<<
>>

Дискуссионные вопросы соотношения понятий «форма» и «источник» права

На протяжении долгих лет подход советских ученых к во­просу определения источников права отличался тремя особен­ностями. Первая — известная недооценка. Достаточно сказать, что до 1980-х гг.

были опубликованы лишь две общетеоретиче­ские работы по данной проблеме1 и незначительное число ис­следований источников права в отдельных правовых системах, в отраслях права и т. д.[LIV] [LV] Такое положение объяснимо: признавая единство формы и содержания в праве, советские ученые неред­ко вольно или невольно отдавали приоритет исследованию его социально-классовых аспектов. Это объяснялось второй осо­бенностью подхода, состоявшей в изучении данной проблемы, как и права в целом, с позиций противоборства двух систем. За­кономерности развития источников права выводились из тезиса

о диаметрально противоположной классовой сущности буржу­азного и социалистического права. Естественно, при таком под­ходе наиболее совершенную систему источников права должна была представлять наша страна и другие социалистические страны. Что касается противоположного лагеря, то в нем выяв­лялись отступления от принципа верховенства закона, кризис законности и т. д.

Третьей особенностью подхода к данному вопросу явля­лись его ограниченность и непоследовательность. Исследование проблем источников права велось, как правило, в рамках про­блематики советского права. При этом, хотя и применительно к остальному миру, признавалась множественность источников права, сложившаяся в ходе исторического развития, однако в условиях советской правовой системы, по существу, единствен­ным источником права признавался нормативный акт. Поэтому понятие «система источников права» обычно заменялось поня­тием «система законодательства». Проблема роли источников права в правовой системе вытеснялась вопросом о соотноше­нии системы права и системы законодательства.

Сама терминология — «нормативный акт», «законодатель­ство в широком смысле» — как бы стирала грань между зако­ном и актами подзаконной силы. В условиях командно- административной системы такой подход привел к тому, что верховенство закона на практике превращалось в своеобразную «ширму», призванную скрыть реальную подчиненность закона актам нормотворчества правящей партии и бюрократического аппарата.

Одной из причин недостаточной теоретической разработки данной проблемы являются многозначность и нечеткость са­мого понятия «источник права». Еще С. Ф. Кечекьян отмечал, что оно «принадлежит к числу наиболее неясных в теории пра­ва. Не только нет общепризнанного определения этого понятия, но даже спорным является самый смысл, в котором употребля­ются слова “источник права". Ведь “источник права” — это не более как образ, который, скорее, должен помочь пониманию, чем дать понимание того, что обозначается этим выражением»1.

В самом деле, под источником права понимают и материальные условия жизни общества (источник права в материальном смыс­ле), и причины юридической обязательности нормы (источник права в формальном смысле), и материалы, посредством кото­рых мы познаем право (источник познания права).

Кроме того, ряд авторов — отечественных и зарубежных — выделяют исторические источники права. В условиях такой многозначности использование данного понятия в качестве на­учной категории связано с серьезными проблемами.

В 60-е гг. XX в. ряд авторов предлагали заменить понятие «источник права» понятием «форма права», которое, по их мне­нию, позволяло вести исследование права более глубоко и всесторонне1. Такая позиция не получила поддержки. В частно­сти, в отраслевых юридических науках термин «источник пра­ва» сохранил свое значение. Со временем и в теории права про­исходит восстановление в «правах гражданства» старого понятия[LVI] [LVII].

При употреблении понятия «источник права» обычно под ним понимают юридический источник права (источник права в формальном смысле).

Поэтому весьма распространен прием, когда в выражении «источники права» между этими словами в скобках добавляется уточнение — «формы». Право как качест­венно целостное своеобразное образование имеет свою специ­фическую форму. Если под сущностью и содержанием права понимается все то, из чего состоит право и чем характеризуется его природа, то под формой — его строение и границы, способы проявления вовне, самостоятельного существования, упорядо­чивания и функционирования.

Рассмотрение этого аспекта права с точки зрения философ­ских представлений о форме обогащает методологическую ос­нащенность проблемы, позволяет четче выявить ее грани. Фило­софская категория «форма» означает способ существования и выражения содержания того или иного объекта, его

организацию1. Диалектико-материалистическое понимание формы предполагает изучение ее как развивающейся и стано­вящейся структуры. В. И. Ленин справедливо подчеркивал: «Форма существенна. Сущность формирована»[LVIII] [LIX]. В таком под­ходе выражена не только существенность формы, но и ее нераз­рывная связь с самой сущностью объекта.

Форма права важна прежде всего потому, что она в своей основе предопределена его сущностными свойствами — мате­риальной обусловленностью, объективируемой в нем регуля­тивной социальной волей общего характера, преобразованно­стью последней в волю властную и юридически обеспеченную. В то же время эта форма через сущность органически соотнесе­на непосредственно со всем содержанием права. «Форма лише­на всякой ценности,— отмечал К. Маркс,— если она не есть форма содержания»[LX]. Благодаря тому, что форма права зависима и от его нормативности, и от системности, и от общеобязатель­ности, и от определенности, и от юридической обеспеченности, ее считают категорией, парной с содержанием права.

Отсюда сущностная и содержательная ценность формы пра­ва во всех отношениях — в достижении его целей, организации его содержания, повышении его эффективности и т.

д.

Таким образом, под формой права следует понимать орга­низацию, устройство его собственного содержания, способы существования, проявления, упорядочения и функционирования такого содержания. Форму права нельзя смешивать с более ши­роким понятием— с правовой формой вообще. Первая из этих категорий соотносима только с самим правом непосредственно, вторая — с правовой системой в целом.

В специальной литературе справедливо различаются внут­ренняя и внешняя формы права[LXI], хотя известны работы, в кото­

рых форма права сводится к его источникам. Причем чаще всего под вну тренней формой подразумевают систему права, структу­ру содержания или систему права и его структуру, а под внеш­ней формой — источники права, систему нормативных право­вых актов как выражение официальной социальной воли вовне или способы группирования норм законодателем — системати­ку права, его кодификацию. Эти суждения, пожалуй, ну ждаются в некоторых коррективах1.

В частности, содержание права внутренне организовано в виде множества перекрещивающихся систем и структур, обра­зуемых по разным признакам, и его облик меняется в зависимо­сти от этих признаков, уровня и характера связей между элемен­тами системы и структуры. Его внешнее устройство тоже мно­гогранно, представлено в виде опять-таки различных систем юридических источников, имеющих часто неодинаковые струк­туры и группируемых по целому ряду признаков.

Далее, по справедливому замечанию С. С. Алексеева, «пер­вичные структурные подразделения, каковыми служат правовые предписания, вообще представляют собой единство властного регулятивного веления и его внешнего, словесно-докумен­тального выражения в тексте нормативного юридического ак­та»’, т. е. внутренней и внешней форм права.

Кроме того, как во внутренней, так и во внешней формах права далеко не всегда однопланово само соотношение системы и структуры. ЕІапример, на отраслевом уровне его внутренняя форма выражена преимущественно в виде структурированной системы, а в рамках отдельных правовых институтов и норм, наоборот, скорее, — в виде систематизированной структуры.

Кодифицированные юридические акты внешне формированы и структурно, и системно, тогда как применительно к некоторым простым нормативным правовым актам, небольшим по объему, можно говорить только об их структуре. В одних случаях даже диспозиция правовой нормы объединяет два и более норматив­ных правовых предписания, в других — одно из таких предпи- [LXII] [LXIII]

саний содержит в себе все структурные элементы нормы. Есть существенные особенности такого же рода в обычаях делового оборота и нормативных договорах, не говоря уже о правопри­менительном прецеденте и общинных традициях.

Учитывая вышесказанное, под внутренней формой права целесообразнее понимать такую организацию его собственного содержания, которая выражается в виде различных систем и структур, обнаруживаемых при обозрении его изнутри; под внешней же формой — наружное устройство права, представ­ленное в виде разнообразных систем и структур легитимных источников, в которых его содержание существует, выража­ется и функционирует. Оба проявления формы права тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены, они никак не могут про­тивопоставляться друг другу.

При рассмотрении многих важнейших проблем юридиче­ской науки и практики эти формы берутся в единстве. Так, при исследовании различных национальных правовых систем не­пременно их внутренние и внешние формы учитываются одно­временно. Они берутся параллельно и при анализе федеративно­го устройства права, когда структурные части системы выделя­ются, классифицируются и компонуются по признакам право­вых норм и их юридических источников в единстве. Такая же картина наблюдается в построении содержания права по форму­ле: конституционные нормы, нормы федеральных законов, нор­мы региональных законов, нормы подзаконных актов и т. д.

Сказанным, однако, не умаляется ни значение различения внутренней и внешней форм права, ни относительная само­стоятельность каждой из них. Для правильного решения неко­торых сложных и весьма важных вопросов, особенно в преде­лах одного типа права, внимание неизбежно сосредоточивается то на внутренней, то на внешней его форме. При изучении со­отношения макро- и микроструктур и систем, с одной стороны, консолидированных в праве норм и, с другой стороны, норма­тивных правовых актов указанные формы не только обособля­ются друг от друга, но и сопоставляются, сравниваются между собой.

8.2.

<< | >>
Источник: Безрядин Д. Н., Слеп­цов В.А.. Актуальные проблемы теории государства и права : учеб, пособие для дистанц. обучения и самост. работы студентов / Д. Н. Безрядин, В. А. Слеп­цов ; СибАГС.— Новосибирск : Изд-во СибАГС,2009.— 200 с.. 2009

Еще по теме Дискуссионные вопросы соотношения понятий «форма» и «источник» права:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -