<<
>>

Особенности романо-германской правовой системы.

Критерии различения Если взять отдельно позитивное

правовых систем мира. право, то его вряд

ли можно представить себе как некую эклектичную совокупность норм, изданных или санкционированных государством.

Одна из главных характеристик позитивного права - это его системность, структурированность. Как писал известный французский ученый- компаративист Р.Давид, “...важно понимать структурную взаимосвязь норм, термины, которыми они оперируют, способы, которыми пользуются для фиксации норм и их согласования друг с другом”1. Системность права с учетом интегративного правопонимания признается и виднейшими отечественными теоретиками права[223] [224].

Термин “правовая система” имеет два смысла: узкий и широкий. В узком смысле это национальное право той или иной страны (напр., российская правовая система). В широком смысле - это “более или менее широкая совокупность национальных правовых систем, которые объединяет общность происхождения источников права, основных правовых понятий, методов и способов развития”[225]. Соотношение узкого и широкого понимания правовой системы познается через диалектическую взаимосвязь этих категорий. С одной стороны, типичные признаки отдельных частных правовых систем стран мира в сумме дают критерии для объединения их в более общие группы

(правовые системы в широком смысле), с другой же стороны, общие закономерности и наиболее характерные признаки правовых систем (семей) являются саморазвивающимися и самодовлеющими факторами для частных правовых систем, входящих в данную правовую семью.

Что касается критериев различения правовых семей мира, то в мировой и отечественной науке по этому поводу нет единого мнения.

Учитывая данную диалектическую взаимосвязь понятий правовой системы в узком и широком значениях, следует выводить критерии группировки правовых систем в правовые семьи, исходя из тех элементов, которые составляют правовую систему отдельной страны, т.

е. в узком смысле. В свою очередь, по поводу состава и количества этих элементов имеются различные мнения.

Так, в числе элементов национальной правовой системы проф. С.С.Алексеев* и проф. Н.М.Матузов2 выделяют следующие (для удобства мы поместим их в таблице):

С. С.Алексеев Н.М.Матузов
1. Источники права; 1. Право как совокупность! позитивных норм;
2. Акты применения норм права; 2. Законодательство как форма выражения норм права;
3, Правоотношения;

4. Права и свободы граждан.

|3. Правовые учреждения, осуществляющие правовую

политику;

4. Судебная и юридическая практика;
5. Правореализационный

процесс, включая акты,

применения права;

|6. Механизм правового

Ірегулирования;

1 Алексеев С.С. Общая теория права. В 2-х томах. Т. 1. М. 1981. сс. 87-88.

2 Матузов Н.М. Правовая система и личность. Саратов. 1987. с. 25.

7. Право в субъективном смысле; |
8. Правовая идеология;

9. Другие элементы.

Таким образом, как бы ни различались (по численности и характеру) элементы правовой системы, приводимые различными авторами, они включают в себя базовые, конститутивные правовые явления, прежде всего право и законодательство, правовую доктрину и идеологию, правовую практику (в том числе и правоотношения). Эти группы элементов, как полагает проф. В.Н. Синюков1, позволяют совместить три критерия:

1) Нормативный (законодательство);

2) Идеологический (духовный);

3) Конкретно-практический.

Таковы в обобщенном виде юридические признаки национальной правовой системы. По логике вещей, однородность большинства из этих признаков у различных национальных правовых систем и группирует их в правовые семьи.

Большинство авторов[226] [227] сходятся в результате на том, что существуют несколько правовых семей: а) романо-германская; б) англосаксонская; в) религиозно-традиционная; г) социалистическая[228].

Все остальные правовые системы как бы примыкают к той или иной из этих групп. Однако единый результат научного поиска и обобщения национальных правовых систем, их классификации не означает единства критериев их различения.

Как видно даже из самих названий правовых семей, критерии для классификации весьма различны: от географических, этнических, религиозных, идеологических до юридико-технических. Такое положение не может быть признано удовлетворительным, поскольку наличие различных критериев для одной классификации приводит к логической ошибке в результате. Подобно тому, как любые предметы действительности могут быть классифицированы по нескольким критериям - основаниям - (напр., правовые нормы по отраслевому признаку делятся на конституционные, гражданско-правовые, административно-правовые, уголовно-правовые и т. д., по характеру предписаний на императивные и диапозитивные, по степени определенности на абсолютно определенные, относительно определенные, отсылочные и бланкетные и проч). Точно также следует поступать и с паровыми семьями, в противном случае результат классификации будет логически неверным.

Однако в качестве возражения против такого логического разграничения критериев классификации можно привести то обстоятельство, что в различных цивилизациях и у разных народов существуют и различные детерминанты их правового развития. Эти

детерминанты подчас весьма сложно привести к единому общему знаменателю, единому критерию. Поэтому немецкие ученые К.Цвайгерт и Х.Кёц предложили комплексный подход к решению данной проблемы.

Они выдвинули идею “правового стиля” как комплексного универсального критерия для различения правовых семей мира.

“Понятие стиля как отличительной особенности давно уже не является исключительной привилегией художественной литературы или прикладного искусства, - отмечают Цвайгерт и Кёц... В науке оно (понятие стиля - М.В.) оно служит для выявления общего и особенного и их соотношения в одном предмете или для выявления различий между предметами. В юриспруденции это понятие применяется в кодексе канонического права (Католической Церкви - М.В.). Согласно 20-му канону, в случае отсутствия соответствующей ( ясно выраженной нормы, следует вывести норму, подлежащую применению, исходя из аналогии общих правовых принципов, отвечающих понятию канонической справедливости, постоянно действующей доктрины и стиля и практики римской курии”1. Таким образом, именно нормы канонического права натолкнули немецких ученых на мысль о комплексном критерии различения правовых

систем.

В чем же состоит этот критерий - правовой стиль? Стиль складывается из пяти факторов: а) происхождение и эволюция правовой системы; б) своеобразие юридического мышления (стремление к юридическим обобщениям либо к конкретизации правовых предписаний применительно к каждому отдельному случаю); в) специфические правовые институты; г) природа источников права и способы их толкования; д) идеологические (в том числе религиозные) факторы.

Романо-германская Романо - германская правовая семья правовая система. как относительно самостоятельная

система, отвечающая приведенным выше критериям, сформировалась к XI1 -XI11 в. Основными историческими факторами, повлиявшими на ее становление, ученые считают 1) классическое римское право; 2) германское народное право; 3) каноническое право1. При этом, если роль римского права и местных обычаев весьма основательно исследована, то каноническое право, по крайней мере, в отечественной науке, обходилось молчанием.

Процесс формирования континентального права шел через изучение в университетах классического римского права, а также канонического права (как действовавшей общеевропейской правовой системы), а также через вплетение в эту богатую правовую ткань местных обычаев варварских народов.

На этой основе сформировались две университетские правовые школы, примерно одинаково повлиявшие на романо-германское право - глоссаторы и канонисты. Именно эти две доктрины заложили основу данной правовой семьи[229] [230].

Если суммировать особенности континентальной правовой системы, то, исходя из выведенных выше трех критериев, - нормативного (законодательство), идеологического (духовного), онкретно-практического (реализация правовых предписаний),- их можно свести к следующему:

Во-первых, основным источником права является нормативно­правовой акт. При этом, в странах континентального права повсеместно присутствуют писанные конституции, являющиеся

актами высшей юридической силы, общеотраслевыми источниками права.

Со времен римского права право делится на публичное и * частное. Это объясняется важным и значимым положением государства в обществе, его влиянием. Но это не означает подчиненного положения частного права. Напротив, именно континентальное право знает классически разработанные юридические источники, имеющие свои корни в кодификациях Юстиниана и средневековых юридико-канонических школах (Кодекс

Наполеона и Германское гражданское уложение).

Кроме того, существует весьма четкое деление права по отраслевому признаку.

Во-вторых, особым источником является в континентальном праве юридическая доктрина. Сначала это были мнения классических римских юристов, затем Божественное право по Фоме Аквинату и

к

Ансельму Кентерберийскому, потом доктрина естественного права, возникшая в университетах с эпохой Возрождения, и, наконец, основные общие принципы права, которыми руководствуются субъекты реализации права наряду с обычными правовыми нормами[231]. Во всех указанных случаях юридическая доктрина, с одной стороны, исходила из определенных представлений о здравом смысле и разуме, выражая общее направление в правотворчестве и реализации права, а с другой, так или иначе была признана государством.

Почти все эти особенности так или иначе связаны с влиянием канонического права.

Чтобы ответить на вопрос, каково положение церковного права в романо-германской правовой системе, следует сначала рассмотреть проблему положения религии и Церкви в странах, правовые системы которых принадлежат к романо-германской правовой семье.

К сожалению, в силу определенной политической конъюнктуры, при освещении этого вопроса наши ученые несколько смещают акценты с действительного правового положения Церкви в государствах романо-германской правовой системы к их собственному видению этих отношений в рамках доктрины естественного права, автономии личности и индивидуализма. Так, авторы учебника конституционного права зарубежных стран, определяя светское государство, характеризуют отношения церкви и государства в нем как отделение церкви от государства1. Л.А.Морозова, освещая общетеоретические вопросы отношений церкви и государства, выделяет две модели таких отношений: 1) государственная церковь с привилегированным положением; 2) отделение церкви от государства и школы от церкви[232] [233].

Оставим вопрос об употреблении понятия “церковь” в указанных работах (к нему мы вернемся в следующей главе), и посмотрим на действительные церковно-государственные отношения в странах континентального права и на их правовую регламентацию.

Общим и традиционным для подавляющего большинства стран является конституционное закрепление принципа свободы совести и вероисповедания. Эта фундаментальная особенность демократического политического режима вовсе не исключает различий в правовом положении церкви в этих странах, не означает

единообразного положения религии в государстве, как о том пишут некоторые авторы.

Термин “государственная религия” в большинстве стран отсутствует, однако часто имеет место близкое по значению определение “господстующяя” или “традиционная” религия.

В качестве примеров приведем несколько конституционных норм различных государств. Конституция Греческой Республики содержит следующие положения:

“Господствующей в Греции религией является религия Восточно-православной Церкви Христовой. Православная греческая Церковь, признающая своим Главой Господа нашего Иисуса Христа, неразрывно связана в своих догматах с Великой Константинопольской Церковью и со всякой другой единоверной церковью Христовой, неуклонно соблюдающей, как и она, святые апостольские и соборные каноны и предания. Она является автокефальной и управляется Священным Синодом, включающим всех епископов по должности и образуемым им Святым Синодом, как это указано в Уставе Церкви и в соответствии с положениями Патриаршей книги от 29 июня 1850 года и акта Синода от 4 сентября 1928 года” (статья 3)’. В конституции Болгарии, наряду с провозглашением свободы совести, равенства религий и отделения церкви от государства, признается “традиционным” восточно­православное вероисповедание[234] [235].

Как видим, во вполне демократических государствах религия далеко не является частным делом каждого. И хотя некоторые авторы высказывают мнение о том, что такое положение “рудимент” прежней политики, не понятный и неприемлемый в демократическом обществе[236],

на самом деле здесь заложен весьма глубокий смысл, берущий начало в политико-правовой традиции континентального права. Этот тезис подтверждает конституционное и текущее законодательство стран, которые прочно утвердились на правовой карте мира как страны с демократическим политическим режимом.

В Германии религиозные общества также отделены от государства, однако, будучи юридическими лицами (корпорациями), они делятся на два вида: 1) публичные и 2) частные. “Религиозные общества являются публичными корпорациями, поскольку они уже таковыми были. Другим религиозным обществам должны быть предоставлены, по их ходатайству, такие же права, если по своему устройству и числу членов они дают гарантии длительного существования” (извлечение из действующей части Веймарской конституции)1. На нужды публичных религиозных корпораций с их членов изымаются налоги согласно областному законодательству. Кроме того, преподавание публичных религиозных культов в Германии является обязательным предметом в школах, с правом родителей отказаться от посещения его своими детьми.

Кроме того, публичные религиозные корпорации в Германии могут издавать признаваемые государством религиозные правовые нормы. “Церковно-религиозное право и право, созданное государством, должны в разумных пределах сосуществовать, и не просто сосуществовать, а быть способными к коммуникации, поскольку лишь таким путем может быть создана основа для кооперации норм”[237] [238].

В настоящее время в Германии публичными религиями являются римско-католическая Церковь и Лютеранская церковь, что вполне соответствует греко-болгарскому термину “традиционной религии”.

В некоторых странах существуют несколько традиционных или публичных конфессий. Мы уже упоминали Германию, еще можно привести пример Финляндии, где традиционными считаются

* Православная и Лютеранская Церкви.

В Испании конституция, хотя и признает стандартный набор демократических принципов (свобода совести, отделение церкви от государства, равенство религий и проч), однако выделяет среди прочих религий Католическую церковь1.

Еще один вариант церковно-государственных отношений - договорный. Он реально воплотился в жизнь в Италии, где государство и Католическая Церковь признают друг друга равноправными субъектами и строят свои отношения на основе Латеранских конкордатов.

Следующий вариант церковно-государственных отношений представляют некоторые скандинавские страны (Дания. Швеция и др), где в законодательстве прямо указан государственный характер церкви[239] [240].

Наконец, последний вариант - действительно полное отделение церкви и религии от государства, имеющий место, например, во Франции, где, вероятно, сильны последствия революционного террора почти двухсотлетней давности.

Как видно из сказанного, варианты церковно-государственных отношений в странах романо-германской правовой семьи весьма разнообразны. И в большинстве этих стран церковное право, в силу публично-автономного положения церкви в государстве, является автономной правовой системой, взаимодействующей с правом,

* исходящим от государства.

* * *

В связи с темой нашего исследования было бы правильным затронуть вопрос о сущности религиозного права вообще и критериев выделения религиозной правовой семьи в частности.

К числу современных религиозных правовых систем относят мусульманское и индусское право. Такая трактовка современного религиозного права исходит из европоцентристских и нормативистских представлений о том, что можно считать правом. Включение из огромного числа религий мира лишь мусульманского и индусского права в число правовых систем, составляющих религиозную правовую семью, согласно подобным представлениям, обусловлено прежде всего признанием данных правовых систем со стороны государств соответствующих стран.

Второй аргумент за ограничение религиозной правовой семьи лишь двумя правовыми системами связан с уже приведенным выше и касается численности населения, проживающего в государствах с мусульманским и индусским правом1.

Между тем, политико-правовая действительность самих стран с мусульманским и индусским населением говорит о том, что государство как творец позитивных норм выступает здесь далеко не на первом месте. Так, в мусульманском праве на первом месте среди источников права находится священные книги и юридическая доктрина, т. е. авторитетные мнения богословов и юристов, которые имеют нормативно-обязательное значение, в том числе и для государства[241] [242]. Индусское право, вопреки конституции Индии (высшему акту государственного законодательства), закрепляет кастовое

деление, препятствует выходу за пределы каст в том числе в семейно­брачных отношениях1.

Что же касается такого приведенного выше аргумента, как * численность населения, являющегося приверженцами той или иной религии, то и он не выдерживает критики, поскольку другие правообразующие религии (напр. христианство, иудаизм) также имеют немало приверженцев, на которых распространяются

порожденные этими религиями нормы.

При выделении религиозной правовой системы следует исходить из того обстоятельства, что религия сама по себе, как социальный феномен, является правообразующим институтом, наряду с государством. Поскольку в этой главе уже был рассмотрен этот феномен, мы каснемся лишь понятия религиозной правовой системы.

Религиозную правовую систему можно определить как единую • религиозную систему социально-нормативного регулирования, которая включает как собственно юридические нормы, так и

религиозные догматы и нравственные постулаты, а также обычай[243] [244].

Для всех нормативно-регулятивных систем, порожденных религией, характерны следующие особенности:

1. Конститутивным, основополагающим источником права здесь является Божественное откровение, выраженное в священных книгах.

2. Другим важным источником права является религиозно­юридическая доктрина.

3. Позитивные правовые предписания тесно переплетаются с теологией (догматикой и нравственностью), а также с богослужебными нормами.

4. Существование правообразующей власти тесно связано с различными формами теократии, что обуславливает иную, чем в романо-германском и общем праве роль государства в

* правообразовании и применении права.

5. Относительно автономия религиозной правовой системы по отношению к правовым системам в рамках тех государств, на территории которых они существуют.

Религиозное право может поглощать право государственное (при теократических режимах), оно может автономизироваться от государственного права, одновременно взаимодействуя и существуя как бы параллельно с ним, а может иметь чисто внутренний, корпоративный характер, безразличный для публичной сферы жизни общества.

і*

<< | >>
Источник: Варьяс Михаил Юрьевич. ЦЕРКОВНОЕ ПРАВО В РОМАНО-ГЕРМАНСКОЙ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 1997. 1997

Скачать оригинал источника

Еще по теме Особенности романо-германской правовой системы.:

  1. Романо-германская правовая система
  2. 2.1 Основы и принципы судейского усмотрения в англо-саксонской правовой системе
  3. 4.1 Особенности предмета судейского усмотрения в континентальной правовой системе
  4. Особенности романо-германской правовой системы.
  5. Романо-германская правовая семья
  6. § 1. Теория обычая в романо-германской правовой доктрине
  7. § 2. Обычай в правовых системах романской подгруппы романо-германской правовой семьи
  8. § 3. Обычай в правовых системах германской подгруппы романо-германской правовой семьи
  9. § 4. Обычай в правовых системах скандинавской, латиноамериканской, африканской и дальневосточной подгрупп романо-германской правовой семьи
  10. 7.1 Правотворческий аспект в судебном применении и толковании гражданско-правовых норм в континентальной правовой системе
  11. 7.2 Правотворческий характер судебного применения и толкования гражданско-правовых норм в англо-американской правовой системе
  12. 7.3 Правотворчество и судебное применение гражданско-правовых норм законодательства в странах религиозно-правовой системы
  13. § 1. Теория обычая в романо-германской правовой доктрине
  14. § 2. Обычай в правовых системах романской подгруппы романо-германской правовой семьи
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -