<<
>>

Г л а в а 2 Особенности зарубежных методик составления психолого-криминалистического портрета

___________________________________________________________

Зарубежные эксперты условно выделяют четыре группы преступлений, при расследовании которых могут применяться методы установления психологического облика правонарушителя.

Первая группа: физическое насилие разного рода, убийства, попытки убийства и иные умышленные насильственные действия, сопровождаемые (или нет) пытками или варварским обращением.

Вторая группа: сексуальное насилие – по преимуществу изнасилования и различные виды сексуальной агрессии, совершенные с особой жестокостью и извращенностью.

Третья группа: уничтожение государственного или частного имущества с помощью поджога, взрывов и возможное предъявление связанных с ними требований, которые могут стать ценным источником сведений для установления психологического облика преступника.

Четвертая группа: психическое насилие, осуществляемое при помощи писем или анонимных телефонных звонков; угрозы убийством; заведомо ложные доносы; требования выкупа, сопровождаемые (или нет) похищением или шантажом.

Американские исследователи данной проблемы выделяют еще несколько видов правонарушений, где методы установления психологического облика преступника могут дать интересные результаты: ритуальные преступления, коррупция, случаи смерти подозрительного происхождения (если преступление замаскировано под самоубийство).

Следует учитывать, что методы установления психологического облика преступника далеко не универсальны и имеют ряд ограничений. Однако мнения ученых США и Европы отличаются. Так, американские специалисты считают, что к особенностям применения криминалистического портретирования следует отнести:

применение, главным образом для раскрытия насильственных преступлений, данные о которых заставляют предполагать, что лицо, их совершившее, имеет какие-либо психические отклонения;

возможность выявления лишь вероятных, а не абсолютно верных данных о психическом состоянии преступника, его возрасте, социальном и семейном положении, интеллектуальном уровне.

Анализ не позволяет идентифицировать преступника, а лишь делает возможным установление его психологического портрета;

зависимость эффективности установления психологического облика преступника от профессиональной сознательности следователей, которые могут не пополнять систематически банки данных и не обращаться к психологам, считая, что дело может быть передано на расследование кому-либо другому;

связь неудачи психологического анализа с непроизвольным нарушением целостности места совершения преступления работающими там службами, то есть пожарными, полицией или медиками;

влияние на качество анализа также количества вещественных доказательств, собранных следствием на месте происшествия;

влияние на качество анализа профессионализма специалистов.

В странах Европы исследование указанных особенностей привело к изменению методик составления психолого-криминалистических портретов. Свою роль сыграл и уровень преступности. Так, если в США наблюдается широкое распространение серийных убийств и изнасилований, то методики составления психолого-кримина-листического портрета разрабатываются именно под эту категорию преступлений. Однако в Европе число серийных убийств не столь велико, наиболее распространены серийные изнасилования. Отсюда европейские методики нацелены на составление психолого-криминалистического портрета серийного насильника, а в последнее время в ряде стран (Республика Сербия и др.) акцент делается на разработке методик составления профиля любого преступника, даже если речь идет о бытовых преступлениях.

Например, Экспертно-технический центр криминальной полиции Республики Сербии разрабатывает методики составления профайлинга преступника, которые применяются для раскрытия любых преступлений, а не только насильственных. Причем лицо, их совершившее, не обязательно должно иметь какие-либо психические отклонения. Естественно, что и в этом случае возможно выявление лишь вероятных, а не абсолютно верных данных о психическом состоянии преступника, его возрасте, социальном и семейном положении, интеллектуальном уровне.

При этом зависимость эффективности установления психологического облика преступника от профессиональной сознательности следователей снижается за счет их обучения и разъяснения возможностей использования психолого-криминалистического портрета для раскрытия преступлений. Снижение неудачи психологического анализа с непроизвольным нарушением целостности места совершения преступления, некачественным осмотром места происшествия привело к выработке практики выезда специалиста на место происшествия. В условиях территориально небольших стран Европы с их достаточно низким уровнем преступности это возможно. К сожалению, это пока что не применимо для России с ее территориальной протяженностью, однако в последние годы европейские тенденции уже нашли свое продолжение в практике российских правоохранительных органов. Так, в НИЦ № 5 ВНИИ МВД России предложена методика, позволяющая составлять психолого-криминалистические портреты преступников, совершивших любые преступления, а не только серийные. Ее особенности, так же как и особенности методик США и стран Европы, будут рассмотрены ниже.

Условно общая зарубежная методология установления психологического облика преступника состоит из шести основных фаз.

Первая фаза: получение досье и других материалов по делу; их общая оценка и изучение места преступления.

Данный этап включает подробное изучение фактов на основе досье, которое должно содержать фотографии места преступления, фотографии потерпевшего, видеорепортаж (если это возможно), план местности, фотографии с воздуха (при пожарах, в случаях обнаружения трупа на открытой местности и др.), первичные отчеты полиции и т.п.

При обнаружении трупа необходимы: фотографии места обнаружения, заключение судебно-медицинского эксперта, патологоанатомические и токсикологические исследования, фотографии вскрытия и т.д.

Вторая фаза: оценка способа действия, мотива и «почерка» преступника.

На данном этапе следует выяснить, является совершенное преступление единичным или же одним из серийных.

Также необходимо установить, действовал ли преступник в одиночку или у него были сообщники.

Кроме того, фаза включает определение времени совершения преступления, исследование окружающей среды и расположенных рядом объектов.

Необходимо произвести оценку особых аспектов насильственного акта, «почерка преступника». Почерк может, например, проявляться в нанесении на тело жертвы пентаграмм, увечий, применении пыток (ритуальные или садистские укусы, особые раны), а также создании мизансцен с трупом (выставление напоказ половых органов, переодевание или раздевание жертвы, введение какого-либо предмета в естественные полости тела). Кроме того, понятие «почерка» включает в себя средства, использованные при совершении преступления, анонимные письма, оставленные для полиции, лозунги и надписи на стенах или на теле убитого и др.

Третья фаза: хронологическая реконструкция фактов, гипотезы, виктимологический анализ.

Жертвы серийных преступников подразделяются (с точки зрения правонарушителя) на потерпевших «низкого риска» (маргиналы, одинокие люди, проститутки, наркоманы, бомжи, сбежавшие из дома несовершеннолетние, а также женщины, старики и дети, которые предоставлены самим себе) и «высокого риска» (являются социально интегрированными личностями, они живут в семье, обычно имеют работу, друзей, коллег и знакомых). Углубленное изучение потерпевшего (скончавшегося или нет) и его биографии часто позволяет выявить психосоциальное состояние преступника. Некоторые специалисты даже говорят в этой связи о «психологическом вскрытии» и предлагают исследовать потерпевшего по пяти пунктам:

а) сведения об обнаружении тела;

б) определение причин смерти;

в) история болезней потерпевшего;

г) история умственного состояния потерпевшего;

д) социальная история потерпевшего.

Четвертая фаза: судебно-медицинское исследование.

Пятая фаза: воспроизведение обстоятельств происшествия и построение возможного психологического портрета преступника.

Создание психологического портрета преступника производится на основании выводов, полученных при работе над четырьмя предыдущими фазами.

Шестая фаза: стратегия проведения расследования.

Фаза включает более детальную разработку психологического облика преступника с учетом появившихся новых фактов. После составления психологического портрета он передается следователям вместе с рекомендациями по его использованию, которые варьируются в зависимости от типа дела, так как каждый случай имеет свою особенность. Рекомендации по стратегии поисков могут акцентировать внимание на предполагаемых местах, где может находиться преступник, касаться специфических кругов, к которым может принадлежать правонарушитель (например, гомосексуалисты, наркоманы, педофилы, проститутки и т.п.). При расследовании преступлений, связанных со взятием заложников или с анонимными телефонными звонками, даются советы по установлению психологического контакта с преступником.

Наблюдение и анализ совершенных преступлений и характеристик предполагаемых преступников: интеллектуального уровня, биографии, семейного положения, сексуальных привычек, прежних судимостей и прежних психических заболеваний – позволяют выявить с той или иной степенью достоверности их психологический тип, наиболее распространенными из которых являются «поджигатель», «сексуальный агрессор» и «патологический убийца».

Термин «сексуальный агрессор» применяется в отношении насильников, эксгибиционистов, педофилов, лиц, совершающих акт инцеста, и др. По преимуществу, это мужчины от 20 до 40 лет. (Для педофилов возрастные границы простираются скорее от 30 до 60 лет). Возраст преступников, принимавших участие в групповом изнасиловании, в основном колеблется между 15 и 20 годами. Что касается интеллектуального развития сексуального агрессора, то он, как правило, находится на среднем уровне. (У педофилов он несколько выше).

«Патологический убийца» не является сумасшедшим в прямом смысле этого слова. Он страдает более или менее значительными психическими аномалиями, которые лежат в основе его антисоциального поведения. По преимуществу, это мужчины от 25 до 40 лет.

Обычно лица, совершающие преступления спонтанно, являются одинокими людьми.

Напротив, преступники, заранее планирующие противозаконные деяния, обычно социально интегрированы, по крайней мере, с виду, и имеют сожителя или сожительницу.

У патологических убийц, заранее не планирующих свои преступления, умственное развитие обычно находится на среднем уровне, у заранее планирующих – от среднего до высокого. Они часто имеют серьезные проблемы сексуального характера: импотенция, бесплодие (Джон Даффи, 36 изнасилований и 4 убийства), гомосексуализм (Джеффри Дамер, 17 убийств; Генри Ли Люкас и Оттис Туул – эта пара гомосексуалистов совершила около 100 убийств), транссексуализм (Лернар Лейк, 25 заснятых на пленку убийств, предваренных пытками).

Существует несколько мотивов, побуждающих психопатологи-ческие личности к совершению преступления.

1. Импульсивные убийства, совершаемые психически больными людьми, слабоумными или алкоголиками.

2. Убийства, совершенные под влиянием страсти. Их не следует путать с преступлениями, имеющими реальную и рациональную мотивацию (супружеская измена, разрыв отношений или непатологическая ревность). В случаях убийств, совершенных под влиянием страсти, ревность носит патологический характер. Речь идет о психозе, основанном на «бредовой иллюзии быть обманутым». Другой страстный патологический бред - эротомания - основан на «бредовой иллюзии быть любимым».

3. Убийства, побудительным мотивом которых являются патологические желания преступников, и сопровождаемые садистскими действиями, пытками или варварством.

4. Убийства, встречающиеся во время коллективных, так называемых альтруистических, самоубийств (убийства детей, родственников и т.д.).

5. Убийства, совершенные импульсивными личностями, находящимися в начальной стадии шизофрении.

6. Убийства, имеющие биоорганическое происхождение – в этом случае преступник имеет врожденные или приобретенные умственные нарушения.

7. Другие патологические преступления, которые могут быть совершены лицами с повышенной эмоциональностью или лицами, испытывающими сильное чувство собственной неполноценности.

Убийства, совершенные на почве сексуальных или садистских извращений, обычно хорошо подготовлены. Предварительно спланированными являются также убийства, совершенные под влиянием ревности или эротомании, а также в случаях маниакально-депрес-сивного психоза. Преступления психически больных людей обычно носят спонтанный характер.

Установление психологического облика преступника позволяет выявить связь между различными преступлениями, как раскрытыми, так и нераскрытыми. Оно также позволяет определить направление поисков наиболее вероятного подозреваемого.

Что касается потерпевших и свидетелей, психологический анализ помогает выработать наилучшую по отношению к ним линию поведения.

А. Методики составления психолого-криминалистического портрета серийного убийцы, как правило, основаны на теории «организованной/дезорганизованной дихотомии»[9].

ФБР США подразделяет серийных убийц на два основных типа: организованные и неорганизованные. Научным Центром ФБР по изучению поведения для расследования была разработана теория «организованной/дезорганизованной дихотомии», в основе которой лежат следующие предположения.

Неорганизованный убийца - это, как правило, человек, страдающий от психического расстройства и совершающий убийство, связанное с какой-либо манией или навязчивой идеей. Преступления, совершенные подобным типом, обычно носят спонтанный, хаотичный и незапланированный характер. Неорганизованных убийц несложно выявить и задержать.

Неорганизованный убийца оставляет на месте преступления важные улики, а тело жертвы бывает обнаружено достаточно быстро и недалеко от места преступления. Подобный преступник обычно живет неподалеку и выделяется своим странным или эксцентричным поведением. Он обладает ограниченным интеллектом, действует на ограниченном географическом пространстве и поэтому является уязвимым для направленных действий правоохранительных органов.

Психиатрические диагнозы, характерные для лиц, совершающих заранее непродуманные преступления: маниакальные состояния, органические психические расстройства, параноидальная шизофрения, мозговые опухоли, слабоумие, черепной травматизм и интоксикация, злоупотребление и зависимость от алкоголя и наркотиков.

Убийца, убивающий ради удовольствия или удовлетворения своей похоти, относится к организованным серийным убийцам. Подобный преступник хитер, а совершенные им убийства тщательно спланированы. Организованный серийный убийца обычно имеет образование, относится к среднему классу и является уважаемым членом общества. Он аккуратен и любит порядок, и это проявляется как в его внешности, так и в поведении. Организованный убийца может иметь семью и считаться окружающими законопослушным гражданином.

Место преступления, где действовал подобный убийца мало о чем может рассказать следователю: он старается не оставлять следов. Часто он еще более запутывает расследование, пряча тело жертвы в укромном месте. С каждым днем, неделей и месяцем следов подобного преступления становится все меньше и меньше. В данном случае время является главным врагом уголовного расследования.

Преступник стремится не к деньгам, а к психологическому или сексуальному удовлетворению. Для подобного убийцы характерны антисоциальные наклонности, он презирает окружающих и считает их неполноценными людьми. Однако он умеет производить благоприятное впечатление и не привлекает к себе внимания. Обычно это белый женатый мужчина в возрасте от 25 до 35 лет, который находит жертв среди себе подобных.

Серийные убийцы любят чувствовать себя знаменитостями, они стремятся к известности, и делают все, чтобы ее достичь. СМИ подробно рассказывали гражданам о серийных убийцах (таких как Теодор Банди, Кеннет Бианчи, Анжело Буоно и прочих) и совершаемых ими преступлениях, вызывая, тем самым, панику и страх у населения.

Убийства, совершенные Теодором Банди, давали ему идеальную возможность проявить свою силу и превосходство.

Внешне Банди выглядел обычным человеком, однако он убивал, не задумываясь; более того, ему нравились ощущения, которые он испытывал во время убийства, а также последующее внимание со стороны СМИ и чувство ужаса, внушаемое им населению.

Некоторым убийцам ради удовольствия доставляет радость демонстрировать свое превосходство над окружающими и вселять ужас в их души, им нравится пользоваться известностью. В подобном случае убийца специально может оставить жертву в символическом, гротескном виде, подчеркивая, тем самым, свою власть над обычными людьми.

Убийцы могут лично входить в контакт с прессой и полицией. Некоторые из них специально налаживают приятельские отношения с полицейскими, чтобы иметь возможность задавать им вопросы о деле и быть в курсе расследования. Контакты с полицией помогают им еще более самоутвердиться и дают возможность посмеяться над полицейскими, ведущими расследование. Однако подобные действия порою могут привести и к разоблачению преступника.

Серийному убийце нравится вновь оживлять в памяти пережитые ощущения, читая о своих преступлениях в газетах и смотря передачи о них по телевизору. Многие серийные убийцы этого типа с удовольствием собирают вырезки из прессы о совершенных ими преступлениях. СМИ же продолжают муссировать садистские подробности, и чувство страха у населения постепенно перерастает в панику.

Большая часть серийных преступников без проблем сосуществуют с другими людьми. У них достаточно навыков общественной жизни для того, чтобы не выделяться среди прочих.

Вопреки распространенному мнению, большинство серийных убийц не являются психически больными людьми. Многие из них настолько хорошо контролируют себя, что им удается проявлять свои преступные наклонности лишь в определенных обстоятель-ствах.

Серийные убийцы не обязательно производят пугающее впечатление с самого начала, они могут использовать обаяние и хитрость для того, чтобы очаровать жертву, завлечь и убить в изолированном месте, подальше от глаз свидетелей. Убийцы выискивают своих жертв в определенных «зонах комфорта», т.е. там, где они чувствуют себя в безопасности. Они могут отдавать предпочтение определенным местам, типа уединенных пляжей, берегов озер, парков.

«Комфортные зоны» обеспечивают убийцам незаметность и затрудняют их поимку. Организованный убийца может сначала выискивать своих жертв и совершать преступления неподалеку от знакомых мест, в районе дома или работы, а затем значительно расширить круг своей деятельности, порою совершая путешествия и в другие города.

Такие преступники, в соответствии с данной классификацией, антисоциальны, но способны различать категории «хорошо» и «плохо», психически здоровы и не испытывают угрызений совести.

Психиатрические диагнозы, характерные для лиц, совершающих заранее продуманные преступления: депрессивные состояния, маниакальные состояния, злоупотребление и зависимость от алкоголя и наркотиков.

Таблица различий между организованными и неорганизованными серийными убийцами, которые могут быть обнаружены на месте их преступления, была составлена Джефферсом и включает следующие параметры.

Организованные серийные убийцы. Запланированное нападение. Жертва: выбранный незнакомец. Персонализирует жертву. Требуется покорная жертва. Методы ограничения (веревки, наручники). Место преступления отражает контроль. Тяжкое убийство, сопровождаемое агрессией. Труп спрятан. Отсутствие оружия. Тело перенесено. Средний или высокий интеллект. Социально компетентный. Предпочитает квалифицированный труд. Высокое социальное положение. Стабильная работа у отца. Нелогичная (непоследовательная) дисциплина. Контролируемое настроение во время совершения тяжкого убийства. Употребление алкоголя до убийства. Внезапный стресс. Терпит партнера. Читает сообщение о деле в печати.

Неорганизованные серийные убийцы. Спонтанное нападение. Жертва: случайный человек. Деперсонализирует жертву. Внезапное насилие по отношению к жертве. Минимальное ограничение. Хаотичное место преступления. Половое сношение после тяжкого убийства. Труп выставлен напоказ. Оружие оставлено на месте преступления. Труп оставлен на месте преступления. Низкий, средний интеллект. Социально некомпетентный. Предпочитает неквалифицированный труд. Низкое социальное положение. Нестабильная работа у отца. Строгая дисциплина. Тревожное настроение во время совершения тяжкого убийства. Минимальное употребление алкоголя. Минимальный стресс. Живет один. Минимальный интерес к освещению дела в газетах.

Д. Кантер проанализировал 100 серийных убийств для проверки модели ФБР об организованной/неорганизованной дихотомии. Данный анализ привел к интересным результатам, которые показывают, что, в опровержение предшествующим открытиям, почти все серийные убийства демонстрируют ту или иную степень организованности. Организованное поведение, как, например, расположение или сокрытие трупа жертвы, является основным фактором, который чаще всего проявляется или сопровождает другие факторы. Г. МакКари поясняет, что главный тезис – в том, что поведение отражает личность.

В случае убийства агенты ФБР стараются проникнуть в личность убийцы через аспекты его поведения в течение четырех стадий преступления.

Приготовление к преступлению: какие представления или план, или и то и другое, были у убийцы до момента совершения преступного действия? Что заставляло убийцу действовать в определённые дни?

Методы и способы: какой тип жертвы или жертв выбирал убийца? Каков был способ совершения убийства?

Расположение трупа: был ли труп расположен в том же месте, где было совершено убийство или перенесён туда из другого места?

Поведение после совершения преступления: пытается ли убийца внедриться в ход расследования, реагируя на сообщения в СМИ или выходя на связь со следователями?

Случаи изнасилования расследуются по аналогичной схеме, но с использованием дополнительных показаний живой жертвы. Г. МакКари говорит, что все о преступлении, начиная с действий сексуального характера и заканчивая порядком, в котором они были совершены, позволяет выйти на преступника.

Исследования показали, что серийный убийца проходит через следующие стадии: стадия фантазии; стадия мании; стадия планирования; стадия выслеживания; стадия захвата жертвы; стадия убийства, стадия размещения трупа, стадия остывания.

На стадии фантазии (или обдумывания навязчивой идеи) задолго до того, как преступник переходит к действиям, у него обязательно возникает какая-то навязчивая идея, которая воплощается в те или иные формы и виды фантастических мечтаний. Эти фантазии отличаются от фантазий нормального человека своей силой, частотой и тягой к физическому насилию, а также отсутствием сдерживающих механизмов. Серийные убийцы никогда не избавляются от своих детских фантазий, а, наоборот, фантазии приобретают все более извращенный характер.

На стадии мании преступник принимает твердое решение осуществить свою фантазию и определенный сексуальный ритуал.

На стадии планирования происходит разработка способа захвата жертвы, изыскиваются наиболее удобные способы, подготавливаются возможные орудия преступления.

На стадии выслеживания особенности поведения преступника зависят от его желания, личных качеств, особенностей жертвы, поскольку это необходимо для выбора оптимального момента нападения. В первую очередь это относится к организованным преступникам. Неорганизованные же обычно нападают внезапно.

На стадии захвата жертвы убийца применяет разработанную стратегию для того, чтобы «заполучить ее доверие», используя свой ум и изобретательность (организованный убийца), либо сразу осуществляет нападение (неорганизованный убийца). В случае организованных убийц момент заполучения доверия не обязательно должен быть связан с непосредственным общением, он может проявляться и в особенностях проникновения в жилище.

На стадии убийства преступник захватывает свою жертву, изолирует ее от окружающих, а затем перевозит в заранее подготовленное безопасное место. Однако и в данном случае действия преступников могут значительно различаться в зависимости от мотива, степени организованности, особенности личности и других факторов. Как показывает отечественная практика, при расследовании серии убийств в городе П. преступник выслеживал своих жертв в их частных домах, выяснял способы проникновения и нападал в утреннее время, когда все спали, совершая насильственные действия и убийства.

На стадии размещения трупа (эта фаза характерна не для всех преступников) могут производиться различные манипуляции с трупом – перемещение, укрывание, ритуальные действия, а также действия, имеющие сексопатологическую подоплеку.

Далее следует стадия остывания (напряжение спадает и убийства прекращаются). Однако убийца снова убьет, когда напряжение возрастет, и снова наступит стадия фантазии, открывающая новый цикл насилия. Со временем степень насилия возрастает, а интервалы между убийствами становятся все короче; серийный убийца начинает делать ошибки, оставляя улики для следователей. Поимка серийного убийцы требует понимания его мотивов, которое даст возможность предугадать и прервать цикл убийств прежде, чем он снова возобновится.

Интересными представляются еще две типологии, популярные на западе, в частности: типология по территориальному признаку и типология по мотивационному признаку.

В рамках первой из них выделяют «локальный» и «странствующий» типы серийного убийцы.

Локальный серийный убийца совершает преступления в определенном постоянном месте, выбранном заранее, связанном с местом его работы или проживания, проживания его родственников. Всемирно известные серийные убийцы-гомосексуалисты Джеффри Дамер, Роберт Берделла, Денис Нильсен, Джон Гейси на протяжении ряда лет, не вызывая ни малейшего подозрения у окружающих, истязали, убивали и уничтожали останки своих жертв в своем жилище. На счету, например Джона Гейси, числилось 33 убитых мальчика и юноши.

Странствующий серийный убийца охотится за своими жертвами, переезжая с места на место. Таким был, например, Тед Банди, оставивший кровавый след на территории пяти штатов.

В основу другой типологии положен ведущий мотив убийства. По этому принципу выделено четыре типа серийных убийц: визионер, миссионер, гедонист и тиран.

Убийцы-визионеры – самый малочисленный тип. Убийцы этого типа совершают преступления под влиянием зрительных и слуховых галлюцинаций. В отличие от трех остальных типов это люди с не совсем здоровой психикой. У них бывают «видения», они порой «слышат» голоса, призывающие определенного человека или группу людей.

Убийца-миссионер возлагает на себя миссию «очищения» человечества от «нечистых людей» (чаще всего их жертвами становятся проститутки, гомосексуалисты, бомжи).

Убийца-гедонист – самая массовая и самая изученная категория серийных убийц. Он убивает потому, что сам процесс доставляет ему наслаждение. Именно среди убийц этого типа чаще всего встречаются различные формы сексуальных извращений, расчленений, а также некрофилии, каннибализма и пр. Гедонисты подразделяются на два подтипа: убийцы-сластолюбцы и убийцы-искатели острых ощущений. Убийцы первого типа получают сексуальное удовлетворение от садистских манипуляций с жертвой и ее трупом. У них четко выражены все фазы серийного убийства. Убийцам второго типа тоже нравится убивать, но получение сексуального удовлетворения отступает здесь на второй план. Главное – необычные ощущения, опасность, риск, словом, все, что вызывает выброс адреналина, состояние экстаза.

Убийца-властолюбец, как правило, является человеком с низкой самооценкой, не получающий любви и признания, которых он, как ему кажется, заслуживает. Убийство для него служит способом самоутверждения, доказательством силы и состоятельности. Убийца наслаждается унижением и беспомощностью жертвы, ощущением своего всевластия и могущества. Все манипуляции с жертвой (в том числе и сексуального характера) имеют одну цель – демонстрацию неограниченной власти над жертвой.

Приведем один из примеров составления психолого-кримина-листического портрета за рубежом.

Психолого-криминалистический портрет, составленный профессором Рональдом Холмсом.

Возраст. Возраст этого преступника должен быть около 32 – 36 лет. Возможно, на пару лет старше. Для такого мнения есть следующие основания.

Во-первых, как мне кажется, этот человек уже совершал подобные убийства, то есть я хочу сказать, что он уже несколько лет в своих фантазиях убивал женщин подобным образом. Потом он перешел к конкретным действиям, то, что он сделал с этой женщиной, имеет предысторию: не исключено, что до этого он уже совершил в реальности одно или два убийства.

Во-вторых, это возраст завсегдатаев баров в этой местности.

В-третьих, о таком примерно возрасте может свидетельствовать энергия, с которой было совершено преступление.

Пол. Преступление совершено мужчиной.

Раса. Полагаю, этот подозреваемый – белый, прежде всего, потому, что большинство убийц выбирают свои жертвы из представителей одной с ними расы. Каких-либо оснований для того, чтобы считать, что преступник не принадлежал к белой расе, в материалах дела не усматривается.

Интеллект. Я склонен думать, что этот человек имеет средние или чуть выше средних умственные способности. Он прекрасно гармонирует со своим окружением и, вероятно, может выполнять работу, не нуждающуюся в постороннем надзоре. Он не производит впечатления умственно отсталого лица, хорошо его знающие считают его человеком со средними способностями, но с некоторыми странностями.

Образование. У этого подозреваемого высшее или незаконченное высшее образование. В годы учебы он хорошо адаптировался к окружению, у него не было существенных проблем в поведении. Он посещал местную школу в вашей части штата. Если он посещал колледж, то оставался в нем не более семестра. Его способности позволяли ему поступить в колледж, но его психическое состояние, его личная неорганизованность не позволяли ему долго там оставаться. В период учебы он мог быть средним студентом, вероятно, без поведенческих проблем.

Семья. Этот человек – либо единственный ребенок в семье, либо из малодетной семьи. Его отец был человеком пассивным и мало занимался воспитанием сына, возможно, что он вообще не жил с семьей либо рано умер. Мать была женщиной властной. Она была главным судьей, присяжным и исполнителем наказаний. Ее слово было в семье законом. Я могу также предположить, что умерла она совсем недавно, может быть месяцев 6 тому назад. Ребенок в семье жил под полным контролем матери, мать постоянно оскорбляла его.

Место жительства. Во время преступления, о котором идет речь, подозреваемый жил в этой местности, живет тут и сейчас. По тому, как он перенес уже мертвую жертву в наиболее привычное и удобное для манипуляций с нею место, чувствуется, что подозреваемый действовал в «своей зоне комфорта». Останки захоронены в четырех местах. Первое – это место, где было найдено туловище; три других места являются для подозреваемого менее комфортными, и захоронения в них были произведены позже. Подозреваемый живет ближе к месту первого захоронения.

На место захоронения туловища нужно обратить особое внимание. Преступник живет недалеко от этого места, возможно, даже в пределах видимости. Дом, в котором живет подозреваемый, ничем не выделяется в округе. Этот человек живет здесь давно, его здесь хорошо знают. Вероятно, он долго жил вместе с матерью, не исключено, что до самой смерти.

Автотранспорт. Машина этого человека содержится в «плохом косметическом виде». Возраст машины 8 – 10 лет; эта машина «домашняя» – «Форд», «Шевроле» и т.д. Машина грязная, неопрятная, «механическая часть» тоже оставляет желать лучшего. В салоне машины такой же беспорядок, и здесь могут быть найдены следы крови жертвы.

Род занятий. У этого человека постоянная работа. Он может работать в строительной организации, где иногда ему приходится заниматься и физическим трудом. Он может также быть водителем грузовика. «Беловоротничковая»[10] профессия исключена. Он обнаруживает некоторые познания в различных юрисдикциях, а способ расчленения тела свидетельствует о владении информацией, которая может быть известна только полиции, возможно, он когда-либо был или сейчас является добровольным помощником полиции, медицинским техником, пожарником и т.п.

Психосексуальное развитие. У этого убийцы серьезные проблемы. Способ расчленения трупа, то, как он обезобразил лицо жертвы, изобразив на нем «улыбку» – все это свидетельства лютой ненависти к женщинам. Части расчлененного трупа он разместил в нисходящем порядке предпочтения. Прежде всего – торс, найденный за день до того, как были обнаружены остальные части тела. В других частях тела были найдены кусочки льда – свидетельства того, что эти части тела представляли для киллера большой интерес и он хранил их дольше. Интересно, что сохранил (по крайней мере, из того, что было найдено) часть тела от шеи до талии, то есть наиболее для него «лично значимую» часть. Я не исключаю, что этот человек мог содрать кожу с трупа и носить ее по ночам у себя дома, где он живет в одиночестве. Этот человек может оказаться транссексуалом, и не исключено, что он уже обращался за консультациями по поводу своих сексуальных проблем. Подчеркиваю, что я не считаю его гомосексуалистом. Просто у него серьезные проблемы с сексуальностью. С одной стороны, он обожает женщину как таковую, он хочет ей нравиться (по этой причине он сохранил грудь и репродуктивные органы). С другой стороны, он женщину ненавидит из-за того, что ему пришлось вытерпеть (из-за матери?) от женщин. Об этом свидетельствует способ выбора жертв: он выбирает своих жертв из числа сексуально активных посетительниц баров для низшего класса, алкоголичек, которым «наплевать на свою семью».

Приведенный портрет преступника был разработан по заданию ФБР в то время, когда детективы еще не располагали сведениями о личности искомого лица. Лишь впоследствии, после того, как преступник был схвачен и разоблачен, чему способствовал правильно составленный его портрет-образ, выяснилось, что на счету этого маниакального убийцы и насильника 34 жертвы.

Б. Методики составления психолого-криминалистического портрета серийного насильника.

Одна из наиболее явных проблем в расследовании серийных изнасилований в том, что они, зачастую, поздно инициируется для данной серии изнасилований. К тому моменту, когда правоохранительные органы распознают серийный характер изнасилований, как правило, число жертв уже велико и накапливается множество поведенческих улик, которые не были собраны и использованы при расследовании. Это является следствием «слепоты» к выявлению связей между преступлениями.

Д. Герберт предлагает четкое определение данной проблемы: «слепота» к выявлению связей между преступлениями – это неспособность следствия распознать устойчивый способ поведения, связывающий одно преступление с другим в серию, посредством таких аспектов, как виктимология, географическое расположение мест происшествия, индивидуальный почерк преступника, одинаковые modus operandi[11] (способ действий), а также результат заключений судебно-медицинской экспертизы[12].

Такого рода «слепота» имеет место в силу нескольких причин и, зачастую, указывает не столько на некомпетентность правоохранительных органов, сколько на незнание. Одна из главных причин возникновения данной проблемы заключается в способе выявления правоохранительными органами связей между преступлениями на сексуальной почве. Как правило, учитываются наиболее явные элементы преступного поведения, такие как тип используемого оружия, способ выбора жертвы, или выбор места совершения противоправного деяния. Внимание к «МО» преступника, даже если он остается неизменным от одного преступления к другому, может мешать следователям распознать другие важные аспекты, указывающие на значимые особенности поведения преступника. «МО» динамичен и заключается в проявлении поведенческих паттернов, которые формируются в течение времени и изменяются с приобретением преступником опыта и уверенности.

Другими факторами, влияющими на неспособность выявить такие связи между преступлениями, являются частые споры и даже откровенный отказ правоохранительных органов признать факт серийности преступлений в рамках их юрисдикции.

Одни из самых актуальных и глубинных исследований были проведены такими авторами, как Бургесс, Геберт, Гротт, Маршал, Квинс, Ворренс, а также сотрудниками Национальною Центра по Исследованию Насильственных Преступлений ФБР.

В литературе все еще нет единого представления о том, что есть индивидуальный почерк преступника. Наиболее точное определение данного термина было предложено Джоном Дугласом. «МО» – это действия, которые преступник предпринимает для реализации преступного намерения. Эти способы поведения динамичны, то есть они могут и меняться.

Пример: У насильника есть фантазия, заключающаяся в том, чтобы похищать школьниц-подростков, насиловать их и сдавливать им соски щипцами, накладывая на рот лошадиную уздечку. Он также хочет записывать на аудиопленку крики жертв, чтобы впоследствии проигрывать эти записи следующим жертвам, с целью вызвать страх. Спустя какое-то время он вырабатывает следующий «МО»: он находит фургон, который после работ по звукоизоляции пропускает меньше шума, приобретает аудиомагнитофон и начинает объезжать районы, прилегающие к средним школам, примерно во время окончания учебного дня.

В данном примере почерком является особый жестокий характер пыток, который насильник хочет совершить в отношении своих жертв. Он также заостряет свое внимание на сосках, что также может быть отнесено к его индивидуальному почерку. Сюда же относится: проигрывание пленки с записью криков предыдущей жертвы последующей жертве, использование лошадиной уздечки или чего-либо другого, закрывающего рот жертвы. Все это – является примерами действий, которые он хочет произвести, на реализацию которых он тратит время и которые являются необходимыми для совершения сексуального насилия. Они также имеют одинаковую направленность – порождение страха и боли у жертвы. «МО» в данном примере заключается в предпринимаемых действиях и подготавливаемых инструментах. Соотношение индивидуального почерка преступника с действиями по реализации его преступного намерения позволяет классифицировать типы поведения по их направленности: фантазийно ориентированные, указывающие на мотив изнасилования, и «МО ориентированные» – функциональные действия, направленные на успешное совершение преступления. Однако «МО» может изменяться преступником для удовлетворения определенных потребностей, продиктованных фантазийно ориентированными действиями.

Пример: неизвестный насилует женщину у нее дома, используя веревку или ошейник для сдерживания ее во время изнасилования, причиняя небольшой физический ущерб или не причиняя его вовсе. По продолжительности преступление происходит не более 10 – 15 минут, после чего преступник уходит через черный ход, что свидетельствует о незаконном проникновении в жилище. В течение следующих двух месяцев совершено еще два изнасилования тем же лицом, ориентировочно с тем же «МО», каждое из которых занимало от 10 до 15 минут. Следователи могут установить связь между данными преступлениями благодаря уликам, содержащим данные ДНК, обнаруженным на местах происшествий. А также по территориальному признаку (все преступления совершены в одном районе). Отмечено, что в третьем случае жертва сильно сопротивлялась, в результате чего на ее шее остались глубокие борозды от сдавливания веревкой. Неделю спустя появляется четвертая жертва, которая дает показания, что преступник сдавил ее шею веревкой, в результате чего она периодически теряла сознание и провел с ней около часа. Улики, содержащие данные ДНК, в данном случае были недоступны. Правоохранительные органы решают составить профиль преступника с целью выявления связей между преступлениями и формирования стратегии расследования. Возникает вопрос: относится ли четвертое преступлении к серии предыдущих?

Все совпадает, это тот же преступник. Со временем у преступника может возникнуть тенденция к эротизации предметов. При совершении первых изнасилований удавка использовалась как способ удержания и контроля над жертвой («МО ориентированные» паттерны), со временем приобретения опыта у преступника стало возникать сексуальное желание при удушении жертв (фантазийно ориентированные паттерны). Наличие какого-либо предмета или совершение какого-либо действия во время полового акта вполне может привести к его эротизации и включению в фантазию и последующему фантазийно ориентированному поведению.

Поведенческие улики авторы методики определяют как действие или бездействие, указывающие на общий или специфический поведенческий паттерн или на общий или индивидуальный преступный умысел. Данное определение носит императивный характер, так как в нем указывается, что поведенческие улики, равно как и вещественные доказательства, должны быть выявлены, собраны, задокументированы, идентифицированы, проанализированы.

Наиболее общие объективные источники поведенческих улик следующие:

показания жертвы (письменные или записанные на пленку);

протоколы с места происшествия (карты, планы, заметки, схемы и т.п.);

вещественные доказательства и их документирование;

телесные повреждения и их документирование;

виктимология (например, биография, возраст, род занятий, физические данные).

Действия, предпринимаемые серийным насильником в приготовлении и совершении преступлений, являются уликами, которые могут быть использованы для классификации и даже идентификации его в силу своей уникальности.

Некоторые типы поведенческих паттернов серийного насильника.

I. Фантазийно ориентированные паттерны.

А.Общее.

1. Набор предметов и приспособлений, используемых при совершении изнасилования (имели ли они место? Что это за предметы?).

2. Жертва/виктимология (возраст, род занятий, физические данные, биография).

3. Язык/манера общения/письменная речь.

4. Предметы или вещи, похищенные преступником у жертвы.

Б. Сексуальные характеристики.

1. Прелюдия/ласки.

2. Половые акты.

3. Характер половых актов (грубые, неагрессивные, защищенные и т.д.).

4. Порядок совершения половых актов.

5. Эякуляция (была или нет? Где?).

В. Физические характеристики.

1. Ущерб/повреждения, причиненные жертве.

2. Характер примененной силы.

3. Реакция преступника на сопротивление жертвы.

4. Подчинение, принуждение жертвы.

II. «МО ориентированные» паттерны.

А. Место совершения преступления.

1. Способы проникновения в дом.

2. Время совершения преступления (день недели, время, интервал между преступлениями).

3. Первичное или вторичное место происшествия (как и куда было перемещено тело).

4. Последовательность произведенных действий.

5. Место преступления (жилище, транспорт, улица).

6. Улики с места происшествия.

7. Улики, оставленные без внимания.

Б. Передвижения.

1. Использованный транспорт (почему он необходим для «МО»?).

2. Отсутствие транспорта (как преступник добрался до места преступления).

3. Выбираемые маршруты.

4. Расстояние между местом первоначального нападения и местом совершения преступления.

В. Контроль.

1. Стиль нападения (стремительный, обман, неожиданность).

2. Применение оружия.

3. Маскировка.

4. Словесные угрозы.

5. Действия, направленные на сокрытие следов преступления (презервативы, вытирание спермы, завязывание глаз жертве, предоставление ложной информации жертве).

Типология насильников (по Н. Гроту в разработке Маршала) такова[13].

Способный к убеждению (компенсаторный).

Способ нападения: неожиданность.

А. Фантазийно ориентированное поведение.

1. Словесное/письменное.

Убеждает жертву, что не хочет причинить ей вред.

«Ты прекрасна, наверняка у тебя много ухажеров».

«У тебя красивая грудь».

«Скажи, что любишь меня».

«Я безобразен, а ты так прекрасна».

Проявляет беспокойство за состояние жертвы: «Тебе больно?».

Возможно, извиняется: «Пожалуйста, прости меня».

Может спрашивать о сексуальных предпочтениях жертвы или просить стать его наставницей в постели.

2. Сексуальное поведение.

Попытка прелюдии.

Делает то, что жертва позволяет.

Испытывает неуверенность в себе, своих действиях, не может принудить жертву к физическому подчинению.

В случае неповиновения жертвы может прекратить изнасилование или вступить в переговоры.

3. Физическое поведение.

Прикладывает минимальные усилия для устрашения жертвы.

Может угрожать словесно или оружием.

Не причиняет значительного физического вреда жертве.

Б. «МО ориентированное» поведение.

1. Обычно не знаком со своими жертвами или проживает с ними в одном районе.

2. Заранее выбирает, возможно, следит за жертвами.

3. Практикует половые извращения, как правило – вуайеризм[14].

4. Делает непристойные телефонные звонки.

5. Нападает поздним вечером или ранним утром.

6. Жертвы, как правило, одинокие или гуляющие с маленькими детьми.

7. Примерно одного возраста с жертвами.

8. Нападения кратковременны (продолжительность зависит от степени сопротивления жертвы).

9. Последовательный характер нападений (с целью самоутверждения).

10. Может присвоить личную вещь жертвы.

11. Места нападений, в основном, в пределах одного района.

12. Может вести записи, дневники нападений.

13. Наиболее вероятно прекратит насилие при оказании жертвой соответствующего сопротивления.

14. Может снова вступить с контакт с жертвой после совершения изнасилования[15].

Пример (из показаний насильника данного типа): «Фантазии начались с того, что я шел в бар, чтобы подцепить там девушку. Потом это переросло в более решительные действия. Я представлял, как иду на парковку или в тихое место, где могли бы быть одинокие девушки, и появляюсь перед ними. Я начал думать, что женщина согласится на секс или даже атакует меня – возможно, одно мое появление «заведет» ее, и она набросится на меня в страстном порыве, что она изнасилует меня, как если бы я был единственным, о ком она мечтает. Я представлял, как появляюсь перед ней с оружием, ножом или пистолетом, а она говорит, что этого не нужно, что она хочет меня».

Ключевой фантазией такого насильника является то, что жертва получает удовольствие от изнасилования, эротизирует его и, как следствие, влюбляется в своего мучителя. Как правило, у такого насильника присутствует много страхов о собственной несостоятельности, изнасилование дает ему эмоциональную и сексуальную уверенность.

Агрессивный (эксплуататор).

Способ нападения: обманным путем или неожиданно.

А. Фантазийно ориентированное поведение.

1. Словесное/письменное.

Не хочет, чтобы жертва вербально или каким-либо другим образом была вовлечена в изнасилование.

Дает сексуальные инструкции, команды.

Его удовольствие первично и приоритетно:

«Крутой парень», «мачо».

Использует бранные слова в момент изнасилования.

Унижает и оскорбляет жертву.

Прямо говорит о сексе:

«Делай, что я говорю, и тебе не будет больно»;

«Заткнись или я убью тебя».

2. Сексуальное поведение.

Делает с жертвой все, что ему хочется в сексуальном или ином плане.

Никаких прелюдий, поцелуев.

Повторяющиеся насильственные сексуальные акты.

Может сексуально наказывать или иным способом унижать жертву.

Может практиковать сдавливание, сжимание частей тела жертвы, укусы.

Цель – взять силой, побороть сопротивление, установить контроль.

Использует жертву исключительно как вспомогательный предмет, объект своей сексуальной фантазии.

3. Физическое поведение.

Выбирает безопасные, тихие места для нападения.

Жестокость может возрастать при сопротивлении жертвы, а также в случае сексуальной несостоятельности насильника в момент изнасилования.

Может повреждать одежду жертвы.

Б. «МО ориентированное» поведение.

Жертва может быть выбрана заранее или случайно (слишком хороша, чтобы пройти мимо).

Примерно одного возраста с преступником.

Возможно применение оружия.

Может удерживать жертву в определенной позе в момент изнасилования.

Пример (из показаний насильника данного типа): «Всю жизнь меня контролировали, особенно мои родители, люди использовали меня, не считаясь с моим чувствами, потребностями, и в моих изнасилованиях главным был не секс, а возможность поставить другого человека в положение, в котором он был бы абсолютно беспомощен. Я ограничивал свободу, связывал своих жертв и заставлял их делать то, чего они не хотели – то, что мне приходилось делать всю жизнь. Я чувствовал себя беспомощным и что я не могу это изменить. И я решил ставить их в такое положение, когда они ничего не могут сделать. У них не будет права голоса – я теперь главный».

Данный тип насильника не сомневается в своей половой несостоятельности и мужественности. Он использует изнасилование для демонстрации своего превосходства и зрелости. Со временем он может приобретать все большую уверенность, в силу большой доли эгоцентризма. Его действия могут привести к обнаружению себя. Насильник не испытывает уважения к полиции, так как понимает, что может насиловать без страха, что его найдут и поймают и, следовательно, перестает предпринимать меры предосторожности.

Репрессивный (злостный или вытесненный).

Способ нападения: стремительно и неожиданно.

А. Фантазийно ориентированное поведение.

1. Словесное/письменное.

Может обвинять жертву в обстоятельствах и происшедших с ним событиях.

Изъясняется очень враждебно, злобно.

2. Сексуальное поведение.

Секс насильственный, жестокий, с нанесением чрезмерных физических травм.

Сексуально эгоистичен.

Никаких прелюдий и ласк.

Может заставить жертву делать то, что считает унизительным и оскорбительным (сексуальные извращения).

3. Физическое поведение.

Рвет одежду жертвы.

Может нанести дополнительный ущерб или физический вред.

Б. «МО ориентированное» поведение.

Нападения незапланированы, спонтанны, происходят в любое время суток.

Немедленное применение грубой силы к жертве: нападение, перерастающее в изнасилование с дальнейшим усугублением нападения.

Жертвы одного возраста или старше преступника.

Непродолжительный характер нападения.

Оставляет много улик.

Часто жертвы знакомы с преступником или олицетворяют других знакомых ему людей.

Пример (из показаний преступника такого типа): «Я никогда никому не давал спуску, никто не мог меня "сделать". В фантазии я спускаю это все на кого угодно: на копов, на судью, прокуроров. Обычно я представляю копа или прокурора, думаю о его жене, дочери или сестре. Я насилую их у него на глазах, чтобы он видел, и убиваю ее. И, может быть, раню его, но никогда не убиваю – чтобы он помнил».

Такой насильник нападает, исходя из опыта переживаний или воображаемых оскорблений от людей в его окружении. Жертвой может стать человек из его окружения либо жертва может олицетворять такого человека (по манере одеваться, роду занятий, физическим данным). Секс является орудием отмщения для преступника. Сексуальный контроль и унижения являются дополнительными элементами физического нападения. Главная цель – дать волю накопившейся агрессии. Он вымещает на жертве перенесенные обиды, и формы выражения агрессии могут быть различными - от словесных оскорблений до жестокого убийства. Важно не путать данный тип со злостно-возбудимым. Несмотря на некоторые схожие характеристики, их мотивы различаются.

Злостно-возбудимый (садист).

Способ нападения: обманным путем.

А. Фантазийно ориентированное поведение.

1. Словесное/письменное.

Изучает жертву, говорит слова, способные усыпить бдительность, и увлекает ее подальше от безопасной местности.

Во время изнасилования может требовать называть его определенным именем (Господин, Хозяин и т.п.).

Может спрашивать: «Тебе больно?»;

«Молись на меня».

Называет жертву оскорбительными именами, подчеркивая ее никчемность и беспомощность.

2. Сексуальное поведение.

Как правило, любитель порнографии.

Сексуально возбуждается при реакции жертвы на причиняемые физические и эмоциональные страдания.

Может «репетировать», имитировать насилие наедине с собой или более уступчивыми жертвами (женой, подругой и т.д.).

Сексуально экспериментирует на жертве.

Предпочитает анальный секс, за которым, чаще всего, следует оральный.

Предпочитает эякулировать на определенные части тела жертвы

Сексуально эгоистичен, роль жертвы – страдать.

Часто записывает изнасилования для дальнейшего фантазирования при просмотре.

3. Физическое поведение.

Экстремальная жестокость, грубая сила.

Причинение особого вреда частям тела жертвы, имеющим сексуальное значение (рот, влагалище, грудь и т.п.).

Степень жестокости нарастает вслед за злостью, которая возникает при сильном сексуальном возбуждении.

Б. «МО ориентированное» поведение.

Насильник, как правило, выбирает деятельность, в которой он может занимать наблюдающую, избирательную позицию в отношении будущих жертв. Он может изображать представителя власти, давать тематические объявления, рекламу и т.д.

Преступление тщательно планируется.

Систематический характер изнасилований.

Притворяется заботливым, искренним и любящим человеком.

Выбирает более уязвимых для нападения жертв.

Отдает предпочтение взрослым женщинам.

Жертвы, как правило, неагрессивные, с низкой самооценкой.

Использует различные приспособления (в том числе оружие, веревки).

Продолжительный характер изнасилования (большинство длится более 24 часов).

Физически активен, может обладать повышенной потенцией, что влечет за собой большее число жертв.

Завлекает жертв в места, где может иметь полную власть над ними (свой автотранспорт, подвал, гараж и т.п.).

Агрессия возрастает с каждым новым преступлением.

Как правило, убивает жертв.

Пример 1. (из заключения СМЭ): «Эрик старался произвести впечатление представительного, привлекательного и дружелюбного человека. Он был способен выражать эмоции, которые могли открыто и уместно колебаться от доброго юмора до жестокого сарказма. Он демонстрировал способность описывать людей и ситуации ясно и четко и также четко и ясно выражать свои чувства. Несмотря на налаженные хорошие взаимоотношения с экспертом, Эрик проявлял осторожность в отношении преступлений, к которым он причастен…Он занимал пассивно-покорную позицию, отвечал на наши вопросы, но и задал несколько своих, дал несколько указаний».

Пример 2. (виктимологический фактор): «Мартин совершил первое изнасилование на выпускной вечеринке в школе. Он предложил заняться сексом 14-летней девушке, а когда она отказалась, он стал душить ее, пока она не потеряла сознание. Когда она пришла в себя, он все еще лежал рядом с ней. Повторное нападение произошло год спустя, когда Мартин, в возрасте 19 лет задушил руками 30-летнюю женщину. Он познакомился с жертвой в баре, они ушли вместе и направились в уединенное место с целью заняться сексом. До какого момента намерение оставалось общим, установить не удаюсь».

Данный насильник руководствуется исключительно сильными, индивидуально варьирующимися фантазиями, которые включают жестокое причинение боли жертве единственно ради сексуального удовлетворения насильника. Его цель – тотальный страх и подчинение жертвы.

Насильник такого типа со временем приобретает уверенность, обладает самым высоким уровнем эгоцентричности среди предложенных типов. Он считает себя гениальным и интеллектуально превосходящим окружающих, особенно правоохранительные органы. Иногда он «торжествует свой успех», чем может выдать себя. В силу того, что он считает полицию некомпетентной, может перестать принимать меры предосторожности. Это может создать у следователей иллюзию того, что он хочет, чтобы его поймали, которую он с радостью поддерживает.

В злобно-возбудимом типе наиболее опасно, что он демонстрирует все черты социопата. Насильник пренебрегает всеми социальными запретами, правилами в обществе, считая их ненужными. По своей природе он может быть отличным лгуном и любителем людей. Он также способен полностью контролировать свои действия и одновременно поддаваться бешеным вспышкам агрессии. Ее проявление может показаться парадоксально непредсказуемым социально адаптированным людям.

Такой насильник представляет чрезвычайную опасность, так как способен вычислять наиболее слабых и уязвимых жертв и в результате обманом водить их в места, где они окажутся в его полной власти. Насильник подходит к вопросу сохранения в тайне своей личности очень квалифицированно и со знанием дела, в первую очередь, потому, что является социально адаптированной личностью, он живет в соответствии с требованиями общества, никак не обнаруживая своих садистских наклонностей. Изучение сексуальных садистов показало, что 43% из них были женаты во время совершения своих преступлений.

Случайный тип.

Способ нападения: любой.

А. Фантазийно ориентированное поведение.

1. Словесное/письменное.

Контролирует жертву с помощью угроз.

2. Сексуальное поведение.

Сексуально эгоистичен.

Заинтересован в немедленном удовлетворении.

слабое проявление фантазии или ее полное отсутствие при совершении изнасилований.

Не проявляет парафилий (сексуальных извращений).

3. Физическое поведение.

Минимальное применение силы.

Минимальный физический вред жертве.

Индифферентен к удобству или состоянию жертвы.

Б. «МО ориентированное» поведение.

Непродолжительный характер изнасилования.

Изнасилование происходит второпях, оставляет много улик.

Возможно употребление алкоголя или наркотиков или их использование для того, чтобы «обезвредить» жертву.

Может быть знаком или не знаком с жертвой.

Другие обстоятельства зависят от обстановки, в которой совершается насилие.

Главная мотивация преступника − удовлетворение потребности в произведении полового акта с жертвой, не предваренное никакой специфической фантазией или пристрастием. Преступник не готовится к совершению изнасилования. Оно может иметь место в любой момент в ходе выполнения им своей обычной деятельности. Степень применяемой силы, как правило, диктуется необходимостью удерживать жертву. Даже то, что жертва знает своего насильника, не останавливает его в намерении изнасиловать, при этом его мало заботит то, как это отразится на жертве.

Большое число таких изнасилований сопутствует совершению других преступлений, например, часто грабители влезают в чужие дома и нападают на спящих женщин. На месте такого преступления обнаруживается большое количество различных улик, например, даже карточка с именем и контактными данными преступника, затерянная между простынями вместе с использованным презервативом. В данном случае это будет указывать не на желание преступника быть пойманным, а на его неряшливость и беспечность, которые являются ярким признаком незапланированного изнасилования, что также укатывает на низкий самоконтроль преступника.

В. Методика определения места проживания преступника (географический метод) развивается большей частью в США и Великобритании.

Сущность данной методики состоит в том, чтобы выявить системность в совершении преступлений в определенных местах. Для этого составляется аналитическая карта, которая может дать ключ к выявлению круга подозреваемых лиц, оказать помощь в разработке стратегий предупреждения криминальных событий, оценить эффективность уже действующих мер профилактики, а также помочь в выявлении факторов окружающей среды, связанных с совершением преступления.

Исследователь Маркус Фелсон предположил, что для понимания сущности преступления необходимо:

вычленить обстоятельства, которые должны быть в наличии или отсутствовать для того, чтобы преступление имело место;

знать, какая часть пространства и времени (обстановка) создает условия для совершения преступления;

определить, как люди попадают в эту обстановку (на это место) и покидают при совершении преступления.

Исследователи Мальтц, Гордон, Фридман при изучении используемых полицией компьютерных карт обнаружили, что успешный анализ пространственных моделей преступности возможен при соответствии эмпирических приемов составления карт криминологической теории, которая увязывает место с преступлением, объясняет пространственные характеристики различных видов преступлений, выявляет причины высокой уязвимости некоторых географических районов или демографических групп. Таким образом, технология составления карт должна управляться криминологической теорией.

Аналитики, рассматривающие модели преступности с теоретической точки зрения, должны проводить интересующие их преступления через серию основывающихся на криминологической теории «фильтрующих» вопросов типа: насколько важна география при объяснении этой модели? Случайна ли она? Если нет, то почему? Если на карте указаны только места совершения преступлений, глубокое объяснение модели практически невозможно. Если включены такие элементы, как социально-экономическая среда или местоположение свободных зданий, то понимание вопроса становится более глубоким, позволяет рассматривать преступление в связи с его предпосылками и определенными условиями.

В ст. «Конструктивно разработанный аналитический подход к карте преступности» Р.Е. Своуп[16] представил ряд криминологических теорий, которые могут помочь объяснить выбор места совершения преступлений при использовании аналитических карт.

В качестве наиболее перспективных предлагаются:

1) теория возможностей, которая предполагает наличие привлекательной цели и ее доступность (легкость физического доступа, видимость и отсутствие достаточной охраны);

2) теория рутинной деятельности, предполагающей изучение вероятности сходимости потенциального преступника и подходящей жертвы в отсутствие сдерживающих моментов;

3) теория когнитивного представления о пространстве, основывающаяся на постулате, что большинство преступников не совершают преступлений в тех местах, которые им плохо известны.

В 1942 г. исследователи преступности Шоу и MакКой установили, что места преступлений обычно находятся вблизи от мест проживания преступников и охватывают небольшие площади. В настоящее время большинство исследований, касающихся географических аспектов преступлений, и проводимых в рамках указанных выше криминалистических теорий, связаны со случаями серийных изнасилований и убийств женщин.

Американский ученый M. Эмир в своей работе представил доказательства того, что насильники имеют тенденцию действовать из установленной ими исходной «базы», а не по методу «странников» без постоянного места обитания.

Существует ряд исследований, также подтверждающих, что насильники, как правило, имеют фиксированный домашний адрес или заранее подготовленную «базу» для проведения изнасилований. Места изнасилований выбираются преступниками не случайно, а увязаны с местожительством или «базой» преступников. По мнению исследователей, преступник долгое время проводит в районе своего «дома» или «базы» преступления, ходит в магазины, изучает людей и окрестности, обстановку в районе, ходит в бары, в гости к друзьям. Это помогает ему выбирать свои жертвы, планировать преступления, подготавливать и совершать их.

В начале 80-х годов научными сотрудниками Университета им. Симона Фрезера в Британской Колумбии, в Канаде, П.Л. Брантингхем и П.Д. Брантингхем, первыми исследователями в области криминологии окружающей среды, изучались географические аспекты совершения преступлений. Исследование показало, что преступники стремятся следовать определенным способам передвижения, совершая свою криминальную деятельность (согласно «принципу наименьшего усилия») поблизости от места жительства, работы, учебы, а также в пределах какого-то расстояния от пассажирско-транспортных маршрутов. Когда преступники передвигаются между своими домами, местами работы и социальной деятельности, они на основе знаний и опыта формируют пространственный образ - «мысленную карту» района проживания и действия в виде представления о расположении всех зданий, объектов, маршрутах движения людей и самого преступника. Такая «мысленная карта» формирует решения, содержание и порядок действий преступника как в его криминальной, так и обычной деятельности. Эта карта (пространство деятельности преступника) обычно содержит «якорную точку» («дом или базу»), являющуюся самым важным местом в пространственной жизни преступника. Только немногие преступники настолько разобщены с обществом, что не имеют каких-либо «якорных точек». Большинство имеют дома и рабочие места. Анализируя ряд мест, связанных с совершением преступления (место встречи с жертвой, место нападения, место выброса тела), можно построить вероятностную карту, которая предскажет местонахождение «якорной точки» преступника.

П.Л. Брантингхем и П.Д. Брантингхем, изучая географию криминального акта, предположили, что непосредственно вокруг места жительства преступника существует область («буферная зона» по K. Россмо), которую он воспринимает как свою и в ее пределах преступления не совершает, так как в ней велик риск его опознавания. Таким образом, преступник будет выбирать место своих действий не у своего дома или «базы» выхода на преступления, а там, где его не смогут опознать, но не очень далеко. В расчетах преступника существует как минимально, так и максимально возможное для него расстояние от места совершения преступления до «дома» или «базы». Поэтому для выработки версий и теории индивидуального пространственного поведения сексуальных преступников должны изучаться и учитываться: во-первых, «домашний район», хорошо знакомый преступнику и прилегающий к его «дому» («базе»), откуда он действует; во-вторых «криминальный радиус» действия, т.е. конечный район совершения преступлений, который охватывает все места совершения преступлений.

П.Л. Брантингхем и П.Д. Брантингхем также полагали, что процесс выбора жертвы преступником зависит от его пространственной осведомленности. Преступление совершается там, где возможность его совершения совпадает со знанием преступником местности. Поэтому при увеличении расстояния от места обитания преступника до места преступления частота совершения преступлений меняется (эффект «дистанционного ослабления»).

Подход Брантингхемов предполагал, что местоположение преступника должно находится в центре криминального паттерна («рисунка преступных нападений»). Однако существуют разные паттерны преступного поведения. Исследователь Ренгерт предложил четыре гипотетических пространственных паттерна, которые могут характеризовать географию мест совершения преступлений:

паттерн общего типа (без учета эффекта «дистанционного ослабления»);

паттерн «бычьего глаза» с пространственным группированием мест преступлений вокруг основной «якорной» точки преступника;

бимодальный паттерн с пространственными группированиями мест преступлений, центрированными вокруг двух «якорных» точек;

«слезный» паттерн с направленным наклоном, ориентированным на вторичную «якорную» точку.

В рамках деятельности научно-исследовательского проекта по созданию профиля преступника, разрабатываемого полицейской научной группой Министерства внутренних дел Великобритании, проводился анализ географических аспектов поведения преступников, результаты которого представлены в работе Энни Дэвис и Эндрю Дейла «Местонахождение неизвестного насильника». Предметом изучения явились маршруты передвижения 79 преступников, совершивших около 300 сексуальных преступлений (из них 111 изнасилований).

В работе изучались четыре основные темы:

возможность опознания насильника по своеобразию его образа жизни;

определение расстояния между местом жительства преступника и местом нападения на жертву;

характеристика преступников, которые перемещались необыкновенно далеко от своего места жительства;

образцы преступлений многоэпизодных (серийных) насильников.

В рамках исследования для каждого серийного насильника на карте были нанесены места нападения на жертв и «якорные точки», которые были известны. «Якорные точки» определены как места возможного местонахождения преступника (его текущая база, предшествующие адреса, дома друзей и родственников, а также локализация школ и рабочих мест).

Из 111 случаев изнасилований в 97 были установлены домашние адреса преступников на момент совершения преступления. Их изучение показало, что:

в большинстве случаев преступники были прописаны в арендованном или своем собственном доме (квартире);

каждый пятый преступник объезжал территорию большей или меньшей протяженности;

в 18% случаев преступники имели уголовное прошлое и имели криминальный внешний вид. Ранее судимые преступники более часто меняли место жительства, чем несудимые.

Изучение расстояний между местом жительства преступника и местом, где он нападал на жертву, показало, что:

в 30% случаев нападения на жертв были совершены в пределах полутора километров от места обитания преступника, в 50% - в пределах 3 км, и в 25% - в пределах 8 км;

частота изнасилований быстро меняется с расстоянием (удалением) от места обитания в связи с эффектом «дистанционного ослабления». Этот эффект является продуктом нормального человеческого поведения. Обычно люди передвигаются не дальше, чем это необходимо для достижения их целей. Они субъективно ограничены во времени такой повседневной деятельностью, как, например, работа и сон, а также мелкими социальными делами;

молодые (начинающие) преступники чаще совершают криминальные действия недалеко от дома. Молодые люди (до 26 лет) совершали нападение в пределах 3 км от дома в 79% случаев, против 32% у старших по возрасту преступников.

Несмотря на то, что большинство нападений (75%) происходили в пределах 8 км от дома преступника, некоторые насильники перемещались в поисках жертв на длинные расстояния, используя при этом как общественный, так и личный автотранспорт.

В 11 случаях преступления были совершены на удалении от 16 до 160 км от места своего жительства. Из них четыре преступника жили выручками от краж, и данный вид криминальной деятельности повлиял на географию совершаемых ими сексуальных преступлений. Так, один из преступников совершал сексуальные преступления недалеко от дома своего сообщника-вора; другой – имел три места жительства и совершал нападения около домов своей матери и других своих родственников; маршруты третьего – определялись месторасположением магазинов, открытых в позднее время; четвертый – выезжал с целью совершения изнасилования и кражи с взломом в богатый пригород. В трех случаях преступники, являясь любителями прогулок «накатами», целенаправленно путешествовали на далекие расстояния для поиска жертв. В ряде случаев причиной далеких поездок преступников являлись их личные фантазии. Отправляясь из собственного дома в целях совершения преступления, они наслаждались отъездами, что в свою очередь противоречит общей тенденции преступников преодолевать минимальные расстояния. Данные преступники были сравнительно умны и водили дорогие автомобили.

В пяти случаях преступления совершались на расстоянии свыше 160 км, в населенных пунктах, где когда-то жили или воспитывались преступники, и были, как правило, связаны с ностальгическими мотивами.

По результатам сравнительного изучения 22 серийных преступников, каждый из которых совершил по пять сексуальных преступлений, были выявлены следующее данные:

две трети сексуальных преступников (68%) совершали преступления в пределах 8 км от места своего обитания;

серийные насильники совершали свои преступления в знакомой им местности;

несмотря на общую тенденцию для насильников действовать вблизи места жительства, в трех сериях преступники перемещались от дома из-за феномена, известного как «смещение» (Россмо, 1993). В первом случае, преступник вынужден был изменить место совершения преступления, так как он попал в круг подозреваемых полицией лиц; во втором – широкая информированность общественности о внешнем виде преступника вынудила его переехать в другую область и там продолжить нападения, в третьем – преступник, после того, как его увидел на месте совершения преступления полицейский, перенес свои действия в другой район Лондона и изменил способ нападения на жертв (в их домах, а не на открытых пространствах);

в 10 случаях преступники совершили уличные изнасилования в приблизительно одинаковых условиях вблизи от места жительства на маршруте передвижения женщин от дома, а также в местах типа станции поезда или на входах в квартиры. Нападения в ночное время чаще всего совершались в отношении женщин, возвращающихся из увеселительных мест;

в четырех случаях насильники приближались к жертвам в уединенных местах – парках и других открытых пространствах. Данные области должны быть оценены как потенциально опасные.

В результате исследования географических аспектов преступлений 79 насильников были сделаны следующие обобщения:

преступники, как правило, стремятся выбирать для совершения преступления места, где они родились или долго жили, либо место, напоминающее ему таковое. При расследовании преступлений следует учитывать возможные места жительства и работы преступника;

большинство преступников совершали нападения в радиусе 8 км от дома, однако некоторые нападения происходили на больших расстояниях от места жительства. Причинами этого могло являться следующее: отсутствие доступных жертв; нападение на жертвы при проникновении в их жилище; работа, связанная с поездками; наличие нескольких мест жительства; ностальгические мотивы;

маршруты начинающего преступника отличаются от маршрутов преступника «со стажем», совершившего множество нападений; поэтому их следует анализировать отдельно;

насильники, нападающие на жертву в их собственных домах, чаще имеют в прошлом кражи с взломом, чем те, кто совершил нападение на открытом воздухе.

Географическая модель Д. Кантора и А. Грегори

для прогнозирования вероятных районов повторных

или серийных преступлений, связанных с изнасилованием

(Великобритания)

Для проведения исследований британской полицией были предоставлены материалы на 45 сексуальных преступников-насиль-ников, осужденных за совершение данных преступлений. Эти материалы использовались для составления матрицы данных из заявлений пострадавших, данных расследования полиции о времени, месте и других обстоятельствах совершения преступлений. Все преступники совершили 251 сексуальное нападение на незнакомых женщин. Средний возраст нападавших – 26,6 года (возрастной диапазон от 15 до 59 лет), среднее количество нападений на женщин для одной серии – 5-6 (минимум-2, максимум-14).

Исследователями ставились следующие цели:

изучение моделей поведения сексуальных преступников;

определение расстояния между местом жительства преступника и местом совершения преступления;

разработка на основе матрицы данных экспертной системы по определению местоположения преступника.

В исследовании изучались две модели, характеризующие в широком плане пространственное поведение насильника для того, чтобы попытаться выявить связь между «домашним» и «криминальным» районами действий сексуальных преступников. Первая модель — это модель поведения «приезжего», по которой преступник ездит из своего «дома» или «базы» в избранный район, откуда он затем направляется к месту совершения преступления. Эта модель может быть выстроена на основе общего плана города, его географии и структуры расположения жилых, производственных, культурных, торговых и иных центров. Согласно модели «приезжего» преступника, перекрытия площадей «криминального» и «домашнего» районов либо не будет совсем, либо это перекрытие («наложение площадей») будет минимальным. Район преступления будет находиться на достаточно большом удалении от района проживания преступника, но все же эти районы будут географически увязаны друг с другом. Иными словами, район, где преступник проживает и обычно действует не как криминальный элемент, и район, где он совершает преступления, располагаются, как правило, в одной местности, хотя на определенном удалении один от другого.

Вторая предложенная модель - это модель «мародера», по которой предполагается, что преступник передвигается из заранее организованной «базы» на совершение сексуального преступления, а затем уезжает/уходит с места преступления каждый раз в другом направлении. Согласно модели «мародера», между «криминальным» и «домашним» районами преступника имеется весьма большое перекрытие, и преступник действует из своего «домашнего» «базового» района, расположенного в границах района его криминальной деятельности.

Проанализировав взаиморасположение мест совершения преступления и расположения «дома» (или «базы») преступника, можно определить, какая из двух вышеназванных моделей («приезжего» или «мародера») больше подтверждается данными.

Для определения положения и размеров района преступлений брался отрезок между двумя выявленными местами совершения преступлений, максимально отстоящими друг от друга. Длина этого отрезка принималась за диаметр круга, который проводился из середины данного отрезка с охватом всех входящих в серию мест преступлений в определенной местности. Этот круг не обязательно может охватить все места преступлений (но в исследуемом случае только 7 из 251 преступления оказались за пределами круга, охватывающего два самых удаленных друг от друга места их свершения). Данный метод теории круга в определении местоположения преступника, по мнению авторов статьи, проще, чем любая другая технология с использованием так называемого центра гравитации, и он больше отражает психологические моменты теории ментального представления о районе совершения преступлений.

Результаты анализа показали, что местоположение резиденций («домов») преступников в 39 из 45 случаев (87%) оказалось в пределах районов совершения ими преступлений, т.е. в кругах, охватывающих места осуществления насилия. Средняя площадь такого круга криминального района оказалась равной 453 км2. Шесть других преступников осуществляли свои криминальные действия на улицах вдали от своего «дома» и по модели поведения подходили под тип «приезжего».

Таким образом, модель «мародера» больше применима для вышеописанного типа сексуальных преступлений в качестве объединяющей модели. Модель «приезжего» применима для сексуальных специфических преступлений, таких как, например, поиск и нападение на проституток.

Определение расстояния между местом жительства преступника и местом совершения преступления.

В исследовании предпринималась попытка определения расстояния, проезжаемого насильниками от дома до места совершения преступления. При этом предполагалось, что в общем плане все преступники распределяются по категориям в зависимости от их возможностей и ресурсов: времени, наличия автомобиля, затрат на проезд (стоимости проезда), знания района преступления и всех его особенностей. Чем больше ресурсы – материальные, финансовые или чем больший у преступника доступ к ним, чтобы финансировать переезды, изучение мест преступлений, скоплений перспективных жертв и т.п., тем большие возможности у преступника решиться на сексуальные преступления и совершать их вдали от «дома»/«базы».

На основе эвристических формулировок были определены следующие гипотезы: более пожилые преступники проезжают большие расстояния на место преступления, чем молодые; передвижения преступников в выходные дни будут дальше по расстоянию и дольше по времени, чем в будни; преступники, нападающие на свои жертвы на открытой местности, будут ездить дальше, чем преступники, предпочитающие нападать в помещениях, квартирах, домах.

На основании статистических закономерностей эти предположения были в определенной степени подтверждены. Так было установлено, что:

преступники, нападающие в конце недели, проезжают дальше от «дома» до места преступления. Для них средняя минимальная дистанция переезда в 2,5 раза больше, чем для «будничных» преступников;

преступники, нападающие вне помещения, проезжают от «дома» к месту нападения в 2,7 раза дальше, чем те, кто нападает в помещениях или в смешанном варианте (в помещении и вне него).

Была также выявлена тенденция, что преступники в возрасте свыше 25 лет проезжают дальше от «дома» до места преступления, чем молодые (до 25 лет).

На основе матрицы данных на 45 сексуальных преступников Д. Кантор и А. Грегори описали прототип экспертной системы по обеспечению и поддержке принятия решения при расследовании преступлений. Компьютерная программа была разработана таким образом, чтобы на основе собранных сведений о прошлом преступника (возраст, этническая принадлежность, время, место и другие обстоятельства совершения преступления), она позволила бы определить регион, где с наибольшей вероятностью находится местоположение преступника. Программа работает методом сличения информации о новом преступнике с имеющимися в базе данных компьютера сведениями по всем идентичным случаям совершения преступлений. Наиболее вероятную зону местонахождения преступника находят следующим образом: в группе выявленных компьютером идентичных преступлений устанавливается максимальная и минимальная дистанции от «дома»/«базы» преступников до места совершенного ими первого преступления. Эти дистанции используются в качестве радиусов двух кругов, центр которых располагается в месте совершения первого преступления новым преступником. Пространство между этими двумя кругами охватывает зону наиболее вероятного местоположения «дома»/«базы» данного преступника (ресурсная теория нахождения местоположения преступника).

Выбор именно первого преступления как точки отсчета и расследования для прогнозирования возможного места «дома»/«базы» преступника сделан по ряду соображений. Во-первых, для повышения эффективности работы полиции в реальном расследовании преступления «по горячим следам» необходима выработка предположения о месте нахождения преступника сразу после первого преступления, до совершения серии преступлений, после которых ценность таких предположений уменьшится. Во-вторых, первое преступление совершается под влиянием местоположения «дома» преступника. Считается, что при совершении первого в серии преступления, преступник, как правило, не планирует его заблаговременно, действуя спонтанно, а если и планирует, то без деталей и подробностей места действий. Наиболее вероятно, что он избирает для своих первоначальных и спонтанных действий места, хорошо ему знакомые. Кроме того, при выборе места для первого преступления преступник не будет себя ощущать уязвимым с точки зрения его опознания по сравнению с теми ощущениями опасности, которые у него могут возникать и которыми он может руководствоваться при выборе последующих мест совершения преступлений. Иными словами, на место первого преступления преступник идет более раскрепощенным, еще свободным от опасений.

Указанная выше программа прогнозирования местоположения преступника охватывает среднюю расчетную площадь 224 км2 . Этот район, наложенный по центру местоположения первого преступления любого преступника, включал район местожительства или «базы» преступника. Оказалось, что все 45 взятых для исследования преступников проживали или имели исходную «базу» выхода на преступление в пределах предсказанного района. Данная программа была усовершенствована путем включения в нее описанной выше гипотезы круга, охватывающего два самых удаленных места преступления. Эта дополнительно вводимая информация резко уменьшает площадь предсказываемого района с 453 и 224 км2, полученных по теории «круга» и «ресурсной теории», до 29 км2 для района перекрытия, полученного при комбинации обоих методов. Полученная площадь района приемлема для полицейских расследований, поскольку 83% преступников проживали или имели «базы» в пределах окончательно предсказанного района.

Таким образом, исследования продемонстрировали, что вполне можно прогнозировать местоположение преступника – его «дома»/«базы», откуда он действует, по данным о местоположении точек его преступлений и их характере. Была предложена эффективная гипотеза, модели которой использовались для выработки прототипа вспомогательного метода обеспечения следствия в виде компьютерной программы, способствовавшей расследованиям самых различных преступлений. Созданные на основе статистического анализа объективно-субъективные правила-признаки были введены в компьютерную программу для того, чтобы можно было получать графическое отображение предсказываемых районов расположения «дома»/«базы» преступника и таким образом облегчать его поиск. На этой основе вырабатывается иллюстративное отображение серий преступлений определенного вида и прогнозируется место резиденции преступника.

Полезность и применимость этой компьютерной программы была проверена и практически доказана на базе данных по трем сериям сексуальных преступлений в Великобритании, по одной серии таких преступлений в Австралии и Канаде. Предполагается, что разработанная на основе компьютерной программы экспертная система анализа и принятия решения может стать инструментом для полицейских, который позволит им влиять на ход расследования, направлять в нужном направлении, обеспечивать принятие верных первоначальных решений о местоположении «дома»/«базы» преступника.

Метод географического профилирования К. Россмо (Канада)

Этот метод компьютерного картирования основан на анализе временных, географических и поведенческих аспектов серийного преступления. С его помощью определяется и вычерчивается наиболее вероятная зона нахождения преступника. Метод был разработан инспектором по сыску, доктором философии, офицером полиции Канады Кимом Россмо. В отличие от других, более простых методов компьютерного картирования, данный метод основывается на научном анализе криминального поведения преступника в пространстве. В основе построения лежит положение, что криминальная деятельность преступника управляется количественно измеряемыми пространственными правилами (например, правило наименьшего усилия, наличия «буферной зоны»). Зная эти правила и имея информацию о географии преступления, можно рассчитать наиболее вероятные места проживания и работы серийных убийц, а также предполагаемые места совершения преступлений.

В настоящее время на базе полицейского департамента в Ванкувере научно-исследовательской фирмой по криминологии окружающей среды совместно с сотрудниками Совета по национальному научному исследованию в Канаде и Университета им. Симона Фрезера разработано программное обеспечение для осуществления географического профилирования, основанное на научных данных в области криминологии и криминального расследования, географии, юридической психологии, статистического анализа и математического моделирования. Геопрофиль создается на основе сложного алгоритма, использующего такие математические модели, как функции дистанционного ослабления, «манхеттенские дистанции» и зависимость между рядом мест преступлений и базой преступника. Процесс геопрофилирования начинается с изучения карты местности зоны преступлений, географических координат преступлений и любой другой информации, которая может оказаться важной для специалиста по профилированию. Обычно эта информация включает: описание всех месторасположений, связанных с преступлениями, являющимися частью всей серии (место встречи с жертвой, место совершения преступления, место нахождения тела или выброса жертвы, направление перемещения преступника), карту местности со всеми точно маркированными местами преступлений, обобщенную информацию о каждом преступлении серии, психологический профиль предполагаемого преступника (если он составлен), данные о месторасположении подозреваемых, информацию о сотруднике полиции, расследующем данное преступление. Данный сотрудник по требованию специалиста по профилированию должен предоставлять дополнительную информацию, касающуюся фотографий мест преступления, демографических данных, маршрутов общественного транспорта и т.п. Каждый новый случай при серийном преступлении обозначается в системе фамилией сотрудника, расследующего преступление, порядковым номером, типом преступления, названием города, датой. Информация по месторасположению может вводиться в систему одним из трех способов (адресный ввод, цифровой или широтно-долготные координаты).

После введения необходимой информации в систему специалист по профилированию может создавать криминальные сценарии серийного преступления на основе анализа вероятности отнесенности каждого отдельного случая к серии. В системе используются статистические программы, позволяющие оценить достоверность отнесения ряда преступлений к серии, а также соответствия данных конкретного подозреваемого географическому профилю.

На основании данных, введенных специалистом по профилированию в систему, формируется модель географического криминального профилирования (целеуказания), которая создает трехмерную вероятностную поверхность на карте, высота которой в каждой конкретной точке – это относительная вероятность того, что заданная точка является «якорной точкой» в зоне действия преступника (либо двухмерную цветную поверхность, где вероятность нахождения преступника обозначается различной степенью насыщенности цвета).

Успех географического моделирования зависит от общего числа наблюдаемых точек в «охотничьей зоне» преступника. Чем больше криминальных мест (мест преступлений), тем выше точность расследования. Как правило, географический профиль должен фокусироваться при поиске «якорных точек» на исследовании площади (от 5% и ниже) от всей «охотничьей зоны» преступника. Чем меньше часть исследуемой зоны, где предполагается нахождение преступника, тем успешнее функционирует модель. Для определения 5% зоны необходимо по крайней мере 5 – 6 мест совершения преступления.

Результаты геопрофилирования дают возможность при проведении полицейского расследования использовать следующие новые тактики:

приоритетный отбор (сужение круга) подозреваемых, основанный на сопоставлении перечня подозреваемых и геопрофиля (подозреваемых из высокопрофильных зон);

сужение числа подозреваемых из числа известных сексуальных правонарушителей за счет сопоставления их регистрационных данных и результатов геопрофилирования;

минимизация числа подозреваемых, с которыми необходимо провести дорогостоящее ДНК-тестирование;

управление базой данных автотранспорта: если установлены цвет и тип автомобиля подозреваемого, с помощью банка данных Управления автотранспорта, можно выявить подобные транспортные средства, зарегистрированные в высокопрофильной зоне;

патрульное насыщение в высокопрофильной, преступной зоне для усиления полицейского надзора во временные периоды, когда наиболее вероятно совершение преступления;

подключение в высокопрофильной зоне системы общественного информирования, работы с населением (опрос населения, издание листовок, брошюр, анализ корреспонденции);

анализ информации системы условного освобождения (или испытательного срока) в высокопрофильных зонах.

Компьютерная программа по составлению геопрофиля может функционировать совместно с канадской информационной системой банка данных по сексуальным насильственным преступлениям, извлекая из нее полезную информацию, необходимую для геопрофильного анализа серийных сексуальных преступлений.

Таким образом, в США и Европе наибольшее развитие нашли методики составления психолого-криминалистических портретов серийных убийц и насильников. Особое внимание уделяется разработке методик определения места проживания преступника, исходя из мест совершения преступлений. Это объяснимо, так как крайне важно для обнаружения преступника. Однако нельзя отрицать и того, что, несмотря на попытки научной аргументации выводов, обращение к статистическим исследованиям составление психолого-криминалистического портрета до сих пор скорее искусство, чем методика.

<< | >>
Источник: Исаева Л.М.. Теория и практика составления психолого-кримина-листического портрета: Монография / Л.М. Исаева, В.В. Нестерова, О.И. Прокофьев. – М.: ВНИИ МВД России, 2010– 148 с.. 2010

Еще по теме Г л а в а 2 Особенности зарубежных методик составления психолого-криминалистического портрета:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -