<<
>>

27 Интеграция теория цикла и общей экономической теории: необходимость и возможность

Изучение цикла началось еще до Первой мировой войны, когда наблюдался резкий рост эмпирических исследований, опирающихся на современные методы и значительные массивы статистических дан­ных.

Тогда же наметилось разграничение между эмпирически ориен­тированными исследованиями (Mitchell, 1913; Moore, 1914) и теми, которые можно отнести к теоретическим (Schumpeter, 1913; Hawtrey, 1913). В 1920-е годы это разграничение стало еще более заметным, а на рубеже 1920 —1930-х годов предметом острых дискуссий оказались соотношение статики и динамики, связь теории цикла и теории равно­весия, а также возможность использовать инструменты равновесного анализа при исследовании неравновесных процессов (Moore, 1929; Fisher, 1932; Knight, 1930; Frisch, 1936).

Для экономистов, которые видели теорию цикла в рамках общей экономической теории и предполагали следовать дедуктивному мето­ду, наиболее сложной во всех отношениях задачей было представить цикл как результат действий рациональных агентов, стремящихся к максимальному удовлетворению своих потребностей. Хайек в работе «Денежная теория и торговый цикл» настаивал на том, что объяс­нение циклических колебаний следует выводить из определенных предпосылок, подобно тому, как «общие утверждения теории цены выводятся из предпосылок теории равновесия» (Hayek, 1933. Р. 28). Он разделял точку зрения (ссылаясь на немецкого экономиста А. Леве), что «основной проблемой теории торгового цикла является включение циклических явлений в систему общего экономического равновесия, с которой они находятся в очевидном противоречии» (Hayek, 1933. Р. 33). Хайек на протяжении всей своей жизни последовательно придерживался представления о том, что истинная теория должна строиться дедуктивным способом, иметь дело с основополагающими феноменами, к которым, как он считал, в первую очередь относится поведение экономических индивидов6.

Противоречие, о котором сказано выше, проявлялось в том, что теория равновесия могла безболезненно интегрировать теорию цикла только в том случае, если причина цикла принималась внеш­ней.

Очевидно, что подобный выход из положения не мог устроить большинство экономистов, занимающихся данной проблемой. Хайек строго придерживался принципов методологического индивидуализма и дедукции и призывал не возлагать слишком большие надежды на статистический анализ как основу теории и способ проверки ее качест­ва. В то же время, понимая ограниченность сложившихся теоретиче­ских конструкций, он предложил расширение исходных предпосылок и модификацию основных понятий (например, конкуренции) (Хайек, 2000 [1946]).

6 Логически строгое решение проблемы интеграции теории цикла и общей теории через несколько десятилетий было предложено новыми классиками, которые объяснили движение макроагрегатов и цен, не обращаясь к понятию неравновесия.

28

Конфликт между чистой теорией и исследованиями цикла в пол­ной мере осознавал и Кузнец. В 1930 г. он писал: «В той мере, в ка­кой деловые циклы не являются незначимыми возмущениями или не представляют собой результат действия неэкономических факторов, их объяснение должно выводиться из общих утверждений экономической теории, касающихся вопросов цен, кредита, обращения и распреде­ления. Теория делового цикла должна быть составной частью общей экономической теории» (Kuznets, 1930a. Р. 382).

Каким образом мог быть решен этот конфликт? Должны ли были и как измениться общая теория и/или подходы к исследованию цикла?

Сомнения относительно полезности существующей теории для исследования процесса развития высказывал в свое время Шумпетер (1982 [1913]. С. 151). Если признать необходимость ее существенной модификации, то возникает вопрос о направлении соответствующих преобразований. Для тех, кто был связан с эмпирическими исследо­ваниями, «движущей силой» подобной перестройки должны были стать именно они. Так, Митчелл полагал, что преобразование эконо­мической теории могут инициировать эмпирические исследования цикла (Mitchell, 1927. Р. 452). Тогда же его современник писал: «Не будет преувеличением сказать, что недавние исследования причин цикла подорвали доверие к старым теориям...

и побудили многих экономистов рассматривать эту проблему в терминах процесса, а не статического состояния» (Homan, 1928. Р. 453).

Были и те, кто считал «динамизацию» чистой теории в принципе невозможной. Эту позицию выразил Ф. Нортроп (Northrop, 1941). Как и многие другие авторы того периода, он, с одной стороны, переносил на экономику представления о механике, а с другой — подчеркивал специфический характер экономической науки как имеющей дело не с физическими объектами, а с отношением к ним людей. Если прини­мать аналогию с механикой, то теория экономической динамики должна в исходных понятиях описывать данное состояние системы, а затем с помощью теорем выводить любое состояние в будущем. В этом случае естественно оценивать теорию по качеству прогноза7.

7 Отчасти сравнительная статика удовлетворяет этим требованиям: базисные понятия определены, предпосылки заданы, и, используя исторические данные, можно конкретизировать как данное состояние, так и следующее.

28 В данном контексте закономерно возникал вопрос: можно ли так «подправить» статическую дедуктивную схему, чтобы от текущего состояния (определенного историческими данными) дедуктивным способом перейти к следующему, не прибегая к экстраполяции эмпи­рически выведенной зависимости. По мнению Нортропа, в силу осо­бенностей предмета и объекта экономической науки в этом случае неизбежно возникает проблема общности результатов. Для ее решения можно было бы заменить все базисные предпосылки индивидуального поведения одной-единственной: каждый человек испытывает жела­ния и упорядочивает свои предпочтения. Однако и это не решило бы проблему динамики. В механике дедуктивный переход от одного состояния к другому гарантирован законами сохранения, а также

29

тем, что первое состояние может быть определено как специфическое положение и момент силы. О том, что в экономике это сделать невоз­можно, писал не только Нортроп, но и Найт в 1933 г. в предисловии к переработанному изданию своей работы «Риск, неопределенность, прибыль»: «В экономике нет ничего, что соответствовало бы либо мо­менту, либо энергии, или принципу сохранения в механике» (Knight, 1964.

Р. XXIII).

Параллели между механикой и экономикой сомнительны и по другой причине. В экономике невозможно проверять постулаты, изучая их следствия. Именно поэтому Л. Роббинс утверждал следующее: «Ясно, что наша вера (в выводы экономической науки) не основана на результатах контрольного эксперимента» (Robbins, 1935. Р. 74). Экономическая дедуктивная теория верифицируется непосредствен­но через ее постулаты без обращения к их дедуктивным следствиям (Northrop, 1941. Р. 12).

Применительно к проблеме динамики все эти соображения имеют своим следствием то, что даже если заданы постулаты и специфические эмпирические характеристики, теория не может предсказать наиболее вероятные изменения, потому что, добавляя к общим характеристикам системы эмпирическую информацию, касающуюся текущего состояния, можно получить лишь специфические свойства настоящего состояния системы. И только в том случае, когда есть основания считать, что специфические свойства останутся неизменными, можно переходить к будущему состоянию и делать прогноз. Иными словами, если рассуж­дать с позиций механики, то создать теорию экономической динамики невозможно.

При этом Нортроп не ставил, казалось бы, естественный вопрос о правомерности и единственности механистической аналогии.

Один из способов преодоления разрыва между чистой теорией и теорией цикла предложили Митчелл и Мур. Они исходили из того, что после достижения некоторой стадии наука не может развиваться без теории, которая, не имея ничего общего ни с «метафизическими спекуляциями», ни с «политическими доктринами», становится, по меткому выражению Шумпетера, инструментом, «необходимым для разглядывания фактов» (Schumpeter, 1930. Р. 155). Митчелл и Мур рассматривали эмпирические исследования как первый этап в построении теории динамики. Они также полагали, что эмпирические исследования способны повлиять на теорию и что качество теории следует оценивать по тому, можно ли «наполнить» ее статистическим содержанием (Mitchell, 1927; Moore, 1929)8.

8 Заметим, что обе работы были в списке книг, на которые ссылался Кондратьев или просил прислать в политизолятор (Кондратьев, 2004. С. 630).

29 Реализовать эти методологические установки Мур попытался в работе «Синтетическая экономическая теория» (Moore, 1929). В ней была предложена общая модель — система одновременных уравне­ний, описывающих обмен, производство, накопление и распределение, причем переменные соответствующих функций зависели от времени и задавались по отношению к эмпирически определенным трендовым значениям. В модели рассматривались различные виды функций

30

спроса и предложения в зависимости от типа эластичности по цене (постоянная, линейная, параболическая), определяемой эмпирически и отражающей степень подвижности цен. Эта система позволяла опи­сать последовательность состояний относительно тренда.

Модель Мура в определенном смысле решала проблему соеди­нения эмпирического и теоретического подходов и до некоторой сте­пени — проблему динамики. Однако принятые в ней предпосылки, например о заданной эластичности соответствующих функций, огра­ничивали анализ процесса рыночного взаимодействия. Настораживало и то, что динамические характеристики переменных были представле­ны через отношение этих переменных к эмпирически определенному тренду (Ezekiel, 1930. Р. 678). Неизбежно вновь возникал вопрос: насколько адекватно заимствованные из механики модели могут от­ражать экономические процессы, каким бы усложнениям эти модели ни подвергались?

Отчасти ответ на этот вопрос дал Шумпетер. Он связывал создание теории динамики с существенной перестройкой экономической теории, прежде всего с отказом от механистического видения экономи­ческих явлений. Шумпетер предложил начинать анализ не со статиче­ской схемы и затем, последовательно усложняя модели, «добавлять» динамику, а непосредственно сосредоточиться на процессах изменения, порожденных внутри системы инновационной деятельностью людей. Он разграничил статику, динамику и развитие, определил последнее как последовательность состояний равновесия, связанную со сменой технологий, и фактически сосредоточился на этом процессе, не име­ющем аналога в механике.

Подобно Муру и Митчеллу, Шумпетер не противопоставлял эмпирическое и теоретическое знание. Он полагал, что теория, с одной стороны, отражает состояние фактического (то есть эмпирического) знания, а с другой — сама влияет на эмпирические исследования. И эта позиция нашла отражение в его анализе проблемы тренда. Он различал два подхода: статистический и теоретический (содержательный). Первый предполагает получение зависимости и соответственно построение кривой, максимально приближающейся к эмпирически наблюдаемым данным. Второй подход призван ответить на вопрос о природе тренда и его связи с циклом9. С точки зрения Шумпетера, цикл и тренд имеют общую природу — инновационную деятельность человека10.

9 Согласно теории реального цикла, невозможно на содержательном уровне разграничить тренд и цикл, а наблюдаемые колебания выступают колебаниями самого тренда (например, см.: Snowdon, Vane, Wynarczyk, 1994. P. 236-267).

10 Забегая вперед, можно предположить, что Кондратьев, для которого сдвиги в технике были важнейшей причиной больших циклов, вполне мог бы на каком-то этапе создания теории динамики непосредственно обратиться к проблеме инноваций и инновационной активности фирм.

Анализируя экономическое развитие, Шумпетер был вынужден отказаться от многих базисных предпосылок чистой теории: экзогенности технологий, заданности ресурсов и предпочтений, то есть всего, что обусловливает ее статический характер. Он поставил под сомнение даже такой нерушимый принцип чистой теории, как эквивалентность обмена.

30 Возможно, из-за радикального характера новаторские идеи Шумпетера

31

не нашли поддержки у большинства экономистов. Немалую роль сыг­рало и то, что Шумпетер даже не пытался переложить свои идеи на язык математики, становившийся признаком и критерием научности.

Менее радикальный подход к модификации чистой теории пред­ложил Кузнец (Kuznets, 1930a). Он считал необходимым отказаться от некоторых предпосылок, принятых в общих моделях, прежде все­го от предпосылки о бесконечных (и равных) скоростях изменения переменных. Именно благодаря идее общего ритма (и, как следствие, устранения фактора времени) оказывались возможными «зеркальные» процессы, способные мгновенно восстановить равновесие (например, см.: Rosenstein-Rodan, 1934).

31 Кузнец подчеркивал, что отказ от предпосылки о равенстве всех скоростей реакции означает, в частности, что после случайного воздей­ствия требуется некоторое время для восстановления равновесия, а так как скорости реакций различны, не обязательно возникнут процессы, способные быстро обеспечить коррекцию. Скорее всего будут иметь место сложные необратимые процессы взаимодействия, протекаю­щие с различной скоростью, на которые будут накладываться новые возмущения. При некоторых условиях результатом может стать, как показал Слуцкий (1927), циклический процесс11.

11 Заметим, что результат Слуцкого, на который ссылался Кузнец, в свое время не впечатлил Кондратьева, занятого поиском того, что можно назвать содержательным объяснением цикла. Однако в 1930 — 1931 гг. он, возможно, изменил свою точку зрения.

31 Кузнец считал, что кумулятивные взаимодействия дают картину изменяющегося тренда (Kuznets, 1930a. Р. 409 — 410), что позволяет объяснить диспропорцио­нальность развития, то есть проблему, с которой не могли справиться традиционные теории цикла.

31 Вопрос о тренде, поставленный Кузнецом, непосредственно обращает нас к соответствующей работе Кондратьева и его проекту общей теории динамики.

<< | >>
Источник: Макашева Н.. Проблема интеграции теорий экономического цикла и равновесия (вторая половина 1920-х — 1930-е годы) и проект теории экономической динамики Н.Д.Кондратьева // Вопросы экономики, 2014, №01. М.: Издательство НП «Редакция журнала «Вопросы экономики»»,2014. – 160 с. С.22-39.. 2014

Еще по теме 27 Интеграция теория цикла и общей экономической теории: необходимость и возможность:

  1. 7.1. Необходимость и сущность кредита. Субъекты кредитных отношений
  2. ТЕМЫ КУРСОВЫХ РАБОТ
  3. 1.3 МЕТОДЫ И ТЕХНИКА УПРАВЛЕНИЯ ИННОВАЦИОННЫМИ ПРОЕКТАМИ
  4. ТЕМЫ КУРСОВЫХ РАБОТ
  5. ПОСТНЕОКЛАССИЧЕСКИЙ ЭТАП
  6. Необходимость и эффективность валютного регулирования
  7. Узловые аспекты учения о циклическом развитии рыночного общества и их отражение в системе социально-экономических знаний
  8. 5.1. Пути создания ассоциативных структур и источники повышения их эффективности
  9. Инфляция как социально-экономический процесс
  10. 1.2 Содержание понятий динамичное и устойчивое развитие экономических объектов и систем
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -