<<
>>

3.3. Криминалистические аспекты производства следственных действий в процессе расследования многоэпизодных преступлений участниками следственно-оперативной группы

Осмотр места происшествия. Технология проведения осмотра места происшествия, местности, помещений, жилища, документов и предметов по неочевидным многоэпизодным преступления следственно-оперативной группой представляет, как организационно-управленческую деятельность руководителя и всех членов СОГ, участвующих в данном следственном действии.

Осмотр места происшествия, места обнаружения преступления, а также осмотр документов и предметов, имеющих отношение к делу, является важным источником криминалистически значимой информации для формирования доказательств по делу. Организационно-управленческая деятельность руководителя СОГ должна быть направлена на создание эффективного условия для производства следственного действия. Руководитель СОГ с участием должностного лица, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность должны проанализировать имеющуюся исходную криминалистически значимую информацию по делу. Для этого необходимо изучить материалы других многоэпизодных нераскрытых уголовных дел или причастных к другим делам лиц, но не осужденным. Привлечь к участию в осмотре необходимых специалистов, статистов; подготовить необходимые технические средства для достижения цели и задачи осмотра, разработать оптимальный план проведения осмотра; в процессе производства спрогнозировать возможное проведение повторного осмотра места происшествия, объектов и документов с участием сложившейся следственной ситуации.

На основе имеющейся криминалистически значимой информации по результатам осмотра, совместно с должностным лицом, осуществляющим оперативно розыскную деятельность, необходимо выдвинуть версии, определить условия, порядок и технологию проверки выдвинутых версий, определить условия и порядок взаимодействия, права и обязанности участников осмотра. Руководитель СОГ совместно с должностным лицом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, избирают способ осмотра или проведения другого следственного действия, принимают тактические и процессуальные решения по организации и проведению следственных действий, а также избирают какую технологию следует использовать, обсуждают перечень вопросов и видов оперативно-розыскных мероприятий, подлежащих проведению с учетом сложившейся типичной следственной ситуации, а также составляют оперативно-розыскные ориентировки.

В основном все процессуалисты и криминалисты едины в том, что осмотр места происшествия является средством изучения события преступления (время, место, способ подготовки, совершения и сокрытия преступления) обстановки совершения преступления и иных обстоятельств, а также характер и размер предметов преступного посягательства с признаками свойств и внешних признаков предполагаемого подозреваемого.

Следует согласиться с мнением М.А. Чернышева, который считает, что «осмотр места происшествия как разновидность следственного осмотра направлен на изучение механизма происшествия, фиксацию его обстановки, обнаружение, сохранение и последующее исследование следов преступной деятельности, предметов-документов и иных объектов - вещественных доказательств». Далее М.А. Чернышев предлагает ввести в криминалистику новый термин «комплексы действий тактическими операциями» за счет существующих и научно-обоснованных терминов, как «тактическая операция», «тактическая комбинация» и почему-то он приплюсовал несуществующий термин «криминалистическая операция».[221] [222] Видимо, он имел в виду «криминалистические приемы».

В криминалистической науке сложилось иное понимание определения понятия «криминалистический прием», «тактическая комбинация», «операция

223

тактическая», «тактическое воздействие» и «тактическое решение».

Анализируя мнение Р.С. Белкина и М.А. Чернышева, автор пришел к выводу о том, что деятельность СОГ при проведении осмотра места происшествия по криминалистически сложным, неочевидным многоэпизодным, преступлениям как по общеуголовным, или по преступлениям, совершенным в сфере экономической деятельности требует сочетания одноимённых и разноимённых следственных и иных процессуальных действий, проведения организационнотехнических, специальных технических и оперативно-розыскных мероприятий с учетом сложившейся следственной ситуации на определённом этапе предварительного следствия и дознания.

Изложенное также позволяет предположить о необходимости выявления объективных и субъективных факторов и причин повторного осмотра. Таковыми могут быть: уточнения или получения новых доказательств, полученных в ходе первичного осмотра, но признанных недопустимыми доказательствами; в случае неправильного определения границ осмотра и некачественного использования технических средств; допущены процессуальные нарушения; нарушение технологии фиксации признаков либо свойств объектов, предметов, документов и иных носителей информации, которые могут быть вещественными доказательствами.

Например, Р.А. Потураев не предлагает определения понятия следственного осмотра, а лишь рассматривает деятельность по собиранию, проверке и оценке фактических данных, содержащихся в документах-доказательствахз как основных носителях следов преступлений, а также обосновывает значимость следственного осмотра (осмотра документов и осмотра помещений) в системе следственных действий.[223] [224] Действительно, в сфере экономической деятельности совершаемых преступлений при их проверке, фактические данные устанавливаются с помощью документальных источников (учетно-финансовые, акты документальных проверок, ревизий, акты аудиторских проверок, акты инвентаризации, приходно-расходные документы и т.д.), так называемые документы- доказательства.

Осмотр места происшествия является основным средством исследования события и обстоятельства совершения преступления, а главная цель криминалистического анализа - это выявление преступления. Для этого необходимо создать условия эффективного его производства, определения предмета осмотра, изучения психологических особенностей потерпевшего, свидетелей и подозреваемого, а также должностных лиц, участвующих в осмотре, обеспечить процессуальную деятельность специалистов, эксперта, оперработников участвующих в осмотре, и применения ими технических средств и оперативной техники, позволяющей обнаружить, зафиксировать и изъять искомые объекты. Получение информации о событии и обстоятельствах совершения преступления неразрывно связана с вопросами о способах фиксации и сохранении информации, добытой в ходе осмотра места происшествия. В связи с этим осмотр места происшествия, предметов, документов, ценностей является важным средством познания материальной обстановки преступления.

В этих целях необходимо учитывать наличие криминалистически значимой информации, полученной в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий при визуальном обзоре местности или участков, подлежащих осмотру. Такая информация позволяет совместному выдвижению версий, в избрании методов и средств проверки путем проведения следственных действий или проведения дополнительных оперативно-розыскных мероприятий.

В ходе осмотра места происшествия одним из эффективных оперативнорозыскных мероприятий является оперативный опрос, сбор образцов для сравнительного исследования, наблюдение, наведение справок, обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств. Эти оперативно-розыскные мероприятия в совокупности позволяют выявить лиц, совершивших преступления, обнаружить похищенное имущество, орудия и средства совершения преступления, негласно собрать необходимые сведения о лицах и их преследовать по «горячим следам» скрывающегося преступника. Такая деятельность должностного лица, осуществляющего оперативнорозыскную деятельность лично наблюдавшего о фактах и обстоятельствах дей-

ствий подозреваемого имеет возможность задержать его. Следователь во взаимодействии с оперативным работником в ходе осмотра места происшествия, после соответствующего изучения обстановки и события преступления и получения первичной исходной криминалистически значимой информации, обменявшись мнением, могут установить и определить: способ подготовки, совершения и сокрытия следов и других обстоятельств совершения преступления; выдвижения обоснованных версий о лицах, совершивших преступления и разработать алгоритм действий следователя и оперативного работника, о местоположении предметов преступного посягательства и о других преступлениях.

А.Н. Ясинский пишет, что «установлена возможность проведения осмотра места происшествия, обыска, следственного эксперимента и проверки показаний на месте в рамках комплексного использования содержащихся в данных следственных действиях криминалистических средств, в связи с чем поставлен и решен вопрос об определении структурных элементов указанного следствен-

225

ного действия».

Цели, задачи проведения осмотра места происшествия, обыска, следственного эксперимента и проверки показаний на месте в основном совпадают, т.е. получение доказательств или сведений ориентирующего характера, но условия и порядок проведения различны. Например, осмотр предметов, документов, вещей, ценностей, связанных с событием преступления, производится с целью уяснения свойств и признаков этих материальных объектов, а при следственном эксперименте - опыты по проверке события преступления, а также при проверке показаний на месте происходит проверка и уточнение собранных доказательств по делу либо имеющих значения для дела данных, предназначены для получения доказательственной информации строго определенного вида.

В работе Г.В. Кобзева исследованы правовые, организационные и информационные особенности, тактика подготовки, тактические приемы, фиксация результатов осмотра места происшествия, а также дополнительные средства фиксации результатов осмотра места происшествия.[225] [226] Анализ мнения Г.В.

Кобзева автору позволил прийти к выводу о том, что необходимо предусмотреть в протоколе осмотра места происшествия графу или раздел мнение специалиста относительно события, обстановки и иных обстоятельств совершенного преступления, о предметах, документах иных объектов со следами преступления обнаруженных на месте осмотра как потенциальных вещественных доказательствах, о лице, которое могло совершить данное преступление, и по иным вопросам, имеющим отношение к делу. Может быть и другой вариант: по вы- шеобозначенным вопросам следователь оформляет подробную справку об особом мнении специалиста или эксперта. Мнение специалиста помогает следователю в разрешении следственной ситуации, в формировании версий и в выборе организационно-тактических, управленческих решений по тем или иным обстоятельствам дела, в формулировании вопросов эксперту, в выборе хода направления расследования в целом, а в частности - следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

В.Е. Лапшин считает, что исследования обстановки места происшествия и отдельных вещественных доказательств непосредственно при осмотре места происшествия заключается в решении вопроса возбуждения или об отказе в возбуждении уголовного дела, о целесообразности и необходимости назначения судебных экспертиз, в расширении возможности по отысканию малозначимых и вовсе не заметных следов преступлений, в сохранении следов преступлений, в оперативном использовании результатов проведенных экспертных исследований на месте происшествия». Соглашаясь с мнением В.Е. Лапшина, автор приходит к мнению, что специалисты и эксперты, принявшие участие в осмотре места происшествия, могут быть назначены в качестве эксперта и для проведения судебных экспертиз по предметам, документам, вещам и иным объектам, обнаруженным и изъятым с места происшествия.

В.С. Мамонов в своей работе рассмотрел особенности тактики производства осмотра места происшествия группой следователей. Он определил «Основания производства осмотра несколькими следователями, организацию работы следователей на месте происшествия, процессуальные и криминалистически аспекты фиксации хода и результатов осмотра места происшествия при произ- [227] водстве группой следователей».[228] Конечно, деятельность группы следователей, т.е. следственной группы по осмотру места происшествия отличается от деятельности СОГ, состоящей из группы следователей и группы оперативных сотрудников, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность на месте происшествия.

Например, при проведении осмотра на большой территории с множеством предметов или документов, с участием нескольких следователей и оперативных работников необходимо эту территорию разделить на несколько микроучастков. За каждым участком отдельным поручением назначить конкретного члена СОГ для осмотра с описанием границы осмотра с последующим объединением в единый протокол осмотра места происшествия или места обнаружения преступления. При таком подходе к проведению ОМП, оперативный сотрудник, принимающий участие в осмотре места происшествия, осуществляет визуальный обзор местности, предметов, документов, подлежащих изъятию. По признакам и свойствам этих предметов, по другим следам преступления организовывает проверки по криминалистическим, справочным, информационным и оперативным учетам. Проводит анализ полученной информации и дает оценку для выдвижения совместной версии и принимает решения для проведения следственных действий (обыски, назначение экспертиз и т.д.)

Например, В.Ю. Ткач аргументирует необходимость производства осмотра и исследования места происшествия в форме тактико-криминалистической операции, под которой понимается «система поисково-исследовательских действий следственно-оперативной группы, основанных на законе, согласованных единым планом и направленных на выявлении события и обстоятельств преступления, собирание его следов, их предварительное исследование в целях раскрытия и расследования преступления».[229] В ходе осмотра места происшествия по неочевидным тяжким или особо тяжким, многоэпизодным преступлениям руководитель СОГ должен осуществлять организационноуправленческую деятельность по выполнению комплекса процессуальных и не процессуальных действий, поисково-исследовательскую деятельность по обнаружению, фиксации, изъятию, хранению, транспортировки, а также предварительному исследованию с использованием достижений технико-тактических криминалистических операций и комбинаций. И с этой позиции следует оценивать реальные возможности технико-криминалистического и тактикокриминалистического обеспечения методов, средств и приемов деятельности членов СОГ, используемых тактических рекомендаций и комплекса научнотехнических средств в целях расследования неочевидных многоэпизодных дел. Изложенное предопределяет необходимость постоянной готовности к деятельности СОГ. Для подтверждения изложенного, соискатель предлагает мнение И.А. Неупокоева, который пишет, что «в состав СОГ при осмотре места происшествия по делам о взрывах входят следователь, оперативный работник, специалист-криминалист, судебный медик, эксперт, саперы, специалист- взрывотехник, взрывники, кинолог (мино-розыскные собаки), МЧС, представители коммунальной службы, (специалист по газоснабжению, электротехники и т.д.), архитектор по планировке зданий и т.д.».[230] [231] Преступления совершенные с использованием взрывных устройств, как правило являются неочевидными и многоэпизодными. Изложенное позволяет также представить мнение И.Н. Кислициной, которая совершенно права в том, что «организационнотактические формы справочно-консультационной деятельности специалиста- криминалиста, обоснование исследованием для типичных ситуаций осмотра места происшествия и освидетельствования в стадии возбуждения уголовного дела, обеспечивают дополнительные возможности к отысканию следователем оснований к возбуждению (отказу в возбуждении) уголовного дела». Соглашаясь с И.Н. Кислициной, считаю, что справочно-консультационное участие специалиста-криминалиста касается не только осмотра места происшествия, но может касаться и осмотра предметов, документов, материальных следов преступления, в формулировании вопросов к эксперту, в выборе научнотехнических средств и их использования в следственной деятельности. По результатам осмотра места происшествия консультационная деятельность специ- алиста-криминалиста может быть направлена на сопровождение тактического решения следователя о выборе способа проведения следственного действия, в выдвижении следственных версий, в выборе направления расследования, могут быть реализованы его специальные знания на всех этапах расследования. В этом плане, мнения И.А. Неупокоева и И.Н. Кислициной совпадают с мнением А.К. Савельева и Е.В. Новицкой, которые рассматривают вопросы организации взаимодействия с позиции участия должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность в ходе получения сведений, информации, предметов и документов, имеющих отношение к делу. Например, А.К. Савельев считает, что организация и деятельность СОГ это «организационная форма взаимодействия следователей, оперативных работников и сотрудников иных служб милиции». А другой представитель криминалистической науки и теории ОРД Е.В. Новицкая определяет понятия оперативно-розыскного обеспечения расследования преступлений в широком смысле, как «основанную на законных и подзаконных нормативных актах, организованную при определенных условиях, с учетом исходных оперативно-розыскных и следственных ситуаций, системную комплексную и совместную деятельность оперативных и следственных работников по эффективному использованию имеющихся на вооружении сил, методов и средств оперативно- розыскной деятельности в расследовании преступлений». С мнением Е.В. Новицкой следует согласиться в том, что до сих пор остается спорным возможность предоставления права следователю знакомиться со всеми оперативными материалами, а не только с результатами оперативно-розыскной деятельности. В нашем понимании, следователь является должностным лицом МВД, ФСБ, СК, которые имеют допуск к материалам ДСП, секретно в части касающейся их деятельности, они руководствуются положением о порядке предоставления материалов ОРД следователю, суду и т.п. Однако следователь в силу своего статуса не имеет допуска к оперативнорозыскной деятельности, регулируемой нормативно-правовыми актами МВД и [232] [233]

ФСБ и т.п. Соискатель убежден в том, что следователю МВД, ФСБ на момент взаимодействия с должностным лицом, осуществляющим оперативнорозыскную деятельность, возможно и необходимо предоставить право руководствоваться Федеральным законом РФ «Об оперативно-розыскной деятельности».

Таким образом, следователь, входящий в состав СОГ при планировании и подготовке с одновременным проведением нескольких следственных действий, в конфликтной ситуации со строгим соперничеством, совместно с руководителем СОГ имеет право (ч.4 ст. 21) получить оперативную информацию относительного планируемого следственного действия, а также о лицах и возможном поведении участвующих лиц. В целях предотвращения утечки оперативной информации необходимо у следователя получить подписку о неразглашении конфиденциальных источников и оперативной информации. В случаях необходимости, следователь вправе привлечь к участию должностное лицо, осуществляющее оперативно-розыскную деятельность в производстве следственного действия с одновременным использованием процессуальных и непроцессуальных методов. Изложенное позволяет прийти к выводу о том, что в ходе оперативного сопровождения осмотра места происшествия на подготовительном этапе, должностные лица, осуществляющие ОРД совместно с руководителем СОГ, осуществляют организационно-управленческую деятельность по определению и созданию условий оптимального его производства. Например, исходя из материалов следственной практики, - это изучение исходной первичной информации, поступившей в дежурную часть; психологические особенности и их совместимость предполагаемых участников данного следственного действия; анализ имеющихся доказательств и их подготовка к эффективному использованию; проверка готовности к использованию необходимых НТС. Для разработки оптимального организационно-тактического плана осмотра при организации осмотра необходимо уделить внимание взаимодействию руководителя СОГ с руководителем оперативно-розыскного подразделения, ЭКЦ и других служб органа дознания. Для восполнения информационных пробелов следует принять организационно-управленческие решения по обеспечению безопасности места преступления, сохранности при упаковке, перевозке и хранении вещественных доказательств, изъятых с мест происшествия, лиц, задержанных в подозрении совершенного преступления.

При осмотре места происшествия важное значение имеет установление групповой принадлежности обнаруженных следов преступления. По этому вопросу В.Ю. Шепитко отметил, что при установлении группового характера преступления необходимо решать диагностические задачи» для выбора действий следователя (следственные действия, тактические операции и комбинации, а также дача поручений органу дознания о проведении конкретных оперативно-розыскных мероприятий и т.д.). При таком подходе, криминалистическая диагностика позволяет получить в ходе осмотра места преступления криминалистически значимую информацию о механизме преступления, отраженную в материальных объектах. Основными задачами осмотра являются изучение и фиксация обстановки места происшествия; обнаружение и изъятие следов преступления и других вещественных доказательств; выявление обстоятельств и фактов, способствующих установлению личности преступника, число лиц, участвовавших в совершении преступления, примерный возраст, физические данные, состояние здоровья, привычки, наличие у них определенных навыков, профессия, психическое состояние заподозренных в совершении преступления, события и мотив, цели преступления. В ходе осмотра по многоэпизодным делам следует обращать внимание на документы, печатные издания с рекламой, свидетельствующие о намерении потерпевшего обменять, приватизировать квартиру, коллекции (марки, картины, оружие и т.п.), изделия кустарного промысла. Необходимо обратить внимание на следы курения, волос (микрообъекты), квитанции, транспортные билеты, гильзы, картечь, оружие и т.д. Достаточно типичным в ходе осмотра является подробное описание расположения всех предметов и документов, обнаруженных на месте осмотра, позволяющих установить связь между преступником и потерпевшим.

Таким образом, важнейшим средством исследования обстановки места совершения преступления методами криминалистики является осмотр. Важнейшей целью криминалистического анализа обстановки места совершения преступления является выявление, фиксация и изъятие предметов, документов (зафиксированных в письменном или ином виде), денег, ценностей и иного имущества, которые могут быть потенциальными вещественными доказатель- [234] ствами и установление их взаимосвязи с подозреваемым в совершении преступления. Эти связи многообразны и существенно влияют на подготовку совершения и сокрытия преступления, особенно по многоэпизодным делам. Результаты осмотра места происшествия могут являться как промежуточными, так и постоянными источниками криминалистически значимой информации на протяжении всего расследования. По результатам осмотра места происшествия при определённой, неопределенной информации целесообразно назначение экспертизы обстановки совершения преступления. Разумеется, экспертизы обстановки позволяют восстановить в полном объеме обстановку совершения преступления, последовательность участников события преступления, механизм следообразования. На этом этапе эксперт совместно со следователем может определить и выделить события преступления, следственные ситуации для разработки следственных версий, позволяющих определить алгоритм дальнейших следственных действий. Изложенное позволяет согласиться с мнением А.Б. Рыкова, который обосновал «отсутствие события преступления», как обстоятельство исключающее производство по уголовному делу». Обнаружения, фиксация и изъятие микрообъектов в ходе осмотра места происшествия по многоэпизодным тяжким и особо тяжким неочевидным преступлениям, чаще всего возможно, обнаруживаются микрообъекты на различных объектах огнестрельного или холодного оружия, автотранспортных средств, без которых не совершаются тяжкие и особо тяжкие преступления. Микрообъекты могут быть слабовидимыми или невидимыми. Слабовидимые микрообъекты могу быть обнаружены самостоятельно следователем при проведении следственного действия с использованием криминалистических средств обнаружения, фиксации изъятия, а невидимые микрообъекты могут быть обнаружены специалистами (техник-криминалист, специалист-криминалист, следователь-криминалист, эксперт) в лабораторных условиях с помощью специально предназначенных технических средств. Автор осознает, что слабовидимые или невидимые микрообъекты чаще всего обнаруживают в ходе осмотра места происшествия.

В связи с изложенным уместно привести мнение О.П. Вдовина, которая определяет микрообъект, как «материальный носитель криминалистически зна- [235]

чимой информации, невидимого или слабовидимого невооруженным глазом ввиду его микроразмера».[236] [237] [238] Осмотр обеспечивается по правилам концентрационного, фронтального, линейного способа осмотра с использованием всевозможных научно-технических, криминалистических, оперативно-технических средств обнаружения, фиксации и изъятия сведений, информации, предметов и документов со следами преступления, имеющих отношение к делу. Все изъятые объекты, предметы, документы, следы проверяются по криминалистическим, оперативным и справочно-информационным учётам. В этом случае уместно использование специальных знаний специалистов, принимающих участие в осмотре. Например, перед проникновением в помещение, жилище специалист- высотник спускается с крыши с помощью специального снаряжения для визу-

237

ального осмотра через оконный проем с использованием средств фиксации. Следует также согласиться с мнением Е.В. Просвирина, который считает, что описание - это «многомерный метод познания обстоятельств преступления, используемый следователем в целях уголовно-процессуального доказывания, результатом применения которого является материальная фиксация значимой информации для уголовного дела». Описание - это форма отражения и взаимосвязь с наблюдением, измерением, сравнением, моделированием, экспериментом. При описании могут быть зафиксированы либо все существенные и несущественные признаки объекта, либо некоторые наиболее значимые для данного исследования признаки. Описание является средством получения и фиксации значимой информации о признаках, свойствах предметов, документов, вещей, ценностей, процессов, действий участников преступной деятельности путем их документирования в уголовно-процессуальных документах, а также зафиксированные с помощью технических средств фиксации. К сожалению, в следственной практике присутствует следственные ошибки, допускаемые следователем: некачественное, поверхностное проведение осмотра места происшествия, неиспользование дополнительных технико-криминалистических средств (например, при обнаружении предмета со следами преступления, либо имеющие отношение к делу с использованием металлоискателя либо тепловизора одновременно не используется видео-аудио запись для дополнительной фиксации и т.п.), на момент рассмотрения сообщения о преступлении, исходя из первичной информации не выделяют следственные ситуации и не выдвигают версии, тем самым упуская время, при планировании, как правило, учитывают только возможные варианты проверяемых версий, то есть осуществляют поверхностную проверку. По этим и другим вопросам подробно изложено мнение в работе И.М. Комарова и Е.И. Комаровой . В ходе исследования протоколов осмотра диссертантом выявлены следственные ошибки: свойства и признаки предметов и документов, изъятых с мест осмотра, в полном объеме не отражены, нарушены условия и порядок изъятия предусмотренный УПК РФ, осмотр производился при неблагоприятных условиях, отсутствие достаточно компетентных специалистов при первичном осмотре, а также современных техникокриминалистических средств обнаружения, фиксации и изъятия предметов, документов и следов преступления.

Изложенное позволяет предложить определение понятия осмотра места происшествия, как следственного действия, в котором следователь непосредственно либо опосредованно обнаруживает, фиксирует, исследует, оценивает и использует состояния, свойства и признаки материальных объектов, имеющихся на месте происшествия, с целью обнаружения следов, выявления обстановки и всех обстоятельств, имеющих значение для установления истины по делу.

Допрос обвиняемого и подозреваемого является одним из сложных следственных действий и он требует от следователя высокой общей и профессиональной культуры, глубокого знания общей и специальной судебной (юридической) психологии, владения тактико-криминалистическими приёмами и технико-криминалистическим обеспечением допроса. По мнению автора, прежде чем принять решение о производстве допроса подозреваемого или обвиняемого необходимо сначала тщательно изучить личность допрашиваемого. [239]

В связи с этим уместно предложить мнение Н.Н. Демидова, который считает, что в процессе изучения личности преступника, для вероятного составления психологического портрета необходимо исходить из совокупности криминалистически значимой информации о его «личностных чертах, социальнодемографических данных о нем (место проживания, национальность, уровень дохода, социальное положение, статус, образование, семейное положение, взаимоотношения в семье и трудовом коллективе) и особенности личности обвиняемого (эмоциональное состояние, особенности характера, мотивационной сферы, заболевания, наследственность)».[240] К сожалению, Н.Н. Демидов в своей работе не учитывает умения, навыки и другие профессиональные качества, присущие в преступной деятельности членам организационной преступной группы или совершающих тяжкие и особо тяжкие преступления. Здесь важно учесть возможность должностных лиц, осуществляющих оперативнорозыскную деятельность по изучению интеллектуальных способностей, склонностей, умений и навыков, его взаимоотношений с близкими, по месту работы в преступном мире, его позиций и мотиваций по отношению совершенного преступления, о жизни, политической обстановке в регионе и в мире, о вероисповедании в целях выяснения «слабых или сильных мест личности» для использования демонстрации возможностей следствия, создания и допущения легенды, создание условий обеспечивающих фактор внезапности при постановке вопросов и предоставлении документов, а также создания «ложных» позиций или формирование ошибочных позиций допрашиваемого о тех или иных обстоятельствах дела. А.И. Чувак пишет, что под понятием изучения личности обвиняемого при расследовании преступлений предполагает «целенаправленную деятельность по установлению, собиранию, фиксации, исследованию, проверке и оценке, использованию информации «о биологических, психологических, социальных особенностях личности, необходимой и достаточной для поиска, изобличения лица, обеспечения тактики расследования и взаимодействия на обвиняемого, познания иных элементов структуры преступления, избрания обоснованной меры пресечения и обеспечения законного и справедливого пра

восудия». Иными словами, автор с учетом мнения А.И. Чувака полагает, что знания о личности подозреваемого и обвиняемого позволяют и способствуют более в полном объеме, качественно формировать доказательства, подлежащие доказыванию при производстве по уголовному делу.

Соискатель полагает, что при получении показаний подозреваемого или обвиняемого в конфликтной ситуации со строгим соперничеством необходимо учитывать состояние здоровья и уровня психического, интеллектуального, волевого и эмоционального развития допрашиваемого, установить количество и качество прежних судимостей, а также условия их отбывания, выяснить отношения обвиняемого с другими обвиняемыми, а также с потерпевшими и свидетелями для определения возможных путей снятия напряженности, в крайнем случае, допрос перенести на неопределённый период времени. В дальнейшем следует использовать компромисс для разрешения конфликта уголовнопроцессуальными средствами (заключение досудебного соглашения сотрудничестве, прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон или в связи с деятельным раскаянием) или компромиссными тактическими приемами (тактическое воздействие на обвиняемого, т.е. наиболее рациональный и эффективный способ действий следователя, свободно избранной в конкретных следственных ситуациях для создания условий, обеспечивающих максимальную результативность получения показаний допрашиваемого).

В связи с изложенным, при изучении личности подозреваемого (обвиняемого) автор считает необходимым выполнить диагностические задачи путем визуализации. При этом нужно использовать идеи психологов и криминали- стов[241] [242] об интегрировании знаний различных специальных наук и специалистов в области криминалистики, социологии, психологии, психиатрии и других специалистов для визуализации диагностики поведенческих реакций при допросе с целью выявления ложных показаний или других форм противодействий. Относительно визуализации за поведением высказала мнение Е.В. Стрельцова, которая рекомендует различные методики и программы, как «визуальная диагностика свойств высшей нервной системы, типа темперамента, линии поведения, признаков лживости в показаниях». Е.В. Стрельцова выделяет «линию поведения» и включает в методику и программу для определения поведенческой реакции, что не совсем верно. В криминалистической литературе различными авторами линию поведения называют (стратегией поведения, моделью поведения) , хотя понятия этих терминологий в принципе идентичны и направлены на обеспечение целесообразного, оптимального, эмоционального настроя допрашиваемого лица для актуализации предмета допроса как тактического приема.

В криминалистической литературе существует мнение о том, что при визуализации необходимо использовать новые информационные технологии фиксации и воспроизведения. Например, И.Г. Алабужев совершенно справедливо пишет, что «допрос особый способ собирания доказательств и имеет языковую (вербальную, речевую) форму», а под визуализацией показаний имеет в виду «использование комбинаторной модели, визуализирующей показания допрашиваемого» . Нам это представляется как фиксация с использованием аудиовидеозаписи, конечно, использование компьютерной техники через интернет позволяет оперативно передать информацию, полученную при оглашении показаний подозреваемого, обвиняемого. Характеристика лиц, совершивших неочевидные многоэпизодные преступления требует повешенного внимания к допросу и необходимо учитывать не только личность допрашиваемого, но и его преступный опыт, наличие доказательств (количество и качество) с целью использования в определении очередности лиц, подлежащих допросу, роль каждого подозреваемого, наличие лица, противостоящего себя лидеру преступной группы и т.д.

Следовательно, необходимо выявить среди подозреваемых то лицо, от которого можно получить правдивые показания, особенно чья вина наименьше, т.е. второстепенного соучастника в совершении преступления. Одним из ис- [243] [244] [245]

точников получения информации для выявления «второстепенного участника преступления является глобальная навигационно-информационная система. В ходе допроса необходимо получить информацию по следующим направлениям с использованием глобальных навигационных систем. Во-первых, это возможно при информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, позволяющими определить круг лиц, с которыми ранее общался подозреваемый, установить период общения, конкретные даты, их соотношение со временем совершения отдельных эпизодов или процессов подготовки преступления; факт общения с соучастниками (другими лицами) непосредственно перед задержанием преступника. Во-вторых, по номерам абонентов можно установить конкретных лиц, последующая их проверка дает возможность установить их роль, степень участия в преступной деятельности, степень их информированности о руководителе и других участниках, структурные подразделения, цели, ближайшие планы и другие обстоятельства. Исходя из этого возможно определить характер и объем следственной работы, оптимальные сроки расследования, необходимые силы и средства. В-третьих, когда подозреваемый приобретает процессуальный статус обвиняемого, при его допросе необходимо учесть ответы на вопросы, которые были уклончивыми или не были правильными. Отказ обвиняемого от дачи показаний или даче ложных показаний, как правило, преодолевается в конфликтных ситуациях со стороны соперничеством. При такой ситуации необходимо установить особенности свойств личностей допрашиваемых, их способность и возможность воздействовать друг на друга, собственные возможности воздействовать на ее участников.

Например, при принятии к подозреваемому об избрании меры пресечения, а также вынесения постановления о привлечении подозреваемого в качестве обвиняемого в ситуациях при рассмотрении сообщения о преступлении на момент возбуждения уголовного дела или на первоначальном этапе расследования преступления. На этом этапе, как правило, первичные следственные действия целесообразно проверить с оперативным сопровождением для разоблачения ложного показания или алиби подозреваемого.

Например, О.Н. Алексеенко выделяет следующие методы выявления и разоблачения ложного алиби как «анализ элементов криминалистической характеристики, выдвижении версий применительно к исходным следственным

ситуациям проверки ложного алиби, приемов и средств выявления и разоблачения ложного алиби».[246] Появление конфликта без строгого или со строгим соперничеством между следователем и допрашиваемым возникает с подозреваемым (обвиняемым), который знает следственную либо оперативную работу или с ранее судимым. Поэтому такую напряжённую конфликтную ситуацию следует снимать с использованием оперативной информации, полученной в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий (оперативный опрос, наведение справок, наблюдение, отождествление личности, снятие информации с технических каналов связи и т.д.). В этой ситуации необходимы также некоторые качества личности как элемента криминалистической характеристики применительно к конкретному составу расследуемого преступления. Например, политический экстремизм детерминирует совершению терроризма, как инструмент достижения политических или религиозных успехов определённой части населения отдельных регионов. При этом наиболее информативными элементами криминалистической характеристики является личность преступника, знание которого с точки зрения его идеологического настроя, его этнорелигиозной и религиозной характеристики и их особенности, формирующие криминалистически значимую информацию, имеющую информационно-поисковое значение.

В связи с изложенным уместно предложить мнение Д.Н. Еремина, который считает, что «важнейшими обстоятельствами, подлежащими установлению и обладающими общими для всех составов преступлений, связанных с политическим экстремизмом, являются характеристика личности политического экстремиста, его убеждения, мотивы и цели».[247]

Например, по преступлениям в сфере экономической деятельности типовой перечень обстоятельств, подлежащих установлению сотрудником оперативного подразделения во взаимодействии со следователем находит свое отражение в профессиональной преступной деятельности, образе жизни, поведении лиц, подготавливающих, совершающих, совершивших хищение, проявляются в несоответствии при документальном отражении технологического процесса, операций, в изменений экономических показателей, характеризующих деятельность различных объектов отражаются в организационно-хозяйственной сфере и т.д. Конфликт при допросе по преступлениям в сфере экономической деятельности возможен от незнания следователем специфики деятельности допрашиваемого. По этому поводу С.К. Побережный, конфликт определяет, как «форму проявления и разрешения межличностных и внутриличностных диалектических противоречий, возникающих в процессе выполнения им функциональных обязанностей по достижению общих целей предварительного расследования и в связи с деятельностью по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений». Для получения правдивых показаний допрашиваемого по многоэпизодным, сложным, объемным неочевидным тяжким или особо тяжким преступлениям, совершенным организованными преступными группами, особенно при конфликтной ситуации необходимо разрушить, внести в его сознание не уверенность, развеять его надежды на недостаточность собранных доказательств, его правдивые показания особо не влияют на выявление соучастников, а для его самого это должно способствовать смягчению наказания.

Для изменения ложной позиции допрашиваемого необходимо использовать полученные сведения оперативным путем (интеллектуальные способности, склонности, навыки и умения, частный случай во взаимоотношениях с близкими, товарищами, в преступном мире, его возможности, позицию, мотивацию, степень его осведомленности об обстоятельствах дела и т.д.). В ходе допроса можно демонстрировать некоторые фрагменты процессуальных документов, фрагменты протокола осмотра, с места которых обнаружены его следы пальцев рук или его обуви, заключение эксперта, при этом создавая соответствующие условия фактора внезапности или используя «слабые места» в психики допрашиваемого, при необходимости используется перекрёстный допрос (с участием второго следователя или оперуполномоченного, специалиста), возможно - стимулирование качества допрашиваемого, а иногда детализация некоторых фактов из показаний допрашиваемого. В необходимых случаях целесообразно ис- [248] пользовать такой прием, как маневрирование информацией, для создания у подозреваемого (обвиняемого) представления об объеме сведений, которыми располагает следствие, какие доказательства собраны по делу, чтобы у допрашиваемого возникло мнение, преувеличенное представление о доказательствах, собранных в отношении допрашиваемого. Допрос должен быть методичным и наступательным. В ходе допроса по отношению события и обстоятельств преступления, как правило, необходимо выяснить кому принадлежит инициатива создания преступной группы; где, когда и при каких обстоятельствах познакомились; время создания преступной группы и продолжительность функционирования; цель создания организованной группы, роль каждого в преступной группе, иерархия, лидерство, взаимоотношения внутри преступной группы, наличие внешних коррумпированных связей, участие определенных лиц в совершении конкретных эпизодов в преступной деятельности, местонахождение базы и участников группы, относимости группы к преступной организации или сообществ; количество совершенных преступлений, состав участников, время и место совершения каждого эпизода преступной деятельности и место в механизме следообразования; какие меры предпринимались для поиска потенциальных потерпевших; изучался ли образ жизни потерпевших, места будущего совершения преступления, целесообразные способы подготовки, совершения и сокрытия преступления, количественно-качественные характеристики предмета преступного посягательства; средства связи, вооружения, маскировки и т.д.

Предлагаемый перечень подлежащих установлению не может быть полным, т.к. перечень предмета доказывания гораздо шире и это зависит от складывающейся следственной ситуации. Весь процесс допроса необходимо визуализировать для возможной демонстрации при условиях создавшейся следственной (конфликтной) ситуации.

На последующем этапе расследования как правило показания обвиняемого, полученные в конфликтной или бесконфликтной ситуации, перепроверяются или уточняются путем проведения проверочных следственных действий в сочетании с оперативно-розыскными мероприятиями по их сопровождению (обеспечению). При получении новых доказательств на основе реализации доказательственной и оперативно-розыскной информации, поступивших после первичного допроса, могут быть восполнены путем дополнительного или по

вторного допроса. Изложенное позволяет высказать мнение о возможном введении в оборот понятие «криминалистический конфликт», отвечающий современным требованиям уголовного судопроизводства в условиях состязательного процесса сторон обвинения и защиты. Анализ научной и специальной литературы и следственной практики на основе допроса подозреваемого (обвиняемого) в условиях конфликтной ситуации со строгим соперничеством, автор пришел к выводу и сформулировал определения понятия криминалистический конфликт - это особый вид юридического конфликта, возникающего между следователем и другими участниками уголовного судопроизводства разрешаемых организационно-управленческими мерами с использованием тактикокриминалистических приемов, комбинаций, операции и способов в целях урегулирования конфликта при рассмотрении сообщений о преступлении, на первоначальном, последующем и заключительном этапе расследования преступлений в условиях состязательности сторон обвинения и защиты. По мнению автора, это будет логическим продолжением мнений Р.С. Белкина и С.К. Побережного.[249] Тарлан Мамед оглы Вагабов проверку показаний подозреваемого (обвиняемого) в ситуационных условиях противодействия определяет как «частная и, или специфическая ситуация противодействия расследованию, обусловленная сложившимся положением в следственной работе, при которой решение следователем задачи проверки достоверности или ложности показаний подозреваемого осложняется негативными последствиями осуществленных или осуществляемых указанными лицами или связанными с ними лицами различных приемов сокрытия преступления и иного противодействия расследования».[250] В целом Т.М.О. Вагабов сокрытия преступления как противодействия со стороны подозреваемого или обвиняемого при проверки их показаний рассматривает только через ложные показания либо сформированные показания, при этом он допускает сговор, а тактические приемы или комбинации он предлагает использовать «непосредственно после допроса, в процессе повторного

или дополнительного допроса подозреваемого и обвиняемого». Конечно, с Т.М.О. Вагабовым можно согласиться, но с существенным дополнением. По нашему мнению, способы сокрытия преступлений намного разнообразнее, например, это утаивание, искажение, уничтожение, маскировка, фальсификация, ложные алиби, инсценировка преступлений. Эти способы сокрытия преступлений в объекте и предмете нашего исследования не предусмотрены, но с ними можно ознакомиться в роботах А.А. Ляхненко, А.А. Хараева, Я.В. Крас- нощекова, Ш.В. Аутлева и других, а их детальное прогнозирование достаточно полно изложено в работе Л.Г. Горшенина. Показания, полученные при допросе подозреваемого или обвиняемого необходимо подтвердить путем проведения проверки показаний на месте с целью подтверждения или уточнения обстоятельств события преступления в целом, либо отдельных эпизодов много- эпизодного уголовного дела. Для уточнения или снятия противоречий между показаниями участников уголовного судопроизводства необходимо проведение очной ставки, для проверки показаний, полученных в ситуациях противодействия также целесообразно предъявление лицу, предметов и документов или трупа для опознания, а относительно механизма совершения отдельных эпизодов преступной деятельности необходимо проведение следственного эксперимента с участием подозреваемого или обвиняемого. По мнению автора, в целях нейтрализации и преодоления противодействия сокрытию преступления подозреваемым или обвиняемым при проведении проверочных или поисковых следственных действий необходимо воспользоваться возможностями оперативнорозыскных подразделений для оперативно-розыскного сопровождения следственных и иных процессуальных действий при принятии процессуальных и [251] [252] [253]

криминалистических мер преодоления противодействия конфликтной ситуации без строгого либо со строгим соперничеством с обвиняемым.

Изложенное позволяет автору предложить авторское определение понятия преодоления противодействия, оказываемого подозреваемым или обвиняемым, как комплекс следственных и иных процессуальных действий с одновременным оперативно-розыскным сопровождением и осуществлением организационно-управленческих действий, с использованием комплекса тактических приемов, комбинаций и операций в целях принятия процессуальных и криминалистических адекватных мер по преодолению воспрепятствования осуществляемого подозреваемым или обвиняемым в целом по сокрытию преступления или его отдельных эпизодов по многоэпизодным делам.

Тактика и технология допроса потерпевшего и свидетеля. В ст. 189 УПК России предусмотрены общие правила допроса, а в ст. 188 УПК России уголовно-процессуальный закон предписывает порядок вызова на допрос свидетеля и потерпевшего. В ст. 187 УПК РФ предусмотрено место и время допроса, в ст. 190 УПК РФ закон предписывает порядок составления протокола допроса, а ст. 191 УПК РФ регламентирует особенности допроса несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля. Непосредственно связанного с допросом потерпевшего и свидетеля в уголовно-процессуальном законе не предусмотрено положение норм в УПК Российской Федерации. В нормах, предусмотренных уголовно-процессуальным законом России, относительно допроса, не предусмотрены условия, порядок, правила допроса потерпевшего и свидетеля. Производство выше перечисленных положений норм УПК РФ осуществляется на предварительном следствии и дознания, а ст. 277 УПК РФ (допрос потерпевшего) и ст. 278 (допрос свидетеля) регламентирует порядок и условия допроса в ходе судебного следствия в суде первой инстанции. Кроме этого, в суде первой инстанции в судебном следствии осуществляют допрос свидетеля путем использования систем видеоконференц-связи (ст. 2781 УПК РФ), использование потерпевшими и свидетелями посменных заметок и документов (ст. 279 УПК РФ), особенности допроса несовершеннолетнего потерпевшего и свидетеля (ст. 280 УПК РФ) и оглашение показаний потерпевшего и свидетелей (ст. 281 УПК РФ).

На предварительном следствии и дознании, а также на судебном следствии имеющие нормы в уголовно-процессуальном законе не отражают организационные, тактические или технологические процессы допроса потерпевшего и свидетеля. В.Д. Зеленский пишет, что «организация следственного действия есть процесс образования его структуры, создания условий для успешного его осуществления, процесс руководства участниками». Р.С. Белкин писал, что криминалистическая тактика, это «система научных положений и разрабатываемых на их основе рекомендаций по организации и планированию предварительного и судебного следствия, определению линии поведения осуществляющих его лиц, приемов поведения отдельных следственных и судебных направленных на собирание, исследование доказательств, на установление обстоятельств, способствовавших совершению преступления». Согласно современному русскому языку, слово «технология» - это «научное описание способов

256

производства».

По мнению В.Л. Васильева, «допрос - это борьба за истину. Силу в этой борьбе следователю дают различные научные знания и одно из первых мест среди них занимает психология диалога». Перечислить все возможности следователя в принятии и использовании всех допустимых приемов воздействия для получения правдивых показаний потерпевшего или свидетеля. Главное при допросе - это расположить его, создать взаимное доверие, не прибегать к унижению, обману, запугиванию, от которых можно потерять его доверие. При этом, следователь должен соблюдать правовые, нравственные и организационно-тактические аспекты. Соглашаясь с мнением Р.С. Белкина, В.Д. Зеленского, В.Л. Васильева, С.И. Ожегова и др., автор полагает, что в ходе проведения следственных действий СОГ происходит процесс взаимодействия следователя с другими участниками (оперуполномоченного, специалиста и т.д.) характеризующими систему организационно-управленческой деятельности с использова- [254] [255] [256] [257] нием психологических и тактических приемов, а также научного описания способов производства на правовых основах. Приступив к расследованию много- эпизодного преступления, особенно совершенного в условиях неочевидности при допросе потерпевшего следователь должен учесть его эмоциональнопсихологическое состояние, его отношение к предварительному расследованию, сложившейся ситуации на момент его допроса. Например, И.В. Семенова совершено справедливо считает, что показания потерпевшего - это «средство, которое он может использовать в процессе уголовного преследования обвиняемого для уличения его в совершении преступления, привлечению к наказанию и восстановлению своих нарушенных прав». Вместе с тем, для определения криминалистического понятия показаний потерпевшего необходимо уяснить психологию личности самого потерпевшего с использованием системного подхода, о котором говорит В.А. Жбанков. Следовательно, потерпевшего необходимо классифицировать по нескольким основаниям: по роли потерпевшего в возникновении преступного деяния, по психическим признакам, по уровню интеллекта и жизненного опыта; по мировоззрению, по его связам в различных органах власти и управления.

Вышеизложенное также дает возможность сказать, что допрос потерпевшего и свидетеля можно разделить на четыре этапа: установление психологического контакта; свободный рассказ; постановка вопросов; ознакомление допрашиваемого с протоколом и магнитной записью показаний. Такая классификация по типологии личности потерпевшего и свидетеля, а также определения этапов допроса позволяет следователю при наличии объяснений, полученных при рассмотрении сообщения о преступлении, выделить очередность допроса каждого, очередность вопросов, на которые следует получить правдивую криминалистически значимую информацию и выбирает соответствующую тактику. [258] [259]

При допросе потерпевшего могут быть установлены следующие обстоятельства: докриминальные события в жизни потерпевшего, подозрения потерпевшего в отношении конкретных лиц и в связи с чем, криминальные или сомнительные связи потерпевшего, какие противоправные действия применялись в отношении потерпевшего, кто может это подтвердить или с помощью каких средств возможно подтвердить; обращался ли за помощью и к кому; впервые ли потерпевший сталкивается с преступником; не было ли у потерпевшего обязательств имущественного или иного характера, что требовали преступники и другие факты которые могли иметь место с учетом совершенного преступления. Важное значение имеет поиск и установление свидетелей преступления. Для установления свидетелей, допрос потерпевшего и его показания не всегда приносят желаемые результаты. У свидетелей могут быть получены следующие показания: что конкретно наблюдал и откуда; сведения о количестве лиц, совершивших преступления; пол, возраст, внешний вид, приметы подозреваемых, особенности поведения преступников; подробный рассказ об услышанном, каково его содержание, имена, клички, характеристика речи, знаком ли ему кто- либо из них, а также о прохожих, откуда пришли и куда направлялись после совершения, какой транспорт использовался или находился непосредственно или по близости, какие подозрительные лица или объекты наблюдал, взаимоотношения с потерпевшим или подозреваемым. В случае получения сведений, имеющих значение для дела, на конфиденциальной основе, как полагает Е.А. Доля и А.С. Иванов, конфиденты могут быть допрошены в качестве свидетеля.[260] Лица, обладающие конфиденциальной информацией, полученной в ходе оперативно-розыскной деятельности, могут быть допрошены под псевдонимом с соблюдением ч. 3 ст. 11 УПК РФ. При такой ситуации источник получения конфиденциальной информации сведения не может быть разглашен. При принятии решения о допросе под псевдонимом лица, обладающего оперативной информацией, имеющего отношение к делу, необходимо принять следующие меры защиты допрашиваемого - в протоколе допроса не отражаются следующие сведения: данные о личности допрашиваемого и касающегося его места работы, жительства, должности или связанной с метом совершения преступления; сведения, направленные на описание его внешности, отличительные черты или признаки, место нахождения допрашиваемого на момент совершения преступления; сведения, разглашающие круг общения допрашиваемого (родственников, друзей, коллег по месту работы, бывших коллег, сослуживцев и другие данные, которые могут его скомпрометировать или позволить установить его личность). Все эти сведения должны быть запротоколированы в отдельном процессуальном документе, вложены в конверт, запечатаны и подписаны допрашиваемым, следователем, руководителем следственного органа, а при необходимости - прокурором или судьей, а конверт должен быть приложен к протоколу допроса. А.С. Иванов легализацию допроса рассматривает с позиции уголовно-процессуального законодательства и Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и предлагает внести соответствующие изменения и дополнения ч.2 ст.29, ч.9 ст.166 и ч.7 ст.278 УПК России.[261] К сожалению, А.С. Иванов в своей работе не уделяет внимание вопросам организации и тактики допроса в связи легализацией материалов оперативно-розыскной деятельности. Непроцессуальная оперативная информация, значимая для дела, получена штатным или нештатным оперативным работником или иным лицом, располагающим этой информацией (начальник оперативно-розыскного подразделения) в результате ОРД с соблюдением требования, предъявляемого к доказательствам (относительности, допустимости, достоверности, достаточности) согласно уголовно-процессуального законодательства, предназначенная для легализации при проведении допроса, очной ставки, полученной под псевдонимом, открыто или в зашифрованном виде следователю, суду с согласия руководителя следственного органа, органа дознания и прокурора по судебному решению.

В научной работе Т.А. Сорокина с точки зрения судебной психологии, излагает субъективно-психологическую природу добросовестного заблуждения, субъективно-психологические, физиологические особенности субъекта, представляющие информацию в искаженном виде, рассматривает причины возникновения добросовестного заблуждения свидетеля и потерпевшего, приемы наблюдения, разработала механизм запоминания криминалистически значимой информации. Исходя из этого Т.А. Сорокина делает вывод, что «добросовестное заблуждение - это бессознательное частичное или полное искажение объективной действительности в показаниях участников уголовного процесса, обусловленное имеющейся у субъекта системой установок различного уровня, происходящее при восприятии, переработке, воспоминании и воспроизведении информации».[262] К сожалению, в своем определении Т.А. Сорокина не предусматривает такой важный компонент как «сохранение информации и умение выделять значимую или второстепенную информацию».

Анализ научной и специальной литературы, позволил автору сформулировать криминалистическое понятие показаний потерпевшего как «получение устной или письменной информации с использованием аудио-видео записи, зафиксированной в протоколе допроса в установленном законом порядке сведений и фактах и обстоятельствах, подлежащих установлению и доказыванию по уголовному делу, при производстве предварительного расследования и судебного разбирательства».

Организационно-тактические аспекты производства обыска. Основанием для производства обыска является наличие данных полагать, что в каком- либо помещении или ином месте, или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, могущие иметь значение для уголовного дела. На стадии подготовки производства обыска следователем с учетом организационно-тактических особенностей осуществляет взаимодействие с сотрудниками органов дознания, а также с должностными лицами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в целях собирания и уточнения информации о признаках и свойствах искомых объектов, местах их хранения, условиях обстановки в помещениях и на территориях, подлежащих обыску, а также о свойствах личности обыскиваемого. В этой ситуации следователь, с учетом имеющейся криминалистически значимой информации, из источников доказательств (показания подозреваемых, свидетелей и т.п.) предлагает конкретные рекомендации по их разрешению. В проблемных случаях важное значение имеет обмен информацией между взаимодействующими участниками, совместное планирование этого следственного действия. При подготовке к обыску необходимо разработать план проникновения к месту производства обыска. На стадии подготовки к обыску должностному лицу, осуществляющему оперативно-розыскную деятельность, может быть поручен сбор и уточнение информации о признаках и свойствах разыскиваемых предметов и документов, о местах и условиях хранения, об обстановке в помещении или служебных кабинетах, выявление лиц, знающих местонахождение предметов, либо наблюдавших лиц, со слов других лиц.

При составлении плана обыска необходимо сформулировать предполагаемые мероприятия, деятельность участников должна быть четко определена с разграничением функций, для каждого участника обыска необходимо подготовить информацию, характеризующую особенности обыскиваемого объекта и лиц, у которых планируется обыск, искомых объектов, предметов, документов. В процессе подготовки и проведения следственных действий использование результатов оперативно-розыскной деятельности должно быть конкретизировано и адаптировано с учетом складывающейся следственной и оперативной ситуации по каждому эпизоду неочевидного многоэпизодного преступления. При этом следует учесть внутреннее и внешнее противодействие. При проведении обыска все участники могут двигаться в одном направлении, или на встречу друг другу, расходясь из одной точки в разные направления. Способ передвижения определяется условиями обстановки на обыскиваемом объекте, свойствами искомых предметов, количеством и квалификацией субъекта поиска, имеющихся у них научно-технических средств. В ситуации, когда имеется информация о конкретном месте хранения искомого, в целях конспирации источников указанных данных, целесообразна имитация сплошного обследования помещения или территории. Такой же метод поиска следует осуществить при поиске объектов, когда их место хранения неизвестно. В зависимости от ситуации и насыщенности различных мест на обыскиваемой территории или помещении следует концентрировать силы и средства на одном или нескольких участках. При этом также необходимо производить наблюдение за обыскиваемым. Весь ход производства обыска следует сопровождать использованием научно-технических средств (минометаллоскатель, различные типы тепловизоров, аудио, видео запись, детальная фотосъемка обнаруженных документов, предметов, объектов со следами преступления и т.д.).

Результаты, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий могут быть использованы следователем для определения места проведения обыска, осуществления сбора информации о лицах в жилище которых будет производиться обыск, о наличии оружия или собак крупных пород, о самом жилище или помещении, наличии в нем запасных выходов, сигнализации, охраны, количестве окон и куда они выходят, наличии чердаков, подвалов, гаражей, сараев и иных бытовых построек, о возможности скрытых подходов, возможных тайниках и т.п. При проведении обыска, результаты ОРД могут быть использованы для точного определения следов преступления, мест укрытия жертв преступлений, похищенного имущества, различных тайников и т.п.

Перед производством обыска необходимо определить способ и средства достижения, составить план проведения обыска с использованием специальной тактической операции. В необходимых ситуациях необходимо с использованием конспирации, не раскрывая источника информации конкретного местонахождения искомого объекта, предмета, документа, целесообразно применить тактический прием «имитация сплошного обследования» на всей территории обыска. В процессе производства обыска должностные лица, оперативнорозыскных подразделений согласно п.6 ст.6 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» осуществляют оперативное наблюдение в ходе которого устанавливают сведения о поведении, образе жизни, о связях лиц, склонных к совершению преступлений, а также собирают криминалистически и оперативно значимую информацию о преступной деятельности. В ходе такого наблюдения, как правило, используются средства аудио и видео записи с составлением акта об использовании технических средств. Наблюдение относится к негласным методам ОРД и поэтому требует тщательной зашифровки с соответствующего легендирования, а также обеспечения сотрудников документами прикрытия, соответствующих легенде. Порядок и условия наблюдения определятся совместным планированием следователя и оперативного работника с использованием негласных сотрудников в сочетании с оперативными учетами, техники и других средств и методов ОРД. В ходе наблюдения фиксируется подробная характеристика преступной группы и их участников, предположения о намерениях преступников, все то, что наблюдается описывается с использованием методов по признакам описания внешности. При этом необходимо обращать внимание на тех людей, которые имеют сходство с указанным лицом. В случае отправления почтовой корреспонденцией необходимо установить данные отправителя и получателя, размер, цвет, форму корреспонденции. Весь процесс наблюдения по возможности сопровождается аудио и видео записью. В случае отъезда наблюдаемого лица с места проживания или работы фиксируется тип, марка автомобиля, дата и время отъезда, выясняется посадочное место в вагоне поезда или самолета и при необходимости осуществляется задержание. В зависимости от тактического замысла, поставленного следователем при обыске непосредственной целью оперативно-тактической операции может являться попытка поставить противодействующее лицо в проигрышное положение. Например, подозреваемый используя преступные навыки либо имея познания в сыскной или разведывательной деятельности имеет намерение перепрятать, уничтожить похищенное имущество, либо замаскировать или воспрепятствовать его обнаружению. Особенности производства обыска по месту жительства или работы подозреваемого при расследовании преступлений рассматриваемой категории обусловлены предметом поиска. Если при производстве обыска были предприняты попытки уничтожить или спрятать предметы, документы, подлежащие изъятию, об этом отмечается в протоколе с указанием принятых мер. В ходе производства обыска осуществляются розыскные действия по обнаружению и изъятию орудия преступления, предметов, документов и ценностей, а также имущества на которое может быть обращено взыскание для возмещения, причиненного преступлением материального ущерба, или которое может быть конфисковано судом. Данное следственное действие производится и для обнаружения разыскиваемых лиц, причастных к совершению преступления. В процессе обыска в обязательном порядке изымаются предметы и документы, изъятые из оборота даже если они не имеют значения для уголовного дела.

При производстве личного обыска задержанного, следователь, в первую очередь, обращает внимание на предметы, документы или иные вещи, имеющие отношение к делу. Все предметы, документы, вещи, обнаруженные у задержанного, подвергаются тщательному обследованию с одновременным описанием свойств и признаков. По мнению Р.Ш. Валиева личный обыск имеет двойственное значение, как правовую природу - как следственное действие и как мера процессуального принуждения, обеспечивающая предмет доказывания[263]. Вместе с тем, личный обыск может быть произведен только на стадии предварительного следствия (ст. 184 УПК РФ). Личный обыск, произведенный на доследственном производстве в ходе предварительной проверки о совершенном или подготавливаемом преступлении может быть только процессуальным действием, но следственным действием не является. Поэтому такая деятельность возможна в рамках задержания лица по подозрению в совершении преступления, либо при производстве осмотра места преступления или в случае задержания подозреваемого, застигнутого на месте происшествия, или возможно в ходе обыска помещения при котором присутствует подозреваемый. При такой ситуации производится личный обыск с одновременным осмотром его вещей (одежда, сумка и т.п.). При личном обыске необходимо обратить внимание на различные следы, (пятна и т.п.) образованные в карманах, складках и иных местах одежды, для их изъятия в качестве образцов для сравнительного исследования. При такой ситуации возможно проведение освидетельствования лица (обыскиваемого) с использованием общей тактики производства следственных действий.

<< | >>
Источник: БАСТРЫГИН АРТЕМ СЕРГЕЕВИЧ. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ РАССЛЕДОВАНИЯ МНОГОЭПИЗОДНЫХ ДЕЛ СЛЕДСТВЕННО-ОПЕРАТИВНОЙ ГРУППОЙ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Краснодар 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме 3.3. Криминалистические аспекты производства следственных действий в процессе расследования многоэпизодных преступлений участниками следственно-оперативной группы:

  1. Глава 1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ РАССЛЕДОВАНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ СЛЕДСТВЕННО-ОПЕРАТИВНЫМИ ГРУППАМИ
  2. Формирование правовых основ деятельности следственно-оперативных групп
  3. Понятие и классификация следственно-оперативных групп
  4. Создание, изменение состава и прекращение деятельности следственно-оперативных групп
  5. Полномочия членов следственно-оперативных групп
  6. Правовые основы производства уголовного расследования межгосударственными следственно-оперативными группами
  7. Глава 2 ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ РАССЛЕДОВАНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ СЛЕДСТВЕННО-ОПЕРАТИВНЫМИ ГРУППАМИ
  8. Организационно-управленческие основы формирования следственно-оперативной группы
  9. Планирование работы следственно-оперативной группы
  10. Оценка деятельности следственно-оперативных групп
  11. ПРИЛОЖЕНИЕ Б Результаты изучения уголовных дел, расследовавшихся следственно-оперативными группами
  12. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РАБОТЫ СО СЛЕДОВОЙ ИНФОРМАЦИЕЙ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПЕНИТЕНЦИАРНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  13. ГЛАВА 1. Современное понятие и содержательная характеристики следственно-оперативных групп. Криминалистические основы производства предварительного расследования многоэпизодных преступлений следственно-оперативными группами
  14. Понятие криминалистического обеспечения расследования многоэпизодных преступлений следственно-оперативными группами и их классификации
  15. Криминалистические аспекты деятельности руководителя следственного органа по организации следственно-оперативной группы и ее функционированию в процессе расследования многоэпизодных неочевидных преступлений
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -