<<
>>

Законность и правопорядок

Традиционное понимание законности в советской юридической науке сводится к строгому и неуклонному соблюдению норм права (законов и основанных на них нормативных актов) всеми гражда­нами, должностными лицами, г осударственными органами и обще­ственными организациями.

При этом всегда считалось, чтр закон­ность является классовой категорией. Она возникает вместе с госу­дарством и правом. Поскольку нет общей законности, не может быть и общей оценки требований законности вне времени и про­странства, вне конкретных условий данного общества. Еще в 1974 г. профессор М. Д. Шаргородский писал, что «требования соблюдения законности прогрессивно, когда речь идет о законах, содействую­щих развитию общества; оно реакционно, когда речь идет о зако­

нах, поддерживающих общество умирающее, реакционное. В этом случае новый, победивший класс ломает старую законность и соз­дает на ее месте свою законность, требуя ее соблюдения. В этом смысле законность есть метод осуществления диктатуры господ­ствующего класса» 1. Так, рассматривая законность как сугубо клас­совое явление, ее, в сущности, отождествляли с самой диктатурой. Такое ее понимание вело на практике к оправданию репрессий, произвола. Классовая трактовка законности находит свое отражение в более поздних работах советских юристов. Так, в 1983 г. профес­сор А. М.^Васильев писал: «В понимании ее (законности) необхо­димый классовый подход, осознание ее классового содержания. На этой основе различаются сущность и социальная роль буржуазной и социалистической законности»2. В 1991 г. о «законности рабовла­дельческой, феодальной, буржуазной, законности советского обще­ства» пишет профессор В. К. Бабаев 3. Нужно отдать должное

B. К. Бабаеву, который смог заметить, что ленинская идея законно­сти, по существу, носила прикладной характер, была далека от уче­та общечеловеческих ценностей, исходила из приоритета «револю­ционной целесообразности» над законностью.

Обстановка застоя и догматизма в правоведении на протяжении длительного времени препятствовала развитию правовых идей и понятий, в основе которых находились бы общечеловеческие цен­ности и социальная защищенность личности. В правовой теории приоритет был отдан позитивистским концепциям, пониманию пра­ва как этатистско-нормативной структурой. Кругозор юристов был замкнут самодовлеющими схемами политического и правового по­рядка, порожденными административно-бюрократической систе­мой. Постепенно формировалось представление о том, что отечест­венная наука о праве ведет свое начало лишь с после октябрьского периода, и ее превосходство над иными воззрениями на право неос­поримо. В значительной мере было отброшено и передано забвению все то полезное и ценное, что подготовила предшествующая право­вая мысль западноевропейских, а также виднейших русских юри­стов, идеи которых, впрочем, широко используются в трудах со­временных зарубежных исследователей. Все это незамедлительно

1 Общая теория государства и права. Т. 2: Общая теория права. Л., 1974. С. 368.

~ Теория государства и права. М., 1983. С. 371.

5 Бабаев В. К. Теория современного советского права. Н. Новгород, 1991.

C. 109.

сказалось не только в целом на нашей правовой теории, но и на юридической практике, которые, как подсказывала сама жизнь, все более нуждались в самом решительном обновлении.

Следует вместе с тем признать, что в 60-70-е годы и раньше в нашей историко-теоретической правовой науке были и иные подхо­ды к рассмотрению затронутых проблем. Однако утверждение и развитие этих взглядов претерпевало определенные трудности, пре­одолению которых возможно лишь при коренной переоценке ряда положений, имеющих фундаментальное методологическое значе­ние.

Новейшие исследования в области прав приводят нас к мысли о том, что философский и социологический анализ призваны вдох­нуть в правовую теорию новую жизнь, что позволит наряду с опи­санием и комментированием правовой действительности предви­деть возможности ее развития, а также изыскивать наиболее рацио­нальные пути ее совершенствования.

Как уже отмечалось в юридической литературе, представление о том, что теория права есть наука, которая синтезирует результаты философского, юридико-догматического, социологического, поли­тического, этического и других подходов, на нынешней ступени развития может не только стать общепринятой точкой зрения, но, пожалуй, и наиболее приемлемым способом постепенной реализа­ции тенденций к возрождению этой науки.

Необходимость обновления всех ее компонентов вытекает, пре­жде всего, из потребности самого развития и преобразования нашей действительности. Предстоит заново взглянуть на многие устояв­шиеся в науке взгляды и представления, понятия и определения. Известно, что понятие социалистического права как совокупности юридических норм утвердилось в 1938 г. и длительное время обес­печивало, в сущности, противоправную деятельность многих звень­ев административной системы. Порой «буква» закона противопос­тавлялась его «духу» и сдерживала, а нередко и подавляла начина­ния, не укладывающиеся в рамки инструкции или параграфа. Меж­ду тем соединение в понятии права этих двух начал жизненно необходимо.

Особенностью бюрократического властвования является стрем­ление к подробной, а точнее, мелочной регламентации всех общест­венных отношений. Однако еще виднейшие русские юристы отме­чали, что основой прочного правопорядка является свобода лично­

сти и ее неприкосновенность. Сегодня очевидна потребность обра­щения к позитивным аспектам отечественного правоведения и ана­лиза многих забытых идей его представителей.

Право многими из них понималось неоднозначно. Среди различ­ных его проявлений выделялись такие, смысл которых сводился к отождествлении) права с нормами, устанавливающими или ограни­чивающими свободу; в других определениях задача правовых норм виделась в разграничении и согласовании интересов людей; нако­нец, право рассматривалось как совокупность правил, призванных найти компромисс между различными требованиями субъектов.

Огромное внимание уделялось нравственно-правовым принци­пам, лежащим в основе регулирования общественных отношений.

Естественно-правовые взгляды существенно отличались от иных, утверждали новый подход к пониманию права. По словам Б. И. Кистя­ковского (1862-1920), ошибка русской интеллигенции заключалась в том, что она воспринимала право не как правовое убеждение, а как принудительное правило.

История свидетельствует о том, что ошибки повторяются. Еще П. И. Новгородцев обращал внимание на то, что наше бедствие за­ключается в глубоком разногласии в обществе по отношению ко всем основным правилам, устойчивость которых является правовым условием истинного общественного и правового порядка \\ Наступ­ление этого порядка многими видными мыслителями связывалось с распространением и утверждением естественно-правовых взглядов, в основе которых лежат общечеловеческие права, интересы лично­сти. Любое цивилизованное общество должно быть построено по простым естественным человеческим законам нравственности и справедливости. Мы приходим к новым представлениям на свое призвание и назначение, которые призваны утвердить и новый взгляд о законности и правопорядке. Известно, что XVIII в. дал нам декларацию неотчуждаемых прав человека, а XIX и XX - нечто большее - осознание незаменимой, неповторяющейся, своеобраз­ной индивидуальности. При этом был сделан важный вывод о том, что между личностью и обществом нет и не может быть полного совпадения. Духовная сфера личности глубже и шире любой иной социальной сферы. Это не значит, что следует отказаться от всех внешних факторов нашего бытия и проповедовать грубый индиви-

1 Новгородцев П. IL Об общественном идеале. Вып. 1. Изд. 5. Прага, 1922. С. 5.

дуализм. Внешние формы общежития в известном смысле состав­ляют часть нашей духовной жизни, ее символ и результат. Мы должны идти не по пути отрицания политики, права ради морали, но по пути их необходимого разграничения. Немаловажным факто­ром стабильности правопорядка является чувство собственной от­ветственности личности, или, как писал об этом П. И. Новгородцев, нравственное долженствование.

Таким образом, говоря о законности, необходимо учитывать, что понятия «право» и «закон» не совпадают. Право является необхо­димым регулятором и саморегулятором общественного поведения. Если бы его не существовало, то каждый, как отмечал Н. А. Греде­скул, поступал бы так, как он сам считает нужным, и это могло бы причинить вред другим \\ Право есть вмешательство всех в поведе­ние каждого, для того, чтобы это поведение не причиняло вред дру­гим. Это вмешательство достигает цели двумя средствами: во- первых, самим образованием общественного долженствования и, во-вторых, если правовые требования не исполняются, то применя­ются меры в соответствии с законом, принуждающие субъекта к исполнению общественного долженствования. Право характеризу­ется и такими элементами как общее благо и справедливость. При­нудительный характер права проявляется, прежде всего, в законо­дательстве, которое в идеале должно сводиться не только к «букве», но и впитать в себя «дух» права.

В дореволюционной отечественной научной литературе по праву широко были распространены такие понятия как «законность» и «правомерность» вместо сегодняшнего - «законность».

Впрочем, и в современной юридической литературе понятие правомерности исследуется достаточно активно. Под правомерным поведением понимается такое поведение, которое соответствует предписаниям юридических норм.

Профессор Бабаев В. К. отмечает, что масштабы, шаблоны пра­вомерного поведения установлены в юридических нормах, в тех их частях, которые называются диспозициями [301] [302]. Правомерное поведе­ние людей составляет суть правопорядка. Требование правомерного поведения -- это требование законности. Как видно из этих рассуж­

дений, «правомерность» и «законность» рассматриваются как одно­порядковые явления, С этим трудно согласиться именно в силу то­го, что сами понятия закона и права не совпадают. Различие между правом и законом обнаруживается наиболее определенно при ана­лизе вопроса о прописке.

Известно, что неотчуждаемым естествен­ным правом человека является его право выбора места проживания и, следовательно его действия, направленные на защиту этого пра­ва, являются правомерными. Вместе с тем паспортная система (сис­тема прописки) обязывает соответствующие государственные орга­ны своими действиями ограничивать это естественное право. И та­кие их действия в соответствии с законом рассматриваются как за­конные. Как видно, в этом случае законность и правомерность не совпадают. Представляется, что право «на гражданскую жизнь» имеют такие понятия, как «закономерность», «правомерность», «за- конопорядок» и «правопорядок». В этих понятиях присутствует, прежде всего, элемент социальной оценки права, закона и их при­менения. Для позитивизма (представителями которого, кстати, и был установлен принцип законности), как известно, существовала лишь проблема действительности закона в его чисто юридическом значении. Разумеется, сторонники позитивизма не исключали воз­можности постановки вопроса о справедливости закона. Но такой путь, по их мнению, вел из сферы юридической науки в область ме­тафизики. В свое время это было новым, прогрессивным словом юридической мысли. Впрочем, многие и советские юристы подхо­дили к проблеме права и его исполнению (законности) именно с позитивистских позиций. Однако если понимать законность именно как оценочную правовую категорию (чего так боялись позитиви­сты!), то прежнее представление о законности уже становится не­достаточным.

Исполнение закона является необходимым элементом в понима­нии законности. Но надо полагать, что он не единственный в иссле­дуемом понятии. Требование законности нарушается, если законы не исполняются. Вместе с тем нельзя говорить о процветании за­конности, если исполнятся правовые акты несправедливые, проти­воречащие общечеловеческим интересам. Основа законности, т. е. непосредственно правовые нормы, прежде всего, зависит от того, кем и как она создается. В связи с этим уместно сделать вывод, что понятие законности должно охватывать не только область реализа­ции права, но и область его создания.

Между законностью (закономерностью) и законодательством существует самая тесная связь. Невозможно говорить о законности, если нет законов. Но важно заметить, что само по себе наличие за­конов еще не свидетельствует о наличии законности. Понятия «за­кон» и «законность» не тождественны. Законы могут изменяться в зависимости от целей и задач государства в тот или иной период его развития. Законность же (закономерность) стабильна по своему смысловому содержанию. Именно поэтому не нужно смешивать различные законодательные меры (изменение, отмена, создание но­вых нормативных актов) с самой законностью, хотя эти меры могут служить предпосылкой к ее укреплению.

Является ли нарушение закона и нарушение законности одним и тем же? В советской юридической литературе уже высказывалась точка зрения, согласно которой отдельный гражданин может нару­шить закон, что нарушение законности представляет собой боль­шую опасность ~ это нарушение законов государственными орга­нами и должностными лицами. Было бы бесполезно спорить о том, что более опасно - нарушение закона должностным лицом или ря­довым гражданином, тем более что одним из основных требований законности является неуклонное исполнение законов всеми гражда­нами независимо от их должностного положения. Перед законом равны все, и нарушение закона любым гражданином представляет собой большую опасность для государства и общества. Нарушение закона влечет и нарушение законности. Но это не одно и то же. На­рушение закона лежит скорее, в плоскости его реализации. Закон­ность же охватывает и другую сферу - правотворческую. Конечно, законодатель в своей деятельности также руководствуется тем или иным законом. Но, не впадая в нормативизм, нужно признать, что законодатель руководствуется не только законами, регламенти­рующими порядок издания правовых актов, но и сообразовываются (по крайней мере, должны это делать) с требованиями справедливо­сти, целесообразности, с интересами личности и всего общества. Представлять дело иначе можно лишь в том случае, если согласить­ся с положением нормативизма о том, что «закон создает закон».

Термин «законность» так же, как и другие ему подобные - «кон­ституционность», «государственность», - несут свою смысловую нагрузку, во многом определяемую просто общепринятым мнением представителей науки или практики в тот или иной исторический период. Это мнение в советский период во многом зависело от тра­

диционного в то время сугубо классового понимания закона и за­конности. В эпоху возрождения в науке и практике естественно­правовых концепций (а этот процесс происходил не только в про­шлом, но и сегодня) уместно обратиться и к анализу понятий «пра­вомерность», «закономерность», «законопорядок», «правопорядок», а также продолжить анализ устоявшегося понятия «законность».

Обычно с понятием законности самым тесным образом связы­вают и понятие правопорядка. Причем эта связь порой обрисовыва­ется настолько тесно, что, по существу, не делается различия между ними. Именно в этом случае невольно возникает вопрос - для чего нужно это понятие, какова его теоретическая и практическая зна­чимость, и не дублирует ли оно какие-либо другие понятия, напри­мер, «правоотношение»? Для того чтобы ответить на него, необхо­димо, хотя бы кратко рассмотреть вопрос о соотношении «правопо­рядка» и «общественного порядка».

Под общественным порядком мы понимаем установившуюся систему общественных отношений, отвечающую интересам обще­ства, выраженным в социальных нормах, отношения, отвечающие общественным интересам, выраженным в нормах права, рассматри­ваются в литературе как правопорядок. Следовательно, обществен­ный порядок включает в себя правопорядок, но не сводится к нему. Нарушение правопорядка есть в то же время и нарушение общест­венного порядка. Но не всегда нарушение общественного порядка можно рассматривать как нарушение правопорядка. Допустим, на­рушается супружеская верность, т. е. нарушаются нормы морали, но не правовые. Здесь налицо нарушение общественного порядка, но не правового. Или, например, кто-либо проявляет грубость, неува­жение к старшим по возрасту, женщине (нарушение норм культуры, обычаев), тем самым он явно нарушает сложившийся обществен­ный порядок, но не правовой. Нередко нарушение общественного порядка понимают весьма упрощенно. Считают, например, что на­рушающий общественный порядок наносит ущерб интересам мно­гих лиц (совершение аморального проступка в присутствии многих лиц). Если же он проявил грубость по отношению к одному лицу (и к тому же этого никто де видел), то данные действия, обычно, и не рассматриваются как нарушение общественного порядка. Пред­ставляется, что такой взгляд является неверным, ибо любое нару­шение социальных норм является нарушением общественного по­рядка. Правопорядок является более узким понятием, чем общест­

венный порядок, - это составная часть общественного порядка. Та­ково соотношение понятий «общественный» и «правовой» порядок. Каково же определение правопорядка? Если ссылаться на распро­страненное в научной литературе определение, то можно сказать, что правопорядок - это система правовых отношений, отвечающая интересам государства, выраженных в нормах права. Под правопо­рядком многие авторы понимают «реализованную законность». Но если говорить о «реализованной законности», то почему бы не включать сюда и нормы права? Ведь нормы права есть результат правотворчества. А мы, как уже отмечалось, распространяем закон­ность и на сферу правотворчества. В этом плане позиция С. Ф. Ке- чекьяна, который понимал под правопорядком нормы права и воз­никающие на их основе правоотношения, выглядит более удачной. Представляется, что можно избежать существующих споров в нау­ке. Для этого достаточно возродить уже имевшие место в истории отечественной науки о праве и термины - «законопорядок» и «пра­вопорядок». Законопорядок означает тот порядок в системе обще­ственных отношений, который основан на точном и неуклонном соблюдении всех законодательных норм и всеми участниками этих отношений.

В основе правопорядка должно лежать соблюдение неотчуждае­мых прав человека, принципов права. Правопорядок, таким обра­зом, должен более общей категорией по отношению к законопоряд- ку. Но эти аспекты еще ждут своих исследователей. 4

ж \'

3.6.4.

<< | >>
Источник: А.А. Боер, Э.В. Кузнецов, О.Э. Старовойтова. Теория права и государства: учебное пособие / А. А. Боер, Э. В. Кузнецов, О. Э. Старовойтова; под общ. ред. Э. В. Кузнецова; ГУ АП; Ассоциация философии права Санкт-Петербурга. - СПб.,2007.-386 с.. 2007

Еще по теме Законность и правопорядок:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -