Задать вопрос юристу

§ 2. Специфика проведения следственного эксперимента в условиях активного противодействия раскрытию и расследованию преступления

Воздействие на непосредственный объект противодействия расследованию при производстве следственного эксперимента может выражаться в действиях участников следственного эксперимента, направленных на искажение информации об исследуемом событии, полученной следователем в результате проведенных опытов и последующем использовании полученных результатов в своих интересах либо в интересах близких, родственников, знакомых.

Противодействие может оказываться посредством дискредитации протокола следственного эксперимента, который является материальным объектом, содержащим доказательственную информацию. Воздействовать на рассматриваемый материальный объект можно путём злоупотребления подозреваемым (обвиняемым) процессуальным правом требовать дополнения протокола и внесения в него изменений и дополнений, в случаях, когда он обнаружил, что проговорился или случайно дал следствию важную информацию.

Субъектом противодействия проведению следственного эксперимента может выступать любое заинтересованное лицо (группа лиц), которое своим действием (бездействием), противоправными или правомерными, создают препятствия для проведения следственного эксперимента, достижению целей и выполнению стоящих перед ним задач. Ученые-криминалисты, занимающиеся проблемами противодействия, в качестве субъектов противоправной деятельности выделяют лиц, совершивших противоправное деяние, их близких, соучастников преступной деятельности, коррумпированных сотрудников правоохранительных органов, третьих лиц, специально привлеченных для этой цели и

др.[138]

Субъекты противодействия расследованию, по О. Г. Каранауховой, характерны и для следственного эксперимента, но с некоторыми уточнениями.

Коррумпированные должностные лица из числа сотрудников правоохранительных органов либо лица, осуществляющие надзор за расследованием, весьма ограничены в своих возможностях оказания противодействия следователю при проведении следственного эксперимента. Они могут оказывать влияние только на общий объект противодействия, на процесс организации и проведения следственного эксперимента. Коррумпированный руководитель следственного органа может дать следователю указания: о необходимости проведения следственного эксперимента; о проведении следственного эксперимента с участием конкретных лиц, но организационные моменты, тактикопсихологические приемы проведения следственного эксперимента следователь вправе выбирать самостоятельно. Должностные лица, не связанные с расследованием преступления, но заинтересованные в определенных результатах расследования, по нашему мнению, не могут оказать противодействие проведению следственного эксперимента, так как они не наделены властнораспорядительными полномочиями по отношению к следователю.

Нередко в практической деятельности должностные лица, осуществляющие расследование, сталкиваются с противодействием расследованию, оказываемым со стороны защитника, в том числе при производстве следственного эксперимента. Противодействие может выражаться: в затягивании сроков расследования, утрате вещественных доказательств, срывах запланированных следственных действий, создании ложных доказательств. Защитники могут как нарушать закон, так и пользоваться его несовершенством, злоупотреблять предоставленными им правами. Однако М. В. Кардашевская и И. В. Тишутина призывают нас не смешивать его противоправные действия с действиями как представителя одной из сторон в состязательном уголовном процессе1. Есть мнение, что противодействие расследованию преступлений может оказываться в правовых, противоправных и пограничных формах[139] [140].

Механизм преодоления противодействия защитника до настоящего времени должным образом не отрегулирован, поэтому нельзя не согласиться с позицией, согласно которой отсутствие в законе прямого запрета защитнику противодействовать нормальному ходу расследования, использовать незаконные методы сбора и представления доказательств не всегда позволяет следователю пресечь его противоправную деятельность[141].

Мотивы противоправных действий защитника могут быть различными и зависеть от позиции его подзащитного, поэтому, чтобы понять и устранить причины противодействия, необходимо установить мотивы действий и поведения подзащитного. Например, защитник может ходатайствовать о переносе времени производства следственного эксперимента в связи с его занятостью в других следственных действиях или судебных процессах. В ходе проведенного нами анкетирования на вопрос: «В случае уклонения защитника и его подзащитных от явки на следственный эксперимент, какие способы их вызова Вами применяются?», респонденты ответили следующим образом: привод - 39 %; повестка - 19,7%; повторный вызов по телефону - 12,8%; уведомление в коллегию адвокатов - 28%.

Ранее мы уже рассматривали проблемы организационного и материального характера, с которыми следователю приходится сталкиваться на стадии подготовки, планирования следственного эксперимента. Кроме того, могут быть нарушены условия проведения эксперимента (например, погодные), о чём потом не забудет упомянуть в протоколе следственного действия защитник. В связи с этим мы рекомендуем следователю при возникновении подобных ситуаций направлять информационные письма на имя председателя коллегии адвоката, в которой состоит защитник, или контролирующего органа с изложением фактов, свидетельствующих о неправомерных действиях защитника и просьбой оказания на него воздействия. Данная процедура требует определен-

ных временных затрат, но другого механизма воздействия на защитника на сегодняшний день не существует.

Со стороны родителей (законных представителей) несовершеннолетнего участника следственного эксперимента может оказываться противодействие в части привлечения несовершеннолетнего к участию в следственном эксперименте. У следователя отсутствуют полномочия, позволяющие каким-либо образом повлиять или воздействовать на родителей (законных представителей) несовершеннолетнего. Так, при расследовании преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, совершенного обвиняемым К., который, управляя автомобилем, совершил наезд на несовершеннолетнего Б., причинив тем самым тяжкий вред его здоровью, возникла необходимость в производстве следственного эксперимента с целью установления скорости движения пешехода и расстояния, которое он успел преодолеть в зоне видимости водителя до наезда. Родители несовершеннолетнего потерпевшего отказались от участия в следственном эксперименте, сославшись на то, что это может причинить душевные страдания их ребенку. В результате следователю пришлось вести кропотливую работу по подбору статиста, который по внешним и физическим данным был схож с потерпевшим и был одет в аналогичную одежду, что негативно повлияло на сроки расследования. Какое психологическое воздействие могло быть оказано на ребенка, законные представители пояснить не смогли, однако и механизма принуждения к участию в следственном действии УПК РФ не предусмотрено1.

Мы рекомендуем следователю для достижения поставленной цели использовать метод убеждения, разъяснять положения действующего законодательства, попытаться воздействовать на чувства, вызвать сострадание, жалость к пострадавшему от преступления. В качестве доводов необходимо приводить примеры событий, имевшие место в действительности, в том числе те, которые имели большой общественный резонанс и освещались в СМИ.

Цель противодействия проведению следственного эксперимента определяется достижением определенного результата, исходя из мотива, которым руководствуется субъект противодействия. Это любые действия, создающие помехи в решении задач следственного эксперимента, создании препятствий в своевременном направлении уголовного дела в суд для установления всех обстоятельств совершенного преступления и назначения справедливого наказания виновному.

Если общей целью противодействия расследованию преступления является воспрепятствование работе должностных лиц, наделенных властными полномочиями в сфере раскрытия и расследования преступлений и установлению всех обстоятельств расследуемого события, избежать уголовного преследования лиц, совершивших преступление, то срыв проведения следственного эксперимента необходимо рассматривать как пример узко поставленной цели противодействия расследованию. Так, при расследовании по уголовному делу по обвинению Н. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, следователь столкнулся с противодействием со стороны обвиняемого и его защитника, направленным на срыв следственного эксперимента. Н., считая виновным в совершении преступления второго участника происшествия - водителя В., неоднократно не являлся в назначенное время, ссылаясь на разные причины. Следователь был вынужден дать поручение о производстве привода Н. и направить информационное письмо в коллегию адвокатов защитника, осуществляющего защиту прав Н. о ненадлежащем его поведении. Несмотря на принятые меры, Н. отказался от дачи показаний на следственном эксперименте, воспользовавшись правом, предоставленным ему ст. 51 Конституции РФ. Из материалов уголовного дела видно, что целью таких действий Н. являлось дезорганизация и срыв следственного эксперимента и противодействие следователю в получении доказательств его вины в совершении преступления1.

Мотивы противодействия проведению следственного эксперимента

во многом зависят от личности преступника, его внутреннего отношения к содеянному, его побуждений, основанных на эмоциях, желаниях, интересах. Лица, совершившие преступления, создают помехи, препятствия проведению следственного эксперимента с целью избежать наказания. Лица, связанные каким-либо образом с преступником, но не являющиеся участниками уголовного судопроизводства, преследуют те же цели, что и преступник. Мотивом может быть негативное отношение к следователю, к сотрудникам полиции в целом.

Рассматривая мотивы противодействия со стороны свидетелей и потерпевших, необходимо отметить, что нередко таковыми являются: корысть, желание помочь лицу совершившему преступление избежать наказания, по различным причинам (дружеские, родственные отношения и т.п.), опасения за свою жизнь и здоровье. Мотивами поведения может быть желание усугубить положение преступника из личных побуждений, либо стремление скрыть собственные неблаговидные поступки[142]. Коррумпированные сотрудники полиции, как правило, действуют, руководствуясь корыстными побуждениями, реже они желают выгородить преступника из дружеских или родственных побуждений.

В качестве примера приведем уголовное дело, возбужденное в отношении К. по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 111 и п. «а» ч.3 ст. 286 УК РФ. Являясь должностным лицом, К. совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий, и в ходе доставления правонарушителя В. причинил тяжкий вред его здоровью. С целью установления механизма причинения телесных повреждений проведены следственные эксперименты с потерпевшим В. и свидетелем Д., который являлся сослуживцем обвиняемого. Результаты следственного эксперимента имели существенные противоречия. Свидетель Д. указал, что потерпевший В. получил телесные повреждения по собственной неосторожности, при падении на землю. По результатам следственных экспериментов назначена судебно-медицинская экспертиза, согласно выводам которой повреждения, обнаруженные у потерпевшего В., могли образовать как при обстоятельствах, указанных потерпевшим В., так не исключалась возможность их образования при обстоятельствах, указанных свидетелем Д. Следователь и суд оценили результаты следственного эксперимента с участием свидетеля Д. как недостоверные, ссылаясь на то, что свидетель Д. является другом и сослуживцем обвиняемого К., в связи с чем он может быть заинтересованным в исходе дела1.

Обстоятельства, возникающие в результате оказываемого противодействия проведению следственного эксперимента, являются важным составляющим компонентом, характеризующим сущность и структуру понятия противодействия. О. Г. Карнаухова выделяет следующие обстоятельства, складывающиеся в связи с противодействием расследованию: время, место, условия, способствующие или усложняющие акты противодействия, которые, по её мнению, определяют способы противодействия и позволяют прогнозировать поведение субъектов и применять соответствующие методы нейтрализации[143] [144].

Соглашаясь с мнением автора, мы считаем необходимым дополнить перечень обстоятельств, возникающих в результате оказываемого противодействия проведению следственного эксперимента, следующим элементом - способы сокрытия субъектов противодействия, а также их действий (бездействий).

Расследование начинается с вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, а следственный эксперимент не может быть проведен до его возбуждения. Событие преступления имело место ранее, соответственно, и процесс противодействия расследованию и проведению эксперимента может начаться еще до возбуждения дела, появления у следователя оснований и возможности проведения следственного эксперимента. Одной из основных задач следователя на первоначальном этапе расследования - организация и проведение следственного действия в кратчайшие сроки, так как преступником и иными лицами могут быть изменены условия, в которых имело место событие преступления и которые сложно воссоздать (реконструировать) перед производством следственного эксперимента. Уничтожение или сокрытие следов преступления является одним из самых распространенных видов противодействия. По нашему мнению, на первоначальном этапе расследования важными представляются действия лица, осуществляющего расследование, и сотрудников иных подразделений ОВД, направленные на установление всех лиц, причастных к преступлению, в целях сбора информации о совершенном уголовном деянии. Обладая информацией в большем объеме, чем субъекты противодействия, следователь способен нейтрализовать противодействие расследованию со стороны заинтересованных лиц с наилучшей результативностью.

На первоначальном этапе расследования со стороны подозреваемого (обвиняемого) противодействие может оказываться в следующих видах:

- отказ от дачи показаний;

- отказ от подписи протокола следственного действия;

- психическое или физическое принуждение потерпевшего или свидетелей к отказу от дачи показаний, демонстрации истинных действий, при проведении эксперимента, к действиям в интересах лица, совершившего преступление. Свидетели и потерпевшие могут изменять показания, данные на первоначальном этапе расследования, не являться по вызову должностного лица, осуществляющего расследование, в ходе проведения следственного эксперимента демонстрировать искаженные действия. Коррумпированные сотрудники полиции могут оказывать противодействие в процессе взаимодействия при организации проведения следственного эксперимента и оказании содействия должностному лицу, осуществляющему расследование, предоставлять информацию заинтересованным лицам: о порядке проведения следственного эксперимента;

условиях, в которых он будет проводиться; а также мерах, которые могут быть приняты в случае оказания противодействия.

Формы, способы, приемы противодействия проведению следственного эксперимента. С содержательной точки зрения, противодействие расследованию предполагает воздействие на источники и носители криминалистически значимой информации. Анализ литературы позволяет нам сделать вывод о том, что при рассмотрении противодействия расследованию учеными выделяются: формы, виды, способы и приемы противодействия. И. В. Тишутина выделяет следующие формы противодействия расследованию: воздействие на вербальную доказательственную информацию, на её источники и носители; воздействие на материально-отображаемую доказательственную информацию, её источники и носители; противодействие без воздействия на доказательственную информацию[145].

По нашему мнению, все указанные формы противодействия характерны и для следственного эксперимента. Рассмотрим их более подробно.

Воздействие на вербальную доказательственную информацию, на её источники и носители при проведении следственного эксперимента заключается в том, что участник следственного эксперимента при проведении опытов будет пытаться сообщить следователю ложную информацию, продемонстрировать определенные действия, не соответствующие действительности, показывая при этом иные результаты, отличные от тех, которые имели место в ходе исследуемого события. Целью такого воздействия будет внесение в протокол следственного эксперимента неверных сведений. Мотивами и причинами такого воздействия мы видим следующее: попытка избежать уголовной ответственности; угрозы в адрес очевидца происшествия со стороны подозреваемого, обвиняемого, их родственников, знакомых, сослуживцев и т.п.; родственные, дружеские,

служебные и иные отношения; материальная заинтересованность в определенном результате расследования (подкуп очевидцев, лжесвидетелей).

В качестве примера приведем уголовное дело по обвинению Ж. В ходе расследования возникла необходимость в производстве следственного эксперимента по установлению механизма причинения телесных повреждений и идентификации орудия совершения преступления, а также проверки версии обвиняемого Ж. о том, что он действовал, находясь в состоянии необходимой обороны. В ходе экспериментальных действий обвиняемый Ж. сообщил следователю ложную информацию, а также продемонстрировал ложные действия в части того, что удар лопатой по голове потерпевшего Д. он нанес неумышленно, отмахиваясь от металлической трубы, которой потерпевший пытался ударить его по голове, защищаясь подобным образом от преступного посягательства на его жизнь. Тем самым обвиняемый Ж. пытался оказать воздействие на вербальную информацию, которая была отражена следователем в протоколе следственного эксперимента. Однако по результатам следственного эксперимента проведена судебно-медицинская экспертиза, выводы которой опровергли версию обвиняемого Ж., в связи с чем следователь и суд отнеслись к ней критически1.

В любом случае следователь должен понимать и учитывать изложенные выше обстоятельства при выявлении ложности в показаниях и действиях участников следственного эксперимента.

Воздействие на материально-отображаемую доказательственную информацию, её источники и носители. Как ранее нами было отмечено, результаты следственного эксперимента отображаются в обязательном порядке на материальных носителях, которые также могут подвергаться воздействию с целью их уничтожения или исключения из числа доказательств. Например, одной из сторон могут ставиться под сомнение правильность составления протокола следственного эксперимента, подлинность фотосъемки, видеозаписи и как следствие, заявление ходатайств об исключении данных источников, носителей информации из числа доказательств. Исключение данных источников из числа доказательств имеет самое негативное для расследования последствие, поскольку это повлечет необоснованность проведенных на их основе судебных экспертиз и предъявленное обвинение.

При расследовании по уголовному делу, возбужденному по ч. 4 ст. 111 УК РФ, следователем был проведен следственный эксперимент, в ходе которого П. продемонстрировал способ нанесения удара кулаком правой руки в область левого глаза потерпевшего А. Пытаясь оказать воздействие на материальноотображенные доказательства, защитник обвиняемого П. заявил ходатайство о признании протокола следственного эксперимента с участием П. недопустимым доказательством по причине того, что в нем не описаны направление удара и его локализация, что, по его мнению, ставит под сомнение достоверность его результатов и выводов. Выводами проведенной комиссионной судебно-медицинской экспертизой установлено, что локализация и механизм образования повреждений в области головы потерпевшего А не противоречат обстоятельствам их причинения, изложенным обвиняемым П. в ходе следственного эксперимента. Таким образом, в удовлетворении ходатайства стороны защиты было отказано[146].

Противодействие без воздействия на доказательственную информацию при производстве следственного эксперимента заключается в действиях, направленных на воспрепятствование, затягивание или срыв его проведения. По нашему мнению, существует три стадии осуществления противодействия: противодействие на стадии подготовки (планирования) следственного эксперимента; на стадии проведения; а также на стадии оформления его результатов.

На стадии подготовки к проведению эксперимента противодействие может выражаться: в неявке его участников; опоздании; выражении несогласия относительно условий, в которых планируется проведение следственного экс

перимента; попытки преувеличения влияния условий, в которых проводятся опытные действия на конечный результат и пр. На стадии проведения опытных действий противодействие может выражаться в постоянном несогласии с ходом проведения эксперимента, отказом от выполнения каких-либо действий, попытках склонить на свою сторону других участников и т.п.

На стадии оформления результатов противодействие может заключаться: в нежелании заверить подписью протокол следственного эксперимента либо схему - приложение к протоколу; в попытке склонения понятых и иных участников высказать своё несогласие с результатами следственного эксперимента и отказаться подписывать протокол, опять же, для последующего оспаривания правильности проведения опытных действий и правильности составления протокола. Так, при расследовании преступления, возбужденного по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 п.п. «а», «в» ч. 2 ст.158 УК РФ, неоднократно откладывалось производство следственного эксперимента по ходатайству свидетеля К., который наблюдал попытку хищения колес с легкового автомобиля обвиняемыми Б. и Б. Причины были различными: свидетель заявлял о несоответствии погодных условий и уличного освещения. Процесс организации следственного эксперимента, подбор и создание условий затянулся на срок более чем 4 месяца, а общий срок с момента совершения преступления до момента проведения следственного эксперимента составил более 8 меся-

цев1.

Для следственного эксперимента характерен смешанный, комплексный способ противодействия, который состоит как из очевидных, так и из неочевидных действий, например, отрытая угроза свидетелю при проведении опытных действий. На основании проведенного анализа способов противодействия расследованию выделим следующие: 1) воспрепятствование проведению следственного эксперимента путем уклонения от явки, затягивания явки, непредоставление предметов, документов, а также иных объектов, использование которых востребовано при проведении следственного эксперимента; 2) отказ от участия в следственном эксперименте, связанный с отказом от дачи показаний; 3) демонстрация заведомо ложных действий при проведении опытных действий, связанная с дачей заведомо ложных показаний; 4) непредставление документов, необходимых для организации и проведения опытных действий; 5) склонение свидетелей, потерпевших к отказу от участия в следственном эксперименте либо к демонстрации заведомо ложных действий при проведении экспериментальных действий. Выделение способов противодействия проведению следственного эксперимента позволяет следователю выявлять их на первоначальном этапе расследования преступления и своевременно реагировать на противоправные действия участников уголовного судопроизводства.

Несмотря на то, что следственный эксперимент является одним из следственных действий, с помощью которого возможно преодоление противодействия расследованию, например, путём установления ложности показаний, нередко следователю приходится сталкиваться с преодолением противодействия проведению следственного эксперимента. Как ранее мы отмечали, противодействие проведению следственному эксперименту может быть активным и пассивным. Если пассивное противодействие проведению следственного эксперимента можно преодолеть путем применения следователем установленных законом уголовно-процессуальных мер, а также путем внесения представлений, то преодоление активного противодействия требует от следователя знание тактических приемов, а также умение применить их на практике.

Выбор тактики проведения следственного эксперимента зависит от полученной следователем информации на стадии планирования (подготовки). На наш взгляд, тактика проведения следственного эксперимента будет выстраиваться на основе анализа материалов уголовного дела, характеристики личности участников, предполагаемого их поведения (на основе анализа ранее данных им показаний), на основе анализа оперативно-разыскных материалов. Независимо от вида противодействия одним из ключевых, основных тактических приемов, предшествующих проведению следственного эксперимента является установление психологического контакта с его участником до начала его проведения, то есть на стадии его планирования и подготовки. Это дает нам основание обозначить его как подготовительный тактический прием, с помощью которого следователь подготавливает благоприятную почву для дальнейшего расследования преступления. Данный процесс можно обозначить как процесс создания тактического условия для проведения следственного эксперимента.

Мы считаем, что установление психологического контакта между следователем и участником эксперимента является первичным средством (способом) преодоления любого способа противодействия расследованию, независимо от того, активное это противодействие или пассивное. Данный способ преодоления противодействия может быть применен только в отношении участников судопроизводства. Контакт между следователем и участниками следственного эксперимента носит односторонний характер. В силу особого процессуального статуса следователя его действия направлены на получение объективной информации от участников следственного эксперимента, при этом из тактических соображений он может скрывать пределы своей осведомленности.

Говоря об особенностях установления психологического контакта с будущими участниками следственного эксперимента, необходимо отметить психологические особенности общения: во-первых, для участника следственного эксперимента общение носит принудительный характер; во-вторых, интересы сторон общения могут не совпадать; в-третьих, возможность установления психологического контакта снижается, если ранее попытка его установления не удалась; в-четвертых, инициатива в установлении психологического контакта лежит полностью на следователе; в-пятых, превалирующая роль в общении принадлежит исключительно следователю. Сущность психологического контакта при проведении следственного эксперимента определяется спецификой отношений сложившихся между следователем и его участником.

Для установления психологического контакта, в первую очередь, необходимо вызвать заинтересованность участия в следственном эксперименте у испытуемого. Здесь на первое место выходят ряд профессиональных качеств следователя, таких как: коммуникативные способности, правильное избрание тактики общения, основанной на предварительном изучении личности испытуемого, материалов уголовного дела, а иногда и оперативных материалов. Для установления психологического контакта может потребоваться применение тактического приема или их совокупности, определяемых сложившейся следственной ситуацией, обстоятельствами дела, наличием в распоряжении следователя доказательств, а также личностью участника следственного эксперимента.

Психологический контакт не может ограничиваться симпатией следователя к участнику следственного эксперимента и, наоборот, участника к следователю. Сложно заставить следователя проникнуться симпатией к лицу, свершившему уголовно наказуемое деяние. Здесь речь идет о снятии барьера (препятствия) общения, создании обстановки, способствующей приему и передачи информации, представляющей интерес для уголовного дела. Психологический контакт необходимо поддерживать не только в ходе производства следственного эксперимента, но и сохранять его на протяжении всего процесса расследования по уголовному делу. Эффективность его установления зависит от того, насколько хорошо, полно изучена личность участника следственного эксперимента и что он из себя представляет. Есть участники, которые охотно идут на сотрудничество, с которыми легко установить контакт, но встречаются и такие, с которыми установить должное взаимопонимание очень сложно.

Выбор способа установления психологического контакта зависит от того, какое процессуальное положение занимает участник следственного эксперимента. С точки зрения психологии, наибольшую сложность для следователя представляет установление психологического контакта с обвиняемым и подозреваемым, так как они находятся под постоянным психологическим давлением, вызванным возможностью и неотвратимостью наступления для них негативных последствий за совершенное деяние.

В данном случае перед следователем стоит очень сложная задача - снятие психологического напряжения, которое негативно влияет на установление психологического контакта.

Пути установления психологического контакта могут быть различными. Основной задачей следователя является - вызвать у участника интерес к общению. Немаловажную роль здесь играет знание цели общения, что способствует активизации психологических и мыслительных процессов. Осведомленность о цели вызова к следователю и осознание значимости участия в следственном эксперименте способствуют формированию заинтересованности: участник следственного эксперимента лучше вспоминает и воспроизводит события.

Психологический контакт может быть установлен путём обращения на логическое мышление оппонента. Следователю будет гораздо проще, когда в уголовном деле имеются прямые доказательства. В данном случае возможно применить метод прямого логического убеждения в необходимости дать согласие на участие следственном эксперименте и продемонстрировать те же действия, которые имели место в действительности. Данный метод основан на доказательствах, и задача следователя состоит в том, чтобы последовательно их предъявить. Если по делу нет доказательств, а участник следственного эксперимента пытается предоставить следователю ложную информацию, они подвергаются тщательному анализу, по возможности демонстрируется их несостоятельность и абсурдность утверждений.

Следующий метод установления психологического контакта основан на возбуждении у участника следственного эксперимента такого психологического состояния, которое снимает у него заторможенность, преодолевается чувство безразличия к своей судьбе, повышается чувство уверенности в себе, происходит обращение следователя к чувству долга участника. Необходимо отметить, что возбуждение эмоционального состояния допустимо только приемами, не противоречащими закону. Со стороны следователя не допустимы обман, ложь, провокационные действия, психическое и физическое принуждение к даче показаний и осуществлению определенных демонстрационных действий.

Во многом успех установления психологического контакта зависит от того, насколько правильно следователь выбрал линию своего поведения, а также его личных качеств: уровня профессиональной подготовки, опыта следственной деятельности, а также его личного жизненного опыта, психологических качеств. Важно, чтобы в ходе следственного эксперимента поддерживался ровный и спокойный тон общения, без оскорблений, пренебрежения к его участникам. Независимо от степени важности участника, отношение к нему со стороны следователя должно быть внимательным. Недопустимым является проявление недовольства. Следователь должен следить за своей интонацией, мимикой, жестами, так как они могут произвести внушающее действие на участника, что, в свою очередь, может отрицательно сказаться на объективности результатов следственного эксперимента. При осуществлении расследования следователю необходимо демонстрировать свои уверенность и настойчивость, чтобы подозреваемый и обвиняемый чувствовали его психологическое превосходство. Если следователь демонстрирует какие-либо сомнения, колебания в правильности своих действий, участник следственного эксперимента почувствует это, что негативно повлияет на психологический контакт.

Проблемным, на наш взгляд, остается вопрос относительно того, что следователю необходимо устанавливать и поддерживать психологический контакт на протяжении всего расследования между всеми участниками уголовного судопроизводства, интересы которых зачастую носят диаметрально противоположный характер. Например, сложно поддерживать психологический контакт с подозреваемым на виду у потерпевшего. Это может создать впечатление о заинтересованности следователя в результате расследования. Для поддержания психологического контакта при проведении следственного эксперимента необходимо использовать тактический прием - ограниченное число участников следственного эксперимента, подразумевающий раздельное участие в экспериментальных действиях участников, интересы которых не совпадают.

При отказе от участия в следственном эксперименте (связанным с отказом от дачи показаний), уклонении от явки для участия в следственном эксперименте способом (приемом) преодоления такого вида противодействия проведению следственного эксперимента может являться психологическое воздействие на участника следственного эксперимента. Он также, как и рассмотренный нами ранее прием, может быть применен только в отношении участников уголовного судопроизводства. В силу специфики следственной деятельности для получения необходимой информации следователю приходится постоянно воздействовать на лиц, которые ею обладают, в том числе и при проведении следственного эксперимента. Следователю приходится убеждать их в необходимости дать правдивые показания или продемонстрировать определенные действия точно таким же способом, как он имел место в действительности, отказаться от неправильной линии поведения.

Тактические аспекты производства отдельных видов следственных действий и преодоления противодействия их проведению в своих работах исследовал Е. А. Пидусов[147].

Задача нейтрализации возможного противодействия проведению следственного эксперимента со стороны его участника в виде отказа от участия в опытных действиях (связанных с отказом от дачи показаний) или демонстрации искаженных действий (связанных с дачей заведомо ложных показаний) может быть осуществлена путем следующих действий: 1) определением процессуального статуса участника следственного эксперимента (свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый); 2) определением мотива оказания противодействия проведению следственного эксперимента; 3) выявлением и преодолением нежелания принимать участие в следственном эксперименте; 4) выявлением и своевременным пресечением предоставления следователю искаженной информации при проведении опытных действий.

Разъяснение прав и обязанностей участнику следственного эксперимента, предупреждение об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний может осуществляться следователем различными эмоциональными способами, в зависимости от того, кому следователь их разъясняет. Для одних участников это может быть строгий способ изложения диспозиции статьи закона, для других он может рассматриваться как обязательный ритуал уголовного судопроизводства. В любом случае, следователь должен сам определить, какой способ изложения и разъяснения прав, обязанностей будет более эффективным для того или иного участника.

Предупреждение об ответственности является тактическим приемом борьбы с противодействием проведению следственного эксперимента. Следователь должен акцентировать внимание на том, что участники ставят свою подпись в протоколе, подтверждая тем самым правомерность и правдивость своих действий. Если ведется видеозапись, необходимо акцентировать на этом внимание участника следственного эксперимента.

Вовлечение к участию в экспериментальных действиях. Перед началом рабочей стадии следственного эксперимента необходимо дать возможность его участнику еще раз рассказать об обстоятельствах случившегося. Для поддержания психологического контакта допускается постановка уточняющих вопросов. Задача следователя - помочь участнику раскрыться как личности, вспомнить все обстоятельства происшествия и установить доверительные отношения. Следователем могут использоваться различные речевые конструкции, демонстрирующие единство интересов, например, при расследовании дорожнотранспортных преступлений такой конструкцией может выступать выражение «мы водители», «наше поколение» и т.п. По существу, свободный рассказ участника следственного эксперимента может перерасти в доверительную беседу, что опять же приблизит следователя к преодолению противодействия. Вместе с тем при ведении беседы необходимо выбрать её темп, соответствующий темпераменту участника следственного эксперимента.

Участник следственного эксперимента, имеющий установку на демонстрацию искаженных действий, будет ощущать психологическое напряжение. Задача следователя - снять это напряжение. Начать беседу можно с отвлеченных тем, не касающихся проблем расследования, используя при этом спокойный тон. На начальном этапе расследования важно выяснить у участника следственного эксперимента отношение к другим фигурантам по делу, а также к расследуемому событию в целом. В качестве тактического приема здесь можно использовать проявление понимания и сочувствия, причем, нейтральные вопросы следователя позволят выяснить позицию и отношение участника эксперимента к расследуемому событию. Если в ходе свободного рассказа следователь обнаружил, что участник эксперимента пытается ввести его в заблуждение, возможно применить тактический прием «пресечение лжи». Он является эффективным, когда следователь располагает доказательствами, опровергающими ложную версию участника следственного действия, либо участник сомневается в успехе своих действий и следователь может его переубедить, отказаться от демонстрации искаженных действий.

В конце рабочей стадии следственного эксперимента с целью выявления заведомо ложных экспериментальных результатов, следователем может осуществляться постановка уточняющих вопросов. Прогнозируя развитие ситуации в ходе проведения следственного эксперимента, следователь готовит ряд вопросов, которые могут направить ход экспериментальных действий в нужное русло.

Создание алгоритма установления психологического контакта с участником следственного эксперимента является существенным элементом криминалистической тактики. В практической деятельности следователей алгоритм ус-

тановления психологического контакта с участником следственного эксперимента будет полезен молодым сотрудникам для повышения эффективности правоохранительной и правоприменительной деятельности, преодоления и нейтрализации противодействия расследованию. Мы предлагаем авторский алгоритм установления психологического контакта с участником следственного эксперимента[148].

Заключительная стадия следственного эксперимента - стадия, на которой осуществляется фиксация хода и результатов посредством составления протокола, а также ознакомления участников с его содержанием. Противодействие проведению следственного эксперимента на данной стадии носит пассивный характер и может выражаться в действиях, направленных на отказ в удостоверении правильности составления протокола подписью или попыткой склонить других участников следственного эксперимента к аналогичным действиям. Так, при расследовании преступления, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 ст. 264 УК РФ, следователем проведен следственный эксперимент на перекрестке, где произошло столкновение, с целью установления расстояния, которое преодолел водитель автомобиля А. с момента выезда на перекресток до места столкновения с автомобилем под управлением обвиняемого Т. и времени, за которое он преодолел данное расстояние. Присутствующий на следственном эксперимента обвиняемый Т. отказался подписать протокол следственного эксперимента, хотя при проведении опытных действий замечаний и возражений по поводу правильности составления протокола с его стороны не поступало. Кроме того, Т. пытался убедить понятых не подписывать протокол, в связи с чем следователем данное обстоятельство было отражено в протоколе, а обвиняемый Т. удален с места проведения эксперимента1.

Для преодоления подобного рода противодействия мы предлагаем следующее: если следователем бланк протокола следственного эксперимента заполнен заранее, частично, то перед его заполнением необходимо объяснить участникам следственного действия с какой целью это сделано; целесообразно предоставить возможность ознакомиться с протоколом следственного эксперимента всем его участникам лично, о чём следователем должна быть сделана отметка «Протокол мною прочитан лично, записано верно, замечаний и дополнений относительно достоверности проведенных опытных действий и полученных результатов нет». Если есть таковые, то они указываются в отведенной для этого графе; если производилась фото, видеозапись следственного эксперимента, то воспроизводится его участникам, которые также подтверждают её достоверность; в случае отказа от подписи в протоколе кем-либо из участников следователем выясняется причина такого отказа, которая записывается в протокол и удостоверяется подписью следователя и понятых.

По нашему мнению, помимо рассмотренных нами тактических приемов, для преодоления противодействия в виде демонстрации ложных действий следователем могут применяться следующие тактические рекомендации: проведение следственного эксперимента с участием специалиста и проведение следственного эксперимента с использованием видеозаписи. Целесообразно привлекать специалиста в качестве участника следственного эксперимента для разъяснения возникающих вопросов, требующих специальных познаний в области науки, искусстве, ремесле или иных профессиональных знаний. Проведение следственного эксперимента по определенным, специфическим видам преступлений (например, дорожно-транспортным, экологическим, преступлениям в сфере нарушений правил охраны труда или в сфере компьютерной информации) дает возможность участнику следственного эксперимента (часто по инициативе недобросовестного защитника) донести до следователя ложную информацию или скрыть объективные данные. Следователь, не обладая специальными знаниями, в ходе проведения следственного эксперимента не может проверить достоверность предоставленной ему информации на месте проведения следственного действия. Присутствие специалиста дает следователю воз- можность проводить опытные, экспериментальные действия в верном направлении, возможность своевременно задать профессиональные вопросы, изобличить и предотвратить предоставление ложной информации в ходе проведения следственного эксперимента.

С одной стороны, производство видеозаписи целесообразно для фиксации хода и результатов следственного эксперимента. С другой стороны, видеозапись возможно использовать для выявления лжи в действиях участников следственного эксперимента, которые пытаются следователю предоставить заведомо ложную информацию, продемонстрировать заведомо ложные результаты. В случае последующего отказа участника от ранее данных им в ходе эксперимента показаний, видеозапись следственного эксперимента может быть использована для проведения психофизиологической, ситуационной экспертизы, а при возникновении необходимости, исследована в судебном заседании.

Так, при расследовании преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, совершенного С., проведен следственный эксперимент с участием свидетеля П., при производстве которого он продемонстрировал механизм нанесения удара ножом потерпевшему. Ход следственного эксперимента записан на видеокамеру. У следователя возникли сомнения в правдивости показаний свидетеля П., в связи с чем была назначена ситуационная экспертиза. Согласно выводам проведенной экспертизы, признаков искажения информации невербального характера при даче показаний свидетелем П. в ходе следственного эксперимента на видеозаписи не обнаружено. В судебном заседании видеозапись следственного эксперимента была исследована, и суд пришел к выводу, что её содержание согласуется со сведениями, зафиксированными в протоколе следственного действия[149].

Выявить ложь в действиях участников следственного эксперимента сложно, так как следователю в условиях ограниченного времени необходимо проанализировать большой массив информации. С целью выявления заведомо ложных действий со стороны участников следственного эксперимента необходимо учитывать внешние и внутренние параметры личности. К внешним параметрам личности относят - вербальные и невербальные, к внутренним - психофизические, социальные и характерологические. Все признаки лжи необходимо оценивать в комплексе. В целях выявления лжи в действиях участников следственного эксперимента при проведении экспериментальных действий следователю необходимо: 1) наблюдать за движениями его участников (отдельных частей тела), мимикой лица; 2) наблюдать за внешним выражением эмоций и сопоставлять их другими признаками.

Внешние проявления человека, допустившего ложь при участии в следственном эксперименте, могут служить для следователя предупреждением о том, что требуется с наибольшей тщательностью проверить все его показания, в том числе и данные им ранее, в ходе допросов. Проверить их достоверность можно только путем сравнения с совокупностью других имеющихся в материалах уголовного дела доказательств либо путем проведения следственных действий, позволяющих проверить полученную в результате экспериментальных действий информацию. При наличии у следователя оснований предполагать, что участником следственного эксперимента продемонстрированы ложные действия, связанные с дачей заведомо ложных показаний, в качестве средств преодоления такого противодействия могут быть использованы такие следственные действия, как: очная ставка; назначение судебной экспертизы; дополнительный допрос с участием специалиста и освидетельствование.

При возникновении у следователя сомнений в правдоподобности действий участника следственного эксперимента после его окончания может быть принято решение о проведении дополнительного либо повторного допроса. Мы придерживаемся мнения, что для повышения эффективности целесообразно привлекать специалиста. Специалист может быть привлечен с целью разъяснения возникающих спорных вопросов, требующих специальных, профессиональных знаний. Проведение следственного эксперимента по некоторым специфическим составам преступлений предоставляет возможность его участникам выдать следователю ложную информацию либо укрыть часть правдивой информации, имеющей ключевое значение для исхода расследования. Следователь может использовать помощь специалиста при выяснении профессионально ориентированных вопросов, с помощью которых возможно изобличить или предотвратить ложность показаний.

При положительном исходе следователю предстоит организовать и провести повторный следственный эксперимент в связи со вновь открывшимися обстоятельствами. Так, при расследовании преступления, возбужденного по ч. 3 ст. 264 УК РФ, проведен следственный эксперимент, целью которого являлось установление механизма ДТП, а также места столкновения автомобилей. В ходе проведения опытных действий обвиняемый Е. указал место, в котором у него отказала тормозная система, расстояние, траекторию движения автомобиля, место столкновения и угол взаимного расположения транспортных средств в момент первичного контакта. Сторона защиты придерживалась версии, что причиной ДТП стал неожиданный для водителя отказ работы тормозной системы автомобиля, в частности, разгерметизация одного из контуров тормозной системы. В связи с этим, следователем был проведен еще один следственный эксперимент, в ходе которого проверена возможность торможения автомобиля с разгерметизированным тормозным механизмом переднего правого колеса и согласно которому при экспериментальных заездах случаи полного отказа тормозной системы отсутствовали[150].

Однако если бы обвиняемый по данным обстоятельствам был допрошен в присутствии специалиста-автотехника, то последний мог бы ему разъяснить, что тормозная система автомобиля является двухконтурной, и что такая конструктивная особенность специально предусмотрена для того, чтобы в случае разгерметизации одного из тормозных контуров возможно торможение другим.

В этой связи могла бы отпасть необходимость производства второго следственного эксперимента.

В настоящее время перед учеными-криминалистами стоит задача оптимизации путей достижения целей и задач раскрытия и расследования различных видов преступлений. В каждом случае столкновения с противодействием следователю необходимо изучать последние достижения науки в области криминалистической тактики, совершенствовать алгоритм действий проведения следственного эксперимента и преодоления оказываемого противодействия в зависимости от складывающейся следственной ситуации на определенном этапе расследования.

Большое значение при расследовании преступлений уделяется следователем профилактической работе. Им выявляются причины и условия, способствующие совершению преступлений и принимаются меры по их устранению. Одним из способов профилактики преступлений является выступление в средствах массовой информации.

Проблема использования средств массовой информации в борьбе с преступностью неоднократно поднималась и анализировалась в юридической литературе. Прав Е. И. Замылин, который утверждает, что сила убеждения СМИ во всем мире настолько велика, что они подчас разрушающе действуют на национальную культуру и традиционные ориентиры, подрывают этические и нравственные основы общества, формируя те морально-нравственные ценности, достижение которых возможно лишь криминальным путем[151].

Необходимость выступления следователя в СМИ с результатами расследования обусловлена следующими обстоятельствами.

Во-первых, массовую информацию можно рассматривать и использовать в качестве инструмента социального регулирования, поскольку она способна оказывать влияние на сознание и поведение людей, а также формировать общественное мнение о работе правоохранительных органов и проводимым ими профилактических мероприятиях.

Во-вторых, она имеет широкую доступность. В последнее время выросло влияние «электронных СМИ». Их массовое распространение, возможность доступа, в том числе к телевизионным, вещающим в сети Интернет каналам, практически с любого места при помощи мобильных приложений, установленных на планшетных компьютерах, смартфонах, требует активизации работы по использованию этого средства воздействия на сознание населения[152].

В-третьих, СМИ в деятельности по профилактике преступлений имеют направленность на повышение уровня правосознания граждан, противодействие правовому нигилизму, повышение значимости нравственных ценностей, выступающих регулятором поведения.

В-четвертых, тесный контакт правоохранительных органов со СМИ позволяет обеспечить наиболее объективное отображение проблем укрепления правопорядка и борьбы с преступностью, и дать оценку деятельности правоохранительной системы и государства в целом. Подавляющее большинство граждан хотят иметь исчерпывающую информацию об их деятельности, чтобы знать о возможностях структур, призванных отстаивать законные права и интересы граждан2.

Стоит согласиться с мнением А. С. Овчинского, который утверждает, что вовлечение СМИ в сферу борьбы с преступностью имеет важное значение: разъясняя положения закона и воспитывая граждан страны в духе его уважения, они могут оказывать профилактическое воздействие сразу на довольно большую аудиторию, для чего специфические методы работы ОВД, как правило, не приспособлены. А значит, следует всячески поддерживать существующее мне- ние о необходимости информационно-психологического давления на преступный мир, особенно на лидеров ОПГ и покровительствующих им чиновников из властных структур в целях их компрометации, изоляции, показа неприглядных сторон и создания общего морально-психологического фона нетерпимости к преступным проявлениям1.

Так, при расследовании по уголовному делу по обвинению М. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, по окончании расследования следователь выступил в СМИ с отчетом о результатах расследования деяния, имевшего большой общественный резонанс (был совершен наезд на несовершеннолетнего пешехода на нерегулируемом пешеходном переходе, расположенном в районе центральной площади города). В выступлении также было отмечено, как с помощью следственного эксперимента удалось преодолеть противодействие расследованию в виде попытки со стороны свидетеля дать ложные показания и направить следствие по ложному пути. На наш взгляд, это оказало существенное профилактическое воздействие .

Интересен опыт взаимодействия зарубежных правоохранительных органов со средствами массовой информации. Результаты исследования по вопросам взаимодействия полиции США, Англии, ФРГ, Швеции, Индии и других стран со средствами массовой информации говорят о том, что укреплению этого сотрудничества придается приоритетное значение. Признано, что исходным моментом в укреплении связи полиции со средствами массовой информации является осознание её руководством того, что, во-первых, в основе деятельности высший приоритет должен быть отдан открытости и гласности; и, во- вторых, успех борьбы с преступностью напрямую зависят от состояния общественного мнения о полиции в целом и ее сотрудниках, в частности, от способности и желания сограждан оказывать помощь в раскрытии преступлений. При этом полиция может добиться успехов в своей деятельности только в том слу- [153] [154]

чае, если она пользуется авторитетом среди населения. Этому должна содействовать и пресса[155].

Говорить о том, что Российской Федерации необходимо всецело перенять зарубежный опыт взаимодействия правоохранительных органов со СМИ было бы не совсем правильно, не всегда интеграция приносит положительные результаты. Однако его анализ позволяет выделить подходящие для нашей страны особенности взаимодействия со СМИ.

На основании изложенного мы считаем, что освещение следователем в средствах массовой информации способов, средств, а также положительных практических примеров преодоления противодействия проведению следственного эксперимента является тактическим приемом, с помощью которого можно оказывать профилактическое воздействие на лиц, совершивших преступление, также иных лиц, оказывающих противодействие расследованию. Выступление в СМИ должностного лица, в производстве которого находилось уголовное дело, должно осуществлять по окончании расследования, так как необходимо помнить о недопустимости разглашения данных предварительного расследования.

Итак, сделаем следующие выводы:

Противодействие проведению следственного эксперимента может осуществляться в следующих формах: воздействие на вербальную доказательственную информацию, на её источники и носители; воздействие на материальноотображаемую доказательственную информацию, её источники и носители; противодействие без воздействия на доказательственную информацию. Виды и формы противодействия представляются как внешняя оболочка актов противодействия, а способы и приемы - как структура действий, направленных на противодействие расследованию.

Выделим следующие способы противодействия проведению следственного эксперимента: 1) уклонение от явки, непредставление предметов, документов, а также иных объектов, которые необходимо использовать при проведении следственного эксперимента; 2) отказ от участия, связанный с отказом от дачи показаний; 3) демонстрация заведомо ложных действий, при проведении опытных действий связанная с дачей заведомо ложных показаний; 4) непредставление документов, необходимых для организации и проведения опытных действий; 5) склонение свидетелей, потерпевших к отказу от участия в эксперименте либо к демонстрации заведомо ложных действий при проведении экспериментальных действий.

Для преодоления противодействия на всех этапах проведения следственного эксперимента могут использоваться следующие тактические приемы: разъяснение прав и обязанностей, предупреждение об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний; пресечение лжи, постановка уточняющих вопросов.

Для преодоления противодействия в виде демонстрации ложных действий следователем могут применяться следующие рекомендации: проведение следственного эксперимента с участием специалиста и проведение следственного эксперимента с использованием видеозаписи. Присутствие специалиста на месте проведения следственного эксперимента дает следователю возможность проводить опытные, экспериментальные действия в заданном направлении и своевременно реагировать на предоставление ложной информации. Производство видеозаписи позволяет назначить ситуационную или психофизиологическую судебную экспертизу на последующем этапе расследования с целью диагностики лжи, а также продемонстрировать содержание и результаты следственного эксперимента в суде в случае возникновения такой необходимости.

Освещение следователем в средствах массовой информации способов, средств, а также положительных практических примеров преодоления противодействия проведению следственного эксперимента является тактическим приемом, с помощью которого можно оказывать профилактическое воздействие на лиц, совершивших преступление, также иных лиц, оказывающих противодействие расследованию.

<< | >>
Источник: СЕРГЕЕВ Вадим Викторович. ОРГАНИЗАЦИЯ И ТАКТИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРОИЗВОДСТВА СЛЕДСТВЕННОГО ЭКСПЕРИМЕНТА НА СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Волгоград - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Специфика проведения следственного эксперимента в условиях активного противодействия раскрытию и расследованию преступления:

  1. § 4. Подготовка к проведению следственного эксперимента
  2. § 5. Тактика проведения следственного эксперимента
  3. § 1. Тактика и психология проведения отдельных видов следственного эксперимента
  4. § 2. ТАКТИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ПРОИЗВОДСТВА СЛЕДСТВЕННОГО ЭКСПЕРИМЕНТА
  5. § 2. Использование данных о способе преступления в раскрытии и расследовании преступлений
  6. § 2. Основные положения тактики следственного эксперимента на стадии предварительного расследования
  7. 14.4. Вопрос о методе раскрытия и расследования преступлений
  8. 3.3. Криминалистические аспекты производства следственных действий в процессе расследования многоэпизодных преступлений участниками следственно-оперативной группы
  9. 8.4. Применение видеозаписи при проведении проверки показаний на месте и следственного эксперимента
  10. Криминалистические аспекты деятельности руководителя следственного органа по организации следственно-оперативной группы и ее функционированию в процессе расследования многоэпизодных неочевидных преступлений
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -