<<
>>

1.1.   Точки зрения на собственность как ступени познания ее сущности

В соответствии с сформулированной выше задачей в данном параграфе на основе селективного анализа проводится классификация основных направлений   исследования   собственности,   определения   ее   сущности   и

экономического содержания.

Иногда может показаться, что воспроизведение высказываний экономистов пусть недалекого, но все же прошлого, не актуально, а былые дискуссии - уже история. Однако автор совершенно уверен в том, что, во-первых, не от всякого наследства следует отказываться; во-вторых, внимательное знакомство с современной литературой по вопросам отношений и прав собственности убеждает нас, что спор еще далек от завершения; в-третьих, чтобы двигаться дальше, всегда полезно оглянуться назад и подвести некоторые итоги; и. наконец, в-четвертых, исследуя явление в динамике, современные тенденции его трансформации следует уточнить основополагающие понятия, характеризующие его сущность.

В данном параграфе на основе сравнительного анализа различных точек зрения представлены подходы автора к исследованию экономического содержания собственности. При этом упор делается не на том, что разъединяет различные позиции, а, скорее наоборот, собственное представление вырабатывается на основе их конструктивного синтеза, стараясь при этом избежать некорректности формальной эклектики.

В определенной степени наша задача облегчается тем, что многие замечания, обнаруживающие слабые (или недостаточно аргументированные) стороны каждого из подходов к анализу собственности, были уже высказаны в процессе дискуссии (то затухающей, то возникающей вновь). Однако это же делает задачу и достаточно непростой, так как проблема многократно анализировалась в различных аспектах. И все же, отсутствие единства во взглядах позволяет сделать вывод, что исследовательские усилия могут быть не напрасными.

Собственность, право собственности, отношения собственности - эти понятия на протяжении столетий многократно рассматривались и анализировались экономистами, юристами, философами, историками, политиками и политологами.

Существуют разнообразные и разноплановые научные сочинения, исследующие данные проблемы в их многосложности и противоречивости.    Во    всем     разнообразии    взаимоисключающих    и взаимодополняющих подходов представителей различных наук к изучению сущности, содержания и эволюции собственности можно выделить, с определенной долей условности, три основных направления: во-первых, это рассмотрение собственности как явления по преимуществу (или совсем) неэкономического (правового, нравственного и т.д.); во-вторых, анализ собственности в противоречивом единстве экономического содержания и юридической формы; в-третьих, подход к собственности как многомерному явлению, органически включающему множество составляющих (экономическую, юридическую, политическую, социально-психологическую, культурную и т.д.).

Русские мыслители и политические деятели не остались в стороне от научной и идеологической полемики по проблемам собственности, рассматривая ее как с юридической, экономической, так и морально-нравственной точек зрения. Богатое наследие, оставленное нам этими во многом чрезвычайно оригинальными исследователями недостаточно оценено, а подчас объективная научная оценка заменялась идеологическими штампами. Сочинения же русских ученых-эмигрантов, в частности "евразийцев", оставались долгое время неизвестными широкой научной общественности.

Отношения собственности определенным образом рассматривались в русской философской и экономической литературе всегда. В той или иной степени эти проблемы затрагивались, например, в сочинениях первых русских профессоров общественных наук, первых "смитианцев" в России И.А. Третьякова (1736-1776 гг.) и С.Е.Десницкого (1740-1789 гг.).

И.А. Третьяков, впервые излагая идеи А.Смита, критикуя взгляды меркантилистов, называл заблуждением их мнение, что государственное богатство заключается "во множестве злата и серебра". Данный предрассудок приводит к некоторым вредным последствиям, таким как запрещение вывоза денег из страны.

"Такое запрещение, - пишет он, - чрезмерно вредно той земле, ибо, в каком бы государстве пи находилась какая часть денег сверх обращения, почитать ту должно точно за мертвое сокровище, в земле сохраненное".

Богатство нации в товарах, создаваемых для потребления человека. "Хлеба и подобных сему припасов, - подчеркивает И.А.Третьяков, - всегда в большом изобилии иметь можно, нежели достать злата, серебра, драгоценных камней и проч., ибо одно в ближайшем находится достижении для человеческого трудолюбия, нежели другое11. И.А.Третьяков, рассуждая о таких понятиях, характеризующих собственность и стоимость, как ограниченность и изобилие благ, пишет, что "вода для того дешева, что мы ею изобильны, в местах безводных и часто в походах ее дорого покупают; драгоценные камни для того дороги, что их немного11.1 Таким образом, он разъясняет положение, которое получило впоследствии название "парадокса Смита11.

Проблема собственности занимает центральное место в системе взглядов С.Е.Десницкого. Он дает трактовку права собственности "по самому высочайшему понятию нынешних просвещеннейших народов", которое включает в себя:

"1. Право употреблять свою вещь по произволению;

2.              Право взыскивать свою вещь со всякого, завладевшего оною

неправедно;

¦у

3.              Право отчуждать свою вещь, кому кто хочет, при жизни и по смерти11."

С.Е.Десницкий   выдвигает   концепцию   четырех   стадий   развития

человеческого общества. Эти стадии ("состояния"): охотничья, скотоводческая, земледельческая (хлебопашественное состояние), коммерческая.

\' Третьяков И.А. Рассуждения о причинах изобилия и медлительного обогащения государств как у древних, так и у нынешних народов // Русская философия собственности (XVIII-ХХвв.) - СПб.: Ганза, 1993 - С.26.

" Десницкий СЕ. Юридическое рассуждение о разных понятиях, какие имеют народы о собственности имения в различных состояниях общежительства. // Русская философия собственности.

- С. 19-20.

XIX век выдвинул немало оригинальных мыслителей, которые в своих сочинениях касались, в частности, и проблем собственности. Петра Лаврова -социолога, экономиста, философа и публициста - интересует соотношение таких категорий, как "собственность" и "справедливость". "Для человека то лишь нравственно, что справедливо; - пишет он, - все остальное может быть приятно, полезно, выгодно, благоразумно и т.п., но не имеет право называться справедливым".1 "...Факт собственности, - подчеркивает П.Лавров, - относится к области развития эгоистической личности, ... о справедливости здесь нет и речи...". Неординарно отношение Лаврова к взглядам французского социолога и экономиста Пьера Прудона. Он считал, что суждение о Прудоне как крайнем коммунисте, вызванное его известным изречением "собственность - это кража", чрезвычайно поверхностно. "Никто, - по мнению П.Лаврова, - так искусно не опровергал коммунистические теории, никто не выставлял так резко их внутренние противоречия, как Ирудон". 1

Проблемы государственной собственности, а также взаимоотношений государства и частной собственности рассматриваются в работах Н.П.Огарева и Б.Н.Чичерина. Б.Н.Чичерин, в частности, придерживался мнения, что основание собственности лежит в отдельной личности, вытекает из природы человека, а государство, не создавая собственности, только освящает ее законом. В этом смысле "собственность есть краеугольный камень всего гражданского порядка", и именно поэтому социалистические учения приносят страшный вред, подрывая основания собственности.4

1              Лавров П.Л. Очерки вопросов практической философии. // Русская философия собственности. - С.82.

2              Там же, С.92.

3              Там же, С.89. Сам П.Ж.Прудон, вокруг полемики которого с К.Марксом разгорелась впоследствии длительная дискуссия в отечественной экономической литературе, понимал собственность отнюдь не как экономическую категорию. «Происхождение ренты, так же как и собственности, - писал он в работе «Система экономических противоречий, или философия нищеты», - лежит, так сказать, за пределами экономики; оно коренится в психологических и моральных соображениях, стоящих лишь в весьма отдаленной связи с производством богатства».

(Цит. по: Мокров Г.Г. Диалектика познания экономических явлений. - М.: Экономика, 1984. - С.30).

4              См.: Чичерин Б.Н. Собственность и государство//Русская философия собственности. - С.114-115.

На рубеже XIX-XX вв. в России появляется целая плеяда мыслителей: философов, историков, экономистов, правоведов, которые рассматривают собственность и право собственности с различных точек зрения и в различных аспектах. К ним относятся Н.Ф.Федоров, В.С.Соловьев, С.Н.Булгаков, И.А.Ильин, В.Ф.Эрн, П.Б.Струве, Н.А.Бердяев, Г.В. Вернадский, С.Л.Франк, Н.Н.Алексеев и многие другие.

Чрезвычайно оригинальные, но не бесспорные, взгляды на собственность высказывал крупнейший русский философ В.С.Соловьев. По его мнению, "все острые вопросы экономической жизни тесно связаны с понятием собственности, которое, однако, само по себе более принадлежит к области права, нравственности н психологии, нежели к области отношений хозяйственных". Основание собственности он видит в самом существе человеческой личности.1 Неординарные суждения о собственности, ее сущности, предпосылках и условиях реализации, специфике ее развития и проявления в России содержатся в произведениях экономиста и социолога П.Б.Струве. Исключительно интересны мысли по широкому кругу вопросов, связанных с отношениями собственности, высказаны замечательным русским философом Н.А.Бердяевым в цикле статей, составивших единую книгу "Философия неравенства".

Очередной и существенный всплеск интереса к проблемам собственности связан с Октябрьской революцией и воплощением в жизнь идей "общенародной собственности". Научные дискуссии, политическая и идеологическая борьба развернулись во многом по вопросам, так или иначе связанным с сущностью, содержанием, формами собственности и путями ее трансформации (эволюционными или революционными). Если взгляды и сочинения представителей марксистского направления общеизвестны, то аргументы и логика их оппонентов оставались долгое время недоступными.

1 Соловьев B.C. Оправдание добра. Нравственная философия // Сочинение в 2 т.,- М.: Мысль, 1998, Т.1, С. 249.

Особенно интересны в этом отношении работы представителей так называемого "евразийства" - особого идеологического течения, сформировавшегося в русском зарубежье в начале 20-х годов XX века. Исходя из основополагающей идеи, что Россия - это не Европа и не Азия, но особое замкнутое историческое, этнографическое, политическое пространство, представители этого течения пытались объяснить все особенности ее государственного и правового устройства. С этой точки зрения они во многом анализировали и проблемы собственности.

В историческом аспекте эта проблема рассматривается в работах историка и историософа Г.В.Вернадского. Попытка социально-философского анализа собственности сделана философом и религиозным мыслителем С.Л.Франком в статье "Собственность и социализм" (1925г.). Отмечая "очевидную необходимость строя, основанного на частной собственности", С.Л.Франк пытается рассмотреть этот факт в контексте религиозно-нравственного и социально-философского мировоззрения. Изложенная в этой статье концепция собственности была развита позднее виднейшим теоретиком евразийского учения и разработчиком социально-экономической программы евразийства - Николаем Николаевичем Алексеевым в книге "Собственность и социализм. Опыт обоснования социально-экономической программы евразийства" (1928 г.). Н.Н.Алексеев говорит о необходимости подойти к проблеме собственности "критически", что "обязывает поднять вопрос на высоту общих философских понятий". Он стремится "нащупать самое ядро собственности, независимо от того, какая она, - частная или общественная, первобытная или современная, капиталистическая или социалистическая".1

Алексеев Н.Н. Собственность и социализм. Опыт обоснования социально-экономической программы евразийства. // Русская философия собственности (XVIII -ХХв.). - С.346-347.

С.Л.Франк и Н.Н.Алексеев разрабатывают концепцию "функциональной собственности" или относительной собственности, мыслимую как двустороннее отношение, в противовес абсолютной собственности как строго одностороннего отношения. Суть относительной собственности состоит в том, что на собственнике лежат права, но в то же время на нем лежат обязанности; на всяком другом лице лежат обязанности, но в то же время и права.

Говоря о путях изменения отношений собственности, Н.Н. Алексеев подчеркивает, что основная ошибка социалистов, при всех их хороших намерениях, состоит в стремлении реформировать частную собственность, путем изменения ее субъектов, не изменяя внутренней природы института. Обосновывая социально-экономическую программу евразийства, он пишет, что общее направление пути преобразования собственности можно выразить отрицательной формулой: ни капитализма, ни социализма! "Формула эта в положительном выражении требует построения системы, которую можно назвать системой государетвенпо-чае гною хозяйства".1 По своей сути - это программа создания так называемой смешанной экономики.

В марксистской социально-экономической литературе было положено начало рассмотрению собственности через призму материального производства и производственных отношений, тот или иной способ присвоения материальных благ, что стало традиционным для научных трудов отечественных ученых. Отношения собственности трактовались как основа социально-экономической системы, как системообразующие отношения, определяющие характер и содержание всех других базисных и надстроечных отношений. Человеческая история, в соответствии с таким подходом, представлялась как определенным образом упорядоченная смена форм собственности. "Различные ступени в развитии разделения труда, - писал К.Маркс, - являются вместе с тем и различными формами собственности, т.е. каждая ступень разделения труда определяет также и отношение индивидов друг к другу соответственно их отношению к материалу, орудиям и продуктам труда".2

1              Алексеев Н.Н. Там же, с.374.

2              Маркс К., Энгельс Ф., Соч. 2-е изд., Т.З, - С.20.

Экономические отношения представителями марксистско-ленинского направления рассматривались, прежде всего, как отношения собственности, диктуемые самим процессом производства. "Всякое производство, - по мнению К.Маркса, - есть присвоение индивидуумом предметов природы в пределах определенной общественной формы и посредством нее. В этом смысле будет

Щ

тавтологией сказать, что собственность (присвоение) есть условие производства".1 При этом марксисты исходят из того, что в основе всей системы производственных отношений лежат отношения собственности на средства производства. От типа собственности на средства производства зависят содержание и конкретное сочетание общих и частных экономических интересов членов общества, его социальная структура, место и положение людей в общественном производстве. Вот, например, точка зрения В.Н.Черковпа, который пишет, что "экономическая интерпретация собственности с самого начала предполагает, что речь идет, во-первых, об условиях производства, т.е. о средствах производства, а не вообще о "вещах", во-вторых, осуществлении, реализации этого отношения в производстве, т.е. о функционировании в форме производственного отношения"."

Несмотря на значительное количество исследований по проблемам

собственности,   целый  ряд   вопросов,  подчас  принципиальных,  остается

Л/              предметом острых дискуссий и не только чисто научных, но и политических, а

нередко и идеологических. Обзор современной литературы (прежде всего отечественной, а также частично и зарубежной) по проблемам собственности позволяет классифицировать основные точки зрения на ее сущность и

Маркс К. Введение (из экономических рукописей 1857-1858 годов). - Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., Т. 12. - С. 713.

Черковец В.Н. Социализм как экономическая система. - М.: Экономика, 1982. -С.74.

Думается, не лишено основания замечание Г.Гутмана и Ю.Лапыгина,

которые отмечают, что "слабость" такой трактовки состоит в том, что она

объясняет реализацию уже существующей собственности, ее основную

функцию, а точнее только право присваивать результат труда, а не саму

собственность как доправовую систему имущественных отношений. (См.:

д              Гутман Г.В., Лапыгин Ю.В. Собственность (сущность, формы, социальные

последствия). - Владимир, ВШУ, 1995. - С.5 ).

содержание, не претендуя, естественно, на полный охват вследствие огромного множества книг и статей, посвященных предмету нашего исследования.1

Нам представляется, что, с учетом замечаний сделанных выше, можно выделить несколько основных (определяющих) направлений анализа собственности, к которым тяготеет в той или иной степени все множество точек зрения. Во-первых, это - отождествление собственности со всей системой производственных отношений данного общества (главные представители: И.Кузьминов, В.Черковец, М.Колганов, А.Покрытан, К.Хубиев, А.Бузгалин). Во-вторых, рассмотрение собственности как самостоятельного экономического отношения (Я.Кронрод, С.Сдобнов, М.Васюнин, О.Ожерельев, В.Семенов, С.Солодкова). В-третьих, собственность - это совокупность производственных отношений данной социально-экономической системы, но не тождественна ей и является особой экономической категорией (В.Агеев, С.Ильин, И.Сигов). В-четвертых, это - теория прав собственности, разработанная американскими экономистами и получившая затем признание в других странах, в том числе и в России (Р.Коуз, А.Алчиан, Г.Демсец, Р.Познер, С.Пейович, Л.Бальцерович и

ДР-)-

Долгое время в отечественной научной и учебной социально-экономической     литературе     воспроизводилось     известное     положение

Определенная систематизация точек зрения на сущность и содержание категории «собственность» в широком смысле осуществлена Г.В.Гутманом и Ю.Н.Лапыгиным (См.: Гутман Г.В., Лапыгин Ю.Н. Собственность и управление. - М.: Наука, 1997; Лапыгин Ю.Н. Стратегическое самоуправление. -Владимир: ВГПУ, 1999).

Различные подходы к систематизации направлений анализа экономического содержания собственности высказаны, например, в следующих работах: Развитие политической экономии в СССР и ее актуальные задачи на современном этапе / Под ред. Н.А.Цаголова - М: Изд-во Моск. ун-та, 1981; История политической экономии социализма. - Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1983; Чичинскас Й.Й. Собственность в системе экономических отношений социализма. - М.: Экономика, 1986; Квасов Р.А. Марксистское учение о собственности. Системный аспект. - Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1980; Корняков В. Новая модель отношений собственности (анализ современного опыта) // Экономист - 1994 - №3 и т.д., а также в уже приведенных выше работах Г.В.Гутмана и Ю.Н.Лапыгина.

И.В.Сталина об общественной собственности на средства производства как основе производственных отношений социализма.1 Именно оно и послужило отправной точкой длительной дискуссии, развернувшейся вокруг методологических и теоретических проблем собственности, необходимость обсуждения которых объективно назрела. Формальным же поводом начала активной дискуссии, по-видимому, послужило опубликование в начале 60-х годов первого издания «Курса политической экономии», созданного коллективом кафедры политической экономии экономического факультета МГУ под редакцией Н.Л.1 Ц1 голова.

Данное положение было закреплено в «Истории Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков)». Краткий курс (М.: Госполитиздат, 1938, С.121-122). Позднее оно было развито И.В.Сталиным в, так называемую, трехчленную схему производственных отношений. «Предметом политической экономии, - писал он, - являются производственные экономические отношения. Сюда относятся: а) формы собственности на средства производства; б) вытекающие из этого положение различных социальных групп в производстве и их взаимоотношение, или, как говорит Маркс: «взаимный обмен своей деятельностью»; в) всецело зависимые от них формы распределения продуктов. Все это вместе составляет предмет политической экономии». (Сталин И.В. Экономические проблемы социализма в СССР. - М.: Госполитиздат, 1952. -С.73).

2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.4, С. 168.

Авторский коллектив «Курса», исходя из общенаучной значимости метода «Капитала» К.Маркса и возможности построения на его основе системы категорий социализма, приходит к выводу, что собственность может быть раскрыта только через всю систему экономических категорий. При этом делалась ссылка на известное высказывание К.Маркса в «Нищете философии» о том, что «определить буржуазную собственность - это значит не что иное, как дать описание всех общественных отношений буржуазного производства».2 Исходя из этого, авторы данного учебного пособия пишут, что «система «Капитала» есть система изучения капиталистической собственности как экономического явления. К.Маркс не рассматривает здесь капиталистическую собственность как самостоятельную категорию отдельно от производственных отношений».1

Таким образом, сторонники данной точки зрения отношения собственности фактически отождествляют со всей системой производственных отношений. «Собственность, по Марксу, - это не отдельное отношение, -пишет, например, еще один активный сторонник данного подхода И.И.Кузьминов, - а совокупность всех производственных отношений данной формации. Отсюда общественная собственность - совокупность производственных отношений при социализме. Позиция К.Маркса предельно ясна - далее восклицает автор. - Можно лишь удивляться попыткам некоторых экономистов и философов, которые закрывают глаза на эти ясные указания Маркса».2

На прямые указания К.Маркса, касающиеся способов познания и изучения собственности как главный инструмент в полемике, указывает и Н.А.Цаголов: «Казалось бы, ясно, о чем идет речь. Речь идет о том, как познать, как раскрыть сущность буржуазной собственности. И К.Маркс дает ответ именно на поставленный вопрос, говоря: изучай все общественные отношения буржуазного производства». }

1              Курс политической экономии. В 2-х т. Т. 1 / Под ред. Н.А.Цаголова. - М.: Экономика., 1973. - С.20. Кстати, почти все участники дискуссии, придерживающиеся различных взглядов на содержание категории собственность, оперируют в качестве аргументов одними и теми же высказываниями классиков марксизма-ленинизма, по-разному их интерпретируя.

2              Кузьминов И.И. Очерки политической экономии социализма. - М.: Мысль, 1971. - СЛ 01-102.

3              Цаголов Н.А. Вопросы методологии и системы политической экономии. - М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1982. -С.21 1.

К сожалению, дискуссия из чисто научной, касающейся теоретико-методологических проблем политической экономии, приобретала порой политический и идеологический характер, а научные оппоненты фактически становились идейными противниками, взгляды которых препятствуют поступательному движению советского общества. «Экономическая концепция, трактующая собственность как отдельное отношение, отрицающая, что развитие собственности - это развитие конкретных производственных отношений и их системные связи, - писал заведующий кафедрой политической экономии экономического факультета МГУ профессор Н.А.Цаголов, - не может способствовать определению перспектив развития и путей перехода к бесклассовому обществу».1 А, следовательно, - восклицает он, - «какой вклад можно внести в политико-экономическое обоснование и развертывание выдвинутого на XXVI съезде КПСС положения, согласно которому становление бесклассовой структуры общества произойдет в рамках зрелого социализма?». "

Рассмотрение собственности как системы производственных отношений является достаточно распространенным и в настоящее время. Следует, например, отметить работы А.Бузгалина, последовательно отстаивающего данную точку зрения. «В любом случае отношения собственности..., - пишет он, - имеют своим экономическим содержанием («начинкой») систему производственных отношений».3

Развитие политической экономии в СССР и ее актуальные задачи на современном этапе / под ред. Н.А.Цаголова. - М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1981. -С.31-32. " Там же, С.31.

3 Бузгалин А. Переходная экономика - М.: Тоурус, 1994. - С. 108.

Второе направление представлено экономистами, трактовавшими собственность как отдельное отношение. Среди них следует, прежде всего, назвать такие имена, как Я.Кронрод, Н.Колесов, М.Васюнин, С.Сдобнов и некоторые другие. При этом собственность на средства производства рассматривается, как правило, в качестве основного производственного отношения, конституирующего элемента всей системы производственных отношений. «Основным производственным отношением развитого социализма, - утверждает, например, М.К.Васюнин, - общенародная собственность является по своей роли в экономической жизни общества, по своему воздействию на все другие отношения в производстве, распределении, обмене и потреблении».1

Отстаивая свою точку зрения, сторонники данного направления не без основания замечали, что «собственность, отождествляемая со всей совокупностью производственных отношений, теряет смысл как экономическая категория, поскольку никакой дополнительной информации... эта категория в таком случае не несет. Она лишняя, причем только вносящая путаницу в необоснованную полемику не о содержании производительных отношений, а о терминологии».2

Аналогичных взглядов, по-видимому, придерживается и А.Еремин, который, принимая участие в обсуждении статьи В.Корнякова в журнале «Экономист»3, четко формулирует исходную методологическую предпосылку анализа проблемы собственности - понимание ее многогранности. Отсюда следует, что собственность должна рассматриваться в экономическом, юридическом, политическом и моральном смыслах. «Однако решающее значение в этом разнообразии аспектов, - подчеркивает автор, - безусловно, имеет экономическая суть собственности, ее глубинное содержание как определенного отношения в производстве условий материальной жизни общества, определенного общественного способа соединения труда со средствами производства».4

\'Производственные отношения и экономические законы развитого социализма. / Под ред. М.К.Васюнина. - Саратов: Изд-во Саратов, ун-та, 1980. - С. 16.

2              Ожерельев О.И. Механизм действия основного экономического закона социализма. - Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1979. - С. 15.

3              См.: Корняков В. Новая модель отношений собственности (анализ современного опыта) // Экономист - 1994. - №3.

4              Еремин А. Теория и практика собственности в современной экономике // Экономист - 1994. - № 10. - С.43.

Целый ряд экономистов выдвинули вполне обоснованную, на наш взгляд, гипотезу об отсутствии полного тождества совокупности производственных отношений и отношений собственности, не сводя при этом собственность на средства     производства     к     одному     (основному     или     исходному) производственному отношению.1 Конкретизируя данный подход И.И.Сигов, например, выделил в системе производственных отношений отношения совместной деятельности и обмена деятельностью, а также отношения собственности.2

Некоторые сторонники рассмотрения собственности как системы производственных отношений общества сами выдвигают тезис о том, что такой взгляд «не означает их полного тождества. Полное тождество снимало бы проблему собственности как особой экономической категории».1 Исходя из данного положения, В.Н.Черковец говорит о полисиегемности производственных отношений, а собственность, в этом случае, «выражает особый аспект всей совокупности производственных отношений как системы, взятой в целом». «...Наличие разных аспектов системы производственных отношений (в том числе и отношений собственности), - пишет он, -предполагает своеобразное «развертывание» системы в каждом из них, т.е. в рамках того или иного аспекта система производственных отношений выступает как целое, но в определенном разрезе, а потому и неполно».4

1              См., например: Проблемы социалистической собственности / Под ред. С.С. Ильина, В.М. Агеева. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1973. - С.21.

2              Сигов И.И. Формы обобществления производства на селе (Проблемы и тенденции развития). - М.: Экономика, 1970. - С. 11.

3              Развитие социалистической собственности / Под ред. Д.Владова, В.Н.Черковца - София: Партиздат; М.: Экономика, 1980. - С. 14.

4              См.: Черковец В.Н. Социализм как экономическая система. - М.: Экономика, 1982. -С.121-122.

Соглашаясь с нетождественностью собственности и производственных отношений и совершенно справедливо замечая, что собственность представляет емкую социологическую категорию, отражающую не только объективные материальные отношения, но и часть надстроечных, а именно правовых отношений, С.В.Мочерный пытается представить экономические отношения как единство трудовых отношений (отношения обмена деятельностью, специализации, кооперирования и др.) и производственных отношений. С точки зрения общественной экономической формы, - по его мнению, собственность охватывает совокупность производственных отношений и в этом аспекте совпадает с ней, а с точки зрения вещественного содержания между ними имеются существенные различия. Различия эти С.В.Мочерный определяет, мягко говоря, довольно оригинально: «...вещественным содержанием категории собственность, - пишет он, - выступает совокупность материальных благ..., а вещественным содержанием производственных отношений являются трудовые отношения, или технико-экономические отношения».1 Не очень понятно: как одни отношения могут быть вещественным содержанием других? Кроме того, вряд ли можно отождествлять трудовые и технико-экономические отношения, хотя они, конечно, связаны.

Несмотря на различные позиции отечественных исследователей,

большинство из них рассматривало собственность как общественное

отношение, воплощающее в себе единство экономики и права. Взгляд на

собственность как совокупность юридических отношений2 неоднократно

критиковался. С некоторыми выдвигаемыми при этом аргументами трудно не

«f              согласиться и в настоящее время, хотя и с поправкой на используемый

категориальный аппарат. Как правило, указывалось на неправомерность смешения экономического содержания собственности с ее юридической формой, подменяя одно понятие другим. Подчеркивалось, что право собственности, являясь элементом надстройки, только юридически закрепляет экономические отношения, оно вторично по отношению к экономическому

Мочерный СВ. Сущность и эволюция капиталистической собственности. -М.: Мысль, 1978. -С.30-31.

См., например, работу В.П.Шкредова «Метод исследования собственности в

«Капитале» К.Маркса». (М.: Изд-во Мое. Ун-та, 1973). Кстати, В.П.Шкредов

последовательно придерживался трактовки собственности как совокупности

производственных отношений. Именно исходя из этого положения он,

приходит к выводу, что если «собственность рассматривается как совокупность

производственных отношений, то тогда возникает вопрос, для чего

политической экономии вообще нужна «собственность», раз она твердо

держится того, что ее предметом являются производственные отношения». И

далее пишет он в вышеназванной работе: «В политической экономии

М              собственность не составляет ни ее предмета, ни отдельной экономической

категории» (С.257).

базису, хотя право собственности активно влияет на элементы базиса (собственность в экономическом смысле).

Данная критика, вполне справедливо, сопровождалась указанием на то, что волевые (юридические) отношения людей могут в определенном смысле не совпадать, искажать реальные экономические отношения или не полностью их охватывать. При этом авторы ссылались на известное замечание К.Маркса, который писал, что "правовое представление, свойственное определенным отношениям собственности, хотя и вырастает из них, с другой стороны, все же не совпадает и не может совпадать с ним".1

Представляется, что и в настоящее время неразделение (или не совсем четкое разделение) таких понятий, как собственность в экономическом смысле и право собственности как юридическая категория, имеет место, например, при классификации существующих в рыночной экономике форм собственности. По справедливому замечанию Е.А. Суханова: «для права собственности необходим конкретный субъект, способный, кроме того, быть участником имущественных (товарно-денежных) отношений. Поэтому форма права собственности не совпадает с экономической формой собственности, а система форм права собственности не тождественна системе форм собственности (присвоения)»".

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., Т.ЗО. - С.504.

" Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. М.: Юрид. лит., 1991.- С.45.

3 Франк СЛ. Собственность и личность. // Русская философия собственности

(XVIII-XX вв.). - СПб: СП "Ганза", 1993. - С.323.

В области права "личная свобода" противостоит общественному единству и государство вынуждено ограждать как личную свободу от деспотизма принудительного объединения, так и единство общественного порядка от произвола личных эгоистических вожделений".3 Различие в подходах к формам собственности с точки зрения права и экономической реальности вытекает, с одной стороны, из необходимости волевого согласования и примирения двух сфер - гражданского общества и государства, которое обеспечивается правом, а с другой стороны - из того, что позитивная экономика анализирует сложившиеся отношения и не несет в себе волевого начала. С этой точки зрения вполне правомочно выделение двух форм собственности: частной и государственной (соответственно - двух отраслей права: частного и государственного). В правовом смысле все, что не государственное, то частное. Экономическая действительность существенно богаче и не сводима к двум альтернативным формам собственности.

Следует заметить, что стремление четко разграничить экономическое содержание и юридические формы собственности, несмотря на указание на их диалектическое единство, привело в теории и методологии к определенному их разрыву, к анализу различных сторон многогранного феномена представителями разных наук. Плодотворным было бы, пожалуй, рассмотрение собственности как многомерного явления, органически включающего экономическую, юридическую, политическую, моральную, психологическую, экологическую и некоторые другие составляющие. Поэтому проблемы содержания, функционирования и трансформации собственности требуют комплексного исследования, которое в полной мере может быть осуществлено только на основе междисциплинарного анализа.

Сначала на Западе, а в настоящее время и у нас достаточно широкое распространение получила теория прав собственности (property rights theory) американских экономистов Р.Коуза и А.Алчиана, развитая впоследствии другими учеными. В ней фактически экономическое содержание собственности раскрывается через ее правовые формы, что отнюдь не противоречит высказанному выше тезису о необходимости разграничения понятий "экономическое содержание собственности" и "правовая форма собственности". Авторы данной теории считают, что собственностью является не сам по себе ресурс, а "пучок" или доля прав по использованию ресурса.

Говоря о предпосылках создания «ргорегту rights theory», обычно рассматривают две противоположные тенденции развития правовых систем: континентальной Европы и ангосаксонскую. Первая характеризуется господством «абсолютного» права частной собственности, согласно которому оно провозглашалось «священным и неприкосновенным», «неограниченным и неделимым». Английская правовая система допускала возможность дробления права собственности на частичные правомочия нескольких лиц. Именно в духе англосаксонской традиции создатели теории прав собственности рассматривают собственность как определенную совокупность («пучок») отношений («правомочий»).

Представляется, что теоретико-методологические основы такого подхода к исследованию собственности были разработаны представителями «евразийства» - С.Л.Франком и Н.Н.Алексеевым в их концепции «функциональной собственности». Так Н.Н.Алексеев, исследуя в книге «Собственность и социализм» доправовые основы собственности, определяет характер собственности (в качестве правовой категории) как определенное отношение субъекта собственности к объекту. В зависимости от характера правоотношений между собственниками и другими членами общества он предлагает отличать безусловную (абсолютную) собственность от собственности ограниченной (относительной или функциональной). Наличие абсолютной собственности предполагает безграничную власть собственника над вещью, а также безусловную обязанность третьих лиц (частных или публичных) воздерживаться от всякого вмешательства во власть собственника. Границей собственности может быть только другая собственность, т.е. безусловность власти собственника может быть ограничена только в том случае, когда пользование вещью нарушает интересы других собственников.

Относительная же собственность включает в себя идею границы, момент публично-правовой ограниченности, т.е. предполагает ряд социальных обязанностей, которые лежат на собственнике и его связывают. При этом, в случае явного злоупотребления своим правом собственника, наносящим вред обществу, или в случае неисполнения лежащих на собственнике обязанностей государство может вмешаться в право собственника и даже лишить его этого

права.1 Этих же взглядов придерживается С.Л.Франк, который в статье с аналогичным названием писал, что «всякому экономисту должно быть ясно и то, что система абсолютной свободы и неприкосновенности собственности повинна уже в том, что своими недостатками она породила, в качестве реакции на себя, гибельное заблуждение социализма».2 По мнению Н.Н.Алексеева, в относительной собственности обязанности, лежащие на других лицах (несобственниках), приобретаю! не только отрицательный, но и положительный характер: «существуют не только обязанности терпеть и не вмешиваться, но возможно существование и положительной обязанности влияния на собственника в определенном направлении. Возможность такого влияния и создает ограниченный характер прав собственности».3

Алексеев Н.Н. Собственность и социализм // Русская философия собственности. - С.350, 371-373.

2              Франк СЛ. Собственность и социализм // Русская философия собственности (XVIII-ХХвв).- Сиб.: «Танза», 1993. - с.310.

3              Алексеев Н.Н. Там же, с.373.

4              См.: Капелюшников р.и. Экономическая теория прав собственности (Методология, основные понятия, круг проблем). - М.: ИМЭ и МО, 1990. - С.5.

Более подробно суть теории и содержание терминов «права собственности», «пучок правомочий», широко используемые ее сторонниками будут раскрыты в последующих главах.

Характеризуя теорию прав собственности как «один из наиболее ярких примеров так называемого «экономического империализма», Р.И.Капелюшников определяет конечную цель данного теоретического направления в рамках эволюции неоклассического анализа - унификация всего семейства общественных наук на базе неоклассического подхода, что, прежде всего, выражается в практическом использовании микроэкономического аналитического инструментария в таких внерыночных сферах, как образование, охрана здоровья, брак и планирование семьи, преступность и расовая дискриминация. В теории прав собственности объектом такого анализа оказываются различные институты общества, включая и различные правовые режимы.4

Переоценка марксистско-ленинского экономического наследия в России в связи с переходом к формированию в стране рыночных отношения привела к пересмотру всей политико-экономической парадигмы и естественно вызвала достаточно неоднозначную реакцию ученых на проблемы собственности и их значение в исследовании актуальных экономических процессов и явлений. Перемещение центра тяжести научных интересов в область функционального анализа сопровождается подчас либо практически полным игнорированием влияния отношений собственности на функционирование экономики, либо отрицанием всех предыдущих методологических подходов к ним. Думается, и тот и другой подходы вряд ли являются достаточно плодотворными.

Выступая против абсолютизации некоторыми представителями марксизма значения собственности в воспроизводственном процессе и социально-экономическом прогрессе, не следует впадать в другую крайность, сводя ее роль до второстепенного, несущественного фактора, от которого можно абстрагироваться. Несомненно, что эффективность производства и социально-экономический прогресс зависят не только от функционирующих форм собственности, но и многих других взаимосвязанных политических, экономических и духовных составляющих. Однако динамика экономического развития во многом (и не в последнюю очередь) определяется реальными отношениями собственности, господствующими в данный момент в том или ином государстве. Примером может служить состояние экономики в России в XIX веке, где имелась свобода торговли и промышленности, однако, основная часть населения, крестьяне, была лишена частной собственности на основной фактор производства - землю.

В целом дискуссия, развернутая на страницах журнала «Экономист» в 1994-1997 годах, показала, что проблемы собственности, по-прежнему, являются актуальными, остаются предметом научного интереса многих экономистов, представляющих широкий спектр взглядов на экономическое содержание собственности. Однако следует заметить, что центр тяжести в

настоящее время все же переместился с содержательных моментов системы отношений собственности на тенденции и формы их трансформации.1

Думается, в настоящее время нет необходимости подробно критически анализировать позиции сторонников исследования собственности через всю систему производственных отношений, и не потому, что вопрос о содержании собственности перестал быть актуальным, а вследствие достаточного количества частично приведенных выше высказываний самих сторонников данной точки зрения о нетождественности категорий «собственность» и «система производственных отношений». Поэтому ограничимся мнением Г.Г.Мокрова, который для доказательства отсутствия тождества означенных категорий разбирает исторический аспект письма К.Маркса П.В.Анненкову от 28 декабря 1848 г., текст которого обычно цитируется в полемических статьях по проблемам собственности. Процитируем его и мы: «...Разделение труда и все прочие категории г-на Прудона суть общественные отношения, которые в совокупности образуют то, что в настоящее время называют собственностью...».

1              См. статьи участников дискуссии в журнале «Экономист»: Корняков В. Новая модель отношений собственности (анализ современного опыта) (1994, №3); Еремин А. Теория и практика собственности в современной экономике (1994, №10); Малышев В. корпорация как форма организации интегративной собственности (1994, №12); Мельник-Хмарый В. Трансформация собственности или новая модель управления? (1995, №1); Зяблюк Р. Формы собственности и подъем экономики России (1995, №7); Хубиев К. Критерии преобразования собственности (1995, №8); Зарембо Ю. О собственности в современной экономике (1996, №7); Казаченко В. Собственность: присвоенческий аспект (1996, №12); Губанов С. Эволюция отношений собственности: форма - содержание (1997, №2).

2              Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т.27. - С.406.

3              Мокров Г.Г. Диалектика познания экономических явлений. - М.: Экономика, 1984.~C.30.

Г.Г.Мокров акцентирует внимание на том, что в письме идет речь «не о собственности вообще, а лишь о том, что в настоящее время (40-е годы XIX в. -Г.М.) называют собственностью».3 Собственность, по мнению Прудона, лежит за пределами экономики. Она, если использовать марксистскую терминологию, является категорией не экономического базиса, а идеологической надстройки. «Прудон, - подчеркивает Г.Г.Мокров, - вовсе не рассматривал собственность как отдельное экономическое отношение. Стало быть, критика его К.Марксом не может рассматриваться в качестве основания для концепции «собственность есть совокупность производственных отношений». Эта критика направлена против выведения собственности за пределы экономического базиса общества, причем сама позитивная трактовка содержания этой категории в данном письме К.Марксом не дается». Отсюда, как совершенно справедливо замечает автор, становится очевидной неправильность утверждения, например И.И.Кузьминова, что К.Маркс решительно выступал против некоторых попыток Пру дона трактовать собственность в качестве отдельного отношения.1 К этому следует только добавить, что ссылка на высказывание какого-либо авторитета вряд ли является необходимым и достаточным основанием для установления истинности той или иной научной гипотезы.

1 См.: там же, с.30-31.

" Чичинскас И.И. Собственность в системе экономических отношений социализма. - М.: Экономика, 1986. - С.28.

Представляется, что безраздельное следование постулату о собственности как системе производственных отношений исторически конкретного общества заводит исследователя в гносеологический тупик, обнаруживая тщетность его же аналитических усилий. Так И.Й.Чичинскас в книге, посвященной исследованию собственности в системе экономических отношений, пишет, что «познание собственности - это синтез результатов анализа всех производственных отношений...»2, отрицая заранее научную сущность своей работы, т.к. всю систему производственных отношений он не анализирует. Для подкрепления своей позиции он приводит цитату из книги своего единомышленника, которая, помимо воли автора, подтверждает напрасность его научной монографии. Вот эта цитата: «...Категория «собственность» в гносеологическом плане приемлема исключительно как итог анализа, как общая категория всей системы производственных отношений».1

Думается здесь будет нелишне привести еще одну цитату, подтверждающую высказанную выше мысль о гносеологическом тупике, в который попадают авторы данной точки зрения. Так С.С.Дзарасов пишет, что «непрерывно повторяя, что собственность на средства производства - это основное в производственных отношениях, мы не раскрываем экономического содержания собственности, конкретные отношения и категории: планирование, управление, хозрасчет, цены, зарплату, премии, кредит и т.д.».2 По-видимому, этот ряд можно продолжать бесконечно, включая в него все известные категории политической экономии. Тогда, следуя логике автора, собственность должна реализовываться через данные конкретные отношения, составляющие ее содержание. Но С.С.Дзарасов приходит к достаточно парадоксальному выводу: «Добровольное участие в труде и управлении является основной экономической формой реализации социалистической собственности на средства производства».3

1 Кунявский М.С. Отношения непосредственного производства при социализме. - Минск: Наука и техника. 1972. - С. 11 -12.

Панорама экономической перестройки / Под ред. Л.И.Абалкина. - М.: Экономика, 1989.-С.61. 3 Там же, С.64.

Точка зрения на собственность как отдельное производственное отношение не так однозначна, как представляют ее оппоненты, стараясь утвердить только свое видение проблемы, хотя с определенными их аргументами следует согласиться. При более пристальном рассмотрении выясняется, что все же собственность в целом сторонники данного направления не рассматривают в качестве отдельного производственного отношения. Вот, например, взгляд одного из наиболее известных исследователей собственности в означенном аспекте: «Всякая собственность, - пишет Н.Д.Колесов, - во-первых, выражает отношения между людьми; во-вторых, является наиболее развитой полной формой  присвоения, реализуемой через экономические отношения владения и пользования; в-третьих, выступает социально-экономической предпосылкой производства, его социально-экономической формой, а также социально-экономической формой присвоения результата производства».1

В качестве отдельного производственного отношения, которое является и основным, определяющим социально-экономическую специфику всей системы производственных отношений, рассматривается собственность на средства производства. Но и здесь не все однозначно, что видно из следующей цитаты: «Основным производственным отношением коммунистической формации выступает общественная собственность на средства производства, которая выражает взаимосвязь индивидов по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных благ (т.е. опять совокупность производственных отношений - Г.У.) в интересах всех членов общества».2

Сторонники же рассмотрения собственности как системы производственных отношений в качестве «ключевого» отношения этой системы выделяют характер и способ соединения работника со средствами производства; оно «определяет и сущность отношений собственности: кто и как в конечном итоге присваивает общественное богатство, а кто и как от него отчужден».3 Если непредвзято подойти к обеим цитатам, то можно сделать вывод, что в них больше того, что объединяет, а не разъединяет авторов данных высказываний.

Колесов Н.Д.  Отношения  собственности  в системе  социалистической экономики. - М: Высшая школа, 1967. - С.62.

2              Владимирский Е.А., Павлова И.П. О методологии познания закономерностей перерастания социалистических отношений в коммунистические // Актуальные проблемы совершенствования социалистических производственных отношений. Учен. зап. кафедр общественных наук вузов Ленинграда. Политическая экономия. - 1978. - Вып. ХГХ. - С. 17.

3              Бузгалин А. Переходная экономика. - М.: Тоурус, 1994. - С. 108. Аналогичной точки зрения придерживаются и другие экономисты. См., в частности: Курс экономической     теории.     Общие     основы     экономической     теории,

А              микроэкономика, макроэкономика, переходная экономика: Учебн. пособие /

Под ред. А.В.Сидоровича. - М.: МГУ, Изд-во «ДИС», 1997. - С.466.

41              Что касается теории прав собственности, то она стоит как бы особняком,

*              как бы в стороне от столбовой дороги политико-экономического анализа

отношений собственности, проторенной преимущественно отечественными экономистами. Однако эта обособленность во многом только кажущаяся, и возникающее нередко отторжение этой теории исследователями-традиционалистами, думается, происходит порой на инстинктивном уровне из неосознанного чувства самосохранения, а не в результате вдумчивого и всестороннего анализа, позволяющего всесторонне взвесить все ее преимущества и недостатки, оценить ее позитивное значение для углубления познания такого многогранного феномена, как собственность.

По справедливому замечанию К.А.Хубиева, «необходимость специального изучения прав собственности в экономической теории объясняется, во-первых, тем, что в реальности многие юридические отношения в воспроизводственном процессе... переходят в экономические и наоборот. Во-вторых, существуют не только юридические, но и экономические права

<Ц              собственности».1

Представляется, что важнейшие теоретико-методоло-гические подходы к трактовке собственности у авторов теории прав собственности и сторонников ее рассмотрения как системы отношений отчуждения-присвоения по ряду позиций сходны. Взять хотя бы понятие «исключительности», которое, по мнению Р.И.Капелюшникова, выступает в качестве смыслового центра, вокруг

^              которого организованы в определенную систему конкретные собственнические

правомочия. «В самом общем виде, - пишет он, - отношения собственности можно было бы определить как фактически действующую в обществе систему исключений из доступа к материальным и нематериальным ресурсам. (При этом под доступом подразумевается все множество возможных решений по поводу ресурса, не обязательно связанных лишь с физическим воздействием на

См.: Курс экономической теории / Под ред. А.В.Сидоровича. - С.467.

него)». И далее Р.И.Капелюшников замечает, что это не сводит проблему собственности к отношению человек - вещь.1

Понятие «исключения из доступа» близко, видимо, по смыслу понятию «отчуждение» в толковании сторонников понимания отношений собственности как отношений присвоения-отчуждения. В частности, авторы учебника «Политическая экономия» под редакцией А.В.Сидоровича и Ф.М.Волкова пишут, что отношения «присвоения и отчуждения» как раз и образуют (составляют) то, что мы называем отношениями собственности, т.е. отношениями по поводу присвоения кем-то (индивидуумом, коллективом, государством, обществом) чего-то (средств производства, материальных духовных благ, деятельности) за счет их отчуждения от кого-то (других индивидуумов, коллективов, общества и т.п.).2

1 См.: Капелюшников Р.И. Экономическая теория прав собственности - М.: ИМЭиМО, 1990.-СП.

Политическая экономия / Под ред. А.В.Сидоровича, Ф.В.Волкова. - М.: МГУ, 1993.-С.192.

Сущность собственности через отношения присвоения-отчуждения определяет ряд авторов. См., например,: Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. - М.: Юрид. лит., 1991.- С. 7; Экономическая теория: Курс лекций. 4.1- Иркутск: Изд. ИГЭА, 1995.- С. 91; Курс экономической теории / Под ред А.В.Сидоровича - М.: МГУ, Изд-во «ДИС», 1997. - С.467; Гутман Г.В., Лапыгин Ю.Н. Собственность и управление. - М.: Наука, 1997. - С. 12.

Думается, что различные точки зрения на собственность во многом (но, конечно, не во всем) теоретически отражают различные конкретные формы бытия собственности, исследование которых приводит нас к познанию сущности как единству многообразного. На рис.1 мы попытались представить точки зрения на собственность (конечно, с определенной степенью условности и абстрагируясь от полемических крайностей) в качестве различных ступеней в познании сущности этого богатого по содержанию экономического явления. Следует заметить, что сущность познается в процессе всего научного исследования, результатом которого становится ее воспроизведение во всем богатстве конкретных форм. Теоретическим отражением сущности является развернутая система экономических категорий.

Как известно, развернутая система научных понятий (категорий), - или теоретическая система, - является формой мысленного конкретного и, таким образом, целью и результатом всякого научного исследования. Это, безусловно, относится и к познанию собственности. Познание ее сущности есть процесс поступательного развертывания всего богатства ее содержания на пути восхождения к конкретному как единству многообразного.

В рамках нашего исследования мы не претендуем на теоретическое воспроизведение всех конкретных форм бытия собственности, а значит и полного охвата ее сущности, мы пытаемся сделать еще один шаг на этом многотрудном пути.

1

<< | >>
Источник: Ульянов Геннадий Владимирович. Трансформация отношений и прав собственности экономических организаций: содержание, взаимосвязь, тенденции. Диссертация на соискание ученой степени доктора экономических наук. Иваново - 2001. 2001

Еще по теме 1.1.   Точки зрения на собственность как ступени познания ее сущности:

  1. 4.1 СУЩНОСТЬ СОБСТВЕННОСТИ КАК ЭКОНОМИЧЕСКОЙ КАТЕГОРИИ
  2. Стимулирование с точки зрения различных наук.
  3. Объяснить, как различные точки зрения на цену влияют на процесс ценообразования.
  4. 5. СООТНОШЕНИЕ ДОБЫВАЮЩИХ И ОБРАБАТЫВАЮЩИХ СЕКТОРОВ ЭКОНОМИКИ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ТЕОРИИ ИСТОЩЕНИЯ
  5. Обзор точек зрения российских и зарубежных ученых-экономистов по вопросу о сущности денег (Парусимова Н.И., Крымова И.П.)
  6. РАВНОВЕСИЕ: КОНЦЕПЦИЯ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ОЖИДАНИЙ Э.С. Фелпс
  7. Содержание
  8. 1.1.   Точки зрения на собственность как ступени познания ее сущности
  9. 1.2.   Собственность как система отношений и пучок правомочий
  10. § 1. Распределение ссудных капиталов с точки зрения формально-технических моментов. — Сроки ссуд. — Классификация государственных займов. — Конверсия, унификация и консолидация.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -