<<
>>

§ 5. Природа депозитного банка.—Двойственная природа банковского депозита. — Депозит, как деньги и как капитал, приносящий проценты. — Своеобразные черты депозита в его роли денег и в его роли капитала, приносящего проценты. — Значение этих особенностей для природы депозитного банка. — Выводы.

§ 5. Переходим теперь к вопросу о депозитных банках. Как я уже сказал, депозитный банк отличается по своей природе от банка эмиссионного постольку, поскольку депозиты представляют собой особый вид денег.

Для правильного понимания теории бликового кредита в ее отношении к природе современных депозитных банков необходимо поэтому установить, в чем главная особенность природы депозитов. Чем депозиты, в качестве денег, отличаются от банкнот и какое значение это отличие депозитов от банкнот имеет для всего дела кредитных операций? Особенность депозитов в интересующем нас смысле заключается, по моему мнению, главным образом в том, что они имеют двойственную природу. Как я писал несколько лет тому назад в одной из своих работ, „депозиты являются для вкладчиков потенциальными деньгами. Вкладчик может выписать чек и пустить соответствующую сумму в циркуляцию. Но в то же время „банковые деньги" приносят процент. Они выступают для вкладчика в двойной роли, в роли денег, с одной стороны, и в роли капитала, приносящего процент—с другой. Используя депозиты в качестве денег, вкладчик лишается возможности получить на них процент, т.-е. использовать их в качестве капитала. Этот

Н Критику понятия быстроты обращения, см. в нашей статье „Принципы банкнотного обращения". Социал. Хоз. 1925 г., № 2.

Двойственный характер депотитов,—выступление их как в форме денег, так и в форме капитала—создает известное психологическое отличие между отношением хозяйствующего субъекта к депозитам и отношением его к наличным деньгам. Банковые деньги являются отчасти капиталом, не обладают той силой „обращаемости" которая присуща наличным деньгам" !).

Я должен подчеркнуть, что это понимание природы депозитов коренным образом отличается от того рассуждения о двояком значении депозитов, которое мы встречаем у Гана и целого ряда других авторов.

Они представляют себе дело таким образом, что среди банковских вкладов существуют две части: одна часть—вклады на длительный срок, которые являются капиталом, другая часть—текущие счета—которые являются деньгами, или, иными словами, что одна часть депозитов байка есть капитал, а другая их часть есть деньги. Между тем, необходимо признать, что депозиты являются для вкладчиков и капиталом и деньгами не в том смысле, что в общей сумме депозитов одна часть есть деньги, а другая есть капитал, а в том смысле, что банковские депозиты являются в целом вещью с двойственной природой. Депозиты являются одновременно и деньгами и капиталом, они для вкладчика одновременно и денежные знаки и капитал, отданный в ссуду. В то же время, поскольку депозит представляет собой для вкладчика одновременно и деньги и капитал, приносящий проценты, постольку надо сказать, что процент принадлежит к существенным моментам природы депозитов. Утверждение, которое делает между прочим Ган, что процент будто бы не играет существенной роли в природе депозитов, неверно. Не подлежит сомнению, что если бы сейчас во всех странах депозиты были бы объявлены беспроцентными, то размеры их упали бы катастрофически, и они перестали бы играть прежнюю роль в операциях банков.

См. мою статью: „Обесценение бумажных денег на внутреннем рынке" в „Очерках по теории и практике денежного обращения". JI, — М. 1922 г., стр. 39.

Но депозиты не только имеют двойственную природу в том смысле, что они являются с точки зрения вкладчика одновременно и деньгами и капиталом. Они, вместе с тем, выполняют и ту и другую роль, т.-е. и роль денег и роль капитала, приносящего проценты, не в полной мере. От наличных денег, напр., от банкнот их отличает то, что депозит это—деньги, переданные в банк: между тем, ни один банк не может давать вкладчику абсолютную гарантию в том, что деньги по вкладу будут своевременно выплачены. В лучшем случае эту гарантию может давать центральный банк страны, имеющий право выпуска банкнот, но как раз в центральном банке депозиты держат в гораздо меньшей степени чем в других, что, в свою очередь, объясняется низким процентом, который платят эти банки.

Кроме того, депозит, как деньги, имеет еще и другое неудобство, заключающееся в том, что депозитом нужно оперировать при помощи чека, который в современных условиях не имеет обязательного хождения и не может циркулировать в обороте целого ряда отраслей и, главным образом, в мелком обороте.

Но депозит имеет для вкладчика то преимущество перед наличными деньгами, что он является в то же время и капиталом, т.-е. что он приносит ему проценты. Это обстоятельство имеет громадное значение. В общем и целом, каждое хозяйствующее лицо всегда стремится к тому, чтобы общий размер его денежной наличности составлял по возможности меньшую часть по сравнению с общим размером его реального капитала. Чем меньше пропорция между денежной наличностью и всем реальным капиталом пред приятия, тем меньше у него неиспользованного реального капитала, и тем больше дохода оно должно давать. Но по отношению к той части кассы предприятия, которая лежит в качестве вклада в банке, этот мотив действует с ослабленной силой и не играет столь решающей роли, какую он играет в отношении наличных денег, ибо за деньги, лежащие в банке, предприниматель получает процент, и наличность этих денег не представляет для него чистой потери. В то же время в природе депозита, как

капитала, приносящего проценты, имеется для вкладчика существенный недостаток по сравнению с прочим капиталом, приносящим проценты. Этот недостаток заключается в том, что депозит приносит пониженный процент по сравнению с тем процентом, который обыкновенно приносит капитал. Этот пониженный процент—не случайное явление, а существенный момент в природе банка, ибо вся работа банка основана на том, что процент, платимый по депозитам, ниже того процента, который банки получают за помещаемый ими в различных предприятиях капитал. Это обстоятельство делает для вкладчика, который имеет депозит в банке, употребление капитала, как капитала, приносящего проценты, в этой форме менее выгодным, чем прямое помещение капитала в чужом предприятии.

Таким образом, депозиты представляют собой деньги, но деньги своеобразные.

Они отличаются от банкноты двойственностью своей природы, заключающейся в том, что вкладчик имеет в них одновременно и деньги и капитал, приносящий проценты. Но, с другой стороны, проценты, которые они приносят вкладчику, ниже тех процентов, которые приносит всякий другой ссудный капитал.

Этим характером депозитов определяется и природа современного коммерческого банка. Из двойственности природы депозитов вытекает то обстоятельство, что размеры их определяются двоякого рода причинами. А именно, с одной стороны, размеры депозитов определяются потребностью оборота в денежных знаках. Предел увеличения депозитов упирается в тот факт, что общая масса денежных знаков, необходимых в хозяйстве, есть величина ограниченная. Эта общая масса денег ограничена потребностями кассы и известным соотношением между кассой и реальным капиталом отдельных предприятий. Если банк расширяет кредиты, и, в результате этого, растут его депозиты, то результатом этого роста депозитов должно быть увеличение кассовых остатков отдельных предприятий. Если это увеличение кассовых остатков идет быстрее, чем идет рост реальных капиталов в народном хозяйстве и в отдельных хозяйствах, то кассовые остатки отдельных предприятий должны ока-

заться в избытке. Предприятие тогда начинает терять оттого, что оно имеет избыток кассовых остатков. Этим устанавливается предел для роста депозитов, а, следовательно, и для роста кредитов.

С другой стороны, поскольку мы в депозите имеем вещь с двойственной природой, поскольку существенной особенностью депозита является то, что он есть капитал, приносящий процент, постольку рост депозитов означает увеличение в каждом отдельном предприятии капитала, приносящего проценты. Но каждое отдельное предприятие только до известного предела может накоплять капитал, хотя и приносящий процент, но процент пониженный. Между тем, в той мере, в какой предприятие желает или вынуждено помещать часть своих капиталов в чужом предприятии и иметь на них постоянный процент, оно это может сделать в двух формах: оно может использовать двойственную природу депозитов, использовать услуги банка, как посредника, и получать пониженный процент на свой капитал или же оно может отказаться от услуг банка, как посредника, не воспользоваться двойственной .природой депозита, но помещать свои капиталы в чужие предприятия из обычного рыночного процента.

По этой причине и возможность использования этого свойства депозитов, т.-е. их свойства приносить процент, ограничена пределом насыщения отдельных предприятий капиталами, приносящими пониженный процент. За известным пределом для предприятия оказывается невозможным помещать свои капиталы в чужом предприятии из пониженного процента. Предприятия могут итти на помещение своего капитала в банках из пониженного процента для того, чтобы иметь в этом капитале одновременно и деньги. Тем не менее, жертва, которую для этой цели может нести предприниматель, не беспредельна. Она теряет для него всякий смысл, когда размер капитала, помещенного таким путем из пониженного процента, доходит до известного максимума.

Тогда должна наступить коллизия между ростом депозитов в банках и ростом операций остального денежного рынка. В самом деле, мы видели, что кредит осуще

ствляется в двух формах. Есть кредитные отношения, проходящие через банки, и есть кредитные отношения, существующие вне банков. Поэтому, когда капитал, приносящий пониженный процент, достигает у отдельных предприятий известного предела, они бывают вынуждены отказаться от дальнейшего убыточного употребления своего капитала для получения такого же пониженного процента, несмотря на то, что капитал, находящийся в банке, может выступить и в роли денег. Если же у них имеется избыточный ссудный капитал, они в этом случае могут осуществить кредит, обратившись непосредственно к общему денежному рынку и минуя посредничество банка. Иначе говоря, так как на каждом депозите, который лицо имеет в банке, оно теряет известный процент, то эту потерю отдельное лицо или предприятие может себе позволить только до тех пор, пока для него представляется интересным использование двойственной природы депозитов. Как только эта сторона перестает его интересовать, депозиты являются для него излишними. Таким образом, депозит может оказаться излишним в обоих отношениях. Во-первых, он может оказаться излишним для кассы в качестве потенциальных денег, а, во-вторых, он может оказаться излишним, как форма помещения капитала, так как в этом втором качестве капитал можно использовать не только при посредстве банка, помещая его из пониженного процента, но с большей выгодой и при помощи общего денежного рынка \').

Теперь перед нами встает другой вопрос. Допустим, что рост вкладов дальше известного предела невыгоден для вкладчиков, что у них имеется стимул, чтобы бороться против слишком большого нарастания их депозитов. Имеют ли они, однако, возможность вести такую борьбу? Есть ли у них возможность защищаться от наплыва депозитов? На этот вопрос приходится ответить утвердительно.

Основной способ защиты состоит в следующем: в той мере, с какой депозит, который банк создал искусственно при помощи своего кредита, оказывается лишним, клиент предъявляет требование на наличные деньги. Так, в современных условиях при существовании денежного хозяйства, предприниматель может потребовать от банка наличные деньги, купить на них реальные капиталы, реальные услуги, нанять рабочую силу, словом, увеличить свой реальный капитал, по сравнению со своим денежным капиталом. В том случае, когда страна не нуждается в наличных деньгах, наступает, в силу экономического закона, установленного Рикардо, вывоз золота за границу и превращение избытка денежных знаков в реальные ценности. Если банк для того, чтобы иметь возможность выполнить требования на эти своеобразные потенциальные деньги, может иметь депозитов только на 2\'/г миллиарда рублей, а он „выпустит" их на 3,5 миллиарда рублей, т.-е. откроет кредиты и запишет на текущие счета лишний 1 миллиард рублей, то, поскольку у держателей текущих счетов в совокупности нет импульса для того, чтобы держать такие большие кассы, они должны будут потребовать от банка наличные деньги на 1 миллиард рублей. В первую очередь, этот миллиард рублей может пойти в кассы тех лиц и предприятий, которые не держат денег на текущих счетах. Если же мы предположим, что для лишнего миллиарда рублей, вообще, нет места в денежном обращении страны в данный момент, то вкладчики, очевидно, должны будут пополнить свои предприятия реальными продуктами при помощи экспорта золота за границу. В том и другом случае, открытие кредита и повышение депозитов на 1 миллиард рублей окажется невозможным.

Но как мы уже упомянули, существует и другая причина, которая делает невозможным увеличение депозитов дальше известного предела. Мы имеем в виду то обстоятельство, с которым нам уже приходилось встретиться при анализе работы эмиссионных банков и которое заключается в том, что вкладчики депозитного банка, подобно держателям банкнот эмиссионного банка, могут бороться с искус

ственным ростом банковского кредита при помощи погашения своего долга банку- Это, между прочим, является таким моментом, который в одинаковой степени относится как к случаю, когда мы имеем на-ряду с безденежным оборотом наличные деньги, так и к случаю исключительно безденежного обращения. Допустим, что банки имеют дело с клиентурой, которая работает только с текущими счетами и совсем не употребляет в своих оборотах наличных денег. Допустим, что клиенты банка нуждались в депозитах на сумму 2Ч3 миллиарда рублей, а банки открыли кредитов на 3\'/, миллиарда рублей, и депозиты з результате этого дошли тоже до 3‘/3 миллиардов рублей. Тогда эта клиентура, если даже она не имеет возможности использовать излишние депозиты для получения наличных денег, может, тем не менее, понизить свои депозиты путем погашения своей задолженнести банку как до срока, так и в срок. В результате этого погашения понизится как актив, так и пассив банка. Конечно, этот случай борьбы вкладчиков против чрезмерного роста ^их депозитов отличается от других. В тех случаях, когда банк может опасаться, что у него потребуют больше наличных денег, чем он будет в состоянии предоставить, он оказывается вынужденным во избежание риска просто отказаться от открытия кредитов. В случае, о котором мы сейчас говорим, банку нет надобности справляться со своей наличностью. Он может как- будто открывать кредиты сколько ему заблагорассудится, и открывать новые кредиты после того, как старые погашены. Однако, здесь нет различия по существу, ибо если открытие каждого нового кредита будет сопровождаться погашением какого - нибудь старого, то кредитная работа банка в целом не будет расти, и банк не сможет считать, что он развивает свою кредитную работу.

Вот почему я прихожу к тому заключению, что размер кредита, который банк может\' оказывать, не определяется волей самого банка и не является такой величиной, которую банк может устанавливать без всякого ограничения. Пределы кредитов, которые банки могут открывать, коренятся в соотношении сторон: кредиторов и заемщиков.

Их соотношение решает вопрос о размере кредитов, которые может открыть банк, в качестве посредника в кредите. Это соотношение зависит, с одной стороны, от обилия свободных ссудных капиталов, а с другой — от потребности заемщика в ссудных капиталах или, иными словами, от соотношения спроса и предложения ссудных капиталов. Но в отношении депозитного банка мы так же, как и в отношении эмиссионного банка,! имеем налицо известную эластичность в области развития кредитных отношений, и в пределах этой эластичности банки могут расширять кредитные отношения. Возможно, что пределы этой эластичности у депозитного банка шире, чем у эмиссионного банка, вследствие того, что депозитный банк может использовать двойственную природу депозитов или то обстоятельство, что депозиты играют для вкладчика не только роль денег, но и роль капитала. Как бы то ни было, эта эластичность, базирующаяся, как мы выяснили выше, на эластичности потребности оборота в денежных знаках, играет решающую роль в общем размере банковского кредитования. Поэтому было бы неправильно утверждать, что банк абсолютно бессилен расширить размер своего кредитования. Необходимо признать, что в виду некоторой эластичности, существующей как в области спроса и предложения на денежные знаки, так и в спросе и предложении на ссудные капиталы, проходящие через банки, банк имеет возможность известного расширения своих кредитов, и в связи с этим может быть вызван, как следствие этого, некоторый рост его депозитов. Но все эти возможности находятся в пределах указанной эластичности и не представляются беспредельными. Само собой разу- мется, что самый рост кредитов является фактом, который сам по себе приводит к увеличению депозитов, ибо рост кредитов связан с дальнейшим расширением хозяйства, сопровождается увеличением потребности в денежных знаках, а это открывает дальнейшую возможность роста депозитов.

Таким образом, мы установили, что предел роста депозитов коренится не в воле банков, а в условиях, вне их

лежащих. При таком понимании банковского кредита в значительной мере теряет свое значение вопрос о том, что является первичным в банковском деле, актив или пассив, или вопрос о том, с чего банку приходится начать, должен ли он сначала получить депозит, чтобы затем открыть кредит, или же он должен сначала открыть кредит, чтобы затем получить депозит. В самом деле, вопрос о начале и конце банковских операций теряет свое значение потому, что рост активов и пассивов происходит одновременно, но и тот и другой зависят не от банка, а от условий, которые лежат вне банка и которые коренятся в соотношениях между кредиторами и заемщиками, в общих условиях денежного обращения и в условиях движения ссудных капиталов. При этом надо сказать, что, как бы мы ни подходили к этому вопросу, будем ли мы считать, что пассивы стоят над активами или наоборот, мы в том и другом случае будем упираться в один и тот же предел для роста активов и пассивов. Мы можем представлять себе дело так, что сначала пассивы начинают увеличиваться в силу требования на денежные знаки, и вообще, в силу условий, лежащих вне банка, и что в результате этого банк имеет возможность увеличить свои активы. Мы можем, наоборот, представлять себе дело так, что банк, учитывая лежащие вне его условия, предстоящий рост пассивов, увеличивает свои активы, которым затем начинает соответствовать рост пассивов. Как то, так и другое представление одинаково правомерно, но оба они должны исходить из того факта, что размеры операций банка определяются не им самим, а общими условиями денежного рынка, на котором банк является лишь посредником.

Такое понимание сущности банкового кредита, как мы об этом подробнее говорили в главе II, вовсе не должно, однако, исходить из предположения о наличности каких-то „запасов" средств, которыми банки должны оперировать. Ссудный капитал не есть такой товар, который имеется где-то в виде запаса и которым банки располагают, заимствуя его из этого запаса. Ссудный капитал — это взаимоотношение между лицами, имеющими капитал

3. С, КаценелепОаум. Ч. II

и желающими передать его в чужое предприятие, и между предприятиями, нуждающимися в чужом капитале. Если говорить, о „запасе" то можно, пожалуй, говорить, выражаясь фигурально, о „запасе склонности" к передаче капитала в чужое предприятие. Эта склонность в каждый данный момент определяется, в свою очередь, состоянием рынка ссудных капиталов, общим положеним хозяйственной конъюнктуры, рыночным процентом, словом, совокупностью фактов. Когда рыночный процент высок и конъюнктура высока, лицо, обладающее капиталом, не имеет склонности передавать его в чужие предприятия, а предпочитает употреблять его в своем предприятии. А когда говорят об обилии ссудных капиталов, то. это означает, что в данный момент конъюнктура такова, что лица, обладающие капиталом, не желают использовать его в своих предприятиях и для них выгоднее передавать капитал в чужие предприятия. Рост и ослабление кредита—это есть рост или ослабление склонности капиталистов передавать капитал в чужие предприятия и склонности у. лиц, которым нужно его получить, к получению ссуд.

Итак, банк, учитывая соотношение спроса и предложения ссудных капиталов, отнюдь не имеющихся в „запасе", открывает кредит. ^Совершенно не существенно, открывает ли банк кредит после того, как к нему попал депозит, или до того. В том и другом случае он открывает кредит на основании учета кредитной конъюнктуры, состояния денежного рынка. Банк открывает кредиты в определенной сумме, поскольку он, согласно обшей оценке денежного рынка и своего положения на нем, имеет основание считать, что в течение данного времени количество ссудных капиталов, которое к нему поступит, будет то, а не иное. Если угодно, можно сказать вместе с Ганом, что банк совершенно свободен в открытии кредитов, но лишь с одной оговоркой: постольку, поскольку он "верно учел предложение ссудного капитала, которое будет происходить на протяжении ближайшего периода времени. Банк находится на положении комиссионера, который не имеет собственного склада товаров, но который знает спрос и предложение

этих товаров. Такой комиссионер может запродать товар, которою у него нет, и закупить товар, на который у него лишь со временем будет спрос. Банк есть комиссионер, не имеющий в своем распоряжении ссудного капитала, но он учитывает как предложение, так и спрос на этот капитал. Когда банк правильно учитывает это соотношение, тогда он правильно ведет свое дело. Когда он слишком много „запродал" или „закупил", тогда он оказывается банкротом, и вынужден прибегать к помощи других банков или государства.

Мои выводы относительно природы банкового кредита я резюмировал бы в следующих положениях:

а) банковский кредит есть часть всего кредита страны, и потому банк должен отстаивать свою роль посредника путем конкуренции;

б) фактическим объектом кредита вообще, как и банковского в частности, является ссудный капитал, а деньги служат лишь орудием кредита;

в) размеры кредита определяются в конечном счете склонностью кредиторов к передаче капиталов в чужие предприятия и заемщиков к их получению, а не волей банка;

г) эта склонность связана с конъюнктурой, и решающим моментом в ней является процент на капитал;

д) депозитные банки, действительно, по существу продолжают работу эмиссионных банков;

е) существенное отличие депозита от банкноты и других видов денег заключается в том, что депозит имеет двойственную природу, являясь одновременно деньгами и капиталом, приносящим проценты;

ж) поскольку потребности оборота в деньгах несколько эластичны и при том же товарообороте могут быть больше или меньше, банки, как эмиссионные, так и депозитные\' имеют некоторые возможности расширять кредит путем увеличения денежной массы, но это расширение не может выйти за известные пределы, и размеры операций банков, поэтому, в конечном счете зависят от их пассивов.

<< | >>
Источник: 3.С. КАЦЕНЕЛЕНБАУМ. УЧЕНИЕ О ДЕНЬЕАХ И КРЕДИТЕ. ЧАСТЬ II. КРЕДИТ И КРЕДИТНЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ. ЧЕТВЕРТОЕ СТЕРЕОТИПНОЕ ИЗДАНИЕ. ИЗДАТЕЛЬСТВО „ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ“ МОСКВА—1928. 1928

Еще по теме § 5. Природа депозитного банка.—Двойственная природа банковского депозита. — Депозит, как деньги и как капитал, приносящий проценты. — Своеобразные черты депозита в его роли денег и в его роли капитала, приносящего проценты. — Значение этих особенностей для природы депозитного банка. — Выводы.:

  1. БАНКИ И ИХ ФУНКЦИИ
  2. § 5. Природа депозитного банка.—Двойственная природа банковского депозита. — Депозит, как деньги и как капитал, приносящий проценты. — Своеобразные черты депозита в его роли денег и в его роли капитала, приносящего проценты. — Значение этих особенностей для природы депозитного банка. — Выводы.
  3. Лекция 1. Деньги как экономическая категория
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -