<<
>>

§ 1.2. Теоретические основы судебно-баллистической идентификации нарезного огнестрельного оружия по следам на пулях

Среди криминалистических теорий, используемых в судебной баллистике, центральное место, безусловно, занимают положения теории криминалистической идентификации.

Непосредственно к теоретическим положениям рассматриваемых концептуальных основ можно отнести следующие:

- учение об индивидуальности микрорельефа следообразующих деталей стрелкового оружия, взаимодействующих с поверхностями снарядов;

- учение об идентификационном периоде и относительной устойчивости объектов идентификации;

- учение о механизме следообразования на снарядах;

- учение о зависимости отображения признаков микрорельефа следообразующих деталей стрелкового оружия в следах на пулях от влияния различных факторов;

- научные положения об обнаружении, фиксации и изъятии следов на судебно-баллистических объектах;

- положения об оценке свойств и признаков отобразившихся следов стрелкового оружия при формулировании выводов.

Многие авторы отмечают важность теоретического значения учения о криминалистической идентификации как непосредственно для криминалистички, так и для теории доказывания, поскольку оно используется в практической деятельности на всех стадиях доказывания в процессе предварительного расследования[16]. В последние годы теория

криминалистической идентификации расширила границы своего применения и успешно используется так же в гражданском, арбитражном и административном процессах[17].

Р.С. Белкин и А.И. Винберг, рассматривая сущность криминалистической идентификации, указывают, что «теория криминалистической идентификации в ее современном виде представляет учение об общих принципах отождествления (установления) различных материальных объектов по их отображениям для получения судебных доказательств»[18].

В.Я. Колдин первоначально определил криминалистическую идентификацию как «сравнительное исследование отраженных в следах и сравнительных материалах объектов с целью разрешения вопроса об их тождестве для последующего установления средствами уголовнопроцессуального доказывания единичного материального объекта и выяснения характера его связи с расследуемым событием»[19], ограничив сферу ее применения уголовным процессом и характером используемых отображений (только материально-фиксированные).

Позже он определил криминалистическую идентификацию как «сравнительное исследование отображенных в следах и чувственно конкретных образах мыслимых раздельно существующих объектов с целью разрешения вопроса об их тождестве для последующего установления единичного материального

объекта и его связи с расследуемым делом» , расширив тем самым правовую природу идентификации (процессуальная и не процессуальная) и открыв возможность использовния для отождествления мысленные образы и описания. Подобная трансформация определения криминалистической идентификации наглядно иллюстрирует динамичность и востребованность этой теории на современном этапе развития криминалистики и судебной экспертизы.

Основополагающие положения теории криминалистической идентификации следуют из материалистического учения о диалектическом тождестве. Поэтому рассматриваемая нами теория базируется на таких категориях познания как тождество, различие, индивидуальность, свойство, признак, устойчивость. Упомянутые категории составляют ядро учения о криминалистической идентификации.

Задачи идентификации оружия по следам на выстреленных пулях выдвинуты на ведущие позиции в судебной баллистике. Б.И. Шевченко справeдливо замeчаeт, что «само вьідєлєниє судебной баллистики в самостоятeльную научную отрасль криминалистической техники главным образом связано с открытием методов индивидуальной идентификации оружия»[20]. До этого сведения по судебной баллистике были рассредоточены по различным разделам криминалистики и судебной медицины и не были объединены общей теорией.

После определения круга вопросов, решаемых судебно-баллистической экспертизой, учеными криминалистами была произведена разработка научных основ идентификационной экспертизы[21].

Не принижая достоинства имеющихся в этой области трудов, следует отметить, что они в своей совокупности не позволяют говорить о существовании оформленных концептуальных основ исследования нарезного огнестрельного оружия по следам на пулях.

По нашему мнению, при разработке данной проблемы не были в полной мере использованы возможности системного анализа положений технических дисциплин, положений криминалистики и криминалистической идентификации. Помимо этого, в настоящее время проблему следует рассматривать с учетом современного уровня развития оружейной техники, промышленных и компьютерных технологий. В связи с этим имеющиеся теоретические положения по многим позициям должны быть пересмотрены и дополнены.

Современные научные основы судебно-баллистического исследования нарезного огнестрельного оружия по следам на пулях должны содержать принципиальные для этого вида экспертизы положения. К ним относятся следующие:

- о классификации объектов исследования и следов на них в целях их индивидуализации;

- о закономерностях механизма следообразования;

- об индивидуальности следообразующих поверхностей деталей огнестрельного оружия;

- об идентификационном периоде следообразующих поверхностей оружия и следов на пулях, а также их относительной устойчивости;

- о вариационности механизма образования следов на пулях, предопределенной влиянием различных явлений и процессов внутреннего и внешнего характера;

- об используемых при производстве экспертиз методик исследования, приборной базы и оборудовании.

Касаясь основ исследования нарезного огнестрельного оружия по следам на пулях, стоит отметить, что в судебной экспертизе классикация объектов имеет серьезное значение не только в теоретическом, но и в практическом плане. Ведь только при наличии разработанной системы классификации возможно наиболее полное и всестороннее изучение объектов, основанное на выборе оптимальной методики их исследования.

В рамках этого параграфа целесообразно рассмотреть теоретические положения, касающиеся классификации признаков следов оружия на пулях.

Классификация - распределение объектов материального мира согласно их свойствам на классы, роды, виды, группы[22].

Ведя речь о принципах составления любой классификации, следует сказать, что она, во-первых, должна быть исчерпывающей, то есть включать в себя все элементы рассматриваемой системы, а во-вторых, входящие в классификацию элементы обязаны присутствовать только в одном звене системы.

Данные принципы вытекают из правил деления объема понятия.

В работах по криминалистике и судебной экспетизе, в том числе и по судебной баллистике, существует множество различных классификаций объектов, следов, признаков[23]. Однако в криминалистической идентификации ведущее положение занимает классификация объектов на идентифицируемые и идентифицирующие (отождествляемые и отождествляющие).

По мнению В.Я. Колдина в отношении процесса сравнения, идентифицируемые объекты могут быть разделены на искомые и проверяемые, а идентифицирующие - на вещественные доказательства и образцы для сравнительного исследования[24].

Долгое время процессуальный статус последних не был однозначно определен, но после принятия в 2001 году УПК РФ положение изменилось. Согласно п. 3. ч. 1 ст. 81 УПК РФ к вещественным доказательствам теперь относятся «иные предметы и документы, которые могут служить для установления преступления и установления обстоятельств уголовного дела». Значит образцы для сравнительного исследования как средства, служащие для установления обстоятельств уголовного дела, в принципе можно считать

3

вещественными доказательствами .

Вещественные доказательства, как и другие вещи и явления окружающего мира, являются носителями разнообразных свойств. Познание этих свойств позволяет нам выделять предметы из бесконечного многообразия действительности. Совершенно очевидно, что для этого требуются не все свойства, характеризующие объект, а только выполняющие функцию узнавания. Известно, что свойства являются проявлениями качеств явлений и вещей. Следовательно, свойства одной группы могут определять какой-либо объект, а с их трансформацией или исчезновением он превращается в иной. Свойства другой группы характеризуют целый класс объектов и не способны конкретизировать единичный объект. Для опознавания предмета должны использоваться его устойчивые свойства, которые определяются как признак. В криминалистике считается, что под признаком следует понимать специально отобранные, выделенные в результате изучения объекта свойства, используемые для отождествления.

В этом случае возникает вопрос: по каким причинам определенные параметры становятся признаками?

Ответ на него связан с особенностями проявления свойств объекта, подлежащего идентификационному исследованию, и отношений этих свойств к свойствам однородной группы объектов, к которой он принадлежит. Все вещи и явления материального мира взаимодействуют друг с другом, и это взаимодействие осуществляется посредством их свойств. Значит сущность свойства объекта проявляется в том, чтобы производить в другом объекте определенное действие и таким образом обнаруживать себя. В этом случае признаком будет выделенное свойство, производящее в другом объекте какое- либо действие и тем самым проявляющее себя. Например, если в микрорельефе следов канала ствола на выстреленной пуле отсутствуют ярко выраженные особенности, то подобная характеристика следов будет восприниматься экспертом как признак, отражающий определенный класс чистоты обработки канала ствола. Eсли же в следах имеются валики и бороздки, отличающиеся от других трасс микрорельефа следов, то эта особенность расценивается как случайный признак, поскольку она не свойственна характеру микрорельефа остальной части поверхности.

Таким образом, под признаком в криминалистическом

идентификационном исследовании нужно понимать то свойство, которое выделяет себя из ряда качественных параметров, характерных для однородной группы объектов.

Случайным признакам свойственен непостоянный характер. В практике производства экспертиз по отождествлению огнестрельного оружия по следам на пулях объекты идентификации имеют достаточно однообразное внешнее строение, которое свойственно множеству подобных объектов. Выделить среди этого однообразия случайный признак не всегда возможно. В этом случае возникает проблема выделения морфологических свойств объекта, которые можно считать признаками. E.M. Сташенко по этому поводу пишет, что «на этот вопрос можно ответить, руководствуясь принципами диалектической теории познания: объект индивидуализируется

совокупностью присущих ему свойств, выступающих как функциональное единство, как внутренняя и внешняя определенность.

Выделение отличительных свойств всегда возможно на основании непосредственного и опосредованного познания. В результате непосредственного познания объекта идентификационного исследования всегда удается установить особенности внешнего строения, выражающиеся в виде совокупности деталей рельефа, представляющих собственную качественную определенность, что позволяет использовать ее как признак. Непосредственное познание всегда сочетается с опосредованным и опирается на него. Знания, накопленные практикой и в ходе экспериментальных исследований, дополняют непосредственное познание и позволяют судить о характере свойств объектов определенного рода, вида и т.д., в который входит изучаемый объект идентификации»[25].

Серьезного внимания заслуживает рассмотрение вопроса об устойчивости объектов отождествления. Известно, что объекты материального мира находятся в постоянном взаимодействии друг с другом, они изменяются, утрачивают одни свойства и приобретают другие.

Инициированные процессы развития и изменения составляют единство непрерывного и прерывного. Непрерывность в развитии выражает относительную устойчивость объекта, его качественную определенность, а прерывность - переход объекта в новое качество. Относительная устойчивость качественных характеристик объекта дает возможность его идентификации, то есть определения посредством определяемого. Поэтому первым и главным требованием к свойству объекта, используемому как признак, является его относительная устойчивость. Другим требованием, предъявляемым к свойству, является независимость его происхождения от других свойств. Eсли свойство не удовлетворяет этому, то есть производно от другого, характеризующего объект, то оно не содержит дополнительной информации, необходимой для индивидуализации объекта.

На этом основании можно утверждать, что признаками в акте отождествления нарезного огнестрельного оружия по следам на пулях должны выступать выделенные в процессе сравнительного исследования свойства, в которых устойчиво проявляются качественные характеристики внешнего строения объекта.

Криминалистами предлагаются классификации сравниваемых признаков, построенные по различным основаниям. Так, Н.В. Терзиев предлагает подразделять признаки на индивидуальные и групповые[26], а С.М. Потапов - на особенные и общие[27].

В судебной баллистике общепринятым считается выделение общих и частных признаков. Подобное деление обусловлено поэтапностью процесса отождествления.

Следует отметить, что понятие частного признака является

относительным. Связано это с тем обстоятельством, что свойство, выступающее как признак, может быть подвергнуто дальнейшей детализации.

Н.А. Селиванов считает, «что при отнесении какого-либо признака к категории общих или частных необходимо уяснить, характеризует он нечто в целом или только определенную часть целого. Так, в отношении всей подошвы обуви размеры и форма играют роль общих и частных признаков, применительно к набойке, мыслимой в качестве самостоятельного предмета, они являются частными»[28].

Отмеченное взаимосвязано с логической стороной понятий «общего» и «частного» признаков. При отнесений этих понятий к свойствам явлений и вещей они не проявляют своей сущности.

Eсли объект имеет какой-либо дефект случайного происхождения, например, шрам, нарушающий папиллярный узор, или вмятину на дульном срезе ствола, то в принципе можно допустить применение понятия «индивидуальный признак» к свойствам, не характерным определенному классу, виду объектов. Однако в криминалистике индивидуализировать объект можно только на основании совокупности свойств, которые обуславливают его законченную качественную и количественную характеристику. Это положение вытекает из диалектики, поскольку свойства вне отношений существовать не могут. Из этого следует, что понятие «индивидуальный признак» противоречит принципу криминалистической идентификации.

В свое время Б.И. Шевченко в трасологии выдвинул и обосновал теоретическое положение об индивидуальности объектов по внешнему

Λ

строению . Данное положение применимо и для идентификационной судебно - баллистической экспертизы.

В судебно-баллистической идентификации для индивидуализации исследуются не все признаки оружия, а только признаки, характеризующие внешнее строение его деталей, задействованых в процессе образования следов на пулях или гильзах.

Накопленный опыт производства судебно-баллистических экспертиз позволяет утверждать, что на пулях, вьістрєлєнньіх дажe из совєршєнно нового ствола, отображается микрорельеф его поверхности. Этот факт определяется особенностями технологических процессов производства стволов огнестрельного оружия. Так, при дорновании стволов после операции развертывания на поверхности заготовки образуется так называемая «струистость», проявляющаяся в виде поперечных и продольных царапин, устраняемх полированием свинцовыми притирами. При этом чистота поверхности канала ствола получается не ниже 9 класса (высота шероховатостей не болеем 0,6 мкм). После операции хромирования с последующей полировкой, чистота поверхности становится близкой к 12 классу[29].

Итак, в настоящее время идентификация огнестрельного оружия осуществляется по комплексу признаков - общих и частных, отображающихся в следах оружия на пулях (гильзах).

Общие признаки характеризуют все экземпляры оружия какой-либо модели. Это позволяет осуществлять дифференциацию оружия по моделям и дальнейшее деление на подгруппы. Е.И. Сташенко предложил разделение общих признаков на два вида:

- признаки, отображающие конструктивные особенности ствола оружия;

- признаки, характеризующие износ и состояние стенок канала ствола[30].

Первый вид признаков характеризует конструктивное устройство

нарезного ствола: калибр, количество, ширина, направление, угол наклона нарезов и д.р. Указанные признаки открывают возможность для установления системы или модели исследуемого экземпляра оружия.

Признаки второго вида имеют прикладное значение только для нарезного огнестрельного оружия и позволяют разделять его по степени износа канала ствола: малой, средней, высокой.

Основными признаками, отражающими степень износа канала ствола, служат динамические оттиски боевых и холостых граней. В общем случае наличие следов боевых граней нарезов свойственно малому и среднему износу канала, а их отсутствие свидетельствует о сильном износе.

Образование следов холостых граней не является стабильным процессом и обусловлено особенностями отделения пули от гильзы. Поэтому отсутствие одного или двух оттисков холостых граней еще не является признаком износа.

Профиль оттисков боевых граней - признак состояния ребер граней. Соответствие профиля оттиска профилю боевых граней полей нарезов типично для ствола малой степени износа, сглаживание и скругление для среднего износа.

Помимо перечисленных, признаками, характеризующими состояние и износ ствола, являются особенности контактирования поверхности пули с каналом ствола, следы дна нарезов, линии начала и окончания первичных, а также вторичных следов полей, следы первоначального касания пулей поверхности стенок канала ствола, высота и глубина трасс в следах[31].

Следы на выстреленных снарядах состоят из трасс (различных микроскопических валиков и бороздок, имеющих динамический характер). Группа трасс, представляющая собой отдельный след, является частным признаком, позволяющим индивидуализировать канал ствола оружия. К подобным следам можно причислить следы, образующиеся на поверхности пули от ребер боевых и холостых граней, от неровностей полей нарезов и нарезов, дефектов на дульном срезе и краях газоотводного отверстия.

В целом, дифференциация общих признаков способствует индивидуализации оружия, однако их сочетание не будет недостаточным для его идентификации. Вполне логично, что общие признаки могут переходить в категорию частных. Б.М. Комаринец по этому поводу пишет следующее: «Полагаем, что четкой грани между тем, что мы привыкли называть общими (родовыми) и частными (особенности, индивидуальные признаки) признаками не существует. Считаем, что совпадение сочетания общих признаков и сравнительно крупных особенностей, которые не имеют характера детальных признаков, во многих случаях может дать твердое основание для решения вопроса о наличии тождества, а совпадение отдельных, не связанных между собой и с общими признаками деталей следов (трасс и царапин на пуле), может увести эксперта на ошибочное заключение»[32]. Схожей позиции придерживается и Б.Н. Ермоленко высказывая мысль, что «бывают случаи, когда более детальное и глубокое изучение общих признаков приводит к тому, что они переходят в разряд частных»[33]. Приведенные мнения подтверждают условность деления признаков на общие и частные.

В данном аспекте достаточно любопытно выглядит концепция «подклассовых признаков», разрабатываемая зарубежными специалистами в

области идентификации огнестрельного оружия .

Понятие «подклассовых признаков» связано со свойствами инструментов и оборудования, применяемых для изготовления деталей огнестрельного оружия, а также с особенностями современных производственных процессов.

Подклассовые признаки можно определить как отображение свойств режущих поверхностей инструментов и производственных процессов на поверхностях деталей оружия в виде особенностей рельефа. При наличии этих признаков на следообразующих деталях оружия они соответствующим образом отображаются в следах на выстреленных пулях и стреляных гильзах.

Данные признаки можно использовать при сравнительном исследовании разных экземпляров огнестрельного оружия для установления единого источника изготовления или идентификации инструментов, применявшихся для производства оружия. Вполне очевидно, что в первом случае подклассовые признаки позволяют выделять некоторое множество объектов (стволов, затворов, ударников и т.д.), изготовленных одним инструментом или приспособлением. Во втором случае они позволяют осуществлять идентификацию конкретного инструмента. Подобный дуализм подклассовых признаков определяет их промежуточное положение между общими и частными признаками.

Для проведения сравнительных исследований пригодны совпадающие особенности микрорельефа поверхностей деталей оружия, которые в своей совокупности не достаточны для индивидуальной идентификации, но вполне способны охарактеризовать и ограничить некоторую группу объектов.

В случае отождествления инструментов применяются особенности строения их режущих поверхностей, отображения которых повторяются на обрабатываемых деталях и в своей совокупности являются пригодными для идентификации инструмента их образовавшего. Подобными инструментами являются различные типы металлорежущего инструмента (резцы, фрезы, сверла и т.д.), штампы, литейные формы.

Инструменты в процессе обработки поверхностей могут оставлять повторяющиеся следы как на деталях одного экземпляра оружия, так и на деталях разных экземпляров. Дефекты в литейных формах также могут проявляться в следах частей оружия как подклассовые признаки.

Помимо этого, для криминалистических целей могут использоваться особенности производственных процессов, которые проявляются в особых следах (отметках), повторяющихся на деталях разных экземпляров оружия, например, вибрации металлорежущего инструмента станка с числовым программным управлением (ЧПУ) при одинаковых режимах обработки деталей одним инструментом. Современные станки с ЧПУ воспроизводят с высокой точностью движение металлорежущего инструмента, что обеспечивает отображение дефектов его режущей кромки на нескольких последовательно обработанных деталях, вплоть до смены инструмента или его заточки. Однако неповторяемыми, то есть индивидуальными, могут быть дефекты на обрабатываемой поверхности, например, от схода стружки. Подобные следы носят случайный характер и в конечном итоге индивидуализируют объект.

Отметим, что подклассовые признаки могут быть приняты за частные и поэтому существует потенциальная опасность формулирования ошибочных выводов о тождестве. В целях повышения объективности исследования огнестрельного оружия и его следов на пулях и гильзах при оценке следов и признаков всех видов, в том числе и подклассовых, важно обладать знаниями о производственных процессах; понимать причины образования различных дефектов на поверхностях инструментов; иметь представления о механизме образования следов инструментов на обрабатываемых поверхностях; уметь дифференцировать следы случайного происхождения; быть достаточно консервативным в принятии решений о наличии (отсутствии) тождества.

С учетом изложенного, классификацию признаков следов канала ствола на выстреленных пулях, в судебной баллистике полагаем осуществлять по трем основаниям:

- по отображению свойств ствола, которые характеризуют его устройство в целом (общие признаки);

- по отображению свойств ствола, позволяющим его индивидуализировать (частные признаки);

- по отображению повторяющихся свойств режущих поверхностей инструментов и производственных процессов на поверхностях канала ствола (подклассовые признаки).

В последующих разделах работы будут рассмотрены не затронутые в этом параграфе научные положения, а именно основания для классифицирования стволов и пуль как объектов идентификационной судебно-баллистической экспертизы, а также положения о закономерностях механизма следообразования и влияния на него различных факторов; об индивидуальности следообразующих поверхностей; об идентификационном периоде; о методах и методиках криминалистического исследования нарезного огнестрельного оружия по следам на пулях; о проблемах автоматизации и материальном обеспечении исследований нарезного огнестрельного оружия по следам на пулях.

<< | >>
Источник: Кокин Андрей Васильевич. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ НАРЕЗНОГО ОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ ПО СЛЕДАМ НА ПУЛЯХ. 2015

Еще по теме § 1.2. Теоретические основы судебно-баллистической идентификации нарезного огнестрельного оружия по следам на пулях:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -