<<
>>

§ 4. Общая характеристика суда и права на территории турецких рай

В XVIII в. значительная часть территории Молдавского государства была отторгнута турками. Около 42% земель Молдовы принадлежало Турции, а Буковина с 1775 г. была передана Портой Австрии.101 Османская империя постоянно нарушала территориальную целостность княжества.

С XV по XVIII в. включительно были захвачены определенные молдавские города, крепости с близлежащими землями и превращены в турецкие райи, управляемые пашами. Такая участь постигла Тигину (Бендер), Измаил, Рень, Хотин, Аккерман и Килию. К этим райям примкнула и территория Буджака, заселенная с конца XVI в. ногайцами.

Следует отметить, что в районах этих рай проживало большое число молдован. Жили они по нормам молдавского обычного права, отчасти по писаным законам княжества, но подчинялись и турецким порядкам, подвергаясь суду турецкихзаконодателей. Однако не во всех случаях молдавское население попадало в сферу компетенции османских правовых норм. Встречались отступления от общепринятого турецкого законодательства. Судоустройство, право и юстиция турецких рай относились к разряду цинутных судебных институтов, ибо не было казуса, чтобы случившееся на этих территориях рассматривалось в Стамбуле и лишь очень редкие дела и конфликты судились с участием молдавского господаря.

Захват и включение указанных территорий в состав Османской империи привели к уничтожению прежних поземельных и правовых отношений, а введение их в орбиту азиатской формы феодализма, когда "индивид не становится собственником, а лишь владельцем"102, обращало эти земли в систему совершенно новой иерархической структуры общества. Главным собственником считалось исламское содружество, потом государство, султан владел лишь политической властью.

Феодальными собственниками вместо местных землевладельцев становились турецкие завоеватели. BXVII в. все райи на территории Молдовы совместно с райями Валахии вошли в состав Очаково-Силистрийского эйалета, во главе которого стоял турецкий паша.

С начала XVIII в. и до присоединения этих территорий к России паша носил статус визира.

Совокупность правовых норм, используемых турками на территории рай, составляла Шариат — взаимодополняемые религиозные и светские законы (свод мусульманских законов)103,

хариджийские вероучения, которые исповедовали турки, а также молдавское право. Основными источниками мусульманского права были Коран, сунна, турецкое обычное право и кануны - фирманы султана, визиря и особенно шейх уль - ислама.104

Очаково-Силистрийский эйалет делился, как и другие провинции, на санджаки (округа). Бейлербей, правитель эйалета, и санджакбей, начальник санджака, осуществляли гражданское управление провинциями и округами и одновременно являлись командующими войсками феодального ополчения и местных гарнизонов янычар. Воины конного феодального ополчения (сипахи) получали земельные пожалования — тимары и зеаметы. По приказу султана они были обязаны лично участвовать в военных походах и в зависимости от дохода с полученного ими земельного пожалования выставлять определенное число экипированных всадников. В мирное время сипахи должны были жить в санджаке, где находились их земельные владения. Им поручались также определенные функции надзора за земельными фондами, регулярным поступлением налога с каждого крестьянского двора, продажей и наследованием земли крестьянами, обязательной обработкой ими угодий и т.п. Выполняя эти организационнохозяйственные и полицейские обязанности и собирая с подвластного крестьянства райи налоги, сипахи, по сути дела, не были только воинами, но исполняли и функции низшего звена административного аппарата эйалета. Они получали материальное обеспечение за счет доли государственного налога с проживавшего в ихтимаре или зеамете населения. Доля эта была четко определена турецким государством. Военные командиры и административные начальники, бейлербей и санакбеи наряду с доходами от пожалованных им земельных владений имели право на получение определенного вида налогов с крестьян, проживавших во владениях рядовых сипахов.

В результате этих сложных налоговых комбинаций складывалось соподчинение рядовых сипахов крупным феодалам, стоявшим на высшей военноадминистративной ступени. Это создавало в Очаково-Силистрийском эйалете своеобразную систему феодальной иерархии.

Даже крупные феодалы не имели судебного иммунитета. Судебные функции были обособлены и выполнялись кадиями (мусульманскими судьями), которые подчинялись не местной администрации, а лишь кадиаскерам провинции и главе мусульманской общины в империи — шейх-уль-исламу. Судоустройство было централизованно и султан мог непосредственно через кадиев осуществлять свой надзор в райях.

Кадии осуществляли судебный надзор в присутствии заинтересованных сторон. Как и в молдавском законодательстве, на суд допускались свидетели, а в качестве доказанности аргументов апеллировали к клятве. Обычно решения по судебным делам, рассмотренным кадием, были окончательными и обжалованию не подлежали. Начиная с 20-30 гг. XVIII в., каждому из них помогали по три представителя сельских общин.

Важно отметить, что на протяжении не только XVIII в., но и всего периода существования турецких рай, молдавское население, проживавшее на их территориях, сумело сохранить определенную юридическую автономию. Конфликты между лицами молдавской национальности судились по молдавским юридическим нормам, в остальных случаях вступали в силу мусульманско-турецкие законы.105

Характеристика судопроизводства турецких рай и юридическая дееспособность иностранцев была бы неполной без описания отношения молдавского сюзерена к лицам турецкого происхождения.

Перед какими законами отвечали нехристиане? Здесь следует отметить, что турки не подпадали под воздействие обязательственного права, а также норм гражданского законодательства. Их должны были судить по законам Корана и Шариата. Но в Молдове они не жили компактно, не имели своих территориальных общин, кроме того, не было людей, знавших мусульманское право. Помимо того, султан не позволил бы, чтобы турка судили по христианским законам.

Да и сама средневековая логика и идеология не допускали солдат, офицеров и торговцев турецких гарнизонов и рай к суду немусульманского закона.

Тем не менее господарь-христианин помимо мистической мантии обладал совокупностью верховной, экономической, политической и правовой власти, которой его наделял султан. Поэтому лиц турецкого происхождения, совершивших проступок и заслуживавших наказания, мог судить лишь господарь, но не всех турок, допустивших нарушение закона, а лишь конфликты между мусульманином, молдованином и другим христианином. В таких случаях господарь вправе был прибегнуть к суду в Диване или к общинному суду — в зависимости от сложности совершенного преступления или же от чина турка. Д.Кантемир указывает, что уголовные преступления, совершенные турками, судили "...бешли-ara, имевший под своим командованием Двух капитанов-бешлиев. Бешлии бывают или турки, или татары. Они используются господарем для воспрепятствия грабежу со стороны турецких войск и для наказания тех турок, которые недостойно ведут себя, т.к. у турок считается большим беззаконием, если магометанин будет наказан или бит неверным, как они обычно называют христиан".106 К.Маврокордат пошел дальше. В годы первого правления он назначил в Галац сердарем турка, в функции которого входил контроль за осуществлением на практике норм Корана и Шариата в гарнизонах, райях и вообще за поведением мусульман на территории Молдовы.107

Как правитель и верховный судья господарь пытался оберегать земли страны от грабежа турок и татар. Ведь нередки были случаи, когда те опустошали даже столицу в присутствии самого господаря. В целях оказания моральной поддержки своему ставленнику султан неоднократно издавал фирманы, позволявшие господарю ловить и наказывать нарушителей. Поимка их в начале XVIII в. поручалась бешлиям, а с 30-х гг. — галацкому сердарю, который должен был "проучить злоумышленников", а самых злостных—"отправить к нам".106

Господари довольно редко получали фирманы с правом самим решать уголовные дела мусульман с последующим сообщением в Порту.

Так, в 1712 г. с целью приостановления разбойничьих нападений турок, находившихся на территории Молдовы, визир "разрешил господарю, чтобы на случай, если они (турки — А.И.) будут зулумгировать (терроризировать - А.И.), наказавыть их по своему усмотрению".109

В судебных делах с участием мусульман был вправе участвовать и диван-эфенди110. Он, вместе с другими турками и молдованами, назначенными господарем, часто рассматривал от имени верховного судьи преступления и проступки, совершенные мусульманами. В таких случаях диван-эфенди выражал волю господаря и султана.

Естественно, что, как и на любой другой вассальной территории, в Молдове проживало много мусульман. В подобных случаях всегда находится значительное число нарушителей закона, тем более учитывая характер и средневековую психологию турок. Не случайно так много документов, указывающих на разбирательство в господарском суде или от имени господаря дел, связанных с мусульманами. Так, например, ГГика в 1728 г. казнил боярина ЛупуДрэгэнеску за злодеяния, совершенные на территории,занятой татарами - союзниками Порты. На суде присутствовали диван-эфенди и много других турок. На этом же заседании осудили и турка Муртаза — соучастника Дрэгэнеску. Господарь приказал "сперва занести турку 100 ударов палкой, после чего сослать его на каторгу".111 Примечательно, что турка судил молдавский господарь-христианин, а экзекуцию выполняли турки.

Другие чужестранцы при нарушении законов Молдавского феодального княжества также подвергались их воздействию, в зависимости от отношений, которые сложились между Молдовой и страной, где постоянно проживал нарушитель. К сожалению, мы не располагаем такими документами, но думаем, что иностранцы-

немусульмане могли попасть под действие молдавской юриспруденции, если нарушения носили уголовный характер.

После анализа юридической власти господаря над иностранцами однозначно ответить на вопрос, что преобладало у молдавского сюзерена — зависимость или самостоятельность, нельзя.

Нами изучено около 600 документов господарского суда, касающихся XVIII в. Из них, примерно, 300 дел было рассмотрено господарем совместно с Диваном, по 252 приняты единоличные решения, а остальные провинившиеся понесли наказание, согласно турецкому фирману. Первая группа документов анализируется параллельно деятельности господарского Дивана.

Дела, составляющие вторую группу источников, свидетельствуют, что круг вопросов, рассмотренных господарем единолично, не так уж широк. Выше, со ссылкой на работы Д.Кантемира, указывалось, что господарь фактически предрешал заранее судьбу клятвопреступников, государственных изменников и гайдуков. Приведем еще несколько конкретных примеров. 30 марта и 25 июля 1735 г. господарь сам распоряжается и наказывает опекунов112, возвращает присвоенные другими феодалами земли находившемуся в изгнании боярину.113 Иногда господарь возвращается к делам, ранее рассмотренным в Диване.114 Его решения основываются на тщательном анализе материалов и жалоб заинтересованной стороны.115

Вот еще интересный случай. Михаил Раковицэ в 1724 г. выкупает у татар за 200 лей предателя, капитана Теренца, который в союзе с Василием Гяуром и другими боярами осуществили совместно с венгерской армией поход в Молдову и покушались на жизнь самого сюзерена. Господарь лично допросил преступника, после чего ударил его и приговорил к смертной казни через повешение без согласования с членами Дивана.116 Подобным образом он осуществил и суд над великим спатарем Кузой.117

Следует отметить, что не только мусульманское право запрещало применение христианских законов против турок. Pravila aleasa (избранные правила) в Молдове, согласно канонам святых апостолов, наказывали священника и монаха, которые принимали подарки от турок. 184 глава этого закона, а также неоднократные распоряжения молдавских господарей не разрешали крестить турецкого ребенка, иметь в качестве крестных или посаженных отцов лиц турецкого происхождения, ибо "нельзя соединить души верных и неверных, точно так же, как нельзя принимать свет и мрак".

Во все времена и в любом обществе право представляло собой экономическое выражение существующего строя. Как надстроечный институт общества право развивалось параллельно с политикой, идеологией, культурой и религией, в зависимости от состояния базиса. Относительно Молдовы времен развитого и позднего феодализма следует отметить, что Порта не стремилась опережать события, а позволяла им развиваться естественным путем. Не случайно в 20-е гг. XVI в. Турция определила для Молдовы автономный статус "daral-ahd". Это было не что иное как плацдарм для последующего инкорпорирования "dar al-islam". Автономный статус позволил сохранить административную, фискальную, политическую, а также юридическую власть. В начале XVII в. ,по мере усиления оттоманского господства сужается политикоюридическая власть страны. А в XVIII в., после 1711 г., надстроечные институты118, в том числе юриспруденция, полностью контролируется турецкими поработителями. В подтверждение сказанного отметим, что с усилением турецко-фанариотского режима в крае резко возросло число турецких торговцев, сановников, военных в приграничных крепостях (Бендер, Хотин и др.), а также частных лиц. Все они терзали молдавский народ, грабили, убивали, воровали детей, насиловали, навязывали вынужденный залог "selam akiesi". Лишь крайне редко поступки турок рассматривали кадий и мумбаширы.119 Деятельность молдавской юстиции существенно ограничивалась.120 Нередки бывали случаи, когда для суда виновным следовало было явиться в Стамбул121 и даже когда султан брал под защиту не только мусульман, но и христиан122 или евреев123. Порта требовала от господаря подробного отчета по наиболее важным судебным делам.124 А кадиям, правителям рай, разрешал судить некоторые дела125 в целях полного контроля над положением дел на местах. Однако следующий документ126, обнаруженный в единственном пока экземпляре, показывает, что турки пошли еще дальше. Так, например, при правлении К.Маврокордата (1743-1747 гг.) султан приказал хотинскому кадию рассмотреть в Яссах жалобу боярина на господаря. Однако господарю удалось все же добиться, чтобы жалобщика повесили. Итак, даже институт господарской власти и юстиции не являлся самостоятельной юридической единицей, имел подвластный, автономный характер,а место индивидуума в классовом обществе всегда определяли классовые отношения. Поскольку судебные тяжбы требовали больших сумм денег, конфликтующие стороны пытались обходить нижестоящие инстанции и сразу обращались в вышестоящие. Но, не будучи уверенны в положительном исходе дела, некоторые феодалы пытали счастья в судах кадиев. Так, например, 13 ноября 1768 г. Н.Брынковяну разрешил наследственный конфликт127, а 9 июня 1746 г. кадий Брэилы судил тяжбу между жителями города Я ш ь - боярином Лупу и турецким купцом Мосаилом.128

В литературе распространено мнение, будто молдавские господари и Диван оказывали сопротивление турецкому правовому нажиму, пытаясь уберечь население страны от османского произвола. Но это не так. Известно, что перед назначением на престол каждый кандидат в господари тратил огромные суммы на подарки для султана и его придворных. Заняв пост правителя страны, господарь, естественно, пытался как-то ограничить вмешательство турецких властей, тем более, что его статус ставленника султана давал на это право.129 Ограничение действий османской юстиции позволяло господарскому суду расширить свои полномочия и давало возможность господарю накапливать большие материальные средства.

Вмешательство османов в правовую жизнь страны очень болезненно воспринималось ее жителями. Только после Кючук- Кайнарджийского мирного договора растет авторитет молдавского суда, падает престиж и сужается сфера влияния турецкой юстиции. Так, в хатишерифе от 4 ноября 1774 г.130 в судоустройстве, действовавшем на территории Молдовы, были предусмотрены следующие изменения:

- гражданские и уголовные тяжбы между земляками и турками судит господарь и никакие внешние силы не могут противиться ему;

- при разборе конфликтов между земляками и турками должны заслушиваться свидетельские показания лиц из христиан;

- никому из земляков не разрешается обращаться за судебным разбирательством вне пределов страны;

- кадиям запрещается судить кого-либо в Молдове;

- турки не правомочны требовать "стоимость" за кровь (имеется в виду кровь за убитых османов в поединках между самими турками);

- отуреченные земляки вправе оплачивать долги и судиться в судебных инстанциях Молдовы;

Далее следует разъяснение по 1 пункту: тяжбы между земляками и турками судитдиван-эфенди, в его отсутствие — кадий из Брэилы, а в высшей инстанции — господарская юстиция. Эти юридические нормы были подтверждены фирманами от 1792131 и 1802 гг.132, которые во многом повторяли правила хатишерифа 1774 г. Документ довольно часто называет К ю ч у к - К а й н а р д ж и й с к и й м и р "slobozenia noastra " ( н а ш е

освобождение).133 Иными словами, налицо факт положительного воздействия внешних сил на развитие молдавской юриспруденции.

Постараемся аргументировать сказанное.

1. После 1774 г. господарь все больше и больше судил от своего имени, подписывая:" И.О. воевод земли молдавской..."

2. Господарь судил только по византийским законам, обычаям земли и каноническому праву. Судебные действия кадиев и мумбаширов сужаются до минимума. В документах сами турки, не имея другого выхода из создавшегося положения, просили, чтобы господарь судил их "по законам мемликета",134 с соблюдением "их ниазама".135

3. Господарские решения по судебным делам оценивались как решения высшей судебной инстанции. Ни один жалобщик не был вправе обращаться за рассмотрением иска за пределы Молдовы. Даже феодалы, не одобрявшие возвышение власти сюзерена, поддерживали идею запрещения за обращением "земляков в Цареград", как действовали до сих пор по старинным обычаям, а добиваться правды здесь, в господарском суде".136

4. Нам не удалось найти ни одного документа, в котором султан ограничивал бы судебную власть молдавского сюзерена. Встречаются лишь случаи, когда Порта вмешивается в дела сугубо политического характера: шпионаж, заговор, предательство. Однако эти действия не подрывали силу местной юстиции и суда.

Более того, в последнюю четверть XVIII в. и первые десятилетия XIX в. некоторые нормы обычного права были кодицифированы и использовались даже при разборе конфликтов между молдованами и турками. Эти нормы стали законом лишь после подписания Портой хатишерифов от 1774,1784, 1792, 1802 гг.

Следует отметить, что, несмотря на требования указанных хатишерифов об участии диван-эфенди в судах, рассматривавших дела, связанные с турками, господарь довольно часто разбирал подобные гражданские дела сам, без участия представителей молдавского суда.137

Во всяком случае, до 70-х гг. XVIII в. в Молдове утвердился обычай, согласно которому судебные дела между молдованами и турками рассматривались в господарском Диване совместно с диван-эфенди, а в случае, если турок не соглашался с решением, обращались в суд кадия из Брэила.138 Но в годы господства турецко-фанариотского режима данный принцип часто нарушался.139 Поэтому в хатишерифе 1774 г. он приобретает законный характер, а хатишериф от 1784 г. предусматривает то же самое, но с определенным уточнением. Если ранее обвиняемые должны были явиться в Брэилудо после 1784 г. турецкий сановник сам являлся в господарский Диван140 на повторное рассмотрение дела. Это подтверждает мысль, высказанную в исторической литературе, об ослаблении политической и юридической власти Порты. Кроме того, данные нормы освобождали конфликтующие стороны от больших дополнительных расходов. Они были повторены в фирманах 1792141 и 1803 гг.142

Вот основные нормы, предусмотренные в последнихдвух х а т и ш е р и ф а х и у к а з ы в а в ш и е н а о г р а н и ч е н и я д е й с т в и й турецкой юстиции в Молдове:

- Если турки, призванные в суд для дачи показания, умышленно вводили следствие в заблуждение и об этом становилось известно, то судьбу обманщика решали диван-эфенди и господарь.

- Приговоры приводились в исполнение в присутствии кадия из Брэилы.

- Молдавские подданные судились только в местных судах.

- В гражданских делах принимались во внимание свидетельские показания молдавского христианина против турка.

- Конфликты и споры между турецкими воинами оставались в компетенции забитов143 из приграничных крепостей.

- Отныне визиры не выделяют мумбаширов, кадиев и забитов для рассмотрения судебных дел в Молдове.

Таким образом, факт значительного освобождения молдавского суда и юстиции от османской опеки налицо. Участие же кадия и диван- эфенди в тяжбах между молдованами и турками следует трактовать не как полную зависимость молдавской юстиции и суда от Порты, а как стремление Османской империи следить за соблюдением норм Корана и Шариата на немусульманских, но еще зависимых от нее территориях. Это вызвано еще и тем, что в молдавском суде не было лиц, знакомых с исламским правом. К тому же подобные уступки молдавское право делало и по отношению к другим этническим группам: грекам, армянам, евреям.

Заслуживает внимания и такая деталь. В конце Х\\/Ш-нач.Х1Х в. все больше и больше утверждается мысль о том, что господарь правомочен и компетентен в разборе тяжб с участием турок. Л и ш ь п о с а м ы м с л о ж н ы м д е л а м е м у с л е д о в а л о

консультироваться с брэильским кадием.144

Но было бы ошибочным считать, что после 1774 г. в юридической практике не встречались случаи турецкого вмешательства в юридическую жизнь страны. И все же, если до Кючук-Кайнарджийского мира суд турецких сановников рассматривали как общепринятое правило, то после этого историко-правового акта подобные факты рассматривались как злоупотребление властью.

Следующий важный аргумент в пользу тезиса о создании после 1774 г. благоприятных условий для развития молдавского суда и юстиции предоставляет нам анализ тяжб между молдованами и иностранцами на территории Молдовы.

С началом разложения феодализма и зарождения капиталистических отношений в крае начинают развиваться различные отрасли экономики, что способствует резкому притоку иностранцев в страну. Если во времена турецко-фанариотского режима тяжбы между местным жителем и иностранцем или же между иностранцами являлись объектом компетенции лишь Порты145, то после упомянутого договора господарская юстиция требует, чтобы иностранцы, проживающие на территории Молдовы, соблюдали местные законы и обычаи, а в случае их нарушения виновников судить следовало по "молдавскому законодательству".146

Здесь следует внести определенные уточнения. После Кючук- Кайнарджийского мира в Дунайских княжествах были открыты консульства великих держав, которые защищали интересы своих сограждан. Первые 10 леттакого рода процессы находились в компетенции молдавских высших судебных органов. С1784 г Александр Маврокордат издает первый документ, который признает юрисдикцию иностранных консульств в стране. Этот хрисов указывает. "Если в тяжбах между земляками и иностранцами будут задеты интересы страны,тогдатакиедела вправе рассматривать судебные инстанции, начиная от цинутных судей и кончая господарем"147. Однако если иностранец не был согласен с решением цинутного суда, молдавским стражам правопорядка запрещалось арестовывать или наказывать его, а предписывалось сопровождать в столицу к господарю, где с ним следовало бы обращаться согласно режиму капитуляции148. В1792 г была образована специальная судебная инстанция для разбора тяжб между иностранцами и местным населением. Во время заседаний таких судов должны были присутствовать консул и драгоман. Тяжбы между иностранцами являлись предметом судебных разбирательств консульств149.

<< | >>
Источник: А. Галбен. ИЗ ИСТОРИИ ФЕОДАЛЬНОГО ПРАВА МОЛДОВЫ XVIII - НАЧАЛА XIX В. (турецко-фанариотский период). 1998

Еще по теме § 4. Общая характеристика суда и права на территории турецких рай:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -