<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы научного исследования

Начавший функционирование с 1 января 2015 г. Евразийский экономический союз, смешивший Евразийское экономическое сообщество, в настоящее время активно формирует свою правовую базу (евразийское право, или право ЕАЭС).

При этом национальное трудовое законодательство государств - членов ЕАЭС (Республики Армения, Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской Республики и Российской Федерации), параллельно формировавшееся после распада СССР на протяжении более 25 лет, к настоящему моменту существенно отличается как по системе и видам действующих нормативных правовых актов, так и по содержанию норм, построению трудовых кодексов и многим др. Имеются отличия относительно блока коллективно-договорных источников, начиная от их названий, уровней социального партнерства, на которых они заключаются, и заканчивая их значением в механизме трудоправового регулирования. Все это требует сравнительно-правового исследования в целях выявления отличий, выработки оптимальных моделей, которые могут быть использованы в процессе дальнейшей гармонизации трудового законодательства государств - членов ЕАЭС.

Региональная интеграция государств на постсоветском пространстве,

сопровождающаяся процессами унификации и гармонизации законодательств, появлением надгосударственных органов с особой правотворческой компетенцией и новыми видами принимаемых правовых актов, несомненно, воздействует на правовые системы как Российской Федерации, так и других независимых государств, образовавшихся после распада СССР. В рамках региональных интеграционных объединений государств (СНГ, Союзного государства Беларуси и России, ЕврАзЭС, ЕАЭС, ЕС и др.) постепенно формируется массив источников наднационального права, который воздействует на национальное право государств, в связи с чем имеется потребность в определении системных связей между этими подсистемами.

Глобализация, понимаемая в работе как общемировой процесс возрастания интеграции (унификации и гармонизации) элементов политических, экономических, правовых, культурных и иных систем, оказывает воздействие и на правовые системы современных государств.

Возрастающие объемы трудовой миграции, доминирование в мировой экономике ТНК, создающих обширные сети филиалов и дочерних предприятий, активная роль международных объединений профсоюзов и работодателей обусловливают потребность в исследовании влияния этих процессов на систему источников трудового права, уяснении правовой природы и места в этой системе новых источников (глобальных коллективных договоров, кодексов поведения ТНК и т. д.).

Источники правового регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений получили более детальное урегулирование с принятием ТК Республики Армения (ст. 4, 5 и 6), ТК Республики Беларусь (ст. 7 и 8), ТК Республики Казахстан (ст.2 и 11), ТК Кыргызской Республики (ст. 3, 4 и 5) и ТК Российской Федерации (ст. 5, 8). Вместе с тем действующие редакции вышеуказанных статей ТК государств - членов ЕАЭС имеют существенные расхождения (как терминологические, так и содержательные) и в полной мере не позволяют выстроить стройную, непротиворечивую научно обоснованную систему источников регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений, охватывающую национальные, международные и наднациональные акты. В большинстве названных ТК отсутствуют статьи, посвященные коллизионным нормам и применению норм трудового права по аналогии. Отмеченные и некоторые иные пробелы и противоречия в действующем трудовом законодательстве создают трудности у судей и иных правоприменителей, приводят к судебным ошибкам при разрешении трудовых споров, снижают эффективность действия норм трудового права, ведут к ущемлению трудовых прав работников, а в отдельных случаях и работодателей (нанимателей)[1].

Формирование общего рынка труда со свободным движением рабочей силы, которое заявлено в качестве одной из целей создания ЕАЭС, предполагает наличие гармонизированного трудового законодательства Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России.

Настоящее сравнительно-правовое исследование способствует выработке путей такой гармонизации, которая может осуществляться как в рамках ЕАЭС, так и СНГ, а также Союзного государства России и Беларуси.

Степень научной разработанности темы исследования

Теоретические и практические проблемы систем источников трудового права государств - членов ЕАЭС составляют сложную научную проблему, которая (не считая работ самого диссертанта) до настоящего времени не была предметом монографических и диссертационных исследований в России, Беларуси и других странах.

Сложность данной проблемы объясняется, во-первых, ее междисциплинарным характером; во-вторых, национальной спецификой систем источников трудового права Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России, особенностями их функционирования; в-третьих, влиянием на развитие системы источников трудового права процессов глобализации и региональной правовой интеграции; в-четвертых, противоречивостью и пробельностью законодательства в вопросах правовой природы отдельных источников трудового права, их взаимной иерархии; в-пятых, отсутствием слаженного правового механизма разрешения коллизий и преодоления пробелов в различных источниках трудового права.

Хотя в российской науке трудового права и правовой доктрине некоторых стран СНГ за последние 20 лет был защищен целый ряд кандидатских (С. М. Трошина, В. Л. Костюк, Е. А. Шаповал и др.) и докторских диссертаций (Е. А. Ершова, В. И. Миронов, Г. В. Хныкин, О. Н. Ярошенко) по проблемам источников (форм) трудового права, вместе с тем комплексных сравнительно-правовых исследований систем источников государств - членов ЕАЭС до настоящего времени не проводилось. Диссертационные исследования вышеназванных авторов не исключают, а, наоборот, подчеркивают актуальность теоретико-прикладного исследования проблем системы источников трудового права. Это объясняется тем, что армянская, белорусская, казахстанская и кыргызская системы источников трудового права обладают национальным своеобразием, различающимся набором видов источников (в том числе НПА). Кроме того, проведенные ранее в России и на Украине диссертационные исследования не решили проблему функционирования системы источников трудового права в условиях глобализации и региональной интеграции в рамках формирующегося интеграционного права, в том числе права ЕАЭС.

В 2016 г. вышло в свет учебное пособие П. Е. Морозова и А. С. Чанышева по трудовому праву государств - членов ЕАЭС[2], которое описывает и сопоставляет акты законодательства, нормы и институты трудового права пяти стран, входящих в ЕАЭС. В 2017 г. вышел в свет учебник «Евразийское трудовое право», главу 2 разд. 1, в котором в части источников евразийского трудового права написал диссертант[3].

Цель и задачи диссертационного исследования

Цель диссертации - на основе комплексного сравнительно-правового исследования теоретических основ евразийского трудового права обосновать авторскую концепцию сложных многоуровневых систем источников трудового права государств - членов ЕАЭС с решением как теоретических (выявление исторических закономерностей и современных тенденций в развитии источников трудового права в странах ЕАЭС, определение правовой природы различных источников, установление их системных связей и иерархии), так и практических проблем (выработка рекомендаций по закреплению системы источников правового регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений в Модельном ТК, предложений по легальному закреплению механизмов разрешения коллизий между различными источниками отрасли и преодоления пробелов в трудовом праве).

Для достижения указанной цели поставлены и решены следующие задачи:

• в условиях возрастания региональной интеграции в рамках ЕАЭС теоретически обосновать концепцию триединой системы источников современного трудового права, включающей подсистемы международных, наднациональных и национальных источников;

• определить сущностные признаки системы источников трудового права, разграничив со смежными категориями (источниками регулирования, формами права) и на основе проведенного теоретического анализа выработать авторские дефиниции источников трудового права (в формальном числе) и их системы;

• провести научную классификацию источников трудового права, которая может быть использована при систематизации и гармонизации актов трудового

законодательства в государствах - членах ЕАЭС, внесении изменений в их национальные ТК и иные НПА;

• выявить исторические закономерности, а также современные тенденции в развитии систем источников трудового права государств - членов ЕАЭС; сформулировать рекомендации по учету этих тенденций при принятии и применении международных, национальных и наднациональных источников трудового права;

• определить соотношение международных и национальных подсистем источников трудового права, их взаимодействие, обосновать концептуальную идею о приоритете международных договоров и иных нормативных соглашений по отношению к НПА, которыми выражено согласие на обязательность этих договоров (соглашений);

• выдвинуть рекомендации по обеспечению непосредственного действия общепризнанных международных и конституционных принципов трудового права, а также обеспечению конституционализации трудового законодательства;

• теоретически аргументировать выводы о соотношении конституционных и подконституционных, законодательных и подзаконных НПА в сфере труда;

• усовершенствовать понятийный аппарат отрасли трудового права, сформулировав авторские дефиниции понятий «евразийское трудовое право», «трудовое законодательство», социально-партнерские нормативные соглашения и ряд других;

• на основе авторского определения трудоправовой интеграции, ее форм и способов, сравнительного исследования наднациональных источников наметить перспективные пути гармонизации трудового законодательства в рамках ЕАЭС;

• обосновать модельные механизмы разрешения коллизий между источниками трудового права и преодоления пробелов в трудовом праве государств - членов ЕАЭС;

• разработать структуру проекта Модельного ТК и проекты отдельных статей его главы «Общие положения», которые рекомендуется использоваться в процессе текущего совершенствования национальных ТК государств - членов ЕАЭС и при подготовке новых кодификаций трудового законодательства.

Объект и предмет диссертационного исследования

Объектом диссертационного исследования являются трудовые и непосредственно связанные с ними отношения, регулируемые источниками трудового права в государствах - членах ЕАЭС, а также закономерности и тенденции развития систем данных источников.

Предметом исследования выступают нормы трудового права, содержащиеся в законодательстве России, Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и других зарубежных стран, ранее действовавшие нормы законодательства СССР, союзных республик, а также судебная и коллективно-договорная практика, положения правовой доктрины (теории, концепции), позволяющие определить понятие, виды и системы источников трудового права, выявить проблемы и тенденции их функционирования, разработать комплекс предложений, направленных на гармонизацию трудового законодательства государств - членов ЕАЭС, совершенствование правоприменительной деятельности.

Выбор объекта и предмета исследования обусловлен новизной избранной темы, ее универсальной значимостью в евразийском регионе, предполагающей анализ отечественных и зарубежных доктринальных и нормативных источников, судебной и коллективно-договорной практики.

Методологическая и теоретическая основы исследования

Методологическую основу диссертации составила диалектика как философская основа, а также комплекс общенаучных (системно-структурного, системнофункционального, аналитического) и частно-научных методов исследования (конкретноисторический, сравнительно-правовой, формально-юридический, законы логики и других методов познания действительности).

Теоретическую основу диссертации составили труды дореволюционных, советских и современных российских и зарубежных ученых в области трудового права (Н. Г. Александров, И. И. Андриановская, Р. Бланпейн, Э. Н. Бондаренко, Л. Ю. Бугров, М. О. Буянова, М. Вайс, А. А. Войтик, Е. А. Волк, Е. С. Герасимова, Н. Г. Гладков, С. Ю. Головина, А. А. Греченков, К. Н. Гусов, Т. Давулис, Н. И. Дивеева, И. К. Дмириева, М. А. Драчук, Е. А. Ершова, В. В. Жернаков, М. А. Жильцов, Л. В. Зайцева, О. Б. Зайцева, Г. Зинцгеймер, С. А. Иванов, А. М. Касумов, И. Я. Киселев, Р. И. Кондратьев, В. И. Кривой, К. Д. Крылов, А. М. Куренной, О. С. Курылева, Н. И. Иншин, В. М. Лебедев, Ф. М. Левиант, Ф. Лотмар, А. М. Лушников, М. В. Лушникова, Н. Л. Лютов, С. П. Маврин, М. В. Молодцов, В. И. Миронов, П. Е. Морозов, А. К. Надирова, Е. Н. Нургалиева, А. М. Нурмагамбетов, А. Ф. Нуртдинова, Ю. П. Орловский, Л. Я. Островский,

A. С. Пашков, Д. Петрилайте, А. Я. Петров, С. Н. Прилипко, К. С. Раманкулов,

B. А. Сафонов, М. Северинский, В. И. Семенков, Г. С. Скачкова, В. И. Смолярчук,

И. О. Снигирева, Т. А. Сошникова, Кр. Средкова, Г. Тавитс, Л. С. Таль, Н. И. Тарасевич,

О. С. Хохрякова, Е. Б. Хохлов, Г. В. Хныкин, О. В. Чесалина, С. Ю. Чуча, А. И. Шебанова,

O. А. Шевченко, И. В. Шестерякова, Г. Б. Шишко, С.В. Шуралева, О. Н. Ярошенко и др.); в сфере права социального обеспечения (Ю. В. Васильева, И. В. Гущин, Р. Н. Жаворонков, С. И. Кобзева, Е. Е. Мачульская, Х. Т. Мелешко, Т. К. Миронова, Э. Г. Тучкова, М. Ю. Федорова, М. Н. Шумило и др.); теоретиков и историков права, ученых в области конституционного, административного и других отраслей национального права:

A. Б. Агапов, С. С. Алексеев, Л. А. Букалерова, Г. А. Василевич, В. А. Витушко, Г. А. Волков, Г. В. Выхпанова, Г. А. Гаджиев, Е. И. Галяшина, Г. В. Ф. Гегель, Е. Ю. Грачева, Т. И. Довнар, С. Г. Дробязко, О. Л. Дубовик, В. С. Елисеев, В. В. Ершов, Н. Г. Жаворонкова, Р. Иеринг, И. Кант, Г. Кельзен, С. Н. Князев, И. О. Краснова,

B. В. Лазарев, Р. З. Лившиц, И. И. Лукашук, В. С. Нерсесянц, М. Н. Марченко, Ю. И. Мигачев, Л. В. Павлова, С. В. Поленина, Т. А. Полякова, Л. Л. Попов, И. М. Рассолов, Е. Р. Россинская, Н. В. Сильченко, В. В. Синюков, А. Г. Тиковенко, Ю. А. Тихомиров, В. И. Шабайлов, А. Ф. Шебанов, Ю. Г. Шпаковский, И. А. Юхо и др.

Международно-правовую основу исследования определили работы ученых в области международного публичного права, международного частного права и европейского права как А. И. Абдуллин, К. А. Бекяшев, Р. Бланпейн, Ю. П. Бровка, А. Бронштейн, И. Броуни, М. М. Богуславский, Н. Ватикос, Р. Ш. Давлетгильдеев, Ф. Джессоп, А. Я. Капустин, С. Ю. Кашкин, Д. Б. Левин, И. И. Лукашук, Ф. Ф. Мартенс,

P. А. Мюллерсон, Г. Оппенгейм, В. Л. Толстых, В. Г. Тихиня, Г. И. Тункин, Е. Т. Усенко, А. Фердросс, С. В. Черниченко и другие.

Нормативную основу диссертационного исследования составили многочисленные международно-правовые акты ООН, МОТ, Совета Европы, СНГ, ЕврАзЭС, ЕАЭС, национальное законодательство государств - членов ЕАЭС (начиная от конституций, трудовых кодексов и заканчивая НПА местных органов власти), законодательные акты ряда других стран - участниц СНГ, право ЕС, а также коллективные договоры, соглашения.

Эмпирическая основа диссертационного исследования - это обобщенная и изученная автором судебная практика (преимущественно Верховных и Конституционных судов (Совета) государств - членов ЕАЭС), коллективно-договорная практика, а также опыт локального нормотворчества как национальных компаний, так и ТНК.

Научная новизна

Соискателем впервые в юридической науке проведено комплексное правовое исследование с обоснованием авторской концепции сложных взаимодействующих многоуровневых систем источников трудового права государств - членов ЕАЭС, включающей решение как теоретических, так и практических проблем.

Диссертантом разработаны новые концептуальные предложения по обеспечению иерархического построения систем источников трудового права Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России, учитывающего произошедший переход от двуединой к триединой системе источников данной отрасли, включающей подсистемы источников международного, наднационального и национального трудового права.

В диссертации определены внутрисистемные и межсистемные связи источников, относящихся к системе международного и национального права, а внутри подсистемы национальных источников - связи между трудовым законодательством, социальнопартнерскими нормативными соглашениями и локальными нормативными актами.

Соискателем разработаны новые для ряда государств - членов ЕАЭС теоретикоприкладные положения относительно общих правил локального нормотворчества в сфере труда, обеспечивающих с учетом оправдавшего себя зарубежного опыта согласование интересов работодателя и представительного органа работников.

Новизной отличаются научно обоснованные концептуальные предложения по включению в главу «Общие положения» Модельного ТК статей, нацеленных на закрепление отраслевых механизмов разрешения коллизий (противоречий) между различными источниками трудового права, а также преодоления пробелов в правовом регулировании трудовых и непосредственно связанных с ними отношений.

Диссертация содержит много новых научных дефиниций, классификаций источников трудового права, международного трудового права, международных договоров о труде, что развивает понятийный аппарат отрасли трудового права.

Научная новизна работы объясняется также тем, что доктрина трудового права до настоящего времени не сформировала концептуального учения о системе источников правового регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений в условиях происходящих глобализационных процессов и нового этапа региональной интеграции с началом функционирования ЕАЭС в 2015 г. Научная новизна данной диссертации выражается также в ее нацеленности на научное прогнозирование и поиск

оптимальных моделей гармонизации трудового законодательства государств - членов ЕАЭС.

Проведенное исследование позволило автору впервые разработать теорию многоуровневой триединой системы источников трудового права, включающей ряд подсистем и блоков элементов, их согласованное функционирование в условиях глобализации и интеграции правовых систем.

Положения, выносимые на защиту

1. Современным условиям региональной интеграции правовых систем в рамках ЕАЭС, частично вобравшей в себя и позитивный опыт ЕС, отвечает обосновываемая диссертантом концепция триединой (тройственной) системы источников трудового права, включающей три подсистемы (международные, наднациональные и национальные источники трудового права). Источники трудового права, входящие в эти подсистемы, тесно взаимодействуют, дополняют и развивают друг друга. Наднациональные источники трудового права существуют на стыке систем международного и национального права и включают акты надгосударственных органов Союзного государства Беларуси и России, решения Евразийской экономической комиссии (далее - ЕЭК) в рамках ЕАЭС, модельные законы СНГ, а также с определенными оговорками - рамочные соглашения, заключаемые международными объединениями профсоюзов и нанимателей; глобальные коллективные договоры (соглашения), кодексы поведения ТНК.

2. На основе критического анализа ранее проведенных исследований ученых- теоретиков, специалистов в трудовом праве, изучения трех групп признаков сформулированы новые концептуальные подходы к понятию и сущности источников трудового права (в формальном смысле) и их системы (в том же аспекте):

источники трудового права - это внешне объективированные итоги правотворческой деятельности международных организаций, наднациональных органов межгосударственных объединений, государств, работодателей, профсоюзов и их объединений, в которых выражены нормы права, регулирующие трудовые и непосредственно связанные с ними отношения;

системы источников трудового права государств - членов ЕАЭС (в формальном смысле) можно определить как сложные многоуровневые совокупности нормативных правовых актов, нормативных правовых договоров, а также международных документов, закрепляющих общепризнанные принципы международного права, регулирующих трудовые и непосредственно связанные с ними отношения в Армении, Беларуси, Казахстане, Кыргызстане и Российской Федерации.

Система источников трудового права (в формальном смысле) не тождественна системе законодательства о труде: это более широкое, комплексное понятие, поскольку охватывает также подсистемы международных и надгосударственных источников, блоки коллективных договоров, соглашений и локальных НПА.

Научно обосновано и углублено классификационное деление источников трудового права по одиннадцати критериям (включая такие новые, как деление в зависимости от принадлежности к правовым системам и уровня принятия; по элементам системы отрасли трудового права; в зависимости от наличия общих характерных признаков, свойственных источникам в конкретной правовой системе на определенном историческом отрезке времени и др.).

3. Выявлен ряд закономерностей в развитии источников трудового права в Армении, Беларуси, Казахстане, Кыргызстане и России, обусловленных как схожими социально-политическими процессами и явлениями, так и принадлежностью их правовых систем к романо-германской правовой семье, а в период с 1917 г. по 1990 г. - к правовой семье социалистического права (в том числе таких, как сохранение после распада СССР приверженности к кодифицированному трудовому законодательству и преемственности ряда трудоправовых конструкций, воспринятых из КЗоТ 1970 гг.; первоначальное размежевание национального законодательства, разновременные разработка и принятие существенно различных структурно и содержательно ТК в сравниваемых государствах с последующим постепенным их сближением путем учета законодательного опыта других государств СНГ; расширение видов и количества принимаемых НПА, дополняющих ТК, а также усиление роли коллективных договоров и соглашений, локальных нормативных актов в регулировании трудовых и непосредственно связанных с ними отношений).

4. Диссертантом выявлены и обоснованы следующие современные тенденции в развитии источников трудового права государств — членов ЕАЭС в условиях глобализации и интеграции правовых систем:

тенденция признания приоритета источников международного трудового права по отношению к источникам национального трудового права, выражающаяся в воздействии международного трудового права на национальную правовую систему

посредством международных трудовых стандартов в форме общепризнанных принципов международного права в сфере труда, заключения и имплементации международных договоров о труде;

тенденция конституционализации трудового законодательства, состоящая в том, что основные (конституционные) права и свободы в сфере труда, относящиеся ко второму поколению прав человека и провозглашенные в современных конституциях европейских государств, к концу ХХ века нашли свое закрепление и детализацию в ТК государств - членов ЕАЭС и отраслевом законодательстве о труде многих других постсоветских республик, стран Центральной и Восточной Европы;

тенденция международной унификации и гармонизации норм трудового права посредством нормотворческой деятельности международных специализированных организаций (прежде всего МОТ) и региональной интеграции (в рамках СНГ, ЕврАзЭС, ЕАЭС и ЕС);

тенденция кодификации и иной систематизации источников международного и национального трудового права, которая выражается в разработке и принятии комплексных и консолидированных межгосударственных, надгосударственных и национальных источников трудового права, в том числе рамочных конвенций МОТ кодификационного характера; укрупненных регламентов и директив в ЕС; в принятии во всех государствах - членах ЕАЭС и многих странах - участницах СНГ трудовых кодексов, нацеленных на системное регулирование трудовых и непосредственно связанных с ними отношений;

конвергенция источников трудового права, сопровождающаяся сдвигом от законодательного (централизованного) к локальному и договорному регулированию отношений в сфере труда, расширением видов источников под влиянием права ЕС, становлением права ЕАЭС, внедрением элементов прецедентного права, заимствованных из правовой семьи общего права;

тенденция реформирования трудового законодательства с учетом

трудоправовой политики flexicurity, нацеливающая государства на поиск оптимального баланса между гибкостью в регулировании трудовых отношений и защищенностью работника как более слабой стороны данных отношений;

тенденция сверхгибкости регулирования индивидуальных трудовых

отношений через законодательные, локальные и договорные источники, которую можно трактовать как суперфлексибилизацию трудового права или некорректное воплощение трудоправовой политики flexicurity в национальном законодательстве, которая проявилась в последние годы в некоторых государствах - членах ЕАЭС;

тенденция транснационализации источников трудового права, которая означает выход источников трудового права за пределы территории государства, где они создавались, в условиях глобализации, расширения миграционных потоков населения, возрастания роли ТНК и которая выражается в расширении сферы использования глобальных и генеральных коллективных договоров (соглашений), кодексов поведения и иных квазилокальных НПА, создаваемых в ТНК.

5. Теоретически обоснована новая концепция взаимодействия источников международного и национального трудового права с формулированием ключевых понятий, системы международных источников и их классификации, концептуальной идеи о приоритете международных договоров по отношению к принимаемому государственным органом внутригосударственному НПА, которым выражено согласие на обязательность этих договоров, и по отношению к НПА более низкой юридической силы.

Сформулированы авторские определения международного трудового права в широком и в узком смысле с научным обоснованием их соотношения, дефиниция евразийского трудового права.

Евразийское трудовое право (как новая доктринальная категория) представляет собой полисистемный комплекс правовых норм, охватывающих, во-первых, нормы международного трудового права (прежде всего той его части, которую можно отнести к праву ЕАЭС), во-вторых, правила, содержащиеся в актах надгосударственных органов, сформированных и действующих в рамках ЕАЭС, и, в-третьих, нормы национального трудового законодательства Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и Российской Федерации, которые подвергаются сравнительно-правовому анализу в учебных, научных или практических целях.

6. Сформулированы авторские определения общепризнанных принципов международного права в сфере труда и международного договора о труде. На основе анализа универсальных международно-правовых источников обобщены и сформулированы десять общепризнанных принципов международного права в сфере труда: принцип социальной справедливости, принцип равной оплаты за равный труд; принцип свободы слова в сфере труда; принцип человечности (гуманизма) в сфере труда; труд свободен и не является товаром; принцип(-ы) социального партнерства; свобода объединения и действенное признание права на ведение коллективных переговоров; упразднение всех форм принудительного или обязательного труда; действенное запрещение детского труда; недопущение дискриминации в области труда и занятий.

7. К источникам международного трудового права отнесены: 1) международные документы, закрепляющие общепризнанные принципы международного права в сфере труда; 2) международные договоры о труде; 3) международно-правовые обычаи; 4) международно-правовые акты, носящие рекомендательный характер; 5) акты национального законодательства (коллизионные нормы трудового законодательства, определяющие регулирование трудовых и непосредственно связанных с ними отношений с иностранным элементом); 6) судебная и арбитражная практика международных судебных органов (при наличии в ней норм); 7) правовые доктрины.

Углублены классификации источников международного трудового права по шести важнейшим критериям, международных договоров о труде - по пяти основаниям, а также международно-правовых источников, сформированных в рамках МОТ, - по двум дополнительным признакам.

Обосновано решение проблемы соотношения источников международного трудового права с источниками национального трудового права на основе умеренно дуалистической концепции с приматом общепризнанных принципов международного права и международных договоров о труде, участником которых является государство, над одноуровневыми актами национального законодательства о труде.

8. Научно обосновано понятие конституционализации трудового законодательства как целенаправленного процесса выявления противоречий между нормами Конституции и актов законодательства о труде с последующим приведением последних в соответствие с Основным Законом. Предложено в законодательстве государств - членов ЕАЭС сформулировать понятие конституционализации, отразив в нем две выявленные составляющие: 1) сам процесс выявления противоречий между нормами Конституции и актами законодательства о труде; 2) деятельность компетентных органов по приведению НПА в соответствие с Конституцией.

Теоретически аргументирован вывод о том, что конституционные нормы (в том числе нормы-принципы) в сфере труда в основном являются нормами прямого действия, подлежащими непосредственному применению судами при обнаружении пробелов и коллизий в правовом регулировании трудовых и непосредственно связанных с ними отношений.

С учетом вышеизложенного сформулировано предложение о целесообразности подготовки и принятия постановления Пленума Верховного Суда в Беларуси, Казахстане и Кыргызстане «Об обеспечении верховенства и прямого действия норм Конституции при осуществлении правосудия» с учетом позитивного опыта России.

Дана рекомендация судам общей юрисдикции при выявлении неполноты или противоречий в правовом регулировании трудовых и непосредственно связанных с ними отношений напрямую применять нормы национальных конституций, а также в установленном порядке ставить перед органом конституционного правосудия вопрос о проверке конституционности актов трудового законодательства.

9. Для унификации термина «трудовое законодательство» в государствах - членах ЕАЭС предлагается следующая норма-дефиниция, которую в перспективе следует закрепить в ст. 1 ТК государств - членов ЕАЭС, а также в Модельном ТК:

«трудовое законодательство (законодательство о труде) - совокупность принятых в установленном порядке на республиканском, отраслевом или местном уровне нормативных правовых актов, регулирующих трудовые и непосредственно связанные с ними общественные отношения».

10. На основе сравнительного анализа ТК и иного законодательства государств - членов ЕАЭС сформулированы следующие выводы и предложения:

принимая во внимание факт государственного суверенитета и политической независимости Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России, в них должны сохраниться национальные системы трудового законодательства с определенной национальной спецификой, обусловленной в том числе особенностями территориального устройства государств, ввиду чего принятие единого ТК невозможно;

обоснована соподчиненность в иерархии национальных источников трудового права по юридической силе и дана рекомендация по легальному закреплению в Армении, Беларуси, Казахстане приоритетного значения ТК среди актов трудового законодательства с учетом положительного опыта России и Кыргызстана;

огромный объем подзаконного нормотворчества, обусловленный частым использованием в ТК отсылочных норм, а равно допускаемое национальными конституциями Беларуси и Казахстана принятие президентами указов и (или) декретов, конкурирующих по юридической силе с законами и порой вступающих в противоречия с ТК и иными законами влекут негативные последствия (рост числа коллизий норм трудового права, сложности в их разрешении правоприменителями);

во всех государствах - членах ЕАЭС назрела необходимость провести комплексную ревизию НПА президентов, правительств, а также иных НПА о труде, актов трудового законодательства, принятых в период существования СССР, и признать их утратившими силу полностью или в части, противоречащей конституциям, международным договорам и ТК;

нормативная природа постановлений Пленума Верховного Суда и тех актов органов конституционного правосудия государств - членов ЕАЭС, которыми нормы права (в том числе трудового права) признаются неконституционными и (или) формируются правовые позиции данных органов, обязательные для правоприменителей, позволяет включить эти акты в систему источников трудового права;

разработана авторская структура Модельного ТК, нацеленная на максимально полное системное урегулирование трудовых и непосредственно связанных с ними отношений в современных условиях.

11. Проведено теоретическое разграничение социально-партнерских нормативных соглашений (коллективных договоров и соглашений) и локальных нормативных актов, усовершенствован понятийно-категориальный аппарат отрасли трудового права, включая следующие авторские дефиниции.

Социально-партнерские нормативные соглашения - это нормативные договоры, заключаемые социальными партнерами (работниками и работодателями) в лице их представительных органов, а также государством в лице уполномоченных государственных органов, содержащие правовые нормы и (или) взаимные обязательства сторон в социально-трудовой сфере.

Коллективный договор - вид двустороннего локального социальнопартнерского нормативного соглашения, заключаемого по результатам коллективных переговоров между работодателем (работодателями) и работниками в лице соответствующих представительных органов, содержащего правовые нормы и (или) взаимные обязательства сторон в социально-трудовой сфере на уровне конкретной организации (ее обособленного подразделения) либо в рамках групп организаций.

Соглашение - вид трехстороннего или двустороннего социально-партнерского нормативного договора, заключаемого по результатам коллективных переговоров между работодателями (их объединениями), работниками (их объединениями) и государством в лице уполномоченных государственных органов, и содержащего правовые нормы и (или) взаимные обязательства сторон в социально-трудовой сфере на уровне определенной профессии, отрасли или территории.

Научно обоснована концептуальная идея о приоритете соответствующих социально-партнерских нормативных соглашений (с учетом уровня их принятия) по отношению к подзаконным НПА и локальным нормативным актам, если соответствующее социально-партнерское соглашение улучшает правовое положение работника.

12. Обоснована новая концептуальная идея о целесообразности использования в научном обороте и в законодательстве более широкого родового понятия «локальный правовой акт», в которое входили бы принимаемые работодателем внутренние документы нескольких видов: локальные нормативные правовые акты (правила, положения и др.), локальные индивидуальные правовые акты (графики работ, сменности, отпусков) и локальные правовые акты смешанной природы.

Сформулирована новая доктринальная дефиниция локального НПА с учетом его разграничения с социально-партнерскими нормативными соглашениями: локальный нормативный (правовой) акт - принимаемый работодателем единолично, с учетом мнения или по согласованию с представительным органом работников документ, содержащий локальные нормы права, регулирующие трудовые и непосредственно связанные с ними отношения.

13. На основе авторского определения трудоправовой интеграции, ее форм и способов, сравнительного исследования наднациональных источников сформулированы следующие теоретико-прикладные выводы:

на этапе экономической интеграции ЕАЭС, предполагающей создание общего рынка рабочей силы, предпочтительнее использовать более мягкие формы правовой интеграции в виде гармонизации (путем принятия модельных законодательных актов, взаимного учета законодательного опыта), а также международно-договорный способ;

для сближения трудового законодательства в рамках Союзного государства Беларуси и России необходимо на уровне Высшего государственного совета утвердить

Программу совместных действий государственных органов Республики Беларусь и Российской Федерации по дальнейшему сближению национального законодательства;

разработка Модельного ТК сохраняет свою актуальность и должна быть продолжена как наиболее перспективный мягкий способ сближения трудового законодательства государств - членов ЕАЭС и других стран СНГ;

вопрос об унификации трудового законодательства между Арменией, Беларусью, Казахстаном, Кыргызстаном и Россией возникнет только в том случае, если государства-члены решат перейти от Евразийского экономического союза к Евразийскому союзу и (или) учредят в рамках ЕАЭС надгосударственный орган парламентского типа, передав ему часть своих законодательных полномочий;

к наднациональным источникам трудового права в рамках ЕАЭС могут быть отнесены акты вторичного права ЕАЭС, такие как решения ЕЭК, решения Высшего совета и Межправительственного совета; решения ЕЭК обладают верховенством по отношению к национальным НПА (за исключением конституций государств-членов); решения Высшего совета и Межправительственного совета могут быть отнесены к специальным НПА.

14. Теоретический и сравнительно-правовой анализ недостатков (дефектов) в источниках трудового права и способов их разрешения (преодоления) позволил соискателю сделать следующие основные выводы и рекомендации:

механизм разрешения коллизий между источниками трудового права включает шесть коллизионных правил, сформулированных и обобщенных автором;

закрепление в ТК государств - членов ЕАЭС и, возможно, в перспективе и в Модельном ТК отдельной статьи, посвященной механизму разрешения коллизий норм трудового права, позволит единообразно подходить к последовательности применения тех или иных коллизионных правил, которые в настоящее время разобщены и существенно отличаются;

при формировании отраслевого механизма преодоления пробелов в трудовом праве допустимо использовать межотраслевую аналогию закона и права (нормы и принципы смежных отраслей права, регулирующих сходные общественные отношения);

отраслевая аналогия закона и права по отношению к межотраслевой аналогии закона и права и общеправовой аналогии права должна иметь приоритет, основанный на первоочередности применения к трудовым и непосредственно связанным с ними отношений в случае пробела в законодательстве норм и принципов трудового права.

15. Для обеспечения научно обоснованного и иерархически упорядоченного построения системы источников трудового права в государствах - членах ЕАЭС, эффективного разрешения между ними иерархических, содержательных и иных юридических коллизий и преодоления пробелов в трудовом праве разработаны проекты статей «Источники правового регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений», «Локальные правовые акты работодателя», «Коллизионные нормы трудового права», «Преодоление пробелов в трудовом праве» для возможного их учета в главе «Общие положения» проекта Модельного ТК (приведены в приложении Б) и в национальных ТК государств - членов ЕАЭС.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Степень достоверности

Теоретическая значимость диссертационной работы состоит в том, что наука трудового права не сформировала концептуального учения о системе источников правового регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений в условиях интеграционных процессов между государствами - членами ЕАЭС. В аспекте сравнительного исследования систем источников трудового права Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России она представляет собой первое диссертационное исследование данной проблемы.

Теоретическая значимость проведенного исследования выражается также в следующих наиболее значимых концептуальных идеях и выводах:

- выявление исторических закономерностей и научное обоснование современных тенденций в развитии источников трудового права в государствах - членах ЕАЭС;

- решение крупной научной задачи построения и функционирования сложной многоуровневой системы источников трудового права, состоящей из трех подсистем (национальные, международные и наднациональные источники), что обусловлено как глобализационными, так и интеграционными процессами;

- обоснование концепции взаимодействия международных и национальных источников с формулированием ключевых понятий, системы международных источников и их классификации, концептуальной идеи о приоритете международных договоров по отношению к национальным источникам (кроме конституций), которыми выражено согласие государства на обязательность этих договоров;

- формулирование теоретических выводов о понятии конституционализации трудового законодательства и практических предложений по обеспечению верховенства и прямого действия норм Конституции, их применения судами и иными юрисдикционными органами;

- выдвижение теоретико-прикладных предложений по системному

упорядоченному построению системы источников правового регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений и закреплении ее в проекте Модельного ТК, а также в национальных ТК государств - членов ЕАЭС;

- обоснование на основе двойственной правовой природы новых доктринальных определений понятий «социально-партнерские нормативные соглашения», «коллективный договор», «соглашение», их соотношения с подзаконными НПА и локальными нормативными актами;

- исследование правовой природы локальных правовых актов, их разновидности - локальных НПА - с формулированием новых научных дефиниций, обоснование на основе сравнительного анализа общих правил о локальном правовом регулировании трудовых и непосредственно связанных с ними отношений и разработка новой статьи «Локальные правовые акты работодателя»;

- исследованы признаки решений и технических регламентов ЕЭК, придающие им значение наднациональных источников права (в том числе трудового), природа решений Высшего совета ЕАЭС, а также предложено решение проблемы соотношения этих актов с национальным законодательством о труде государств - членов ЕАЭС.

- обоснование новых предложений по законодательному урегулированию механизмов разрешения коллизий между различными источниками трудового права и преодоления пробелов в трудовом праве с формулированием новых статей для их последующего включения в ТК государств - членов ЕАЭС и в Модельный ТК.

Достоверность полученных результатов (выводов, предложений и рекомендаций) подтверждается глубокой проработкой как отечественной, так и зарубежной литературы (в том числе на иностранных языках), международно-правовых актов, национального и зарубежного трудового законодательства, судебной практики.

Апробация результатов исследования

Диссертация была выполнена и обсуждена на кафедре трудового права и права социального обеспечения Московского государственного юридического университета (МГЮА) имени О.Е. Кутафина.

Теоретические положения и выводы, содержащиеся в настоящем исследовании, были опубликованы в монографиях, учебниках, учебных пособиях, комментариях, статьях и тезисах докладов на научных конференциях, вышедших в Австрии, Азербайджане, Беларуси, Германии, Литве, Казахстане, Китае, России, Украине и других зарубежных странах; всего соискателем опубликовано 127 работ по теме диссертации. В научных изданиях были опубликованы рецензии на монографии[4].

Результаты диссертационного исследования апробировались более чем на тридцати международных научных и научно-практических конференциях, в том числе: V и XI сессиях Европейско-Азиатского правового конгресса (Екатеринбург, 2011 и 2017), «Г армонизация социального и трудового законодательства в сфере защиты прав, свобод и интересов граждан в условиях Евразийского экономического союза: теория, практика, возможности» (Алматы, 2014); «Парадигма трудового права Беларуси в начале XXI века» (Минск, 2015); «Трудовой кодекс Российской Федерации в системе трудового законодательства стран СНГ (Казань, 2016); «Новации в развитии основополагающих международных принципов в сфере труда и социального обеспечения» (Москва, 2017).

Результаты исследования использовались и внедрялись в учебный процесс, нормотворческую практику (при разработке проектов законов, подготовке экспертных юридических заключений для Федерации профсоюзов Беларуси).

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из перечня сокращений и условных обозначений, введения, общей характеристики работы, пяти глав и заключения. Работа изложена на 399 страницах (не считая библиографического списка и двух приложений). Приложения А и Б размещены на 6 страницах. Библиографический список содержит список использованных источников (НПА, судебную практику и литературу), включающий 1124 наименования.

<< | >>
Источник: ТОМАШЕВСКИЙ Кирилл Леонидович. СИСТЕМЫ ИСТОЧНИКОВ ТРУДОВОГО ПРАВА ГОСУДАРСТВ - ЧЛЕНОВ ЕАЭС: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Введение точки привязки
  2. Нововведение
  3. Основы Европейской валютной системы до введении евро
  4. 2.ВВЕДЕНИЕ ТЕНГЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. Введение
  15. ВВЕДЕНИЕ
  16. Введение
  17. Введение
  18. ВВЕДЕНИЕ
  19. Обман и введение в заблуждение
  20. Причины введения делегированных актов, основные этапы развития и проблемы, возникающие в связи с их применением
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -