<<
>>

Ситуационный подход и его возможности для целей эффективного планирования процесса расследования многоэпизодных преступлений следственно-оперативной группы

Теоретические и практические основы следственной ситуации в криминалистической науке рассмотрены вполне достаточно. Вместе с тем хотелось бы предложить мнение В.Я. Решетникова, который следственные ситуации рассматривает в три уровня: «следственные ситуации как научная категория и

информационная модель; типичная следственная ситуация; следственная ситу-

144

ация конкретного преступления на определенном этапе расследования».

Основа значения ситуационного подхода в криминалистической науке положена Т.С. Волчецкой, которая считает, что «в познавательной деятельности следователя ситуационный подход помогает в причинном установлении фактов преступления, отдельных его обстоятельств, способствует построению информационной модели расследуемого события на ситуационной основе, обеспечивает своевременную диагностику исходной следственной ситуации, помогает в оптимальной организации и планировании расследования, способствует осознанию и разрешению всех возникающих ситуаций расследования, обеспечивает принятие стратегических решений, позволяет осуществить про- [144]

гнозирование результатов отдельных этапов расследования и отдельных следственных действий.»[145]

Анализируя мнение Т.С. Волчецкой, автор приходит к мысли о том, что ситуационный подход возможен при планировании и организации расследования многоэпизодных, неочевидных тяжких и особо тяжких преступлений. Автор также полагает, что планирование требует организации, а реализация запланированных мероприятий в плане расследования также требует организационно-управленческого и административного решения. Как представляется автору, организация и организационные аспекты присущи планированию и имеют двойственное значение, в частности и относительно планирования расследования преступлений.

А.Т. Бекбулатова пишет, что «ситуация, складывающаяся в процессе расследования, представляет собой объективное отражение происшедшего на момент обнаружения признаков совершенного деяния»[146] [147].

Поэтому с учетом мнения А.Т. Бекбулатовой на момент предварительной проверки сообщения о совершенном преступлении, особенно на первоначальном этапе расследования по любому уголовном делу, следователь - руководитель СОГ определяет цели, задачи и средства достижения планируемых первоначальных следственных и иных процессуальных действий, а также оперативно-розыскных и иных полицейских мероприятий. Исходя из наличия исходной криминалистически значимой информации, необходимо определить, какие обстоятельства подлежат установлению и доказыванию и выделить, какие из них установлены, а какие необходимо установить. С учетом этого необходимо выделить следственные ситуации и на их основе выдвинуть следственные версии (например, как полагает Э.С. Данильян, построение и проверка розыскных действий) , определить средства их проверки с учетом предполагаемого алгоритма действий следователя или оперативного работника, участника СОГ. Предполагаемые след-

ственные и иные процессуальные действия по делу позволяют руководителю СОГ определить необходимые оперативно-розыскные и иные полицейские мероприятия. Исходя из такого плана, руководитель СОГ с учетом предстоящих одновременных следственных действий и ОРМ определяет их практическое решение путем проведения организационно-управленческих действий с привлечением дополнительных сил и средств.

В отечественной юридической литературе отсутствует единое мнение о понятии, сущности, содержании и структуре планирования расследования отдельного или группового многоэпизодного преступления совершенного в условиях неочевидности, а также проведении отдельного следственного действия или оперативно-розыскного мероприятия. Сказанное подтверждается мнениями С.В. Кузьмина и Н.В. Селиной .

Например, С.В. Кузьмин, проанализировав мнения известных ученых (Р.С. Белкина, Л.Г. Видонова, А.Н. Васильева, А.И. Винберга, И.Ф. Герасимова, Г.А. Густава, В.И. Гончаренко, И.М. Лузгина, А.М. Ларина, Н.А. Селиванова, А.Р. Ратинова, Г.А. Зорина, А.С. Шаталова, А.А.

Эйсмана и др.) пришел к выводу, что «при разработке проблем планирования расследования преступления одна из важных задач состоит в том, чтобы «наиболее полно раскрыть содержание методологической работы в процессе совершенствования теории и методов планиро- вания»[148] [149]. Учитывая мнение С.В. Кузьмина, автор полагает, что криминалистическое планирование деятельности следственно-оперативной группы представляет собой сложный организационно-управленческий процесс структурирования взаимодействия руководителя СОГ и ее членов, основанный на целеполагании, связанном с ситуациями расследования преступления, проверяемыми следственными версиями и криминалистически значимой информацией, полученной в результате этой проверки, что определяет динамику планирования в группе для достижения целей расследования, определенных назначением уголовного судопроизводства.

Анализируя многочисленные научные работы, посвященные криминалистическим алгоритмам, алгоритмизации процесса расследования, программированию, прогнозированию, планированию, организации и вообще управлению расследованием[150], автор пришел к выводу, что в понятие управление структурно входит планирование и организация по реализации плана расследования в целом или по отдельным этапам уголовного дела.

С учетом изложенного уместно привести мнение А.М. Ломшина, который, анализируя мнения известных криминалистов Н.П. Яблокова, А.Н. Колисниченко, А.Г. Филиппова, пришел к выводу, что следственная ситуация классифицируется «по относимости к этапам расследования; по характеру оцениваемого момента; по степени обобщения и по степени проблематики»[151]. Мнение А.М. Ломшина позволяет автору предположить, что организация планирования осуществляется с учетом сложившейся следственной ситуации применительно к личности преступника, его преступного умения и навыков, положения, т.е. на момент установления субъекта следствие не располагало информацией о его должностном или общественном положении (лицо может относиться к категории, в отношении которой применяется в особом порядке производство, т.е.

согласно ст. 447 УПК РФ) и считается проблемной ситуацей, особенно если соотнести со способом совершения преступления. При такой ситуации на первичном его допросе или при получении объяснения возможно сложится конфликтная ситуация со строгим соперничеством или без такового.

Поэтому, планированию и организации расследования предшествуют прогностическая оценка ситуации расследования, определение алгоритма действий следователя и алгоритмизация, программирование и моделирование процесса расследования. За всеми процессами требуется осуществление организа-

ционно-управленческой деятельности руководителя СОГ в расследовании мно- гоэпизодных, сложных по объему и содержанию с использованием различных тактических операций и комбинаций, одновременно проводимых следственных действий, обеспечиваемых оперативно-розыскными или поисковыми мероприятиями с участием различных специалистов. При таком подходе на момент первоначального составления наиболее рационального плана расследования одного или нескольких преступлений, проведением одновременных, сложных или объемных следственных действий следователи ограничиваются лишь описанием следственных ситуаций, изложением перечня следственных действий и ОРМ без предварительно согласованного плана и определения участников в таких мероприятиях, а также выделения тактических приемов, комбинаций, операций, составляющих и позволяющих принять тактические решения, соразмерно и в соотношении с элементами следственных ситуаций. Таким образом, первоначально осуществляется анализ и оценка введенной следователем информации, позволяющей самостоятельно направлять ход дальнейшего направления расследования и избрать необходимый алгоритм действий, т.е. сформировать целесообразный и оптимальный перечень следственных и иных процессуальных действий, оперативно-розыскных, организационных и оперативнотехнических мероприятий. По результатам реализации плана расследования по делу или проведенного следственного действия необходимо оптимизировать и сформировать перечень необходимых вопросов в целях получения дополнительных обстоятельств, подлежащих доказыванию для ввода и анализа вновь полученных данных и, как следствие, уточнения плана расследования по делу или проведения отдельного следственного или иного действия.

Таким образом, аналогичный подход может быть использован и для определения оперативнорозыскных мероприятий или оперативного сопровождения следственных ситуаций под каждый конкретный случай проведения следственных или иных процессуальных действий. В основу стратегического плана расследования по нескольким уголовным делам могут быть положены алгоритмизированные, оптимально приспособленные компьютерные программы. В частности, алгоритмизированные компьютерные программы могут успешно использоваться при календарном (сводном) планировании, с разбивкой по дням и часам. Составлению подобного плана может выступать развернутый, сводный стратегический план, дающий наглядное представление о всей планируемой работе по уголовному делу. В дальнейшем этот план конкретизируется и уточняется с учетом складывающейся следственной и розыскной (поисковой) ситуации по результатам проведенных следственных и иных процессуальных действий, а также оперативно-розыскных и иных полицейских мероприятий.

К.Г. Иванов под поисковой ситуацией определяет «динамическую логико-информационную модель, отражающую недостаток данных об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по делу, и в связи с этим как необходимость выявления источников (носителей) криминалистически значимой информации об этих обстоятельствах» . К.Г. Иванов прав в том, что выявление источников ориентирующей и доказательственной информации представляет познавательный процесс. С учетом мнения К.Г. Иванова, соискатель приходит к выводу, что «поисковая» ситуация разрешается путем проведения оперативнорозыскных (поисковых) мероприятий с использованием методов, приемов и средств, присущих оперативно-розыскной деятельности, и этим отличается от следственной ситуации. Хотя может сложиться такая следственная ситуация, как проведение обыска, где требуется поисковая деятельность, но в рамках уголовно-процессуальной деятельности.

По мнению соискателя подготовка и проведение следственного действия, особенно очная ставка, следственный эксперимент, проверка показаний на месте, предъявление для опознания, допрос, необходимо планировать и следует рассматривать в узком смысле как составление плана, разработка модели или сценария, а в широком смысле, это определение целей, задач, предмет и объект следственного действия, сбор необходимой криминалистически значимой информации о преступлении и преступной деятельности, об участниках предполагаемого следственного действия.

Автор осознает, что в процессе подготовки и проведения, а также на заключительном этапе проведения следственного действия могут быть допущены непреднамеренные ошибки и упущения. В связи с этим автор соглашается с мнением Е.И. Комаровой, которая определяет ошибки досудебного производства, как результат «непреднамеренных действий (без- [152] действий) следователя отдельных нарушений в применении норм уголовного, уголовно-процессуального законодательства и (или) криминалистических рекомендаций, соответствующих определённому этим законодательством порядку, собиранию, исследованию, оценке и использованию доказательств, обеспечивающих установление обстоятельств преступления, подлежащих доказыванию в стадиях возбуждения уголовного дела и его предварительного расследо-

153

вания».

Анализ научной и специальной литературы, также судебно-следственной практики убеждает автора работы в том, что технология и качество расследования преступлений имеет существенные недостатки. В связи с этим уместно предложить мнение М.В. Баранова, который считает, что «современная следственная деятельность может быть охарактеризована как рациональная и эффективная только при условии выбора стратегии и тактики ее проведения с учетом ситуационных факторов и условий».[153] [154] Совершенно справедливо А.С. Князьков отмечает, что следственная ситуация есть объективно существующее в тот или иной момент исследования событие, имеющее признаки определённого состава преступления, состояния дела, которое, будучи оцененным следователем (дознавателем, государственным обвинителем, судьей), позволяет принимать решение об использовании тех или иных криминалистических средств познания в целях реализации назначения уголовного судопроизводства[155]. Соглашаясь с М.В. Барановым и А.С. Князьковым, соискатель полагает, что использование ситуационного фактора и условия непосредственно имеет отношение к деятельности членов следственно-оперативной группы. Особенно это касается состояния качества профессионализма членов СОГ, наличие и возможность реализации организационно-управленческой функции каждого участника в деятельности СОГ, в реализации технико-криминалистических и оперативнопоисковых средств и других комплексов следственной ситуации, как информационно-познавательная, уголовно-процессуальная и криминалистическая деятельность руководителя СОГ. Немаловажное значение имеет позиция участников уголовного судопроизводства, а также устойчивые психологически совместимые взаимоотношения членов СОГ для реализации криминалистически значимой информации, как одного из ситуационных факторов и условий реализации плана расследования многоэпизодного дела.

Анализ следственной ситуации позволяют определить подходы их реализации при планировании по расследованию неочевидного многоэпизодного, с большим объемом уголовных дел. Здесь необходимо учитывать преступную деятельность по каждому эпизоду и наличие качественной и количественной криминалистически значимой информации, имеющейся у руководителя СОГ для составления стратегического и тактического плана расследования. В данном случае, на момент корректирования или уточнения плана необходимо также проанализировать состояние деятельности каждого члена СОГ по каждому эпизоду расследуемого преступления с учетом возможностей «криминалистического прогнозирования».[156] [157]

Л.Н. Козуб выделяет наиболее типичные судебные ситуации, как инструмент вяления ошибки, допущенной при установлении обстоятельств, подлежащих установлению и доказыванию: события преступления, мотива преступления и личности виновного, предмета преступного посягательства и личности потерпевшего и на этой основе разрабатывает соответствующие следственные версии . Анализ мнения Л.Н. Козуба автору позволил взглянуть на проблему следственной ситуации с точки зрения тактики своих действий, возможно спрогнозировать развитие и вероятные изменения сложившихся ситуаций и появления новых.

Изложенное позволяет высказать мнение о том, что использование ситуационного анализа и оценки имеющейся криминалистически значимой информации о преступной деятельности и деятельности СОГ по раскрытию и расследованию каждого эпизода преступления и иные обстоятельства и условия позволяют осуществлять полноценное планирование по многоэпизодному, сложного по объему уголовного дела с использованием в совокупности приемов и способов реализации различных криминалистических рекомендаций, в принятии руководителем СОГ уголовно-процессуальных, организационноуправленческих решений в целях реализации плана расследования.

Таким образом, ситуационный подход в планировании многоэпизодного дела является основой постановки и решения процессуальных, криминалистических и оперативно-розыскных и иных задач руководителем СОГ в управлении расследования уголовного дела, особенно по неочевидным тяжким и особо тяжким преступлениям.

В.В. Крамаренко рассматривает ситуационный подход к выявлению и преодолению следственных ошибок, при этом он совершенно справедливо утверждает, что «ситуационный подход как технология предотвращения ошибок имеет универсальный опережающий характер, учитывающий внутреннюю организованность внешней сферы, обстановки, развитие ситуации и соответствующую систему ошибок». Применительно к нашему исследованию, ситуационный подход процесса планирования по неочевидным многоэпизодным делам, особенно при планировании по каждом эпизоду, в частности при организации и тактики производства следственных действий позволяет минимизировать возможные ошибки в оценке исходных данных, в целеопределении, в выборе места и времени производства следственного действия. При этом следует учитывать качественное и количественное определение участников следственного действия, возможные ошибки в объекте, предмете и характере действий, ошибки в подборе и расстановке сил и средств СОГ и их психологическая совместимость по деловым (организационные, профессиональные, в управлении процессом, способность аргументировать и дать прогностической оценки сложившейся ситуации и т.д.) качествам, в распределении материальнотехнических и административных, правовых ресурсов.

Следовательно, ситуационный подход в планировании позволяет минимизировать ошибки в следственной деятельности и оптимизировать при производстве СОГ по неочевидному многоэпизодному делу с особой сложностью по [158] объему следственных и процессуальных действий и оперативно-розыскных мероприятий, а также оптимизировать их.

Ситуационный подход планирования представляет собой результат многоэтапного процесса деятельности руководителя СОГ в формировании криминалистической ситуации с их компонентами в совокупности (процессуальные и криминалистические знания, информационно-управленческая деятельность, психологически совместимые взаимоотношения при взаимодействии следственной группы с оперативно-розыскной (поисковой) группой и других участников (специалистов, экспертов), материально-техническое обеспечение обусловленное на достижении либо выбора оптимального варианта реагирования на возможную тактику или эвристическую (творческую) ситуацию при построении и проверки следственной версии, как информационно-познавательного методического инструмента познания в целях достижения оптимального результата в детальную программу реализации организационно-тактических и процессуальных задач по уголовному делу на всех этапах расследования (при рассмотрении сообщения о преступлении на этапе производства неотложных процессуальных и следственных действий, на первоначальном , последующем и заключительном этапе расследования). Как правило, при рассмотрении сообщения о преступлении выезд на место происшествия осуществляет дежурная СОГ в составе следователя (руководитель группы), оперуполномоченного уголовного розыска, специалиста или помощника следователя (стажер). По прибытии на место осмотра происшествия руководитель СОГ совместно с помощником следователя осуществляют эвристическое (творческое) планирование: определяют границы осмотра с разбивкой по секторам, дают устные поручения специалисту, оперативному работнику и их ориентируют на выявление, поиск, обнаружение и фиксацию, изъятия и упаковки объектов со следами преступления с последующим оформлением письменных поручений.

На момент предварительной проверки сообщения о неочевидном много- эпизодном, тяжком или особо тяжком преступлениям составляется план о производстве процессуальных действий и оперативно-розыскных мероприятий (ч. 1 ст. 144 УПК РФ), а на первоначальном этапе расследования планируется проведение поисковых следственных и иных процессуальных действий и ОРМ, позволяющим получить криминалистически значимую информацию как ориентирующую, так и доказательственную. На последующем этапе также планируется проведение проверочных следственных действий в целях устранения допущенных ошибок либо противоречий в показаниях потерпевшего, свидетеля, подозреваемого и обвиняемого, а также в целях получения новой ориентирующей или доказательственной базы. С момента рассмотрения сообщения о преступлении, на первоначальном и последующем этапе расследования осуществляется интенсивное обеспечение оперативного сопровождения всех планируемых организационных, процессуальных и следственных действий. Такая деятельность также осуществляется и на заключительном этапе, но с меньшим составом оперативных сотрудников.

На заключительном этапе, как правило, планируются проверки и оценка в совокупности как обвинительных, так и оправдательных доказательств, вновь перепроверяются вещественные доказательства и иные предметы и документы по делу для составления обвинительного заключения. Проведенный анализ научной и специальной литературы, судебно-следственной практики позволил соискателю предложить механизм составления обвинительного заключения по неочевидному многоэпизодному преступлению: с участием руководителя СОГ, каждый следователь - член СОГ, у которого в производстве находится конкретный эпизод преступной деятельности, составляет обвинительное заключение по каждому эпизоду многоэпизодных дел, а затем руководитель СОГ с участием руководителя следственного органа вновь анализируя все обвинительные приговоры каждого эпизода, объединяет в цельное, единое обвинительное заключение. На практике этому важному моменту уделяется достаточное внимание путем проведения оперативного совещания со всеми членами СОГ по обсуждению обвинительного заключения в целях оптимизации всех доказательств, путем их обобщения для последующей типизации следственных ситуаций и алгоритма действия членов СОГ, а также дальнейшей детализации и уточнения следственных версий.

В контексте изложенного хотелось бы предложить мнение М.В. Зюзиной, которая считает, что ситуационный подход в методике расследования и судебного следствия по уголовным делам позволяет произвести типизацию существующих следственных и судебных ситуаций и разработать программу для их разрешения путем обобщения научных достижений и практических рекоменда-

ций».[159] М.В. Зюзина права в том, что действительно, на основе научных достижений в области криминалистического учения о ситуациях и сложившейся судебно-следственной практике выделяют типичные следственные ситуации, позволяющие выдвижение следственных и розыскных версий для организации планирования по установлению личности предполагаемых преступников, численного состава, обязанности преступных групп, входящих в преступную организацию или сообщество, особенности распределения ролей между членами группы, способы подготовки, совершения и сокрытия преступлений, об обстоятельствах и обстановке преступления.

По мнению автора, вопросы организации расследования в полном объеме рассмотрены В.Д. Зеленским с учетом мнений известных ученых таких, как: А.Н. Балашова, Р.С. Белкина, С.А. Величкина, М.П. Гутерман, Л.П. Дубовиц- кой, Р.Т. Домбровского, А.К. Гаврилова, А.В. Дулова, Г.Г. Зуйкова, Л.М. Кар- неевой, В.Е. Коноваловой И.М. Лузгина, А.М. Ларина, В.И. Шиканова, А.Г. Филипова и других. В частности, ими фундаментально исследованы понятие, содержание, структура, руководство и управление расследованием, организационные функции процесса расследованием, особенности механизма и функции субъектов расследования, значение организации для повышения качества расследования, а также ими выдвинуто положение «о самостоятельном характере организации в криминалистике»[160]. Вместе с тем, в последние годы вновь в научной литературе активно обсуждаются вопросы организации и планирования расследования преступлений. Совершенно правы И.П. Можаева и В.В. Степанов, считающие, что «деятельность может быть эффективной, если она протекает в определенном режиме, с соблюдением определенных требований, основанных на организации труда»[161]. Данное высказывание применимо и к деятельности следователя, руководителя следственно-оперативной группы, а также к любому субъекту, чья деятельность связана с деятельностью органа предварительного следствия и дознания, как уголовно-процессуальной, так и непроцессуальной (оперативно-розыскной, криминалистической, экспертной и т.п.) деятельности в ходе раскрытия, расследования и предупреждения преступлений.

Организационные вопросы деятельности субъекта расследования тесно взаимосвязаны с планированием и прогнозированием в процессе расследования неочевидных многоэпизодных, тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных организованными преступными группами. Например, Л.П. Дубровиц- кая организацию представила, как «управленческую реализацию принятых решений»[162]. По мнению автора, Л.П. Дубровицкая имела в виду реализацию плана расследования или плана проведения отдельного или комплекса следственных действий. Действительно, судебно-следственная практика подтверждает, что при тщательном планировании подготовки, совершения и сокрытия следов преступления возникают проблемные ситуации совместного планирования деятельности СОГ на всех этапах расследования[163]. В связи с этим уместно предложить мнение С.М. Коцюмбас, который считает, что стадия возбуждения уголовного дела и первоначальный этап расследования протекает «в проблемной или проблемно-поисковой ситуации, а последующий и заключительный - в конфликтной ситуации»[164]. Соглашаясь с мнением С.М. Коцюмбас, а также по мнению опрошенных руководителей СГ и СОГ, автор полагает, что при производстве предварительного следствия СОГ по многоэпизодным, сложным с большим объемом производства следственных действий и оперативнорозыскных мероприятий, всегда на всех этапах расследования сопровождается в конфликтной и проблемно-конфликтной ситуации. Естественно, планирование дел такой сложной ситуации имеет объективные и субъективные факторы противоборства участников уголовного судопроизводства как противодействие расследованию преступлений.

Противодействие на стадии возбуждения уголовного дела в основном проявляется в сокрытии преступления (уничтожение, изменение, подброс следов преступления или преступника, различные инсценировки пр.), а на первоначальном, последующем и заключительном этапе расследования возможны противоправная деятельность лиц, заинтересованных в исходе дела ( лицо, совершившее преступление, его соучастники и иные связи, коррумпированные работники различных структур), уклонение от ответственности путем неявки по вызову следователя или суда, выезд в другую местность, давление на свидетелей, подкуп экспертов, насильственные действия в отношении следователя, работников полиции[165].

Автор также полагает, что в ходе реализации плана расследования, возможно предусмотреть варианты противодействия на определенных этапах расследования или отдельного конкретного акта расследования, позволяющего скорректировать план в целом по делу или по эпизодам расследуемого преступления. Такая деятельность позволит провести организационные мероприятия для принятия надежного решения, в целях координации комплекса методов, средств и приемов, обеспечивающих создание оптимальных условий для полного и быстрого расследования следственно-оперативной группой.

В связи с изложенным уместно привести мнение С.А. Лобова о том, что «планирование тесно связано с общей организацией расследования и научной организацией труда следователя, так как обеспечивает эффективную оптимизированную деятельность следователя, как по отдельным уголовным делам, так и одновременно по всем делам, находящимся в производстве в конкретный период времени»[166]. По содержанию и смыслу мнения С.А. Лобова, планирование более узкое понятие, чем организация и является его составной частью. Планирование представляет, как правило, составление письменного плана по организации и проведению уголовно-процессуальных и организационноуправленческих действий по вопросам, связанным с привлечением к участию специалистов перед проведением или в непосредственном участии в следственных и иных процессуальных действиях (в качестве консультанта, или непосредственного исполнителя при проведении осмотра места происшествия, обыска, ревизии, документальных проверок, экспертизы, контроль и записи переговоров и т.п.). Выбор направления расследования и средств достижения по обнаружению, фиксации и изъятию вещественных доказательств, а также получение вербальной информации зависит от правильного планирования по делу и, в частности, отдельных следственных действий по эпизодам совершенного преступления. В этом плане прав В.А. Шефер, который пишет, что «правильный выбор алгоритма достигается благодаря анализу следственной ситуации»[167].

Анализ материалов по расследованию многоэпизодных, сложных и особо сложных неочевидных тяжких и особо тяжких преступлений, осуществляемых СОГ, показал необходимость планирования расследования по этапам, т.е. планирование предварительной (доследственной) проверки сообщения о преступлении, планирование первоначального, последующего и заключительного этапа расследования. Наиболее сложным является планирование предварительной проверки, т.е. рассмотрение сообщения о совершенном преступлении и первоначального этапа расследования, т.к. на этих этапах орган предварительного следствия и дознания ограничен в исходной информации или таковая отсутствует, возможные варианты версии не подтверждаются, мотив преступления не установлен и т.п. В связи с этим автор соглашается с мнением С.В, Кузьмина, который высказал мнение о том, что «современная теория планирования, как правило, не содержит рекомендации о том, на каком этапе или этапах планирования и как именно должны разрабатываться тактические комбинации, учитываться тактические риски и приниматься тактические решения»168. В итоге своего научного рассуждения, С.В. Кузьмин пришел к выводу, что «совершенно обоснованный процесс дифференциации криминалистических знаний приводит не только к их объективному углублению и образованию, но и к утрате целостного представления о расследовании вообще и о планировании в

169

частности» .

Следовательно, придерживаясь мнения известных ученых, автор считает, что планировать нужно весь процесс расследования, начиная с момента получения сообщения о совершенном преступлении до направления дела прокурору для утверждения обвинительного заключения, в особенности, по неочевидным тяжким, особо тяжким преступлениям с большим объемом проведения следственных и иных процессуальных действий, и оперативно-розыскных мероприятий, в целом по делу и по конкретному эпизоду уголовного дела. Изложенное также подтверждает необходимость планирования не только очередности проведения следственных и иных процессуальных действий, но и организацию проведения самих следственных действий, при этом необходимо иметь возможность прогнозировать последствия результатов, проведенных следственных и иных процессуальных действий, а также оперативнорозыскных мероприятий. По мнению автора, планирование каждого эпизода расследования преступлений в рамках одного уголовного дела позволит скоординировать и уточнить план расследования преступления в целом и в частности при проведении следственных и иных процессуальных действий, и оперативно-розыскных мероприятий.

При планировании в рамках деятельности СОГ необходимо за каждым эпизодом расследуемого преступления закрепить конкретного следователя и оперативного работника от начала и до конца расследования с вынесением обвинительного заключения, особенно, когда эти деяния разные по признакам преступлений, хотя в рамках одного уголовного дела. Таким образом, планирование всей деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, осу- [168] [169] ществляется следователем, дознавателем, руководителем следственнооперативной группы, а также руководителем оперативно-розыскной (поисковой) группы, входящим в состав следственно-оперативной группы, тесно связано и опирается на организацию процесса расследования и, в частности, научной организации труда субъектов - участников СОГ, хотя имеет специфический характер.

Изложенное также подтверждается мнением Э.К. Горячева, который пишет, что «организационное обеспечение, как элемент криминалистического обеспечения непосредственно касается и формирования деятельности след-

170

ственно-оперативной группы» . Аналогичное мнение имеют А.Я. Эркаев, С.Н. Есин, С.Р. Акимов и Р.Г. Аксенов[170] [171] [172] [173] [174].

В семидесятые годы прошлого столетия совершенно справедливо заметил А.М. Ларин, что «организация и планирование взаимосвязаны. Организационные мероприятия вытекают из задач плана расследования. В то же время организационные мероприятия сами требуют планирования, включаются в план. От организационных возможностей зависят до некоторой степени такие элементы плана, как сроки, продолжительность, последовательность следственных действий» . Далее А.М. Ларин писал, что «план расследования - это «программа деятельности следователя» . Приверженцами алгоритмизации программ различных этапов расследования являются А.Н. Антонов, Г.А. Густов, Е.П. Ищенко, А.С. Шаталов и ряд других ученых криминалистов . Криминалистические алгоритмы должны быть сформулированы в виде предписаний, правил, рекомендаций, формул, блок-схем с графическим символами, максимально упрощёнными, а также представлены в виде совокупности как программа расследования. Автор не проводит разграничений между понятием «алгоритмизация», «планирование», «программирование». Это достаточно освящено в научной литературе, но не выработано единого подхода, отсутствует определение понятия

175

«криминалистическая алгоритмизация» .

Изложенные мнения известных ученых подтверждают высказанное ранее применительно организационных аспектов планирования процесса расследования неочевидных многоэпизодных преступлений и объемных уголовных дел. Данные аспекты также подтверждаются судебно-следственной практикой. Например, в сфере экономической деятельности при совершении преступлений, связанных с легализацией (отмыванием) денежных средств или иного имущества приобретенного другими лицами преступным путем либо в процессе совершенного им преступления при незаконной деятельности с валютными операциями, с драгоценными металлами, природными камнями, а также другими преступлениями, позволяющими получить сверхдоходы, уступают только доходы, извлекаемые при незаконном обороте оружия и наркотиков. Такую преступную деятельность возможно осуществить только в составе организованной преступной группы, сформированной по предварительному сговору, которая создает финансовые схемы в виде преступных пирамид, позволяющих получить большие финансовые [175] доходы. Для существования преступного сообщества или преступной организации в целях совершения преступлений в сфере экономической деятельности, практически невозможно без использования в их участии соответствующих специалистов в области финансов, экономики, права, лиц, обладающих необходимыми знаниями в области экспортно-импортных операций, телекоммуникационных и иных технологий, а также без использования помощи представителей органов государственной власти и управления. При такой деятельности преступления, совершаемые в сфере экономической деятельности достаточно латентны. Следовательно, для раскрытия и расследования преступлений, связанных с сферой экономической деятельности, требуется постоянное оперативно-розыскное сопровождение подразделениями экономической безопасности и противодействия коррупции МВД или других государственных органов. В связи с этим, требуется тщательное планирование взаимодействия различных служб и подразделений государственных органов, специалистов - участников СОГ и умелое руководство организационно-управленческой деятельности ее руководителя. Это позволит успешно отработать каждый эпизод преступной деятельности преступного сообщества или организации в сфере экономической или иной преступной деятельности.

Следовательно, при осуществлении внешнеэкономических операций государственными, коммерческими или иными организациями, требуется проводить комплекс оперативно-розыскных и иных мероприятий, направленных на выявление и устранение условий, способствующих совершению преступлений данной категории, выявление лиц, от которых можно ожидать их совершения, а также выявление, условий организации контрабандных каналов и организации незаконных финансовых сфер в целях минимизации наносимого ими ущерба. Особенности подготовки преступной финансовой схемы, совершения и сокрытия следов преступлений в сфере экономической деятельности, как правило, внешне носят законный характер осуществляемых экономических операций. Следовательно, материалы оперативно-розыскной деятельности, документальных проверок, ревизий, актов налоговых проверок и декларации, а также таможенных органов в совокупности могут быть представлены органу предварительного следствия для их рассмотрения в порядке ч. 1 ст. 144 УПК РФ в целях выявления противоправных финансовых схем, операций, позволяющих установить основания для принятия решения о возбуждении либо об отказе в возбуждении уголовного дела. Основной задачей проведения ОРМ с целью дальнейшей реализации полученных материалов ОРД в ходе работы по делу оперативного учета и оперативнопоискового дела по раскрытию и расследованию преступлений в сфере экономической деятельности является проведение оперативной разработки и оперативного документирования деятельности организованной преступной группы. Основными целями оперативно-розыскных поисковых мероприятий по раскрытию проводимых в рамках оперативного сопровождения уголовного дела в сфере экономической деятельности являются обнаружение источников, позволяющих формировать доказательства, обнаружение, фиксация и изъятие документов, либо иной информации, которые могут быть использованы как ориентирующие, в зависимости от сложившейся ситуации для определения и формирования алгоритма действия следователя на момент возбуждения уголовного дела либо на первоначальном или последующем этапе расследования преступлений. В научной и специальной литературе, а также проведенный опрос следователей и оперативных работников подтверждает, что одной из проблем усовершенствования деятельности СОГ является взаимодействие следователей (руководителей группы следователей) с оперативными работниками по выявлению источников доказательств, их совместной фиксации в профессиональных документах, совершенных экономических преступлений организованными преступными группами, расследуемых СОГ. Вместе с тем, совершенствование организационно-управленческой деятельности по расследованию преступлений в сфере экономической деятельности требует оптимизации ее структуры и содержания: т.е. особенности выявления, рассмотрения и оценки материалов, содержащих признаки преступления; принятие решения о возбуждении уголовного дела; систему следственных версий и планирования расследования; проведение первоочередных следственных действий, организационно-управленческих и оперативно-розыскных мероприятий, особенности тактики и тактических операций отдельных следственных и иных процессуальных действий, анализа следов преступления, собранных доказательств, использование его данных для составления обвинительного заключения.

Таким образом, в плане расследования преступлений, совершаемых в сфере экономики, необходимо отразить процессуальную и организационноуправленческую деятельность руководителя СОГ или следователя - участника СОГ с учетом структуры методики расследования, т.е. выявить, какие типичные следственные ситуации позволяют разработать проверяемые следственные версии, а также алгоритм действия по их проверке (какие следственные и иные процессуальные действия и оперативно-розыскные мероприятия необходимо поручить должностным лицам, осуществляющим ОРД). Очередность их проведения, анализ и оценка собранных доказательств (обвинительных и оправдательных) на первоначальном, последующем и завершающем этапах расследования. План должен быть составлен поэтапно. На каждом этапе необходимо предусмотреть организационные аспекты и разработать тактические операции проведения конкретных следственных и иных процессуальных действий. В плане также необходимо предусмотреть предполагаемых участников в расследовании преступлений. Например, при использовании и применении математических методов, анализа экономических признаков требуется участие специалистов различных отраслей знаний (экономистов, аудиторов, специалистов налоговых инспекций), имеющих определенные знания в сфере учетно-финансовых, компьютерных технологий[176] [177] и др. Другой пример, для проведения психологического анализа организованной группы необходимо начинать с установления ее структуры, всех ее основных участников, исследования ролей, которые выполнял каждый из них на момент подготовки, совершения и сокрытия следов преступления . Для этого необходимо использовать специалистов, имеющих специальные экономические знания для проведения документальных ревизий; получении консультаций при производстве отдельных следственных действий; назначение и проведение судебно-экономических экспертиз.

При производстве осмотра, обыска либо других следственных действий может быть использовано мнение специалиста для решения следующих конкретных вопросов: в каких бухгалтерских документах и учетных регистрах могут содержатся сведения о проведенных финансовых, экспортно-импортных операций, какие зашифрованные символы, знаки использованы при незаконных операциях, какие документы подлинники, а какие вторые экземпляры, копии; какие финансовые и иные документы вызывают сомнения в их доброкачественности, какие сведения необходимо получить от подозреваемого, обвиняемого, свидетеля при их допросе; какие вопросы необходимо (и целесообразно) поставить перед экспертом при назначении экспертизы.

Например, при подготовке, совершении и сокрытии преступлений, совершаемых в сфере экономической деятельности, невозможно обойтись без использования компьютерной и иной техники. Документооборот в сфере экономической и иной деятельности осуществляется с использованием компьютерной и иной техники, телекоммуникационных высоких технологий. Поэтому, для решения вопроса об обнаружении, фиксации и закреплении следов преступлений необходимо привлечь специалиста (в области компьютерной техники, высоких телекоммуникационных технологий) к участию в проведении следственных действий (осмотра, обыска, допроса). Специалист в области компьютерной техники в состоянии представить соответствующие консультации по тем или иным вопросам, либо самостоятельно, совместно со следователем установить сведения, например, при несанкционированном доступе к компьютерной информации может быть установлено удаление записи журнала, а вследствие этого даны рекомендации по его восстановлению, обнаружено, какие программы установлены в компьютере и их значение. Какие атаки (вирусы) были задействованы при несанкционированном доступе к файлам, существующим в сервере. Анализируя конфигурацию брандмауэра и журнала, по результатам анализа, определяют сценарий и сетевой трафик. Таким образом, специалисту вместе со следователем необходимо проанализировать жёсткий диск сервера, как физического носителя информации, секторы данных, файловые системы, прикладной анализ и т.п.

Таким образом, основной целью привлечения к участию специалиста в допросе, осмотре, обыске является получение следователем криминалистически значимой информации для формирования доказательств. Например, помощь специалистов при допросе подозреваемых (обвиняемых), потерпевших и свидетелей по делам об экономических преступлениях, необходимо исследовать сложные положения специальных экономических, учетно-финансовых, компьютерных и иных знаний, которые следователь не в состоянии усвоить во время консультации со специалистом как перед допросом, так и в целом во время досудебного следствия, позволяющие установлению обстоятельств по нескольким эпизодам. Следовательно, все формы участия специалиста в деятельности СОГ в процессе расследования многоэпизодных преступлений должны быть отражены в стратегическом плане, а более подробно они должны быть изложены в плане конкретной деятельности следователя по конкретному эпизоду преступления.

С учетом изложенного, по мнению автора, принципиальным в расследовании многоэпизодных, сложных, неочевидных тяжких и особо тяжких преступлений является установление полной картины деятельности организованной группы и ее структуры.

Например, преступления, совершаемые бандами, незаконными вооруженными формированиями, как правило являются многоэпизодными преступлениями, связанными с формированием банды (участие в группе двух и более лиц, организованность группы, ее устойчивость, вооруженность, единство умысла всех членов банды) в целях нападения на граждан и организации, в руководстве бандой, участие в банде. Банды могут быть организованы на почве религиозных и экстремистских убеждений, по политизированным мотивам. Судебноследственная практика показывает наличие в арсенале банд-формирований современного оружия и специальной техники. Банд-формирования совершают, как правило, тяжкие и особо тяжкие преступления (разбой, убийства, похищение человека и т.п.), направленные на устрашение граждан, дезорганизацию деятельности органов власти и управления. Естественно такое многообразие деятельности банд-формирований образует многоэпизодность, трудоемкость проведения следственных и иных процессуальных действий, за счет удаленности друг от друга мест совершения преступлений, а также места хранения добытых предметов преступного посягательства, места расположения и движения банд-формирования (чаще всего в этих местах остается множество следов преступлений). Для выполнения такого большого объема сложных и особо сложных следственных действий, и оперативно-розыскных мероприятий, производство которых под силу только СОГ.

Следовательно, в сложных следственных ситуациях на первоначальном этапе расследования, лицо (лица), совершившее преступление не известно, когда очевиден дефицит следственной, оперативно-розыскной, ориентирующей и доказательственной информации о лицах, совершивших преступление, требуется анализ имеющихся фактических данных прежде всего о событии преступления для планирования в целях задержания участников банд-формирования. При таких ситуациях предполагается использование типовых планов «перехват», «набат», «сирена» и т.п. При такой следственной ситуации, когда отсутствуют сведения о лице, совершившем преступление, средством их установления является допрос очевидцев или свидетелей, от которых необходимо получить криминалистически значимую информацию для составления словестного портрета, т.е. описание внешности человека, об анатомических признаках головы и лица (величина, цвет волос, форма и линия роста волос, форма лица, цвет кожи, величина и положения профиля лба и лица, особенности бровей и глаз, спинки носа, величина и положение губ, подбородок, уши). Кроме этого, необходимо при допросе выяснить некоторые функциональные признаки (осанка, привычки, походка, слух, голос, речь, жестикуляция, мимика, недостатки зрения (прищуривается), особенности одежды и других вещей, украшения, часы, курительные принадлежности. Вся эта информация передается специалисту экспертно-криминалистического центра для составления словесного портрета и проверки по справочным учетам, а также оперативному сотруднику уголовного розыска для проведения ОРМ и проверки по оперативно-справочным учетам. Исходя из полученной исходной информации необходимо в плане расследования преступления предусмотреть возможные варианты проведения следственных действий и ОРМ. Материальные следы, полученные в ходе осмотра места происшествия, подвергаются предварительному или диагностическому исследованию. Для этого все предметы, документы и иные сведения, вероятно связанные с преступлением, должны быть максимально изложены их свойства и признаки с использованием научно-технических средств. Например, изъятые отпечатки пальцев рук, ладоней, следов ног, направить в ЭКЦ для проверки по справочным учетам. Документы и предметы, имеющие номерные знаки, также проверяются для установления их принадлежности к конкретному лицу.

Для установления события и обстоятельств преступления руководитель СОГ после визуального осмотра места происшествия составляет схематичный и масштабный план с разбивкой по секторам для определения конкретных следователей, специалистов, оперативных работников для осмотра конкретного сектора участка или места происшествия. Руководитель СОГ совместно с руководителем оперативно-розыскной (поисковой) группы определяет задачи оперативных работников по выявлению и оперативному опросу присутствующих лиц, а также проживающих вблизи места происшествия, проведения осмотра иных помещений в жилых домах, где могут укрыться преступники, принятие мер для их задержания. Техник-криминалист и специалист-криминалист совместно со следователем осуществляют общий, детальный осмотр с одновременным проведением необходимых фотосъемок, а также аудио и видеозапись хода осмотра. Если требует обстановка, то на месте происшествия эксперт проводит экспресс-анализ обнаруженных предметов, документов и иных следов, имеющих отношение к преступлению. Изъятые образцы для сравнительного исследования и другие объекты со следами преступления могут быть направлены в ЭКЦ для проведения криминалистических и иных судебных экспертиз. По многоэпизодным, объемным делам, как правило, сотрудники полиции осуществляют охрану места происшествия и обнаруженных объектов со следами преступления, а также лиц, задержанных в подозрении с одновременным проведением ОРМ. В зависимости от объема осматриваемого участка местности, руководитель СОГ определяет силы и средства, позволяющие в кратчайшие сроки провести осмотр, который учитыва-

178

ются в плане расследования .

Анализ информации, полученной в ходе опроса следователей, позволяет высказать мнение, что взаимодействие на практике в форме совместного планирования при расследовании очевидных преступлений ограничивается содействием следователю при производстве проверочных следственных действий (следственный эксперимент, очная ставка и т.п.) или обмене информацией между следователем и органом дознания. Если имеет место случай реализации материалов оперативных разработок (ОПД) или при наступлении особо тяжких последствий, совершенных при неочевидных преступлениях, тогда создаются следственные или следственно-оперативные группы, где осуществляется взаимодействие следственной группы и оперативно-розыскной (поисковой) группы и других специалистов в составе СОГ.

Расследование многоэпизодных, сложных по объему уголовных дел, совершенных неочевидных тяжких и особо тяжких преступлений, предполагает взаимодействие нескольких следователей, оперативных работников и иных спе- [178] циалистов и является объективной необходимостью. Для этого необходимо составление письменного или формализованного компьютерного типового плана расследования уголовных дел. В плане необходимо предусмотреть не только стратегические мероприятия, но и детально определить по эпизодам преступления организационно-управленческую и процессуальную деятельность по установлению события преступления (время, способ подготовки, совершения и сокрытия преступления и др. обстоятельства), предмет преступного посягательства, его характер и размер, личность преступника (антропологические и физиологические, анатомические и функциональные признаки, а также его преступные умения и навыки), что позволяет сделать детальный анализ и оценку каждого эпизо-

179

да с конкретным лицом его совершившим .

Кроме этого, необходимо процессуально (изучение архивных, рассмотренных судом или прекращенных уголовных дел, приостановленных и действующих уголовных дел)[179] [180] и оперативно-розыскным (поисковым) путем установить следующие обстоятельства: каким образом происходило создание банды; какие роли исполнял каждый участник банды; в чем заключается роль организатора; численный состав банды (микрогруппы, их состав); вооруженность, средства связи и передвижения, индивидуальные средства защиты, психологический климат банды; какие и на какой почве имелись конфликты; кто из членов банды наиболее подвержен исправлению; имеются ли родственники и взаимоотношения с ними; устойчивый характер банды; как между собой связаны члены банды; явки, пароли, идейные вдохновители и непосредственные исполнители по разработке плана преступной деятельности; роль каждого члена банды по конкретному эпизоду преступной деятельности.

В другой следственной ситуации, когда задержаны участники банды (подозреваемые) и имеются свидетели и потерпевшие, которые дают показания в отношении подозреваемых, еще не задержанных, то необходимо планирование по

их проверке и задержанию. Для того необходимо провести анализ и оценку имеющейся ориентирующей информации и доказательств. Предполагаемые места возможного нахождения бандитов необходимо обследовать оперативным путем на предмет проникновения для их задержания, провести оперативную съемку или аэрокосмическую съемку для детального изучения данного строения, выяснения количества бандитов, вооружения, наличия заложников, способ охраны и их действий, периодичность смены по охране места нахождения бандитов. С учетом полученной информации вырабатывается принятие решения для создания штаба по введению в действие одного из оперативных планов МВД или национальной гвардии («сирена», «гром», «набат», «рубеж» и т.п.) .

Задержание, как следственное действие, требующее организационноуправленческих действий, состоит из следующих этапов: планирование; оперативно-тактическая операция по задержанию; блокирование; оцепление место нахождения преступников, как правило, обеспечивается в два кольца; формирование ОМОН (в резерве Спецназ) и национальная гвардия, оснащенные соответствующим вооружением, средствами индивидуальной защиты, связь со всеми позывными с руководством СОГ (как правило, присутствует прокурор для обеспечения законности и инструктажа участников группы задержания и СОГ). После задержания обеспечить охраной каждого задержанного, провести личный обыск и допрос. Судебно-следственная практика показывает, что убийство, совершенное по найму, всегда неочевидное. Как правило, состав преступной группы состоит из нескольких лиц, заказчик (организатор), посредник (их может быть несколько), исполнитель (стрелок) и т.п. В таких случаях, как правило, создается следственно-оперативная группа или следственная группа и приказом начальника органа дознания прикомандировывают оперативного сотрудника, который получает поручения от руководителя следственной группы для выполнения отдельных оперативно-розыскных мероприятий . При планировании многоэпизодного [181] [182] уголовного дела по расследованию серийных убийств, совершенных по найму, важное значение имеет выявление типичных следственных ситуаций, которые становится очевидными после проведения ряда следственных действий по исходной информации, образующей следующие ситуации: поступило заявление об обнаружении трупа; расчленённого или скелетированного трупа; при подготовке строительной площадки обнаружены костные останки трупа с одеждой и принадлежностями; о безвестном исчезновении человека, когда имеются сведения, полученные в ходе оперативно-розыскной деятельности о возможном лишении жизни. Например, при первой ситуации, когда обнаружен труп, при планировании необходимо провести осмотр места происшествия и обнаружение трупа; опрос лиц, обнаруживших труп; оперативно-розыскные мероприятия по установлению очевидцев преступления[183]. Таким образом, по возможности необходимо установить сценарий, по которому развивалось преступное деяние. При обнаружении расчлененного трупа по останкам необходимо установить целостность трупа. Для этого, патологоанатомы и судебные медики с использованием результатов СМЭ, устанавливают соответствие частей тела к единому целому. В ситуации, когда обнаружены останки трупа, одежды и некоторые принадлежности, необходимо реконструировать для предъявления к опознанию[184].

По материалам о безвестном исчезновении человека, необходимо проверить обнаруженные трупы для установления личности. Исходя из имеющейся исходной информации, необходимо осуществить мероприятия по нескольким направлениям: установление личности потерпевшего, в зависимости от способа подготовки совершения убийства установить возможных подозреваемых; от характерных признаков нанесенных телесных повреждений обнаруженных на теле трупа и предметы, орудия и средства нанесения повреждений имеющихся на теле трупа установить возможных предполагаемых преступников; от особенностей оставляемых следов на месте происшествия (убийства) или на месте обнаружения трупа спрогнозировать возможных подозреваемых. Установление характера заказного убийства по результатам проверки вышеперечисленных мероприятий и в зависимости от обстановки и места происшествия; а также по времени совершения преступления . Важное значение имеет установление преступнопрофессиональные приемы, умения и навыков лица, совершившего убийства по найму.

Вышеперечисленные обстоятельства события преступления характеризуют возможное убийство, совершенное по найму или, как иногда пишут, заказного убийства. По результатам проверки общей версии, в зависимости от фактических материалов, полученных в ходе осмотра места происшествия, телесных повреждений на трупе, данных о личности потерпевшего, позволяют выдвинуть частные версии относительно заказчика, посредника, исполнителя, а также цель и мотив заказного убийства.

Как правило, по делам об убийствах, совершенных организованной преступной группой, могут быть выделены следующие версии: убийство совершено организованной преступной группой в процессе «разборки» с враждующей организованной преступной группой; убийство совершено организованной преступной группой в связи с внутригрупповым конфликтом; убийство совершено организованной преступной группой в связи с контролем над коммерческой деятельностью потерпевшего; убийство совершено организованной преступной группой из корыстных побуждений с целью хищения денежно-материальных ценностей потерпевшего либо с целью завладения его жилой площадью; убийство совершенно организованной преступной группой, специализирующейся на заказных убийствах[185] [186]. В деятельности следователя по планированию расследования выделяют следующие основные элементы: изучение имеющихся фактических данных; выдвижение версий, определение вопросов, подлежащих выяснению; определе- ние круга следственных действий и организационных мероприятий, подлежащих проведению по каждой версии, сроков и последовательности их проведения, а также исполнителей, корректировка плана в ходе расследования в соответствии с полученной информацией. Изложенное позволяет высказать мнение о том, что на базе оценки каждой типичной следственной ситуации и построенных типичных версий, а также знании криминалистической характеристики данного вида преступлений, намечаются подлежащие доказыванию обстоятельства и типичный комплекс доказательственных фактов, а для выявления и фиксации последних - круг следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Это позволяет обеспечить четкую организацию и планирование расследования в процессе всего производства по делу об убийстве, совершенном организованной преступной группой.

Высказанный тезис подтверждается мнением И.М. Лузгина, который написал, что «перспективная модель расследования имеет определенную структуру, ее элементами являются: версия, объясняющая характер преступления; рабочая программа или собственная модель поведения следователя» . Выполняя отдельные следственные и иные процессуальные действия и ОРМ при планировании следователь исходит из конкретной следственной, оперативно-розыскной и экспертной ситуации, разрабатываются следственные и оперативно-розыскные, а также экспертные версии[187] [188]. Вместе с тем, в судебно-следственной практике выявлены типичные ошибки при планировании многоэпизодных, с большим объемом следственных и процессуальных действий, проводимых СОГ. Наблюдаемые недостатки и упущения, в основном, сводятся к нерациональному неравномерному распределению руководителем СОГ или отдельных членов СОГ своих сил, времени, распылению внимания на различные малозначимые эпизоды уголовного дела. Это приводит к необоснованным нарушениям сроков расследования. Примером может быть расследованное преступление предусмотренное ч. 4 ст. 159 УК РФ, т.е. мошенничество и повлекшее лишения права гражданина на жилое помещение, совершенное организованной преступной группой состоящее из 46 эпизодов; служебный подлог документов (ст. 292 УК РФ) - 18 эпизодов; неправомерный доступ к охраняемый законом компьютерной информации, если это деяние повлекло уничтожение, блокирование, модификацию либо копирование компьютерной информации (ст. 272 УК РФ) - 12 эпизодов; злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК РФ) - 14 эпизодов; преднамеренное банкротство (ст. 198 УК РФ) - 2 эпизода, совершенное с 2007 по 2013 г. По делу проведено 40 документальных проверок и ревизий, 186 различных экспертиз (преимущественно судебно-почерковедческие и судебно-бухгалтерские), допрошено 128 потерпевших, 68 свидетелей, 28 специалистов, проведено 218 осмотров документов и предметов. Данное многоэпизодное дело в разное время расследовалось следователями ФСБ, СУ СК России и ГСУ при ГУ МВД по Краснодарскому краю. В результате некоторые обвиняемые в ходе судебного разбирательства были оправданы, а некоторые осуждены . Своевременное и качественное выполнение планов способствует недопущению ошибок, пробелов, допущенных в ходе следственных и иных процессуальных действий, а также оперативно-розыскных (поисковых) мероприятий на стадии возбуждения уголовного дела и предварительного следствия.

В связи с этим уместно вспомнить мнение Г.А. Зорина о том, что «планирование - это средство оперативной профилактики следственных ошибок, состоящее в постоянном сопоставлении хода и промежуточных результатов с ожидае- мым»[189] [190]. Соглашаясь с мнением Г.А. Зорина, автор также полагает, что планирование связано с принятием организационно-управленческих решений о вынесении постановления для производства иных процессуальных действий (задержание, производство судебных экспертиз, проведение оперативно-розыскных (поисковых) мероприятий и т.д.), а также при проведении оперативно-розыскных мероприятий предполагает оперативную профилактику по недопущению процессуальных и организационно-управленческих ошибок.

Следовательно, при таком подходе к планированию расследования много- эпизодных дел руководителю СОГ, позволяет постоянно корректировать план расследования по каждому эпизоду преступной деятельности с учетом роли каждого участника. Таким образом, соискатель делает вывод, что ситуационно обусловленный алгоритм планирования деятельности следственно-оперативной группы, состоящий из следующих элементов: криминалистического анализа известных данных о преступной деятельности и создания ее идеальной модели; установления ее соответствия с типовыми следственными ситуациями, характерными для расследования данных видов (групп) преступлений; обоснование и выдвижение типовых следственных версий; определение в соответствии с ситуацией расследования системы следственных действий, оперативнорозыскных, организационно-технических и иных мероприятий для проверки типовых версий; распределение руководителем следственно-оперативной группы обязанностей между ее членами по проверке выдвинутых типовых следственных версий в соответствии с запланированными следственными действиями, оперативно-розыскными, организационно-техническими мероприятиями; ситуационное оперативное, среднесрочное и долгосрочное планирование расследования со стороны руководителя следственно-оперативной группы.

<< | >>
Источник: БАСТРЫГИН АРТЕМ СЕРГЕЕВИЧ. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ РАССЛЕДОВАНИЯ МНОГОЭПИЗОДНЫХ ДЕЛ СЛЕДСТВЕННО-ОПЕРАТИВНОЙ ГРУППОЙ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Краснодар 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме Ситуационный подход и его возможности для целей эффективного планирования процесса расследования многоэпизодных преступлений следственно-оперативной группы:

  1. Характер следственной ситуации, криминалистическая сложность и условия расследования
  2. СОДЕРЖАНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Ситуационный подход и его возможности для целей эффективного планирования процесса расследования многоэпизодных преступлений следственно-оперативной группы
  5. Организационно-тактические аспекты взаимодействия членов следственно-оперативной группы в расследовании многоэпизодных преступлений
  6. 3.3. Криминалистические аспекты производства следственных действий в процессе расследования многоэпизодных преступлений участниками следственно-оперативной группы
  7. § 1. Деятельность следователя при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве как объект криминалистического исследования
  8. § 2. Организационное обеспечение расследования уголовного дела при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -