<<
>>

§ 2. Взаимодействие следователя и сотрудников других подразделений ОВД; проблемы вовлечения в экспериментальный процесс иных лиц

Следственный эксперимент является одним из самых сложных следственных действий в организационном и тактико-психологическом плане, в связи с чем следователь нуждается в помощи его проведения как на этапах подготовки, так и непосредственно на месте происшествия при проведении опытных действий.

Эффективность его подготовки и производства во многом зависит от того, насколько успешным будет взаимодействие лица, осуществляющего расследование, с сотрудниками иных подразделений органов МВД России, наделенными властными полномочиями, в сфере раскрытия и расследования преступлений, в особенности со специалистами экспертно-криминалистических, оперативных подразделений и сотрудниками ДПС (ГИБДД).

На подготовительном этапе следственного эксперимента следователем принимаются решения касаемо обоснования необходимости его проведения, определяется состав участников, составляется план и проводятся мероприятия по созданию необходимых для проведения экспериментальных действий, условий. Если подготовительные мероприятия проведены неправильно, то результаты следственного эксперимента обречены на неудачу, поэтому следователю весьма важно продумывать вопрос о привлечении дополнительных сил заблаговременно, еще на стадии подготовки и планирования следственного эксперимента.

В частности, специалист может оказать как консультативную, так и практическую помощь в создании условий, необходимых для проведения опытов, реконструкции обстановки; в определении основных (ключевых) этапов следственного эксперимента; в применении тактических приемов, направленных на достижение достоверных результатов; в подборе участников, транспортных средств, предметов, муляжей, необходимых для осуществления опытов; в изготовлении муляжей, моделей объектов преступного посягательства и др.

Так, при проведении следственного эксперимента с привлечением спе- циалиста-криминалиста, в начале следователь знакомит его с целями, задачами, содержанием и спецификой основных опытных действий.

После этого разъясняет ему права и обязанности в соответствии с требованиями уголовно- процессуального законодательства, в том числе предупреждает об ответственности в соответствии с требованиями уголовного законодательства. После инструктажа специалист-криминалист должен иметь чёткое представление о месте своего нахождения, о порядке его действий. В ходе проведения опытных действий специалист может поставить в известность следователя о каких-либо неточностях, ошибках, а также корректировать действия участников следственного эксперимента. При этом должна сохраняться руководящая и направляющая роль следователя, а действия специалиста-криминалиста - носить исключительно рекомендательный, информационный характер.

Г оворя о взаимодействии следователя и специалиста, нельзя не сказать о его помощи в фиксации результатов следственного эксперимента; они фиксируются в протоколе следственного эксперимента, который впоследствии приобретает статус доказательства и может быть воспроизведен в суде. Поэтому его содержание должно соответствовать как процессуальным, так и криминалистическим требованиям, а также содержать правильную научную терминологию. В этой связи специалист может быть полезен следователю в пределах своих специальных познаний в составлении протокола, например, в описании опытных действий и их результатов, описании технико-криминалистических средств, использовании специальной терминологии и т.д.

Наиболее распространенным видом помощи следователю со стороны специалиста-криминалиста является производство фото-, видеозаписи хода следственного эксперимента. Основным условием производства фотосъемки является фиксация вещественной обстановки, погодных условий и условий освещенности до начала опытов и фиксация ключевых моментов следственного эксперимента, которые демонстрируют факты, полученные в результате его проведения. Фотографирование признано одним из универсальных способов фиксации производства следственного эксперимента. Например, при расследовании по делам о дорожно-транспортных преступлениях в ходе проведения следственного эксперимента на определение расстояния видимости препятствия (пешехода), а также видимости дорожного полотна (общей видимости в направлении движения) до начала опытов производится панорамная съемка всего участка дороги, а также фотографирование по направлению движения автомобиля, свидетельствующие о дорожных и погодных и метеорологических условиях.

Далее производится съемка основных этапов проведения опытных действий с автомобилем, а также и результаты произведенных измерений. Преимущества использования видеозаписи при производстве следственных действий в своей работе обосновывает М. В. Кардашевская1.

Здесь же необходимо отразить и обязательные случаи использования видеозаписи при производстве следственного эксперимента: 1) когда он проводится в отсутствии лиц, заинтересованных в его результатах, которые впоследствии могут их оспорить; 2) если обстановка проводимого следственного эксперимента впоследствии не может быть восстановлена в полном объеме; 3) когда лицо, участвующее в следственном эксперименте, впоследствии осуществит действия, благодаря которым полученные результаты станут недостоверными; 4) когда условия и результаты опытов, проведенных при следственном эксперименте, будут использованы при производстве экспертного исследования; 5) если в дальнейшем лица, принимавшие участие в следственном эксперименте, по каким-либо причинам не смогут присутствовать на судебном заседании; 6) если производимые при следственном эксперименте опыты требуют хронометрирования в короткие промежутки времени[92] [93].

Мы придерживаемся мнения Ю. Г. Торбина и считаем, что если проводится сложный, многоплановый следственный эксперимент, действие которого происходит в динамике, то для фиксации достоверности его результатов спе- циалисту-криминалисту необходимо производить видеозапись. Преимущества такой формы фиксации очевидны. При повторном просмотре видеозаписи можно вновь зафиксировать его результаты, просмотреть действия в динамике, в ускоренном или замедленном режимах.

В качестве примера можно привести следственный эксперимент по установлению темпа и скорости движения пешехода по делам о ДТП. К участию в следственном эксперименте для производства видеозаписи опытных действий должен привлекаться специалист-криминалист. При возникновении необходимости произведенная видеосъемка позволит заинтересованным участникам уголовного судопроизводства наглядно убедиться в чистоте проведенных опытов и измерить время преодоления статистом (демонстратором) определенного расстояния, что исключит дальнейшие споры о результатах, полученных на месте проведения опытных действий, и необходимость производства повторного следственного эксперимента.

Так, в ходе расследования преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК, следователем проведены следственные эксперименты по установлению скорости движения потерпевшего. Результаты сильно разнились: по показаниям потерпевшего П. скорость его движения до наезда составила 3,2 км/ч, по показаниям свидетеля Х. - 3,8 км/ч, по показаниям свидетеля Д. - 3,9 км/ч, и по показаниям водителя М. - 9,2 км/ч. Ознакомившись с постановлением о назначении автотехнической судебной экспертизы, обвиняемый М. и его защитник заявили ходатайство об исключении протоколов следственных экспериментов с участием свидетелей из числа доказательств, так как, по их мнению, данные, полученные при производстве следственных экспериментов с участием свидетелей, не соответствовали действительности. Для производства автотехнической экспертизы эксперту были предоставлены видеозаписи следственных экспериментов с участием свидетелей, изучив которые он подтвердил достоверность полученных результатов. Ходатайство М. и его защитника было отклонено, а к показаниям, данным в ходе следственного эксперимента М., суд отнесся критически, так как они не соответствовали фактическим обстоятельствам, установленным при осмотре места ДТП, показаниям и следственным экспериментам с участием потерпевшего и свидетелей[94].

Анализ следственно-судебной практики показывает, что нередко встречаются случаи, когда в следственном эксперименте принимают участие оперативные работники. 54,2 % опрошенных нами должностных лиц, осуществляющих расследование, привлекали к участию в следственном эксперименте сотрудников иных подразделений, 25,8 % из которых составили сотрудники оперативных подразделений.

Вполне закономерно, что участие оперативного работника желательным является в том случае, когда при подготовке и проведении следственного эксперимента используются оперативные данные, относящиеся к условиям эксперимента или к содержанию проделываемых опытов. Обратим внимание и на следующее: иногда у следователя и сотрудников оперативных подразделений имеется негласная информация, что проверяемый в ходе эксперимента факт имел место не в тех условиях, в которых показывают участники опытных действий, либо в их показаниях имеются существенные противоречия.

В связи с этим с помощью оперативного работника можно проверить не только объективность показаний участников эксперимента, но и достоверность оперативных данных, что в конечном итоге позволит оценить достоверность полученных результатов и определить пути дальнейшего использования оперативных данных в ходе расследования. На месте исследуемого события сотрудник оперативного подразделения может оказывать помощь следователю в реконструкции обстановки, а также в оценке результатов следственного эксперимента.

Так, при расследовании преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК, совершенного Г., следователем проведены следственные эксперименты с целью установления механизма нанесения ножевых ранений потерпевшему К. с привлечением к участию оперативного работника. Данное решение принято ввиду того, что потерпевший погиб, а следственный эксперимент с участием несовершеннолетней свидетельницы был проведен отдельно с целью исключения возможности оказания на неё психологического воздействия. В ходе следственного эксперимента обвиняемый Г. дал показания, противоречащие показаниям несовершеннолетней свидетельницы. С целью уточнения обстоятельств преступления и упреждений противоречивых результатов экспериментов оперативный работник в присутствии участников демонстрировал действия обвиняемого со слов несовершеннолетней свидетельницы[95].

Мы считаем, что целями участия и взаимодействия следователя и органа дознания при проведении следственного эксперимента являются: обеспечение безопасности его участников, особенно в условиях неблагоприятной следственной ситуации (конфликт сторон, большой общественный резонанс расследуемого деяния, наличие оперативных данных о готовящемся побеге и иных противоправных действиях); проверка имеющихся оперативных данных об условиях проведения следственного эксперимента с целью сокрытия источника информации; получение исходной информации, необходимой для развертывания оперативно-разыскных мероприятий.

Считаем необходимым отметить, что до настоящего времени дискуссионным остаётся вопрос о возможности проведения следственного эксперимента сотрудником органа дознания самостоятельно.

Законодатель также наделил следователя соответствующими полномочиями давать органу дознания обязательные для исполнения письменные поручения о производстве отдельных следственных действий, а также получать содействие при их осуществлении. Однако мы считаем, что поручать сотрудникам органа дознания производство следственных действий, а тем более такого, как следственный эксперимент, не совсем корректно. Обосновать это можно тем, что последние по профилю деятельности обладают достаточным практическим опытом и тактическими знаниями в части производства оперативно-разыскных мероприятий, но не следственных действий.

Целесообразно поручить производство следственного эксперимента сотруднику следственного подразделения, причем наиболее опытному, так как любые неточности или нарушения требований законодательства приведут к ничтожности и несостоятельности его результатов.

На основании изложенного мы считаем, что правильное использование следователем помощи сотрудников оперативных подразделений, а также имеющихся оперативных материалов при подготовке и проведении следственного эксперимента позволяет повысить его информативность, сохранить конфиденциальность источников получения информации, а также расширить возможности следователя в получении новых и проверки уже имеющихся доказательств по делу.

В процессе расследования преступлений против безопасности дорожного движения и эксплуатации транспорта при производстве следственного эксперимента происходит взаимодействие следователя и сотрудников подразделений ДПС (ГИБДД). В ряде случаев оно может осуществляться и при расследовании других видов преступлений, если они совершены в районе дороги, обочины или с участием транспортных средств, если участие сотрудника ДПС (ГИБДД) востребовано спецификой его профессиональной деятельности и необходимостью обеспечения безопасности условий проведения следственного действия и участников следственного эксперимента. По результатам исследования 27,9 % из числа респондентов к участию в следственном эксперименте привлекали сотрудников ДПС (ГИБДД).

В процессе своей повседневной, служебной деятельности сотрудники ДПС (ГИБДД) больше других сотрудников полиции соприкасаются с вопросами организации дорожного движения, транспортными средствами, правилами установки дорожных знаков и нанесения дорожной разметки. В связи с этим сотрудник ДПС (ГИБДД) вполне может считаться специалистом в данной об- ласти, так как обладает необходимыми специальными знаниями. Следователь, наделяя сотрудника ДПС (ГИБДД) статусом специалиста, действует в соответствии с требованиями закона.

Анализ следственной и судебной практики позволил нам сделать выводы о том, что сотрудники ДПС (ГИБДД) могут привлекаться к участию в следственном эксперименте в следующих случаях: для обеспечения безопасности участников следственного эксперимента, когда опытные действия проводятся на дороге либо вблизи дороги и существует угроза причинения вреда их жизни и здоровью; для оказания помощи следователю в воссоздании (реконструкции) условий, при которых происходило проверяемое событие; для оказания помощи следователю в организации следственного эксперимента; участие в качестве специалиста, когда необходимо применение специальных технических средств, например, прибор измерения скорости движения транспортного средства; для оказания помощи следователю в подборе понятых из числа водителей и подборе транспортных средств.

Кроме этого, к участию в следственном эксперименте по делу о дорожнотранспортном преступлении может привлекаться сотрудник ГИБДД, который ранее входил в состав следственно-оперативной группы и оказывал помощь следователю в осмотре места происшествия. Как правило, сотрудник ГИБДД оказывает помощь следователю в составлении схемы места дорожнотранспортного преступления. Соответственно, при воссоздании, реконструкции условий на месте происшествия он может оказать помощь следователю в расположении транспортных средств и иных предметов на дороге: дорожных знаков, светофоров, предметов, ограничивающих видимость в направлении движения, и т.п., положение которых он ранее фиксировал на схеме.

Таким образом, мы считаем, что целью участия сотрудника ДПС (ГИБДД) в следственном эксперименте является обеспечение получения объективных данных, позволяющих установить все обстоятельства дорожнотранспортного преступления или иного расследуемого события.

Более подробно рассмотрим функции и задачи, возлагаемые следователем на сотрудника (ДПС) ГИБДД по прибытию на место проведения следственного эксперимента. Как правило, привлекаются несколько сотрудников ДПС, которые перекрывают движение на участке дороги, где производится следственное действие, обеспечивают проведение различных измерений, фотосъемки, видеозаписи, а также оформление результатов данного следственного действия. Кроме того, сотрудники ДПС обеспечивают обозначение и ограждение места производства следственного эксперимента с целью предотвращения наезда на его участников, транспортные средства, участвующих в следственном действии, посредством размещения на проезжей части или обочине дороги патрульного автомобиля с включенными специальными световыми сигналами, конусов, ограждающих лент, переносных дорожных знаков и т.д. При необходимости организуют движение транспорта в объезд места производства эксперимента.

С точки зрения тактики производства следственного эксперимента, при расследовании преступлений в сфере безопасности дорожного движения и эксплуатации транспорта в качестве понятых лучше привлекать лиц, обладающих знаниями Правил дорожного движения Российской Федерации, а также имеющих стаж, опыт управления транспортными средствами. Сотрудники ДПС могут оказать помощь следователю в подборе понятых из числа водителей транспортных средств, особенно в ночное время суток, в отдаленных местах, когда подбор понятых для следователя становится затруднительным. С точки зрения психологии, водители транспортных средств охотнее идут на контакт с сотрудником ДПС, нежели со следователем.

В тоже время транспортные средства, используемые при производстве данного следственного действия, должны быть максимально схожими с теми, которые участвовали в дорожно-транспортном происшествии. Если мы говорим об автомобиле, то идентичными должны быть: марка, цвет, мощность двигателя, год выпуска, осветительные приборы и т.п., в зависимости от целей и задач использования транспортного средства в следственном эксперименте. Сотрудники

ДПС могут оказать незаменимую помощь в подборе и остановке подобных транспортных средств, привлечении их владельцев к участию в опытных действиях.

Кроме перечисленных сотрудников подразделений ОВД к участию в следственном эксперименте может привлекаться участковый уполномоченный полиции, который способен оказать консультативную помощь следователю в части знания особенностей участка местности, на котором проводится следственный эксперимент, населения, проживающего на данной территории, режимах работы предприятий, учреждений организаций, а также местах и лицах, представляющих интерес для следствия.

В ходе осуществления расследования возникает ряд проблем, которые носят организационный характер. При анкетировании 81,3 % респондентов заявили, что сталкивались с трудностями материально-технического обеспечения при организации производства следственного эксперимента. Начальник территориального органа МВД России является распорядителем финансов и наделен соответствующими полномочиями на осуществление финансирования организационных мероприятий и процессуальных издержек. Например, оплата аренды автомобиля определенной марки и модели, а также других предметов, моделей, муляжей и т.д., необходимых следователю для выполнения опытных действий. При наличии письменного указания начальника территориального органа, предписывающего участие определенного сотрудника любого из подразделений ОВД в следственном эксперименте, вопросы межличностного взаимоотношения между сотрудниками различных подразделений, а также вопросы планирования рабочего времени потеряют свою актуальность.

Анализ судебно-следственной практики показал, что важную роль в процессе взаимодействия следователя с сотрудниками других подразделений ОВД играют их руководители и заместители, в число которых входят и руководители следственных подразделений и дознания. Активизировать деятельность сотрудников иных подразделений ОВД может только следователь, если обратится к указанным лицам за помощью в организации производства указанного следственного действия. Однако, как мы ранее уже отмечали, правовых оснований для такого обращения законом не предусмотрено. В практической деятельности лиц, осуществляющих расследование преступлений, причиной такого обращения может служить отсутствие взаимопонимания между участниками следственного действия, отсутствие желания оказывать содействие со стороны сотрудников иных подразделений ОВД.

Надо признать, что участники следственного эксперимента делятся на обязательных и необязательных. К первой категории, в первую очередь, относят следователя. В случаях, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством, когда следственный эксперимент проводится с участием несовершеннолетнего, статус обязательных участников приобретают педагоги и психологи. К необязательным участникам относят тех, участие которых востребовано тактическими, организационными, психологическими и иными особенностями проведения следственного эксперимента, в зависимости от его целей и задач.

До недавнего времени некоторые авторы указывали, что «понятые являются обязательными участниками следственного эксперимента»1, так как это «гарантирует достоверность сведений, фиксируемых в протоколе следственного эксперимента»[96] [97] [98]; они «необходимы для удостоверения обстоятельств, связанных с организацией и проведением следственного эксперимента, в чём может

возникнуть надобность в ходе судебного рассмотрения дела» .

С течением времени и изменением требований уголовно-процессуального законодательства, понятые перешли из категории обязательных участников следственного эксперимента в категорию необязательных, и в большинстве рядовых случаев это оправдано с точки зрения экономии времени, сил и средств следователя, при проведении следственного действия. Не будем забывать и об одном из основных тактических условий проведения следственного эксперимента - ограниченное число его участников.

Однако ни в коем случае нельзя умалять достоинства и преимущества привлечения понятых к участию в следственном эксперименте. Как показывает следственная практика, их участие в следственных действиях, с точки зрения криминалистической тактики, полностью себя оправдало. До настоящего времени, несмотря на изменения в законодательстве, следователи не отказались от практики использования помощи понятых. По результатам проведенного нами исследования установлено, что 80,3 % должностных лиц, осуществляющих расследование, продолжают привлекать их к участию в следственном эксперименте.

Понятые являются не только свидетелями, удостоверяющими содержание и результаты следственного эксперимента, но и активными его участниками. В ходе проведения опытных действий они привлекаются к производству различных измерений, свидетельствуют объективность содержания следственного эксперимента, последовательность произведенных следователем действий и правильность их отражения в протоколе, то есть в отличие от других следственных действий, например, таких как проверка показаний на месте, они выполняют активную роль.

Для осуществления замыслов следователя и выполнения определенной роли понятые должны обладать рядом качеств, способствующих решению возложенных на них задач, а именно: «сознание серьёзности возложенных на них обязанностей, добросовестное отношение к исполнению этих обязанностей, внимательность и выдержку. Состояние органов чувств у понятых не должно отклоняться от нормы, чтобы они могли правильно воспринимать всё происходящее в ходе эксперимента»[99]. Например, если эксперимент проводится с целью проверки возможности видеть определенные события, то, соответственно, понятые должны обладать хорошим зрением. Если эксперимент проводится с це-

лью установления возможности слышать, то понятые, соответственно, должны обладать хорошим слухом и т.п.

Надо признать, что понятые в некоторых случаях также должны иметь соответствующий опыт деятельности, т.е. обладать определенными профессиональными знаниями и навыками, чтобы понимать содержательную часть экспериментальных действий следователя. Так, при проведении следственного эксперимента по делам о дорожно-транспортных преступлениях оправданным будет привлечение в качестве понятых лиц, которые знают Правила дорожного движения, устройство автомобиля, а также обладают навыками вождения. В случае необходимости они могут детально разобраться в содержании опытных действий и оказать следователю помощь в организации его проведения.

А. В. Дулов и П. Д. Нестеренко считают, что понятые «могут вносить свои предложения по поводу того, как лучше осуществить опыты или провести новые опыты»1. Мы можем согласиться с мнением авторов, но с некоторыми оговорками. Предложения понятых относительно содержания следственного эксперимента должны носить для следователя строго рекомендательный характер, а окончательное решение о порядке и содержании эксперимента должно приниматься следователем, ибо ставится под сомнение его руководящая и направляющая роль в процессе раскрытия и расследования преступления.

Эффективность следственного эксперимента, а также полнота и объективность полученных следователем результатов во многом зависят именно от этого желания понятых участвовать в проведении опытных действий. Здесь налицо признак добровольности.

По нашему мнению, проблемным остаётся вопрос о пределах информирования понятых о данных предварительного следствия. С одной стороны, чем больше следователь проинформирует понятых об обстоятельствах проверяемого события, тем лучше понятые уяснят поставленные перед ними цели, задачи, возлагаемую на них роль и соответственно качественнее её выполнят. С другой стороны, под угрозу ставится тайна предварительного следствия.

Л. Е. Арокцер видит выход из данной ситуации в следующем. Понятых следует ознакомить с целью и порядком проведения следственного эксперимента, предупредить, что они не имеют права разглашать данные следствия, в том числе и результаты следственного эксперимента1. Данное процессуальное требование, которое также одновременно можно отнести и к тактическому приёму, действует и до настоящего времени.

И все же внесем некоторые уточнения. Считаем, что в целях сохранения тайны предварительного следствия следователь может использовать предоставленные ему процессуальные возможности и заранее предупредить понятых о неразглашении данных предварительного следствия. Информировать понятых следует в минимальных пределах, необходимых для успешного проведения опытных действий. Например, необязательно разъяснять понятым, какие имеются по делу доказательства, какие выдвинуты следователем версии и т.п. Достаточным будет указать их место нахождения, порядок действий, цель и результат опытных действий. Кроме того, можно разъяснить им порядок фиксации результатов опытов и заполнения протокола следственного действия.

Так, в ходе расследования преступления, возбужденного по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК, следователем проведен следственный эксперимент, целью которого являлось установление механизма причинения ножевого ранения потерпевшему Б. и проверка версии обвиняемого К. о необходимой обороне. Перед производством опытных действий обвиняемому было предложено показать, как был нанесен удар ножом потерпевшему, при этом следователь не пояснил ни понятым, ни обвиняемому К. цель следственного эксперимента и что его результаты будут проверяться путем проведения судебно-медицинской экспертизы. Согласно выводам СМЭ, направление раневого канала полностью исключило предложенные обвиняемым К. вариан

ты механизма нанесения удара ножом потерпевшему Б. В судебном заседании защитник и сам К. заявили о необходимости признания недопустимым доказательством протокол следственного эксперимента, поскольку обвиняемый К. и понятые не были уведомлены следователем о цели следственного эксперимента перед началом его производства. Суд принял решение о признании протокола следственного эксперимента допустимым доказательством[100].

В отличие от других следственных действий, в следственном эксперименте могут принимать участие более двух понятых. Ранее законодательно не ограничивалось число понятых при производстве следственного эксперимента. С точки зрения криминалистической тактики, это оправдано, так как количество понятых здесь зависит от числа тех мест, где одновременно должно восприниматься событие, составляющее содержание следственного эксперимента. Так, если опытным путём устанавливается скорость движения автомобиля, количество понятых должно быть не менее четырех.

В качестве примера приведем следственный эксперимент на установление скорости движения автомобиля под управлением М. до совершения наезда на пешехода. В целях удостоверения содержания и результатов следственного действия к участию привлечено четверо понятых. Двое понятых находились в движущемся автомобиле обвиняемого, а двое других рядом с сотрудником ГИБДД, фиксирующим скорость движения с помощью радара-детектора. Таким образом, понятые имели возможность одновременно наблюдать за действиями участников эксперимента1.

Ещё одним тактическим преимуществом привлечения к участию понятых является то, что при возникновении сомнений в правильности производства следственного эксперимента и его результатов, понятые могут быть допрошены следователем или в суде по обстоятельствам, ставшим им известными в результате их участия в следственном эксперименте, что исключает возможность признания протокола следственного эксперимента недопустимым доказательством и необходимость проведения повторного следственного эксперимента.

При проведении следственного эксперимента с участием несовершеннолетнего участника уголовного судопроизводства, следователь может использовать помощь педагога и психолога, а также законного представителя для достижения следующих целей:

- установление психологического контакта с несовершеннолетним;

- содействие в получении информации, представляющей интерес для следствия;

- преодоление противодействия расследованию со стороны несовершеннолетнего и его законных представителей;

- выявление и нейтрализация ложных показаний, демонстративных действий со стороны несовершеннолетних.

В литературе есть мнение об обязательном участии психолога или врача- психиатра в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого; мотивируется это тем, что он должен содействовать установлению психологического контакта, ограждать подростка от нежелательного психологического воздействия в обстановке допроса[101]. Мы не согласны с данной позицией, так как считаем, что этому могут способствовать и другие участники эксперимента, например, законный представитель, защитник, педагог и т.п. Психологическое или психическое состояние несовершеннолетнего на момент совершения преступления и после необходимо устанавливать в рамках экспертизы (психологической, психиатрической, комплексной психолого-психиатрической и т.д.).

Признание обязательным участия психолога или врача-психиатра в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого неизбежно повлечет споры, дискуссии среди ученых о необходимости обязательного участия психолога или врача-психиатра и в других следственных действиях, производимых с участием несовершеннолетних, в том числе и в следственном эксперименте. В следственном эксперименте достаточно участие педагога или психолога, который обладает определенными знаниями, навыками, необходимыми для достижения целей следственного эксперимента.

Дискуссионным остается вопрос о том, какого педагога (психолога) привлекать к участию в следственном эксперименте: знакомого несовершеннолетнему или ранее незнакомого. Есть мнение, что если к участию в деле привлекается педагог или психолог образовательной организации, где обучается несовершеннолетний, он будет являться заинтересованным участником уголовного процесса, так как несет ответственность за его обучение и воспитание[102].

Позволим себе не согласиться с изложенным. Нельзя однозначно негативно оценивать участие «знакомого» несовершеннолетнему педагога (психолога) в следственном эксперименте. Наоборот, при участии ранее незнакомого педагога или психолога подросток может замкнуться и не пойти на контакт. Для несовершеннолетнего участника следственного эксперимента не будет особой разницы восприятия «незнакомой личности» взрослого человека, будь то: педагог, сотрудник подразделения по работе с несовершеннолетними, представитель потерпевшего и т.п. Он может воспринимать их в целом как противоборствующую сторону, чего не скажешь о «ранее знакомом» педагоге (психологе) из его школы. Наиболее вероятно, что именно с ним несовершеннолетний пойдет на контакт, почувствует психологическую поддержку. Правильным будет выбрать педагога (психолога), который пользуется авторитетом у несовершеннолетнего. Личная заинтересованность в исходе дела устраняется следователем путем проведения разъяснительной работы, мотивацией участников на то, что исследуемое событие должно восприниматься ими как свершившийся факт и повлиять на его последствия каким-либо образом уже невозможно.

Принятие решения о привлечении к участию в следственном эксперименте подозреваемого (обвиняемого) возложено на следователя. Предварительно он должен проанализировать, оценить и систематизировать имеющуюся информацию, взвесить все «за» и «против» такого участия. В первую очередь ему необходимо учитывать то, что данный участник процесса является лицом, заинтересованным в исходе дела. Кроме того, необходимо определить его психологическое состояние и готовность оказывать содействие в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию. Если следователь по тактическим соображениям сочтёт участие подозреваемого (обвиняемого) нежелательным, то он может провести следственный эксперимент и без него. Принятие правильного тактического решения влияет на результаты эксперимента. С другой стороны, если подозреваемый (обвиняемый) не желает участвовать в следственном действии, следователь не наделен полномочиями принудить его к этому.

Рассмотрим возможные мотивы отказа подозреваемого (обвиняемого) от участия в следственном эксперименте. В литературе выделяются следующие мотивы отказа: нежелание давать показания против самого себя, родственников, начальников, соучастников и т.д.; боязнь разоблачения ложных показаний; нахождение под влиянием советов соучастников преступления, адвокатов- защитников или иных лиц; нежелание содействовать следствию; опасения, связанные с незнанием позиции соучастников, и боязнь навредить им своими действиями; нежелание появляться в обстановке места преступления в силу боязни психотравмирующей ситуации и др.1 Установление мотива отказа от участия поможет следователю выявить причину отказа, а зная причину, можно попытаться убедить подозреваемого (обвиняемого) изменить свою позицию.

Обвиняемого нельзя обязать участвовать в следственном эксперименте, точно так, как закон не обязывает его говорить следствию правду. Обычно этот отказ совпадает с отказом обвиняемого давать показания. При таких обстоятельствах следователь, как правило, пытается убедить его в нецелесообразности

отказа, а если эти попытки не увенчались успехом, то в присутствии понятых, составляет протокол об отказе обвиняемого участвовать в проведении следственного эксперимента1.

Отказ подозреваемого (обвиняемого) от участия в следственном эксперименте не должен восприниматься следователем как безвыходная ситуация. Малейшие возможности должны использоваться для организации его проведения. Например, возможно подобрать лицо - статиста (демонстратора), которое по своим физическим данным схоже с подозреваемым (обвиняемым), и провести опытные действия с его участием. В результате следователь получит пусть не прямые, но косвенные доказательства по делу, а в совокупности с иными доказательствами они могут быть взяты за основу при принятии процессуального решения по делу. С другой стороны, ознакомив подозреваемого (обвиняемого) с результатами проведенного эксперимента, следователь может заинтересовать, «вынудить» его дать своё согласие на участие в следственном действии.

Нередко подозреваемые (обвиняемые) сами изъявляют желание принять участие в следственном эксперименте, однако это не означает, что они готовы сотрудничать со следствием и давать правдивые показания. Со слов Ф. В. Глазырина, даже в случае ярко выраженной готовности подозреваемого участвовать в проведении следственных действий, следователь должен разобраться в подлинных мотивах такого согласия[103] [104]. Данный участник уголовного судопроизводства, особенно при участии защитника, который обладает знаниями в области методики раскрытия и расследования преступлений, а также тактики проведения отдельных следственных действий, может согласиться на участие в следственном эксперименте, имея намерения исказить сведения (результаты опытных действий) с целью опровержения доказательств его виновности. Проверить их объективность иногда очень затруднительно.

В случае, если данный фигурант по делу, а также его защитник активно настаивают на проведении следственного эксперимента, для следователя это должно послужить сигналом к тому, что данные участники уголовного судопроизводства могут использовать следственный эксперимент в «своих интересах», с целью получения выгодных для них результатов. Поэтому лицу, осуществляющему расследование, следует уделить внимание максимально возможной детализации их показаний, демонстрационных действий, попытаться выявить существенные противоречия с имеющимися доказательствами и тщательным образом подойти к фиксации результатов эксперимента и их критической оценке. При отсутствии согласия лица, участие которого планируется, невозможно добиться положительного для расследования результата.

Говоря о необходимости привлечения к участию в следственном эксперименте подозреваемого (обвиняемого), следователь должен иметь представление о целях такого участия. Анализ специальной литературы и следственной практики позволил нам сформулировать их следующим образом: когда подозреваемый (обвиняемый) даёт признательные показания, то его помощь можно использовать при воссоздании (реконструкции) обстановки на месте проведения опытных действий, а это, в свою очередь, будет способствовать получению объективных результатов; когда подозреваемый (обвиняемый) даёт ложные показания, его присутствие на следственном эксперименте может принести определенные положительные результаты. Наблюдая за содержанием и результатами опытов, он может осознать и убедиться в тщетности своих попыток ввести в заблуждение следователя и дать правдивые показания1; когда подозреваемый (обвиняемый) не участвует в следственном эксперименте, в завершающей стадии расследования или в суде он может заявить ходатайство о проведении повторного эксперимента, что повлечет за собой продление сроков расследования и дополнительные затраты[105] [106].

Помимо проверки достоверности показаний, участие данного фигуранта по делу в следственном эксперименте необходимо тогда, когда проверяются его профессиональные навыки и иные личные качества1. Важно, чтобы он «сам убедился в результатах эксперимента, которым проверяются его показания. Нередко это оказывает положительное влияние, и он прекращает своё упорное запирательство, признается в преступлении и сообщает другие данные, интересующие следователя»[107] [108] [109].

Проведенный анализ позволил нам определить случаи, когда желательно привлечение подозреваемого (обвиняемого) к участию в рассматриваемом следственном действии: при проверке собственно показаний подозреваемого (обвиняемого); проверке показаний свидетеля, изобличающих подозреваемого (обвиняемого) в инкриминированном ему деянии; проверке следственных версий, когда участие подозреваемого (обвиняемого) тактически оправдано, то

есть отсутствует риск провала ; проверке навыков, умений подозреваемого (обвиняемого) (в том числе профессиональных); получении фактических данных для последующего назначения экспертиз.

Мы поддерживаем мнение авторов в части того, что при проверке показаний подозреваемого (обвиняемого) их участие должно быть обязательным, но, разумеется, с согласия указанных лиц. При проведении опытных действий следователь должен помнить об их заинтересованности в исходе дела, поэтому целесообразно повторить опытные действия с участием других лиц и сопоставить полученные результаты. Участие в следственном эксперименте лица, показания которого проверяются ещё целесообразно и потому, что данное лицо может дать дополнительную информацию, представляющую интерес для следствия, выдвинуть другие версии, которые могут быть проверены.

Представляется оправданной позиция авторов, которые полагают, что участие подозреваемого (обвиняемого) не должно ограничиваться пассивным присутствием. Они вправе просить о повторении опытных действий, изменении некоторых его условий, личном участии в проведении опытных действий1. Более сложным нам представляется вопрос о привлечении подозреваемого (обвиняемого) к участию в эксперименте, при котором проверяются показания свидетелей, потерпевшего или следственные версии. В этом случае следователь самостоятельно принимает решение о его участии, поскольку он не является источником данных, которые могут быть установлены в ходе эксперимента. По нашему мнению, при проверке показаний свидетеля или проверке следственных версий подозреваемый (обвиняемый) может привлекаться к участию из тактических соображений, при условии, если оно не окажет психологического воздействия на других участников следственного эксперимента, не создаст угрозы для его безопасности и не окажет отрицательного влияния на результаты расследования в целом. В этой связи нам представляется правильной позиция, когда «более целесообразно проводить эксперименты без участия обвиняемого, а результаты его использовать в надлежащий момент в ходе расследования»[110] [111] [112].

При расследовании групповых преступлений следователям приходится сталкиваться с проблемой проведения следственного эксперимента одновременно с двумя и более подозреваемыми (обвиняемыми). Есть мнение, что целесообразно привлекать к участию в эксперименте сразу нескольких фигурантов

по делу в силу чрезмерного усложнения и без того непростого действия .

Имеет место и иная точка зрения, если показания одного обвиняемого не касаются непосредственно других обвиняемых, то, как правило, присутствие их при проведении эксперимента нецелесообразно. Присутствие нескольких или всех обвиняемых можно рекомендовать тогда, когда проверяемые экспериментом обстоятельства имеют отношение ко всем или некоторым обвиняемым[113]. Мы придерживаемся данной позиции и считаем, что следственный эксперимент может проводиться одновременно с несколькими подозреваемыми (обвиняе-

мыми) в случаях, когда в их показаниях нет существенных противоречий. В ином случае проводить опытные действия необходимо с каждым из них отдельно. Кроме того, принимая такое решение, следователь должен исходить из того, насколько допустимо их общение друг с другом на данном этапе расследования, не существует ли опасность сговора, угрозы, запугивания и т.п.

Заслуживает внимания точка зрения, согласно которой в ряде случаев целесообразно проводить эксперимент в начале без обвиняемого, а затем повторить с его участием. Полученные в первом случае результаты позволяют судить о целесообразности и необходимости участия в нём обвиняемого1. Здесь есть рациональное зерно, но необходимы некоторые уточнения. Производство нескольких следственных экспериментов более энергозатратно в организационном и материальном плане. Полагаем, что первоначально его необходимо провести с потерпевшим или свидетелем, чтобы получить тактическое преимущество перед подозреваемым (обвиняемым), а затем и с его участием. На момент проведения следственного эксперимента с подозреваемым (обвиняемым), лицо осуществляющее расследование преступления уже будет обладать, как минимум таким же объемом информации о месте, времени исследуемого события и его механизме, как и подозреваемый (обвиняемый), что, несомненно, является положительным моментом.

В свою очередь, свидетель, потерпевший являются центральными, но необязательными фигурантами следственного эксперимента. Решение об их привлечении следователь вправе принять по своему усмотрению; «они помогают следователю правильно реконструировать обстановку происшествия, свидетелями которого они были, и дают необходимые пояснения о течении события»[114] [115]. Целесообразность их участия в следственном эксперименте, видится в том, что они являются очевидцами исследуемых фактов и событий, которые устанавливаются и одновременно становятся свидетелями того, как организован следст-

венный эксперимент и какие он дал результаты. Показания этих лиц в силу такого положения являются ценными, поскольку в суде они могут рассказать о тех событиях, которые были до эксперимента, и о его результатах1.

На наш взгляд, очевидно, что как подозреваемый (обвиняемый), так и свидетели (потерпевшие) в обязательном порядке привлекаются к участию в следственном эксперименте, если целью его проведения является проверка индивидуальных возможностей указанных лиц, физических и иных качеств (например, слуховые и зрительные восприятия).

По мнению Р. С. Белкина, свидетели, участвующие в следственном эксперименте, могут быть разделены на свидетелей расследуемого факта и свидетелей действий следователя, т.е. лиц, исполнявших при проведении других следственных действий (обычно осмотра) обязанности понятых. Последние привлекаются к участию в следственном эксперименте в тех случаях, когда эксперимент должен проводиться в обстановке, максимально сходной с обстановкой места происшествия, в осмотре которого понятые принимали участие [116] [117] [118].

Имеется и такое мнение, что свидетель участвует в проведении следственного эксперимента при проверке его показаний и при оказании помощи следователю в воссоздании обстановки происшествия, проверке версий и иных

3

предположений следователя или показаний других заинтересованных лиц . Мы считаем, что участие свидетелей и потерпевших в следственном эксперименте необходимо, так как они являются источником проверяемой информации, а также сведений, указывающих на условия его проведения и особенности организации. Используя ассоциативную память, на месте происшествия свидетель (потерпевший) может вспомнить и сообщить следователю новую информацию, которую ранее он не сообщал при допросе, в силу того, что забыл про неё. Кроме этого, нельзя забывать, что только свидетель является незаинтересованным участником уголовного судопроизводства, от которого возможно получить объективные показания, в том числе и в ходе следственного эксперимента.

Существует несколько точек зрения по поводу участия свидетеля и потерпевшего в следственном эксперименте. Так, Р. С. Белкин считает, что было бы неправильным в категоричной форме требовать участия в эксперименте свидетеля или иного лица, чьи показания проверяются экспериментальным путём. Не говоря уже о том, что это требование не выдерживает критики с процессуальной точки зрения. Достаточно заметить, что в ряде случаев участие упомянутых лиц может только исказить результаты эксперимента (при заинтересованности в определенном течении опытов)1. Иной точки зрения придерживаются другие авторы, которые считают, что по закону любой свидетель обязан давать показания, и показания правдивые. Очевидно, это общее процессуальное требование распространяется и на другие следственные действия, в том числе и на эксперимент[119] [120] [121]; «следственный эксперимент - это не допрос, но свидетель,

3

участвуя в нём, снова даёт свои показания, а, значит, и отвечает за них» .

Мы считаем, что перед производством следственного эксперимента с участием потерпевшего и свидетеля, указанные лица должны предупреждаться об уголовной ответственности за отказ от участия и дачу в ходе экспериментальных действий ложных показаний по ст. 307-308 УК РФ. С другой стороны, если они отказываются от участия в следственном эксперименте или пытаются ввести следователя в заблуждение путём дачи ложных показаний, то отпадает тактическая необходимость их привлечения к участию. Такой свидетель или потерпевший в силу возможного тактического риска к участию в эксперименте не привлекается.

В следственном эксперименте может принимать участие защитник с момента его допуска к участию в уголовном деле. Стоит отметить, что защитник выступает гарантом соблюдения прав его подзащитного. С точки зрения кри-

миналистической тактики, помощь защитника может использоваться следователем с целью преодоления неблагоприятной тактической ситуации, конфликтной ситуации, сложившейся с участниками уголовного судопроизводства.

В ходе опроса 36 % респондентов ответили, что, исходя из следственной практики, именно защитнику участники следственного эксперимента доверяют больше, чем следователю. Защитник выступает «посредником», «буферной зоной» между стороной обвинения и стороной защиты. Защитник может выступать инициатором оказания противодействия расследованию. Лицо, осуществляющее расследование, должно в полной мере понимать и осознавать возможности защитника и тактически грамотно их использовать в сложившейся ситуации, разумеется, в интересах расследования.

Подозреваемый (обвиняемый) может не понимать важности и значения следственного эксперимента, не осознавать цель, которую преследует следователь. Он может полагать, что все действия направлены против него, а защитнику он доверяет. Так, например, когда подозреваемый (обвиняемый) отказывается подписывать протокол следственного эксперимента, защитник может разъяснить ему необходимость сделать это, а также разъяснить своему подзащитному значение результатов следственного эксперимента, от которых напрямую зависят результаты расследования.

С разрешения следователя он может задавать вопросы, а также делать замечания и ходатайства о внесении в протокол данных, которые он считает существенными для дела1. В ходе проведения следственного эксперимента следователю надлежит фиксировать в протоколе следственного эксперимента замечания и соображения, высказанные защитником. Целесообразно удовлетворить пожелания защитника относительно повторения опытных действий, изменения

условий и т.д. При этом следует исходить из того, что «удовлетворение» помол

жет получить наиболее точные и объективные результаты эксперимента . Мы считаем, что в случае оставления неразрешенными каких-либо ходатайств, за- [122] [123] явлений стороны защиты, вероятнее всего, в будущем в письменном виде они будут направлены следователю в виде ходатайств, что, в свою очередь, поднимет вопрос о необходимости производства повторного эксперимента.

При проведении отдельных опытных действий нередко у следователя возникает необходимость привлечения к участию иных лиц, необходимых для выполнения вспомогательных функций. Основной задачей участия указанных лиц в следственном эксперименте является замена подлинных участников события.

В специальной литературе и в практической деятельности данные лица могут именоваться: статист, демонстратор, дублер и т.д. Роль, задачи, функции, которые возлагает следователь на статиста, их правовой статус во многом схожи с понятыми. Они также оказывают помощь лицу, осуществляющему расследование, в проведении опытных действий и являются активными его участниками. В отличие от понятых, статисты участвуют не только в измерениях, но и по заданию следователя выполняют определенные действия, фиксация которых производится в установленном порядке, в том числе и при помощи технических средств. Анализ следственной практики показывает, что при производстве сложных следственных экспериментов, например, когда участники эксперимента разбиваются на группы, следователю необходим помощник.

В качестве примера можно привести уголовное дело по обвинению С. в совершении преступления, предусмотренного п. в, д. ч. 2 ст. 105 УК РФ. В ходе расследования следователем проводился следственный эксперимент на установление возможности услышать шум борьбы из одной квартиры в другой. Ввиду того, что участники следственного эксперимента были разделены на две группы, которые должны были одновременно находиться в разных квартирах, расположенных на разных этажах многоквартирного дома, в качестве помощника следователь привлекал участкового уполномоченного полиции, задачей которого было руководство одной из групп и поддержание связи со следователем, находившемся с другой группой[124].

В ходе подготовки к сложному в организационном плане эксперименту, следователь должен подобрать помощника, разъяснить ему цели и задачи следственного эксперимента, его роль, обязанности, содержание действий, а также место его нахождения в момент проведения опытных действий.

При исследовании особенностей участия иных участников уголовного судопроизводства в следственном эксперименте мы пришли к выводу, что нередко следователю приходится сталкиваться с проблемой их вовлечения в экспериментальный процесс. Некоторые из них не понимают значения и важности проведения следственного эксперимента, не желают принимать участие в данном следственном действии, уклоняются от явки или отказываются от дачи показаний, желая воспользоваться правом, предоставленным ст. 51 Конституции РФ. Причины нежелания участвовать в следственном эксперименте могут быть различными: недоверие к сотрудникам полиции, юридическая неграмотность, боязнь возмездия со стороны преступника и его знакомых, родственников, активный темп современной жизни и отсутствие свободного времени и т.п.

Довольно сложно убедить и мотивировать людей прибыть куда-либо в свое личное время, время отдыха, а иногда и в ночное время. Так, большое количество преступлений совершается в ночное время, и эксперимент, соответственно, тоже должен проводиться в это время суток. Убеждение потенциальных участников следственного эксперимента в необходимости участия в опытных действиях должно производиться с первых дней расследования. Прибегая к методу убеждения, следователю необходимо постоянно демонстрировать участникам судопроизводства свой профессионализм, принципиальность, настрой на активную работу по установлению всех обстоятельств происшествия.

Важно с самого начала проявлять твердость и решительность в вопросах неукоснительного соблюдения закона и принятия справедливых и обоснованных решений. В совокупности это должно принести положительный результат и способствовать настрою участников уголовного судопроизводства на дальнейшее сотрудничество. Бесспорным условием успешного установления психологического контакта с участниками уголовного судопроизводства, вступившими в конфликт со следователем (дознавателем), считаем использование помощи защитника. Анализ следственной практики показывает, что зачастую участники уголовного процесса больше доверяют защитникам, чем сотрудникам полиции. Установление психологического контакта и убеждение к даче согласия на участие в следственном эксперименте лица, совершившего преступление, свидетеля или потерпевшего должно происходить путем психологического воздействия на положительные качества личности.

При расследовании преступлений, участниками которых являлись несовершеннолетние, в качестве статиста (демонстратора) должно привлекаться несовершеннолетнее лицо. При планировании следственного эксперимента с участием несовершеннолетних установление психологического контакта и дальнейшее взаимодействие должно строиться, прежде всего, через его родителей, законных представителей, а также с использованием помощи психолога или педагога. В случае, когда несовершеннолетний сам являлся участником исследуемого события, дела обстоят совершенно иначе. Следователю необходимо с особой тщательностью подбирать методы воздействия. Важно не нанести несовершеннолетнему психологическую травму. Все действия следователя должны быть продуманными и осторожными.

На основании изложенного приходим к следующим выводам:

Анализ следственно-судебной практики показывает, что участники следственного эксперимента делятся на обязательных и необязательных. К обязательным, в первую очередь, относят следователя. К необязательным относят тех, участие которых следователь сочтет необходимым из тактических, организационных, психологических и иных соображений.

Эффективность подготовки и производства следственного эксперимента во многом зависит от качества взаимодействия следователя с сотрудниками иных подразделений ОВД, наделенными властными полномочиями, в сфере раскрытия и расследования преступлений. При осуществлении подготовки и проведения следственного эксперимента взаимодействие осуществляется в основном со специалистами-криминалистами экспертных подразделений ОВД, а также должностными лицами, наделенными правом осуществлять оперативно - разыскную деятельность, и сотрудниками ДПС (ГИБДД).

Для достижения целей и задач следственного эксперимента следователь, с одной стороны, и сотрудники иных подразделений ОВД, с другой стороны, с целью повышения эффективности взаимодействия должны строить свою деятельность на основе неуклонного соблюдения её принципов, условий, а также посредством непосредственного выполнения задач взаимодействия.

Следователь может столкнуться с проблемой вовлечения иных фигурантов по делу к участию в следственном эксперименте. Причины отказа могут быть самыми различными. Для убеждения в необходимости участвовать в следственном эксперименте следователь может прибегнуть к помощи адвоката- защитника обвиняемого (подозреваемого), к помощи родителей, законных представителей несовершеннолетнего, а при убеждении свидетелей, потерпевших, статистов - предупреждать об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и, соответственно, от участия в следственном эксперименте.

<< | >>
Источник: СЕРГЕЕВ Вадим Викторович. ОРГАНИЗАЦИЯ И ТАКТИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРОИЗВОДСТВА СЛЕДСТВЕННОГО ЭКСПЕРИМЕНТА НА СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Волгоград - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Взаимодействие следователя и сотрудников других подразделений ОВД; проблемы вовлечения в экспериментальный процесс иных лиц:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -