<<
>>

Поисково-исследовательский этап и ситуационная природа проверки и уточнения показаний на месте

Природа любого следственного действия в его криминалистическом значении, о чем уже отмечалось ранее, не может быть познана в отрыве от следственных ситуаций. Рассматривая проверку и уточнение показаний на месте в рамках криминалистической тактики, следует всегда помнить о том, что следственная тактика способствует созданию качественно необходимых систем и способов расследования[197] только в случае апробирования ее результатов в процессе расследования как законченного акта (с момента поступления информации о преступлении до вступления в законную силу приговора суда по конкретному уголовному делу).

Полноценно оценить сущность любого следственного действия возможно только при выявлении его функциональной специфики в процессе расследования.

Под этим углом зрения, полагаем, важно учесть достаточно удачную классификацию следственных ситуаций, предложенную для построения частных методик расследования, В. К. Гавло. Построенная по различным основаниям она имеет и нечто общее, а именно фактические и иные данные, которые формируют следственные ситуации относительно определения сущности и направления расследования. «Следственным ситуациям, - как верно пишет В. К. Гавло - соответствуют строго определенные версии, ибо они (следственные ситуации) для построения и проверки версий являются фактической базой»[198].

Для целей нашего исследования, как показало обобщение материалов судебно-следственной практики, методическое значение имеют следующие две группы следственных ситуаций:

- следственные ситуации, характеризующие ход и состояние расследования отдельных эпизодов;

- следственные ситуации, характеризующие ход и состояние расследования при производстве следственных действий. Таковы группы ситуаций, в частности характеризующиеся производством проверки и уточнения показаний на месте.

Преимущество этой системы классификации следственных ситуаций как базовой, полагаем, заключается в том, что она нацеливает следователя вначале на их выделение, а затем и комплексное использование в целях решения различных задач расследования с максимальным использованием аппарата следственных версий.

Для установления события некоторых видов преступлений, анализируемое следственное действие располагает идеальными возможностями. Проверка и уточнение показаний на месте подозреваемого, обвиняемого, в случае, когда он дает правдивые показания, помимо дополнения и детализации объективной стороны преступления представляет эффективное средство установления необходимых элементов субъективной стороны преступления. Не даром, и, вероятно в связи с этим законодатель предусмотрел проверку показаний на месте в качестве самостоятельного следственного действия. Когда проверяемое лицо, с привязкой к определенной местности объясняет, показывает и активно демонстрирует свои преступные действия, для участников следственного действия, а при соответствующей фиксации для участников судебного разбирательства становится явным факт виновности либо не виновности конкретного лица в совершении преступления.

Говоря о ситуациях характеризующих ход и состояние производства проверки и уточнения показаний на месте, так же важно видеть их особенности. Например, когда одно и то же лицо совершает несколько однородных преступлений (квартирных краж, из гаражей, разбойных нападений и др.), благодаря производству проверки и уточнения показаний на месте с участием данного лица, в сознании следователя формируются достаточно четкая и ясная картина в действительности происходивших фактов преступной деятельности, что способствует тщательной оценке каждого эпизода преступления совершенного лицом, и целенаправленному собиранию соответствующих доказательств.

В следственной практике, при расследовании групповых и многоэпи- зодных преступлений возникают вопросы относительно роли и степени ответственности каждого из участников преступления. На этот счет верным представляется мнение Я. М. Мазунина о том, что «рассматриваемое следственное действие при расследовании групповых преступлений направлено на проверку и уточнение роли каждого из сообщников на месте происшествия, поскольку даже самые подробные допросы разных лиц не могут дать уверенности в том, что они говорят об одном и том же месте, а некоторые детали, например, точное расположение каждого из преступников относительно по- 1 терпевшего, обстановка в квартире и т.

д., можно, как правило, установить только с помощью данного следственного действия»1.

В ходе поисково-исследовательского этапа, тактико-познавательная позиция следователя определяется следственной ситуацией и сводится в основном к функциям наблюдения за действиями проверяемого лица и восприятием его пояснений. С этой целью лицу, показания которого проверяются и уточняются, предоставляется достаточная инициатива. В связи с этим, тактика проведения рассматриваемого следственного действия должна основываться на базовой следственной ситуации, характеризующейся положением о том, что проверяемое лицо дает показания и производит соответствующие действия с непосредственной «привязкой» к месту, предметам, документам и следам, имеющим значение для уголовного дела, без постороннего вмешательства. Исходя из критерия достоверности, это условие может быть соблюдено только при свободном воспроизведении проверяемым лицом известной ему информации. Какие-либо подсказки, наводящие вопросы, другие подобные формы воздействия со стороны участников следственного действия недопустимы. Если проверяемое лицо затрудняется в припоминании чего-либо, то лучше дать ему время сосредоточиться. Поскольку даже самые очевидные обстоятельства, казалось бы не вызывающие сомнения при допросе, в ходе воспроизведения их, могут иметь большее или меньшее отношение и несовпадение с реальной обстановкой на конкретном месте ранее совершенного события. В тоже время тактическая позиция следователя не должна быть отстраненной. Наблюдение следователя за ходом поисково-исследовательского этапа, носит внутренне активный характер, с тем, чтобы тактически грамотно, в необходимый момент взять инициативу в свои руки, предотвратить возможные негативные последствия (побег, нападение, провокационное поведение и т. п.). [199]

Проверка и уточнение показаний, начинается с предложения проверяемому лицу наглядно продемонстрировать ранее данные им показания, с непосредственным выходом (выездом) на место.

Проверяемый должен идти всегда впереди группы и указывать направление движения, так как оно происходило в действительности. Если путь движения к месту осуществляется на транспорте, то проверяемое лицо должно сидеть рядом с водителем на переднем сиденье и указывать ему направление движения.

Если проверяемое лицо затрудняется сопоставить, казалось бы, явные и очевидные обстоятельства и детали друг с другом непосредственно на месте исследуемого события, то это может свидетельствовать о нескольких типовых причинах, в том числе:

- сложность самого события;

- об ошибках в восприятии, запечатлении или воспроизведении информации проверяемым лицом;

- о ложных показаниях полученных ранее в процессе допроса.

Например, в ходе расследования злостного хулиганства, совершенного

в темное время суток во дворе жилого дома, в связи с противоречивостью показаний свидетелей и подозреваемых, было решено провести проверку и уточнение показаний на месте с каждым из очевидцев в отдельности. Особое внимание было уделено показаниям свидетеля Гранкеева, который утверждал, что видел, как завязалась драка среди группы подростков. Непосредственно на указанном Гранкеевым месте, следователь предложил ему подробно и последовательно описать происшедшее. Пытаясь вспомнить последовательность и характер наблюдаемых им событий, Гранкеев был вынужден признать, что на самом деле события развивались иначе, чем он считал ранее. По результатам проверки и уточнения показаний на месте, была установлена действительная последовательность событий и роль каждого хулигана в совершенном преступлении.1

Трудности, связанные с воспроизведением каких-либо деталей, исследуемого события, даже в тех случаях, когда лицо добросовестно пытается припомнить происшедшее событие, в значительной степени обусловлены сложностью и неоднозначностью напряженного мыслительного процесса, психо-физиологическая основа которого заключается в том, что «когда доминирует левое полушарие, то результаты мыслительной деятельности, достигнутые к этому моменту, могут быть вербализованы и осознаны.

Когда доминирует правое полушарие, мыслительный процесс, развивается имманентно, не может быть осознан и вербализован. И только когда вновь доминирует левое полушарие, возникает ощущение внезапности полученного результата, не связанности его с состояниями, предшествующими его получению, неосознанности подготовительных этапов и промежуточных операций»1.

Поэтому предположения, основанные на том, что с проверяемым: «не все в порядке», «растерялся», «заклинило» и т. п. не должны влиять на порядок проведения следственного действия. Поскольку «это сложное следственное действие по вполне понятным причинам требует дополнительных затрат

\'У

времени и труда» . В таких случаях целесообразней задать проверяемому уточняющий вопрос, связанный с ранее данными показаниями, исходя при этом из его описания, обстановки и события, с тем, чтобы дать ему возможность самостоятельно устранить какие-либо недостатки или несоответствия.

В зависимости от конкретной следственной ситуации и этапа расследования, обстоятельства, подлежащие проверке и уточнению, могут быть различными. На первоначальном этапе расследования, проверка и уточнение показаний на месте направлено на обнаружение любой информации о преступлении и, прежде всего, на выявление новых, ранее неизвестных обстоятельств. При этом на основании полученных в результате проведения этого [200] [201] следственного действия данных, определяется необходимость производство других следственных действий и их содержание.

Говоря о последующих этапах расследования, необходимо особо подчеркнуть, что результаты проведения проверки и уточнения показаний на месте, также влияют на планирование дальнейшего расследования, на очередность и тактику проведения других следственных действий. Например, при расследовании преступлений совершенных с участием несовершеннолетних «для проверки показаний о том, что несовершеннолетний проник в хранилище через лаз, прятался в укрытии и т. п., необходимо выяснить, есть ли такие объекты на местности и позволяют ли они совершить эти действия.

В отличие от следственного эксперимента решение данного вопроса не требует опытов, а достигается указанием на объект и простой демонстрацией действия»1.

Демонстрация действий при проведении проверки и уточнении показаний на месте, с одной стороны позволяет наглядно убедиться в способе совершения преступления, определить механизмы происхождения некоторых следов, а с другой - активизирует моторную память проверяемого лица.

Проверка и уточнение показаний на месте - оптимальное следственное действие для установления эпизодов преступной деятельности организованных групп (когда есть возможность проверки и уточнения показаний нескольких участников). Поскольку «...при расследовании организованной преступной деятельности на микро уровне, то есть при проведении отдельных следственных действий... зачастую формируются, а затем и разрешаются следствием множество сложных, проблемных, конфликтных ситуаций, которые ничем особенным не отличаются от ситуаций расследования элементарных или групповых преступлений»[202] [203].

Порядок проведения исследуемого следственного действия, должен соответствовать установленной последовательности «опорных пунктов», обозначенных во время подготовительных мероприятий проведения проверки и уточнения показаний на месте. В числе подготовительных мероприятий важнейшее место занимает рекогносцировка места производства запланированного следственного действия. «Рекогносцировочные действия состоят в том, что следователь или иной субъект обходит и обозревает объект, по возможности, с различных сторон, обращает внимание на наиболее важные узлы, которые в последующем будут внимательно изучены. Если рекогносцировочные действия необходимо осуществить негласно (скрытно) от окружающих, то следователь может дать такое поручение оперативным работникам.

Оперативные работники в таких ситуациях зашифровывают свои действия, проводят негласную фото- и видео съемку объекта, его наиболее важных узлов и деталей, осуществляю иные меры оперативного прикрытия»1.

Значение рекогносцировки еще более возрастает, если проверка и уточнение показаний на месте реализуется в условиях скрытой, хорошо замаскированной обвиняемым (подозреваемым) конфликтной ситуации. Так, в ходе расследования серии квартирных краж, проверялись показания несовершеннолетнего Копейкина о нахождении в подвальном помещении панельного многоквартирного дома с целью обнаружения тайника, в котором находилась часть похищенного имущества. После того как члены следственной группы вместе с подозреваемым спустились в подвальное помещение, Копейкин, хорошо знающий расположения подвала, вырвал провод электропитания из розетки и, в наступившей темноте, быстро пролез через узкий промежуток в плитах и скрылся. Разумеется, если бы была проведена рекогносцировка

подвала, побег подозреваемого был бы легко предотвращен. [204] [205]

Мнение некоторых ученых-юристов о том, что основная задача исследуемого в диссертации следственного действия состоит в том, чтобы не допустить отказ проверяемого лица от своих показаний в ходе судебного заседания является глубоко ошибочным. В законе (ч. 1 ст. 194 УПК РФ) подчеркивается, что цель данного следственного действия состоит в установлении «новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела». Разумеется, анализируемое следственное действие обладает ценнейшей систематизирующей функцией, упорядочивая и приводя в единую непротиворечивую систему как ранее имевшиеся, так и вновь полученные доказательства. Более того, с учетом полученных результатов, следователь планирует производство других следственных действий. Результаты проведения анализируемого следственного действия включаются в массив собранной по делу доказательственной информации, образуют между отдельными, ранее разрозненными доказательствами надежную связь, позволяют наметить новые направления расследования не только обвинительного, но и оправдательного характера.

Следователь, доказывая обстоятельства, предусмотренные ст. 73 УПК РФ должен собрать доказательства не только о виновности лица в совершении преступления, но также собирать и оправдывающие это лицо доказательства. Поэтому анализируемое нами следственное действие в равной степени способствует собиранию как обвиняющих определенное лицо доказательств, так и доказательств оправдывающих это лицо.

Тактико-психологические приемы поисково-исследовательского этапа. Особенности тактико-психологических приемов любого следственного действия обусловлены, главным образом специфическими чертами способа познания событий, явлений и процессов, имеющих значение по уголовному делу. Именно способ познания, определяемый как проверка и уточнение показаний на месте, обуславливает специфику поиска и исследования доказательственной информации. Для того чтобы исследовать какие-либо обстоятельства, для начала их необходимо найти. Ранее мы, в основном, рассматривали простые следственные ситуации, в которых на первый план выходила исследовательская сторона данного следственного действия, однако не редко оно проводится в ситуациях конфликта или тактического риска, где доминирующую роль играют поисковые приемы.

«Информационная неопределенность многих важнейших параметров процесса расследования, индивидуальность объектов и субъектов судебного познания, непредсказуемость множества исходных следственных, оперативно-розыскных и других действий, невозможность обобщения конкретных практических ситуаций и некоторые иные факторы обусловили типичность тактического риска в деятельности следователя и оперативного работника органов дознания, возникновение ситуаций тактического риска и необходимость их разрешения (преодоления)»1. Ситуации тактического риска и конфликтные ситуации нередко возникают и существуют вместе, в виде комбинированной сложной следственной ситуации. Если в конфликтных следственных ситуациях конфликт, преимущественно, имеет открытый характер, то в ситуациях тактического риска присутствует скрытый конфликт.

В некоторых следственных ситуациях логично предположить, что проверяемый попытается использовать возможность появиться на месте происшествия с целью совершения определенных действий, направленных на достижение самых различных результатов:

«- затянуть следствие и направить его по ложному пути;

- установить связь с соучастниками, находящимися на свободе;

- совершить побег из-под стражи, иногда с помощью соучастников...»[206] [207] [208];

- уничтожить вещественные доказательства;

- получить доступ к тайнику;

- продлить пребывание в следственном изоляторе;

- убедиться в непрофессионализме сотрудников правоохранительных органов;

- определить чем располагает следствие;

- высказать угрозы в адрес потерпевших или свидетелей;

- осуществить попытку скорректировать показания и опровергнуть имеющиеся доказательства;

- прогуляться по свежему воздуху и т. п.

«Поскольку многие преступники на дух не переносят полицейских, оттого что им удалось обмануть или облапошить полицию, они получают не меньшее удовольствие, чем от самого факта совершения преступления»[209].

При таком положении дел, очевидно, что многие лица под благовидным предлогом стремится к достижению целей, которые противоположны целям и задачам следствия. В подобных ситуациях подозреваемый или обвиняемый (значительно реже недобросовестный свидетель), будет охотно давать показания о преступлении, отвечать на вопросы следователя, в общем, вести себя таким образом, чтобы создать о себе самое благоприятное впечатление. Однако, изучив личность преступника, его характер, жизненный, а нередко и преступный опыт, его поведение на предварительном и судебном следствии по ранее совершенным преступным деяниям, можно прогнозировать истинный мотив, руководствуясь которым, он желает дать показания на месте. Тем более, что в подобных конфликтных ситуациях само содержание предварительного допроса, фактически не представляет никакой доказательственной ценности. «Ведь то, что формирует наше отношение к предмету (слову) - это и есть система мотивов, а предмет (слово) всегда включен, если не актуально, то потенциально, в деятельность человека, имеющую ту или иную направленность»1. Соответственно данные, полученные от конфликтующего субъекта, не оказывают положительного воздействия на поиск доказательственной информации при проведении проверки и уточнения показаний на месте. Таким образом, при наличии конфликтной, или же комбинированной ситуации, необходимо провести поисковые и, прежде всего, оперативно-розыскные мероприятия для получения необходимой информации о подлинной тактической позиции лица, показания которого планируется проверить.

В рассматриваемых сложных следственных ситуациях окончательное решение о проведении, или же о не проведении проверки показаний на месте зависит от содержания этих показаний, от задач решаемых следователем, а также от учета возможных неблагоприятных последствий производства этого следственного действия.

Полагаем, что во многих конфликтных ситуациях следователь, проанализировав все возможные варианты действий противостоящего ему субъекта, не только может, но и должен принять решение о производстве проверки показаний на месте, приняв все меры предосторожности. В этом случае, отрицательный исход (не подтверждение) показаний позволит вскрыть ложную позицию обвиняемого (подозреваемого), его стремление направить следствие по ложному пути, подтвердит версию следствия, а нередко позволит выдвинуть наиболее перспективную версию.

В других же сложных, следственных ситуациях (конфликтных и тактического риска) следователь, получив оперативно-розыскные данные и процессуальные материалы, может принять решение о не проведении проверки показаний на месте. И, с учетом высокой степени риска наступления неблагоприятных или даже опасных последствий, проверить показания другими процессуальными средствами (обыск, следственный осмотр, допросы, очные ставки, следственный эксперимент и т. д.).

Следует особо отметить, что в ситуациях тактического риска возможность производства проверки показаний на месте в значительной степени зависит от принятия эффективных мер по существенному понижению уровня риска до вполне допустимых, рационально контролируемых пределов. Наи- [210] более оптимальным способом проведения проверки и уточнения показаний в ситуации тактического риска, является производство тактической операции, в структуре которых названное следственное действие было бы центральным и ведущим.

Если в конфликтной следственной ситуации основными средствами ее преодоления являются тактико-психологичесикие приемы, метод рефлексивного управления, а также оперативно-розыскная информация, то в ситуации тактического риска основным методом, позволяющим оптимизировать деятельность следователя, является проведение тактических операций. Это обусловлено прежде всего тем, что «... если фактор взаимной информационной неосведомленности о возможных планах и намерениях соперничающих сторон является определяющим для конфликтных ситуаций, то на формирование ситуации тактического риска он не оказывает влияния»1.

Проиллюстрируем данное теоретическое положение практическими примерами. В ходе расследования уголовного дела, возбужденного по факту умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, обвиняемая Пузырева, не признавала себя виновной, оправдываясь тем, что действовала в состоянии необходимой обороны. Таким образом, следственная ситуация имела четко выраженный конфликтный характер. Следователь предложил Пузыревой дать подробные и детальные показания относительно обстоятельств расследуемого события, на что она охотно согласилась. Далее, имея подробные и детальные первоначальные показания обвиняемой, провели проверку и уточнение показаний на месте с ее участием. В результате сопоставления ее показаний с конкретной обстановкой, для участников следственного действия и самой Пузыревой стало очевидным абсурдность ранее данных показаний. И, как следствие, конфликтная ситуация была устранена, а обвиняемая дала правдивые показания, полностью признав себя виновной.2 [211]

Из анализа приведенных примеров, можно сделать вывод о том, что «в зависимости от тактической задачи, стоящей перед следователем на данном этапе расследования и следственной ситуацией обуславливается и тактика конкретных следственных действий»1.

Как отмечается в криминалистической литературе, специфика проведения любого следственного действия может быть двоякой, с одной стороны тактика его проведения зависит от конкретной следственной ситуации, с другой результаты следственного действия могут оказать влияние на следственную ситуацию. «Целью следственного действия или их комплекса может быть и формирование нужной следственной ситуации. Эффективным средством достижения цели одного или нескольких следственных действий, средством тактического воздействия на следственную ситуацию является тактическая комбинация» . Рассматривая проблему устранения сложных неблагоприятных ситуаций В. Н. Карагодин, формулирует еще более четкую тактическую позицию: «... тактические операции призваны восполнить неполноту сведений, характеризующую сложившуюся следственную ситуацию»[212] [213] [214].

Примерно такого же мнения придерживается и И. Ф. Герасимов: «... метод тактических операций надо использовать при расследовании сложных уголовных дел, которые характеризуются или существенной неполнотой исходной информации, или большим количеством эпизодов и участников преступления, или активным противодействием расследованию со стороны заинтересованных лиц»1.

Подобное положение оправдано многолетней практикой борьбы с организованной преступностью, когда преступления совершаются хорошо организованными и сплоченными группами, где имеет место строгое распределение ролей между участниками преступления. Тактическая комбинация также может привести к получению ценнейшей оперативной информации. Одну из подробных типовых тактических комбинаций, центром которой является проверка показаний на месте, описал Я. М. Мазунин: «если кто-то, из соучастников преступления не установлен, то проверку показаний на месте можно использовать и для их выявления. С этой целью происходит «утечка информации» о предстоящей проверке показаний арестованного или задержанного члена группы с дополнением о том, что он во время ее проведения будет искать контакт с соучастниками, оставшимися на свободе. Наблюдение за ним и лицами, находящимися на месте или по пути следования, сочетая это наблюдение с негласным применением технических средств, создают условия для установления соучастников»2.

Сам процесс получения необходимой информации от проверяемого лица в ситуации тактического риска отличается от других сложных следственных ситуаций тем, что субъект явно располагает информацией о преступлении, но в силу своих характерологических качеств не желает добросовестно сотрудничать с сотрудниками правоохранительных органов на почве различных факторов:

- не признает себя виновным;

- личная неприязнь к работникам милиции;

- ложное чувство товарищества (особенно это появляется у несовершеннолетних);

- принадлежность к преступной группировке, в которой существуют определенные законы, которым субъект вынужден подчиняться;

Указанные факторы, характеризующие определенную личность, будучи дополнены уверенностью (надеждой) субъекта в достижении желаемых результатов (перечисленных ранее), благодаря этому следственному действию, образуют мотивационную основу добровольного согласия лица на проведение с его участием проверки и уточнения показаний на месте. Тем не менее «... проверка показаний обвиняемого на месте может быть осуществлена и в случаях, когда он не признает себя виновным»[215], или по иным причинам стремится оказать противодействие расследованию. «Зная очень мало о человеке, трудно судить о том, как он поступит в определенной ситуации. Напротив, получив нужные сведения, мы можем высказать более определенные оценки событий и явлений»1.

В целом, сбор информации о проверяемом лице должен происходить в следующем порядке:

- поведение до, при и после задержания;

- биографические данные, сообщенные как им самим, так и его близкими, знакомыми соседями;

- характеристики по месту работы (из мест отбывания наказания);

- ознакомительная беседа при первоначальном допросе;

Метод беседы имеет существенное значение при установлении психических явлений, и представляет составную часть тактических приемов многих следственных действий, в том числе и предварительного допроса. «Нет необходимости убеждать, что показания обвиняемого - наиболее достоверный источник сведений о нем, хотя к психологической самооценке обвиняе-

"У __

мого необходимо относиться критически» . По существу любые данные, характеризующие личность обвиняемого, в какой-то степени могут быть получены от него самого.

- последующее за допросом наблюдение (если подозреваемый находится на свободе);

- оперативное внедрение (особенно если подозреваемый находится под стражей);

- основной допрос, после которого лицу предлагается проверить и уточнить его показания на месте.

Если оценивать проверку и уточнение показаний на месте как эффективное следственное действие, в определенных сложных следственных ситуациях, производимое следователем в рамках всего процесса расследования, то, с одной стороны оно должно проводится с учетом характера информационной неопределенности, а с другой - его цель должна быть направлена на преодоление этой информационной неопределенности. Собственно, в зависимости от ее характера и строится соответствующая тактика проведения следственного действия, позволяющая достичь определенных результатов.

В простых следственных ситуациях предварительного допроса может быть достаточно, для того чтобы иметь представление о проверяемом лице и, соответственно, о тактике проведения следственного действия, обстоятельствах требующих особого внимания следователя.

Например, в системе правоохранительных органов США тактика допроса имеет следующую специфику: «для записи допроса применяют скрытый от допрашиваемого магнитофон, а в последнее время широкое распространение получила видеозапись, которая позволяет анализировать не только показания, но и реакцию допрашиваемого на различные вопросы»[216] [217] [218]. Однако такой способ имеет свои недостатки. Проведя ряд экспериментальных исследований американские психологи «... установили, что людям которым советовали обращать особое внимание на тон голоса говорящего, удавалось лучше распознать ложь, чем тем, кому советовали обращать внимание на его внешний вид. Когда люди могут видеть говорящего, они, как правило, сосредотачивают свое внимание на выражении его лица, которое, как они полагают, является хорошим индикатором лжи, хотя это на самом деле не так. Таким образом, группа людей, которая не видит говорящего и больше полагается на тон его голоса, может дать более точные ответы»1.

Собрав необходимые сведения из различных источников «... следователь определяет, насколько полно и достоверно они позволяют установить обстоятельства преступного события и участие в нем подозреваемого» . В случае выполнения указанных подготовительных мероприятий по изучению личности проверяемого можно будет судить о подлинных мотивах его согласия и предположительные последствия, производства анализируемого нами следственного действия, в том числе, учесть и нежелательные варианты поведения проверяемого лица.

В указанных случаях возможны три наиболее характерных в тактическом отношении следственных ситуации:

- когда дополнительная стимуляция должной активности проверяемого не нужна;

- когда нам необходимо стимулировать некоторую активность проверяемого, чтобы удостовериться (по характеру реакции) в его подлинных намерениях до непосредственного проведения следственного действия;

- когда необходимо стимулировать его активность при непосредственном проведении следственного действия. [219] [220]

В первой ситуации особых трудностей в прогнозе предполагаемых действий проверяемого как правило не возникает, поскольку изучение его личности и предполагаемая информация уже очевидны для следователя еще на подготовительном этапе. Большие трудности возникают во второй следственной ситуации, когда имеют место вопросы относительно подлинных намерений проверяемого лица и для их уточнения необходима дополнительная стимуляция его активности, на основании которой можно будет прогнозировать с большей достоверностью о возможных последствиях. Наиболее опасной является третья следственная ситуация (по нашему мнению это типичная ситуация тактического риска), когда решение о проведении следственного действия принимается с учетом нескольких

вариантов ожидаемого поведения проверяемого, причем этот перечень не исчерпывающий.

Возможность создания у проверяемого ошибочных представлений относительно истинных намерений следователя в науке криминалистике лежит в основе многих тактических приемов. «Основная форма реализации тактических решений и заключается в практическом использовании тактических приемов и методов, которые выполняют главную инструментальную функцию следственных действий»1.

Однако необходимо всегда помнить о том, что «В зависимости от условий реальных ситуаций содержание тактической операции может существенно изменяться»[221] [222].

«Разумный, здравомыслящий подход к выработке оптимального практического решения в неопределенной обстановке заключается в стремлении предельно минимизировать риск при выборе основной и промежуточных целей и средств их достижения, снизить его уровень до такой степени, при которой он не представляет опасности для интересов субъекта практической деятельности, других людей и общества»1.

Проверка и уточнение показаний на месте - следственное действие, при производстве которого проверяемому лицу предоставляется значительный объем инициативы проявления поведенческой активности в обстановке, имеющей непосредственное отношение к расследуемому событию. О том, какое существенное значение в проверке имеющихся доказательств имеет

л

обстановка конкретного места, справедливо отмечает В. Н. Карагодин. Стимулирование, контролируемого следователем, соответствующего поведения конфликтующего субъекта, до, в процессе, и после производства проверки и уточнения показаний на месте с его участием, является эффективным средством выявления и преодоления негативной, тщательно скрываемой и хорошо законспирированной позиции проверяемого лица. «Независимо от степени полноты, цельности и т. д. любое высказывание своим содержанием как-то соотнесено с реальной действительностью»[223] [224] [225]. В нашем случае, это правило будет справедливым и в отношении, совершаемых проверяемым лицом различных действий, к тому же, в отличие от речевого поведения, абсолютный поведенческий контроль над собой, для обычного человека невозможен.

Поскольку возможности и необходимости производства проверки и уточнения показаний на месте, предшествует, как правило, несколько следственных действий, то в ходе его непосредственного производства может возникнуть необходимость производства неотложных следственных действий, то после его производства возникнет целесообразность проведения завершающих следственных действий. В целом, последовательность проведения следственных действий в рамках тактической комбинации, где ведущая

роль принадлежит проверке и уточнению показаний на месте имеет следующую последовательность:

- следственные действия, предшествующие проверке и уточнению показаний на месте: предварительный допрос проверяемого лица; осмотр места происшествия и ряд других следственных действий;

- следственные действия, осуществляемые последовательно в рамках производства основного следственного действия: осмотр места происшествия (если ранее не осуществлялся); обыск; задержание; следственный эксперимент; допросы вновь выявленных очевидцев; предъявление для опознания и ряд других следственных действий;

- следственные действия, осуществляемые после производства проверки и уточнения показаний на месте: следственные осмотры;

назначение экспертиз; очные ставки и др.

Схематически это выглядит следующим образом:

Несмотря на высокий познавательный потенциал проверки и уточнения показаний на месте, в практической деятельности не всегда возможно его эффективное использование в расследовании уголовных дел. Такое положение обусловлено рядом субъективных (недостаточный опыт и компетентность следователя) и объективных проблем (недостаток сил и средств, ограниченные сроки расследования и др.).

Поэтому, на основании наших исследований, мы условно можем выделить наиболее эффективное сочетание проверки и уточнения показаний на месте с другими следственными действиями. Их производство позволит устранить недостатки конечных результатов проверки и уточнения показаний на месте.

Например, в проблемных ситуациях, когда очевидец не смог вспомнить на месте какие-то дополнительные детали исследуемого события, то по прошествии определенного времени, поскольку он добросовестный свидетель или потерпевший, обязательно вспомнит определенные моменты, которые могут оказать существенное значение в расследовании уголовного дела. Поэтому, данное лицо необходимо убедить в том, что как только он что-либо вспомнит, ему необходимо будет явиться к следователю и дать дополнительные показания.

В ситуациях тактического риска или конфликтных ситуациях, когда не удается, в ходе проверки и уточнения показаний на месте, устранить негативную позицию проверяемого лица, рекомендуется провести более тщательный осмотр места проводимой проверки. Если проверялись показания одного лица, то, сразу после окончания последующего осмотра места происшествия, его следует дополнительно допросить. Основное внимание допрашиваемого, нужно сконцентрировать на пространственные ориентиры излагаемых им обстоятельств, в особенности связанные с местом неудачной проверки его показаний. Если лицо дает заведомо ложные показания, то данные его допроса и результатов последнего осмотра происшествия будут иметь ряд отличий. Используя эти различия, следователь, во время дополнительного допроса, может убедить конфликтующего субъекта в лживости его показаний и постараться убедить в бесполезности и бесперспективности занимаемой негативной позиции.

В случае, когда проводится проверка и уточнение показаний сплоченной группы конфликтующих субъектов, то, в последствии, эффективным средством устранения негативной позиции проверяемых, будет последующее производство между ними очных ставок, поскольку, по ряду деталей обстановки, где проводилась проверка и уточнение показаний на месте, с участием каждого члена этой группы лиц отдельно, выявится ряд существенных несовпадений. В ходе проведения очной ставки, каждый допрашиваемый будет настаивать на своих показаниях, что может привести к конфликту между ними. В подобной ситуации, конфликтующая позиция отдельных членов группы. Если раньше, оказываемое противодействие членов сплоченной группы, подкреплялось согласием среди них, то с устранением согласованности в их показаниях конфликт направленный во вне (против сотрудников милиции) обращается во внутрь (против соучастников). В этой ситуации следователю важно взять инициативу на себя в планомерном и последовательном склонении конфликтующего субъекта к даче правдивых показаний.[226]

Ранее в диссертации отмечалось, что тактическая операция представляет собой комплекс следственных действий, оперативно-розыскных и иных мероприятий, в том числе и при производстве варианта, когда ее логическим и информационным центром будет проверка показаний на месте. Однако, проведение тактической комбинации в рамках анализируемого в диссертации следственного действия, также может быть весьма эффективным.

Анализ первоначальной информации по уголовному делу, изучение личности проверяемого, в дополнение к информации, полученной в ходе предварительного допроса лица, образуют первоначальный массив информации, на базе которого планируется проведение проверки и уточнения показаний на месте. Но не в качестве обычного следственного действия, а в качестве полноценной тактической комбинации, в рамках данного следственного действия. Более того, мы полагаем, что если в ходе проведения проверки и уточнения показаний на месте, в результате вновь полученной информации возникла необходимость проведения других следственных действий (обыск, задержание и др.), то, в зависимости от наличия сил и средств, тактическая комбинация может перерасти в тактическую операцию, с включением в ее содержание всех необходимых следственных действий, оперативнорозыскных и других мероприятий.

Основная специфическая черта тактической комбинации проводимой в рамках одного следственного действия - проверки и уточнении показаний на месте состоит в том, что успех проведения проверки и уточнения показаний зависит, прежде всего, от состава следственной группы. «Структурное построение и состав следственно-оперативных групп по осуществлению тактических операций определяются видом тактической операции и задачей, которую она призвана решить»[227]. Тоже относится и к проведению соответствующей тактической комбинации.

В зависимости от конкретных условий проведения тактической комбинации, целесообразно предусмотреть запасных понятых, для участия в возможных неотложных следственных действиях, которые могут быть проведены в рамках производства проверки и уточнения показаний на месте.

Уже в процессе проведения рассматриваемого следственного действия, целесообразно осуществлять наблюдение за проверяемым лицом. Самому наблюдателю — оперативному работнику, желательно с проверяемым лицом непосредственно не контактировать. Этим наблюдателем может быть оперуполномоченный и другие, в том числе и специалист психолог. Для специа- листа-психолога важно определить мотив, которым руководствуется проверяемое лицо, давая показания, какие-либо скрытые намерения. По своей сути «...это диагностика внешнего состояния субъектов, с которыми контактирует следователь в процессе расследования»[228]. Поведение проверяемого лица, пытающегося скрыть некоторые факты и обстоятельства, когда само содержание данного следственного действия и обстановка в которой оно проводится, способствует воспроизведению не только реальных обстоятельств, имевших место в действительности, но и эмоционального состояния, которое скрыть очень сложно. Эффективность данного тактического приема обусловлена «...тем, что самоконтроль как психическое действие является задачей более трудной, чем контроль за деятельностью другого лица»2.

Участие в роли наблюдателя оперуполномоченного имеет своей целью предупредить нежелательные действия, со стороны проверяемого лица или его сообщников, находящихся на свободе. Следует отметить, что во избежание ошибок при выборе индивидуального подхода и соответствующего тактического приема, необходимо исходя из типологических особенностей проверяемого лица, проявлять максимальную осторожность, избегать излишней поспешности в выводах.

Как отмечалось ранее, проверка и уточнение показаний на месте относится к категории проверочных следственных действий. Что касается вопросов классификации оперативно-розыскных мероприятий в теории ОРД, то, как справедливо отмечает А. Е. Чечетин, их «... можно отнести к числу малоизученных и нуждающихся в дальнейших более глубоких исследовани-

л

ях» . В связи с этим, мы будем рассматривать оперативно-розыскные мероприятия относительно анализируемого нами следственного действия.

Производство тактической комбинации в рамках проверки и уточнения показаний на месте, осуществляться в комплексе с определенными оперативно-розыскными мероприятиями и тактическими приемами. В зависимости от того, известно или не известно место предстоящей проверки, некоторые оперативно-розыскные мероприятия, которые должны проводиться на подготовительном этапе производства проверки и уточнения показаний на месте, будут производиться непосредственного в процессе проведения основного следственного действия:

— опрос, проводится с целью выяснения у граждан и должностных лиц существования или возможности существования каких-либо событий, описываемых проверяемым лицом, а также сбор иной информации с элементами такого оперативно-розыскного мероприятия как отождествления (данные о проверяемом лице, его сообщниках и др.);

— обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, проводится с целью определения степени правдивости показаний проверяемого лица, обнаружения тайников и мест их наиболее вероятного нахождения, а также предметов и документов, которые могут иметь отношение к расследуемому событию;1

Здесь следует иметь в виду, что необходимость проведения этих оперативно-розыскных мероприятий возникает, как правило, в случаях, когда место предстоящей проверки следствию неизвестно, в остальных случаях данные мероприятия более целесообразно проводить на подготовительном этапе проверки и уточнения показаний на месте.

— наблюдение, должно осуществляться на протяжении всего следственного действия, хотя, как мы неоднократно отмечали ранее, эта деятельность членов следственно-оперативной группы осуществляется гораздо шире рамок данного оперативно-розыскного мероприятия. В случае проверки и уточнении показаний на месте нескольких лиц, целесообразно использовать для всех одного наблюдающего;

— оперативный эксперимент, достаточно сложное оперативнорозыскное мероприятие и используется как крайняя мера в ситуациях такти-

чесного риска (либо комплексных, с конфликтной ситуацией), когда воспроизведение негласно контролируемых условий для проявления противоправных намерений лиц (сообщников проверяемого лица), будет проводится с помощью проверки и уточнения показаний на месте.

Данный перечень является примерным, и не исчерпывает возможностей использования других оперативно-розыскных мероприятий, в каждом конкретном случае.

Схематически это можно изобразить примерно так:

\'У

[1] Здесь следует отметить, данное оперативно-розыскное мероприятие не следует путать с криминалистической рекогносцировкой, которая является самостоятельной деятельностью.

Подводя итог вышесказанному, мы можем условно выделить следующие тактико-психологические приемы проверки и уточнения показаний на месте:

~ добровольное согласие лица, показания которого проверяются;

~ предоставление проверяемому необходимой инициативы в выборе маршрута движения к месту предстоящей проверки, и совершению определенных действий на указанном им месте;

~ пассивная роль следователя и других участников следственной группы;

~ сочетание в ходе проверки и уточнения показаний, рассказа и демонстрации действий проверяемого лица;

~ при проверке и уточнении показаний нескольких лиц по одному делу, проводить ее с каждым лицом в отдельности и с разным составом участников;

~ сравнение показаний с обстановкой реального места;

~ получение подробных пояснений по «узловым точкам»;

~ получение упреждающих показаний;

~ наблюдение за поведением проверяемого лица.

Помимо тактико-психологических приемов используемых при производстве проверки и уточнении показаний на месте, необходимо обозначить и другие тактические приемы, связанные с фиксацией хода и результатов ана- , лизируемого следственного действия:

~ обозначение мест обнаружения доказательств и их охрана;

~ фиксация показаний и действий в протоколе, на схемах, аудио- видео- и фотодокументах;

- составление протоколов дополнительных действий.

2.4.

<< | >>
Источник: Андреев, Анатолий Анатольевич. Проблемы теории и практики проверки и уточнения показаний на месте [Электронный ресурс]: Дис. ... канд. юрид. наук :09 .-М.: РГБ, 2000203 c.. 2000

Еще по теме Поисково-исследовательский этап и ситуационная природа проверки и уточнения показаний на месте:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -