<<
>>

ПРЕДИСЛОВІЕ АВТОРА КЪ РУССКОМУ ПЕРЕВОДУ.

Прежде всего мы обращаемся съ нашею живѣйшею благодарлостыо къ компетентнымъ ученымъ, которые пожелали дать русской публикѣ переводъ этой книги. Предпріятіе было не легкимъ.

Ho мы увѣрены, что они успѣшно довели его до конца и сумѣли вполнѣ точно передать французскій текстъ на свой прекрасный русскій языкъ. По ихъ просьбѣ, мы здѣсь остановимся на нѣкоторыхъ общихъ идеяхъ, которыя руководили нами при составленіи нашей книги.

I.

Первая глава этой книги содержитъ изложеніе юридической теоріи государства, по которой государство является націей, живущей на территоріи осѣдло, обладающей характеромъ личиости, суверенной и представленной правительствомъ,—однимъсловомъ, коллективнымъ территоріальнымъ, сувереннымъ и организованнымъ въ правительство лицомъ. Мы излагаемъ эту доктрину суверенной личности государства не потому, что мы еѳ принимаемъ (мы полагаемъ, что по достоинству оцѣпили ее въ нашей книгѣ LfEtaif Ie droil objechf ei Ia Ioi posihve, опубликованной въ 1901 r.); нами руководило при этомъ лишь то соображеніе, что она до сихъ поръ занимаетъ еще значительное мѣсто въ современныхъ доктринахъ публичнаго права, и что лучшее средство показать ничтожество и противорѣчія этой теоріи—изложить ее въ ея подробностяхъ.

Теорія государства, какъ коллективнаго и сувереннаго лица, является чисто абстрактнымъ построе- ніемъ,ведущимъевое начало отъ Общественнаго договора Ж. Ж. Руссо и отъ ложнаго понятія совокупнаго Я (moi commun) или коллективнаго сознанія. Ея элементы* были точно формулированы во французскихъ деклараціяхъ и конституціяхъ революціонной эпохи. Эта теорія была принята и развита новѣйшей нѣмецкой школой публичнаго права и особенно ученымъ гейдельбергскимъ профессоромъ Еллинекомъ.

*

Bo французскихъ деклараціяхъ и конституціяхъ она имѣла, въ качествѣ противовѣса, принципъ индивидуальныхъ естественныхъ правъ, предшествующихъ и возвышающихся надъ государствомъ.

Конституція 1791 г. (тит. 1) торжественно подтвердила, что законодатель не можетъ издавать ни одного закона, «который наноситъ ущербъ или препятствуетъ осуществленію естественныхъ и гражданскихъ правъ». Ho современные нѣмецкіе авторы отвергли, и не безъ основанія, старую доктрину индивидуальныхъ естественныхъ правъ, сохраняя, однако, въ то же время, теорію государства, какъ территоріальной коллективности, суверенной и обладающей характеромъ личности.

Однако, въ такомъ видѣ эта теорія легко дѣлается

орудіемъ деспотизма. Такъ какъ, если государство

является самимъ обществомъ, а право есть продуктъ

*

общества, то государство становится единственнымъ творцомъ права, и все, что ни пожелаетъ государство, есть право. Нѣтъ права, предшествующаго государству; пѣтъ права, возвышающагося надъ государствомъ; нѣтъ права противъ государства; есть лишь право благодаря государству. Нѣмецкими авторами не было найдено другого основанія для ограниченія государственныхъ властей, кромѣ очень хитроумной, но очень искусственной и слабой теоріи самоограниченія государства. Государство- суверенъ, говоритъ Іерингъ, а послѣ него Еллинекъ, связано правомъ, которое оно создало и обнародовало, такъ какъ оно добровольно подчиняется ему. Несмотря на это, его суверенитетъ остается при немъ, потому что оно это дѣлаетъ, опредѣляясь лишь самимъ собой, а существенный признакъ суверенитета есть самоопредіълтіе. Оно подчиняется изданному имъ праву, такъ какъ оно поняло, что, дѣйствуя согласно праву, оно достигнетъ большаго повиновенія. Оно подчиняется праву въ той мѣрѣ и на то время, которое оно опредѣляетъ. Странное ограниченіе, которое зависитъ отъ воли того, къ кому OHO обращается!

Мы отвергаемъ эту теорію: она не согласуется съ фактами, а нашей мыслью было постоянно искать такія теоріи, которыя отвѣчаютъ реальнымъ явленіямъ. Мы отвергаемъ эту теорію, такъ кань она безсильна установить ограниченіе власти государства, а для насъ задачею юриста прежде всего должно быть установленіе твердаго основанія для ограниченія государственныхъ властей правомъ.

Таковы общія идеи, господствующія во всѣхъ нашихъ сочиненіяхъ и которыя особенно руководили нами При составленіи настоящаго руководства.

п.

Мы доказали, полагаемъ, въ нашей книгѣ UEtait Ie (Ь oil objectif (\'t Ja Ioi positive, что въ дѣйствительности государство есть не что иное, какъ результатъ диференціаціи между слабыми и сильными, происшедшей въ данномъ обществѣ подъ вліяніемъ очень различныхъ и измѣнчивыхъ причинъ и въ очень различныхъ и измѣнчивыхъ формахъ. Ho какова бы ни была политическая конституція страны, индивидъ или группы индивидовъ, обладающія властью, являются не больше, какъ индивидомъ или группой индивидовъ, которые, вслѣдствіе стеченія обстоятельствъ, смогли монополизировать въ свою пользу наибольшую силу, какова бы ни была эта послѣдняя, физическая, моральная, религіозная, экономическая или численная. Это не важно. То, что называютъ политической властью, является лишь фактическою властью, продуктомъ естественной эволюціи обществъ, которую нельзя объявлять законной въ силу ея происхожденія.

Лица, фактически надѣленныя политической властью, съ давнихъ временъ пытались ее оправдать. Для этого они придумали два не имѣющія никакой цЬны объясненія, стоящія другъ друга: теократическую доктрину и доктрину демократическую. O первой не стоитъ даже и говорить. Это историческій фактъ, любопытный для изученія; но это политическое воззрѣніе не имѣетъ позитивной реальности и, слѣдовательно, безплодно. O демократической теоріи достаточно сказать, что мнимая національная водя всегда есть лишь воля большинства, и что это большинство, какъ бы многочисленно оно ни было, не имѣетъ права навязывать свою волю, какъ таковую, членамъ меньшинства. Изъ этого вытекаетъ слѣдующая идоя, для насъ основная, руководящая нами при всѣхъ нашихъ изслѣдованіяхъ въ публичномъ правѣ и проникающая каждую страницу этого руководства: всякій, кто обладаетъ политической властью, будетъ ли это отдѣльный человѣкъ, классъ или численное большинство страны, обладаетъ ѳю фактически, а не по праву, и дѣйствія, которыя онъ производитъ, приказы, которые онъ формулируетъ, законны и обязательны для повиновенія только въ томъ случаѣ, если они соотвѣтствуютъ верховной нормѣ права, обязательной для всѣхъ управляющихъ и управляемыхъ.

Каково основаніе этой нормы права? Это основаніе можетъ быть лишь соціальнымъ и позитивнымъ. Мы попытались найти его въ общественной солидарности. Развитіе этой идеи мы дали въ I и II главахъ нашей книги L1Eiatf Ie droit objecilf ei Ia Ioi positive. Для насъ юридическая норма, обязательная для всѣхъ и въ частности для правителей, заключается въ томъ, чтобы отдавать силу, которой они располагаютъ, на служоніе общественной солидарности, т. -e. не только ничего не дѣлать, что противорѣчитъ этой солидарности, но и ѳще дѣлать все, что находится въ ихъ власти для ея увеличетя и развитія.

Ho, въ концѣ-концовъ, вопросъ объ основаніи права—второстепеннаго порядка.Существованіенормы права, возвышающагося надъ правителями и управляемыми и обязательнаго для нихъ, есть необходимый постулатъ. Подобно тому, какъ в.ся геометрія покоится на Эвклидовомъ постулатѣ, точно такъ же и

вся жизнь современныхъ народовъ покоится на этовгіЕ^ постулатѣ нормы права. Такимъ образомъ, право н0 есть политика силы, какъ говорилъ это Іѳрингъ, оно не есть дѣло государства: оно предшествуетъ ему и возвышается надъ нимъ; оно является границей го- . сударствѳнной силы, и государство есть не что иное, какъ сила, отданная на служеніе праву.

IIL

Послѣ всего сказаннаго очевидно, что первымъ долгомъ, возлагаемымъ нормой права на тѣхъ, кто фактически обладаетъ властью, является организовать эту власть въ условіяхъ, какъ можно болѣе охраняющихъ индивидовъ противъ произвола и низводящихъ до минимума опасность нарушенія права со стороны правящихъ лицъ. Наиболѣе дѣйствительное средство, придуманное до сихъ поръ людьми, чтобы достигнуть этой цѣли, заключается въ томъ, чтобы привлечь какъ можно большее число индивидовъ къ осуществленію государственной власти или, по крайней мѣрѣ, къ контролю надъ нею; но такъ какъ въ современныхъ большихъ странахъ народъ самъ не можетъ осуществлять или контролировать этой государственной власти, то ему предоставляютъ\' назначать представителей, которые отъ его имени вотируютъ законы и надзираютъ за правительствомъ.

Дѣйствительно, существованіе парламента, избраннаго всеобщимъ голосованіемъ и имѣющаго преобладающее вліяніе въ странѣ, являбтся политическимъ учрежденіемъ, которое обезпечиваетъ управляемымъ серьезныя гарантіи. Ho пусть не поду-

маютъ, что народъ пріобрѣлъ и сдѣлалъ неприкосновенной свою свободу съ того дня, какъ онъ обладаешь парламентомъ, избраннымъ всеобщимъ голосованіемъ. Избранный народомъ, парламентъ очень легко начинаетъ считать себя всемогущимъ; онъ легко дѣлается тираническимъ, а тиранія коллективности столь же грозна, если не болѣе, какъитиранія одного человѣка. Примѣръ французскаго Конвента съ избыткомъ это показалъ. Поэтому должны быть приняты серьезныя гарантіи и противъ всеобщаго избирательнаго права и противъ избраннаго имъ парламента.

Прежде всего, нѣтъ сомнѣнія что всеобщее избирательное право возможно только въ странѣ, гдѣ образованіе широко распространено, и гдѣ каждый имѣетъ ясное сознаніе о своемъ участіи въ общественной солидарности. Кромѣ того, всеобщее избирательное право должно быть дисциплинировано и организовано. Дисциплинировано благодаря образованію и дѣйствію настоящихъ иравительствешшхъ партій, т.-ѳ. партій, которыя стремятся къ завладѣнію власти ихъ представителями и къ торжеству своихъ политическихъ принциповъ, а не только къ низверженію лицъ, находящихся у власти и къ дѣлежу ихъ добычи. Всеобщее избирательное право должио быть организовано такимъ образомъ, чтобы избранный парламентъ дѣйствительно представлялъ не только индивидовъ, но и партіи и соціальныя группы. Всеобщее избирательное право, не органическое, а чисто матеріалистическое, какимъ оно, къ нашему большому сожалѣнію, существуетъ до сихъ поръ во Франціи, является карикатурою всеобщаго избирательнаго права и часто отдаетъ управленіе страной въ руки настоящей олигархіи.

Кромѣ того, мало дисциплинировать и организовать всеобщее избирательное право — надо также ограничить власть выборнаго парламента.

Народъ, который далъ бы парламенту, избираемому имъ, всю власть, принадлежавшую раньше абсолютному монарху, перемѣнилъ бы только господина. Даже избранный всеобщимъ голосованіемъ парламентъ не творитъ права; онъ также долженъ быть слугою права; онъ не можетъ дѣлать ничего противнаго нормѣ права; и онъ долженъ совершать извѣстныя дѣйствія, которыя норма права предписываетъ ему.

Дабы избѣжать опаснаго всемогущества парламента, лучшій способъ, который былъ найденъ, заключается въ такъ называемомъ (не точно) раздгменіи властей, точнѣе сказать въ сотрудничествѣ властей. «Необходимо, чтобывласть останавливала власть»,— сказалъ Монтескье; но онъ сказалъ также, что «власти вынуждены итти согласно»... Слѣдуетъ поэтому, чтобы власть осуществлялась въ сотрудничествѣ представителями всѣхъ соціальныхъ силъ, существующихъ въ странѣ, каковые представители будутъ ограничивать другъ друга самымъ своимъ существованіемъ и своимъ сотрудничествомъ. Поэтому, если въ данной странѣ монархическая вѣра и ло- ялизмъ по отношенію къ династіи составляютъ настоящую соціальную силу, существующую рядомъ съ силой всеобщаго избирательнаго права, то монархъ и избранный парламентъ естественно образуютъ органы государства. Одииъне будетъ высшимъ, а другой низшимъ. Они будутъ равны; одному не будутъ даны исключительно одни атрибуты, а другому исключительно другіе. Они будўть сотрудни-

хххгх

чать во всѣхъ государственныхъ функціяхъ, но будутъ дѣлать это различнымъ образомъ, вслѣдствіе своей различной структуры. Если возникаетъ конфликтъ, апелляція будетъ сдѣлана къ избирательному корпусу путемъ роспуска или референдума.

Такова система въ своихъ существенныхъ элементахъ. Она можетъ подвергнуться многимъ видоизмѣненіямъ, сообразно странамъ, въкоторыхъона должна быть примѣнена; и закоиодателю-учредителю каждой страны надлежитъ примѣнить еѳ къ соціальному и политическому состоянію своего народа. Ho повсюду, для полезнаго и нормальнаго функціонированія, зта система требуетъ извѣстной степени политическаго воспитанія страны, большой честности и совершенной добросовѣстности лицъ, находящихся у власти,— монарха, министровъ и депутатовъ.

Такимъ образомъ, главное вездѣ въ томъ, чтобы народъ всегда зналъ, а лица у власти никогда нѳ забывали, что въ свободной странѣ нѣтъ raison d\'Etat, что никто ни выше ни ниже права; что деспотизмъ одинаково ненавистенъ, проистекаетъ ли онъ отъ монарха, отъ отдѣльнаго класса, отъ избраннаго парламента, или отъ избирательнаго корпуса; что долгъ всѣхъ бороться противъ деспотизма и особенно старательно его предупреждать; что все должно быть дѣлаемо по праву и для права.

Таковы нѣкоторыя общія идеи, которыя вдохновляли автора этой книги. Она есть результатъ двадцатилѣтняго преподаванія, которое, разумѣется, имѣло свои слабости, но которое постоянно было

XL вдохновляемо страстнымъ культомъ истины и права. Пусть это руководство принесетъ работающей молодежи русскихъ университетовъ отголосокъ французскаго преподаванія публичнаго права и составитъ новую связь между французскою мыслью и русскимъ народомъ!

Probsseur de ihoit а VUniversdc de Botdeaux

Leon DuQuif.

Bordeaux, 4 octobre 1907.

<< | >>
Источник: Леонъ Дюги. КОНСТИТУЦІОННОЕ ПРАВО. Общая теорія государства. Типографія Т-ва И Д Сытина, Пятницкая улица, свой домъ. Москва.—1908. 1908

Еще по теме ПРЕДИСЛОВІЕ АВТОРА КЪ РУССКОМУ ПЕРЕВОДУ.:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -