<<
>>

Экономика России в условиях первой мировой войны.

Первая мировая война для России имела далеко идущие экономические и социально-политические последствия. Война потребовала концентрации всех сил страны для победы. Военные расходы были чрезвычайно велики. Каждый день войны в 1914г. обходился в среднем примерно в 10 млн руб., в 1915 г. – в 24 млн, в 1916 г. – в 40 млн, а в 1917 г. -в 50–65 млн руб..

К 1917 г. на нужды фронта работало (производило вооружение) 2018 тыс. человек из 2443 тыс. рабочих промышленности, или 86%. Большинство гражданских предприятий стало производить военную продукцию и обслуживать нужды армии.

Уже к концу 1914 г. на военную службу было призвано 6,5 млн человек, а через два года число мобилизованных достигло 16 млн человек. В ходе боев погибло и умерло от ран около 1,5 млн солдат, около 2 млн были ранены и почти 1 млн оказался в плену.

Вступление России в военные действия означало смену экономических приоритетов, что нашло выражение в изменении соотношения темпов развития отраслей и секторов хозяйства. Общий рост производства промышленной продукции обеспечивался за счет отраслей, работавших на оборону (1913 г. = 100): 1914г. – 106%, 1915 г. – 191, 1916 г. – 267,8 и 1917 г. – 168,8%. В прочих отраслях производство сокращалось (1913 г. = 100): 1915 г. – 94%, 1916 г. – 84, 1917 г – 53,8%.

Главными проблемами, определившими характер экономической политики, стали: транспорт, топливо, продовольствие, трудовые ресурсы, финансы.

По железным дорогам перевозилась большая часть грузов. С началом войны железнодорожное строительство, не прекращавшееся со второй половины XIX в., еще более расширилось. В 1916 г. было сдано в эксплуатацию 4193 км железнодорожных путей, а всего за годы войны – около 10 тыс. км.

Большие работы проводились по завершению строительства Сибирской магистрали в Европейской части России. Было сооружено несколько железных дорог на Урале, в Средней Азии; вошли в строй линии Петербург–Мурманск, Вологда–Архангельск.

Тем не менее транспорт представлял узкое место в экономике страны. Осложняло работу железных дорог несколько обстоятельств.

Во-первых, западная часть страны с ее более густой железнодорожной сетью была оккупирована, изменилась направленность и объемы грузопотоков. Дороги, загруженные военными перевозками, не справлялись с подвозом из Сибири и других окраинных районов продовольствия и сырья.

Во-вторых, в условиях войны резко обострилась проблема технического обеспечения подвижным составом. В 1914 г. в России насчитывалось внушительное количество локомотивов – 20 057, из которых 15 047 работали на угле, 4072 – на нефти и 938 – на древесине. Но из них более чем 5 тыс. использовались дольше 20 лет, 2 тыс. – 30 лет, 1,5 тыс. – 40 лет и 147 – 50 лет. Только 7108 локомотивов работали меньше 10 лет. Поэтому постоянно снижалось количество пригодных к эксплуатации локомотивов. В 1914 г. в рабочем состоянии находилось приблизительно 17 тыс., в 1915 г., несмотря на ввод 800 новых, – только 16 500. В 1916г. число рабочих локомотивов несколько выросло за счет построенных (903) и закупленных за границей (400), но в 1917 г. вновь снизилось и колебалось между 15 тыс. и 16 тыс. единиц. Железной дороге не хватало по меньшей мере 2 тыс. паровозов и 80 тыс. вагонов. Россия почти полностью зависела от английских поставок паровозных двигателей, которые прекратились с началом войны. Ремонт же их осложнялся нехваткой квалифицированных кадров, мобилизованных в действующую армию.

Положение усугублялось недостатком топлива, взяточничеством на транспорте и бесхозяйственностью администрации железных дорог.

Работа транспорта оказалась неразрывно связанной с топливной проблемой.

С декабря 1916 г. началось снижение добычи угля, в Донбассе: за три месяца оно составило 17%. Но железные дороги не смогли обеспечить перевозку и добываемого угля. Так, общее выполнение нарядов на вывоз донецкого топлива составило во второй половине 1916 г. только 66,4% против 74,7% в первой половине того же года. В феврале 1917 г. вывоз добытого угля составлял 53,7% (89,3 млн пудов при норме 166,3 млн пудов). Компенсировать нехватку угля в определенной степени могли «заменители» – торф (особенно в Центральном районе) и дрова. Но и здесь вставала проблема их транспортировки до железнодорожных магистралей либо до рек, но не хватало лошадей (их поголовье в 1917 г. составило 65% от уровня 1914 г.) и фуража для них.

В конце 1916г. из-за недостатка угля и нефти начали закрываться заводы. Многие предприятия работали не на полную мощность. В Петрограде из 73 предприятий, простаивавших в декабре 1916 г., 39 закрылись из-за отсутствия топлива и 11 – в связи с прекращением подачи электроэнергии, вызванным нехваткой топлива на электростанциях.

Напряженное положение создалось с продовольственным снабжением армии и промышленных центров.

С хлебом в стране сложилась парадоксальная ситуация: происходило неуклонное нарастание продовольственного кризиса при фактическом избытке ресурсов.

Резкое сокращение экспорта хлеба с началом военных действий и уменьшение потребления (оккупация ряда районов и сокращение населения) сформировало резерв примерно в 1 млрд пудов, что в немалой степени обнадеживало правительство. Избыток хлеба был и в Сибири, где за годы войны посевные площади возросли, и в черноземных губерниях европейской части России, где он составил более 0,5 млрд пудов. Одновременно в нечерноземных губерниях недоставало около 270 млн пудов*.

* Избыток хлеба сохранился и в 1917 г.: в Юго-Западном крае – 99,6 млн. пудов, в Малороссии (без Черниговской губернии) – 76 млн, в Новороссийском крае – 374 млн, в Центральном земледельческом районе – около 60 млн, на Северном Кавказе – около 125 млн, в Западной Сибири и Степном крае – свыше 100 млн пудов. По тем же данным, сбор хлебов в 1917 г. был лишь немногим меньше, чем в 1916 г., хотя и значительно уступал среднему сбору в предвоенное пятилетие. Но в ряде районов (в Сибири, на Северном Кавказе) сбор хлеба в 1917 г. даже превышал уровень 1916 г. (См.: Урожай хлебов в России в 1917 г. – М., 1918, с.16.)

Тем не менее продовольственное снабжение ухудшалось. И причина состояла не столько в транспорте, сколько в неблагоприятной рыночной конъюнктуре для поставщиков товарного хлеба, что вынуждало правительство идти по пути администрирования заготовок. В конце 1915г. председателю Особого совещания по продовольствию было предоставлено право устанавливать в масштабах Империи или ее отдельных районов предельные цены на продажу продовольственных продуктов и фуража. В декабре 1916 г. царское правительство ввело обязательные поставки хлеба в казну по твердой цене. Это ущемляло интересы поставщиков и приводило к срыву заготовок, стимулировало спекуляцию и взяточничество чиновников, особенно на транспорте.

Необходимо учитывать также, что перед войной Россия ввозила из-за границы не только сельскохозяйственные машины, но и простые вещи подобно осям, серпам, косам. В 1915 г. ее собственное производство этих товаров упало до 15,1%, а в 1917 г.

– до 2,1%. Значительно сократилось и производство потребительских товаров.

Вступление в войну Турции на стороне стран Тройственного союза привело к серьезнейшим последствиям: к закрытию Босфора и Дарданелл и почти полной изоляции Российской Империи от мирового рынка. Отныне импорт шел только через Архангельск и Владивосток; Россия оказалась в условиях экономической блокады.

Таким образом, нарушалась возможность сбалансированного товарообмена. Крестьянство начало скрывать, а иногда даже уничтожать хлеб. В результате сокращались запасы хлеба, имевшиеся в распоряжении государственных органов. В первом квартале 1917 г. они упали до критического минимума и составили на 1 марта 20 млн пудов при ежемесячной норме потребления свыше 90 млн пудов.

На фронтах к февральской революции запасов продовольствия было всего на 3–5 дней. Вместо 500 вагонов продовольствия, которые получал Петроград ежесуточно в октябре 1916 г., в январе 1917 г. суточное поступление упало до 269 вагонов, а в феврале – ниже 200. Такое же резкое сокращение наблюдалось и в Москве.

В годы войны ухудшился баланс трудовых ресурсов страны.

Дефицит рабочих рук испытывали все воюющие страны. Франция, например, в обмен на кредиты предлагала России поставлять рабочих. Но в России положение в этой сфере было намного сложнее. Уже к концу 1914 г. число мобилизованных достигло 6,5 млн человек, а через два года – 16 млн. Из деревень было отозвано свыше половины мужского трудоспособного населения. Общая численность населения, занятого в сельском хозяйстве России (в пересчете на взрослых мужчин), в 1914 г. сократилась до 83,5% (1913 г. = 100), в 1915 г. - до 78,7 и в 1917 г. - до 76,2%. Страна понесла огромные человеческие жертвы – больше, чем какое-либо другое государство, принимавшее участие в войне. Процент потерь был еще выше в отношении трудоспособных возрастов.

На динамику трудовых ресурсов оказало непосредственное влияние ухудшение продовольственного снабжения городов. Дело в том, что рабочие промышленных центров России были традиционно сильно связаны с деревней. Поэтому нараставшая угроза голода приводила к усилению оттока городского населения, что вызвало необходимость привлечения неквалифицированной рабочей силы из деревни, а также женщин, и массовое «мешочничество» – поездки с целью обмена промышленных товаров на продукты, следствием чего стало увеличение числа прогулов и существенное падение производительности труда.

Война не могла не отразиться на финансовой системе. Расходы постоянно росли (1914/15 г. - 27,2%, 1915/ 6 г. - 39,6, 1916/17 г. - 49,3% совокупного дохода страны). Одновременно сокращались доходные статьи бюджета (таможенный доход, доходы от железных дорог, лесного хозяйства и т.д.). Запрещение продажи казенного вина с началом войны, а затем полное запрещение виноторговли привело к ликвидации самой большой статьи доходов бюджета, составляющей 25%, или до 1/4, всего бюджета страны. Повышение акцизов (на табак, спички, бумагу, нефтяные продукты), а также налогов (промыслового, на перевозку пассажиров, грузов и т.д.) не могли компенсировать потери.

В этих условиях правительство стало использовать традиционные методы покрытия военных расходов – денежную эмиссию, займы, введение новых и повышение действовавших налогов и косвенное обложение.

С начала войны прекратился обмен бумажных денег на золото и наращивался выпуск кредитных билетов. Согласно уставу, Государственный банк мог выпустить кредитных билетов на 300 млн руб. Во время войны это положение было изменено. Эмиссионное право Госбанка было увеличено до 1,5 млрд руб. Позже эта сумма постоянно росла и достигла 6,5 млрд руб. в 1916 г. За четыре года войны количество кредитных билетов в обращении увеличилось более чем в шесть раз. При этом сокращался золотой запас. До войны золото, находившееся в кладовых Государственного банка, почти полностью обеспечивало кредитные билеты. В России имелось золота на 1600 млн руб., за границей – примерно на 150 млн руб. при 1633 млн кредитных билетов в обращении. На 1 октября 1917 г. в России хранилось золота на сумму 1294 млн руб. при 17 275 млн кредитных билетов в обращении. В 1916–1917 гг. были выпущены разменные марки и казначейские знаки.

Сокращались и налоговые поступления. В первые три месяца 1917 г. поступления государственного поземельного налога снизились на 32% по сравнению с 1916 г., налоги с городского недвижимого имущества – на 41, с квартирного – на 43, с военного – на 29, с промыслового – на 19, с закладного – на 11, с наследственных пошлин – на 16, со страховых – на 27, с выкупных платежей – на 65%.

Внутренние и внешние заимствования привели к многократному росту государственного долга. На начало 1914 г. государственный долг России равнялся приблизительно 4 млрд руб., на 1 августа 1916 г. он составил 30 млрд руб., а на 1 августа 1917 г. – уже 43 млрд руб.

Прогрессирующая инфляция (к февралю 1917 г. курс рубля на внутреннем рынке упал до 27 коп. при официальном курсе 55 коп.) и дефицит предопределили рост цен на основные товары в 4–5 раз. Потребление у рабочих в 1916 г. при росте номинальной заработной платы составляло менее 50% довоенного уровня.

Описанные процессы в экономической жизни страны в значительной степени усилили отмеченную выше тенденцию к расширению государственного регулирования экономической жизни.

При анализе проблем государственного регулирования в России важно учитывать следующие немаловажные обстоятельства:

• государство имело значительную долю национального богатства, что предопределяло основы экономической политики, ее направленность (попечительство и опека);

• правительство не могло не учитывать возрастающее влияние монополистического капитала;

• при этом правительство имело возможность использовать внутренние противоречия бизнеса для сохранения основных принципов экономической политики и усиления роли государства в хозяйственной жизни страны;

• правительство находилось под постоянным давлением структурообразующего помещичьего сословия, чьи интересы зачастую не совпадали с интересами капитала. А это существенно ограничивало его возможности в согласовании интересов государства и общества.

Российская бюрократия была убеждена в возможности решения задач регулирования прежде всего методами укрепления административно-распорядительных прав власти по отношению ко всем субъектам хозяйственной системы без учета их интересов. Поэтому правительство в течение первого года мировой войны, опасаясь растущего влияния монополистического капитала и будучи уверенным в возможностях государственного аппарата, не шло на расширение сотрудничества. Одновременно правительство оказалось в противоречивой ситуации, поскольку вынуждено было согласовывать интересы торгово-промышленных кругов и помещиков.

Основными задачами военного регулирования экономики правительство считало обеспечение производства материальными ресурсами, а населения (и особенно армии) – продовольствием. Для этого в августе 1915 г. были образованы четыре особых совещания – по обороне, перевозкам, топливу и продовольственному делу. Они имели широкие полномочия и возглавлялись ведущими членами правительства (министрами – военным, путей сообщения, торговли и промышленности, земледелия). В качестве инструментов регулирования должны были использоваться государственные заказы, фиксированные и предельные цены, ограничение свободы торговли вплоть до введения государственной монополии, реквизиции продукции, разрешительная система при межрайонном обмене товарами и перевозке грузов по железным дорогам. Совещания были призваны разрабатывать планы снабжения армии и населения продовольствием, топливом и т.п., выдавать авансы предприятиям и содействовать в выполнении заказов. По мере ухудшения экономической ситуации правительство стремилось усиливать роль административных рычагов, активизировать непосредственное вмешательство в хозяйственную жизнь и прежде всего в сферу распределения.

17 февраля 1915 г. вышел закон, наделявший местные власти новыми правами: запрещать вывоз сельскохозяйственной продукции за пределы своей губернии, устанавливать предельные цены на хлеб и фураж, закупаемые армией, реквизировать продукты по пониженным ценам (на 15%). Это – важный момент в становлении административного регулирования. В 1916 г. были введены твердые цены на все хлебные сделки, как правило заниженные, что привело к росту рыночных цен, особенно в сентябре 1916 г., и сокрытию производственных запасов. Эти меры создавали искусственный продовольственный дефицит в городах.

Промышленники России стремились усилить влияние на процессы организации регулирования. Уже в первые недели войны были созданы Всероссийский земский союз и Всероссийский союз городов. В 1915–1916 гг. создавались и множились различные комитеты и общества, росла их роль в жизни страны. Комитет Красного Креста, первоначально скромная организация, постепенно подчинил себе всю санитарную администрацию страны. Земский и Городской союзы слились в Земгор, чтобы попытаться централизовать военные поставки, особенно со стороны небольших предприятий. В мае 1915 г. по инициативе А. Гучкова наиболее видные представители деловых и промышленных кругов создали Центральный военно-промышленный комитет, на который возлагалась задача организации производства для оборонных нужд и распределения заказов между крупными предприятиями. Благодаря усилиям комитета в 1916 г. снабжение армии несколько улучшилось по сравнению с 1915 г.

Государственная власть, явно теряя контроль за ситуацией, относилась ко всем этим инициативам весьма настороженно, видя в формах общественной организации представителей капитала опасные тенденции политического объединения чуждых самодержавному режиму сил. Но углубление кризиса в стране вынуждало правительство сближаться с бизнесом. После IX съезда представителей торговли и промышленности (май 1915 г.) власти согласились на создание ряда общественных организаций, призванных координировать работу предпринимателей.

Вместо того чтобы поощрять эти патриотические настроения, политика Николая II состояла преимущественно в замене одних некомпетентных и непопулярных министров другими, ничуть не лучшими (за год сменилось пять министров внутренних дел, четыре министра сельского хозяйства и три военных министра). В обществе камарилью во главе с Распутиным обвиняли в подготовке сепаратного мира и умышленном потворстве вражескому нашествию на территорию страны. Становилось очевидным, что самодержавие потеряло способность управлять страной и вести войну.

Тем временем резко ухудшилось положение со снабжением продовольствием, топливом промышленных центров, что привело к росту забастовочного движения. Число бастующих росло стремительно: менее 35 тыс. во втором квартале 1914 г., 560 тыс. в 1915 г., 1100 тыс. в 1916г. Условия жизни трудящихся катастрофически ухудшались. Из перенаселенных, несмотря на мобилизацию, деревень прибывало слишком много дешевых рабочих рук, и это ограничивало рост оплаты труда. Правительство было вынуждено идти на экстренные внеэкономические меры.

С начала 1916 г. в некоторых городах ввели карточки, установили нормы выдачи муки и круп. 30 июня этого же года был принят закон о четырех «мясопустных днях» в неделю. В конце ноября правительство приняло предложение министра земледелия А.А. Риттиха о введении с января 1917 г. принудительной хлебной разверстки. Предусматривалась поставка 506,5 млн пудов в установленные сроки для армии и военной промышленности. О снабжении городов должны были позаботиться местные власти. К управлению хозяйством, хоть и в ограниченной форме, были впервые привлечены торгово-промышленные круги. Но все эти меры не ликвидировали хозяйственной разрухи. В оппозиции царизму оказались все классы и партии, за исключением крайне правых.

Экономическое состояние страны накануне февральской революции даже представители царизма характеризовали как состояние «разрухи» и «развала». В этом отношении представляет интерес записка М.В. Родзянко, направленная царю в феврале 1917 г., незадолго до революции, в которой он писал, что «положение России сейчас катастрофическое и вместе с тем глубоко трагическое».

Приход к власти Временного правительства не мог изменить направления экономической политики. Общие задачи новой власти были сформулированы А.Ф. Керенским: 1) продолжить защиту страны; 2) воссоздать во всей стране действенный административный аппарат; 3) провести необходимые коренные политические и социальные реформы; 4) подготовить путь к преобразованию России из предельно централизованного государства в федеральное.

Все составы правительства сходились на необходимости государственного регулирования экономики и усиления контроля за деятельностью частных торговцев и предпринимателей. Каждый состав правительства заявлял о решимости остановить падение экономики, наладить хозяйственную деятельность в условиях продолжавшейся войны. Все обещали «крайнюю бережливость в расходовании народных денег», «установление твердых цен на предметы первой необходимости» (железо, ткани, керосин, кожи и т.д.) и доставку их населению «по возможно пониженным ценам».

Не только социалисты (эсеры и меньшевики), но и кадеты выступали за ограничение свободного рынка. Министр земледелия А.И. Шингарев говорил летом 1917 г.: суровая экономическая необходимость момента неизбежно будет толкать всякую власть – социалистическую или несоциалистическую, безразлично, – на путь монополизации.

Потому одним из первых шагов Временного правительства стало введение хлебной монополии. 25 марта 1917 г. вышло постановление о передаче хлеба в распоряжение государства: «Все количество хлеба... за вычетом запаса... необходимого для продовольственных и хозяйственных нужд владельца, поступает... в распоряжение государства и может быть отчуждаемо лишь при посредстве государственных органов».

Хлебовладелец имел право оставить семена для посева, зерно для прокорма скота и для пропитания из расчета 1,25 пуда на члена семьи и наемного работника в месяц, крупы по 10 золотников (золотник = 4,25 г) на душу в день. Разрешалось оставить сверх этого 10% от потребного количества «на всякий случай». Весь остальной хлеб подлежал сдаче местным продовольственным органам по твердым ценам (владелец был обязан доставить хлеб на ссыпной пункт).

Вслед за этим были установлены твердые цены на уголь, нефть, металл, лен, кожи, мясо, масло, махорку. Но для решения общеэкономических задач (аграрный вопрос, финансовая система и т.д.) у Временного правительства не было ни времени, ни возможностей. Происходившие в стране процессы в 1917 г. уже не контролировались центральной властью.

Вопросы для повторения

1. Каково содержание Манифеста 19 февраля 1861 г.?

2. В чем суть столыпинской аграрной реформы?

3. Каковы основные черты индустриального развития России?

4. Каковы были задачи Государственного банка?

5. В чем суть реформы, предложенной С.Ю. Витте?

6. Какие особенности развития российского капитализма вы знаете?

<< | >>
Источник: Под общ. ред. проф. О.Д. Кузнецовой и проф. И.Н. Шапкина.. История экономики: Учебник Под общ. ред. проф. О.Д. Кузнецовой и проф. И.Н. Шапкина. - М: ИНФРА-М,2002. - 384 с. - (Серия «Высшее образование»).. 2002

Еще по теме Экономика России в условиях первой мировой войны.:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -