<<
>>

§ 2. Понятие, юридическая природа и функции договора

Целью настоящего параграфа является определение понятия исследуемого договора[407][408], выявление его правовых свойств, в совокупности представляющих собой юридическую природу, и основных направлений правового воздействия договора на общественные отношения (функций)[409].

Для достижения этой цели нужно провести анализ правовых актов, содержащих аспекты исследуемого договора в различных его интерпретациях. В связи с этим нужно дать оценку двум законам, в той или иной степени затрагивающим процесс регулирования договорных отношений в изучаемой сфере - Закону о частной охране и Закону о ведомственной охране.

Как отмечают цивилисты, первый из указанных актов, несмотря на свою 22-ю редакцию, не содержал и не содержит каких-либо норм, определяющих понятие и раскрывающих правовую природу договора на оказание охранных услуг, что в свою очередь является одной из проблем этого вида предпринимательства. При этом предписания закона (ст. 12) об использовании для оказания услуг охраны положений ст. 9, посвященной договору частного

сыска, нельзя признать обоснованными1. Развивая указанный тезис, можно констатировать, что данный закон не детализирует и не определяет понятия договора на обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов, который по своей природе является разновидностью договора на оказание охранных услуг.

Другой правовой акт, Закон о ведомственной охране, всего лишь провозглашает договор в качестве одного из оснований возникновения регулируемых им отношений[410][411], но не дает понятия и не устанавливает правовых свойств договора.

В контексте достижения цели параграфа обратим внимание на авторскую методологию определения понятия искомого договора. В ее основу будут положены элементы модели договорного регулирования, разработанной в первом параграфе первой главы настоящей диссертации.

Согласно этой модели договор выступает как синтез двух цивилистических понятий: «сделка» и «правоотношение»[412], которые будут детализированы применительно к изучаемому договору. Так, составными частями «договора-сделки» будут являться понятия «юридический факт», «соглашение» и «документ». В свою очередь структурные элементы «договора-правоотношения» будут рассматриваться в широком и узком значении. В первом значении под ними будет пониматься предпринимательское отношение по эксплуатации опасного производственного объекта со свойственной ему структурой, подробно исследованной во втором параграфе первой главы диссертации. В узком значении это категория «обязательство».

Авторская идея в исследовании составных элементов понятия «договор» обусловлена тем, что ввиду «непоименованного характера договора»[413] на обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов, его юридическая

природа может быть определена лишь на основании анализа норм ГК РФ о сделках и обязательствах с учетом действия принципа «свобода договора»1.

Проанализируем вышеуказанные понятия в контексте достижения цели и решения поставленных задач и установим структурные элементы договора.

Признание договора на обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов разновидностью сделки обусловлено тем, что его стороны совершают действия, направленные на появление и дальнейшую динамику гражданских прав и обязанностей, в том числе и на их прекращение. По своей сути изложенные аспекты идентичны содержанию классического понятия «сделка», закрепленного в ст. 153 ГК РФ.

Правовые свойства исследуемого договора как юридического факта появления и осуществления гражданских прав и обязанностей продиктованы общим и частным аспектами. Первый из них связан со ст. 8 ГК РФ, согласно которой эти права и обязанности возникают из сделок и договоров. Частный аспект обусловлен концепцией гражданско-правового регулирования охранной деятельности, в структуре которой договор выступает юридическим фактом (правомерным действием) появления этого вида предпринимательства[414][415].

Именно правомерные действия сторон договора, урегулированные соответствующими правовыми нормами, и представляют собой основание для возникновения

3

правовых последствий[416].

Наличие термина «соглашение» как элемента «договора-сделки» продиктовано правилами ГК РФ (ч. 3 ст. 154), согласно которым для заключения договора необходимо наличие согласованной воли его сторон, оформленной в «единый волевой акт»[417]. Цивилисты отмечают, что свобода волеизъявления сторон отражает в себе сущность целого ряда гражданско-правовых принципов

(например, реализация прав на основе своей воли и интереса, беспрепятственное осуществление прав и др.)1.

Документарный характер договора обусловлен его легальным оформлением в форме документа, предписанного соответствующими правовыми средствами. Так, акт об оказании услуг и текст договора должны храниться у исполнителя в течение пятилетнего срока (ст. 9, 12 Закона о частной охране). Согласно другому средству правового регулирования, лицензированию, частная охранная организация обязана письменно уведомлять лицензирующий орган о начале и об окончании услуг по обеспечению режимов (не менее, чем за 12 часов до начала их осуществления), ссылаясь при этом на номер, дату и иные реквизиты договора[418][419].

Сущность изучения юридических свойств договора, выступающего как вид сделки, выражается в возможности использования для него кодифицированных положений о сделках, в частности о форме и о недействительности сделок. Например, исследуемый договор заключается в письменной (простой) форме ввиду того, что исполнителем услуг выступает коммерческая охранная организация - юридическое лицо.

Среди правил о недействительности сделок следует отметить положения кодекса (ст. 168) о недействительности тех сделок, которые нарушают закон или иной правовой акт, сделок, выполненных вопреки правоспособности юридического лица, определенной целями его деятельности (ст. 173) и др. Например, в результате прокурорского реагирования суд признал недействительным договор на оказание услуг по обеспечению пропускного режима, заключенный между «Службой ГСН и экспертизы Санкт-Петербурга» и ЧОО «ОП «СВМ - Охрана».

В основу недействительности сделки были положены нормы ст. 168 ГК РФ, согласно которым названная сделка не соответствовала ст.

11 Закона о частной охране, в части нераспространения этого вида деятельности на объекты, подлежащие защите органами государственной охраны1.

Как отмечают классики российской цивилистики, например С. С. Алексеев, суть договора как правоотношения проявляется в его воздействии на конкретизацию структурных элементов прав и обязанностей субъектов[420][421]. В этой связи структура искомого договорного правоотношения выглядит следующим образом: 1) субъекты - заказчик (организация, эксплуатирующая опасный производственный объект) и исполнитель услуг (охранная организация); 2) объект - услуги по обеспечению режимов; 3) содержание -соответствующие права и обязанности его сторон, обусловленные законом и условиями договора.

Поскольку структура «договора-правоотношения» во многом схожа со структурой предпринимательского отношения по эксплуатации ОПО, рассмотренной во втором параграфе первой главы настоящей диссертации, то обратим внимание только на его содержательную модель - содержание правоотношения. Эта модель выглядит следующим образом. В контексте своих субъективных прав: заказчик имеет право требования к организации охраны о надлежащем соблюдении им договорных обязательств, а охранная организация имеет право требовать от заказчика соответствующей оплаты оказанных им услуг. Юридические обязанности сторон выглядят следующим образом: 1) заказчику необходимо надлежащим образом оформить заказ на обеспечение режимов, произвести оплату и прием услуг; 2) исполнителю необходимо должным образом оказать режимные услуги согласно закону и условиям соглашения.

Составной частью «договора-правоотношения» выступает гражданско- правовой институт «обязательства». Это позволяет регулировать изучаемые отношения при помощи общих и специальных норм кодекса об обязательствах, в том числе и в контексте применения санкций гражданско-правовой

ответственности1.

Например, согласно общим нормам должник (организация охраны) обязан оказать услуги в интересах кредитора (лицо, эксплуатирующее ОПО). В этом случае последний обладает правом требования к должнику, которое основано на надлежащем совершении им этих действий[422][423].

Исходя из того, что заказчик и исполнитель несут обязанности по отношению друг к другу, они одномоментно имеют правовое положение и должника, и кредитора. В части правового регулирования искомых обязательств к договорным отношениям применяются общие и особенные правила кодекса об обязательствах (гл. 22, 37, 39 и др.). Применение норм гл. 39 ГК РФ обусловлено предметом договора - оказанием услуг по обеспечению режимов. Как отмечает В. К. Андреев, названная глава «распространяет свое действие» на любой договор, предметом которого является оказание услуг за плату и которому «не нашлось места» среди других глав ГК РФ[424].

На основании проведенного в настоящем параграфе анализа, с учетом элементов предложенной автором модели договорного регулирования предлагается определение понятия: «Договор на обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов опасного производственного объекта - это письменное соглашение между заказчиком (организацией, эксплуатирующей опасный производственный объект) и исполнителем (охранной организацией), базирующееся на встречных обязанностях сторон, согласно которым исполнитель принимает на себя обязательство по заданию заказчика оказать услуги, направленные на исключение бесконтрольного входа (выхода) людей, въезда (выезда) транспорта, вноса (выноса) вещей на объект (с объекта), их перемещения по территории объекта, а заказчик обязуется принять и произвести оплату этих услуг».

Прежде чем рассматривать юридическую природу договора, необходимо на основании опыта накопленных знаний определить сущность этого термина. Авторы концепций договорного регулирования в целом и отдельных видов предпринимательства в частности едины во мнении, что рассматриваемая природа представляет собой основные свойства договора по отношению к другим соглашениям и другим элементам правовой действительности.

Например, М. Ф. Казанцев считает, что она позволяет определить «род юридических явлений», к которым относится договор и его место среди них1. А. Д. Корецкий подчеркивает, что рассматриваемая природа должна выявляться в отношении каждого «конкретного типа» договора[425][426]. С. А. Шаронов полагает, что под термином «юридическая природа договора на оказание охранных услуг» нужно рассматривать те его свойства, которые устанавливают место договора в системе российского права и выявляют его сущность как «сделки» и «обязательства»[427].

Воспользуемся опытом накопленных знаний и дадим ему дальнейшее развитие в контексте договора на обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов в части признания договора разновидностью сделки и обязательства.

Юридическая природа «договора-сделки» означает его: 1) письменную форму; 2) возмездный характер; 3) каузальность; 4) консенсуальность;

Письменная (простая) форма продиктована сделочной природой договора и отсутствием соответствующих законодательных норм о придании ему обязательной нотариальной формы. Эта форма может обладать комплексным характером, поскольку с учетом совершенствования технических аспектов, корпоративной и деловой культуры сторон соглашения может дополняться специальными «фирменными бланками», заверяться печатями, оформляться посредством электронного документооборота.

Возмездность соглашения продиктована ч. 3 ст. 423 ГК РФ, согласно которой оно является возмездным, если из его сути и средств правового регулирования не вытекает иное. Кроме того, предпринимательский характер

отношения по эксплуатации ОПО и направленность охранной деятельности исполнителя на извлечение прибыли1 не дают оснований для признания договора безвозмездным.

Каузальный характер договора предопределен наличием оснований, то есть соответствующих причин (causa) «установления обязанности»[428][429], в качестве которых выступают задание заказчика на оказание услуг, их надлежащее оказание и оплата.

Поскольку рассматриваемому договору не свойственна передача вещей (ст. 224 ГК РФ), а присущ обязательственный характер, то есть достижение согласия (консенсуса) между его сторонами, то в силу ст. 433 ГК РФ его следует признать консенсуальным.

Договор на обеспечение пропускного и внтриобъектового режимов как обязательство обладает двусторонне-встречной природой, несет в себе свойства возмездного оказания услуг и имеет срочный характер.

Двусторонне-встречные свойства договора продиктованы «двумя сторонами» поведения заказчика и исполнителя, то есть одновременным наличием у них прав и обязанностей. При этом соответствующее право одной стороны «встречает» определенную обязанность другой стороны договора. Например, праву заказчика на надлежащее оказание услуг по обеспечению режимов противостоит направленная навстречу обязанность исполнителя по их оказанию. И наоборот, право охранной организации на получение платы за оказанные услуги «встречается» с обязанностью заказчика по ее выплате.

Несмотря на то, что исследуемый договор является непоименованным, его правовые свойства тождественны природе возмездного оказания услуг. В основу этого авторского решения положены два аргумента, основанные на доктрине отечественной цивилистики. Во-первых, по своей сути услуга выступает как правовое средство для «удовлетворения потребностей и нормальной

жизнедеятельности человека.»1. В этом своем значении она приносит пользу заказчику в реализации его предпринимательских прав по эксплуатации ОПО в целом и по обеспечению режимов в частности. Исполнитель получает полезные свойства от услуги в качестве удовлетворения своих предпринимательских потребностей, поскольку получает соответствующую прибыль.

Предпринимательский характер договора обусловлен

предпринимательской деятельностью как организации по эксплуатации ОПО, так и деятельностью охранной организации. Такой вывод аргументируется цивилистическим подходом к определению искомого характера договора на основе правового положения его сторон как субъектов предпринимательства[430][431]. Например Ю. В. Романец отмечает, что договоры, которые заключаются между

3 «предпринимателями», следует именовать «предпринимательскими»[432].

Срочный характер договора обусловлен истечением определенного периода времени, в течение которого заказчик и исполнитель имеют соответствующие правомочия. Так, для заказчика по окончании определенного срока может утратить свою силу правовой режим ОПО. Правомочия исполнителя ограничены сроком действия лицензии на обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов, выдаваемой на срок не более 5 лет.

К элементам, влияющим на юридическую природу, следует отнести и правовое положение сторон договора, в частности исполнителя услуг по обеспечению изучаемых режимов. Как отмечает А. А. Мохов, субъектная природа договора возмездного оказания услуг в общем виде не ограничена законом, но в то же время отдельные услуги могут оказывать только «специальные субъекты»[433]. Кроме того, ввиду нематериального характера услуги

ее качество трудно поддается оценке и в большинстве случаев зависит от квалификации ее исполнителя1.

Рассматривая правовое положение сторон договора, важно акцентировать внимание на двух факторах. Во-первых, заказчиком охранных услуг является организация, эксплуатирующая ОПО, правовое положение которой было в достаточной степени исследовано во втором параграфе первой главы настоящей диссертации. Во-вторых, исполнителем охранных услуг является охранная организация, правовое положение которой не только не исследовалось в диссертации, но и является в определенной степени противоречивым.

Исследуем правовое положение охранной организации как стороны изучаемого договора, поскольку от этого зависит не только качество оказываемых услуг, но и сам процесс осуществления гражданских прав организацией, эксплуатирующей этот объект.

С этой целью проанализируем правовые акты, непосредственно посвященные деятельности организаций частной, ведомственной и вневедомственной охраны.

Отношения с участием организаций частной охраны регулируются Законом о частной охране, первоначально не содержащего понятия «частная охранная организация» (далее - ЧОО) и, как следствие этого, приводящего к проблемам установления их правовой природы[434][435]. В действующей редакции закона ЧОО определяется как юридическое лицо, учрежденное исключительно для оказания частно-охранных услуг и обладающее соответствующей лицензией (ст. 1.1). Как подчеркивают ученые, и даже это понятие содержит некорректные элементы по отношению к другим статьям закона, а также по отношению к ГК РФ[436].

Закон о ведомственной охране регламентирует деятельность организаций этого вида охраны. Однако в отличие от понятия «ЧОО» названный правовой акт не формулирует определение понятия «организация ведомственной охраны».

Напротив, в ст. 1 содержатся нормы, определяющие названный вид охраны как систему управленческих органов, средств и сил, имеющих свою направленность на защиту «охраняемых объектов от противоправных посягательств».

В концепции цивилистического регулирования охранной деятельности в России отмечается, что положение ведомственной охраны имеет двойственную правовую природу: частноправовые свойства коммерческой организации - «Федеральное государственное унитарное предприятие» (далее - ФГУП) и публично-правовые аспекты своей деятельности. Такое положение создает проблемы в сфере оказания охранных услуг1. Вместе с тем встанем на позицию автора названной концепции и, несмотря на то, что рассматриваемые организации призваны охранять объекты, находящиеся в государственной собственности, признаем ведомственную охрану потенциальным субъектом изучаемых договорных отношений. Авторский вывод обусловлен ст. 2 и ст. 8 Закона о ведомственной охране, согласно которым защита объектов иных (не государственных. - прим. авт.) форм собственности возможна на основании договора, а обеспечение их (объектов) пропускного и внутриобъектового режимов - является одной из задач названного вида охраны. Однако в этом случае объект должен находиться в сфере ведения соответствующего федерального государственного органа.

Деятельность вневедомственной охраны носит противоречивый характер по следующим причинам. Во-первых, коммерческим представителем этой охраны является ФГУП «Охрана» при Росгвардии России, правовое положение которой, в отличие от вышеуказанных видов охраны, определялось[437][438] и определяется не законом, а Уставом коммерческой организации[439]. Безусловно, это не соотносится с

ч. 3 ст. 55 Конституции России, в соответствии с которой свободы и права людей ограничиваются только законом, но не уставом организации, утвержденным приказом федерального органа исполнительной власти. Как следует из судебного арбитражного решения, такой документ не обладает свойствами нормативного правового акта, отражающего свободы и права неопределенного круга лиц, а выступает как один из учредительных документов «хозяйствующего субъекта»1. Очевидно поэтому, и это во-вторых, законодатель, пытаясь хоть как-то придать деятельности рассматриваемой охраны законодательный правовой режим, распространил действие Закона о ведомственной охране на ФГУП «Охрана» до принятия специального правового акта. Однако до настоящего времени этот акт не принят. Вместе с тем одной из целей деятельности рассматриваемой организации является обеспечение исследуемых режимов на охраняемых объектах в соответствии с заключенными договорами[440][441].

Резюмируя сказанное о правовом положении исполнителя услуг по обеспечению изучаемых режимов, можно сделать следующие выводы.

Во-первых, в настоящее время исполнитель услуг должен обладать правовым положением: 1) частной охранной организации; 2) организации ведомственной охраны; 3) ФГУП «Охрана».

Во-вторых, правовое положение вышеуказанных организаций определяется: 1) частных охранных организаций и ведомственной охраны - соответственно Законом о частной охране и Законом о ведомственной охране, наряду с отдельными Правительственными актами[442]; 2) ФГУП «Охрана» - уставными документами предприятия и в некоторых случаях отдельными положениями Закона о ведомственной охране.

В-третьих, оказание услуг по обеспечению пропускного и внутриобъектового режимов является элементом правоспособности каждой из вышеуказанных организаций. Вместе с тем частные охранные организации будут обладать этой правоспособностью только при наличии лицензии на осуществление названного вида услуг или лицензии на обеспечение вида услуг, связанного с обеспечением режимов на «объектах, по отношению к которым введены обязательные для исполнения антитеррористические требования»1. В свою очередь организации ведомственной охраны могут оказывать услуги по обеспечению режимов только на объектах, находящихся в соответствующей сфере ведения федеральных органов власти. Так, судом было доказано, что организация ведомственной охраны не вправе участвовать в конкурсе на заключение государственного контракта, в том числе и в части обеспечения режимов на тех объектах, которые не входят в сферу ведения соответствующего федерального органа власти и не подлежат государственной охране[443][444].

В-четвертых, правоспособность охранных организаций по отношению к отдельным элементам обеспечения режимов, например в части оснащения техническими средствами охраны, может носить индивидуализированный характер на основании специальных актов Правительства РФ[445].

В-пятых, во всех случаях реализация правоспособности охранных организаций по обеспечению режимов возможна лишь на основании соответствующего договора.

Как отмечают ученые, эффективность договора в правовом регулировании соответствующих отношений определяется «полнотой реализации его

функций»1, задачами которых в области предпринимательства являются обеспечение процесса осуществления гражданских прав, установление их предела[446][447] и защиты[448]. Таким образом, с одной стороны, договору на обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов как элементу договорного регулирования отношения по эксплуатации ОПО присущи и все функции названного регулирования[449]. С другой - функции договора проявляются и в зависимости от «угла», под которым происходит его исследование, а также от «предмета и задач его изучения»[450]. Как отмечают исследователи договорных функций, все они (функции) могут быть классифицированы как «основные», то есть представляющие собой «ядро единого множества функций», так и как «специфические», свойственные лишь отдельным договорам[451].

Таким образом, функции искомого договора[452] можно классифицировать по двум основаниям: 1) общие функции; 2) специфические функции.

Поскольку присущие договору общие функции (регулятивная, юридико- фактическая, охранительная, инициативная, функция разрешения споров и т.п.) не отличаются от подобных функций любого гражданского договора и уже выступали предметом как настоящего, так и других цивилистических исследований[453], то обратим внимание на специфические функции договора. Для этого нужно выявить их признаки и условия, провести классификацию функций, дать им правовую характеристику и аргументировать авторское решение по сравнению с другими известными решениями, а также подтвердить его материалами судебной и арбитражной практики.

К признакам функций договора на обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов можно отнести несколько факторов.

К первому фактору относится устойчивая область правового регулирования договорных отношений со стороны Законов о промбезопасности и Закона о частной охране. Эти отношения, будучи предметом правового регулирования указанных законов, имеют четко выраженную структуру: 1 ) субъекты - заказчик (организация, эксплуатирующая ОПО) и исполнитель (организация охраны); 2) объект - обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов как оказание услуги; 3) содержание - права и обязанности субъектов по организации (задание заказчика) и обеспечению режимов (деятельность исполнителя).

Второй фактор связан с наличием правовых форм осуществления функций охранными услугами (услугами по обеспечению режимов), закрепленными в ст. 3 Закона о частной охране и подтвержденными соответствующей лицензией исполнителя.

В качестве третьего фактора следует констатировать наличие специальных приемов и способов оказания услуг (патрулирование, создание групп быстрого реагирования и др.), технических и иных средств (турникеты, шлагбаумы, средства принудительной остановки транспорта и др.), при помощи которых реализуются договорные обязательства по обеспечению режимов1.

Четвертым фактором является наличие специальных средств правового регулирования обеспечения режимов - института лицензирования и обусловленного им института государственного надзора и контроля в искомой области.

Среди условий рассматриваемых функций следует отметить потребность изучаемой организации (заказчика) в обеспечении искомых режимов, экономические возможности сторон договора, появление специальных юридических лиц охранных организаций и профессии «охранник», со свойственной ему трудовой функцией[454][455].

Наличие специфических функций изучаемого договора обусловлено особенностями его правовой природы, предметом и другими существенными условиями, правовым положением заказчика и исполнителя услуг по обеспечению исследуемых режимов1.

В контексте проводимого исследования под функциями договора будет пониматься правовое воздействие на общественные отношения в тех направлениях, которые обусловлены деятельностью заказчика и исполнителя по реализации договорных обязательств в части организации и обеспечения пропускного и внутриобъектового режимов.

Проведенный анализ позволяет выявить следующие специфические функции договора и классифицировать их как функции: 1) предпринимательская; 2) обеспечительная; 3) контролирующая; 4) дисциплинарная; 5) юридико- санкционная; 6) пресекательная; 7) притязательная; 8) антитеррористическая; 9) интеграционная; 10) информационная; 11) социально-трудовая.

Предпринимательская функция означает, что стороны договора реализуют свои конституционные и гражданские права на занятие предпринимательской деятельностью как в части эксплуатации ОПО, так и в части возмездного оказания услуг по обеспечению режимов. Например, контролирующим органом были выявлены нарушения в процессе исполнения договорных обязательств охранной организацией ООО «ОП «ЦФЗ», которая была привлечена к административной ответственности за то, что осуществляла предпринимательскую деятельность вопреки лицензионным требованиям и условиям. Таким образом, Верховный Суд РФ признал деятельность по оказанию охранных услуг разновидностью предпринимательства[456][457].

Обеспечительная функция обусловлена необходимостью исполнения участником гражданского оборота своих обязательств[458] (обязанностей. - прим.

авт.), предусмотренных законом и реализуемых посредством договора. Полнота реализации этой функции дает возможность организации, эксплуатирующей ОПО, обеспечить исполнение возложенной на нее законодательной обязанности по запрету проникновения посторонних лиц на объект как одного из необходимых условий осуществления гражданских прав в изучаемой области1.

Контролирующая функция позволяет осуществлять контроль эксплуатации опасного производственного объекта как процесса фактического осуществления искомой организацией своих гражданских прав. Проведенный анализ позволяет выделить две стороны этой функции: внутреннюю и внешнюю.

Внутренняя сторона функции проявляется в контроле организацией своей предпринимательской деятельности по надлежащей организации эксплуатации объекта в соответствии с установленными законом требованиями[459][460]. Например, наличие и обеспечение режимов, исходя из их содержания, позволяет контролировать процесс перемещения различного рода имущества, используемого в процессе эксплуатации объекта, в том числе транспортных средств. Исполнение договорных обязательств способствует и контролю допуска к работе на объекте лиц, квалификация которых соответствует предъявляемым законом требованиям, контролю прибытия и перемещения лиц, прибывающих на объект для осуществления своих гражданских прав в части выполнения подрядных работ (оказания услуг), а также контролю осуществления иных прав и исполнению обязанностей организации в изучаемой области.

Внешняя сторона контролирующей функции обусловлена необходимостью реализации соответствующих правомочий федеральных органов исполнительной власти. Например, проверка обеспечения рассматриваемых режимов на отдельных ОПО является предметом контроля со стороны Ростехнадзора и других 3

контролирующих органов[461].

Дисциплинарная функция позволяет дисциплинировать работников организации, эксплуатирующей ОПО, которые хотя и не являются в буквальном смысле участниками гражданских правоотношений, но в то же время по уровню своей квалификации и дисциплинированности являются составным элементом гражданской правоспособности названного субъекта1. Например, судом было доказано, что применение дисциплинарного взыскания к Д. в форме «увольнение» является обоснованным, поскольку он, выполняя погрузочно-разгрузочные работы на особо опасном производственном объекте, допустил самовольное передвижение по его территории[462][463], то есть, по сути, нарушил требования внутриобъектового режима.

Юридико-санкционная функция позволяет выступать одним из факторов применения санкций различных видов юридической ответственности. Например, между УФМС по Красноярскому краю (заказчик) и ООО ЧОО «Б+» (исполнитель) был заключен государственный контракт на оказание комплекса охранных услуг, в том числе услуг по обеспечению пропускного и внутриобъектового режимов заказчика. С этой целью исполнитель обязался обеспечить названные режимы в отношении всех граждан, находящихся на объекте. Вместе с тем в результате ненадлежащего оказания услуг, несколько иностранных граждан в нарушение требований пропускного режима покинули объект. В связи с указанным нарушением заказчик применил к исполнителю санкции гражданско-правовой ответственности в форме выплаты неустойки, обоснованность которой была подтверждена судами различных инстанций[464].

Нарушение установленного пропускного режима на отдельных ОПО выступает в качестве элемента объективной стороны уголовного преступления по ст. 215.4 Уголовного кодекса РФ[465] «Незаконное проникновение на охраняемый

объект». В этом случае условием «наказуемости» выступает привлечение правонарушителя к административной ответственности по ч. 2 ст. 20.17 КоАП РФ «Нарушение пропускного режима охраняемого объекта»1.

В настоящее время Верховный Суд РФ исходит из того, что санкции уголовной ответственности могут быть применимы к правонарушителям в случае невыполнения (ненадлежащего) выполнения ими своих обязанностей по эксплуатации ОПО, предписанных нормативно-правовыми актами[466][467].

Пресекательная функция направлена на пресечение нарушений пропускного и внутриобъектового режимов, по своей сути представляющих соответствующие правила поведения в области перемещения людей, транспорта и имущества на определенном объекте, требования, соблюдение которых возлагается на работников исполнителя - охранников[468]. Эти правила закреплены в локальном нормативном акте организации (например, инструкции, положении и др.), эксплуатирующей ОПО, и трансформированы в сферу договорного регулирования посредством оформления задания заказчика на обеспечение этих режимов как одного из существенных условий договора. Кроме того, рассматриваемая функция базируется на принципе «безопасность предпринимательской деятельности»[469], поскольку позволяет защитить процесс ее осуществления от противоправных посягательств посредством проникновения посторонних лиц на опасный производственный объект.

Так, судом было установлено, что на основании ч. 1 ст. 9 Закона о промбезопасности лицо, осуществляющее эксплуатацию опасных объектов,

обязано выполнять требования данного закона и других актов законодательства, в том числе обеспечивать контроль производства в части соблюдения требований промышленной безопасности. С этой целью организацией ОАО «Газпром нефтехим Салават» был принят локальный нормативный акт в виде стандарта «Обеспечение охраны объектов и внутриобъектного режима», согласно которому лицам запрещается находиться на объекте в состоянии опьянения, курить, передвигаться без пропуска и другим образом нарушать установленные требования. Вышеназванный акт был положен в основу договорного условия, инициированного организацией и заключенного с ООО «СНХС». В процессе обеспечения внутриобъектового режима работниками «СНХС» «было совершено 27 нарушений: 16 случаев нахождения на объекте в состоянии алкогольного опьянения, 4 случая курения в неустановленном месте и др.». Таким образом, судом было доказано, что на основании вышеуказанного условия договора, нарушитель (ООО «СНХС») был обоснованно привлечен к гражданско-правовой ответственности в форме неустойки (пени)1.

Притязательная функция обусловлена правомочиями представителей исполнителя услуг по обеспечению режимов - частных охранников, которые вправе задержать лицо, допустившее нарушение режимов для незамедлительного направления в полицию (ст. 12 Закона о частной охране). Как отмечают исследователи охранной деятельности, это правомочие обусловлено структурой субъективного права исполнителя охранных услуг и классифицируется как «право-притязание»[470][471], что, в свою очередь, и является исходной предпосылкой для названия рассматриваемой функции. Вместе с тем реализуя свое право, частный охранник не может применять физическую силу, огнестрельное оружие или специальные средства без наличия достаточных на то оснований[472]. Кроме того, мера по задержанию лица, нарушившего пропускной режим, предусматривает

право, а не безусловную обязанность охранника по задержанию и передаче его в полицию. В этом случае фактическое общение охранника с правонарушителем не свидетельствует о его принудительном удержании и не нарушает каких-либо его прав и законных интересов1.

Надлежащее оказание договорных услуг по обеспечению пропускного и внутриобъектового режимов неотъемлемо имеет ярко выраженную антитеррористическую функцию.

С одной стороны, это объясняется законодательным закреплением специализированного вида охранных услуг, направленного на обеспечение искомых режимов на тех объектах, на которых установлены обязательные для реализации требования по их антитеррористической защите[473][474]. С другой, это продиктовано и необходимостью организации, эксплуатирующей ОПО, выполнять эти требования в установленных законом случаях[475]. При этом их неисполнение может повлечь применение мер ответственности по ст. 20.30 КоАП РФ, обусловленной нарушением антитеррористической защиты объектов ТЭК.

Кроме того, игнорирование лицами, эксплуатирующими ОПО, своих антитеррористических обязанностей в период подготовки и проведения Чемпионата мира по футболу 2018 году приводило к приостановке деятельности таких производств, то есть к прекращению своих прав на осуществление предпринимательской деятельности[476].

Исследователи отмечают, что обеспечение состояния антитеррористической защищенности ОПО должно осуществляться под надзором и контролем соответствующих государственных органов, поскольку вероятность совершения

террористических актов на этих объектах «достаточно высока»1. Так, в целях проведения мероприятий по контролю обеспечения безопасности опасного объекта по производству и переработке нефтепродуктов правоохранительными органами была осуществлена закладка муляжа взрывного устройства на территории объекта, эксплуатируемого организацией ООО «Н-В». В ходе проверки было установлено, что юридическим лицом не обеспечивается выполнение требований закона по антитеррористической защите ОПО и пресечению попыток проникновения на него посторонних лиц. Во многом такое положение возникло в силу игнорирования организацией установления и обеспечения пропускного и внутриобъектового режимов. На основании изложенного суд обязал ООО «Н-В» устранить выявленные в ходе проверки недостатки и обеспечить надлежащую антитеррористическую защищенность объекта, в том числе и посредством вышеуказанных режимов[477][478].

Сущность интеграционной функции проявляется в проникновении (интеграции) трудовых отношений в структуру предпринимательского отношения по эксплуатации опасного производственного объекта. В этом контексте можно выделить два аспекта. Во-первых, на основании договора трудовые функции охранников как непосредственных исполнителей охранных услуг преобразуются в гражданско-правовую обязанность исполнителя (охранной организации) по надлежащему оказанию услуг в части обеспечения режимов. Во-вторых, локальный нормативный акт заказчика услуг (например, положение о пропускном режиме), принятый организацией, эксплуатирующей ОПО как источник трудового права, интегрируется в задание заказчика. Это задание, по сути, представляет собой существенное условие договора, который в свою очередь выступает средством правового регулирования искомого предпринимательского отношения.

Информационная функция объясняется информированием участников гражданского оборота, прибывающих на ОПО для осуществления своей предпринимательской и иной деятельности. Правовой основой рассматриваемой договорной функции являются конституционные положения об ограничении прав и свобод людей только на базе законов (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ). Такими законами являются правовые акты, определяющие правовое положение организаций, эксплуатирующих ОПО1, устанавливающие правовой режим отдельных объектов[479][480], регламентирующие порядок оказания охранных услуг в виде пропускного и внутриобъектового режимов[481].

Содержанием этой функции является своевременное доведение до вышеуказанных лиц порядка и правил пропускного и внутриобъектового режимов, механизма их реализации и соответствующего легального оформления (выписка пропусков и иных разрешительных документов, обеспечение необходимыми средствами индивидуальной защиты, определение мест для прохода людей, проезда автомобильного и железнодорожного транспорта, проноса вещей и иного имущества). Указанная информация должна размещаться до входа на объект и быть пригодной для изучения в дневное и ночное время суток. Как правило, обязанность по размещению названной информации возлагается на исполнителя услуг по обеспечению режимов.

Авторская аргументация названной функции договора доказывается и материалами судебной практики. В ходе осуществления прокурорского надзора за исполнением законодательства о защите потенциально опасного объекта ТЭК филиала ОАО «Квадра» - «Воронежская региональная генерация» - было установлено ненадлежащее оказание договорных обязательств по обеспечению пропускного и внутриобъектового режимов объекта, допущенное исполнителем услуг охранной организацией ООО «ЧОП «РЦ-2». Суть нарушений заключалась в том, что работники и посетители охраны не были проинформированы об

использовании средств видеонаблюдения, а также об оказании указанных услуг посредством размещения соответствующей информации. Неисполнение вышеназванных условий договора послужило основанием для привлечения исполнителя услуг к административной ответственности[482].

Социально-трудовая функция проявляется как в организации, эксплуатирующей опасный производственный объект, так и в охранной организации. Например, по отношению к исполнителю содержание функции проявляется в обеспечении его работников, занимающих должности охранников, правом на труд в соответствии с трудовым договором, заключение которого обеспечивает защиту их социально-трудовых прав. Непосредственная организация режимов, их юридическое оформление в форме локальных нормативных актов заказчика с последующей трансформацией в его задание, контроль обеспечения договорных обязательств требуют от заказчика включение в штат работников, имеющих перечисленные трудовые функции.

Подводя итоги параграфа, можно констатировать получение следующих научных результатов.

1. Доказано, что договор является средством правового регулирования исследуемого отношения в части исполнения обязанности организации по предотвращению проникновения на объект посторонних лиц.

2. Сформулировано авторское определение понятия «договор на обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов», которое обладает научной новизной в силу того, что позволяет признать договор как: 1) правовой акт, регулирующий отношения между сторонами; 2) совокупность цивилистических положений, представляющих собой правовую основу для поведения сторон; 3) соглашение как свободу изъявления воли сторон;

4) действия заказчика и исполнителя как базовый аспект сделки и обязательства;

5) права и обязанности сторон как составной элемент правоотношения.

3. Выявлены правовые свойства договора, согласно которым в совокупности он выступает как разновидность сделки и как обязательство.

4. Аргументировано, что эффективность оказания услуг по обеспечению режимов определяется полнотой реализации его функций. Выявлены причины и условия правового воздействия договора на общественные отношения, проявляющиеся в виде следующих функций: 1) предпринимательская; 2) обеспечительная; 3) контролирующая; 4) дисциплинарная; 5) юридико- санкционная; 6) пресекательная; 7) притязательная; 8) антитеррористическая; 9) интеграционная; 10) информационная; 11) социально-трудовая.

5. Предлагается дополнить Закон о частной охране определением понятия «Договор на обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов»[483].

<< | >>
Источник: Севостьянов Вадим Владимирович. Договорное регулирование предпринимательского отношения по эксплуатации опасных производственных объектов. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Грозный - 2019. 2019

Еще по теме § 2. Понятие, юридическая природа и функции договора:

  1. § 1. Понятие и правовая природа денежно-кредитной и валютной политики
  2. § 1. Понятие и значение договора. Соотношение договора и закона. Свобода договора
  3. § 1. Понятие, стороны и содержание индивидуального трудового договора (контракта)
  4. § 1. Понятие и правовая природа корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ
  5. §2. Юридическая природа инвестиционных споров и порядок их разрешения в АТЭС
  6. §2 Понятие, признаки и юридическая сущность должника
  7. § 2. Понятие, правовая природа и условия договора о приемной семье по законодательству Российской Федерации
  8. § 2. Юридическая природа таможенной пошлины
  9. Таможенные сборы: понятие и правовая природа
  10. А) Принцип социальной функции договора
  11. § 2. Принцип добросовестности и его соотношение с принципом социальной функции договора и принципом равновесия в договорных обязательствах в договорном праве стран Латинской Америки
  12. 1.2 Внешнеэкономические банковские сделки: понятие, виды и правовая природа
  13. § 1. Юридическая природа Основных Законов 1906 года и идейный кризис российского конституционализма в начале ХХ века
  14. Понятие, особенности и правовая природа реабилитационных процедур.
  15. § 1.1. Понятие и элементы институционального механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -