<<
>>

2.2. Ответственность сторон в отношениях расчетов с использованием банковских карт.

К отношениям с участием банковских карт применяются как общие нормы законодательства об ответственности за гражданско-правовые нарушения, так и договорные, устанавливаемые банковскими правилами, санкции. Нормативное регулирование такого рода ответственности представлено, в основном, статьями Гражданского кодекса, посвященными исполнению или ненадлежащему исполнению обязанностей по договору банковского счета (ст. 856 ГК РФ).

Ответственность по ст. 856 ГК РФ может наступить за следующие виды нарушений:

а) несвоевременное зачисление банком денежных средств (т.е.

произведенное с нарушением сроков, установленных ст. 849 ГК РФ), причитающихся владельцу счета и поступивших на корреспондентский счет банка плательщика вместе с документами, определяющими получателя платежа.

Частным случаем несвоевременного зачисления является ситуация, когда причитающиеся владельцу счета средства вообще не были зачислены («незачисление» средств) на счет. Если спорная сумма по ошибке оказалась на счете другого лица, то данные действия следует квалифицировать как незачисление денег на счет получателя;148

б) необоснованное списание средств со счета, под которым следует понимать, например, бесспорное (безакцептное) списание по неправильно оформленному расчетному документу, при отсутствии расчетного документа или списание большей суммы, чем указано в нем, и т.п.

При этом неустойка должна начисляться со дня, когда банк необоснованно списал средства, и до их восстановления на счете, по учетной ставке ЦБ РФ на день восстановления средств на счете. Если требование удовлетворяется в судебном порядке, то ставка процента может быть определена на день либо предъявления иска, либо вынесения решения;

в) невыполнение указаний клиента о перечислении денежных средств со счета, под которым следует понимать:

при внутрибанковских расчетах — отсутствие факта зачисления переводимых средств на счет получателя в срок, установленный ст. 849 ГК РФ;

при межбанковских расчетах — отсутствие факта передачи расчетных документов в банк-посредник (или банк получателя платежа при наличии прямых корреспондентских отношений между банками) вместе с соответствующим денежным покрытием в течение сроков, установленных ст. 849 ГК РФ.

За указанные нарушения банк должен уплатить клиенту проценты в порядке и размере, предусмотренных ст. 395 ГК РФ. Арбитражная практика исходит из того, что предусмотренная ею ответственность по форме является законной неустойкой.150 Отсюда следует сделать вывод, что условие договора банковского счета об исключении такой

ответственности либо об уменьшении ее размера в силу п. 2 ст. 332 ГК РФ недействительно.

Пунктом 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 апреля 1999 г. № 5 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета» установлено, что в случае просрочки исполнения банком платежного поручения клиента последний вправе до момента списания денежных средств с корреспондентского счета банка плательщика отказаться исполнить указанное поручение и потребовать восстановления непереведенной по платежному поручению суммы на его счете.

Если убытки, причиненные владельцу счета в связи с нарушениями, перечисленными в ст. 856 ГК РФ, превышают сумму причитающейся ему неустойки, то клиент вправе требовать от банка возмещения убытков в части, превышающей эту сумму.

Арбитражная практика не допускает одновременного взыскания с должника неустойки и процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ,153 за пользование чужими денежными средствами. Поэтому с банка, допустившего рассмотренные выше нарушения, нельзя одновременно взыскать и неустойку, и проценты.

Из положений Гражданского кодекса также следует ответственность банка за убытки, причиненные держателю вследствие сбоя в работе

технических устройств или других случаев неисполнения либо ненадлежащего исполнения своих обязательств (ст. 393 ГК). Эмитент отвечает за подобные убытки независимо от того, были ли они причинены держателю от недостатков оборудования, принадлежащего эмитенту или иной кредитной организации. В соответствии с условиями договора о выдаче и использовании банковских карт и правилами платежных систем держатель может иметь право использовать карту как на оборудовании эмитента, так и на оборудовании иной кредитной организации - участницы соответствующей платежной системы. В последнем случае по отношению к держателю происходит возложение исполнения обязательств на третье лицо (п. 1 ст. 313 ГК). Однако в обоих случаях обязанным и, как следствие, ответственным перед держателем лицом остается эмитент. В Рекомендации Комиссии ЕС от 30 июля 1997 г. № 97/489/EC такое решение проблемы установлено прямо. 154

Банк-эмитент как субъект предпринимательской деятельности несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств перед клиентом независимо от своей вины (п. 3 ст. 401 ГК).

С другой стороны, за злоупотребление сбоем банковского оборудования со стороны держателя карты к последнему может быть предъявлен иск со стороны банковской организации о неосновательном обогащении по ст. 1102 ГК, что влечет за собой возврат основного долга и штрафных процентов за пользование денежными средствами банка по ст. 395 ГК.

Операции с персональными банковскими картами попадают в сферу регулирования Закона РФ «О защите прав потребителей», соответственно, к этим отношениям могут быть применены нормы об ответственности за нарушение прав потребителей. Так, в соответствии с п. 1 и 2 ст. 10 этого закона «изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно

предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора...»

Банковские правила и практика заключаемых договоров о выдаче и обслуживании банковских карт выделяет два основных аспекта ответственности, требующие договорного урегулирования:

ответственность за нарушения правил пользования картой, допущенные законным держателем;

ответственность в случае несанкционированного использования банковской карты третьими лицами.

Ответственность кредитной организации описывается, как правило, со ссылкой на соответствующие статьи федерального законодательства.

В ряду санкций за нарушения правил пользования картой ее держателем выделяются штрафные меры за утерю или повреждение карты и за т. наз. «неразрешенный овердрафт».

Договором может быть предусмотрена ответственность держателя карты в виде штрафа за утерю карты, а также неблагоприятные последствия в виде дополнительных платежей в случае необходимости перевыпуска карты или постановки ее в стоп-лист. Договорами некоторых кредитных организаций используются следующие спорные формулировки:

«Клиент обязуется выплачивать Банку средства в соответствии с Тарифом, и возмещать в полном размере фактически произведенные Банком расходы по предотвращению незаконного использования Карты, а

также в результате незаконного использования Карты (как Клиентом, так и третьими лицами)» .

Или:

«Банк имеет право без дополнительного распоряжения клиента списывать с Карточного счета:

суммы расходов, произведенных Банком по предотвращению неправомерного использования карты»156.

Согласно этой формулировке на клиента могут быть возложены неоправданно большие расходы по постановке, например, в стоп-лист по всем регионам до конца срока действия карты, утерянной клиентом при понятных для него обстоятельствах в случаях, не представляющих опасности дальнейшего ее мошеннического использования.

При формулировании подобных условий банку целесообразно определить один тариф за прекращение операций по утеряной карте (просчитав стоимость таких расходов в расчете предыдущих периодов с учетом полной эмиссии и статистики потери или мошенничества по потерянным картам).

Неразрешенный овердрафт при совершении операций с банковскими карточками возможен в двух ситуациях.

Во-первых, он возникает в том случае, когда в договоре между эмитентом банковской карты и его клиентом предусмотрена возможность совершения операций только в пределах остатка средств на счете клиента, а клиент все-таки осуществил операцию, расчеты по которой могут быть совершены только за счет средств банка. Такая ситуация возможна в силу

того, что по техническим причинам не всегда возможно предотвратить перерасход денежных средств картсчета (блокирование счета и включение карты в стоп-лист может занять несколько дней).

Во-вторых, несанкционированный овердрафт возникает тогда, когда в договоре между эмитентом и клиентом в принципе разрешено совершение операций только в пределах остатка средств на счете, однако в случае возникновения задолженности клиента он обязан немедленно погасить ее и выплатить на нее установленные договором проценты.

В литературе эти случаи именуются как, соответственно, предусмотренный и непредусмотренный овердрафт.

С точки зрения юриспруденции овердрафта, или, по терминологии

Гражданского кодекса РФ, кредитования счета клиента, в первом случае не

возникает. Кредитование счета клиента является условием договора

банковского счета (ст. 850 ГК), следовательно, при отсутствии

соответствующего договорного условия кредитование счета клиента не

1

происходит. Как верно отметил Спиранов И. А., складывающиеся отношения подпадают под нормы одного из внедоговорных институтов гражданского права - института неосновательного обогащения (гл. 60 ГК «Обязательства вследствие неосновательного обогащения»).

Пункт 1 ст. 1102 ГК устанавливает: «Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение)...». Осуществляя операцию вопреки условиям заключенного договора, которую по правилам платежных систем эмитент будет вынужден оплатить, клиент

осуществляет неосновательное обогащение за счет эмитента. Как следует из приведенной нормы, именно она является правовым основанием требования эмитента к клиенту по возврату сумм неосновательного обогащения.

Из п. 2 ст. 1102 ГК следует, что правила о неосновательном обогащении «применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли». Следовательно, на юридическую квалификацию деяния как неосновательного обогащения не будет влиять факт умышленного или непредумышленного совершения держателем соответствующей операции с банковской карточкой.

Согласно п. 2 ст. 1107 ГК «на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (ст. 395) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств». Представляется, что держатель карточки должен узнать о неосновательности с момента совершения операции.

Согласно существующей практике проценты по ст. 395 ГК уплачиваются в размере ставки рефинансирования Банка России по обязательствам, выраженной в рублях (п. 51 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ», далее - Постановление №6/8.\'59 «В случаях, когда... денежное обязательство выражено в иностранной валюте (ст. 317) и отсутствует официальная учетная ставка банковского процента по валютным кредитам на день исполнения денежного обязательства в месте нахождения кредитора, размер процентов

определяется на основании публикаций в официальных источниках информации о средних ставках банковского процента по краткосрочным валютным кредитам, предоставляемым в месте нахождения кредитора. Если отсутствуют и такие публикации, размер подлежащих взысканию процентов устанавливается на основании представляемой истцом в качестве доказательства справки одного из ведущих банков в месте нахождения кредитора, подтверждающей применяемую им ставку по краткосрочным валютным кредитам» (п. 52 Постановления № 6/8).

Поскольку в подавляющем большинстве договоров между эмитентом и клиентом предусмотрен безакцептный порядок списания с клиента сумм операций с банковскими картами и сумм комиссий эмитента, то средства неосновательного обогащения по приведенным основаниям также подлежат безакцептному списанию с карточного счета клиента (с того момента, когда на нем будут необходимые средства).160

Юридическая квалификация «предусмотренного» овердрафта вызывает еще больше вопросов. С одной стороны, в договоре между эмитентом банковской карточки и его клиентом предусмотрена возможность совершения операций только в пределах остатка средств на счете клиента, т. е. кредитование счета клиента договором не предусматривается. С другой стороны, если перерасход средств возникает, то клиент обязан немедленно его погасить и выплатить установленные договором проценты. Т. е. условия такого «неразрешенного» овердрафта оговорены, вследствие чего он уже не может считаться неразрешенным.

На данную правовую проблему существует несколько точек зрения. Так, Спиранов И. А. считает, что «отношения кредитования все-таки существуют, но возникают они не при обычном режиме совершения операций, а в исключительных случаях и их назначением является защита

имущественных интересов эмитента. На юридическом языке это означает, что соответствующие правила о кредитовании носят не регулятивный, а охранительный характер». По мнению вышеупомянутого автора, то, что кредитный договор с охранительными целями не известен гражданскому праву, не означает, что такой договор противозаконен. Согласно п. 2 ст. 421 ГК «стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами». «Поскольку единственное отличие «охранительного» кредитного договора заключается только в его цели, то к данному договору будут применяться нормы об обычном кредитном договоре». Тот же автор выделяет в качестве особенности данного кредитного договора особый вид подлежащих уплате процентов. «Обычный кредитный договор, - пишет Спиранов И. А., - может предусматривать два вида процентов. Первые являются платой за пользование капиталом и взимаются при нормальном развитии договорных отношений (п. 1 ст. 809 ГК). Вторые, так называемые повышенные, взимаются дополнительно к первым при просрочке в возвращении суммы кредита (п. 1 ст. 811 ГК). Такие проценты охарактеризованы в п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14 «О практике применения Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» как проценты за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК), являющиеся, в свою очередь, мерой гражданско-правовой ответственности. Указанные проценты исчисляются по ставке рефинансирования Банка России, если в договоре не предусмотрен иной размер процентов (п. 1 ст. 395 ГК, п. 15 Постановлениях» 13/14).

В рассматриваемом случае присутствует только один вид процентов, подлежащих уплате при возникновении овердрафта. В принципе, они могут быть охарактеризованы и как проценты за пользование капитала и проценты как мера ответственности. Представляется, что характеристика данных процентов в качестве меры ответственности является более точной, поскольку сам кредит носит не регулятивный, а охранительный характер. Из данного положения следует один важный практический вывод: проценты как мера ответственности могут быть снижены судом по правилам ст. 333 ГК об уменьшении неустойки (п. 7 Постановления № 13/14)».164

Думается, что следует не согласиться с вышеприведенным мнением Спиранова И. А. относительно квалификации «предусмотренного овердрафта». Для аргументации своей позиции обратимся к существу кредитного обязательства с целью выявить правомерность применения норм законодательства о кредитных сделках к анализируемым отношениям. В соответствии с п. 1 ст. 819 ГК, «по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором». Таким образом, если считать возникшие по поводу «неразрешенного овердрафта» правоотношения кредитом, то получается, что запрет на превышение расходов над суммой остатка на счете, прописанный в договоре, является ничтожным, поскольку банк уже заранее обязуется такой кредит выдать, а точнее, обязуется признать, что кредит выдан, в случае, когда произошел расход сверх остатка. Установленный договором запрет на подобного рода действия автоматически исключает возможность признания возникающих в результате их совершения правоотношений кредитными также потому, что

в противном случае клиент имел бы право требовать предоставления описанных услуг - т. е. требовать от банка исполнения его обязанности по кредитному договору.

Исходя из этого, следует предположить, что правильной квалификацией неразрешенного, но предусмотренного договором «овердрафта» будет отнесение подобных действий держателя карты к составу ст. 1102 как неосновательное обогащение (как и в случае «непредусмотренного овердрафта»). Согласованные договором штрафы и проценты вполне согласуются с положениями ст. 395: «За пользование чужими денежными средствами вследствие их ... неосновательного получения ... подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей на месте кредитора ... учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его части. ... Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или не предусмотрен договором».

Думается, что с юридической точки зрения правильной будет следующая формулировка договора о выдаче и использовании банковской карты, касающаяся возможного перерасхода денежных средств с карточного счета: «Кредитование счета не осуществляется. В случае, если будет осуществлен расход средств сверх остатка на счете, вкладчик обязуется погасить задолженность перед Банком и выплатить штраф в размере, установленном действующим Тарифом Банка на момент возникновения задолженности, в течение ... календарных дней с момента возникновения задолженности, в противном случае все карты клиента блокируются и восстановлению не подлежат».

В соответствии с наиболее распространенной формулировкой об ответственности за операции, совершенные третьими лицами с использованием утерянных или украденных карт, ответственность за такие

операции до момента уведомления эмитента об утрате карты несет держатель. После уведомления ответственность ложится на эмитента.

Большинство российских банков привязывают момент перехода ответственности к получению банком письменного (либо факсимильного) заявления об утере. Устное же сообщение является лишь основанием блокировки карты. (См. п. 3.7 Приложения 1: «В случае утери Карточки или получении информации о ее незаконном использовании немедленно сообщать об этом в БАНК. Устное уведомление должно дублироваться не позднее 7 (семи) календарных дней письменным заявлением. В случае непредставления письменного заявления вся ответственность за несанкционированные платежи ложится на ДЕРЖАТЕЛЯ»).

Блокировка карты означает приостановление доступа к счету по данной карте. Ни в банковских правилах, ни в конкретных договорах с клиентами процедура блокировки, как правило, подробно не оговаривается. Тем не менее, это юридически значимое действие, способное повлечь серьезные нарушения имущественных прав и интересов держателей карт. По принятому в договорной практике обычаю, средства со спецкартсчета могут расходоваться только с использованием банковской карты. Следовательно, блокировка карты означает лишение возможности клиента распоряжаться своими денежными средствами, находящимися на банковском счете, что противоречит ст. 858 ГК РФ, согласно которой «ограничение прав клиента на распоряжение денежными средствами, находящимися на счете, не допускается, за исключением наложения ареста на денежные средства, находящиеся на счете, или приостановления операций по счету в случаях, предусмотренных законом». Необоснованная блокировка счета дает держателю карты право требовать от банка возмещения причиненных ему убытков и морального вреда.

Думается, что в данном случае должно применяться правило регламентирующее порядок оформления сделок - п. 2 ст. 434 ГК РФ, - согласно которому необходимо достоверно установить, что документ (заявление держателя карты) исходит от стороны по договору (от держателя). В этих целях в договоре с держателем банковской карты необходимо детально согласовывать процедуру блокировки: какие данные должен сообщить держатель карты, процедура получения кодового слова, безусловное согласие с тем, что требование о блокировке карты с произношением кодового слова имеет юридическую силу, сопоставимую с письменным заявлением, скрепленным собственноручной подписью клиента и т.д.

Тем не менее, для гарантированной защиты прав клиента, целесообразно предусматривать также обязательное наличие письменного уведомления банка об утере карты, причем с детальным согласованием процедуры обмена электронными и факсимильными документами: именно последние, с одной стороны, могут быть доставлены наиболее оперативно, а с другой стороны, могут, согласно с п. 2 ст. 160 ГК РФ, иметь юридическую силу письменного документа. Предлагается следующий возможный пример реализации этого условия:

«Юридическое оформление и пересылка дополнительных соглашений к настоящему Договору и других юридически важных документов, требующих подтверждения путем подписания (скрепления печатью) - уведомления, выписки, письма, заявления, претензии и др., за исключением: расчетных документов, и доверенностей, допускается посредством использования факсимильной связи (по факсу).

Юридическое оформление прочих документов - уведомления, выписки, письма, заявления, претензии и др., требующих подтверждения (подписания) одной из Сторон, за исключением: расчетных документов и

доверенностей, - осуществляется следующим образом. Сторона, принявшая документ обязана по факсу подтвердить его получение, с указанием: реквизитов полученного документа (исходящий номер, дата составления, фамилия, имя, отчество и должность лица, подписавшего документ), времени получения документа, количества принятых страниц. Подтверждение должно быть заверено подписью уполномоченного лица. Не позднее следующего рабочего дня, следующего за днем отправки документа, Сторона, отправившая документ, обязана направить Стороне- получателю оригинал документа на бумажном носителе.

Стороны признают, что документы, полученные посредством факсимильной и электронной связи с соблюдением установленной данным договором процедуры, юридически эквивалентны соответствующим документам на бумажном носителе. Документы (подтверждения), полученные посредством факсимильной связи без подписи уполномоченных лиц, не имеют юридической силы и Сторонами не принимаются».

Существенным моментом при определении границ ответственности по спорным транзакциям является вопрос о признании всех операций, осуществленных с введением ПИН, совершенными с ведения и согласия держателя карты.

Согласно п. 2 ст. 160 ГК РФ допускается приравнивание ПИН к собственноручной подписи, однако это правило должно быть четко оговорено в договоре с держателем «Использование при совершении сделок факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронно-цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи допускается в случаях и порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон». В частности, возможна такая формулировка:

«ПИН - персональный идентификационный номер, присваиваемый Карте Клиента и используемый при совершении операций с использованием Карты в качестве аналога собственноручной подписи Клиента: передается Банком Клиенту (либо от его имени - Держателю) и является уникальным для каждой Карты. Правильный набор ПИН обеспечивает Клиенту (либо от его имени - Держателю) возможность доступа к своему Счету в Банке для совершения Операций по получению наличных денежных средств в банкоматах или электронных терминалах, оснащенных устройством ввода ПИН».

Таким образом, думается, что ответственность за спорные операции, осуществленные с введением ПИН, должна в любом случае возлагаться на держателя карты, тем более что в банковских правилах или договорах с держателями почти всегда присутствует следующая формулировка об ответственности за сохранность ПИН: «ДЕРЖАТЕЛЬ берет на себя обязательство держать в тайне свой ПИН, а также хранить его отдельно от КАРТОЧКИ. Ни при каких обстоятельствах ПИН не должен стать известным третьему лицу».

<< | >>
Источник: Жульев Алексей Сергеевич. Расчеты с использованием Банковский карт как самостоятельная форма безналичных расчётов [Электронный ресурс]: Гражданско-правовой аспект : Дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.03 .-М.: РГБ, 2005. 2005

Еще по теме 2.2. Ответственность сторон в отношениях расчетов с использованием банковских карт.:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -