<<
>>

§ 2. Классификация тактических приемов

Многообразие тактических приемов нуждается в их научном классифицировании как первоочередной задаче соответствующих исследований. На необходимость разработки единого классификационного аппарата тактических приемов неоднократно указывалось в юридической литературе[75].

Цель научной классификационной деятельности в криминалистике - это построение системы соподчиненных криминалистических понятий. Следовательно, криминалистическая классификация как научно-исследовательская деятельность является разновидностью систематизации криминалистического научного знания.

Криминалистическая классификация имеет большое значение для эффективного познания изучаемого объекта, служит важным средством проникновения в его базисные слои, а также обеспечения продуктивного движения мысли исследователей от исходного целого к образующим его частям и от них снова к целому для выявления закономерностей, знание которых необходимо для его научного объяснения[76].

Криминалистическая классификация должна осуществляться непрерывно на ряде уровней по принципу от общего к менее общему (от рода к виду, от вида к разновидности, от системы к ее частям и далее к элементам). Такой подход выполняет методологическую функцию как при построении всей системы научного знания, так и при определении конструкций отдельных блоков, разделов, подразделений данной системы[77].

По справедливому мнению Е.В. Чуманова, классифицирование объектов позволяет:

1) составить общее представление об изучаемой сфере явлений во всем их многообразии;

2) охарактеризовать какой-либо предмет из выбранного круга явлений;

3) представить соотношение отдельных видов и рядов явлений и на этой основе выявить некоторые закономерности этого соотношения;

4) прогнозировать направления развития явлений, находящихся на стадии становления[78].

При рассмотрении вопросов, связанных с классификацией тактических приемов, целесообразно обратить внимание на особый характер таких сис-

тем.

Н.А. Якубович справедливо отметила, что классификация тактических приемов должна, во-первых, способствовать теоретическому исследованию природы тактических приемов, познанию закономерностей, обуславливающих эффект их применения; во-вторых, быть полезной правоохранительным органам, облегчать им выбор нужного тактического приема в соответствующей следственной ситуации[79].

Сами приемы весьма разнообразны. Так, предложены различные общие и частные классификации тактических приемов[80].

По степени общности они подразделяются на применяемые при производстве:

1) всех следственных действий;

2) определенных групп криминалистически сходных видов следственных

действий;

3) следственного действия того или иного вида;

4) отдельных разновидностей следственного действия.

Такая классификация представляется полезной потому, что для полноценного расследования следователю необходимо ясно представлять, какие приемы можно и нужно применять при производстве ряда следственных действий, а какие необходимо и единственно правильно реализовывать при производстве какой-либо разновидности отдельно взятого следственного действия.

По степени универсальности тактические приемы могут быть разделены на три взаимосвязанные группы:

1) применяемые при подготовке следственного действия;

2) применяемые при производстве следственного действия;

3) применяемые при подготовке и производстве следственного действия

(универсальные)[81].

Данная классификация позволяет следственным работникам лучше ориентироваться в огромном количестве тактических приемов и избирать те, которые больше подходят к данному конкретному случаю. Другими словами, следователь решает, какой прием избрать при подготовке к следственному действию, чтобы затем, при производстве этого следственного действия, получить максимум криминалистически значимой информации. Следователь также решает, на какие приемы нужно сделать акцент в ходе следственного действия, чтобы получить желаемый результат.

По характеру и направленности различаются поисковые, аналитические, познавательные тактические приемы и правила, применяемые при передаче информации, а также тактические приемы и правила речевого и неречевого воздействия. На основе дифференциации носителей криминалистически значимой информации выделяются тактические приемы и правила собирания личностной информации (получаемой от людей) и вещной информации (получаемой при исследовании предметов, следов, документов или иных материально-фиксированных объектов). Такое деление тактических приемов значимо в том плане, что при расследовании наиболее сложных уголовных дел необходимо прибегать к особым тактическим приемам, сведения о которых содержатся в такой классификации. Приведенные классификации относятся к числу общих.

Классификации другого типа (частные) строятся на основании разделения на составные части элементов (группы, подгруппы) общих классификаций. Так, приемы управления следователем поведением участников следственного действия могут быть разделены на подгруппы на основе учета видового распределения указанных лиц. Например, с учетом процессуального положения носителей и источников личностной информации выделяются приемы допроса потерпевшего, свидетеля, подозреваемого, обвиняемого, эксперта, специалиста.

В свою очередь, если это целесообразно и необходимо для решения научных и практических задач, элементы, составные части частных классификаций также могут быть дифференцированы по различным основаниям.

Таким путем могут быть выделены, например, приемы и правила допроса сослуживцев потерпевшего, которые ранее знали или не знали преступников, совершивших посягательство, и др.

Так выделяются приемы и правила, базирующиеся на положениях логики и закономерностях логического мышления, психологии (общей, социальной, юридической) и других наук.

Для проникновения в сущность рассматриваемых понятий, составления полного представления об их видовой и внутривидовой специфике, выяснения возможностей и сферы применения полезными являются и другие классификации.

В этой связи, прежде всего, следует указать на классификации, строящиеся по видовой принадлежности научных положений, на базе которых разрабатываются тактические приемы и правила.

Неоднозначно в научной литературе решается вопрос о делении тактических приемов в зависимости от их научного происхождения.

Так, А.Н. Васильев включил в такую классификацию следующие элементы:

1) тактические приемы, основанные на применении логики в условиях

расследования;

2) тактические приемы, основанные на научной организации труда следо

вателя;

3) тактические приемы, основанные на использовании данных науки пси

хологии1.

Подобную классификацию поддерживают А.Н. Гусаков, Д.П. Поташник, А.А. Филющенко[82]. По мнению В.С. Комаркова, в такую систему входят всего две группы приемов: психологические и логические[83] [84]. В некоторых литературных источниках рассматривается описанная классификация, дополненная четвертым элементом: тактические приемы, учитывающие достиже-

3

ния различных наук .

Данная классификация вызвала возражения со стороны некоторых ученых. Так, С.Ю. Якушин отметил, что «...в основе всякого тактического приема лежат положения нескольких отраслей научного знания. Не исключен и такой вариант, что в одном тактическом приеме могут быть использованы данные нескольких отраслей научного знания»[85]. Схожее мнение высказал В.Ю. Шепитько, отметив, что «.в названных классификациях к тактическим приемам могут быть отнесены не только отдельные способы действий, но и методы, и даже целые направления деятельности следователя»[86].

Однако, как нам представляется, деление приемов в зависимости от их научного происхождения является оправданным с точки зрения познания их специфичности и сущности. Ведь для того, чтобы познать явление, овладеть знанием и навыком по применению этого знания, явление должно быть расчленено на составляющие его элементы. Естественно, что любые способы действия в человеческой деятельности, начиная с бытовых и заканчивая научными, включают в себя данные различных областей знания.

Подход к классификации приемов в зависимости от их научного происхождения подвергся критике и со стороны Р.С. Белкина, который отмечает, что, во-первых, из числа формирования тактического приема необоснованно

1

исключается следственная практика[87], во-вторых, что данная классификация совершенно не отражает криминалистического характера тактического приема, ибо не указывает в качестве одного из источников его формирования криминалистику.

На наш взгляд, вопрос об исключении следственной практики из источников тактического приема в этом случае категорично ставить нельзя, так как при рассмотрении основополагающих вопросов о принципах и источниках криминалистической тактики всегда говорится о том, что следственная и судебная практика являются источниками данного раздела криминалистики, следовательно, и тактического приема.

Также следует отметить, что при заимствовании каких-либо методов или способов действия из других наук криминалистика их преобразует, интерпретирует для решения своих специфических задач, для воздействия на специфические объекты, присущие только уголовному судопроизводству, поэтому они приобретают новые криминалистические качества. Точно так же, как это произошло с появлением новых смежных наук в начале XX века, - биохимии, биофизики и т.п., например, данные химии были заимствованы физикой и интерпретированы ею для решения своих задач, тем самым позволили раскрыть новые закономерности природы, расщепить ядро и т.п.

Перспективным представляется деление тактических приемов по объекту воздействия. Так, по мнению. В.А. Образцова, выделяется четыре группы таких объектов, каждый из которых определяет классификационную группу соответствующих им приемов:

• субъект поисковой деятельности;

• другой участник уголовного процесса;

• вещь;

• следственная ситуация[88].

С.И. Цветков указывает в качестве таких объектов поведение человека и различные объекты материального мира[89]. В.И. Комиссаров делит приемы воздействия на материальную обстановку и приемы воздействия на интеллектуально-волевые качества участников предварительного следствия[90] [91] [92].

При этом А.Ю. Головин справедливо замечает, что необходимо различать непосредственный и опосредованный объекты тактического воздействия:

• непосредственный - это возможный источник доказательственной информации;

• опосредованный - это сложившаяся обстановка по делу, следственная

3

ситуация .

Так или иначе воздействуя на непосредственный объект, следователь опосредованно влияет на следственную ситуацию. Другой вопрос, что при принятии решения об использовании того или иного тактического приема следователь обязан прогнозировать и то, каким образом это отразится на

4

следственной ситуации в целом, а также учитывать тактический риск .

А.Ю. Головин предлагает классифицировать тактические приемы, используя трехчленную структуру:

1) тактические приемы, имеющие своим объектом воздействия поведенческие и интеллектуальные свойства человека. В свою очередь они разделяются на приемы воздействия на потерпевшего, свидетеля, подозреваемого, обвиняемого (подсудимого), эксперта:

• приемы для получения доказательственной информации в виде показаний, используемые для определения характера действий лиц и контроля за ними,

• приемы воздействия на отдельного человека и группу лиц;

2) тактические приемы, с помощью которых исследуются материальные объекты:

• материальная обстановка в целом (при осмотре места происшествия, при обыске),

• отдельные элементы: различные предметы, животные, трупы,

• тело живого человека, его внешность (при освидетельствовании, опознании);

3) тактические приемы изучения и оценки таких источников криминалистически значимой информации, как:

• материалы уголовного дела в целом (например, с целью выявления допущенной ошибки),

• отдельные процессуальные документы (протоколы следственных действий, заключения экспертов, акты ревизий, иные документы, выступающие в качестве доказательств по делу, и др.)

• иные материалы и документы, не входящие в уголовное дело[93].

А Н. Васильев предложил классифицировать тактические приемы следующим образом:

1) приемы формирования психологического контакта следователя с участниками следственных действий;

2) тактические приемы криминалистического анализа показаний участников следственных действий;

3) приемы оказания помощи лицам, дающим показания, с целью восстановления в памяти забытого и правильного воспроизведения воспринятого;

4) тактические приемы преодоления позиции, направленной на дачу ложных показаний, принятие мер к получению правдивых показаний[94].

Е.О. Москвин, учитывая особенности механизма тактического воздействия на участников следственного действия, которое обусловлено характером тактико-психологических способов, побуждающих лиц к определенному поведению, предлагает следующую классификацию:

1) тактические приемы убеждения: прямое убеждение; косвенное убеждение;

2) тактические приемы внушения: гипноз;

3) тактические приемы принуждения: категорическое требование; предупреждение (предостережение); запрещение (запрет);

4) тактические приемы примера: приемы, основанные на форме личного примера следователя; приемы, основанные на форме сообщения участнику следственного действия о положительных действиях других лиц; приемы, основанные на опубликованной следственной, прокурорской, адвокатской и судебной практике[95].

Представляется, что классификации, предложенные А.Н. Васильевым, Е.О. Москвиным, не являются непосредственным делением всего понятия «тактический прием», а характеризуют только тактические приемы получения показаний и некоторые аспекты психологического воздействия на участников следственного действия (свидетеля, подозреваемого, обвиняемого, эксперта, оперативного работника и т.д.), не охватывая других аспектов следственной деятельности. Однако нельзя забывать, что познание в ходе расследования осуществляется посредством использования коммуникативных и некоммуникативных средств.

Поэтому среди приемов следственной тактики выделяют те, что связаны с психологическим воздействием на лиц, дающих ложные показания, либо оказывающих противодействие расследованию. И если речь идет об использовании приемов, основанных на данных психологии, то чаще всего эти приемы следователь применяет самостоятельно, без чьей-либо помощи (спе-

циалиста, эксперта и др.). На страницах криминалистической литературы широко освещена дискуссия о принципиальной допустимости психологического воздействия на допрашиваемого. И в случае положительного решения вопроса - о допустимых границах такого воздействия. Некоторые авторы такое воздействие называют психологическим внушением[96].

Особенно важное значение имеют приемы, которые связаны с психологическим воздействием на лиц, подозреваемых и обвиняемых, в том числе, дающих показания потерпевших и свидетелей, а также иных участников рас- следования[97]. И здесь большое значение играет психология: социальная психология (возрастные, социально-психологические особенности лица, принадлежность к социальной группе); уголовная психология (изучающая характеристики личности, связанные с формированием антиобщественной установки, совершением преступления, а также такими ее позициями, которые противопоставляются нормам права, требованиям морали); рефлексивное мышление и управление (их содержание заключается в переигрывании противника).

Сущность этих приемов состоит в том, что они непосредственно или опосредованно направлены на специфический объект - психику человека. Разработка и построение этих приемов основаны на психологических особенностях процессов восприятия, памяти, мышления, тех или иных свойствах и состояниях. Их содержание и механизм реализации обусловлены необходимостью оказания психологического воздействия с целью установления психологического контакта, воспоминания забытого, разоблачения лжи в показаниях и др.

Так, в ходе следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по факту кражи телевизора «Горизонт» из домовладения было установлено, что кражу совершили Б. и К., однако при допросе Б. в содеянном не сознавался. Через некоторое время следователь вызвал Б. в свой кабинет, а перед этим в РОВД он привез телевизор марки «Горизонт». Во время допроса, по просьбе следователя, мимо его кабинета пронесли телевизор, потом провели К. (по оперативным данным - тоже участника кражи). Дверь кабинета была открыта, Б. все это видел, после чего начал давать признательные показания, вспомнив о смягчающих обстоятельствах, о которых говорил следователь в начале допроса.

В настоящее время специалисты криминалистической психологии создали фундаментальные работы, в которых анализируются эмоциональные, психические, этические процессы в деятельности должностных лиц, осуществляющих судопроизводство. В области судебной психологии работают известные криминалисты: М.И. Еникеев, А.В. Дулов, В.Л. Васильев и др.[98] Они подробно проанализировали психологические структуры процессов не только производства отдельных следственных действий, но и следствия в целом.

Поэтому особое внимание следует уделить рассмотрению вопроса об использовании в следственной практике психологических реагентов. В отдельных работах по тактике допроса приводились рекомендации по оказанию психологического воздействия на допрашиваемого посредством так называемых «следственных ловушек», «следственных хитростей», принципиальную дозволенность которых признавали многие авторы.

По одной из трактовок «следственная хитрость» понимается в смысле приемов «...логического и психологического анализа, воздействия, убеждения», которые «.нацелены на получение от допрашиваемого таких показаний, которые он, возможно, не хотел бы давать, поскольку они не входили в его первоначальные намерения, а если в конечном итоге и дает их, то делает

это вследствие изменения психической установки и возникшего намерения стать на путь дачи правдивых показаний»[99]. К числу «следственных хитростей» здесь относят, например, «неожиданные вопросы» и прием «косвенный допрос».

По другой трактовке «следственная хитрость» - это «совокупность тактических приемов следователя, основанных на использовании неполного или ошибочного представления обвиняемого о доказательствах, имеющихся в распоряжении следователя, и его планах»[100] [101] [102].

По справедливому мнению Н.А. Селиванова, следует отказаться от употребления терминов «следственная ловушка» и «следственная хитрость»,

ибо они вольно или невольно могут ассоциироваться с понятием обмана . Именно Н.А.Селиванов предложил ввести в лексикон понятие психологического реагента, посчитал возможным определить данное понятие как тактически значимую информацию, которую следователь использует при производстве допросов, осуществил экстраполяцию рассматриваемого понятия из

4

психологии в криминалистику .

При криминалистическом рассмотрении психологического реагента как раздражителя имеются «в виду какие-либо факторы, которые извне воздействуют на человека и вызывают его ответные психические и психофизиологические реакции», которые позволяют получить как доказательственную, так и ориентирующую информацию[103]. То есть по сути своей психологический реагент является тактическим приемом, способом воздействия на интеллектуально волевые качества человека.

Среди таких приемов можно выделить приемы, которые позволяют проследить психологическую реакцию лица, на которое направлено воздействие. По этому признаку предлагается различать несколько групп реагентов:

1) приемы, основанные на создании правомерными действиями преувеличенного представления подозреваемого об осведомленности следователя;

2) приемы, основанные на внушении мысли о наличии у следователя значительных технических возможностей обнаружения доказательств;

3) приемы, основанные на неразглашении подлинной цели действий следователя с использованием фактора внезапности;

4) приемы, основанные на внушении мысли о целесообразных действиях подозреваемого, способных его изобличить;

5) приемы, основанные на создании условий, при которых поведение подозреваемого в значительной мере характерно для виновного;

6) приемы, основанные на правомерном использовании внешних (естественных или искусственных) факторов, расслабляющих волевую сферу[104]. Функциональное назначение психологического реагента заключается в

использовании его на практике в роли одного из средств тактического воздействия (т.е. тактического приема) следователя на другого человека - его оппонента, либо партнера при выявлении и расследовании деяния с признаками преступления.

Исследуя проблему механизма реализации возможностей психологического реагента, В.А. Образцов и Н.Д. Самсонова указывают на то, что этот механизм складывается из следующих звеньев:

• предъявления следователем (иным субъектом уголовного преследования) информационного продукта другому лицу;

• восприятия информационного продукта данным лицом (контактером);

• возникновения у него (контактера) соответствующих психофизиологических реакций;

• распознавания указанных реакций предъявителем реагента;

• адекватной интерпретации предъявителем реагента реакции контактера;

• выбора первым (с учетом результатов надлежащего распознавания и правильной интерпретации упомянутых реакций) способа дальнейшего информационного взаимодействия.

Те же авторы правильно констатируют, что определение на практике того, какой именно реагент из серии возможных вариантов и по какой технологии можно и нужно предъявлять, зависит от особенностей сложившейся ситуации, поставленной задачи, процессуального статуса лица, которому предъявляется объект, его возрастных, психологических и иных качеств[105].

Однако необходимо отметить, что О.А. Васильева и В.Д. Корма делают справедливое замечание о том, что при рассмотрении понятия «психологический реагент» в криминалистических исследованиях следует исходить с более широких позиций и не ставить знак равенства между тактическим приемом и психологическим реагентом в силу следующих обстоятельств:

1) психологический реагент является не только эффективным орудием в руках следователя. Этим орудием на практике с успехом владеют и пользуются и другие субъекты уголовного преследования, т.е. не только следователь, но и прокурор, дознаватель, оперативный работник;

2) являясь важным элементом тактического арсенала, применяемого во время допроса, психологический реагент не менее эффективен при умелом его использовании в ходе производства других следственных действий вербального характера, в частности, очной ставки и проверки показаний на месте, а также при подготовке и проведении невербаль-

ных следственных действий, решении организационно-управленческих задач;

3) было бы ошибочным увязывать использование психологического реагента только со следственными действиями в стадии предварительного расследования. Данный объект широко применяется и до возбуждения уголовного дела, при осуществлении следственных и оперативно - розыскных мероприятий, направленных на проверку информации о совершенном (совершаемом) преступлении, а также при оперативно - розыскном сопровождении предварительного расследования (например, при опросе граждан)[106].

Как представляется, необходимо выделить некоторые признаки, отличающие тактический прием от психологического реагента.

Использование психологического реагента всегда предполагает контактера, то есть человека, на которого он направлен.

Таким образом, по своей направленности и способу действия психологический реагент может быть использован только в ходе коммуникативного воздействия.

Психологический реагент применяется на практике с целью получения от лица, на которое направлено воздействие, ответной реакции, которая может заключаться в даче правдивых показаний, в невербальной коммуникативной реакции и т.д. То есть можно смело утверждать, что часть психологических реагентов является по сути своей тактическими приемами.

При этом не все тактические приемы, основанные на данных психологии, являются психологическими реагентами. Это приемы, основанные на данных рефлексивного мышления, например, используемые при осмотре

места происшествия, обыске и т.д., поскольку не воздействуют на человека (контактера)[107].

Тактический прием направлен не только на человека, но и на окружающую обстановку, вещь, документ, самого себя и др. Как было сказано выше, понятия «психологический реагент» и «тактический прием» не совпадающие, но пересекающиеся.

В литературе встречается деление тактических приемов по сфере реализации (видам следственных действий, диапазону применения) - на приемы допроса, осмотра, обыска и т.д.[108]. Такая классификация на наш взгляд верна, но требует некоторых уточнений, ибо является соподчиненной частью другой системы, имеющей родовой характер. На это указывает, во-первых, возможность применять один и тот же прием при производстве разных следственных действий. Например, демонстрация доказательств может использоваться и в ходе допроса, и в ходе очной ставки, и в ходе проверки показаний на месте. Во-вторых, существует возможность использования тактических приемов и вне рамок процессуальных действий. Как нам представляется, в основу разграничения тактических приемов внутри данной классификации необходимо класть деление всех следственных действий на вербальные и невербальные[109].

Кроме того необходимо учитывать характеристику деятельности следователя. Как было сказано, его деятельность носит поисковый, познавательный, удостоверительный, коммуникативный (некоммуникативный) характер. По данному основанию и учитывая все вышеизложенное, можно предложить на обсуждение классификацию, которая могла бы включить в себя тактические приемы, разделяемые по разным основаниям:

1. Тактические приемы, используемые при производстве всех следственных действий:

• тактические приемы, применяемые при подготовке следственного действия;

• тактические приемы, применяемые при производстве следственного действия;

• тактические приемы, применяемые при подготовке и производстве следственного действия (универсальные);

• тактические приемы, применяемые при фиксации и оценке результатов следственного действия;

• тактические приемы, реализуемые с использованием техникокриминалистических средств и тактические приемы, проводимые без таких средств.

2. Тактические коммуникативные приемы, используемые при производстве вербальных следственных действий:

• тактические приемы формирования психологического контакта следователя с участниками следственных действий;

• тактические приемы оказания помощи лицам, дающим показания, с целью восстановления в памяти забытого и правильного воспроизведения воспринятого;

• тактические приемы преодоления позиции, направленной на дачу ложных показаний, и принятие мер к получению правдивых показаний;

• тактические приемы криминалистического анализа показаний участников следственных действий.

3. Тактические поисковые некоммуникативные приемы, присущие невербальным следственным действиям:

• тактические приемы поиска скрытых объектов;

• тактические приемы анализа обстановки на месте производства следственного действия;

• тактические приемы, основанные на данных психологии (рефлексивное мышление, рефлексивное управление и тп.).

4. Тактические приемы, проводимые безотносительно к следственным действиям:

• приемы установления психологического контакта;

• тактические приемы управления собственными чувствами и эмоциями;

• тактические приемы управления другими участниками следственных действий и расследования (оперативный работник, специалист, эксперт);

• организационно-управленческие приемы.

5. Тактические приемы или комплекс тактических приемов (тактическая комбинация, тактическая операция), сопряженные с использованием психологических реагентов.

Данная классификация носит открытый характер и может иметь большое практическое значение при рассмотрении вопросов, касающихся психологических аспектов следственной деятельности в целом и при выработке некоторых рекомендаций по применению тактических приемов при осуществлении следственной деятельности.

<< | >>
Источник: Журавлев Ю.Г.. Тактический прием в следственной практике: Учебное пособие. - Оренбург: Оренбургский институт (филиал) Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА),2015. - 86 с.. 2015

Еще по теме § 2. Классификация тактических приемов:

  1. 2.1. Понятие и классификация маркетинговой среды
  2. 2.1. Понятие и классификация маркетинговой среды
  3. § 2. Использование оперативно-тактических комбинаций на различных этапах расследования преступлений
  4. Понятие тактического приема
  5. Проблемы применения тактических приемов (процессуальные, криминалистические, этические)
  6. Раздел I. Характеристика деятельности следователя как основа для разработки тактических приемов
  7. § 2. Классификация тактических приемов
  8. 7.4.4. Классификации действий и процессов.
  9. 7.1. Понятие тактического решения
  10. 8.2. Понятие и виды тактической комбинации
  11. 8.4. Тактические комбинации при производстве допроса
  12. § 3. Тактические комбинации (операции)
  13. § 4. Криминалистические классификации
  14. § 1. Понятие тактического решения
  15. Тактические особенности производства процессуальных действий невербального характера
  16. Тактические возможности использования специальных знаний на стадии возбуждения уголовного дела
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -