<<
>>

§ 4. Брачно-семейные отношения

Среди многочисленных локальных правовых институтов важное место отводилось брачно-семейным отношениям, которые в исследуемый период в значительной степени основывались на общем понятии брачного союза, пределах брачного возраста, режиме имущественных долей и пр.

Тесно связанные с семейной обрядностью, они переплетались имущественно-правовыми отношениями в обществе и семье и продолжали сохранять в XVIII-XIX вв. некоторые черты смешения его норм с нормами обязательственного права, что проявлялось прежде всего в терминологии.

За рубежом брачно-семейные отношения изучались очень мало, разве что на XV Международном конгрессе исторических наук в Букурешть (10-17 августа 1980 г.) коснулись этой темы.288 В марксистской историографии институт брака и семьи, как и другие области гражданского и семейного права, связанные с имущественноправовыми отношениями, практически мало изучен, за исключением отдельных вопросов, освещенных а работах М.О.Косвена,289 В.С.Зеленчука,290 НАКислякова,291 а также в работах автора данной монографии,292относящихся непосредственно ктеме. Основной базой для исследования этого института явились исторические документы эпохи феодализма, а также работы зарубежных этнографов, историков, юристов и социологов, касающиеся XVIII - перв. пол.ХГХ в.

Большое значение в семейно-брачном институте играло приданое.

Приданое - это деньги и различное имущество в виде предметов, вещей, недвижимости и пр., которые при вступлении в бракдарились молодым супругам или родственникам невесты и жениха. Обычай приданого как институт общественного быта, этнографо-юрид ическое явление и брака и семьи в целом характеризуется многими традициями, формирование которых уходит корнями в глубь веков.

Первые сведения о выделении приданого невесте и жениху в Молдове содержатся в документах XV в. Вначале XVIII в. Д.Кантемир, описывая молдавские свадебные обряды, отмечал, что молодых помимо подарков наделяли приданым (zestre), размер которого определялся родителями обеих сторон.293 Разумеется, он зависел от социального положения вступающих в брак.

Согласно нормам обычного права, приданое состояло из недвижимого294 и движимого295 имущества. В него кроме земли, скота могли входить дом и земли при доме, виноградники, земледельческие орудия. Кроме того, приданое невесты обязательно включало ковры и

296

ткацкие изделия, сундук с личными вещами, утварь и т.д. - все, что необходимо было молодой семье для начала совместной жизни. В этом плане представляют особый интерес аналогичные традиции, существовавшие у волохов Балканского полуострова,297 у валашского населения, переселившегося примерно 700 леттому назад из Молдовы и Валахии в Малую Азию,298 у восточно-славянских299 и югославских народов,300 а также этнографический материал, содержащийся в поземельныхдокументах^ -XVIII вв. валашских сел Северо-Западных Карпат;301 у многих народов зарубежной Европы,302 которые по случаю женитьбы также наделяли детей вышеуказанными предметами домашнего обихода. Следовательно, изучение норм традиционного права позволяет установить степень действия общих закономерностей всемирного исторического процесса. Иногда совпадение правовых норм у разных народов можно рассматривать как свидетельство типологического свойства, предопределенного социальными, экономическими, географическими и прочими условиями.

Поразительные аналогии нормам обычного права молдован и ряда других народов мира уже не раз подтвердили действие общих закономерностей в историческом развитии народов.

Несмотря на скудность документов по обычному праву соседних народов, мы склонны считать, что сравнительное изучение феодального права позднего периода позволяет установить не только параллели, но и особенности, присущие тем или иным обществам, и уникальность их социальных условий. Молдоване при женитьбе наделяли приданым и сыновей. Один из многочисленных архивных документов первой половины XIX в. гласит, что "мать - Харитонова, жительница местечка Теленешть уездаЯшь, подарила на свадьбе сыну своему 8 десятин земли, 2 ковра, много домашней утвари, 40 овец, 2 быка и телегу".303 Братья получали приданое наравне с сестрами.304 В XVIII - перв.пол.Х1Х в.

их наделяли как движимым, так и недвижимым имуществом. И если до 80-х годов XVIII в. дети разного пола могли получать от родителей не одинаковое количество приданого, то со вступлением Молдовы в капиталистическую эру этот обычай соблюдается строго-настрого. Об этом говорят многочисленные документы, найденные нами в Национальном Архиве Республики Молдова (НАРМ), относящиеся к началу XIX в.305

Этот обычай настолько укоренился в юридической концепции народа, что даже иностранцы, переселившиеся в Молдову в данный период, переняли его. Так, например, в 1829 г. по нормам молдавского права разделялось между наследниками имущество поляка Цивинского, проживавшего в Яшь.306

В семьях бояр, как и в семьях феодалов соседних народов, в качестве приданого дарили участки земли, драгоценности,307 импортные ткани, готовую одежду турецкого, польского, австрийского и французского производства и т.д.308 Нередко в качестве приданого выделяли определенное число рабов-цыган, вотчины и поместья со всеми документами на их владение.309

По традициям XVIII - XIX вв. семейный совет (sfatul casei) определял объем приданого, изредка - совет родственников (sfatul пеатигНог).зю Если родителей молодых не было в живых, приданое должны были давать опекуны, у которых они жили до свадьбы. Примером может служить документ, относящийся к 1831 г. Над осиротевшими детьми жителя города Кишинэу Герландии было учреждено опекунство старших братьев умершего.311 При достижении совершеннолетия (в силу даже таких обстоятельств), по случаю женитьбы собрали семейный совет. На семейный совет у молдован, как и у югославских народов,312 вошло в традицию собираться после ужина, по окончании рабочего дня, а на совет родственников - во время праздников, после обеда. При этом рассматривались главным образом вопросы приданого.

При обоюдном согласии назначался день помолвки, хотя это не являлось окончательным решением о предстоящей свадьбе. О согласии на брак объявлялось во время так называемого "ответа" (raspunsul).

Через неделю после помолвки родители невесты вместе со сватами и родственниками шли к родителям жениха, где "распивали ответ" (beau raspunsul) и договаривались о количестве приданого313.

В XVIII — XIX вв. от размеров приданого зависела судьба предстоящего брака. В разных группахземлевладельцев, в частности, резешскихселах, родители жениха и невесты заключали контракт-так называемый "izvod dezestre"34 (в присутствии свидетелей).315 Аналогичный документ (fbaie de zestre) составляли восточно-славянские народы под названием "перечень приданого".318 Foaie de zestre, как и перечень приданого, составлялась согласно установившимся обычаям. В первую очередь в этот документ включались драгоценности, потом предметы домашнего обихода и лишь в конце - скот, земельный участок и другая недвижимость. Наглядным примером служит архивный документ от 1 января 1828 г.317 По установившейся традиции молодой муж на второй день свадьбы, взяв жену за руку, выходил с ней на середину caseimari (комнаты для гостей) в доме невесты, где писец, исполнявший грамоту, или доверенное лицо жениха (vornicel) громким голосом оглашал содержание foaieide zestre. В то же время молодожены должны были следить за тем, чтобы родители дали им обещанную в день помолвки недвижимость, которая аккуратно складывалась в особом помещении и была открыта для всеобщего обозрения. Одним из важных традиционных моментов молдавской свадьбы являлся вынос приданого {scoatereazestrei). Каждую вещь (сундуки с одеждой, ковры, перины, стулья и т.д.) выносили приятели жениха (vomicei) и, пританцовывая (jucand zestrea), складывали на повозку. Музыканты исполняли танец "Ho.stmpoi", кругом царили шутки, смех, распевались частушки.318

С точки зрения этнологии обычаев представляет интерес общий для многих народов мира319 обряд, совершаемый невестой во время прощания сдомашним очагом. Когда начинали выносить и укладывать приданое, невеста оплакивала мать, отца и всех присутствующих родных. Этот ритуал - отголосок культа предков, когда девушка, покидая свой род, не могла предугадать, что ее ждет в будущем, тем более, что, зачастую, больше не имела возможности встречаться с сородичами.

Затем молодоженам надевали обручальные кольца,320 невесте - серьги,321 драгоценности.322 Ритуал одаривания кольцами и серьгами был широко распространен во всем мире.323 В странах Европы языческая религия, а потом христианская церковь обручала жениха золотым кольцом (знамением солнца), а невесту - серебряным (знамением луны). У древних греков и римлян кольцо вообще означало дружбу и любовь. Брачное кольцо украшалось маленьким ключиком

w 324

в знак того, что муж поручал жене все домашнее хозяйство.

В довершение на молодых возлагали венцы, отсюда пошла пословица: "Венец - всему делу конец".325 Кольца и серьги на протяжении столетий наделялись особой духовной и нравственной силой, являлись символом сердечных отношений между супругами.

Приданое невесты в классовом обществе, особенно в период перехода от феодализма к капитализму, зачастую являлось объектом торга. Существенную роль при этом играли сословные предрассудки и материальный расчет. Распространение подобных обычаев нередко вело к драматическим последствиям, когда социальное неравенство было препятствием к браку. Поэтому бывали случаи, когда жених прибегал к похищению невесты326 - древнему обычаю, известному многим народам мира и уходящему корнями в родовое общество.

Народ зло высмеивал парней, женившихся из-за богатства. Это отразилось в устном народном творчестве:

Я на деньги позарился, /На уродине женился, / Деньги спрятал в сундуке,/ Сгрызли крысы деньги те. / Так мне денег не досталось, / А уродина осталась.327

Приданое служило основой для существования молодой семьи. Поэтому в классовом обществе женщина ценилась, в первую очередь, как носитель источника богатства, как работница и как мать, способная обеспечить потомство. Определенную роль играла и красота, однако понятие о ней часто сводилось к хорошему здоровью, физической силе и способности к деторождению.328

Итак, соображения экономического характера играли очень большую роль при заключении брака в указанный период, а родители, в силу установившихся социально-экономических отношений, вообще ставили их на первое место.

Из этих соображений торопились со свадьбой старшего сына, нуждаясь в лишней работнице.329 Зато старшую дочь старались придержать год-другой,330 чтобы она подольше поработала в своей семье.

Кроме того, в обоих случаях нужны были дополнительные расходы, которые тяжелым бременем ложились на семейный бюджет, а дочери должны были скопить еще "выправку", т.е. приданое в виде одежды, белья, ковров и пр.331

Тем не менее в Молдове на протяжении развитого и позднего феодализма права родителей по отношению к своим детям имели Офаниченное действие, если сравнивать с Россией соответствующей эпохи, где родители имели целый комплекс прав, включающий в себя: право распоряжения их брачной судьбой, право помещения детей в монастырь, право отдачи в услужение (в более ранние периоды - в холопство). Кроме того, родители имели право наказывать и управлять поступками своих детей.

Однако не всегда родители стремились оттянуть замужество своих дочерей. В силу социального и имущественного неравенства для крестьянской семьи оно было настоящим бедствием. В XVIII-XIX вв.

девушка зачастую считалась своего рода "камень в доме".332 Именно поэтому крестьяне, имевшие дочерей, были готовы накопить для них побольше приданого и выдать их, обеспечив им место в жизни. Даже крестьяне-бедняки старались купить своим дочерям драгоценности, стоимость которых нередко превышала цену средних крестьянских земельных участков.333 Нередко так же относились к дочерям многие народы мира (Балканского полуострова, Кавказа, Азии и т.п.).334

В системе брачно-семейных отношений существовали и противоположные описанным явления. Они, правда, были менее распространенными, но также характеризовались социальноэкономическими отношениями той эпохи. По нормам обычного права, например, до середины XIX в. зрелым возрастом для вступающих в брак считались 15-16 лет для мужчины335 и 13-15 лет для девушки.336 Но правовые отношения молдован и других народов разрешали женитьбу молодых, не достигших совершеннолетнего возраста. И это не было случайным явлением, им пользовались те, кто стремился дать молодым поменьше приданого, ведь дети еще не могли ориентироваться в экономических вопросах и просить у родителей должного количества приданого.

Что касается возрастного ценза — закон не устанавливал его с точностью. В Молдове, как и в странах Восточной Европы, сказалось византийское влияние на введение в семейное право презумпции обязательного согласия родителей или опекунов на брак. Письменное законодательство лишь в отдельных случаях предоставляло возможность обойти эту волю (если родители и опекуны находились в плену, были невменяемы, "неистовы", пропали без вести) или обратиться с жалобой на них.

Нормы местного молдавского права допускали для одного лица только определенное количество последовательно заключавшихся браков. И только при первом браке осуществлялось церковное венчание, при втором и третиьем -- получали лишь благословение.

О генезисе приданого известно немного. Русский этнограф М.АКосвен, например, считает, что приданое имеет сложную историю, возникает на поздней стадии эволюции брака. Как выдел из имущества семьи, оно противоречит основному принципу семейной общины - коллективности и неделимости имущества337. Этого же мнения придерживается и другой русский этнограф - Н.А.Кисляков338.

Мысль МАКосвена о том, что причина появления и развития института приданого кроется в экономической необходимости обеспечить возникшую малую семейную ячейку представляется нам верной и заслуживающей внимания, ибо это положение, насколько

нам известно, до него никем не выдвигалось. Н.А.Кисляков и Я.Н.Шапов считали, что институт приданого берет начало в родовом строе339, в период перехода к моногамному браку. Различие лишь в том, что Н.А.Кисляков называет период возникновения приданого этнографическо-правовым явлением, окончательным распадом патриархальной общины и выделением малой семьи, а историк права Я.Н.Шапов — этапом перехода к классовому обществу, когда большая семья уже изживает себя, но брак еще не рассматривается как стойкий и труднорасторжимый институт, каким он стал в классовом обществе. Мы также склонны считать, что институт приданого берет начало в раннем периоде появления классового общества, но так как этот процесс был длительным, то обычай приданого не появляется внезапно. С правовой точки зрения, для его возникновения необходимо было, чтобы обычай купли женщин стал лишь символическим актом, а ранее получаемая плата поступала теперь в пользу невесты, превращаясь в приданое. Не вдаваясь в рассуждения по данному вопросу, напомним здесь замечательное высказывание Ф.Энгельса: "А когда частная собственность победила общую собственность и появилась заинтересованность в наследовании, а вслед за этим утвердилось отцовское право и в моногамии, заключение брака стало зависеть от соображения экономического характера. Форма брака посредством купли исчезает, а по существу этот брак все шире распространяется так, что не только женщина, но и мужчина оценивается не по своим личным качествам, а по своему имуществу"340.

Первоначально приданое являлось выделом имущества родовой группы. В то время отец выделял дочери кое-что из движимой собственности, недвижимое он еще не мог трогать, так как был "слишком опутан родовым контролем и традициями".341 Составляя личное имущество замужней женщины, приданое формально считалось собственностью рода невесты. Этому явлению, как мы уже отметили, предшествовал длительный процесс. Распад большой семьи и выделение из нее малых ячеек вели к необходимости создавать для последних хозяйство, а для этого в новых экономических условиях была нужна посторонняя помощь. Переходная форма, которая создавалась новыми отношениями в покупном браке, сводилась к тому, что родители невесты, получив за нее плату, давали в свою очередь, дочери приданое, стоимость которого была значительно ниже полученной суммы. Затем обычай установил, что стоимость приданого должна покрывать сумму брачного платежа. При переходе от матриархата к патриархату приданое, которое невеста получала от родителей и родственников, являлось своего рода залогом 11 Comanda nr. 81033 ее существования вне хозяйства мужа: невеста входила с этим имуществом в новую семью в том случае, если старый брак расторгался или если ее прежний муж не был в живых.

Как мы отметили выше, на помолвке составляли перечень приданого, который при замужестве дочери оставался у родителей. Если же перечень касался сыновей, то ему не придавали большого значения, ибо сын чаще всего оставался в отцовском доме. В результате сложились неписаные нормы, по которым приданое считали неприкосновенной собственностью жены, т.е. неприкосновенной для семьи, в которую вошла женщина и в которой она в большинстве случаев оставалась навсегда. Этот обычай твердо укоренился и служил опорой для женщин в стремлении улучшить свое положение.

В системе предков молдавского народа — волохов, как уже отмечалось, существовал принцип преимущественного права мужчин наследовать землю. В связи с этим земля не могла фигурировать в качестве приданого, так как женщина, выходя замуж, выводила бы землю из рода, а это по волошскому праву не полагалось.342 Вот почему долгое время приданое дочерей состояло только из движимого имущества, в то время как сыновьям давали как движимое, так и недвижимое имущество.

Молдавское право феодального периода нельзя считать статической, незыблемой системой правовых норм. Поскольку правовые отношения всегда базируются на материальных условиях жизни общества и являются лишь юридическим выражением производственных отношений, молдавское право с развитием экономических отношений неизбежно претерпевало изменения.

Следует также отметить одно немаловажное обстоятельство. В поземельных документах мелких новообразований XVI в., возникших в ходе раздробления старовотчинной структуры, говорится о владельцах этих земель, чаще всего как о господарских слугах, иногда с уточнением служилых занятий (arma§el, visternicel, vatav, paharnicel, brani§tel, pitarei, aprod, stolnicel, diac, spatarei petrarel, sulitas, harsarel j.a.).343 Для нас представляет особый интерес появление в этот период владельцев мелких новообразований "слуг", "куртян", "немешей" среди женщин, которые получали землю не как служилые люди, а в силу сложившихся социально-экономичесикх отношений. Именно в молдавских поземельных документах XVI в. довольно часто упоминаются женщины, получившие в господарских грамотах подтверждение прав на владение землей. Они отчуждали и покупали ее. Число женщин - владельцев более мелких новообразований, появившихся в результате раздробления угодий, уступает числу мужчин.344 Причем владельческие права на многочисленные мелкие новообразования в Молдове XV-XVII вв. определялись не только по мужской, но и по женской линии, в зависимости оттого, по какой из них развивались наследственные связи на данный конкретный участок земли.345 В конечном итоге в одной грамоте такой землевладелец мог фигурировать как продолжатель наследственных связей по женской линии относительно одного участка земли, а в другой грамоте - по мужской линии относительно другого.

Указанное этноюридическое явление было характерно лишь для Молдовы, вто время как в странах зарубежной Европы,346 а также на Руси347 в ходе перестройки поместного землевладения, благодаря практическим и законодательным мероприятиям правительства, земли были сосредоточены в руках служилых людей. Женщины же и другие лица, которые не могли нести службу, к владению вотчиной не допускались.

Известно, что до XVIII в. государственное законодательство мало касалось имущественно-правовых отношений супругов. Этим успешно занималось обычное право.

С конца XVIII в., когда начинается переход от феодализма к капитализму и развиваются товарно-денежные отношения, в качестве приданого все чаще стали дарить и деньги. Так, в 1830 г. жительница г.Орхей Н.Тэут, получила в качестве приданого, помимо движимого и недвижимого имущества, две тысячи рублей. В 1847 г, невеста Чугуряну С, уроженка г. Яшь, получила в приданое пять тысяч леев и много драгоценностей348.

Молдавскому феодальному праву (связанному с институтом приданого) были характерны некоторые особенности, требовавшие неукоснительного соблюдения. Невыполнение их могло привести к серьезным последствиям. При определенных обстоятельствах обычай приданого носил силу закона. Так, например, в августе 1831 г. жена некоего Харитонова, вошедшая в чужую семью со своим имуществом, не считалась полной его распорядительницей, не распоряжалась им как хотела, не могла назначить после себя наследников.349 Право же полной собственности предполагало право посмертного распоряжения, произвольного назначения наследников, но благодаря живучести обычаев, связанных с приданым, в тот период в крестьянской семье сохранились определенные равноправные отношения супругов, что сказывалось на решении жизненных вопросов и рода в целом.

В случае смерти жены ее приданое распределялось между детьми (если они были), а родители умершей продолжали сохранять за собой право свободного наделения каждого из ее детей частью приданого с учетом равного распределения.350 В имущественно-правовых отношениях в указанный период данный аспект института приданого

прослеживается также в обычном праве многих народов Европы.351

Анализ документов писаного права показывает, что у членов семьи не было отдельной собственности, все приобретенное ими составляло общую их собственность, но в исключительных случаях они могли иметь отдельную личную собственность, в том числе и дети, на которую родители не имели права претендовать, так как в случае смерти матери недвижимое приданое могло переходить к детям и, хотя оно оставалось на хранение у отца, ключ от места, где оно хранилось, забирали родители умершей до совершеннолетия детей. Кроме того, это имущество могло быть отдано в опеку. Пахотная земля, полученная в качестве приданого, оставалась в распоряжении мужа до совершеннолетия детей, а урожай использовали по потребностям. Если же муж пытался распорядиться приданым, родственники жены имели право вмешиваться, защитить имущество покойной и даже взять на сохранение до достижения детьми совершеннолетия. При этом муж обязан был соблюдать древний обычай, не препятствуя ему. Это свидетельствует о том, что нормы молдавского феодального права в данном конкретном случае действовали под воздействием как обычного, так и кодифицированного права.

Влияние обычая сказывалось и на такой собственности имущественных отношений супругов, как семейная общность. При этом общее право супругов распространялось на имущество, предназначенное на общие цели семьи, а также на имущество, совместно приобретенное супругами в браке.

Независимо от источников (принесенное супругами в семью или совместно нажитое в браке) семейное имущество было подчинено его целевому назначению — сохранению и последующей передаче детям (наследникам). Имущество, ранее принадлежавшее отдельному лицу (супругу), входя в комплекс семейного имущества, меняло свой статус, становясь общим.

Так, приданое, принесенное женой при вступлении в брак, становилось семейным имуществом, но не имуществом мужа, ибо оно вливалось в наследственную массу, переходившую впоследствии к детям как цели и результату брачного союза.

Муж как глава семьи управлял имуществом во время брака, но в то же время нес ответственность и был в известной степени ограничен им в правах, чтобы фонд оставался неприкосновенным. Дело в том, что приданое, как уже отмечалось, считалось собственностью невесты (женщины) на протяжении всей ее жизни, но доходы от него (земельного участка, скота и т.д.) принадлежали семье в целом. Если брак кончался смертью бездетной жены, то приданое возвращалось

ее родителям, а брачные дары оставались у мужа и его родителей, и этот обычай никогда и никем не нарушался.352 У соседних восточнославянских народов муж, согласно действовавшим правовым нормам, помимо указанных даров после умершей бездетной жены получал также какую-нибудь вещь, которую давали ему как память: постель, икону и пр. Все остальное он должен был возвратить353. Этот принцип соблюдался даже при самых трудных обстоятельствах.

В данном контексте представляют интерес материалы одного судебного процесса, состоявшегося 19 июля 1720 г.354 От чумы умерли Ион Кожокарь с женой, родственники которых не хотели ухаживать за ними во время болезни. В последние дни за ними ухаживал посторонний человек, некий Савил. Поскольку у умерших не было детей, они оставили свое имущество Савилу. После того, как опасность заражения чумой миновала, сестры жены Кожокаря стали требовать от Савила приданое сестры. На суде митрополит решил следующим образом: согласно обычаям земли, утверждал он, половина приданого должна принадлежать сестрам, ибо родителей умершей уже нет в живых, а другую половину унаследует Савил, так как в трудное время был вместе с покойниками, помогал им.355 Следовательно, обычай, зародившийся на ранних этапах развития человечества и известный многим народам мира, в Молдове еще в XVIII в. бытовал достаточно широко.

Документы XVIII-XIX вв. указывают на то, что женщина готова перенести любые лишения и трудности, лишь бы сохранить приданое, на которое иногда (в силу различных обстоятельств) претендовал муж или др. Этим она как бы защищала свой труд, честь отцовского дома, рода от чужого посягательства. В данных обстоятельствах приданое служило основой некоторой самостоятельности жещины в семье, ее положения какхозяйки, каксамостоятельного работника. Ярким примером служат архивные документы первой половины XIX в. Так, в 1841 г. жительница г. Сорока С. Гафенкова под угрозой смерти все- таки настояла на возврате 63,42 руб., полученных ею в качестве приданого. А жительница с.Реча уезда Кишинэу. З.Пасатова 2 мая 1846 г. решила заключить в тюрьму родного и единственного сына за расточительство приданого.356

Анализ материалов и документов позволяет считать, что если на более ранних этапах общественного развития право приданого не могло быть оспариваемо, то в период появления зачатков капиталистического производства институт приданого подвергся существенным изменениям, приобрел оттенок морально-этического порядка и стал использоваться для укрепления патриархальных устоев семьи.

Институт приданого не был односторонним, т.е. имел не одну лишь цель — защитить имущество рода, откуда поступило приданое. Документы свидетельствуют о том, что если жена вела аморальный образ жизни и об этом становилось известно мужу, она теряла право на приданое, так как обесчестила супруга. В результате полным распорядителем имущества становился муж,357 а если семья была многочисленной, то приданое делилось поровну -- каждому члену семьи, исключая жену.

Приданое играло и роль связующего элемента брака и семьи в целом. Однако основной причиной прекращения брака являлась физическая смерть,а основным поводом его расторжения - прелюбодеяние.Такие форсмажорные обстоятельства, как потоп, разграбление, тюремное заключение не прекращали брака, более того, жена и дети несли ответственность совместно с главой семейства. Однако длительное отсутствие одного из супругов, неспособность мужа к супружеской жизни или бесплодие жены, длительная тяжелая болезнь, уход одного из супругов в монастырь могли стать поводом для прекращения брачных отношений.

Расторжение брака могло стать следствием прелюбодеяния одного из супругов, которому закон запрещал вступать в новый брак, или не давал согласия на совместную жизнь супругов, в силу некоторых объективных факторов несовместимости: долги, беспорядочный образ жизни и пр. Развод осуществлялся церквями, а сXIX в. - гражданскими властями по жалобе одной из сторон или по просьбе обеих.

Когда брак расторгался, жена могла потерять приданое, если во время супружеской жизни у нее выявились какие-либо скрытые физические или физиологические недостатки,358 или же в случае расторжения брака по ее вине.359 Муж мог настаивать на передаче приданого (движимого и недвижимого) полностью в его распоряжение, если даже у жены были уважительные причины для оправдания. Аналогичные сведения встречаем у русских и у кавказских360 народов.

Из многочисленных документов явствует, что институт приданого играл огромную роль в общей системе гражданского права европейской цивилизации и носил на себе отпечатки классовых и социальных отношений того или иного конкретного периода общественного развития. Так, архивные материалы очень часто указывают на то, что возможность образования семейного очага детей затруднялась тем, что родители, если они были бедными крестьянами, не могли выделить им необходимого приданого. Другие же, желая "выйти в люди", не хотели давать детям имущества, чтобы им больше оставалось. Последнее явление наблюдалось как у имущих,361 так и у неимущих слоев общества.362 Наиболее частым это было во второй половине XVIII в. и в первые десятилетия XIX в. у резешей. Так, например, в 1833 г. зять подает в суд на тещу, которая более десяти лет не дает обещанного приданого.363

Кроме того, родители в случае плохого поведения детей могли лишить их приданого, несмотря на то, что по общепринятому обычаю обязаны были обеспечить их жилищем и пропитанием.364 При совместной жизни супругов обязанность содержать детей ложилась на отца как на главу семьи даже в том случае, если он в семье не жил. Молдавское феодальное право требовало того же и от вдовы.

По нормам обычного права молдован в приданое должны были вносить свою лепту родные и двоюродные братья,365 а также зятья,366 свекры,367 девери,368 дяди и другие родственники.369 В зависимости от отношений, сложившихся между родственниками определенного рода, родители молодых (главным образом невесты) нередко при помолвке определяли долю имущества, причитавшегося невесте от каждого родственника. Старшие братья и сестры, которые в свое время получили имущество из родительского дома, также обязаны были одарить младших сестер и братьев при замужестве и женитьбе. Иногда на помолвках, в силу определенных обстоятельств, обе родительские стороны определяли размер имущества будущей семьи. Подобный обычай наблюдался у волохов Малой Азии.370

Любопытные суждения по этому поводу встречаем в работах упомянутого этнофафа М.А.Косвена.371 Он связывает подобные явления с распадом большесемейного уклада в патримонии и считает, что они возникают, когда семейная община уже перестает существовать, а патримония еще продолжает держаться. Объясняется это тем, утверждает автор, что в семейной общине частнособственнические и коллективистские начала глубоко антагонистичны, а в патримонии эти начала существуют и удерживаются довольно длительное время.372 В результате патримония оказывается формой более устойчивой, чем большая семья. Архаическая связь внутри одной патримонии была чрезвычайно прочной, а сам процесс ее распада выражался, в частности, в индивидуализации отдельных семей, ставших независимыми и даже чуждыми одна другой во время перехода от феодализма к капитализму.

В классовом обществе вопросы, связанные с приданым, были жизненно важными и отражали сущность общественных отношений. Так, из-за приданого возникали обиды, судебные процессы, которые иногда затягивались на протяжении нескольких поколений, те. то, что в прошлом регулировало отношения между породнившимися общинами, теперь становилось объектом дележа, претензий социально-классового характера.

В документах очень часто описываются случаи, когда зятья подавали в суд на тестя и при этом нередко дочери, движимые заботой о материальном достатке своей новой семьи, оказывались на стороне мужей.373 Подобное происходило обычно потому, что родители невесты, будучи бедными, вынуждены были пойти на обман, обещая жениху и его родителям определенное приданое, лишь бы выдать дочь, иначе она была обречена на одиночество.374

Архивы содержат немало сведений о судебных процессах в среде имущих классов. Анализ источников такого рода свидетельствует о том, что феодалы, служители религиозного культа и прочие землевладельцы из-за погони за прибылью иногда на словах дарили детям требуемое количество приданого, а на самом деле после свадьбы либо давали молодоженам лишь часть из обещанного приданого, либо вовсе ничего не давали.375 Возникавшие в таких случаях конфликты могли быть разрешены только судом. Случалось, что сам господарь вмешивался в судебные процессы, связанные с приданым. Так, например, А.Морузи (1802-1806 гг.) издал грамоту, в которой заставил свекра постельника В.Ноура дать зятю обещанную землю.376

В связи с тем, что институт приданого продолжал занимать значительное место в системе имущественно-правовых отношений, обычное право совершенствовало механизм его бытования применительно к условиям феодального общества. Так, в связи с частыми судебными разбирательствами дел, связанных с приданым, в обычай вошло требование, чтобы на помолвке во время определения размера и содержания приданого присутствовали свидетели, которые должны были потом, в случае конфликта, помочь установить истину. В 1810 г. господарский Диван разобрал дело по жалобе свекрови Кроитору на своего зятя Лупашко. С помощью свидетеля, присутствовавшего при помолвке, удалось выяснить, что свекровь под предлогом того, что зять якобы отказался от части обещанного, продолжала использовать чужую собственность как личную377. Окончательно спор был решен после вмешательства самого господаря.378 Следует отметить, что случаев вмешательства господаря в процессы, касающиеся приданого, зарегистрировано документами множество. Это говорит о том значительном месте, которое занимал институт приданого в общегосударственной системе имущественноправовых отношений в Молдове в XVIII - перв.пол.Х1Х в.

На протяжении многих столетий господари Молдовы вели активную политику не только относительно обычаев землепользования и землевладения, но и приданого. Во-первых, как

выразители интересов имущих классов, они, начиная с XVII в., стали выдавать подтвердительные грамоты владельцам частной собственности, в том числе новобрачным, получившим приданое379 (главным образом представителям класса феодалов). Во-вторых, господари, подписывая имущественные грамоты молодоженам из среды феодалов, зачастую просили в письменном виде последующих господарей признать существующие документы как юридические380 и иногда сами способствовали увеличению размеров приданого.381

В-третьих, пользуясь тем, что писаных законов на молдавском языке не было, молдавские господари интерпретировали греческие законы, точнее, византийские законы на греческом языке, по собственному усмотрению. Примером тому может служить документ от 7 февраля 1718 г.382 Когда Молдовой в третий раз правил М.Раковицэ (1715-1726 гг.), отличившийся своей алчностью, он созвал господарский Диван, митрополита и епископов, чтобы решить возникший спор с Аницей, бывшей женой своего двоюродного брата. При исповеди Аницы, Дивану стало ясно, что после смерти мужа, детей от которого у нее не было и у которого не имелось более близких родственников, кроме господаря М.Раковицэ, у Аницы при неизвестных обстоятельствах, еще до смерти мужа исчезли некоторые вещи из его приданого. Поэтому М.Раковицэ через Диван настаивал на том, чтобы Аница вернула или компенсировала отсутствующие вещи. Кроме того, он требовал конфискации недвижимости Аницы, полученной в качестве приданого от ее родителей,383 что противоречило действующим правовым нормам семейно-брачных отношений.

В тесной связи с институтом приданого находилось и преимущественное право приобретения. Как мы уже отметили, приданое считалось неприкосновенным и лишь в экстренных случаях могло быть отчуждено. Если ставился вопрос об отчуждении, его надо было согласовать с родителями жены, если они были живы. Если же их не было, то муж был обязан спросить разрешения у родственников жены и в то же время предложить им купить указанную недвижимость, так как они имели преимущественное право приобретения. Так, например, в одном из документов указывается, что в 1744 г. Н.Костин сженой решили продать приданое, но сначала спросили разрешения у родственников, предложив последним купить его.384 В январе 1761 г. при аналогичных обстоятельствах некие супруги продали часть приданого брату жены.385 Если супруги совместно покупали приданое (движимое или недвижимое имущество) на подаренные деньги, то, согласно обычному праву, а также писаным законам, купленные вещи (скот и земля) принадлежали жене.386 Так, когда Г.Казавела продал ш у р и н у Т а б э р э в л а д е н и е , к у п л е н н о е у с е с т р ы ( в ы д е л е н н о е е й в к а ч е с т в е п р и д а н о г о ), в д о к у м е н т е подчеркивалось, что оно продается не Табэрэ, а его жене, для того, чтобы оставалось в данном роду.387 Если какие- л и б о р о д с т в е н н и к и п р е т е н д о в а л и н а п о д а р е н н ы е п р е д м е т ы , т о н е в е с т а п р и э т о м п о л ь з о в а л а с ь с в о и м с т а р и н н ы м п р и д а н ы м п р а в о м .3 8 8 Е с л и ж е з я т ь п о м и м о приданого, полученного от свекра, скопил определенное богатство и, объединившего с общим имуществом, надумал подарить, суд решал, что право на откуп владения принадлежиттестю, ибо, по принятомуобычаю, зять не имел права отчуждать приданое без ведома свекра, жены и детей. В подобной же ситуации отец имел право на отчуждение своего ребенка от указанного приданого.3 8 9 В данном случае, как и в указанных выше примерах, вступало в силу преимущественное право приобретения.3 9 0 Как правило, преимущественное право не распространялось на подаренные предметы, но когда дело касалось отчуждения приданого дочери в ущерб р о д а , т о п р и н ц и п ы , п о к о т о р ы м д е й с т в о в а л о преимущественное право приобретения, вступали в силу. В таких случаях жена могла вмешаться и воспрепятствовать мужу в продаже приданого. Так, например, в 30-40 гг. XIX в. дворянка Таран просит суд отстранить ее мужа от владения селами Алексэндрень и Куболта уезда Яшь, ибо они выделены ей в качестве приданого.391 Пользуясь этими нормами, в 1841 г. Калугарева Е. из Орхей возвращает себе часть приданого, захваченного братом умершего мужа,3 9 2 а Пасатова 3. из с.Реча уезда Кишинев возвращает п р о д а н н о е с ы н о м с в о е п р и д а н о е 3 9 3. В т о ж е в р е м я Кирикова П. из г. Орхей в 1 850 г. сумела вернуть себе приданое после кончины мужа.3 9 4 Лишь в экстренных случаях, с разрешения (письменного или устного) всего рода на отчуждение, приданое могло быть продано.395

П о д в о д я и т о г и и з у ч е н и я б р а ч н о - с е м е й н ы х о т н о ш е н и й в Молдове в эпоху позднего феодализма, приходим к с л е д у ю щ и м в ы в о д а м :

1. Этот социальный и юридический институт уходит корнями в глубь веков, его зарождение относится к переходному периоду от первобытно-общинного строя к классовому обществу, т.е. ко времени появления частной собственности на средства производства.

2. Сложный путь семейного права обусловливался эволюцией экономического базиса Молдовы XIV-- сер.ХІХ в.

3. Н а р я д у с п е р в о н а ч а л ь н ы м и ф о р м а м и э т о т юридический институт в эпоху позднего феодализма обогатился элементами, приобретенными в результате в з а и м о в л и я н и я (foaie de zestre - - п е р е ч е н ь п р и д а н о г о , sfatul casei -- семейный совет и др.).

4. В молдавском семейном праве времен развитого и

позднего феодализма значительное место отводилось м а т е р и а л ь н ы м ц е н н о с т я м . П р и д а н о е ц е н и л о с ь, в п е р в у ю очередь, как источник богатства, а его владелец как работник, способный умножить эту собственность. Во второй половине XVIII -- сер./!/ в., т.е. в период позднего феодализма и перехода к капитализму, данный институт все больше и больше становился объектом торга, с у щ е с т в е н н у ю р о л ь в э т о м и г р а л и с о с л о в н ы е

предрассудки и материальный расчет. Распространение п о д о б н ы х в з г л я д о в п р и в о д и л о к д р а м а т и ч е с к и м последствиям, когда выходцы из разных социальных слоев не могли вступить в брак из-за препятствий, о б у с л о в л е н н ы х с о ц и а л ь н ы м н е р а в е н с т в о м .

5 . В с е м е й н о м п р а в е н а л и ч е с т в о в а л и ч е р т ы , х а р а к т е р н ы е д л я п о д о б н ы х ю р и д и ч е с к и х н о р м многих народов, в первую очередь, для народов Е в р о п ы ( н а п р и м е р , у т р а т а ж е н о й п р и д а н о г о в о п р е д е л е н н ы х с л у ч а я х).

6 . С о в п а д е н и е п р а в о в ы х н о р м б р а ч н о - с е м е й н ы х о т н о ш е н и й с п о д о б н ы м и н о р м а м и у д р у г и х н а р о д о в следует рассматривать как свидетельство типологического сходства, предопределенного с о ц и а л ь н ы м и , э к о н о м и ч е с к и м и , г е о г р а ф и ч е с к и м и и прочими условиями. Схожесть между семейным правом м о л д о в а н и а н а л о г и ч н ы м п р а в о м р я д а д р у г и х народностей еще раз подтверждает мысль о действии общих закономерностей в историческом развитии народов м ира.

<< | >>
Источник: А. Галбен. ИЗ ИСТОРИИ ФЕОДАЛЬНОГО ПРАВА МОЛДОВЫ XVIII - НАЧАЛА XIX В. (турецко-фанариотский период). 1998

Еще по теме § 4. Брачно-семейные отношения:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -