<<
>>

7.2. Определение цели тактического воздействия

М

ы уже отмечали, что всякое решение, и тактическое в том числе, означает, прежде всего, выбор цели, определение подлежащей решению задачи.

Такими целями тактического решения, по нашему мнению, могут быть:

¨ изменение следственной ситуации в благоприятную для следствия сторону;

¨ максимально эффективное использование неблагоприятной следственной ситуации;

¨ изменение отдельных компонентов следственной ситуации;

¨ достижение превосходства в ранге рефлексии над противодействующей стороной;

¨ использование фактора внезапности, особенно на начальном этапе расследования;

¨ обеспечение методичности и наступательности расследования.

Конечно, этот перечень приблизителен, цели в нем сформулированы в обобщенной форме. Причем в еще более общей форме можно сказать, что целью всякого тактического решения является обеспечение поступательного движения процесса доказывания.

Если считать объектом тактического решения лишь следственное действие или даже их систему, то логичным будет признать, что цели тактического решения и следственного действия совпадают. Именно к такому выводу и приходят А. В. Дулов и Ю. И. Новик: “Тактическое решение содержит представление о целях следственного действия”[277].

В. Е. Корноухов несколько иначе понимает цели тактического решения. Он связывает тактическое решение с проверкой версий — общих и частных — и считает, что в конечном счете целью тактического решения служит “та или иная совокупность обстоятельств, подлежащих доказыванию”[278]. И в том и в другом случае цели решения связаны только со следственными действиями.

В науке управления выбор цели обычно рассматривают как первый этап процесса подготовки и принятия решения. “Если попытаться установить стадии подготовки и принятия управленческих решений, — пишет Г.

А. Туманов, — то исходной будет стадия возникновения проблемы (задачи), подлежащей разрешению, и выдвижение управленческих гипотез”[279]. А. П. Ипакян, считая, что содержание процесса управленческой деятельности характеризуется прежде всего целью, в качестве исходной стадии каждого управленческого цикла называет постановку (форму­лирование) цели[280]. Аналогичны взгляды В. Г. Афанасьева[281], Г. X. Шахназарова[282], О. В. Елчаниновой[283]. Однако эта точка зрения не является единственной.

Е. З. Майминас полагал, что постановке задачи предшествует подготовка и анализ информации[284]. На первое место в управленческом цикле А. Г. Венделин ставил анализ ситуации, то есть детальное изучение сло­жившейся обстановки[285]. На примере решения хозяйственных проблем он показывает, что “целесообразно прежде всего восстановить в хронологическом порядке развитие событий и мысленно представить, к каким последствиям это развитие может привести. Далее важно выяснить, с чем связано возникновение создавшейся ситуации, какие организации и лица причастны к проблеме, что предпринималось ранее в аналогичных случаях в данной организации и в других организациях, изучить отечественный и зарубежный опыт рассмотрения аналогичных проблем. Требуется проанализировать, что наблюдается на выходе системы... а также установить, какие ненормальности и отклонения наблюдаются со стороны внешней среды и как они влияют на вход системы”[286].

Мы считаем, что специфика процесса расследования и самой управленческой деятельности в ходе этого процесса, особенности управляемого объекта и характерные черты тактического решения, отличающие его от других видов управленческих решений, дают достаточные основания считать начальным этапом процесса подготовки и принятия тактического решения анализ следственной ситуации с целью получения необходимой информации.

Только путем анализа сложившейся к моменту принятия тактического решения следственной ситуации следователь в состоянии определить необходимость, направленность и “точки приложения” тактического воздействия, то есть выявить само существование задачи и ее характер. При этом, разумеется, следует иметь в виду, что, осуществляя выбор цели, на достижение которой будет направлено тактическое решение, следователь всегда располагает обобщенным представлением о целях (задачах) данного акта расследования, обусловленных предметом доказывания по делу. Цель конкретного тактического решения всегда лежит в границах этого обобщенного представления и есть его конкретизация и детализация применительно к данному этапу и моменту расследования.

В криминалистической литературе анализ следственной ситуации, то есть сбор и обработка необходимой информации, в большинстве случаев рассматривается как исходный момент в процессе подготовки и принятия следователем любого решения по делу. “Определение основных направлений деятельности (следователя — Р. Б.) органически связано с оценкой характера сложившейся на тот или иной момент ситуации, — справедливо отмечает И. Ф. Герасимов. — Оценка как спе­цифическая сущность ситуации[287] нужна в первую очередь для правильного определения практической задачи на ее основе, вслед за формированием задачи происходит принятие решений и осуществляются конкретные действия во их исполнение”[288].

О значении анализа следственной ситуации для принятия решений по делу пишут А. П. Онучин, Л. Я. Драпкин, Ф. В. Глазырин[289]. И. М. Лузгин замечал при этом, что получение информации о следственной ситуации возможно двояким путем: по сведениям о ней и путем непосредственного ее познания. “В сознании следователя существуют не сами ситуации, — писал он, — а их отражение в виде системы мысленных образов, понятий, представлений, логических фигур. Информационные модели события или его фрагментов, в том числе определенных ситуаций, представляют собой сложные отражения реальности, ее аналоги.

Действительно, следователь может изучать ситуацию по ее информационным моделям, а проще по системе фактических данных — сведений о ней. Но это уже опосредованное изучение ситуации по ее отображениям. Чтобы получить такие отображения, необходимо непосредственное познание ситуации”[290]. Мы уже указывали, что и А. В. Дулов также считает начальным этапом процесса решения следователем любой задачи осмысливание и анализ им исходной информации.

В теории управления методы сбора информации подразделяют на три вида: наблюдение, опрос, изучение документов[291]. С учетом специфики следственной ситуации как объекта изучения, все эти методы используются для получения информации о ней. Однако в зависимости от того, о сборе какой информации идет речь — доказательственной или ориентирующей, — эти методы применяются по-разному. Процедура сбора ориентирующей информации законом не регламентируется и, следовательно, существует возможность более широкого использования в различных сочетаниях методов сбора такой информации. Собирание доказательственной информации подчинено ряду ограничений, что отражается на области и условиях применения методов этой деятельности.[292] Все это относится и к методам анализа собранной информации, отделение которых от методов сбора информации, кстати, весьма условно, ибо и те и другие могут служить одним и тем же целям.

Несколько иначе представляет себе процесс принятия решения В. Е. Корноухов. Он исходит из того, что в принятии решения различают две качественно отличные стадии — стадию нахождения основной идеи решения и стадию проверки найденного решения[293]. Нахождение идеи решения осуществляется путем анализа исходной информации, что дает фактическую базу для логических выводов. Эти выводы “входят в содержание формирования первоначального замысла, который связан с общим выяснением происшедшего, то есть с выдвижением общей версии о сущности преступления, что позволяет с вероятностью определить конечные цели”[294].

Если упростить эти рассуждения, то получается, что тактическое решение заключается в решении проверить общую версию, но, как мы отмечали, это суженное представление о сущности и целях тактического решения.

Помимо информации о следственной ситуации и всех ее компонентах, для выбора цели и соответственно принятия тактического решения нужна и информация иного рода, которую иногда называют условно-по­стоянной[295], в отличие от первой, именуемой переменной. В аспекте рассматриваемого вопроса к условно-постоянной информации мы относим:

1) нормы материального уголовного права, по которым квалифицируется или может быть ориентировочно квалифицировано расследуемое деяние (определяя состав преступления, эти нормы позволяют правильно оценить поступающую информацию о событии, выдвинуть предположения о возможных источниках недостающей информации, дают основания для конкретизации общих положений предмета доказывания применительно к данному делу);

2) нормы уголовно-процессуального права, определяющие компетенцию, права и обязанности субъектов доказывания, следственную процедуру, предмет доказывания и иные обстоятельства, без учета которых нельзя правильно оценить следственную ситуацию и определить цель тактического решения;

3) иной нормативный и справочный материал, обусловливающий или характеризующий отдельные компоненты ситуации и иные имеющие значение для принятия решения обстоятельства;

4) научные данные, рассчитанные на типичную ситуацию, с которой в об­щих чертах сходна оцениваемая конкретная следственная ситуация;

5) обобщенные опытные данные о действиях следователя в аналогичных ситуациях[296];

6) общие оценочные понятия и их признаки, позволяющие определить значение анализируемой информации и ее место в информационной модели следственной ситуации.

Информация, собранная для определения задачи (цели), может быть обозначена как исходная, или первоначальная. Однако для принятия тактического решения ее может оказаться недостаточно.

Произведенный выбор цели позволяет, а часто и требует сбора дополнительной, “остро­направленной” информации, подкрепляющей сделанный выбор и позволяющей точнее определить средства достижения намеченной цели. Потребность в такой информации обусловлена еще и динамичностью след­ственных ситуаций, необходимостью постоянно быть в курсе и своевременно учитывать происходящие в них изменения. На динамизм следственных ситуаций справедливо обращает внимание И. М. Лузгин[297].

Из изложенного ясно, какую важную роль при выборе цели тактического решения играют информационные компоненты следственной ситуации. Обычным особенно для начального этапа расследования является недостаточная обеспеченность процесса подготовки и принятия тактического решения переменной (текущей, актуальной) информацией. Частично этот пробел восполняется за счет условно-постоянной информации, но только частично. Другим средством восполнения информационного пробела, как показывает следственная практика, может быть интуиция следователя.

<< | >>
Источник: Белкин Р.С.. Курс криминалистики. В 3-х томах. Том 3. 2016

Еще по теме 7.2. Определение цели тактического воздействия:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -