<<
>>

Глава 7 ОСОБЕННОСТИ ПОВЕДЕНИЯ РОССИЙСКИХ ПРЕДПРИЯТИЙ В ГОДЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОДЪЕМА

Масштабные положительные сдвиги в экономической ситуации и постепенное улучшение институциональной среды не могли не сказаться на поведении российских предприятий. Уже через 1-2 года после начала экономического подъема характер проблем, которые предприятиям приходилось решать в процессе своей экономической деятельности, существенно изменился.

В этой связи заметно изменились и целевые установки предприятий - многие из них стали переходить от стратегии выживания к стратегии развития. Эти поведенческие сдвиги объяснялись следующими причинами.

С одной стороны, у предприятий появились новые экономические возможности. Растущие объемы рыночного спроса создали дополнительное пространство для сбыта продукции. Постепенное наведение порядка в законодательстве и правоприменительной практике, нормализация ситуации в налогово-бюджетной сфере, укрепление финансово-банковской системы и т.д. обеспечили рост взаимного доверия и соответствующее снижение уровня неопределенности в экономике. У многих предприятий стали накапливаться финансовые резервы, благодаря чему снизилась их уязвимость по отношению к краткосрочным конъюнктурным колебаниям. Кроме того, снижение уровня экономической неопределенности и появление собственных финансовых резервов дало предприятиям возможность осуществлять более длительные по срокам реализации адаптационные меры. Вследствие всех этих изменений стала расти экономическая целесообразность таких действий как повышение качества продукции, модернизация производства, развитие сбытовых сетей и т.д.

С другой стороны, у предприятий появились новые стимулы для того, чтобы изменить модель своего экономического поведения. Предприятия, которые хотели улучшить свои рыночные позиции или привлечь внешних инвесторов должны были делать свою официальную отчетность более достоверной и прозрачной, а также проявлять больше лояльности к партнерам. С этой точки зрения применение многих адаптационных методов, характерных для 1990-х годов, было нежелательным.

Например, искажение отчетных данных о реальных финансовых результатах хотя и помогало уклоняться от налогов, но при этом сильно мешало созданию нормальной кредитной истории; неплатежи партнерам позволяли улучшать текущее финансовое положение, но делали невозможным построение долговременных экономических связей и т.д.

Таким образом, переход от нетрадиционных методов адаптации к классическим действиям по рыночному развитию во многих случаях оказывался выгодным для предприятий.

Как следствие, за годы экономического подъема сфера применения нетрадиционных способов адаптации довольно существенно сократилась. Этот факт весьма наглядно подтверждается результатами опросов. Например, в 1999 г. о применении налоговой оптимизации сообщало 50,82% респондентов, тогда как в 2008 г. - только 17,16%. (табл. 7.1). Ответы на вопросы о других нетрадиционных методах адаптации давали сходные результаты. В частности, если в 1999г. бартерные сделки и взаимозачеты с целью преодоления нехватки оборотных средств использовали 66,39% опрошенных предприятий, то к 2008г. эта доля сократилась почти в 10 раз - до 7,10%. Несколько уменьшилась и доля предприятий, которые «поддерживали разумный баланс между кредиторской и дебиторской задолженностью» (что нередко выливалось в умышленные задержки платежей партнерам). В 1999 г. эта доля составляла 54,94%, а в 2008 г. - 47,34%. Также можно отметить и сокращение удельного веса предприятий, которые старались неформально договориться с кредиторами и органами власти об отсрочках платежей. С 2002 г. по 2008 г. доля таких предприятий уменьшилась с 29,65 до 16,57% (табл.7.1).

amp;

to

to

Qgt;

4D

Август-сентябрь 1999 г. ед.

%

Июль-август 2002 г. ед.

%

Июль-август 2005 г. ед.

%

Август-сентябрь 2008 г. ед.

%

Период
81

66,39

58

33,72

32

17,30

12

7,10

В случае нехватки оборотных средств увеличивало число бартерных сделок и взаимозачетов
Н.Д.

88

51,16

102

55,14

90

53,25

Налаживало конструктивное сотрудничество с банками
Н.Д.

19

11.05

15

8,11

17

10.06

Налаживало конструктивное сотрудничество с внешними инвесторами
60

50,82

52

30,23

38

20,54

29

17,16

Реализовывало схемы по оптимизации налогообложения
67

54,92

93

54,07

88

47,57

80

47,34

Поддерживало разумный баланс между кредиторской и дебиторской задолженностью
Н.Д.

51

23,65

34

18,38

28

16,57

Старалось неформально договориться с кредиторами и органами власти об отсрочках платежей
  1. Д.

8

4,65

11

5,95

2

  1. 18
1 Іривлекало средства с открытых финансовых рынков путем выпуска векселей, облигаций

и лоугих ценных бумаг

8

6.56

13

7.56

8

4,32

5

2,96

Проводило непрофильные финансовые и торговые операции с целью получения дополнительных доходов
Н.Д.

Н.Д.

63

34,05

69

40,83

Поднимало цены
20

16,36

7

4.07

2

1.08

2

1,18

другое
Н.Д.

7

4,07

10

5,41

13

7,69

В эти годы у нас не возникало никаких финансовых проблем
122

172

185

169

Всего ответивших предприятий

о

о

§

§

?

fca

о

¦3

а

8

о

Тем не менее, перемены в поведении российских предприятий не были быстрыми и радикальными. На протяжении всех 2000-х годов большинство предприятий продолжало сохранять нетрадиционные методы адаптации в своем арсенале.

Во-первых, это было связано с тем, что экономический кризис предшествующих лет был слишком глубок, и потому во многих секторах российской экономики улучшение ситуации происходило медленно и не слишком устойчиво. Кроме того, несмотря на существенный прогресс в годы экономического подъема, в России не успели в полной мере сформироваться структурные пропорции и институциональные стандарты, характерные для развитых рыночных стран. В этих условиях нетрадиционные методы адаптации нередко оставались наиболее простым способом решения возникавших проблем.

Во-вторых, повсеместные нарушения деловой этики в отношениях с партнерами и государством, характерные для кризисных лет, не могли исчезнуть мгновенно. Предприятия привыкли к извращенной экономической логике переходного периода, и им было психологически нелегко отказаться от тех действий, которые на протяжении долгого времени приносили реальные хозяйственные результаты.

В-третьих, несмотря на определенные улучшения в национальной макроэкономической политике, государству очень долго пришлось возвращать доверие предприятий, подорванное предшествовавшими просчетами власти. При этом качество государственных институтов оставалось низким, а их решения и действия во многих конкретных ситуациях - неприемлемым с точки зрения любой нормальной экономики. Сохранение бюрократических и коррупционных барьеров на высоком уровне было наиболее очевидным тому подтверждением. Поэтому, имея вполне благожелательное отношение к государству в целом, предприятия вынуждены были продолжать использование нетрадиционных методов адаптации для решения проблем, создаваемых конкретными административными инстанциями.

В то же время смысл и характер применения нетрадиционных методов во многих случаях довольно существенно изменились. Например, в 1990-е годы бартерные сделки использовались и для противодействия быстрому обесценению денег, и для восстановления производственных связей, и с целью уклонения от налогов, и с целью преодоления нехватки оборотных средств, и для увеличения объемов сбыта. Однако в 2000-е годы круг задач, решаемых при помощи бартерных сделок, резко сузился. В новых экономических условиях сохранился только один серьезный мотив для проведения бартерных сделок - устойчивая нехватка оборотных средств для проведения сделок между партнерами. Для решения прочих перечисленных проблем предприятия теперь могли найти более дешевые способы. Это было связано с тем, что в нормальных условиях бартерные сделки обычно влекут за собой более значительные трансакционные издержки, чем сделки при помощи «живых» денег. Поэтому уменьшение числа форс-мажорных ситуаций в экономике постепенно превращало бартерный обмен в неконкурентоспособную технологию.

Таким образом, из всеобщего явления бартер трансформировался в специфический вид деятельности, который стал использоваться только в некоторых случаях. Как следствие, доля предприятий, полностью отказавшихся от бартерных сделок, в годы экономического подъема устойчиво росла. Если к началу 2001 г. бартерные сделки исключили из своей практики только 22,60% предприятий, то в начале 2008 г., по данным ИНП РАН, таких предприятий было уже 70,29%.

Продажа и сдача в аренду собственного имущества также стали использоваться гораздо реже. Во-первых, благодаря послек- ризисному увеличению масштабов производства у предприятий появилась возможность эффективно загружать ранее простаивавшие мощности. Такое развитие событий естественным образом повысило потребность предприятий в зданиях, помещениях, оборудовании и прочих капитальных активах. В этих обстоятельствах передача основных фондов другим пользователям наносила прямой ущерб производственным интересам предприятий.

Во-вторых, финансовая привлекательность сделок по продаже и сдаче имущества в аренду существенно снизилась. С одной стороны, это было связано с тем, что с каждым годом увеличивался объем соответствующего рыночного предложения - строились новые офисные и торговые центры с большими площадями под аренду, высвобождались производственные площадки, разворачивали свою деятельность компании по лизингу машин и оборудования. С другой стороны, у наиболее значительной группы платежеспособных арендаторов - торговых и посреднических компаний, финансовых организаций, сервисных фирм и т.п. - постепенно снижалась норма прибыли. В этих условиях арендаторы не могли соглашаться на сохранение высоких арендных платежей. И хотя номинальные арендные ставки, назначаемые в долларах, в 2000-е годы менялись незначительно, с учетом укрепления реального курса рубля их фактическая величина довольно заметно упала. Таким образом, с каждым годом у предприятий появлялось все больше экономических оснований использовать свои основные фонды по прямому назначению, а не для сдачи в аренду или продажи.

Аналогичным образом развивалась ситуация с прочими видами непрофильной деятельности (перевод финансовых активов в твердые валюты; использование ликвидных материальных запасов для спекулятивной игры; торгово-посреднические операции, участие в сделках на финансовых рынках и пр.). Стабилизация обменного курса рубля устранила возможность легких заработков за счет валютных накоплений. Замедление динамики цен на внутреннем рынке сделало бессмысленной деятельность по аккумулированию и дальнейшей перепродаже ликвидных материальных ресурсов (металла, нефтепродуктов и т.п.). Баснословные прибыли от торгово-посреднических операций и деятельности на финансовых рынках также ушли в прошлое. В этих обстоятельствах отвлечение ресурсов на непрофильную деятельность становилось все менее выгодным, и потому предприятия все чаще отказывались от нее. Вследствие такого развития событий доля предприятий, проводивших непрофильные торгово-посреднические и финансовые операции с целью получения дополнительной прибыли, сократилась с 7,56% в 2002 г. до 2,96% в 2008 г. (см. табл. 7.1).

Принципиально изменился характер такого явления как неплатежи. Как уже отмечалось в предыдущих главах, в 1990-е годы крупномасштабные встречные неплатежи были прежде всего формой взаимного кредита, позволявшего поддерживать деятельность национальных производителей в условиях острой нехватки денежных средств и неадекватной монетарной политики финансовых властей. Однако в годы экономического подъема проблема неплатежей довольно быстро стала уменьшаться в масштабах. Например, такая составляющая неплатежей как задолженность организаций по заработной плате в период с 1998 г. по 2004 г. даже в номинальном исчислении (без учета обесценения рубля) сократилась более чем в два раза - с 52,6 млрд. руб. до 24,4 млрд. руб. [153]. Таким образом, неплатежи перестали быть тотальным явлением и превратились в обычный элемент взаимоотношений между отдельными покупателями и поставщиками. Иными словами, проблема неплатежей из преимущественно макроэкономической трансформировалась в преимущественно микроэкономическую.

Конечно, неплатежи партнерам по-прежнему использовались как способ адаптации к экономическим проблемам. Задержав положенные платежи или даже вовсе отказавшись от них, предприятия могли на какое-то время облегчить свое текущее финансовое положение. Однако в новых экономических условиях партнеры предприятий-неплателыциков уже, как правило, не могли компенсировать свои потери, ретранслируя неплатежи дальше по цепочке обязательств. В результате предприятия-кредиторы стали гораздо жестче относиться к своим должникам. При этом кредиторы получили возможность опираться в своих легальных претензиях на крепнувшие с каждым годом государственные институты - более развитое экономическое законодательство, арбитражи, суды и т.д. Как следствие, масштаб проблем, которые возникали у предпри- ятий-должников в связи с неплатежами, с каждым годом увеличивался. Во многих случаях выигрыш, получаемый за счет неплатежа, уже не мог компенсировать потери, связанные с последующими трудностями и издержками. Это обстоятельство стало основным фактором, который предопределил быстрое снижение объема умышленных неплатежей.

Развитие ситуации вокруг такого явления как уклонение от налогов носило двойственный характер.

С одной стороны, многие предприятия даже в годы экономического подъема продолжали рассматривать уклонение от налогов как весьма эффективный способ преодоления финансовых трудностей. Поэтому, как только у таких предприятий появлялась возможность недоплатить налоги без особых отрицательных последствий для себя, они делали это. Мотивы предприятий при этом могли быть разными, но чаще всего в качестве основной причины указывалась чрезмерность налогового бремени (табл. 7.2).

Разумеется, позицию предприятий по поводу тяжести налогового бремени вряд ли можно считать полностью объективной. Налогоплательщик практически всегда хочет уменьшения своей фискальной нагрузки. Тем не менее, следует признать, что хронически низкая рентабельность ряда секторов российской экономики - сельского хозяйства, легкой промышленности, машиностроения и т.д. - во многих случаях действительно делала стандартные налоговые ставки неподъемными для предприятий. Между тем, унификация налоговых ставок и сворачивание налоговых льгот на фоне отсутствия других мер по финансовой поддержке отраслей, страдавших от неблагоприятной конъюнктуры, еще более осложняли положение предприятий. Все это способствовало сохранению интереса многих предприятий к различным неформальным схемам по минимизации налоговых платежей.

С другой стороны, в 2000-е годы заметно усилились факторы, которые работали на сокращение масштабов деятельности по уклонению от налогов.

Во-первых, снизился уровень антагонизма между предприятиями и государством. С каждым годом предприятия все лояльнее относились к необходимости отдавать часть своих доходов в государственный бюджет. Как следствие, многие предприятия вполне добровольно сокращали масштаб своих действий, связанных с финансовыми правонарушениями, и старались применять только законные способы налоговой оптимизации.

г

¦S

о

З

о

Февраль-март 2007г. ед.

%

Период
СП

о ^ lt;1

Масштабным уклонением от налогов занимается относительно небольшое число нечистоплотных российских предприятий в сотрудничестве со столь же нечистоплотными финансовыми структурами; основные проблемы с недобором налогов связаны именно с ними, а большинство предприятий платит налоги более-менее добросовестно
22

14,10

Налоги недоплачивают прежде всего из-за слабости государства и коррупционности чиновников, это создает возможность недоплачивать, чем и пользуются; наведут порядок в ведомствах - налоги по предписанным нормативам платить будут практически все
U

СП

tsl СЛ

Основная причина уклонения от налогов все-таки связана с чрезмерным размером налогового бремени, и дело не в злонамеренности плательщиков
70

44,87

Трудно выделить какую-то одну основную причину, все они в какой-то мере играют роль
156

100

Всего ответивших предприятий

I

?

¦51

Н

05

о\\

ы

S

Е

05

to

о

00

О

Ьэ

о*

Во-вторых, очень существенно выросло давление на налоговых должников со стороны фискальных и правоохранительных органов. Некоторые инициаторы и участники незаконных действий по уходу от налогов подверглись весьма суровым наказаниям, и это стало более чем убедительным примером для остальных. В частности, некоторые представители крупных интегрированных бизнес-групп в приватных беседах вполне определенно говорили, что для них очень четким сигналом стало «дело ЮКОСа», которое завершилось длительными тюремными сроками для первых лиц этой корпорации. В результате в России произошел массовый отказ от участия в наиболее грубых и наиболее масштабных налоговых махинациях.

Что касается конкретных способов уклонения от налогов, то они также подверглись серьезным изменениям. Утратили свое прежнее значение и в гораздо меньшей степени стали использоваться такие методы как выплата зарплаты с помощью фиктивных договоров страхования; неправомерное использование различных льготных налоговых режимов; многократное занижение истинных объемов производства и размеров заработной платы на предприятии; фиктивная купля-продажа интеллектуальной собственности; прямая фальсификация бухгалтерской информации об истинном назначении платежей и т.д. Значительное сокращение масштабов бартера, взаимозачетов, вексельных схем также привело к соответствующему уменьшению их использования в оптимизационных налоговых схемах.

Постепенно снижалась доля налоговых правонарушений, основанных на теневом обналичивании денег. Это было связано с тем, что во второй половине 2000-х годов государство стало заметно жестче действовать против банков и финансовых компаний, которые занимались незаконной «обналичкой» [117]. Как следствие, риски и затраты предприятий, связанные с теневым обналичиванием, существенно выросли. Комиссионный процент за эту операцию, по некоторым оценкам, вырос с 0,5-2% в 2003-2004 гг. до примерно 6% в 2006 г. и до 812% в 2007-2008 гг. [40]. Поскольку эта величина уже не так сильно отличалась от размера налоговых платежей, которые уплачивались предприятиями при легальном оформлении сделок, экономическая привлекательность теневого обналичивания закономерно снизилась.

В этих условиях предприятия, которые продолжали заниматься уклонением от налогов, постарались переключиться на использование наиболее изощренных и труднораскрываемых схем. Как правило, подобные схемы включали в себя активное использование фирм-однодневок. Сделки выстраивались таким образом, чтобы списать все налоговые нарушения на подобные подставные фирмы, которые бесследно исчезали вскоре после завершения трансакций. В то же время истинные инициаторы неуплаты налогов с формальной точки зрения оставались чисты перед законом. При этом юридически корректно доказать взаимозависимость между истинными налоговыми нарушителями и фирмами-однодневками всегда было очень трудно.

«Деятельность налоговых органов далека от идеала. Это видно по статистике - 70-80% исков выигрывают налогоплательщики... как правило, аргументы налоговиков в суде рушатся» [50].

Для того чтобы еще больше затруднить расследование налоговых нарушений, организаторы махинаций вставляли в цепочки перепродаж сразу несколько подставных фирм, максимально запутывая информацию об истинном направлении и предназначении платежей. Подобная организация сделок на деловом жаргоне носила название «карусель». Особенно активно сложные схемы с участием фирм-однодневок применялись для налоговых махинаций с налогом на добавленную стоимость. В одних случаях при помощи этих схем искусственно занижалась база для уплаты НДС, в других - посредством имитации экспортных сделок создавались фиктивные основания для запросов на возврат НДС плательщику. Кроме того, фирмы-однодневки очень часто использовались в попытках уменьшить размеры уплачиваемых импортных и экспортных пошлин.

«Наиболее трудоемким и проблемным вопросом остается возврат НДС из бюджета при экспортных операциях. В налоговом законодательстве есть пробелы, которыми налогопла- телыцики пользуются иногда с большой степенью изощренности. Сейчас под нашим пристальным вниманием предприятия, которые занимаются реализацией лесоматериалов.

Здесь открывается много интересного, например, что при сделках отсутствуют реальные заготовители древесины. Мы обнаруживаем, что для таких операций созданы фирмы- «однодневки», например в Москве. Они открывают расчетные счета в иркутских филиалах московских банков, и прогоняют через них денежные потоки для дальнейшего обналичивания этих средств через подставных лиц.

Эти фирмы не представляют налоговую отчетность по месту постановки на налоговый учет (либо представляют нулевую отчетность) и, следовательно, не уплачивают налог на добавленную стоимость в бюджет. При том все необходимые документы есть, а в соответствии с налоговым законодательством этого достаточно для подтверждения права применения налоговых вычетов и возврата НДС из бюджета.

Мы «расшифровали» недавно одну такую многоступенчатую сделку при фактическом отсутствии операций с реальными товарами и отказали в возмещении из бюджета налога на добавленную стоимость на десятки миллионов рублей» [179].

Тем не менее, несмотря на то, что налоговые правонарушения в России до сих пор остаются распространенным явлением, в целом масштабы деятельности по уклонению от налогов в 2000-е годы стали снижаться.

Например, в 2007 г. при ответе на вопрос о том, как в предшествующие 2-3 года в стране складывалась ситуация с уклонением от налогов, 43,79% опрошенных предприятий сообщило, что уклоняться от налогов стали меньше. При этом противоположной точки зрения придерживалось лишь 3,93% респондентов (табл. 7.3).

А вот ситуация с монопольным поведением предприятий на рынках складывалась совершенно иначе. Несмотря на многочисленные декларации властей по поводу усиления борьбы с монополизмом, сколько-нибудь серьезных сдвигов в этой сфере за годы экономического подъема так и не произошло. Практически все ранее существовавшие монополии федерального и локального уровня сохранили свои доминирующие позиции.

Таблица 7.3

Ответы на вопрос: Как, на Ваш взгляд, российской экономике в последние 2-3 года складывается ситуация с уклонением предприятий от налогов? (сумма ответов = 100%)

Период Уклоняться от налогов стали меньше От налогов уклоняются примерно так же, как и 2-3 года назад Уклоняться от налогов стали больше Трудно сказать Всего ответивших предприятий
Февраль-март 2007 г.
ед. 67 40 6 40 153
% 43,79 26,14 3,93 26,14 100

Источник: данные опросов ИНПРАН, Проблемы прогнозирования, №5, 2007.

Даже в тех случаях, когда происходила формальная децентрализация отраслей (как, например, в электроэнергетике), это почти не меняло конкурентную ситуацию на рынках. В процессе этих достаточно формальных реорганизаций монопольные явления просто перемещались с общенационального уровня на региональный. Это нередко лишь ухудшало ситуацию, поскольку организовать эффективный государственный контроль за несколькими монополиями локального масштаба было сложнее, чем за одной доминирующей корпорацией федерального значения. Более того, в 2000-х годах были случаи, когда вполне конкурентные отрасли превращались в монополизированные. Такие события имели место, в частности, на внутреннем рынке цемента (2004-2007 гг.) и каустической соды (2002-2004 гг.).

Косвенным подтверждением того факта, что российские монополии в 2000-е годы сумели успешно защитить свои интересы, являлся опережающий рост цен на электроэнергию, природный газ, железнодорожные перевозки, цемент и т.д. (табл. 7.4).

Разумеется, целенаправленное воздействие предприятий- монополистов на рынок помогало им адаптироваться к экономическим трудностям и даже вполне успешно заниматься модернизацией производства. С этой точки зрения действия монополий были вполне логичны. Однако проблема заключалась в том, что эти корпоративные улучшения осуществлялись за счет обескровливания остальной экономики. К сожалению, российские власти так и не сумели справиться с негативным влиянием монополистов на экономику.

Как следствие, структурные диспропорции, порожденные чрезмерной ролью монополий в российской экономике, стали одной из ключевых причин кризиса, который начался осенью 2008 г.

Судьба внеэкономических методов, которые использовались предприятиями в адаптационных целях, в 2000-е годы также складывалась по-разному. Такой способ решения корпоративных проблем как лоббирование в органах власти сохранил свое значение в полной мере. Крупные компании общенационального масштаба активно пользовались своими связями в различных ведомствах и регулярно добивались от федеральных властей индивидуальных мер поддержки. Подобные меры могли включать в себя установление квот и высоких пошлин на ввоз определенных видов продукции; политическую и финансовую поддержку крупных экспортных проектов; предоставление формальных и неформальных гарантий государства по банковским кредитам, которых выдавались крупным корпорациям на особо выгодных условиях, и т.д. Примером успешного лоббизма такого рода можно считать взаимодействие «Газпрома» с федеральными структурами власти. На протяжении всех 2000-х годов многие высшие чиновники, включая первых лиц государства, активно участвовали в продвижении и защите интересов этой корпорации за рубежом.

Индексы цен на некоторые виды товаров и услуг в 2000-2007гг. (в разах к 2000 г.)

Показатель 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008
Цены производителей в промышленности 1 1,083 1,275 1,434 1,847 2,094 2,312 2,893 2,690
Электроэнергия, 1000 кВт-ч 1 1,293 1,618 1,827 2,014 2,236 2,447 2,877 3,411
Теплоэнергия, Гкал 1 1,260 1,567 1,813 2,087 2,407 2,680 3,020 3,727
Газ природный, 1000 куб. м 1 1,638 2,145 1,488 3,172 3,806 4,360 4,971 6,148
Цемент, т 1 1,237 1,568 1,982 2,237 3,226 4,091 7,064 5,813
Тарифы на железнодорожные грузоперевозки 1 1,344 1,606 2,032 2,288 2,592 2,823 3,040 3,712
Проезд в купе скорого нефирменного поезда, в расчете на 100 км пути 1 1,747 1,818 2,092 2,612 3,298 3,904 4,656 5,553
Потребительские цены 1 1,186 1,365 1,529 1,708 1,894 2,064 2,310 2,617

Источник: расчеты автора по данным Российского статистического ежегодника. М., Росстат, 2008.

Более того, именно поддержка сверху позволила «Газпрому» продавить, несмотря на активное сопротивление крупных компаний-потребителей, такое спорное с макроэкономической точки зрения решение, как опережающий рост цен на газ внутри страны (табл. 7.5).

На региональном уровне лоббизм зачастую использовался еще чаще. Предприятия, работающие в регионах, стремились провести своих кандидатов в территориальные органы законодательной власти, продвигали собственных представителей на посты в исполнительных структурах, устанавливали тесные контакты с чиновниками различных региональных ведомств. В дальнейшем эти связи играли немалую роль. В одних случаях они приносили безусловную общеэкономическую пользу, позволяя предприятиям обходить бюрократические и коррупционные барьеры, инициировать прогрессивные изменения в региональном законодательстве, участвовать в разработке программ развития территорий и т.д. В других случаях последствия регионального лоббизма были более противоречивыми. Под воздействием местных лоббистов территориальные власти нередко ограничивали конкуренцию, создавая формальные и неформальные барьеры входа на рынок для производителей и поставщиков из других регионов; устанавливали индивидуальные льготы для «приближенных» фирм; позволяли таким фирмам беспрепятственно выигрывать тендеры по региональным госзаказам и т.д. Конечно, компании, которым удавалось пролоббировать нужные им решения, при этом оказывались в выигрыше, однако экономика региона в целом могла и проиграть.

Что касается деятельности предприятий, сопряженной с прямыми нарушениями закона (хищениями, незаконным предпринимательством, контрабандой, экологическими преступлениями и т.п.), то ее масштабы в 2000-е годы существенно сократились. Факторы, благодаря которым это произошло, были сходны с теми, что обеспечили снижение числа налоговых правонарушений. Во- первых, рост взаимного доверия в экономике и обществе привел к тому, что предприятия стали в гораздо большей степени соблюдать этические, а вслед за ними и законодательные нормы.

Ответы на вопрос: «Как Ваше предприятие решало проблемы снижения издержек в последние 2-3 года?» (сумма ответовgt; 100%)

Период Прекратило выпуск нерентабельных видов продукции Законсервировало или избавилось от части производственных мощностей Целенаправлен! ю экономило сырье, энегию, расходные материалы и т.п. Сокращало численность работников Урезало фонд заработной платы Внедряло более экономичные технологии Налаживало сотрудничество с экономически более выгодными поставщиками Сокращало различные непроизводственные затраты Сокращало

капиталовложения

Другое В эти годы у нас не возникало проблемы снижения издержек Всего ответивших предприятий
Август-сентябрь 1999 г.
ед. 47 49 96 55 и 51 40 Н.Д. Н.Д. 18 Н.Д. 122
% 38,52 40,16 78,96 45,08 9,02 41,80 32,79 - - 14,75 - -
Июль-август 2002 г.
ед. 51 63 - 116 69 23 72 87 105 27 10 1 174
% 29,31 36,21 66,67 39,66 13,22 41,38 50,00 60,34 15,52 5,75 0,57 .
Июль-август 2005 г.
ед. 61 52 112 70 10 73 94 103 27 ¦ 4 4 186
% 32,80 27,96 60,22 37,63 5,38 39,25 50,54 55,38 14,52 2,15 2,15 -
Август-сентябрь 2008 г.
ед. 53 44 103 62 15 70 74 89 20 5 2 169
% 31,36 26,04 60,95 36,69 8,88 41,42 43,79 52,66 11,83 2.96 1,18 -

Источник: данные опросов ИНП РАН, Проблемы прогнозирования, №2, 2009.

Во-вторых, повысилась эффективность работы правоохранительных структур, в связи с чем риски для незаконопослушных предприятий заметно увеличились. В-третьих, улучшение экономической ситуации в отраслях само по себе было хорошим аргументом в пользу отказа от разного рода экстремальных действий, поскольку в новых условиях стандартные рыночные ходы обеспечивали предприятиям сопоставимую по масштабам рентабельность.

Масштаб такого явления как правонарушения с использованием коррупции в годы экономического подъема также скорее уменьшился. Постепенное улучшение законодательства, появление более четких регламентов, повышение качества работы правоохранительных и контрольных ведомств - все это сделало российских чиновников более законопослушными или, по крайней мере, более осторожными. Аналогичные процессы происходили и в частном секторе, где владельцы корпорации также стремились выстраивать эффективные системы внутреннего контроля за расходами. В этой связи предприятиям стало заметно труднее решать свои проблемы посредством прямого подкупа должностных лиц. В конечном счете, это приводило к тому, что проблемы решались каким-то другим способом.

Тем не менее, в некоторых ситуациях продвижение корпоративных интересов с использованием взяток весьма часто осуществлялось и в 2000-е годы. Характерным примером такого рода были (и до сих пор остаются) коллизии вокруг возврата НДС экспортерам. Особенно тяжело процедура возмещения экспортного НДС протекала в регионах. Территориальные налоговые инспекции в последние годы под разными предлогами затягивали процесс (скорее всего, выполняя неформальные указания федерального Министерства финансов). Для корпораций общенационального значения, работающих в регионах, эти задержки были менее критичны. Во-первых, обычно у этих корпораций имелись финансовые резервы, которые помогали им компенсировать перебои в денежных потоках. Во-вторых, степень влияния крупных корпораций в своих регионах всегда была такова, что они могли добиться принятия законных решений в свою пользу, игнорируя любые коррупционные запросы местных должностных лиц.

Однако относительно небольшие экспортеры часто оказывались в совершенно иной ситуации. Несвоевременный возврат НДС нередко приводил к замедлению их производственных процессов из-за элементарной нехватки оборотных средств. Лоббистские возможности таких компаний по давлению на налоговых чиновников также были очень ограничены. Судебные разбирательства по таким вопросам длились многие месяцы и даже годы. Поэтому, принимая во внимание все упомянутые обстоятельства, предприятия нередко принимали решение о подкупе лиц, способных принять решение в их пользу.

Таким образом, судьба нетрадиционных методов адаптации в 2000-е годы складывалась по-разному. Немалая их часть полностью исчезла из хозяйственной практики российских предприятий. Другие сохранились, но в существенно меньших масштабах и для решения гораздо более скромных задач. Лишь про некоторые из нетрадиционных методов можно сказать, что они применялись и до сих пор применяются достаточно широко.

В то же время интенсивность действий, которые осуществлялись предприятиями в целях своего развития, в течение всех лет экономического подъема неизменно сохранялась на высоком уровне. Предприятия уделяли большое внимание как мерам, обеспечивающим улучшения текущего характера, так и мерам, нацеленным на решение долгосрочных задач. В частности, по данным опросов ИНП РАН, в период с 1999 г. по 2008г. доля предприятий, целенаправленно экономивших сырье, энергию и расходные материалы, ни разу не опускалась ниже 60%. В те же самые годы удельный вес предприятий, сообщавших о внедрении экономичных технологий, составлял примерно 40%, что можно считать весьма и весьма высоким уровнем. Полномасштабным либо частичным улучшением качества своей продукции на момент проведения любого из опросов занималось не менее 60% респондентов. Доля предприятий, сообщавших, что за последние 2-3 года им удалось расширить экспорт в страны СНГ и дальнего зарубежья, выросла с 4,24% в 1999 г. до 16,57% в 2008 г. При этом в 2002 г. и 2005г. доля положительных ответов о расширении сферы экспортных поставок превышала 22%. Прочие действия, имевшие целью снижение издержек и решение маркетинговых проблем, также довольно активно использовались российскими предприятиями на протяжении всех 2000-х годов (табл. 7.5 и 7.6). По целому ряду направлений, в том числе в части снижения издержек, внедрения новых технологий, обновления ассортимента продукции, предприятия смогли за это время добиться очень существенного прогресса (табл. 7.7).

Еще более очевидным признаком принципиального изменения целевых установок предприятий стал быстрый рост их инвестиционной активности. Результаты опросов показали, что всего за 3 года после начала экономического подъема - с 1999 по 2001 г. - в общей сложности 34,28% опрошенных предприятий сумело начать реальную модернизацию основных фондов, тогда как за 6 кризисных лет это смогло сделать лишь 19,59% респондентов55 (табл.7.8).

При этом примерно до середины 2000 года отечественные предприятия еще не до конца были уверены в устойчивости макроэкономических тенденций, и потому лишь меньшинство из них имело твердые планы по запуску новых инвестиционных проектов производственного назначения. Однако в дальнейшем уровень оптимизма предприятий относительно своих рыночных перспектив заметно повысился. По данным опросов ИНП РАН, вплоть до весны 2008г. доля респондентов, намеренных начинать новые инвестиционные проекты, находилась в диапазоне от 55 до 64% (табл. 7.9).

Более того, фактический уровень инвестиционной активности российских предприятий всякий раз оказывался выше планируемого.

Ответы на вопрос: «Как ваше предприятие решало маркетинговые проблемы в последние 2-3 года?» (сумма ответов gt;100%)

Период, отрасль Улучшало качество всей продукции Улучшало качество части продукции Начало выпускать новые прибыльные виды продукции Начало поставлять продукцию в новые для себя регионы России Расширило сферу экспортных поставок в страны СНГ и дальнего зарубежья Расширило и улучшило свою товаропроводящую сеть (дилеры, оптовики, магазины и т.п.) Проводило рекламные кампании, участвовало в выставках и других подобных мероприятиях Другое В эти годы у нас не возникало никаких проблем со сбытом Всего

ответивших предприятий

Август-сентябрь 1999 г.
ед. 26 45 68 43 5 Н.Д. Н.Д. Н.Д. Н.Д. 118
% 22,03 38,14 57,63 36,44 4,24 -
Июль-август 2002 г.
ед. 54 58 76 58 38 58 53 4 9 168
% 32,14 34,52 45,24 34,52 22,62 34,52 31,55 2,38 5,36 -
Июль-август 2005 г.
ед. 72 48 81 48 41 32 105 5 9 186
% 38,71 25,81 43,55 25,81 22,04 17,20 56,45 2,69 4,84 -
Август-сентябрь 2008 г.
ед. 53 52 66 39 28 28 79 6 12 169
% 31,36 30,77 39,05 23,08 16,57 16,57 46,75 3,55 7,10 -

- Источник: данные опросов ИНП РАН, Проблемы прогнозирования, №2, 2009.

Cl

а:

"CJ

О

Март-апрель 2008 г.

ед.

%

Период
12

8,57

Поиск дополнительной рабочей силы
31

22,14

Повышение квалификации рядовых работников и управленческого персонала
39

27,86

Улучшение трудовой дисциплины, снижение уровня хищений и т.п.
21

15,00

Решение институционально юридических проблем (форма собственности, объединение с другими компаниями, изменение юридического статуса и т.п.)
37

26,43

Развитие эффективной сбытовой сети, экспансия на новые рынки и решение других сбытовых проблем
29

20,71

Переход к новым технологиям финансового планирования и контроля, новой системе бухгалтерского учета и т.п.
20

14,29

Привлечение стратегических инвесторов и/или налаживание долгосрочного сотрудничества с банками и другими кредиторами
42

30,00

Снижение уровня издержек за счет экономии ресурсов (энергии, сырья, комплектующих и пр.), снижения затрат на оплату труда и т.п.
56

40,00

Обновление ассортимента производимой продукции
54

38,57

Модернизация производственных мощностей и внедрение новых технологий
К» Другое
і 4^ О Всего ответивших предприятий

^ Чй

^ § О О О"

X

о

Ьэ

а

1

I

?

amp;

§

Ї»

Си

0

lt;з\\

1

lt;г

S

Н

04

§

?

Ответы на вопрос: «Когда Вашему предприятию удалось переломить негативные тенденции и начать обновление и модернизацию основных фондов?» (сумма ответов = 100%)

Период

У нас никогда не было проблем с обновлением и модернизацией

В 1992-1993 гг. в 1994-1995 гг. в 1996 г. в 1997 г. в 1998 г. в 1999 г. в 2000 г. в 2001 г. Реально обновление и модернизация наших ОФ ещё не начались Всего ответивших предприятий
Январь-февраль 2002 г. ед. 3 3 14 5 6 15 8 27 14 48 143
% 2,10 2,10 9,79 3,50 4,20 10,49 5,59 18,88 9,79 33,57 100

Источник: данные опросов ИНП РАН, Вестник РГНФ, №4, 2002.

Ответы на вопрос: Начнет ли Ваше предприятие осуществлять инвестиционные проекты в ближайшие 1-2 года? (сумма ответов = 100%)

Период Да Нет Трудно

сказать

Всего

ответивших

предприятий

Июнь-июль 2000 г.
ед. 54 7 77 138
% 39,13 5,07 55,8 100
Январь-февраль 2002 г.
ед. 89 11 46 146
% 60,96 7,53 31,51 100
Июнь-июль 2003 г.
ед. 108 14 59 181
% 59,67 7,73 32,60 100
Февраль-март 2004 г.
ед. 80 14 54 148
% 54,05 9,46 36,49 100
Март-апрель 2006 г.
ед. 97 19 58 174
% 55,57 10,92 33,33 100
Февраль-март 2007 г.
ед. 100 12 46 158
% 63,29 7,59 29,11 100
Март-апрель 2008 г.
ед. 91 12 39 142
% 64,08 8,45 27,47 100
Апрель-май 2009 г.
ед. 67 37 89 193
% 34,72 19,17 46,11 100

Источник: данные опросов ИНПРАН, , Проблемы прогнозирования, №6, 2009.

Вплоть до середины 2008г. от двух третей до трех четвертей опрашиваемых предприятий сообщало о том, что на момент проведения опроса осуществляет производственные инвестиционные проекты (табл. 7.10).

Особо следует отметить то обстоятельство, что рост инвестиционной активности предприятий происходил в условиях острой нехватки внешних финансовых ресурсов.

Ответы на вопрос: «Осуществляет ли Ваше предприятие в настоящее время какие-либо производственные инвестиционные проекты?» (сумма ответов = 100%)

Период Да Нет Всего ответивших предприятий
Январь-март 1999 г.
ед. 65 45 110
% 59,09 40,91 100
Июнь-июль 2000 г.
ед. 94 46 140
% 67,14 32,86 100
Январь-февраль 2002 г.
ед. 113 30 243
% 79,02 20,98 100
Июнь-июль 2003 г.
ед. 114 68 182
% 62,64 37,36 100
Февраль-март 2004 г.
ед. 100 48 148
% 67,57 32,43 100
Февраль-март 2005 г.
ед. 116 57 173
% 67,05 32,95 100
Март-апрель 2006 г.
ед. 127 49 176
% 72,16 27,84 100
Февраль-март 2007 г.
ед. 117 40 157
% 74,52 25,48 100
Март-апрель 2008 г.
ед. 99 44 143
% 69,23 30,77 100
Апрель-май 2009 г.
ед. 85 106 191
% 44,50 55,50 100

Источник: данные опросов ИНП РАН, Проблемы прогнозирования, №6, 2009.

Опросы показали, что в подавляющем большинстве случаев основным или даже вообще единственным источником финансирования инвестиций были собственные средства предпри-

ятий (табл. 7.11). Банковские кредиты начали играть заметную роль в инвестиционном процессе лишь примерно с 2003 г. (табл. 7.11 и 7.12). При этом масштабы бюджетного софинансирования корпоративных инвестиций, несмотря на многочисленные декларации властей по поводу своей готовности поддержать реальный сектор, все прошедшие годы сохранялись на уровне, который вполне можно назвать символическим (табл. 7.11).

Тот факт, что большинство российских предприятий в годы экономического подъема кардинально изменило модель своего поведения и переориентировалось на достижение стратегических целей, имеет и другие подтверждения. Например, отвечая на вопрос о том, решение каких внутренних проблем является наиболее важным с точки зрения долгосрочного развития, на первое место предприятия неизменно ставили задачу модернизации производственных мощностей и внедрения новых технологий. Причем с 2000г. по 2008г. доля таких ответов выросла с 74,82% до 80,42%. Высокий удельный вес ответов о желательности экспансии на новые рынки, о необходимости повышения квалификации работников, а также обновления ассортимента производимой продукции и привлечения стратегических инвесторов также свидетельствует о нацеленности предприятий на долговременные преобразования (табл.7.13).

Описывая изменения, которые произошли в жизни российских предприятий в 2000-е годы, необходимо указать на еще одну очень значимую тенденцию - формирование новых крупных корпораций и интегрированных бизнес групп (ИБГ)[15]. Основным способом создания подобных корпораций и ИБГ было включение в их состав отдельных предприятий посредством более или менее юридически корректных слияний и поглощений.

Переход под контроль внешних собственников (как в случаях первичной приватизации, так и в случаях поглощения) отнюдь не всегда происходил по доброму согласию с прежним директоратом предприятий.

(V

Источник: данные опросов ИНПРАН, Проблемы прогнозирования, №5, 2008.

Ul

VO

а:

і

Ж

ж

О

н

OS CD

Н СҐ

X

Р 03

о

gt; з

Ж 43 о* о

Сі

Сі

З -5 с §

os

V

?

ж с

Si ®

З ?

§ Ж

Ьз з а а

s ё

? і

Ж;

й

О

Сі

gt;5

^ "S-

то й Оу ж

>З § 43 S

ж а

II

і S

Ж «X ‘N3 І

Таблица 7.11

Февр.-март 2004 г.

ед.

%

Февр.-март 2005 г.

ед.

%

Март-апр. 2006 г. ед.

%

Февр.-март 2007 г.

ед.

%

Март-апр. 2008 г. ед.

%

Период
124

91,85

139

92,05

145

87,35

137

84,57

111

85,38

Собственные средства предприятия
4

2,96

3

1,99

6

3,61

9

5,56

5

3,85

Целевое финансирование из федерального бюджета
6

4,44

5

  1. 5

3,01

9

5,56

3

2.31

Целевое финансирование из регионального бюджета
58

42,96

66

43,71

78

46,99

77

47,53

69

53,08

Кредиты российских банков
11

8,15

10

6,62

8

4,82

5

3,09

  1. 4,62
Кредиты или прямые инвестиции других российских предприятий
5

3,70

8

5,30

8

4,82

11

6,79

  1. 4,62
Иностранные кредиты или прямые иностранные инвестиции
4

2,96

5

3,31

12

7,23

5

3,09

  1. 4,62
Другие источники
135

151

166

162

130

Всего ответивших предприятий

Ответы на вопрос: «В чем заключается сотрудничество Вашего предприятия с российскими банками в настоящее время?» (сумма ответов =100%)

К

5

U

s

5

и

і

amp;Э

a

a

s

s

w

I

P

a

a

О/

§

Oo О

¦§

О Л

? lt;ъ О/ cs

St

s§ 1

Q S ‘ lt;ъ

« 2

-st ^ St гь

о о

St O\' st о з* st*

\\®-S ®

^ to

о

о

so

^              -J              p              и              -J              -J

to

о

о

to

о

о

to

to

о

о

to

О

о

00

to

о

о

os

to

о

о

-?»

to

о

о

I

+3

о

OJ OJ to to to 1— to to
Я "Л 1—1 см СВ OS SO 4^ CM [V os o, , Я to Os 4^ oo ом о 00
-о -Л -?» ^ to w ^ -л 40 "Л to 00 "Л CM OS to 40 0°
00 о so U) so

им

я 5

to о им

им

Я о

|а|

и

а

ъ

а

?gt;х°

§| о\\ § -st а о- ^ *** о

St Q;

Я

У1 on

40 0° 00

ом os to w О

00 (о

CM w

им

Я

40

00 -О ^

им

(4)

On

О

to

to

^ о о

to jsj

\'so ^

os

“Л CJ

о ^

U)

О to

\'so

00

SO U) CM CB

SO ugt; ^ 00 о

^g

s

a

8

^g

о

CJ

00

-О ( ‘ ( 00

о

о

см

О to

Уо ^ so

CJ (4j

to OM U)

CJ JsJ

им ьо 00

см \'О to

os Съgt; to

amp;

PS

to

Qgt;

Qgt;

)C

О 00              О OS

О so              О to

о -о

О so

О 00

О to

о 00              о to

О СМ              О -?»

О 00

о gt;—

О so О so

я ІЛ

to w

so

СМ -о

\'so

Os

о н-

CM -Л

OS

О os о gt;—

to

о

о

о

\\o ^ 00

OS

55

5j cj

U)

о -о

О CJ

S

5

a

Расчетно-кассовое

обслуживание, кредитование «оборотки» и кредитование инвестиционных проектов на срок в 3-5 лет и выше

Расчетно-кассовое

обслуживание, кредитование «оборот ки» и кредитование инвестиционных проектов на срок в 1-2 года

Сотрудничество ограничивается только расчетно-кассовым обслуживанием

Расчетно-кассовое обслуживание и кредитование оборотных средств

Всего ответивших предприятий

а

а

ъ

а

о

За

Июнь-июль 2000 г.

ед.

%

Авг.-сент. 2004 г. ед.

%

Март-апрель 2008 г. ед.

%

Период
43

30,07

Поиск дополнительной рабочей силы
4

29,

91

45,27

77

53,85

Повышение квалификации рядовых работников и управленческого персонала
1

50

35

17,41

19

13,29

Улучшение трудовой дисциплины, снижение уровня хищений и т.п.
16

11,51

11

5,47

8

5,59

. Решение институциональноюридических проблем (форма собственности, объединение с другими компаниями, изменение юридического статуса и т.п.)
81

58,27

117

58,21

48

33,57

Развитие эффективной сбытовой сети, экспансия на новые рынки и решение других сбытовых проблем
29

20,86

41

20,40

21

14,69

Переход к новым технологиям финансового планирования и контроля, новой системе бухгалтерского учета и т.п.
64

31,84

29 20,28 \'

Привлечение стратегических инвесторов и/или налаживание долгосрочного сотрудничества с банками и другими кредиторами
52

37,41

99

49,25

64

44,76

Снижение уровня издержек за счет экономии ресурсов (энергии, сырья, комплектующих и пр.), снижения затрат на оплату труда и т.п.
48

34,53

70

34,83

54

37,76

Обновление ассортимента производимой продукции
104

74,82

156

77,61

115

80,42

Модернизация производственных мощностей и внедрение новых технологий
Ugt; 4*. у%

ІЛ ^ чО о О "4

О 00 4^

Другое
139

201

143

Всего ответивших предприятий

к

о

н

о

л

я

5

я

Си

6

о

а

о

§

§

г

amp;

о *•lt;

о

а

8

а

8

а

о

amp;

у.

Го

lt;аgt;

lt;аgt;

Оо

Ьэ

>5

Гі

а

S

а

0

1

Н

р

оз

ta

5

J=

Р

-J

Однако широкомасштабного сопротивления процессам укрупнения под эгидой больших компаний в России все-таки не было. Это косвенно свидетельствует о том, что в целом предприятия считали такую стратегию собственного выживания и развития вполне приемлемой и разумной. Иными словами, согласие предприятий на вхождение в состав крупных корпораций, в том числе и в качестве заведомо подчиненных единиц, также было своеобразным способом адаптации к рыночным проблемам.

По мере того, как все большее число ранее независимых производителей попадало в состав жестко централизованных крупных корпораций, само понятие «предприятие» стало размываться. В некотором смысле потерявшие самостоятельность предприятия вернулись к положению «цехов», в котором они находились во времена ранней плановой экономики. Сохранив определенную автономию в текущих вопросах, такие предприятия лишились возможности определять стратегию своего развития.

Тем не менее, в большинстве случае подобные слияния и поглощения не влекли за собой каких-либо отрицательных экономических последствий. Наоборот, благодаря укрупнению новые корпорации получали возможность снижать издержки как за счет эффекта масштаба, так и за счет эффектов дополнения (синергетических эффектов). Конечно, бывало и так, что некоторые предприятия проигрывали от вхождения в состав крупных корпораций и ИБГ. В частности, подобные ситуации имели место в некоторых вертикально-интегрированных компаниях, которые предпочитали аккумулировать доходы и прибыль в трейдерских и перерабатывающих подразделениях, а долги и прочие финансовые проблемы сбрасывать на производителей первичного сырья. В этих случаях предприятия «нижних этажей» нередко страдали от недофинансирования и потому отставали в своем развитии. Например, в некоторых металлургических подотраслях предприятия, которые добывали руду, на протяжении целого ряда лет вынуждены были мириться с выкачиванием ресурсов со стороны своих головных подразделений [21].

Однако по мере улучшения макроэкономической ситуации в стране такие случаи встречались все реже, так как наличие хронически отстающих предприятий создавало крупным корпорациям целый ряд серьезных проблем - затрудняло наращивание капитализации; ухудшало отношения с регионами, где работали проблемные предприятия; отпугивало других потенциальных кандидатов на поглощения и т.д. В этой связи большинство крупных компаний и ИБГ стало более охотно тратить свои ресурсы на улучшение ситуации в более слабых подразделениях.

* * *

Обобщая результаты анализа, посвященного поведению российских предприятий в период экономического подъема 1999-2008 гг., можно сделать следующие выводы.

Оппортунизм предприятий, характерный для позднесоветской экономики и первого десятилетия рыночной трансформации, оказался вполне преодолимым препятствием. Как только состояние главных внешних факторов - макроэкономической ситуации в стране и политики властей - начал устойчиво меняться в лучшую сторону, логика поведения предприятий стала совершенно иной. Жизнь предприятий в нормально растущей экономике перестала напоминать биологическую борьбу за выживание и довольно быстро оказалась нацеленной на конструктивное сотрудничество со всеми партнерами и собственное развитие. Уровень нелояльности к власти также пошел вниз. Как следствие, именно активная деятельность предприятий по рыночному развитию и модернизации стала ключевым фактором, обеспечившим высокие темпы восстановительного роста в России.

<< | >>
Источник: Д.Б.Кувалин. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния, 2010. 2010

Еще по теме Глава 7 ОСОБЕННОСТИ ПОВЕДЕНИЯ РОССИЙСКИХ ПРЕДПРИЯТИЙ В ГОДЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОДЪЕМА:

  1. Глава V. Особенности развития маркетинга в трансформационной экономике России
  2. 2.2 Экономические риски и оценка устойчивости банковской системы России
  3. Теоретические основы интеграции в бизнес-группы
  4. Содержание
  5. Глава 6 ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС 1998 ГОДА КАК ПЕРЕЛОМНЫЙ МОМЕНТ РЫНОЧНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ И РЕАКЦИЯ ПРЕДПРИЯТИЙ НА СИСТЕМНОЕ УЛУЧШЕНИЕ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ
  6. Глава 7 ОСОБЕННОСТИ ПОВЕДЕНИЯ РОССИЙСКИХ ПРЕДПРИЯТИЙ В ГОДЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОДЪЕМА
  7. Узловые аспекты учения о циклическом развитии рыночного общества и их отражение в системе социально-экономических знаний
  8. ЛЕКЦИЯ 15. РУССКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ
  9. 5. Ювенальная юриспруденция в России конца XX и начала XXI века
  10. 3. Правовое положение несовершеннолетних в сфере уголовно‑исполнительных отношений
  11. Приложение 2. Перечень основных нормативно-правовых и судебных документов по защите детства в Российской федерации 198
  12. § 1. Право как эффективный инструмент воздействия на экономику в свете современной интерпретации сущности российского общественного строя
  13. § 1. Экономическая э ФФ ективность как самостоятельная цель правовых норм, общие требования к ее достижению
  14. § 1. Социальная сущность ограничении предпринимательской деятельности иностранных лиц.
  15. ГЛАВА 3. ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫЕ ФИНАНСОВО­ПРОМЫШЛЕННЫЕ ГРУППЫ
  16. Глава 5. Пути совершенствования юридического обеспечения экологической безопасности России.
  17. § 2. Правовая культура органов исполнительной власти в Российской Федерации.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -