<<
>>

§3. Научное обеспечение

Поиск эффективных средств борьбы с преступностью обусловил качественно новый подход к изучению правосознания сотрудников правоохранительных органов. Исследования правосознания задействовали потенциал теоретико-правовых, социологических, социально-психологических, уголовно-правовых и криминологических исследований.

Наряду с этим,

проблемы правосознания отдельных категорий сотрудников: следователей, оперативных работников, руководителей органов внутренних дел и пенитенциарных учреждений - потребовали включения в поле зрения и соответствующих юридических наук, позволяющих проанализировать его структуру и формирование. Механизм правосознания субъектов нормотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности в свою очередь, наряду с исследованиями общей теории государства и права, требует проведения научных изысканий в области государствоведения, административного права, управления.

Следовательно, правомерна постановка вопроса о научности, как факторе, детерминирующем, с одной стороны, более плодотворное изучение профессионального правосознания, а с другой - его познание через оптимизацию отдельных направлений и аспектов юридической практики.

В рамках настоящей диссертации достижение этих целей позволит, по мнению автора, внести небольшой вклад в развитие взглядов на правосознание оперативных сотрудников уголовного розыска, службы криминальной милиции.

Ряд наук, как правового, так и неправового характера, в соответствии со сложившимися в науковедении взглядами[138] , необходимо рассматривать как систему научных знаний и специфическую форму деятельности, творческий процесс получения новых знаний о преступности, связанных с ней явлениях и мерах борьбы. При этом научная деятельность находится в единстве с системой знаний, поскольку “... порождаясь научной деятельностью, запечатлевая в себе ее строение и условия развития, научное знание не пассивно следует за ней, но активно влияет на нее и вплетается в ее ткань”[139].

Перемены последнего десятилетия внесли свои изменения в социально­правовое мышление различных общественных групп, в том числе сотрудников

органов внутренних дел. Переоценка многих социально-психологических ценностей коснулась и правовых воззрений. Следствием явилось то, что и ранее существовавшее несовпадение интересов правовой науки и юридической практики, теоретической работы и деятельности по раскрытию преступлений получило дальнейшее углубление. Некоторые проблемы, которыми занималась юридическая наука, не соотносились с проблемами практики, а некоторые вопросы, возникающие в процессе правоохранительной и правоприменительной деятельности лежали вне поля зрения ученых - юристов. У системы науки и системы практики появились самостоятельные цели и они развивались под влиянием собственных потребностей. Задача же заключается в том, чтобы совместить юридическую науку и практику борьбы с преступностью.

Наиболее характерным примером является то, что в течение многих лет мы рассматривали концепцию преступности вне ее связи с общественно- политической ситуацией в стране. Конечно, проведены многочисленные криминологические, социологические, теоретико-правовые исследования причин, условий преступности, но не ставились во главу угла научного поиска крайне неэффективная политическая и экономическая система отторжения человека от институтов власти и собственности; попрание принципа социальной справедливости. Постулат о неуклонной тенденции снижения преступности разбился в прах. Вместе с ним ушли и мифы о ликвидации организованной преступности, об исчезающей преступной субкультуре с ее “авторитетами”, “ворами в законе” и т. п.[140] Не лучшим образом обстояло дело и с изучением реального положения дел с наркоманией, особенно среди подростков и молодежи. Не оказались своевременно изученными новые виды преступлений (похищение людей, заложничество и др.).

Только новые исследования в области правовых и неправовых наук,

свободные от догматов, позволят рассмотреть те или иные тезисы правовой науки с позиций их соответствия научному мировоззрению и социальным реальностям.

Так, практика уголовного розыска сегодня настоятельно требует изучения социального механизма правоприменительной деятельности в

условиях экстремальных ситуаций, где на

процесс правоприменения

оказывает серьезное воздействие исключительность, обстановки, дезорганизация сложившегося правового, психологического укладов жизни[141].

необходимость

морально

риска (ранее

Требует своего изучения проблема тактического упоминавшаяся в настоящей диссертации). Имеющиеся работы Р.С. Белкина,

В.Л. Васильева, Н.Л. Гранат, В.П. Гмырко главным образом рассматривают тактический риск применительно к деятельности следователя. Что же касается оперработников уголовного розыска, то здесь практически “белое пятно”. Таких проблем уголовного розыска, нуждающихся в серьезных исследованиях в целях совершенствования правовой основы и выработки организационно- тактических решений, немало.

Освобождение правового сознания оперработника от лжеистин - одна из важных целей исследователей в области борьбы с преступностью. При этом представляется важным понимание необходимости альтернативного мышления.

“Все это приводит к тому, что выдвижение позиций, противоречащих устоявшимся положениям, подвергается очень существенным внутренним и внешним ограничениям. Внутренние ограничения состоят в том, что порой мышление юриста подчиняется диктату самоцензуры. Очень трудно противостоять тем положениям, которые уже признаны истинными и не нуждающимися в доказательствах. Разумеется, в каждом отдельном случае можно оспаривать то или иное утверждение, можно считать, что та или иная

догма нуждается в пересмотре, но важно признать, что необходима разработка принципиально нового подхода, который обеспечивал бы периодическую оценку достижений правовой науки с позиций сегодняшнего дня, происходящих изменений, общего соответствия данным той или иной науки”[142].

Профессиональное правосознание оперработника, являясь составной частью оперативно-розыскной деятельности, как элемента юридической практики, испытывает разностороннее влияние науки.

Во-первых, потому что “научные знания вообще неоднородны с точки зрения их “выхода” на практику”[143]. В юридической науке, как и во всякой иной отрасли знания, имеются два основных потока научной информации. Первый опосредованно обращен к практике, второй - непосредственно. Правовые теории, не выходя прямо на юридическую практику, служат ей как указание общей перспективы, обеспечивают знанием закономерного и необходимого, являясь ориентиром в практической деятельности[144].

Прикладные исследования, главным образом в оперативно-розыскной деятельности (как науке), криминалистике, стремятся к непосредственной практической значимости.

На уровне теоретических исследований в криминологии, уголовном праве, уголовном процессе практические выходы трудно предсказуемы. Необходим определенный, иногда значительный период времени для того, чтобы обнаружились пути и формы использования результатов теоретических исследований в праве. Однако они должны создавать опережающий и расширяющий задел знания, который умножает возможности для совершенствования правотворческой, правоохранительной и правоприменительной деятельности.

Разумеется, не все результаты юридических исследований теоретического характера становятся со временем достоянием практиков. Но если учесть растущую взаимосвязь и обусловленность различных сторон общественного организма, то, в конечном счете, результаты теоретических исследований так или иначе влияют на практику.

Основной задачей прикладных исследований в области оперативно­розыскной деятельности, управления, криминалистики является оптимизация функционирования субъектов оперативно-розыскной деятельности, в том числе уголовного розыска. Особенностью прикладного исследования является и то, что в структуре его предмета выделяется как непосредственный аспект части оперативной работы, так и направленное на него управленческое воздействие.

Во-вторых, потому что объектами исследований являются феномены, в разной степени влияющие на формирование и уровень правосознания.

Это влияние оперативной обстановки, состояние организации аппаратов уголовного розыска и тактики оперативно-розыскной деятельности, это проблемы кадров: комплектование достойными людьми, их нравственная и психологическая подготовка, создание профессионального ядра и решение проблем материально-технического обеспечения, правового регулирования работы аппаратов уголовного розыска, социально-правовой защиты их сотрудников и т.п.

В-третьих, то, что само правосознание оперработников является самостоятельным объектом теоретических и прикладных исследований.

Полагаем возможным отметить ряд существенных обстоятельств, должных повлиять на степень научности (т.е. достоверности, истинности) исследований правосознания сотрудников уголовного розыска и других структур службы криминальной милиции.

В условиях перехода к демократическому обществу и происходящих качественных изменениях в политической, экономической и социальной жизни

возникает целый ряд проблем переоценки концептуальных положений деятельности органов внутренних дел[145] .

Пересмотр взглядов на систему МВД как на карательно-репрессивный аппарат и, соответственно, выход на концепцию “социальной помощи” требует и новых подходов к изучению правового сознания сотрудников всех структур органов внутренних дел и, конечно, уголовного розыска.

Определяя методологические посылки для будущих исследований правосознания в условиях новых концептуальных положений, считаем необходимым определить следующее.

Первое. Главной особенностью современных социальных отношений является поляризация общества на всех уровнях - от семьи до национально - территориальных общностей и общественно-политических формирований. (Примеры тому: события в Чечне, забастовки, рост межнациональных конфликтов, массовые беспорядки, события в Москве 1 мая и 3-4 октября 1993 года).

Второе. Находясь в центре противоречивых социальных явлений, милиция и уголовный розыск прежде всего могут либо нейтрализовать, либо усугублять возникающие проблемы, поскольку выступают субъектами не только правовых, но и социальных отношений.

Третье. Как следствие вышеуказанного, у милиции нет альтернативы отношению социального партнерства с населением, т.е. включение профессионального правосознания в систему общесоциальных ценностей (как правовых, так и нравственных).

Четвертое. Отказ от стереотипов в представлениях о контроле общества за деятельностью милиции по охране правопорядка (главным образом через средства массовой информации) и признание этого как реальности и необходимости.

Пятое. Включение в механизм решения вопросов оперативно-служебной деятельности учета возможной реакции общественности. Милиция, уголовный розыск зачастую оказываются в довольно сложной ситуации, так как они призваны защищать интересы государства, с одной стороны, интересы граждан - с другой.

Шестое. В сложной социальной обстановке и криминогенной ситуации органы внутренних дел нередко становятся “буфером” между гражданами, их правами, свободами и требованием старых правовых и ведомственных норм, не в полной мере соответствующих реалиям. Указанное не только сказывается на отношениях милиции с населением, но и существенным образом - на состоянии правосознания ее сотрудников.

Научное значение освоения правосознания оперативного сотрудника должно, как нам думается, состоять в дальнейшей разработке следующих моментов регулятивного воздействия профессионального правосознания на его юридически значимое поведение. К ним относятся следующие:

1. Профессиональное правосознание не просто способствует осознанию оперативником целей его юридически значимого поведения, но является и определяющим фактором этого осознания. Профессиональное сознание определит в существенной степени осмысление конкретной ситуации, вытекающей из оперативно-розыскной деятельности.

Мы имеем здесь в виду регулирующую роль профессионального правосознания в целом. Однако этим же эффектом обладают и отдельные его структуры: правовое знание, уровень правовой информированности, степень научного обеспечения деятельности и др.

2. Профессиональное правосознание помогает работнику уголовного розыска увидеть набор возможных средств достижения этих целей и произвести выбор конкретного средства как правомерного, так и тактически целесообразного.

Особенно выпукло регулирующее воздействие правосознания сотрудника уголовного розыска просматривается в ситуации выбора правомерного или противоправного средства при решении конкретной задачи оперативно­служебной деятельности, например, при задержании подозреваемого в совершении преступления. Именно в таких ситуациях проявляется и уровень самого правосознания, и его регулятивная функция. Задержать невиновного, а затем уж любой ценой получить показания (т.е. встать на путь нарушения законности, но обойтись при этом минимумом неприятностей для себя) или подвергать себя возможным неблагоприятным последствиям, может быть, оказаться уволенным или наказанным (но при этом не совершить беззаконных действий) - дело индивидуального выбора, определяемого уровнем профессионального правосознания оперативного работника.

3. Профессиональное правосознание сотрудника (вместе с нравственным и политическим сознанием) полагает ему правильно оценить социальную эффективность избранной стратегии решения задачи и своей профессиональной деятельности. Из всех блоков профессиональной деятельности оперативника только профессиональное правосознание позволяет сотруднику справиться с задачей осмысления конечных результатов.

Если подойти к вопросу о регулирующем воздействии профессионального правосознания на оперативно-розыскную деятельность сотрудника уголовного розыска “от противного”, то справедлива постановка вопросов: можно ли считать доказанным, что проблемы в правовой подготовке, негативное отношение к закону, правам и достоинству людей, несформированное правовое мировоззрение приводят в таких случаях к противоправному целеполаганию, сознательному выбору противоправных средств, к позитивной оценке объективно негативного эффекта? Можно ли считать, что деформированное правосознание является причиной соответствующего поведения сотрудников аппаратов уголовного розыска?

Ответ на эти вопросы положительный. Незаконные оперативно-розыскные действия, нарушения законности и совершение преступлений сотрудниками есть прежде всего проявление дефектности их правового сознания. Осуществляя исследования в данном направлении, необходимо исходить из определяющей роли юридической, оперативно-розыскной практики.

4. Исследования теоретического и прикладного характера проблемы “собственной интерпретации” правоохранительной ситуации. Вышеотме- ченные деформации несут на себе не только груз влияния внешней среды, но и собственного ’’творчества”. Как правило, это свидетельствует не только о неблагополучии в милицейской среде, в которой функционирует правосознание оперативника, но и существенной деформации внутреннего мира коллектива подразделений уголовного розыска.

Вне уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности соответствующие правовые нормы представляют собой лишь юридические потенции. Правовое сознание, являясь посредником между нормой права и практической деятельностью, обеспечивает им (нормам) социальную реальность, включая в процесс реализации.

Прикладное значение исследований проблемы профессионального правосознания сотрудников уголовного розыска проявляется и в том, что позволяет обеспечить комплексное понимание “узких” мест в :

а) системе организации и тактики работы уголовного розыска по основным направлениям оперативно-розыскной деятельности;

б) информационном и информационно-правовом обеспечении сотрудников службы криминальной милиции;

в) комплексном воспитании и обучении оперсостава органов внутренних дел.

В тоже время появляется возможность прогнозировать нарушения в правоохранительной деятельности, рассчитать объем необходимых правовых,

организационно-материальных мер, необходимых для нейтрализации негативных проявлений в деятельности аппаратов уголовного розыска.

Другой аспект научных исследований профессионального правосознания заключается в том, что правосознание есть своеобразный индикатор состояния работы уголовного розыска. Возможные и существующие здесь проблемы в значительной степени обусловлены рядом милицейских традиций, привычек, стереотипов, причем не лучшего свойства. Надо полагать, что внедрение в практику подразделений кадровой работы органов внутренних дел рекомендаций прикладных исследований даст возможность предупреждать факты неправомерного поведения сотрудников. Таким поводом предупредительно-воспитательной работы является не нарушение, а дефект правосознания.

Анализ литературы по вопросам внедрения научных рекомендаций в практическую, правоохранительную и правоприменительную деятельность органов внутренних дел (работы Г.А. Аванесова, В.П. Бахина, С.В. Бородина, Е.М. Головина, А.Э. Жалинского, Н.Д. Косоплечева, А.Н. Подрядова, Е.А. Пономарева, А.В. Фефилатьева и др.) показывает следующее. Внедрение результатов исследований, внесение изменений в деятельность по борьбе с правонарушениями не носит в должной мере управляемый характер. Права и обязанности ученых и “заказчиков” - органов внутренних дел, определены недостаточно полно, на местах эта работа ведется еще слабо[146].

Надо полагать, что комплекс теоретических и прикладных исследований в области юридических и неюридических наук, изучающих процессы борьбы с преступностью и связанные с этим явления, дадут новый импульс к разработке

необходимых рекомендаций по оптимизации работы органов внутренних дел, в том числе и службы уголовного розыска. Это, в свою очередь, окажет влияние на процессы формирования правового сознания его сотрудников.

<< | >>
Источник: Жуков Евгений Анатольевич. Профессиональное правосознание сотрудников уголовного розыска. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ростов-на-Дону - 1997. 1997

Еще по теме §3. Научное обеспечение:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -