<<
>>

§ 3.1. Требования, которым должны соответствовать арбитры МКА в наиболее востребованных арбитражных центрах международной частноправовой практики

Общим для всех исследуемых арбитражных центров является отсутствие императивно закрепленных квалификационных стандартов арбитров (наличие образования, опыта, квалификации, профессиональных знаний и т.д.) и установление в регламентах судов только минимальных

требований к ним.

Данные регламенты, не фиксируя перечень жестких требований к арбитрам, говорят о способностях дееспособного лица осуществлять арбитражное производство независимо и беспристрастно. Например, Закон Швеции «Об арбитраже» (ст. 7) определяет в качестве главного требования к арбитру его дееспособность применительно к своим действиям и имуществу. Иные арбитражные документы LCIA, ICC и SIAC также не устанавливают никаких обязательных требований к квалификации и профессиональным знаниям арбитров, следовательно, арбитром данных арбитражных центров также может быть любой дееспособный гражданин.

Данный подход представляется вполне оправданным, так как он предоставляет сторонам большую гибкость и позволяет им самостоятельно формировать требования к арбитру, исходя из конкретных обстоятельств спора, его существа, сложности и т.д. В этой связи регламенты практически всех исследуемых арбитражных центров содержат оговорку, что принимаются во внимание любые требования, устанавливаемые для арбитра в соответствии с соглашением сторон, кроме того, фактически учитываются квалификация арбитра и его послужной список при назначении.

В частности, согласно п. 5.4 ст. 5 Регламента LCIA суд назначает арбитров, исходя и комплекса характеристик, предъявляемых к этому субъекту правоотношений сторонами спора. Кроме того, при назначении суд принимает во внимание и такие обстоятельства дела, как характеристики сделки, правовую принадлежность участников спора, а также количество сторон, язык судопроизводства и т.п. В целях реализации данного положения п. 5.3 ст. 5 Регламента LCIA определяет требование, в соответствии с которым кандидат на должность арбитра обязан предоставить перед своим назначением на должность сведения о себе, характеризующие его профессиональные качества и другие сведения о характере выполняемых им ранее работ.

Аналогичная норма содержится в п. 13.2 Арбитражного регламента SIAC, согласно которому, осуществляя назначение арбитра, президент должен уделять необходимое внимание любой квалификации, требующейся от арбитра в соответствии с соглашением сторон.

В соответствии с Арбитражным регламентом ТПС формирование состава арбитражного суда осуществляется Правлением арбитражного учреждения, которое принимает во внимание такие обстоятельства, как: характеристики спора, гражданство сторон, язык судопроизводства, тип применяемого права. Как отмечает Р. О. Зыков, несмотря на тот факт, что в действующем законодательстве не фиксируется формализованный перечень лиц, участвующих в рассмотрении арбитражного спора, Арбитражные институты ТПС осуществляют сбор персональной информации о кандидатах на должности арбитров. Практически всегда в Швеции арбитрами становятся квалифицированные юристы, которые получили образование в странах с различными правовыми системами. Кандидатуры обсуждают на секретариате, а затем на Правлении арбитражного учреждения. Назначение арбитра в состав конкретного арбитража осуществляется с учетом специфики спора, языковой и государственной принадлежности сторон, а также с учетом

264

типа применяемого права .

Аналогичная ситуация наблюдается и в Арбитражном суде ICC. Как отмечает Г. А. Жукова, «арбитры, назначаемые Судом ICC, не состоят членами “закрытого клуба”» и шанс получить назначение есть у каждого специалиста в определенной области, обладающего нужной квалификацией и хорошей профессиональной репутацией. Арбитру не обязательно (хотя желательно) иметь юридическое образование. Так, например, в случае строительных споров нередки ситуации, когда один из арбитров — инженер»[260] [261].

Арбитражный регламент SIAC также дает право сторонам назначить как судей из списка арбитров, рекомендованных арбитражным центром, так и любых других лиц. Список профессиональных арбитров — специалистов в области международного права, представленных на официальном сайте SIAC[262], на сегодняшний день состоит из 434 человек, которые представляют 39 государств, в том числе Россию (11 специалистов).

Отдельным списком представлены арбитры, специализирующиеся в области интеллектуальной собственности. При этом SIAC не запрещает сторонам номинировать арбитра, не входящего в список арбитров, при условии согласия самого арбитра участвовать в таком разбирательстве. Учитывая, что SIAC предусматривает конкурентоспособную компенсацию арбитрам, а рассмотрение спора необязательно должно проходить в Сингапуре, вероятность получения согласия от желаемого арбитра весьма велика[263].

Несмотря на то, что в большинстве случаев арбитражные регламенты не фиксируют перечень необходимых квалификационных характеристик арбитров, практически судьями арбитражных учреждений становятся лица с юридическим образованием, опытом работы в сфере разрешения экономических споров и набором необходимых специальных знаний.

Требования к независимости и беспристрастности арбитров

Требование о том, что арбитр должен быть независимым и беспристрастным, является обязательным во всех исследуемых арбитражных центрах.

В частности, согласно п. 5.2 ст. 5 Регламента LCIA все судьи, реализующие функции арбитражного разбирательства, должны быть во время данного разбирательства беспристрастными и независимыми от участников спора. Кроме того, осуществляя разбирательство, арбитры не должны представлять и защищать интересы сторон, оказывать сторонам юридическую помощь.

В соответствии с Арбитражным регламентом ICC (п. 1 ст. 11) любой арбитр должен быть и оставаться беспристрастным и независимым от сторон арбитражного производства в любой момент времени[264] [265].

Аналогичное требование содержится в ст. 9 Закона Швеции «Об арбитраже» и в ст. 13.1 Арбитражного регламента SIAC.

Стоит отметить, что большинство регламентов арбитражных центров (LCIA, ICC, SIAC) не устанавливают конкретных критериев независимости и беспристрастности арбитров, поэтому суд в каждом конкретном случае определяет факт наличия зависимости или пристрастности, исходя из совокупности факторов.

В частности, как отметил LCIA в деле № 81160, критериями предвзятого отношения арбитра является то, «решит ли здравомыслящий и осведомленный наблюдатель, рассмотрев все факты, что имеется реальная вероятность того, что арбитр выглядит зависимым от одной

269

из сторон или пристрастным по отношению к одной из сторон» .

Интересна в этой связи и практика LCIA (дело № 3476, решение вынесено 24 декабря 2003 г.), связанная с причинами отвода арбитра одной из сторон спора. Основанием отвода послужил факт предыдущей совместной работы в юридической фирме, где арбитр ранее осуществлял юридическое представительство ответчика. Объяснения арбитра по существу дела определили, что ранее он в данной системе отношений осуществлял преимущественно контрольные функции и не являлся ведущим партнером представителя стороны спора. Кроме того, профессиональные отношения с представителями ответчика у арбитра были прекращены более четырех лет назад и не возобновлялись. Таким образом, как отметил суд, реализация отношений профессионального свойства, препятствующая осуществлению института независимости арбитра, устранялась.

При этом судебное решение определило, что могли остаться определенные личностные отношения, установившиеся между представителями ответчика и лицом, осуществляющим разбирательство, и данные отношения могут предполагать наличие обстоятельств, влияющих на беспристрастность рассмотрения спора270.

В еще одном деле LCIA зафиксировано превышение арбитром своих полномочий в случае удаления по его решению части материалов рассмотрения спора. В своем решении суд указал, что арбитром было проигнорировано положение Регламента ЮНСИТРАЛ (ст. 25 (3)),

обязывающего его вести записи арбитражных слушаний в случаях наличия протестов одной из участвующих сторон. Это дает основание, по мнению суда, сомневаться в беспристрастном характере рассмотрения данного дела.

Исключением из указанного правила является ТПС: Закон Швеции «Об арбитраже» (ст. 8) перечисляет конкретные критерии, которые могут свидетельствовать об отсутствии у арбитра беспристрастности, в частности: [266] [267]

• арбитр или лицо, которой с ним непосредственно связано, является стороной спора или же имеет заинтересованность в результатах рассмотрения данного спора;

• арбитр или лицо, которой с ним непосредственно связано, входит в руководящие структуры организации, которая является стороной спора, или арбитр является представителем стороны, имеющей заинтересованность в результатах рассмотрения спора;

• арбитр занимает заинтересованную позицию по существу спора, которая проявляется в оказании определенной помощи одной из сторон, или же зафиксировавший себя в экспертном или ином качестве в рассматриваемом деле;

• арбитр получил вознаграждение или потребовал его от одной из сторон, это является прямым нарушением ст.39 ч.ІІ обозначенного ранее закона.

При этом данный Закон фиксирует положение о том, что определенный им перечень оснований для отвода не является исчерпывающим. Предполагается что решение вопросов о отводе осуществляется применительно к конкретной ситуации .

При этом во всех исследуемых арбитражных центрах имеется практика обращения к носящим рекомендательный характер Руководящим принципам IBA, уже исследованным нами применительно к арбитрам в России, где данный вопрос решается с помощью формализованных критериев оценки отношения арбитров к рассматриваемым спорам в рамках перечней различной окраски («красной», «оранжевой», «зеленой»).

К примеру, в деле LCIA № 81160 суд, обращаясь к Руководящим принципам IBA, отмечает, что данный документ «отражает фактическую [268]

практику значительной части арбитражного сообщества» . Н. М. Петрик указывает, что, несмотря на их рекомендательный характер, значение Руководящих принципов IBA как источника негосударственного регулирования в Швеции сложно переоценить. Значение этих принципов состоит в том, что они уже сейчас являются элементом системы позитивного права Швеции, т.к. Верховный суд этой страны придал им юридическую силу делового обычая[269] [270].

Что же касается механизмов выявления отсутствия у арбитров беспристрастности или независимости, то основным механизмом во всех арбитражных центрах является возложение на арбитров обязанности осуществлять самостоятельное озвучивание обстоятельств, которые

характеризуют его заинтересованность в итогах рассмотрения спора.

В основном фиксация отношения к делу осуществляется путем подачи письменного заявления в органы Арбитражного учреждения при назначении лица в качестве арбитра по конкретному спору. В заявлении указываются и обстоятельства, которые позволяют говорить о пристрастности и зависимости арбитра применительно к рассматриваемому делу. Арбитражный регламент ТПС (п. 2 ст. 14) также устанавливает подобное правило: «Лицо, которому предложено принять назначение в качестве арбитра, обязано до назначения заявить о любых обстоятельствах, которые могут вызвать обоснованные сомнения в отношении его беспристрастности и независимости».

Согласно п. 5.3 ст. 5 Регламента LCIA до того, как LCIA назначит арбитров, все арбитры должны подписать декларацию о том, что не имеется обстоятельств, известных арбитрам, которые возбуждали бы обоснованные сомнения в его беспристрастности и независимости, кроме тех, которые зафиксированы в декларации. Данный регламент обязывает арбитров извещать стороны спора и суд о фактах появления таких обстоятельств до

275

окончания рассмотрения спора .

Арбитры Арбитражного суда ICC до своего назначения или утверждения также должны подписать заявление о беспристрастности и независимости. Помимо этого, арбитр Арбитражного суда ICC в соответствии со своим правовым статусом обязан сообщать в установленном виде информацию о любых фактах или обстоятельствах, которые могут по своему характеру вызвать сомнения в его независимости с точки зрения сторон, а также любые обстоятельства, которые могут повлечь за собой обоснованные сомнения в беспристрастности арбитра. Секретариат направляет эту информацию в письменном виде сторонам и устанавливает срок для возможных замечаний.

Согласно ст. 13.4 Арбитражного регламента SIAC арбитр, кандидатура которого была выдвинута, должен раскрыть сторонам и секретарю такие обстоятельства в кратчайший практически осуществимый срок и в любом случае до его назначения, а также аналогичные обстоятельства, которые могут стать известны или возникнуть во время арбитражного

разбирательства.

Интересный механизм реализации гарантии независимости и беспристрастности (отсутствующий в других исследуемых арбитражных центрах) установлен в ст. 13.6 Арбитражного регламента SIAC. Согласно данной статье, сторона или лицо, действующее от ее имени, не должны каким бы то ни было образом общаться без участия другой стороны по вопросам, связанным с делом, с любым из арбитров или кандидатов, выдвинутых стороной, кроме как для целей информирования кандидата об общей природе разногласия и предполагаемого процесса, для того, чтобы обсудить квалификацию, занятость или независимость кандидата по [271] отношению к сторонам или чтобы обсудить, подходит ли кандидат для выбора в качестве председателя состава арбитража в случаях, когда стороны или арбитры, кандидатуры которых выдвинуты сторонами, участвуют в таком выборе.

Анализ регламентов всех вышеназванных центров по вопросам требований, которые предъявляют к арбитрам международного коммерческого арбитража показывает, что основным требованием для арбитров является независимость и беспристрастность. На нарушение данного требования может повлиять наличие юридических и фактических обстоятельств, которые будут свидетельствовать о связах арбитра со сторонами спора. И большая роль в установлении указанных обстоятельств принадлежит нормативно зафиксированным принципам разрешения конфликта интересов в международном арбитраже (Принципы IBA).

Требования к гражданству арбитров

Практически все исследуемые арбитражные центры устанавливают определенные требования к гражданству арбитров, рассматривающих спор. При этом, как справедливо замечает Е. Биллебру, большинство национальных законов об арбитраже, в отличие от регламентов, или вовсе не содержат положения о гражданстве арбитров, или не запрещают назначение единоличного арбитра того же гражданства, что и сторона. Как далее отмечает Е. Биллебру, это во многом объясняется тем, что, в отличие от законодателя, устанавливающего общую теоретическую канву арбитража и исходящего из общего недискриминационного принципа, арбитражные институты гораздо более приближены к сложившимся реалиям и чаяниям сторон и нацелены на то, чтобы минимизировать возникновение споров о независимости и беспристрастности арбитров и их отводы[272].

Общим для всех центров является нормативно зафиксированная обязанность лица, осуществляющего рассмотрение споров, не иметь гражданство, которое имеет любая из сторон спора. Данное положение прямо вытекает из норм законов, регулирующих деятельность МКА (Типовой закон ЮНСИТРАЛ), которые фиксируют необходимость учета при назначении арбитра его отношения к делу и его гражданство.

При этом, как правило, арбитражные регламенты закрепляют возможность сторон своим соглашением изменить указанное общее правило. К примеру, согласно п. 1 ст. 13 Арбитражного регламента ICC при утверждении или назначении арбитров суд учитывает гражданство предполагаемого арбитра, его место жительства и другие связи со странами, к которым принадлежат стороны и другие арбитры. По общему правилу (п. 5 ст. 13 Арбитражного регламента ICC) единоличный арбитр или президент состава арбитража не должен быть гражданином страны, к которой принадлежат стороны. Однако далее Арбитражный регламент ICC содержит оговорку, что при соответствующих обстоятельствах и если никакая сторона не возражает против этого в течение срока, установленного судом, единоличный арбитр или президент состава арбитража может быть выбран из страны, к которой принадлежит одна из сторон.

Арбитражный Регламент LCIA определяет, что в случае, если стороны спора имеют разное гражданство, то в состав арбитража не должны входить лица с гражданством одной из сторон, кроме случаев, когда обе стороны не согласились с таким положением, зафиксировав это в письменном виде, или Правление не пришло к иному мнению.

При этом, как отмечает Р. О. Зыков, по общему правилу из числа третьих стран должны быть исключены представители «братских» народов. В частности, если одной из сторон спора окажется Австрия, то ни немцы, ни швейцарцы чаще всего рассматриваться в качестве кандидатов на роль арбитров не будут . [273]

Стоит отметить, что Регламент LCIA уделяет наибольшее внимание вопросу гражданства арбитров и регулирует также ситуации, когда арбитр формально не принадлежит к гражданству той или иной стороны, но фактически связан с ней. Данная проблема возникает из-за того, что определение гражданства представителей арбитражного учреждения связано не только с определением типа его правовой связи с тем или иным государством, но и установлением иных факторов, связанных с отношениями экономического, личностного или иного заинтересованного свойства. Именно поэтому в LCIA при определении данного критерия используется комплексный подход, в рамках которого осуществление гражданской идентификации арбитров осуществляется в материально-правовых рамках. Это предполагает учет обстоятельств, при которых связь арбитра с определенной страной столь сильна, что формально-юридическое гражданство не гарантирует его нейтральности . Арбитражные регламенты (п. 6.2 Регламента LCIA) определяют связь институтов гражданства с владением пакетов акций или долей в капиталах предприятий — сторон спора. Независимость арбитра может быть поставлена по сомнение и в случае определенных культурных предпочтений арбитра. Например, в рамках дела LCIA № 5660 было определено, что «концепция нейтралитета включает необходимость соблюдения арбитром определенной дистанции в

.... .. ..279

отношении своей правовой, политической и религиозной культуры» .

Исключением из рассмотренного общего правила можно назвать Арбитражный регламент SIAC, который не устанавливает никаких требований, связанных с гражданством арбитров. Однако, как отмечают М. Мангам и Л. Рид, хотя в Арбитражном регламенте SIAC отсутствует такое положение, на практике SIAC обычно не подтверждает единоличного или [274] [275]

председательствующего арбитра, гражданство которого совпадает с

280

гражданством одной из сторон .

Таким образом, в некоторых арбитражных институтах устанавливаются дополнительные требования к правовому статусу арбитров, в частности требование к гражданству арбитров, в соответствии с которым в структуру арбитража не должны входить лица, имеющие то же гражданство, что имеет любая из участвующих в деле сторон (п. 1 ст. 13 Регламента ICC 2017 г.; ст. 6.1 Регламента LCIA 2014 г.).

Требования к наличию у арбитров времени для рассмотрения дела

Еще одним требованием, предъявляемым к арбитрам в исследуемых арбитражных центрах, является отсутствие занятости при рассмотрении дела, иначе говоря — наличие у арбитров достаточного количества времени для рассмотрения дела.

Согласно п. 1 ст. 13 Арбитражного регламента ICC при утверждении или назначении арбитров суд учитывает занятость арбитра и его способность вести арбитражное разбирательство в соответствии с Регламентом. Положение о том, что потенциальный арбитр должен не только подписать заявление о независимости, но и подтвердить наличие у него времени для участия в разбирательстве, было введено в Регламент ICC в 2012 г. и отражает сложившуюся практику работы суда, что нашло отражение и в Регламенте ICC 2017 г. . Данное подтверждение осуществляется путем заполнения отдельного заявления, в котором необходимо указывать количество арбитражных и судебных дел, в которых потенциальный арбитр уже участвует в качестве представителя стороны, арбитра, председателя состава арбитража или в ином качестве, а также информацию о [276] [277] профессиональных обязательствах на ближайшие 12-18 месяцев, исполнение которых потребует от арбитра значительного времени.

Как пишет А. П. Фоков, процедура предоставления данных сведений была введена Судом ICC во избежание случаев, когда в качестве арбитров назначались хотя и опытные и хорошо известные в мире арбитража

специалисты, но перегруженные участием в других арбитражных делах,

282

вследствие чего рассмотрение дел серьезно затягивалось .

Требование к отсутствию занятости устанавливается и Стокгольмской арбитражной палатой. В рамках процедуры назначения на должность арбитр ТПС подписывает подтверждение, в котором фиксирует объективную возможность на время рассмотрения дела выделять необходимое количество времени, обеспечивающее быстрое и эффективное расследование спора в рамках выработанного графика его рассмотрения .

Что же касается SIAC, то в его Арбитражном регламенте (ст. 13.3) содержится более общая норма, согласно которой президент Арбитражного центра SIAC при назначении также учитывает занятость арбитра с тем, чтобы разрешить спор быстро и эффективно с учетом характера арбитража.

Таким образом, основными требованиями, предъявляемыми к арбитрам в мировых арбитражных центрах, являются требования:

— к независимости и беспристрастности арбитров;

— к гражданству арбитров;

— к наличию у арбитров времени для рассмотрения дела.

Остальные требования, как правило, формально не закрепляются в

нормативных документах, но принимаются во внимание негласно при назначении арбитров (это наличие образования, опыта, квалификации, профессиональных знаний, а также другие специфические требования[278] [279] [280])

<< | >>
Источник: Тер-Овакимян Анна Арменовна. ПРАВОВОЙ СТАТУС АРБИТРОВ В МЕЖДУНАРОДНОМ КОММЕРЧЕСКОМ АРБИТРАЖЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва —2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3.1. Требования, которым должны соответствовать арбитры МКА в наиболее востребованных арбитражных центрах международной частноправовой практики:

  1. В настоящей главе рассматриваются ценовые соотношения, которые должны выдерживаться между премиями опционов. Вначале мы проанализируем зависимости между опционами с разными ценами исполнения, сроками истечения и стандартны­ми отклонениями. После этого остановимся на соотношениях между премиями опционов с одной датой истечения контрактов и докажем паритетные взаимосвязи для европейских опционов колл и пут.
  2. 60.Сущность и значение судебного решения. Требования, которым должно удовлетворять судебное решение.
  3. Содержание судебного решения (его составные части). Требования, которым должно отвечать судебное решение.
  4. Требования, которым должно отвечать судебное решение.
  5. 55. Содержание судебного решения (его составные части). Требования, которым должно отвечать судебное решение.
  6. Требования, которым должно отвечать судебное решение. Устранение недостатков судебного решения.
  7. Оглавление
  8. Введение
  9. ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРАВОВОГО СТАТУСА АРБИТРОВ МКА
  10. § 1.1. Понятие и место правового статуса арбитров МКА в системе российского права
  11. § 1.3. Роль международных актов в формировании правового статуса арбитров МКА
  12. ГЛАВА 2. СОВРЕМЕННАЯ КОНЦЕПЦИЯ ПРАВОВОГО СТАТУСА АРБИТРОВ МКА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  13. 2.2.1. Требования, предъявляемые к арбитрам МКА в РФ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -