<<
>>

§ 1. Генезис института следственного эксперимента в уголовном судопроизводстве России и ряде зарубежных стран

Следственный эксперимент как следственное действие и источник получения доказательств всегда представлял интерес для субъектов правоприменения, однако, по нашему мнению, его возможности не всегда правильно и в полной мере используются участниками уголовного судопроизводства ввиду того, что не в полном объеме раскрыт его потенциал.

Для того чтобы понять сущность данного следственного действия и разобраться в его природе, необходимо обратиться к истории возникновения, становления, развития идеи (теории) следственного эксперимента и начала его применения в деятельности полиции, неразрывно связанной с раскрытием и расследованием преступлений.

Некоторые авторы в своих работах указывают, что зарождение идеи следственного эксперимента восходит к эпохе Средневековья, когда у «святой» инквизиции существовала традиция бросать предполагаемую ведьму в воду в связанном виде. Если женщина тонула, то считалось, что она была честной христианкой и душа её попадала в рай, а если выплывала, то это означало, что она ведьма и ей помогает нечистая сила[1]. На Руси первые упоминания о следственном эксперименте мы можем найти в статье 85 Пространной редакции Русской Правды XII века, где содержится упоминание о том, что вина определялась в результате «божьего суда» - испытания железом[2].

Если не было свидетелей, для решения тяжбы обращались к Богу. Истец или ответчик подтверждали свои показания особым образом: шли на роту, подвергались испытанию водой или железом. В частном праве эти виды доказательств зависели от суммы иска. При наименьшей сумме иска на роте, если сумма больше - испытание водой, при самой высокой сумме - испытание железом.

«Идти на роту» означало принести присягу, то есть совершить целование креста (крестоцелование) или иконы и произнести свои показания. Считалось, что, совершив такую присягу, человек не может лгать, иначе будет обречен на вечные муки в загробной жизни.

Если человек выносил испытание водой или железом, считалось, что он делает это с божьей помощью и его показания вер- ны2.

Упоминания о следственном эксперименте можно встретить в начале XVIII века. Так, в работе И.Т. Посошкова «О скудости и богатстве» (1724) рассматривались не только вопросы судопроизводства, но и обычные тогда приемы ведения следствия: испытание на дыбе, огнем и железом, лишением пищи и

3

воды .

Г. Гросс в своей работе описывает случай проведения судебным следователем следственного эксперимента по делу о причинении Т. вреда здоровью. В ходе проверки показаний подозреваемых судебный следователь, в присутствии лица прокурорского надзора, провел «местный осмотр» с целью установления возможности видеть в канаве бессознательное тело Т. , куда он упал после удара. Участники следственного действия пришли к убеждению, что с какой бы стороны дороги не идти, нельзя было не заметить человека, лежащего в канаве. Таким образом, была опровергнута версия преступников о том, что они не встречали на своем пути пострадавшего Т.1

Генетически следственный эксперимент берет свое начало из института уголовного судопроизводства. Процесс его возникновения и последующей эволюции происходил одновременно с развитием уголовно-процессуального законодательства как в зарубежных странах, так и в России.

Первоначально развитие идей, порядка осуществления уголовного судопроизводства происходило в плоскости развития процедуры уголовного расследования, однако выделение криминалистики из уголовного процесса как отдельной науки способствовало более тщательному и глубокому исследованию проблем раскрытия и расследования преступлений, обнаружения, сбора и фиксации доказательств, что привело к возникновению новых идей, понятий и категорий. В конечном итоге это натолкнуло ученых-криминалистов на мысль о создании новых следственных действий, одним из которых является следственный эксперимент.

Ранее учеными уже проводились исследования в сфере возникновения и развития следственного эксперимента в криминалистике.

Большой вклад в изучение вопросов возникновения, становления и развития идей следственного эксперимента в России внесли: Р. С. Белкин, Н. И. Гуковская, Л. Е. Арокцер и др. В России следственные эксперименты впервые проведены в 1860-1880 гг. в

л

ходе разбирательства по делам Энгельгардта (1863) и Имшенецкого (1883) .

Описание примеров проведения следственных экспериментов можно встретить еще в дореволюционных изданиях второй половины XIX. В это время в отечественной юридической литературе появились первые теоретические размышления ученых о природе следственного эксперимента. В этой связи [3] [4] можно отметить работы Д. Г. Тальберга, И. Я. Фойницкого, Л. Е. Владимирова и др., которые переиздаются и в наши дни1.

Однако Р. С. Белкиным отмечено, что в работах русских процессуалистов и криминалистов конца XIX - начала XX в. ни следственный эксперимент, ни судебный эксперимент фактически не получили как теоретической, так и практической разработки. Не было в этих трудах и единства терминологии. В частности, наряду с термином «эксперимент» в них употреблялись понятия «опыт», «судебный опыт» и т.д. К тому же многие процессуалисты дореволюционной России достаточно активно изучали и использовали в своих работах западноевропейский опыт, а это означает, что аналогичная ситуация наблюдалась и в

2

иностранной юридической литературе конца XIX - начала XX в.

По нашему мнению, несмотря на отсутствие единства терминологии, работы русских процессуалистов и криминалистов конца XIX - начала XX в. послужили фундаментом (отправной точкой) в проведении дальнейших научных криминалистических исследований в России и разработке тактики проведения следственных действий, в число которых со временем вошел и следственный эксперимент.

В своём исследовании А. С. Рубан приводит периодизацию истории развития теории следственного эксперимента как самостоятельного процессуального действия, которую он подразделяет на три этапа.

На первом этапе (сер.

XIX в. - конец 30-х гг. XX в.) происходило первичное накопление теоретических знаний, формировался понятийный аппарат, определялись цели и задачи эксперимента. На втором этапе (40-50-е гг. XX в.) наиболее активно проводились исследования теории следственного эксперимента, он был выделен в самостоятельный вид следственного действия, исследовались его содержание, цели и задачи. На третьем этапе (с 1960 г., когда со- [5] [6] ответствующая статья была включена в УПК РСФСР, - по настоящее время) происходило и происходит совершенствование теории и практики следственного эксперимента в рамках самостоятельного процессуального действия1.

Ю. Г. Торбин отмечает, что ни в Уставе уголовного судопроизводства 1864 г., ни в УПК РСФСР 1922, 1923 гг. следственный эксперимент не был предусмотрен как самостоятельное следственное действие[7] [8] [9]. В советской процессуальной и криминалистической литературе вопросы следственного эксперимента детально стали разрабатываться в конце 30-х гг. Некоторые авторы писали об опытном методе проверки, не раскрывая этого метода. В таком плане, например, о следственном эксперименте писали П. П. Михеев, Н. Н. Семенов и П. И. Тарасов-Родионов .

С конца 40-х и до 50-х гг. большой вклад в развитие теории и тактики следственного эксперимента внесен Л. Е. Ароцкером. Им опубликована статья «Об оценке результатов следственного эксперимента следователем и судом»; в 1951 г. защищена диссертация на тему «Следственный эксперимент в советской криминалистике», где рассмотрены сущность следственного эксперимента, его значение для практики, виды, тактика подготовки и проведения, оценка полученных результатов; заключительная глава содержит обзор зарубежной практики производства следственного эксперимента.

В своих исследованиях, Л. Е. Арокцер, одним из первых сформулировал определение следственного эксперимента, где писал: «следственный эксперимент - это такое следственное действие советского следователя или суда, которое заключается в проведении испытаний в специально созданных для этого условиях с целью проверки версий следователя, объяснений обвиняемого, по- казаний свидетеля для установления существования или возможности существования определенных фактов по делу»1.

В работах Р. С. Белкина можно найти упоминание о том, что активизации научно-исследовательской деятельности по разработке проблем тактики следственного эксперимента содействовали дискуссии о предмете криминалистической тактики и её месте в системе криминалистики, проведенные в 1955 г.

Л

ВНИИ криминалистики Прокуратуры СССР .

В 1958 г. Н. И. Гуковская предложила делить следственные эксперименты на виды . В 1959 г. Р. С. Белкиным дано определение следственного эксперимента, которое, по нашему мнению, являлось на тот момент наиболее верным и остается актуальным по настоящий день. По его мнению, следственный эксперимент представляет собой такое следственное действие, которое состоит в проведении специальных опытов, испытаний с целью получения новых и проверки уже имеющихся доказательств, а также проверки и оценки следственных версий о возможности или невозможности существования тех или иных фактов, имеющих значение для дела[10] [11] [12] [13].

До принятия Уголовно-процессуального кодекса РСФСР 1960 г. мнения ученых о сущности и природе следственного эксперимента разнились.

Сторонники одной точки зрения считали, что следственный эксперимент - это разновидность следственного осмотра или тактический прием, применяемый при проведении одного из следственных действии (осмотр, опознание и т.д.). Представителями этой точки зрения были процессуалисты М. С. Строго- вич, М. А. Чельцов, Р. Д. Рахунов, а среди ученых-криминалистов -

И. Н. Якимов, П. И. Тарасов-Родионов (в большинстве своих работ), А. И. Винберг1.

Сторонники второй точки зрения считали следственный эксперимент самостоятельным следственным действием, отличающимся своим содержанием, задачами и тактикой проведения от других следственных действий. Эти взгляды разделяли М. М. Гродзинский, Н. В. Терзиев, В. П. Колмаков,

л

Г. М. Миньковкий, Л. Е. Арокцер, М. М. Выдря, Ф. К. Диденко и др . Этой же точки зрения придерживался и Р. С. Белкин.

В 1959 г. выходит в свет его монография «Теория и практика следственного эксперимента» накануне принятия Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, в который вошло новое следствен-

3

ное действие - следственный эксперимент .

Результатом продуктивной деятельности советских криминалистов, целью которой было внедрение результатов, достигнутых в области криминалистической тактики, и необходимость её процессуального закрепления, явилась ст.183, впервые введенная с принятием Уголовно-процессуального кодекса РСФСР 1960 г. на законодательном уровне, предусматривающая возможность проведения такого нового следственного действия, как следственный эксперимент. В 2001 г. следственный эксперимент также сохранил свою самостоятельность, что отражено в ст. 181 УПК. [14] [15] [16]

В 1961 г. Р. С. Белкин подготовил и защитил докторскую диссертацию на тему «Экспериментальный метод исследования в советском уголовном процессе и криминалистике», где им было определено значение экспериментального метода исследования для судопроизводства и его место в системе методов криминалистики1. В 1971 г. А. В. Дулов и П. Д. Нестеренко высказали идею об объективной необходимости разбить все следственные эксперименты на две группы. В первую следует включить эксперименты, в ходе которых устанавливаются факты, проверяются обстоятельства, причинные связи, относящиеся к общежитейским сведениям, для познания которых не требуются специальные знания, а во вторую - эксперименты, относящиеся к областям определенных наук. В качестве отдельных самостоятельных видов следственного эксперимента ими предложено использовать психологический, тактический и эмоциональные эксперименты[17] [18] [19].

В 1992 году Б. С. Альхамду в рамках диссертационного исследования проведено исследование психологических и тактических основ данного следст-

- 3

венного действия .

Научные исследования природы следственного эксперимента, его сущности, целей и задач, условий проведения и определения места следственного эксперимента в системе доказательств, продолжаются и в настоящее время.

В 2009 г. А. С. Рубаном предложено авторское определение понятия «Следственный эксперимент», учитывающее современные научнотеоретические взгляды по данной проблеме. Следственный эксперимент - это самостоятельное следственное действие, выполняемое следователем (дознавателем) для проверки и уточнения данных, имеющих значение для дела, проверки выдвигаемых им гипотез и построенных версий, а также получения доказательств по делу, основанное на опытных действиях, производимых путём воспроизведения, реконструкции и моделирования в условиях, обстановке и иных обстоятельствах определенного события, максимально сходных с условиями, существовавшими в момент проверяемого факта, явления, события. При этом проверяется возможность восприятия каких-либо фактов, совершения определенных действий, наступления каких-либо событий, а также выявляются последовательность происшедших событий и механизм образования следов1.

Ю. Г. Торбиным опубликована монография «Процессуальные и тактические особенности производства следственного эксперимента», в которой он приводит отличия следственного эксперимента от других, сходных с ним следственных действий, и которые, по его мнению, лежат в процессуальной, организационной и тактической плоскости[20] [21].

К таким отличиям он относит:

- следственный эксперимент представляет собой самостоятельное следственное действие;

- следственный эксперимент проводится только по возбужденному уголовному делу;

- производству следственного эксперимента не предшествует вынесение такого процессуального документа, как постановление следователя;

- участие понятых и специалистов при производстве следственного эксперимента в каждом конкретном случае решается следователем;

- целями следственного эксперимента являются проверка и уточнение данных, имеющих значение для уголовного дела;

- достижение целей следственного эксперимента возможно лишь посредством проведения опытных действий, которые тем не менее не должны носить исследовательского характера;

- основным назначением производимых опытов является проверка возможности восприятия каких-либо фактов совершения определенных действий, наступления какого-либо события, установления последовательности этапов происшедшего события и механизма образования следов;

- опытные действия, проводимые при следственном эксперименте, должны носить многократный и повторяемый характер;

- процесс познания при проведении следственного эксперимента осуществляется посредством использования только таких методов познания, как наблюдение и фиксация хода опытных действий и получаемых результатов;

- проведение следственного эксперимента, как и осуществляемых опытов, возможно лишь в условиях, максимально сходных с теми, которые имели или могли иметь место при совершении преступления;

- проведение следственного эксперимента, как и отдельных опытов, не должно представлять опасности для жизни и здоровья его участников;

- протокол следственного эксперимента является самостоятельным источником доказательств по конкретному уголовному делу1.

В связи с вышеизложенным, считаем необходимым, обратиться к проблеме возникновения и развития теории и практики применения следственного эксперимента в отдельных зарубежных странах.

Исторические аспекты развития теории следственного эксперимента в странах Западной Европы и США, исследованы Л. Е. Арокцером, но данные исследования носят ярко выраженную политическую окраску и названы автором антинаучными и реакционными «теориями» в иностранной буржуазной криминалистике[22] [23] [24]. Однако, данные исследования представляют интерес с точки зрения исторического развития теории следственного эксперимента в отдельных зарубежных странах.

Так, в 1907 г. итальянский криминалист А. Ничефоро определял следст-

венный эксперимент как метод судебного исследования . Немецкий криминалист А. Вайнгардт в 1910 г. рассматривает эксперимент как опытное действие1. В 1912 г. в США внедряется в практику «научный эксперимент», в рамках «научной техники расследования преступлений». Профессором Рейсс описываются «эксперименты» со свидетелями и обвиняемыми с помощью «полиграфов»[25] [26] [27] [28]. Немецкий криминалист А. Г ельвиг в журнале «Современная криминалистика» в 1925 г. указывал на возможность производства эксперимента над свидетелями

для установления их способности к восприятиям . В 1938 г. французский криминалист М. Бишоф относительно следственного эксперимента скептически заметил, что невозможно фактически поставить вещи и предметы на то же место и состояние, в котором они находились, и поэтому все восстановления это-

4

го рода являются во многих случаях «настоящими комедиями» .

По нашему мнению, с самого начала развития теории следственного эксперимента ученые-криминалисты Западной Европы видели в следственном эксперименте больше научного (исследовательского, экспертного) начала, чем опытного и практического, что вызывало обоснованную критику отечественных криминалистов.

Необходимо отметить, что в начале-середине XX в. работы советских криминалистов оказали непосредственное влияние на развитие теории следственного эксперимента в зарубежных странах, особенно в странах Восточной Европы. В качестве примера можно привести тот факт, что работы Р. С. Белкина издавались на немецком, английском, венгерском, польском, чешском и болгарском языках. Среди них «Следственный эксперимент» на немецком языке (1961); советско-болгарский учебник «Криминалистика» (1972); советскочехословацкий учебник «Криминалистика» в трех томах (1985); «Основы криминалистики» на английском языке (1986) и др.

Практически одновременно с исследованием института следственного эксперимента советскими криминалистами, начиная с 50-х годов XX столетия, ведется активная работа по его формированию и в отдельных западных странах народной демократии.

С 1950 г. следственный эксперимент активно применяется в следственной практике органов милиции и прокуратуры Румынской Народной Республики. Наиболее часто проводятся эксперименты по установлению процесса образования следов события, обнаруженных в ходе расследования, проверки наличия профессиональных навыков и по установлению возможности совершения того или иного действия. В 1955 г. в Народной Республике Болгарии вопросы теории следственного эксперимента нашли свое отражение в работе И. Вакарель- ского, который обосновал самостоятельный характер следственного эксперимента и указал, что его целями являются либо проверка имеющихся по делу доказательств, либо установление новых фактов1.

В 1955-1957 гг. в криминалистической литературе ГДР появилось несколько работ, посвященных теории и практике следственного эксперимента. К

Л

их числу относятся работы Х. Бекка, Х. Кильмана, Г. Хоппе, В. Фридриха . Этих же вопросов в некоторой степени касаются Б. Г ертиг и Р. Шедлих в учебнике криминалистики . В следственной практике органов немецкой народной полиции следственный эксперимент применялся весьма широко.

У немецких криминалистов существовали две точки зрения на природу и содержание следственного эксперимента. Первая из них в основном выражена в статье Х. Бекка и заключается в следующем. Термин «следственный эксперимент» не отражает содержания того следственного действия, которое проводится под этим названием, т. к. под экспериментом в немецком языке следует понимать научный опыт, осуществляемый обычно в естественных науках. Поэто- [29] [30] [31] му следует пользоваться термином «реконструкция», понимая под последней воспроизведение обстановки самого преступления или его хода.

Х. Бекк говорит о двух целях воспроизведения обстановки. Прежде всего обстановка воспроизводится с тем, чтобы восстановить место происшествия в том виде, какой оно имело после происшествия, если посторонними лицами были внесены в эту обстановку те или иные изменения.

По его мнению, различают общее воспроизведение обстановки и дополнительное воспроизведение. Общее воспроизведение обстановки заключается в восстановлении первоначального состояния места происшествия по показаниям свидетелей и другим следственным материалам. Дополнительное воспроизведение обстановки предпринимается для повторения хода (процесса) совершения преступления, установленного на основании предыдущих следственных действий, с целью проверки предположения о действительном ходе преступления, обнаружения и сохранения ранее не выявленных доказательств, проверки правильности показаний сознавшегося преступника и т.п. Дополнительным воспроизведением обстановки является и мыслительная реконструкция. Под дополнительным воспроизведением Х. Бекк фактически имеет в виду следственный эксперимент[32].

Вторая точка зрения немецких ученых выражена в статье Х. Кильмана «Следственный эксперимент». Он пишет, что под следственным экспериментом надлежит понимать опыт, который производится в процессе расследования с целью обнаружения еще не известных фактов и обстоятельств или проверки определенных результатов расследования и предложений. При этом Кильман указывает, что речь идет о практических, никак не о мыслительных опытах, которые являются обычными теоретическими размышлениями. В изложенной работе Х. Кильман по существу разделяет взгляды на эксперимент Б. Гертинга и Р. Шедлиха, которые, правда, именуют эксперимент реконструкцией, однако, вкладывают в это понятие тот же смысл, что и Х. Кильман в понятие следственный эксперимент1.

Анализ специальной литературы показал, что характерной чертой развития зарубежной криминалистики на современном этапе является почти полное отсутствие работ, посвященных исследованию ее методологических и теорети-

л

ческих основ . По мнению Е. П. Ищенко, круг проблем криминалистики ограничивается комплексом специальных технических средств и приемов, ей отводится роль дисциплины, призванной разрабатывать сугубо технические рекомендации по раскрытию и расследованию преступлений. И, как следствие такого подхода, в ряде зарубежных стран (в частности, в США) криминалистика

3

преподается далеко не во всех юридических вузах .

Д. С. Хижняк в своём исследовании пришел к выводу о том, что система полицейских (следственных) действий в США складывается из следующих компонентов: следственного осмотра, ареста (задержания), обыска, выемки, допроса, следственного эксперимента, «фриска», назначения экспертиз. И все же, по его мнению, в законодательстве США не урегулированы правила производства всех полицейских действий, применяемых на практике. Кроме того, не наблюдается различия между оперативно-разыскной и следственной деятельно-

4

стью .

На основании изложенного, мы считаем, что в настоящее время в большинстве зарубежных стран криминалистика не признается самостоятельной наукой, а рассматривается как вспомогательная, сугубо прикладная дисциплина либо вообще как «полицейская техника», лишенная правовой регламентации.

Таким образом, можно сделать некоторые выводы: [33] [34] [35] [36]

Несмотря на отсутствие единства терминологии, работы русских процессуалистов и криминалистов в конце XIX - начале XX вв. послужили фундаментом (отправной точкой) в проведении дальнейших научных криминалистических исследований теории следственного эксперимента в России. Становление и развитие идеи (теории) следственного эксперимента в России происходило на протяжении последних двух веков, и условно её можно разделить на три этапа. Первый этап (начало XIX в. - конец 30-х гг. XX в.) - происходило первичное накопление теоретических знаний. Второй этап (начало 40-х начало 60-х годов XX в.) - следственный эксперимент отграничен от других следственных действий и выделен как самостоятельный вид следственного действия. На третьем этапе (1960 г., когда соответствующая статья была включена в УПК РСФСР, - по настоящее время) происходило и происходит совершенствование теории, практики и психологических основ следственного эксперимента как самостоятельного следственного действия.

Различные споры между учеными-криминалистами о содержании, целях, видах и задачах следственного эксперимента вылились в массу научных трудов, что способствовало законодательному закреплению следственного эксперимента как одного из видов следственного действия в уголовно- процессуальном кодексе России.

В ряде зарубежных стран, как и в России, с XIX - по начало XX в. ни следственный эксперимент, ни судебный эксперимент фактически не получили как теоретической, так и практической разработки, отсутствовало единство терминологии. Наряду с термином «эксперимент» употреблялись понятия «опыт», «судебный опыт». Необходимо отметить, что в начале-середине XX в. работы советских криминалистов оказали непосредственное влияние на развитие теории следственного эксперимента в зарубежных странах, особенно в странах Восточной Европы.

Характерной чертой развития зарубежной криминалистики на современном этапе является почти полное отсутствие работ, посвященных исследованию ее методологических и теоретических основ.

Дальнейшее направление криминалистических исследований теории следственного эксперимента будет направлено на изучение тактикопсихологических аспектов производства следственного эксперимента, преодоление противодействия его проведению, а также изучение возможности замены данного следственного действия производством экспертиз и исследований с использованием достижений современной техники, таких как: цифровое фотографирование, создание программного обеспечения для компьютерной техники с возможностью 3-D моделирования, виртуальной реконструкции вещественной обстановки на месте происшествия и проведения различных расчётов.

<< | >>
Источник: СЕРГЕЕВ Вадим Викторович. ОРГАНИЗАЦИЯ И ТАКТИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРОИЗВОДСТВА СЛЕДСТВЕННОГО ЭКСПЕРИМЕНТА НА СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Волгоград - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Генезис института следственного эксперимента в уголовном судопроизводстве России и ряде зарубежных стран:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -