<<
>>

ГЛАВА IV ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ СУДОПРОИЗВОДСТВА

Социально-экономические отношения XVIII — нач.ХІХ в., правовое положение населения Молдовы, централизация государственно-административного и судебного аппарата в руках господаря и утверждение турецко-фанариотского режима обусловили изменение порядка судопроизводства.

Усиление роли государства в борьбе с лицами, представлявшими опасность для господствующего класса, проявилось на всех стадиях изучаемого периода. Стремление верхушки обеспечить свои интересы путем сосредоточения всех дел в органах государственного суда выразилось в первую очередь в запрещении самосуда.

На протяжении XVIII в. судопроизводство Молдовы существенно менялось, особенно со второй половины столетия. После наделения исправников правомочиями в разборе всех гражданских судебных дел К.Маврокордат рекомендует "рассматривать в цинутных судах... бояр, мазылов, крестьян, всех жителей цинута... Кто будет недоволен решением цинутного суда... вправе с цинутной судебной книгой явиться в Диван. Когда люди будут обращаться в суда и там им откажут, тогда жалобщики должны обращаться в господарский суд".1 Но предписания и указания господаря выполнялись не всегда, поэтому он был вынужден обновлять и повторять свои правовые рекомендации.2 То же самое делают М.Суцу в марте 1795 г.,

С.Каллимах в июле 1789 г. и другие господари.3

Каноническое право и судопроизводство в церковных судах оказали большое влияние на теорию и практику гражданского и уголовного процесса в феодальной Молдове. Основаниями для возбуждения дела по обвинению в правонарушении являлись доносы, жалобы, слухи и показания подследственных, содержание которых оставалось неизвестным для обвиняемого. Имена доносчиков и осведомителей также держались в тайне. Достаточным основанием для ареста было подозрение. Основной целью следствия было вымогательство признания и раскаяния.

Рапространенным средством получения признания была пытка. Пытки были столь изощренными и мучительными, что обвиняемый часто брал на себя несуществующую вину и оговаривал заведомо невиновных людей. Следствие велось в полной тайне, с преобладанием письменного производства. Отсутствие четкой регламентации процесса, сроков следствия способствовало свободе действий судей.

Во времена турецко-фанариотского режима судебный процесс

осуществлялся следующим образом. Начинали со слушания жалобщика, потом следовала защита виновного или подозреваемого. Третий этап - рассмотрение документов, представленных в суд в качестве доказательств, заслушивание свидетелей и клятвенников, затем — вынесение решения суда. Впервые в молдавской юриспруденции пытался узаконить процедуру судебного процесса К.Маврокордат, но так и не сумел, точнее, не успел довести начатое до конца. Лишь А.Доничу удалось конкретизировать и четко определить ход развития судебных разбирательств (II, 14; III, 2; IV, 8). Стороны обязаны были принести клятву, положив руку на Евангелие. Самую активную роль в процессе играли судьи. Они должны были определить правоту обвинительных аргументов истца и контраргументов виновного или подсудимого.

Первые зарегистрированные сдвиги в упорядочении судебного процесса также были связаны с династией Маврокордатов. Так, К.Маврокордат приказывает исправникам судить согласно предписанным порядкам, а "все судебные дела зарегистрировать в отдельном журнале, который должен выполняться в двух экземплярах, один из которых ежемесячно представляется господарю для проверки".4 Он также требовал, чтобы по окончании судебного разбирательства "выдали на руки обеим сторонам судебные книги, куда должны были быть занесены решения суда".5

Когда судебные дела (в том числе в Диване) рассматривали по нормам обычного права, по окончании процесса не выдавали никаких документов и нигде не фиксировали факт состоявшегося процесса. Если же споры или конфликты судились по писаным законам, после суда в обязательном порядке выдавали книги или судебные свидетельства с указанием статьи закона, по которой рассматривали дело.6

К.Маврокордат предусматривал и возможность обжалования результатов судебных решений цинутных исправников: "Кто будет считать, что его судили неправильно...

с судебной книгой может явиться в Диван".7 Во втором обращении к исправникам К.Маврокордат требовал, чтобы судебный процесс происходил только в присутствии истца и ответчика. В случае отказа одной из сторон явиться в суд, исправник должен распорядиться о принудительной явке.8 Этому правилу следовали и другие правители, например, М.Суцу(1792-1795 гг.) и К.Ипсиланти (1799-1801 гг.).9 Однако количество процессов в стране не уменьшалось, а с каждым годом увеличивалось. Кроме того, представители зажиточных слоев стремились добиться пересмотра судебных дел вновь назначенными

составами цинутных судов или вновь избранным господарем, что вело к сумятице и неразберихе. Все это заставило господаря Александра Маврокордата во время своего второго правления (1785-1786 гг.), точнее, I мая 1786 г. подписать Соборную грамоту,10 направленную против тех, кто проиграл процесс, но пытался добиться подложным путем "справедливости". Предусматривалось, что "в случае, если однажды высшая судебная инстанция рассматривала судебное дело, тогда нечего отвлекать великих бояр и господаря ненужными вопросами. Если такие найдутся, тогда заставить их оплачивать все судебные расходы, наказывать их перед воротами господарского дворца битьем батогами или кнутом и заносить фамилии и имена таких злоумышленников в диванскую книгу плутов" (Cartea §iretilor)."

Судебный процесс XVIII — нач^Ж в. отражал изменения в базисе молдавского феодального общества. После судебной реформы 40-х гг., особенно под влиянием Кючук-Кайнарджийского мирного договора, из судебной практики исчезают или теряют силу многие архаические правовые институты, например, семейная и родственная солидарность. В то же время усиление турецкофанариотского гнета, модернизация судебного аппарата, рост политической активности просветительских элементов привели к дифференцированному подходу в организации судопроизводства. Все это носило не какой-то случайный характер, а было закономерным, продиктованным разложением устоев феодализма, вызреванием в недрах средневекового мира элементов более прогрессивного общества - капиталистического, характеризовалось постепенным переходом к новому способу производства.

Тщательный анализ институтов судопроизводства позволяет заметить в позднем молдавском феодализме зачатки капиталистического судопроизводства. И в этом нет ничего удивительного или "неповторимого". Это подтверждает правоту идеи К.Маркса о том, что не только базис оказывает воздействие на элементы надстройки, но в определенных случаях право, культура и идеология также могут повлиять на ход социально-экономического развития12. Молдавское судопроизводство — наглядный тому пример. Постараемся аргументировать нашу точку зрения.

В Дунайских княжествах на протяжении XVIII в. употребляются, в принципе, многие прежние термины, действуют старые институты, хотя многие из них видоизменяются так, что основные понятия процесса - суд, донос и жалоба в результате усовершенствования местного законодательства приобретают более четкий, строгий и профессиональный характер. Жалобы расследовались теперь на более квалифицированном уровне, нечестные челобитчики привлекались к ответственности. Одновременно с введением делопроизводства отдельные понятия, встречавшиеся в лексиконе обычного права, совершенствуются, некоторые — исчезают. Более того, канцелярское дело заставило урикаров, логофетов и других господарских сановников, цинутных судей вырабатывать "книжный" язык и стиль судебного процесса. В стране еще не существовало каких- либо школ или правовых центров, но контуры более совершенной юриспруденции вырисовывались все отчетливее.

Выше мы отметили, что до начала 70-х гг. в Молдове фактически не было текстов законов на румынском языке. Использовались письменные законодательства византийского права, причем весьма часто в вариантах западноевропейских законодательств — на греческом и латинском языках. В то же время многое перенимается и из западноевропейского просветительского процесса (после 1774 г.). Распространение передовых правовых идей резко возрастает.13

Но было бы ошибочным считать молдавское феодальное правотворчество правовым организмом, складывавшимся только в результате влияния внешних юридических законодательств.

Местные писаные и неписаные нормы также повлияли на правовые системы народов, с которыми они соприкасались. Но это отдельный вопрос, который заслуживает самостоятельного исследования. Отметим лишь некоторые особенности молдавского феодального судопроизводства. Если в большинстве стран Западной Европы, как и в отдельных странах Центральной и Восточной Европы, женщины не располагали равными правомочиями с мужчинами, то в Молдове наблюдается иная картина. С XVI в., в результате землевладельческих правовых норм, которые складывались в стране, женщины имели те же права, что и

1 4 і і

мужчины. Незамужняя женщина или вдова имели право представлять себя в суде. Подобные случаи подтверждают документы середины XVIII15- начала XIX в.16

Правомочными считались и несовершеннолетние, но в судебном процессе они не могли выступать как юридическое лицо. Их интересы представляли родители, отчимы, мачехи, при отсутствии таковых - опекуны. Например, 2 января 1777 г. права несовершеннолетней Марии - дочери стольника Манолаке Костаке были представлены отчимом.17 В 1776 г. боярин Н.Русет выступает на суде в качестве опекуна детей своего родного брата Л.Русет.16 Мы остановимся только на двух примерах (но их в документах встречается очень много), чтобы показать высокий уровень молдавского правотворчества, которое,

основываясь на нормах обычного права, оказалось более конкретным и совершенным, нежели византийское законодательство, не детализировавшее столь сложные юридические ситуации.

Действовавшие нормы обычного права определяли меры гражданской и уголовной ответственности родителей и опекунов за проступки несовершеннолетних. Последние же должны были содержать своих кормильцев до достижения ими преклонного возраста, помогать в случае болезни и т.д. Возникшие во времена кровнородственной общины, а может быть и раньше, традиции семейной или групповой солидарности настолько впитались в семейно-общественную жизнь молдован, что даже в переходный от феодализма к капитализму период не исчезают, а совершенствуются и продолжают служить в новых условиях.

Вопреки тенденции к индивидуализации ответственности каждого за свои дела и поступки, что, естественно, соответствовало нормам классического права, в Молдове в начале XIX в. еще живучи были черты семейной и групповой ответственности.

К разряду местных особенностей относится также представление в суде в качестве юридического лица группы семей, долевого землевладельца и сельских общин, что придавало молдавскому феодальному праву особый колорит, но и вело к большим сложностям.

На протяжении не только XVIII в., но и XIX в. в Молдове были очень сильны кровнородственные и патримониальные связи. До сельской общины члены общества входили в кровнородственные владельческие долевые землевладения, а также в резешские группы. Как правило, во главе таких кровнородственных групп находился вожак или предводитель, который в суде представлял и защищал ее интересы. Группы долевых землевладельцев или резешские союзы могли иметь 4,6 или даже 8 вожаков.

Все группы, кровнородственные и солидарные, руководствовались нормами обычного права, поэтому во взаимоотношениях их члены не пользовались какими-либо документами, разве что на владение землей. Но после введения в суде делопроизводства интересы таких групп резко ущемляются, ибо принципы неписаного и кодифицированного права входят в противоречие. Вот почему во второй половине XVIII в. число судебных процессов, в которых в качестве челобитчиков выступают группы родственников, резешей и т.д., резко возрастает.

Помимо особенностей в молдавском феодальном праве интересующего нас периода имелись и некоторые черты, характерные для большинства государств времен позднего феодализма и переходного периода к капитализму, главным образом, государств, исповедовавших христианскую религию. Так, например, церкви, монастыри, епископства и митрополит в Молдове имели право выступать в качестве юридического лица.

В отличие от родственных и солидарных групп церковные организации выступали в суде не общим числом, а только через своего представителя, выражавшего их интересы. Благодаря условиям, созданным турецко-фанариотским игом, а также возникновению капиталистических отношений, в конце XVIII в. культовые организации играли весьма активную роль в судопроизводстве страны. Они добились, чтобы их представители были правомочны выступать в любой судебной инстанции. Можно сказать, что в указанное время духовный феодализм значительно укрепляет свои позиции и покушается на суверенитет частновладельческого и государственного феодализма. Однако до открытой враждебности, наподобие той, которая наблюдалась в первой половине XVI в. в Германии, Англии, Швейцарии и Франции, в Молдове не доходило.

Что касается судебных органов феодальной Молдовы позднего средневековья, то они существенно отличались от аналогов более позднего периода. Если в новое время судебные органы, начиная от цинутных до центральных, работали согласно утвержденному расписанию, то в интересующий нас период цинутные или господарские сановники, сам господарь вправе были вершить суд, где им заблагорассудится. Так, господарский суд обычно начинался только тогда, когда на нем присутствовал сам монарх. Господарь всегда заходил в судебный зал в сопровождении апродов и спатаря с армашами, которые обеспечивали его безопасность. Он садился на трон, находившийся на приподнятом месте. Согласно турецкому обычному праву, по левую сторону от него располагались митрополит и другие сановники. Слева стоял спатарь с господарским мечом, а впереди, справа и слева, на расстоянии в несколько шагов -апроды и армаши.

Во избежание непредвиденных случаев, шума, толкотни, главный портар господарского двора регулировал вход и выход из господарского судебного зала. Находясь у ворот наружного двора, один из четырех портаров сопровождал представителей то одной, то другой стороны от входа до порога здания, где проходило судебное заседание. Оттуда до зала суда их препровождали апроды или армаши. Другие тяжущиеся ждали у ворот двора. Если их очередь не доходила до обеденного времени, им назначали другой срок заседания суда или откладывали процесс до следующего дня.19 Суд был настолько строг и нелицеприятен, что даже великий логофет в случае, если на него пожаловался простой крестьянин, "услышав упоминание своего имени, должен встать с места и стать по левую сторону крестьянина, пока разбирается дело".20 Это свидетельствует о решающей роли господаря в суде, о том, что решения в суде последней инстанции не были коллегиальными, а носили единоличный, индивидуальный характер.

Тяжбы в суде, как правило, долго не длились и оканчивались в тот же день. Сложные и запутанные дела рассматривались в течение трех-четырех заседаний, после чего выносилось решение.

В главе, посвященной судоустройству, мы коснулись и порядка разбора судебных дел в гражданском суде. Здесь хотим лишь конкретизировать некоторые детали. Франкоис де Павие пишет, что

господарь судил, сидя на троне, окруженный думными боярами,

21

компетентными в делах юриспруденции.

Одни путешественники свидетельствовали, что тяжущиеся падали перед господарем22 на колени. Другие, как П.Бакшич,23 считают, что это было характерным лишь для Валахии, ибо еще В.Лупу, господарь Молдовы, запретил в своем княжестве этот позорный обычай. Однако исследования начала XVIII в. доказывают, что на колени становились, но только ответчики. И сомневаться в этом нет никаких оснований. Ведь если падали на колени бояре, то представители низших слоев общества тем более должны были это делать. Если данный обычай не приводится Д.Кантемиром в "Описании Молдавии", его никак нельзя считать исчезнувшим в XVIII в. Само положение господаря в государстве и в судебной иерархии навязывало этот обычай всем членам общества. Если даже господари опускались на колени перед султаном, то подданные молдавского сюзерена тем более должны были поступать согласно принятым внутри иерархической лестницы обычаям.

Жалобы подавались господарю в письменном виде, многие из них вручались во время его путешествия по стране,во время прогулок, в церкви и т.д. Этим самым челобитчик обеспечивал и защищал свои права, на которые покушались другие лица.

На протяжении XVIII в. сроки и дата судебного заседания назначались произвольно, т.е. в зависимости от желания судебной инстанции. Ответчика оповещали за несколько дней до заседания, а с содержанием жалобы знакомили во время процесса. Впервые в Молдове порядок назначения даты и срока судебного заседания был регламентирован в "Кратком собрании законов..." А.Донича. Челобитчика уже обязывали ознакомить ответчика с содержанием обвинительной жалобы или же вручить копию жалобы, чтобы тот имел время подготовиться к защите(тит. 3, § 4).

"Краткое собрание законов..." (тит. 4, § 8, 9) предусматривало

для ответчика возможность и право выступить до суда с опровержением и контржалобой в свою защиту. Уточнялось, в каких случаях ответчик может это делать.

Действующие законодательства, как письменные, так и некодифицированные, предписывали "давать суд всем жалобщикам". Но сосредоточение дел в руках государственного суда, впрочем, как и запрет "мстить" или "дружить", преследовали своей целью ограничить разбор дел посредством обычая или произвольного решения судебного дела и не нарушать установленных законов, то есть волю господствующего класса "из мести" или "по дружбе". Этим же обусловливалось право сторон на отвод судей. В то же время судоустройство указанного времени содержало элементы состязательного и розыскного характера.

Состязательный процесс или суд велся как по гражданским (разного рода иски), так и по уголовным делам (душегубство, воровство, разбой), но последние должны были быть без поличного и без "язычной молки", т.е. без оговора либо "облихования" на повальном обыске или во время пыток.

Сама процедура судебного процессса также видоизменяется. Ранее законодательством не были определены права и обязанности истца, но уже в первой половине XVIII в. вырабатываются нормы обычного права, согласно которым челобитчик мог обращаться с жалобой не только в цинутный суд, но в зависимости от обстоятельств, и непосредственно в высшую судебную инстанцию. Особенно много жалоб получал господарь во время путешествий по стране, ибо для того, чтобы передать какую-либо жалобу в его резиденцию, истец должен был обладать большой суммой денег для оплаты судебных расходов, а самое главное - пройти все пороги бюрократического феодального центрального аппарата, начиная от Vomica de poarta с кончая logofat(oM). Вот почему жители страны, узнав о предстоявшей поездке господаря через их земли, спешили передать свои челобитные. Однако не все они имели возможность в таких ситуациях "добраться" до господарской правды. Даже если крестьянам или резешам удавалось достичь господарский кортеж, предстояло еще преодолеть сопротивление личной охраны монарха.

Мелкие и средние по значению споры и конфликты господарь не рассматривал. После возвращения из поездки по стране он передавал такие дела на рассмотрение цинутных судей или, в лучшем случае, кому-либо из диванских сановников второй - четвертой категории. К.Маврокордат пытался упорядочить процедуру процесса, придать ей более действенный, динамический характер, стремясь повысить роль и авторитет молдавского феодального суда. Так как основная масса процессов проходила через цинутные суды, господарь предписывал исправникам "судить все гражданские дела цинута постоянно... крестьянские и мазыльские, кроме уголовных случаев. Каждый, считавший себя обиженным в цинутном суде, имеет право подать жалобу в Диван".24 Но в цинутных судах представители низших слоев общества обычно проигрывали процесс, потому что там заседали главным образом местные феодалы, с которыми крестьяне, резеши или ремесленники конфликтовали. Ктомужеза рассмотрение дела в цинутном суде челобитчик также обязан был платить пошлину и расходы, связанные с ведением процесса. Отсюда и большой наплыв челобитных в господарский суд. К.Маврокордат стремился регламентировать и этот участок производства. 10 мая 1742 г. он предупреждает исправников: "Слишком много людей из цинута обращаются к нам по простым причинам стоимостью в один, два и три лея. Считаем, что либо двери твоего суда закрыты, либо там никого нет, или люди избегают встречи..."25 Аналогичные указания были сделаны и последующими господарями. 18 марта 1795 г.26 - М.Суцу, 3 января 1799 г. - К.Ипсиланти27, 10 марта 1803 г. - Ал.Морузи28 обвиняют исправников и цинутных судей в недостаточно квалифицированной подготовке по правовым вопросам. Более четкий регламент прошения истца в суд устанавливает "Краткое собрание законов...": сначала обращаться по месту жительства, а потом в цинугный и господарский суд (тит. 3, § I).

<< | >>
Источник: А. Галбен. ИЗ ИСТОРИИ ФЕОДАЛЬНОГО ПРАВА МОЛДОВЫ XVIII - НАЧАЛА XIX В. (турецко-фанариотский период). 1998

Еще по теме ГЛАВА IV ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ СУДОПРОИЗВОДСТВА:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -