

Но выпущенные бумажные деньги не образуют долга только до тех пор, пока они являются капиталом и для государства, и для общественного хозяйства. Раз этот предел перейден, раз оборот переполнен бумажными деньгами, раз появился лаж, - процесс создания государством капитала и благотворного влияния на хозяйство оканчивается и начинается период пагубного действия бумажных денег на хозяйство. Здесь начинается разрушение ценностей, и здесь возникает бумажно-денежный долг. Этот долг представляет свои особенности сравнительно с кредитом кратко- и долгосрочным. Пользуясь обычным кредитом, государство является должником только определенных лиц, только владельцев облигаций. Чрезмерные выпуски бумажных денег делают его должником разных общественных групп: оно является должником всех своих чиновников, которым платит жалованье обесценившимися бумажными деньгами, всех займодавцев, которые в этих деньгах получают уплату долга, короче, всех, которые имеют получить, но не могут вознаградить себя за потерю повышением цены своих товаров и услуг соответственно с обесценением денег. Так как эти группы составляют большую часть общества, то государство является должником всего общественного хозяйства. Формально этот долг выражается суммой излишне выпущенных бумажных денег, а материально - несравненно более крупной цифрой, суммой всех потерь, потрясений и даже бедствий, которые испытывает общественное хозяйство от переполнения оборота бумажными деньгами. Таким образом, если с внешней стороны каждый владелец бумажных денег является на всю сумму их кредитором государства, то по существу это не так: не вся сумма бумажных денег излишня, не вся образует долг государства, не вся должна быть изъята из обращения, а только известная часть. А потому долг этот имеет свои специфические особенности: каждый владелец бумажных денег в отдельности является на всю сумму их кредитором государства, но все в совокупности не могут быть названы кредиторами на всю сумму, которая им принадлежит.

Но если этот долг и имеет свои специфические особенности, то все же он должен быть отнесен к кратко- или долгосрочному кредиту. Следуя Л. Штейну, принято относить все бумажные деньги к краткосрочным долгам государства, причем Штейн ограничивает выпуск бумажных денег только теми суммами, которые в виде налогов могут поступать в государственные кассы и возвращаться через это к своему источнику. Относимые к краткосрочному кредиту, бумажные деньги могут служить целям предвзятия текущих доходов или покрытия недочетов по бюджетному периоду. Они не должны быть затрачиваемы на создание постоянных капиталов, чему служат долгосрочные займы. - Мы совершенно не разделяем этого воззрения. Пока бумажные деньги не переполняют оборота, до тех пор нет долга, и они представляют для государства свободный капитал, которым оно может располагать вполне по своему усмотрению: лучше затратить его на сооружение путей или осушение болот, нежели на ведение войны, лучше пользоваться этим капиталом для покрытия чрезвычайных, нежели текущих, расходов, дабы сократить размеры необходимого кредита. Но до этого момента долга нет, и бумажные деньги не относятся ни к кратко-, ни к долгосрочному кредиту. Но раз оборот переполнен бумажными деньгами, появляется долг. Этот долг следует отнести к кредиту краткосрочному на том основании, что оттягивание уплаты именно этого долга причиняет общественному хозяйству крупные невыгоды. Таким образом, кредит этот является краткосрочным не по целям, для которых производились выпуски бумажных денег, а по вреду, с которым связано многолетнее переполнение оборота бумажными деньгами, т.е. долгосрочность этого кредита. Отсюда вытекает требование возможно быстрого погашения этого долга, т.е. извлечения из оборота излишней суммы бумажных денег. Правительство может не исполнять этого требования, если его финансы расстроены и нет умения внести во всю финансовую систему крупные коренные улучшения; так большей частью бывает в действительности. Одни соображения в большей степени оправдывают оттягивание уплаты этого долга, нежели другие; но во главе кредитной политики все-таки должно быть поставлено требование об отнесении этого кредита к краткосрочному.

Обычные формы кратко- и долгосрочных займов могут с полным удобством находить себе место в государственном, земском, городском хозяйстве. Но к бумажным деньгам должно быть иное отношение. Регулирование денежного обращения как одной из самых важных групп хозяйственных явлений должно быть сосредоточено. Если есть крупные основания высказываться за предпочтительность государственных железных дорог, государственной почты пред частными и даже земскими, городскими, то это в гораздо большей степени применимо ко всем мероприятиям, прямо направленным на денежное обращение. А потому создание капиталов посредством выпуска бумажных денег должно быть предметом ведения исключительно центрального правительства и не должно находить себе место в финансовых хозяйствах земств, городов.

Особенность источника, создаваемого для государства выпуском бумажных денег, многочисленные потрясения, испытанные в течение настоящего века почти всеми странами Европы вследствие излишка бумажных денег, заставляют спросить, насколько оправдывается пользование этим источником, должно ли оно быть приберегаемо только на случай крайней финансовой нужды, или же для государства целесообразно обратиться к нему и в то время, когда оно могло бы покрыть предстоящую потребность посредством кредита. Мы полагаем, что возникновение бумажно-денежного долга оправдывается только крайней необходимостью, которая может оправдать вообще всякое расстройство общественного хозяйства: и займы под ростовщичьи проценты, и непомерно высокие налоги, и разрушение многих частных хозяйств. Крайняя необходимость, и только она одна, оправдывает и злоупотребления выпусками бумажных денег. Но было бы неосновательно из боязни, что может явиться такая крайняя необходимость, не оправдывать выпусков бумажных денег вообще или ограничивать суммами поступающих в государственные кассы налогов, если оборот может уподобить гораздо больше. Это неправильно потому, что, создавая капитал выпусками бумажных денег, государство содействует более успешному развитию общественного хозяйства и дает ему большие силы переживать периоды и тяжелых экономических и политических потрясений. Отсюда - полное право для государства создавать себе из умеренных выпусков бумажных денег капитал, не дожидаясь состояния крайней необходимости.

Ознакомившись с видами государственного кредита, мы укажем на условия, благоприятствующие его развитию. Эти условия двоякого рода. К одним должно отнести те, которые вообще облегчают для государства заключение займов; к другим - те, которые влияют на высоту процентов.

В ряду условий первого рода нужно поставить цепь, которой государство хочет достигнуть посредством займа. Чем более развивается общественная жизнь, тем с большим вниманием относятся граждане к деятельности государства, тем глубже оценивают вероятные последствия актов управления, тем более определенно высказывают свои симпатии и антипатии относительно направления в политике. Это настроение общества отражается и на государственном кредите. Если цель, для которой государство заключает заем, возбуждает сочувствие, капиталы обильно притекают в государственное казначейство, и наоборот[363]. Эти сочувствие или несочувствие, облегчая или затрудняя заключение займов, не всегда, однако, определяют значение поставленной цели для общества и не всегда объясняют, насколько оправдывается пользование государства кредитом для ее достижения. Сосредоточение капиталов в руках сравнительно немногих граждан делает вполне достаточным для успеха займа сочувствие этих лиц. С тем вместе низкий уровень развития большинства населения почти в каждой стране заставляет массу относиться сочувственно или враждебно к начинаниям власти в зависимости от влияния, которое оказывает периодическая печать. Таким образом, сочувствие может быть всеобщим, хотя бы беспристрастная оценка не оправдывала предстоящего расхода, ни тем более покрытия его посредством займа. Большое влияние имеют ловкость министра финансов, его умение пользоваться услугами биржи, крупных банкиров, которые иногда могут затруднить реализование займа. - Благоприятным условием является и публичность относительно государственных долгов. Подробное обозначение долгов по видам, их прилива и отлива, уплаты капитала и процентов - все должно быть точно вычисляемо и предаваемо гласности в общедоступной форме. - Оказывает ли на кредит влияние форма правления - вопрос, который должен быть признан открытым. Гок объясняет большую кредитоспособность конституционных монархий сравнительно с абсолютными тем, что в первых устройство финансов может иметь гораздо большую устойчивость, нежели во вторых, здравые начала могут более прочно держаться в финансовой политике[364]. Выводы Г ока уже потому не возбуждают доверия, что основываются на сопоставлении разнородных величин - благоустроенной конституционной монархии и дурной монархии абсолютной. Если же сравнивать величины более сходные, то окажется трудным решить о большей кредитоспособности конституционных государств. Наше отечество в силу проникающего его финансовую политику стремления исполнять свои обязательства пользуется обширным кредитом[365], и если кредитоспособность западноевропейских государств более велика, то это нужно приписать более высокому уровню благосостояния их населения. - Относительно влияния на кредитоспособность политического могущества государства отрицательно высказался еще Небениус[366]. И действительно, нельзя усмотреть какую-либо связь между политическим могуществом государства, его обширностью, числом жителей, качеством войска и кредитоспособностью. Политически слабая страна может быть обеспечена от бедствий войны тем нейтралитетом, который обеспечивает ей взаимная зависть сильных государств. Обширная и многолюдная держава может пасть под ударами нескольких соединившихся против нее врагов. Наконец, в современном европейском мире даже при утрате страной нескольких провинций права кредиторов могут быть ограждены посредством перенесения части долга на государство, присоединившее к себе провинции[367]. Главным же условием, облегчающим заключение государственных займов, является состояние общественного хозяйства. Убеждение, что народ богат, что бремя лежащих на нем налогов далеко не достигает высшего предела, что благосостояние возрастает безостановочно, делает кредит государства почти безграничным. Такое положение занимают, например, Англия и Франция.

Условия, определяющие высоту процента по государственным долгам, те же, которые обнаруживают свое действие при кредитных сделках в общественном хозяйстве. Когда производство идет успешно, расширяются многие отрасли, возникают новые, когда частное хозяйство предъявляет усиленный запрос на капиталы, - процент имеет общую наклонность к повышению, что отражается и на государственном кредите. Застой в производстве, переполнение рынка товарами, обилие свободных капиталов, понижая процент, дают возможность и государству заключать займы на более выгодных условиях. В общем, % по государственному кредиту стоит ниже, чем в кредите частнохозяйственном, что объясняется высокой степенью доверия, доверия кредиторов к государству-должнику. Следует заметить, что разница эта более значительна при подавленном состоянии хозяйства, переполнении рынка товарами, общем застое в промышленности и торговле. Такое состояние дел сопровождается многочисленными банкротствами, подрывающими в капиталистах доверие; более робкие совершенно воздерживаются от помещения своих капиталов в частных предприятиях, запрос на документы по государственным долгам усиливается, и процент заметно понижается. В периоды же цветущего состояния промышленности платежи и по частным долгам поступают своевременно, капиталисты относятся с большим доверием и к частным хозяйствам, и последние представляются почти столь же надежными должниками, как государство[368].

<< | >>
Источник: И.Т. Тарасов, А.А. Исаев. Финансы и налоги: очерки теории и политики. - М.: «Статут» (в серии «Золотые страницы финансового права России»),2004. — 618 с.. 2004

Еще по теме ГЛАВА II ПРИЗНАКИ И ВИДЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО КРЕДИТА. УСЛОВИЯ, БЛАГОПРИЯТСТВУЮЩИЕ ЕГО РАЗВИТИЮ:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -