<<
>>

РЕГУЛИРОВАНИЕ ХОЗЯЙСТВА И БЕСПЛАНОВОСТЬ В КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАНАХ ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ 

\r\n

В первую мировую войну германские реформисты всячески превозносили военное хозяйство того времени с его «равно&мерным» распределением продовольствия; они усматривали в этом военном хозяйстве большой «социальный прогресс» и называли его «военным социализмом».

Ленигі разоблачил этот обман, разрушил легенду о «военном социализме». Во вторую мировую войну термин «военный социализм» уже редко употреблялся. Большие успехи в хозяйстве Советского Союза в довоенный период создали широкую популярность идее «планового хозяйства». Когда сделалось невозможным просто отрицать успехи советского хозяйства, реакционные круги стали усердно объявлять их результатом планового хозяйства как такового, независимо от социалистического характера на&шего хозяйства. Почти во всех странах составлялись «четы&рёхлетние планы», «пятилетки», «десятилетки», которые либо не осуществлялись вообще, либо — как это имело место С четырёхлетним планом в Германии — служили исключительно переключению хозяйства на военные рельсы К\r\n

В эту войну ясгіо выявилось превосходство хозяйства Со&ветского Союза:\r\n

«...экономическая основа советского государства оказалась несравненно более жизнеспособной, чем экономика вражеских государств»[11]. Вследствие этого идея планового хозяйства завоевала ещё более широкую популярность среди трудящихся масс. Этим объясняется стремление некоторых экономистов за границей называть военное регулирование хозяйства «планированием хозяйства», что, конечно, абсолютно непра&вильно.\r\n

В капиталистической военной экономике было необходимо заранее планировать потребности армии (флота, авиации) на более или менее продолжительный период. А так как война, как мы уже указывали, поглощала гораздо больше половины текущей продукции, то для того, чтобы в первую очередь воз&можно полнее удовлетворять потребности армии, приходилось заранее регулировать значительную часть будущего производ&ства.

Если бы все производственные фактор ы— средства производства, сырьё, рабочая сила, транспортные средства во всех необходимых видах — имелись в неограни ченном количестве, то деятельность капиталистического госу&дарства во время войны ограничилась бы передачей частным предприятиям соответствующих заказов. Такого положения, однако, не было. Поэтому государство было вынуждено ре&зервировать значительную часть производственных факторов для военного производства, увеличивать производство това&ров, имевшихся в недостаточном количестве, и ограничивать их потребление — прежде всего потребление гражданского населения, но также, — поскольку речь идёт о средствах производства, — и потребление промышленных предприятий, производивших товары для гражданских надобностей. Та же цель диктовала необходимость государственного распределе&ния рабочей силы и транспортных средств.\r\n

Степень «планового» вмешательства капиталистического государства в хозяйство зависит в первую очередь от соотно&шения между ресурсами каждой из воюющих стран и потреб&ностями войны но кроме того она зависит и от исторических условий. Наивысшую степень «регулирования военного хозяй&ства» показала Германия, где недостаточность очень многих элементов военного потенциала но сравнению с размерами военных потребностей совпадала с исторической традицией далеко .идущего вмешательства государства в хозяйство, без&оговорочного подчинения хозяйства власти государства.\r\n

Так огромные потребности войны и ограниченность налич&ных ресурсов в воевавших странах привели к возникновению у них на известное время своей системы регулирующих и пла&нирующих мероприятий.\r\n

Однако эта система принципиально отлична от нашего планового хозяйства. Принципиальное различие состоит в следующем:\r\n

а)              «Плановое хозяйство» в капиталистических странах не может быть создано, ибо оно несовместимо с производствен&ными отношениями, основой. которых является здесь частная собственность на средства производства.

Плановые меро&приятия в этих странах есть не что иное, как вызванная вой&ной система внешнего принуждения.\r\n

Наше плановое хозяйство находится в полном соответствии с производственными отношениями, основой которых служит общественная собственность на средства производства. Здесь нет внешнего принуждения, а есть внутренний регулирующий принцип нашего хозяйства, действующий одинаково как во время войны, так и в мирное время.\r\n

б)              Военное «регулирование» в капиталистических странах — это исключительное явление, продиктованное вой&ной и предусматриваемое только на время войны. У н а с пла&новое хозяйство — это постоянная, имманент&ная часть нашей социальной системы. Наше плановое хозяйство во время войны то же, что и в мирное время, и только виды производимых товаров, их распределе&ние и т. д. приведены в соответствие с потребностями войны.\r\n

в)              Военное регулирование при капитализме охватывает только те элементы хозяйства, которые слу&жат удовлетворению потребности армии; в других же областях и в хозяйстве в целом продолжает ца&рить бесплановость.\r\n

Наше планирование простирается на все области со&ветской жизни — не только на хозяйство в целом, но и на подготовку всякого рода кадров, работу культурных учре&ждений и т, д,              і\r\n

г)              В капиталистических странах (за исключением Герма&нии, переключившей своё хозяйство на военные рельсы задолго до начала агрессии) регулирующие органы государства были созданы во время войны и носили характер временных учре&ждений,\r\n

У нас существует функционирующая уже около трёх де&сятков лет центральная и периферийная организация плано&вого хозяйства, охватывающая всю нашу огромную страну. Эта организация бесперебойно выполняла caqjo задачу и во время войны.\r\n

В капиталистических странах органы, занимавшиеся пла&нированием военного хозяйства, включали в свой состав — в соответстзии С общественным строем этих стран — наряду с чиновниками-профессионалами также представителей от орга&низаций различных общественных слоёв: предпринимателей, в первую очередь представителей крупных монополий, «по&требителей», рабочих.

(В Германии в этих органах под&линных представителей от рабочих и потребителей не было.) Это означает, что все противоречия, которые существуют в обществе между разными классами и слоями, между монопо&лиями и аутсайдерами, между предпринимателями и рабо&чими, между предпринимателями и потребителями, воспроиз&водились в этих органах «планирования» и делали их работу очень \'трудной, их распоряжения — противоречивыми.\r\n

Лишь в Советском Союзе существование только двух дру&жественных классов создаёт возможность плавного функцио&нирования планирующих органов нашего хозяйства также и во время войны.\r\n

Из сказанного вытекают и все недостатки «планирования» в военном хозяйстве капиталистических стран.\r\n

Средства производства остаются там частной собственно&стью и во время войны. И во время войны капиталистические предприятия производят товары в целях извлечения прибыли; даже построенные в США и Англии во время войны новые заводы, являвїпиеся собственностью государства, были пере&даны для эксплоатации частным предпринимателям.\r\n

Заинтересованность капиталистов в высокой прибыли и их стремление вести соответственно этому производство и во время войны находится в постоянном противоречии со стрем&лением государства поставить производство и потребление в максимально большей степени на службу войне. Крупные мо&нополии сохраняли и во время войны решающее влияние на экономическую политику государства вообще и в частности на деятельность военно-хозяйственных организаций, в руко&водстве которыми они принимали решающее участие, факти&чески возглавляя их. Их о б щ и й интерес заключался в том, чтобы их страна вышла из войны победительницей; но их частные интересы заставляли их стремиться к тому, чтобы выколотить из войны возможно более высокую прибыль для своего предприятия. При таких обстоятельствах действительное руководство хозяйством в целом представляется невоз&можным.\r\n

Противоречие между стремлением государства мобилизо&вать ресурсы для войны и стремлением отдельных крупных монополий к извлечению возможно большей прибыли наибо&лее ясно видно в США, где в отличие от фашистских стран это противоречие служило предметом открытого обсуждение в печати даже во время войны.\r\n

Несмотря на перспективы получения высоких прибылей от военных поставок, американские капиталисты отказывались вкладывать капитал в строительство предприятий, в имеющие важное военное значение отрасли производства, как то: в производство самолётов, танков, каучука, торговых судов, алюминия.

Они опасались, что при недостаточной продолжи&тельности войны они не уопеїбт, несмотря на высокие воен&ные прибыли, амортизировать эти вложения. Они предвидели, что после окончания войны эти заводы будут не нужны для мирного производства и окажутся лишними: известно, что до войны основной капитал американской промышленности ис&пользовался лишь частично. Предприниматели вынудили го&сударство вложить в строительство заводов за время войны 16 миллиардов долларов, причём в большинстве случаев за&воды строились на государственные средства капиталистами и поступали затем к ним же для эксплоатации.\r\n

Как беспланово использовалась производственная мощь США во время войны, свидетельствует, например, тот факт, что, в то время как существующие старые автомобильные за&воды бездействовали, на средства государства строились но&вые заводы для крупных автомобильных компаний.\r\n

Противоречие между частными интересами крупных пред&принимателей и интересами государства ясно видно на при&мере с Фордом:\r\n

«Хотя правительство и израсходовало 66 миллионов долла&ров на постройку завода Уиллоу Рен и на его высоко специа&лизированное оборудование, компании «Форд» была дана полная возможность действовать по-своему. Это «по-своему» означало, между прочим, расположение заводских зданий на расстоянии 30 миль от основного источника рабочей силы — Детройта; наём на работу в подавляющем большинстве рабо&чих мужчин-белых, подлежащих мобилизации, полнейшее пренебрежение элементарной обязанностью обеспечить рабо&чих жилищами и активное противодействие попыткам прави&тельства разрешить эту проблему; наконец, применение уста&ревших и негибких производственных методов, замедлявших производство и затруднявших введение зачастую необходи&мых небольших изменений конструкций машин, которых тре&бует современная война. Компания «Форд» построила идеаль&ный завод для выпуска гражданских грузовых самолётов, которые нужны после войны. «После того как война окончит&ся, — сказал Генри Форд группе репортёров в сентябре 1941 года, — я думаю оставить за собой сооружаемое нами здание и выпускать самолёты в массовом количестве»1.\r\n

3 А, В.

JVagil, Detroit\'s big three, «New JHasses», 25. V. ШЗ, p. 15/16.\r\n

То же самое видно и на примере Крейслера.\r\n

«Компания «Крейслер» в ещё большей мере, чем большин&ство других автомобильных компаний, старалась ограничить свою военную деятельность работой новых заводов, построен&ных правительством, и производством таких машин, которые возможно меньше отличаются от продукции мирного вре&мени.\r\n

В то самое время, когда много акров заводской площади на предприятиях Крейслера остаются неиспользованными, правительство строит в Чикаго для дочернего предприятия Крейслера — фирмы «Додж» — один из крупнейших заводов в мире, который будет производить самолёты Райта... «Что станет с этим огромным заводом после войны?» — спросил я представителя компании «Крейслер». Тот пожал плечами.\r\n

«От него не будет никакого проку для автомобильной про&мышленности», — сказал он...\r\n

Относительно сильное противодействие Крейслера переклю&чению его предприятий на военные рельсы имеет за собой, повидимому, экономические соображения. Крейслер более озабочен сохранением своей конкурентоспособности после войны, чем «Дженерал Моторс» или «Форд». Будучи лишён огромных финансовых резервов, которыми обладают два его главных соперника, и занимая второе место в производстве автомобилей (по размерам продукции он очень незначительно отстаёт от Форда), Крейслер пытался организовать своё воен&ное производство таким образом, чтобы иметь возможность пе&рейти на послевоенное изготовление автомобилей быстрее и при этом производить их дешевле, чем любой из его конкурентов» К\r\n

Подобные примеры можно было бы привести по любой отрасли производства. Общественная система, имеющая своей основой частную собственность на средства производства, де&лает невозможным создание настоящего планового хозяйства.\r\n

Особенно затруднено включение сельского хозяйства в си&стему регулирования: Причиной этого является тот факт, что в каждой стране имеется несколько миллионов «самостоя&тельных» сельскохозяйственных предприятий. Дело ещё бо&лее осложняется раздробленностью крестьянского землевла&дения [12].\r\n

\r\n

\r\n

\r\n

Точно так же с очень большими трудностями было связано включение в «плановую» организацию военного хозяйстЬа мелких ремесленных предприятий: оно было осуществлено путём превращения ремесленников в зависимых, работающих для крупных фирм поставщиков отдельных деталей или же путём их экономического уничтожения вообще (особенно в Германии).\r\n

Из того факта, что плановое регулирование в капиталисти&ческих странах носило чрезвычайный характер и предусма&тривалось только на время войны, следует, что к началу войны эти страны не обладали готовой организа&цией для планирования военного хозяйства. (Лишь Герма&ния ещё до возникновения войны заложила фундамент своей военно-хозяйственной организации.) Необходимые органы приходилось создавать в течение самой войны, от случая к случаю, по мере того, как выявлялась угроза недостатка от&дельных, необходимых для удовлетворения потребностей ар&мии факторов. Функции этих органов переплетались между собой: приходилось создавать всё новые и новые вышестоя&щие организации для координирования их деятельности и ула&живания возникавших между ними конфликтов в вопросе о компетенции. Но и у этих вышестоящих организаций их функ&ции часто переплетались, и вместо правильно построенной системы получалась сущая неразбериха.\r\n

В качестве примера может служить хвалёная страна «об&разцовой» организации — Германия.\r\n

«Регулирование» германского хозяйства в целях переклю&чения его на военные рельсы началось вскоре после прихода Гитлера к власти. В 1934 году регулирование было поручено министерству хозяйства во главе с Функом. В 1936 году Ге&ринг был назначен руководителем ведомства по проведению «четырёхлетнего плана» подготовки к войне; министерство хозяйства было подчинено этой организации. Фактически же обе организации работали параллельно, как это явствует из сопоставления издававшихся ими распоряжений. "Начиная с 1940 года функционировала третья организация по «регули-\r\n

вести успешную борьбу за повышение урожайности. Если и в мирное время такая чересполосица является тяжёлым препятствием для прогресса и модернизации сельского хозяйства, то во время войны она приводит прямо-таки к невыносимому положению. Распылённость земельных наде&лов несовместима с требованием наиболее рационального использования рабочей силы, тяглового скота, удобрений и инвентаря. Как могут ино&странные рабочие ориентиробаться на участке, в границах которого с тру&дом разбирается полевая стража, и как здесь может осуществляться необходимый надзор!\r\n

рованию» всей хозяйственной жизни страны, а именно: «ми&нистерство вооружения и боеприпасов». С обострением воен&ного и экономического положения этот орган приобретал всё более решающее значение: начиная с осени 1943 года коорди&нация деятельности всех военно-хозяйственных организаций была возложена на «министерство вооружений и боеприпа&сов», во главе которого был поставлен Шпеер. Задача мини&стерства хозяйства была ограничена снабжением граждан&ского населения промышленными товарами. Но так как в рас&поряжении этого министерства имелось только то, что не нуж&но было для армии, роль его была совершенно ничтожна. Фор&мально Шпеер был подчинён Герингу. Четвёртая — военная организация занималась ограблением оккупированных стран.\r\n

Кроме того, существовали организации, охватывавшие своей деятельностью отдельные отрасли промышленности и факти&чески являвшиеся для них картелями, обладавшими государ&ственными средствами принуждения. К числу таких органи&заций относились: «Имперское объединение по углю» («Reichsvereinigung fur Kohle»), «Имперское объединение по железу и стали» («Reichsvereinigung fur Efsen und Stahl») и т. д. Они иімели право закрывать отдельные предприятия, са&мостоятельно распределять изготовляемые материалы. Таким образом, власть над промышленностью полностью переходила в руки крупнейших монополий соответствующих отраслей промышленности.\r\n

Наряду с этими организациями отдельных отраслей про&мышленности существовали организации, которые должны были решать различные общие вопросы, касавшиеся всех отраслей производства в общеимперском масштабе: напри&мер, бюро по установлению цен и контролю над ними, упра&вление по снабжению сырьём, по электроэнергии, имперское бюро труда и т. д. Пределы компетенции этих различных организаций не были строго разграничены и во многих отно&шениях переплетались между собой.\r\n

С подлинно немецкой аккуратностью всё решительно учи&тывалось, организовывалось, унифицировалось. На каждое предприятие обрушивался поток многих тысяч часто противо&речивых распоряжений. Даже фашистская печать вынуждена была выступить против такой «чрезмерной организации»; впрочем, выступления эти не дали никаких результатов.\r\n

2 июля 1944 года в газете «Deutsche Allgemeine Zeitung» была, например, помещена статья Мутезиуса, в которой автор писал:\r\n

«В настоящее время вы не найдёте ничего, что не регули&ровалось бы. Регулируется рабочая сила и сырьё, регулируются капитал и туризм, регулируются потребление и вообще всякая человеческая деятельность. Компетентные люди уже неоднократно заявляли, что груды формуляров и волна бумаг, вавилонское столпотворение декретов, контингентов, разре&шений, запретов и т. іп. не являются ни нашим хозяйственным мировоззрением, ни нашим идеалом, но что в данном случае мы имеем дело с вызванными войной мероприятиями, которые надо отменить, как только это будет возможно, и чем скорее, тем лучше».\r\n

Журнал «Das Reich» от 6 августа 1944 года опубликовал статью Ганса Шварц ван-Берка. В этой статье говорилось:\r\n

«У нас в Германии пристрастие к организации — это под&линное национальное бедствие. У нас имеются два выраже&ния, которые отлично передают это. Одно из них — «полный охват», второе — «единообразное выполнение». За этим таится притязание на власть, питаемое генералами от карто&тек и князьями от разнарядок, ограниченность умов, вообра&жающих, что им удастся управлять жизнью, если они вклю&чат в свои списки каждого удильщика рыбы и предпишут ему, какой длины должны быть у него черви для ловли рыбы. Но за этим таится ещё нечто более серьёзное <в тех случаях, когда за письменным столом или телефоном хотят вершить большие хозяйственные дела. Этот лишённый риска и удобный способ приобретения вместе с тем означает затяжку и помехи для хода выполнения заказов, что во время войны создаёт вели&чайшую опасность. Между каждой болванкой стали, покидаю&щей завод, и каждым выстрелом из орудия в Нормандии воз&двигается целая гора шелестящей бумаги... Равным обра&зом, государственный аппарат и самоупра&вление сплошь и рядом также (перегружены и находятся в двойном и тройном подчинении».\r\n

Чрезмерное множество регулирующих организаций и част&ные противоречивые интересы крупных монополий, предста&вители которых управляют этими организациями, очень за&трудняли снабжение армии даже в такой богатой стране, как США. Комиссия сенатора Килгора констатировала в 1943 году:\r\n

«Наши разные военные программы все важны, но не согла&сованы друг с другом и в большинстве случаев не достигают поставленной цели.\r\n

Мы ощущаем недостаток производства стали в результате того, что одной программой приходится жертвовать ради дру&гой. Мы находим, что в отдельных отраслях производственная мощность была непомерно увеличена, а малые фабрики, ко&торые могли бы быть использованы, были закрыты»\r\n

\r\n

\r\n

\r\n

* * *\r\n

Организованное в воевавших капиталистических странах регулирование хотя и обеспечило более или менее системати&ческое снабжение армии всем необходимым, но привело к тому, что к прежним диспропорциям капиталистического хозяйства прибавились за время войны новые. Самая важная из них та, что очень сильно вырос основной капитал и производственная мощность I подразделения (включая военную промышлен&ность), а производственная мощность II подразделения очень мало или совсем не выросла. Эта диспропорция после войны надолго увеличит недогрузку предприятий в I подразделении везде, кроме стран, подвергшихся опустошению. Так, напри&мер, в США государство построило алюминиевые заводы с проектной производственной мощностью приблизительно в 500 тысяч тонн; но уже в 1943 году обнаружилось, что в стране имеет место перепроизводство алюминия, и семнадцать алюминиевых заводов было закрыто.\r\n

В США производство станков было доведено во время вой&ны до максимальных размеров. В течение войны в США было выпущено около миллиона новых станков. Создалось пере&производство: уже в 1943 году пришлось сократить выпуск примерно до одной трети производственной мощности пред&приятий. Руководитель военного бюро труда в США \'Макнатт правильно указал на то, что это чрезмерное снабжение про&мышленности станками означает расточительность, поскольку одновременно огромное большинство предприятий военной промышленности работает только в одну смену. Если бы была организована работа в две и три смены, или, иначе говоря, если бы уже имеющиеся станки использовались более интенсивно, то большая часть станков нового производ&ства оказалась бы излишней.\r\n

В 1940—1942 годах в демократических воевавших странах наиболее дефицитным из всех производственных факторов являлся несомненно морской тоннаж. Поэтому следо&вало бы полагать, что существовавший тоннаж был полностью взят на учёт и использовался в плановом порядке для нужд войны. Однако, как об этом свидетельствуют отдельные, став&шие достоянием гласности случаи, дело, повидимому, обстояло далеко не так.\r\n

В 1940 году, в период наиболее острой нужды в тоннаже, один член английского парламента в своём выступлении в палате сообщил, что одно английское судно, направлявшееся в Суэц, совершило плавание вокруг всей Африки, будучи за&гружено только наполовину; обратный же путь в Англию оно проделало совершенно без груза. В качестве балласта судно имело на борту тысячу тонн песку; этот песок совершил прогулку, своим протяжением равную путешествию вокруг света.\r\n

В номере от 10 сентября 1944 года «New York Times» пере&даёт следующую историю шести забытых в Мурманске аме&риканских судов:\r\n

«Вашингтон, 9 сентября. Сегодня Управление военного су&доходства сообщило историю о «забытом караване», который провёл восемь месяцев в Арктике у северных берегов России. В январе 1943 года шесть судов, гружённых продовольствием и военными материалами, отплыли из Нью-Йорка, имея зада&чей присоединиться к восемнадцати другим союзным грузо&вым судам, направлявшимся в Мурманск. После двух меся&цев пути, во время которых караван перенёс грозные бури и подвергался (у берегов Норвегии) немецким атакам с воз&духа, он достиг места своего назначения. Экипажи судов со&шли на берег и стали ждать формирования нового каравана для обратного плавания. Однако прошло целых восемь месяцев, пока забытые суда были включены в караван для возвращения в Англию».\r\n

Одной из наиболее слабых сторон регулирования во время войны являлось распределение рабочей силы. Мало того, что в этой области делались грубые ошибки; как это ни странно, здесь повторялись ошибки, допускавшиеся ещё в первую ми&ровую войну.              J\r\n

Как в Германии, так и в Англии при проведении общей мо&билизации недостаточно учитывалась жизненно важная по&требность в рабочей силе для угольной промышленности. Вскоре обнаружилось, что недостаток горнорабочих и в част&ности квалифицированных забойщиков вёл к сокращению добычи угля. И в Германии и в Англии пришлось демобили&зовать часть горнорабочих. Далее, не уделялось достаточного внимания вопросу о подрастающей смене, т. е. о тех, кто дол&жен заменить собой рабочих, выбывающих вследствие смерти и болезней. При царившей повсюду острой нужде в рабочих среди оканчивавшей школу молодёжи не находилось доста&точного числа желавших избрать себе опасную профессию забойщика. Поэтому даже в Англии, для того чтобы напра&вить необходимое количество молодёжи в горную промыш&ленность, власти вынуждены были прибегать к принуждению. В Германии гитлеровцы пытались заставить горняков, насиль&ственно угнанных из Украины и других временно оккупиро&ванных стран, работать на угольных копях Западной Герма- нии, Бельгии и Люксембурга. Но, разумеется, этот принуди&тельный труд давал весьма слабые результаты.\r\n

О препятствиях, мешавших целесообразному использованию рабочих в США, в 1942 году писал председатель «Военного комитета по использованию рабочей силы» \'Макнатт. Он утверждал, между прочим, следующее:\r\n

«Шесть миллионов негритянских рабочих не используются в соответствии с их квалификацией. Дискриминация мешает мобилизации сотен тысяч рабочих-негров. Вместо того чтобы принимать на работу имеющихся на месте рабочих-негров, заводы ввозили белых рабочих из отдалённых районов. Спи&сочный\'состав рабочих на девяти военных заводах одного из городов на востоке страны вскочил с 52 494 в январе 1941 года до 71 169 человек в сентябре. В этот период 10 тысяч местных негритянских рабочих оставались без работы. Между тем квартирная плата резко повысилась. Транспорт был пе&регружён. Рабочие-переселенцы (белые), не имея жилищ и страдая от эксплоатации (домохозяев.—Е. В.), бросали работу и переезжали в другие места» К\r\n

Далее Макнатт перечисляет другие подобные же препят&ствия, мешавшие полному использованию имевшейся рабочей силы: нежелание предпринимателей принимать на работу женщин, людей с физическими недостатками или рабочих старше известного возраста.\r\n

Вследствие анархии на рынке труда гибло много богатств. Так, в Калифорнии ежедневно гибли запасы сахарной свёклы с содержанием сахара в 4 миллиона английских фунтов. В Аризоне осталась неубранной половина урожая дынь и т. д.\r\n

Анархию на рынке труда ещё более усиливало большое различие между ставками заработной платы в отдельных от&раслях производства. Недельный заработок рабочего в авиа&ционной промышленности составлял в 1942 году 46 долларов, в судостроении — 53 доллара, в горной промышленности он составлял всего 37 долларов. Поэтому рабочие из рудной про&мышленности устремлялись в отрасли с более высокой опла&той труда. Между тем добыча руды имела жизненно важное значение для военной промышленности. Так, медные рудники компании «Anaconda» потеряли за первые пять месяцев\r\n

і «New York Times Magazine», 13. IX. 1942.\r\n

Аналогичное сообщение поместил английский журнал «Economist» в номере от 5 сентября 1942 года. В корреспонденции из Детройта журнал сообщает, что туда устремились сотни тысяч негров и белых из южиых штатов—отъявленных противников негров. Жилищный вопрос обострился до крайности, так как белые не хотели жить под одной кров&лей с неграми и т. д.              f войны тысячу рабочих, а новых за это время они сумели на&брать всего 400 человек. В июне 1942 года добыча меди сни&зилась на 50 процентов <в это же время государство закупало медь по дорогой цене в Южной Америке.\r\n

\'Противоречие между общими интересами государства и частными интересами предпринимателей проявлялось особен&но остро в области регулирования цен.\r\n

В крупных воевавших странах цены на регулируемые госу&дарством товары поднялись меньше, чем в первую мировую войну. Надо, однако, заметить, что официальные твёрдые цены часто нарушались. Чем сильнее был недостаток товаров, тем больше была разница между ценами регулируемых и распре&деляемых государством товаров и ценами, существующими на такие же товары на свободном или чёрном рынке.\r\n

На ряд товаров, качество которых не поддаётся стандарти&зации, государство не может устанавливать твёрдые цены. К таким товарам относятся: земельные участки, дома, произ&ведения искусства, антикварные вещи, коллекции и т. д. Не&нужный военному хозяйству лишний капитал в денежной форме устремлялся на скупку подобного рода товаров, особен&но в тех случаях, когда существовала угроза обесценения ва&люты Поэтому цены на все товары сильно повышались.\r\n

Так как твёрдые цены вводились только на новые то&вары, цены же на товары, бывшие в употреблении, не подле&жали регулированию, то часто получалось парадоксальное положение: подержанные товары продавались дороже, чем ранее продавались соответствующие новые. Старые автомо&били, которые, будучи новыми, стоили тысячу долларов, через два года, в 1944 году, продавались торговым фирмам за 1 200—1 400 долларов; фирмы же в свою очередь легко зара&батывали на них по 200 долларов [13]. Равным образом старые холодильники стоили в США во время войны дороже, чем прежде стоили новые.\r\n

Для бесплановости, существующей в США в области поли&тики установления цен, очень показательна происходившая зимой 1944 года в Нью-Йорке «яичная война». Государство ввело предельные цены на яйца. Яиц в том году было очень много, и в Нью-Йорке образовались большие запасы этого товара. Тем не менее, торговцы упорно сохраняли высокие цены. Ввиду этого мэр города Нью-Йорка Ла-Гардиа обра&тился к населению города с призывом не покупать яиц до тех пор, пока торговцы не снизят цены\r\n

Эти и другие подобные примеры показывают, что, несмотря па вмешательство государства, в области ценообразования во время войны продолжала царить анархия.\r\n

Лучшим доказательством несостоятельности регулирования цен и денежного обращения вообще является тот факт, что кроме США, Англии и стран, образующих с ними в валютном отношении единое целое, повсюду во время войны либо после её окончания началась инфляция.\r\n

Государственное регулирование цен и высокий подоходный налог имели целью воспрепятствовать росту военных прибы&лей. Однако, как показывают отчёты работавшей под предсе&дательством Трумэна сенатской комиссии, достигнуть этой цели не удалось. Впрочем, путём переговоров с крупными военными поставщиками через так называемую «Комиссию по возврату» («Commission of Renegotiation») государство ото&брало миллиарды военных прибылей[14]. Одно только предприя&тие — «Объединённая авиастроительная корпорация» («United Aircraft Corporation») — «добровольно» вернуло государ&ству за 1941—1943 годы 286 миллионов долларов сверх&прибылей!\r\n

Вот почему руководители предприятий старались самыми разнообразными способами укрыть часть прибыли от обложе&ния налогами и обратить её на своё личное потребление. В од&ном американском журнале, который отнюдь нельзя причис&лить к радикальным органам печати, — «Harper\'s Magazine» мы читаем:\r\n

«Нередко приходится слышать о грандиозных банкетах, устраиваемых в наших лучших отелях с затратой умопомра&чительных средств на еду, напитки, декорирование помещений и выступления артистов. На одном из таких банкетов каждой из приглашённых дам была преподнесена красная орхидея стоимостью в 10 долларов или белая — в 25 долларов; на дру&гом банкете одним только выступавшим за ужином артистам было уплачено 700 долларов. Один видный деятель гостинич&ного дела в одном из наших крупнейших городов рассказал мне, что суммы, затрачиваемые на спиртные напитки в его отеле, превосходят всё, что могла бы придумать самая не- обузданная фантазия несколько лет тому назад. «Потолок здесь — само небо, — сказал он. — Источник всех этих денег очевиден: «это идёт за счёт компаний» или «за это платит го&сударство». Рассказывают о компаниях, скупающих отели и пульмановские поезда, которыми в случае надобности пользу&ются их исполнительные органы; всё остальное время эти отели и поезда остаются без всякого применения. При существующем положении с налогами за всё это платит государство.\r\n

Рассказывают и о таких случаях: одна компания, не имею&щая отношения к спиртной промышленности, всегда держит у себя про запас несколько сотен ящиков спиртных напитков на случай устройства банкетов и приёмов. Точно сказать, сколько денег притекает в настоящее время в наши отели и ночные клубы, в курорты Флориды и в кассы всевозможных живодё&ров-антрепренёров из фондов, выделенных промышленными компаниями на устройство развлечений, разумеется, не&возможно, но надо полагать, что удельный вес этого источ&ника весьма значителен» К\r\n

То обстоятельство, что средства производства находятся в распоряжении частных лиц, всегда ведёт к беззаконному срыву государственного регулирования.\r\n

В фашистской Германии, где государство пыталось охва тить регулированием все виды хозяйственной деятельности, это регулирование в течение всего периода войны непрерывно на&рушалось. Германские газеты изо дня в день печатали судеб&ные приговоры по делам о лицах, укрывавших товары от госу&дарственного учёта. Так, несмотря на то, что ещё в 1940 году выносились смертные приговоры за нелегальный убой скота и продажу мяса на чёрном рынке, за противозаконное изъятие масла из заводских столовых и т. д., случаи срыва го&сударственного регулирования непрёрывно учащались вплоть до самого конца войны.\r\n

Но и о демократических странах регулирование нарушалось буквально на каждом шагу. Приведём несколько примеров:\r\n

«Едва ли найдётся в Англии человек, который не наблюдал бы или не слыхал о бросающихся в глаза явно ненужных разъездах на автомобилях, о машинах со знаками «ED» (ди&пломатическая) или «врачебная», массами направляющихся в Хэрлингем или за город на «воскресный отдых»; о целых вере&ницах ведомственных машин на общественных празднест&вах в Лондоне, о выдаче бензина для поездок на охоту и т. д.»2.\r\n

В США министр сельского хозяйства Виккард определял количество мяса, поступившего на рынок нелегальным путём, сверх установленных государством норм, в 20 с лишним про&центов К Только в Чикаго на покупку мяса на чёрном рынке расходовалось до одного миллиона долларов в неделю. После введения карточек на мясо поступление скота на работавшие легально бойни сократилось: по свиньям — на 28 процентов, по телятам — на 26, по крупному рогатому скоту — на 12 про&центов [15].\r\n

Положение в течение войны не улучшилось. Сенатор Элмер Томас, председатель сенатской комиссии, заявил 10 ап&реля 1945 года, что он це знает, что делать с продажей мяса на чёрном рынке, «потому что нельзя преследовать всё насе&ление США... \'Мы воспитываем в нации беззаконие... Город Нью-Йорк является одним громадным чёрным рынком». Он говорил о том, что 90 процентов мяса продавалось на чёрном рынке.\r\n

Сенатор Истри утверждал, что в Вашингтоне продавалось еженедельно 60 тонн мяса на чёрном рынке по ценам в два раза выше, чем государственные цены [16].\r\n

\'А вот пример из области валютного рынка:\r\n

«Чарльз Леннард из Хитвью Хемпстеда был приговорён вчера судьёй Маккенна (полицейский суд на улице Боу-стрит) к штрафу в 40 тысяч фунтов стерлингов и покрытию судебных издержек в 50 фунтов стерлингов за то, что по его вине не была предложена для продажи государственному казначей&ству партия валюты в 112 387 долларов (27 818 фунтов стер&лингов). Обвиняемый признал себя виновным. Судья указал, что с него следовало бы взыскать максимальный штраф, т. е. 83 454 фунтов стерлингов» [17].\r\n

Государственное регулирование, глубоко затрагивавшее интересы отдельных предприятий, при существовавших услови&ях неизбежно приводило к распространению коррупции внутри «планового хозяйства». В частности это имело место в фа&шистской Германии. Вот пример, относящийся к 1944 году.\r\n

«Директор Капп, сорока лет от роду, состоявший членом одного комитета по производству вооружений, принимал по этой своей должности участие в совещаниях о закрытии пред&приятий невоенного значения. Этот Капп, разглашая сведе&ния, которые он получил в служебном порядке и обязан был хранить в тайне, обратился\'к одной из намеченных к закрытию фирм с предложением предотвратить её закрытие; в / на&граду за это он потребовал предоставления ему определённого количества акций фирмы»\r\n

Несколько подобных случаев стали достоянием гласности; множество других были скрыты и обойдены молчанием.\r\n

Всё это доказывает, что анархия производства и бесплано&вость остаются характерными особенностями капитализма и во время войны, несмотря на государственное регулирова&ние хозяйства.\r\n

¦ ¦ ¦\r\n

Во время войны в США и Англии образовались научные общества по «планированию» при капитализме; было издано множество книг и брошюр на эту тему2.\r\n

Теперь, после окончания войны, в связи с уменьшением регулирующей деятельности государства, вопрос о «планиро&вании» отходит на задний план. Но он снова станет актуаль&ным через два-три года, когда наступит очередной кризис пе&репроизводства.\r\n

\r\n

\r\n

\r\n

 

<< | >>
Источник: Е. ВАРГА. ИЗМЕНЕНИЯ в ЭКОНОМИКЕ КАПИТАЛИЗМА В ИТОГЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ войны. Государственное издательство политической литературы 1946. 1946

Еще по теме РЕГУЛИРОВАНИЕ ХОЗЯЙСТВА И БЕСПЛАНОВОСТЬ В КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАНАХ ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ :

  1. РЕГУЛИРОВАНИЕ ХОЗЯЙСТВА И БЕСПЛАНОВОСТЬ В КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАНАХ ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ 
  2. ГЛАВА XVIII. ПРИРОДА ДЕНЕГ В ПЕРЕХОДНУЮ ЭПОХУ.
- Инвестиции - История экономики - Основы экономики - Платежные системы - Политэкономия - Рынок ценных бумаг - Ценообразование - Эконометрика - Экономика предприятия - Экономическая теория - Экономический анализ -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -