<<
>>

§ 2.2. Роль средств законодательной техники в обеспечении техники — юридического качества законов субъектов Российской Федерации

Предметом; исследования* настоящей; главы являются; практика использования субъектами Российской Федерации отдельных приёмов законодательной; техники, которые автор распределяет на; две большие группы: средства и способы.

В.Н. Карташов обратил внимание на необходимость разграничения* понятий «средство» и «способ»1.

В качестве средств; юридической; практики выступают допустимые законом предметы и явления, с помощью которых обеспечивается достижение её; целей и, получение необходимых социальных, юридических и иных результатов. Условно средства могут подразделяться* на общесоциальные, специально-юридические и технические. Специально-юридические средства, - это юридические понятия и термины, конструкции, правовые предписания, акты= и иные правовые явления, выработанные юридической; наукой и практикой ; в процессе развития правовой системы общества.

Одни и те; же средства могут быть использованы в юридической практике различными способами; под которыми понимаются конкретные пути достижения* намеченных целей и результатов с помощью конкретных средств и; при наличии соответствующих условий; И; предпосылок юридической практики.

Поддерживая В.Н. Карташова; в необходимости разграничения; понятий; «средства» и «способы», следует отметить нежелательность исключения из содержания понятия законодательной техники такого элемента, как способы (например, способы связи нормативных правовых

1 Карташов В.Н. Законодательная технология: понятие, основные элементы, методика преподавания // Законотворческая техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование. Т.1./ Отв. ред. В.М. Баранов.- Нижний; Новгород, 2001.- С.27.

актов между собой, способы изложения правовых норм), которые являются его* неотъемлемой частью. Такие явления как средства и способы нельзя рассматривать в отрыве друг от друга; только в единстве они могут работать.

В данном параграфе рассмотрим основные средства законодательной! техники^ и практику их применения; в законотворчестве субъектов Российской Федерации.

В настоящем исследовании под средствами законодательной техники понимается совокупность приспособлений (юридическая терминология, юридические конструкции; правовые; презумпции, правовые фикции, юридические символы),, с помощью которых обеспечивается техникоюридическое (включая* содержательное, структурное и стилистическое) * качество законов субъектов Российской Федерации..

В.Н. Карташов относит к специально-юридическим средствам; юридические понятия и термины, конструкции; и другие явления; выработанные юридической наукой и практикой.

В! настоящей работе автор будет рассматривать в качестве; средств; законодательной; техники также и юридические презумпции; юридические фикции и юридические символы.

Таким образом, в настоящем* параграфе буду рассмотрена* практика использования в законотворчестве субъектов Российской Федерации следующих средств законодательной техники:

- юридические термины;

- юридические конструкции;

- юридические фикции;,

- юридические презумпции;

- юридические символы.

Юридическая терминология является традиционным элементом законодательной техники. C этим согласны практически все учёные, занимавшиеся исследованием данного вопроса. Однако, как верное

заметил А .С. Пиголкин; не всякое слово, употребляемое в нормативном правовом акте, есть термин1. Термин можно? определить как слово или состоящее из нескольких слов? выражение; которое? обозначает строго? определённое понятие, ограниченное точными пределами, твёрдыми? рамками. Юридический? термин является более узким по содержанию? у понятием;

Большой? юридический? словарь, даёт следующее определение юридических терминов?- это словесные обозначения государственноправовых понятий, с помощью! которых выражается? и закрепляется? содержание нормативно-правовых предписаний государства[55] [56].

По мнению? автора более точной? является? следующая? трактовка: юридический? термин - слово либо? словосочетание, с предельной точностью! выражающее то или? иное правовое понятие и обладающее * устойчивостью; а также однозначностью (по крайней мере, стремящееся?

к ней)[57].

Традиционно в научной литературе выделяется три разновидности? юридических.терминов:

- общеупотребительные (характеризуются тем, что употребляются в обыденном смысле и понятны всем; например, закон, человек);

- специально-технические (отражают? область специальных знаний ? - медицины, экономики, сельского хозяйства и др.; например, правила техники безопасности);

-специально-юридические (обладают особым; правовым? содержанием).

C.G. Алексеев считает, что к законодательной (юридической) технике принадлежат лишь специально юридические термины!.

По * мнению * диссертанта, с: данной позицией нельзя? согласиться. Bi настоящем исследовании? законодательная! техника понимается? как система: средств: и способов; используемых: для* создания законов: Общеупотребительные • и специально-технические термины? несут в себе определённую смысловую нагрузку и включаются; в тексты законов. Следовательно,, они* наряду со специально-юридическими терминами используются при* создании: законов и; являются* средством законодательной техники. Поэтому выводить их за пределы законодательной техники представляется неправильным.

Юридические термины? можно классифицировать? по следующим основаниям:

- по источнику возникновения: русскоязычные и иностранные;

- по степени конкретности: требующие толкования и однозначные;

- по степени сложности: односоставные и многосоставные.[58] [59]

Использование: юридических терминов: в законодательных: актах

должно отвечать определённым требованиям::

- Ясность, т.е. правовые нормы: должны быть понятны: всем: тем, к кому они адресованы; Содержание юридического^терминащолжно быть, понятно правоприменителю; термин не должен вызывать неоправданных усилий как для уяснения, так и для разъяснения его содержания.

Каждый применяемый в праве термин в идеале должен иметь свое, и только свое, оригинальное и притом: единственное значение. Как правило; неясный: термин; появляется? в; законодательстве: в результате механического переноса* этого* термина в его общелингвистическом: значении в нормативный: акт (т.н. модель лексико-семантического образования термина) и игнорирования законодателем разницы между общеязыковым •

и специап ьно-правовым значениями * данного термина. Вследствие этого обычно возникают логические нарушения в тексте законодательного акта.

Например, в Законе Владимирской области от 03; 12.2004 № 224-03 "G6 областной; целевой Программе кредитно-финансовой поддержки ж малого 5 и^ среднего предпринимательства; во Владимирской і области на

2005-2006 годы-'1 используются понятия «среднее предпринимательство» и «среднее предприятие», но отсутствуют их определения.. Закон Краснодарского края; от 24.03.1999 «О плате за; пользование; водными объектами; в Краснодарском крае» содержит термины «забор воды» и «водоотведение»[60] [61]. Представляется, что указанные выше TepMHHHi следовало бы разъяснить в текстах Законов, в которых они содержатся.

Очевидно, что в целях обеспечения ясности термина разработчики=

* текста законодательного акта должны следовать правилу, согласно? которому любой термин^ употребляющийся; в тексте акта, презюмируется; в своём общелингвистическом значении, если самими же разработчиками; не определено иное и не дана иная дефиниция конкретного термина.

- Однозначность, т.е. один и тот же термин должен употребляться в том или ином г нормативном правовом акте только в одном значении. В тексте закона следует использовать простые слова, термины и фразы,

* широко употребляемые в? обычном обиходе и: легко воспринимаемые людьми.

- Устойчивость, т.е. термин должен сохранять свой особый смысл в каждом новом нормативном правовом акте.

- Единство терминологии, т.е.

используемые термины должны быть тождественны и не противоречить терминам, содержащимся; в других

• нормативных правовых актах.

Данное требование нарушается в законодательных актах субъектов Российской Федерации» чаще всего. Так, например; в Законе Владимирской области от 25.05.2005 № 68-03 «О порядке избрания глав> вновь образованных муниципальных образований Владимирской области на первый срок их полномочий? и определении; статуса; главы; вновь» | образованного; муниципального; образования; в; структуре органов;

местного самоуправления»1 используется* термин «вновь образованное муниципальное образование». В Законе области от 12.04.2005 № 30-03 «Об установлении численности представительных органов; первого созыва вновь образуемых муниципальных образований; (поселений)» Владимирской; области»[62] [63] используется; термин, «вновь» образуемые муниципальные образования». При; этом» в Федеральном; законе от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного»

* самоуправления в;Российской’ Федерации» употребляется*термин: «вновь образованные муниципальные образования»[64]. Такая несогласованность терминологии является; грубым; нарушением правил законодательной техники. Причина» появления; неоднородности; терминологии в приведенном і примере заключается ; в; том; что на момент принятия; ряда; областных- законом муниципальные образования; еще находились в стадии? образования. Поэтому и» появился» термин «образуемые

* муниципальные образования».

— Общепризнанность, т.е. термины* должны употребляться в соответствии с общепризнанной терминологией;

- Точное и; недвусмысленное отражение содержания обозначаемого правового? понятия, недопустимость использования; неясных многозначных, расплывчатых и нечетко сформулированных терминов.

- Употребление терминов в своем прямом и общеизвестном значении. Использование терминов в переносном значении в принципе не допустимо.

- Простота и доступность < понимания терминов.

В законе следует употреблять в первую очередь привычные, широко внедренные в практику и активно используемые термины.

- Отказ от канцеляризмов, , словесных штампов, слов? и оборотов бюрократического стиля? (например, “увязывать, вопрос”, “по линии” и; др.).

- Употребление, как правило,, общепризнанных и устоявшихся в литературном языке терминов, имеющих широкое применение.

-Устойчивость, стабильность в употреблении юридическою терминологии.

-Благозвучность и стилистическая правильность юридических терминов. В этом контексте подвергаются? критике некоторые термины, например, “доукомплектование”, “шаблонизирование”, “нефтевание” и т.п.

-Отказ от чрезмерного употребления терминов-аббревиатур и сокращений.

- Для единства терминологии близким по содержанию правовым понятиям присваиваются сходные наименования, по возможности однокоренные.

- Максимальная краткость формулирования терминов[65].

Указанные требования актуальны и для использования терминологии

в правотворчестве субъектов Российской Федерации.

В определённых случаях требуется нормативное определение терминов в текстах законов:

- если термин имеет несколько значений;

- если термин употребляется в законе в более узком или существенно ином значении по сравнению с общепринятым;

- если; термин: употребляется в законе в несколько ином: значении, нежели в законах иной: отрасли права (это возможно лишь в исключительных случаях);

- если по поводу того или иного термина в научной литературе существуют различные прения, позиции;

-если термин носит специально-юридический характер и не определён в другом (равном или более высоком по юридической силе) законе. В»том случае, если термин определён в нормативном правовом акте более низкого уровня, это не является? препятствием; для дачи дефиниции.

К сожалению, в законодательных актах подобные требования соблюдаются не всегда.

Bt настоящее время в процессе законотворчества в субъектах Российской Федерации наблюдается бессистемное текущее упорядочение понятийного состава законодательства. Чаще ■ всего ? это возникает, при: работе над конкретизирующими нормами: субъектов Российской: Федерации? регламентирующими: вопросы управления, находящиеся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов.

Такая группа норм законодательства: является развивающей; Они дополняют, детализируют общефедеральное законодательство. В них наиболее полно выражается взаимосвязь федерального > законодательства и законодательства; субъектов Российской Федерации. Они призваны исчерпывающе регулировать тот или иной вопрос государственного управления. В этом случае, понятия, используемые при формировании законодательства субъекта Российской Федерации должны увязываться с федеральными нормами. Нет необходимости воспроизводить те понятия, которые есть в федеральном законе, законопроект должен разрабатываться уже с учетом имеющихся понятий.

Например, 13 февраля 2003 года был принят Закон Владимирской области № 10-03 «Избирательный кодекс Владимирской области»[66], в статье З1 которого содержится 67 (шестьдесят семь терминов). Подавляющее большинство) из них дублируют терминологию? соответствующих федеральных законов.

В том случае, если возникает необходимость использовать новые понятия; они должны включаться^ на основе направляющих рекомендательных норм федерального законодательства;. Если выявляется несколько определений одного значения в федеральном; законодательстве, то в этом? случае; в; законах субъектов Российской; Федерации) должна быть произведена; конкретизация; применяемого понятия. В' процессе развития^ общественных отношений выявляются различные аспекты регламентирования; предмета, явления; поэтому терминология совершенствуется, приобретает новые черты, характеристики.

Очень важно было бы унифицировать юридические понятия, а также пересмотреть определения: на; основе анализа правовых актов в соответствующей сфере правового? регулирования. Унифицированные понятия могли бы сыграть существенную* роль в предупреждении? и устранении противоречий между федеральными- законами и законодательными актами субъектов Российской Федерации;

Первоначальным этапом могла бы стать систематизация предметных определений; регламентирующих сходные общественные отношения. Можно с удовлетворением отметить, что появляются справочники терминов и определений; содержащихся в нормативных правовых актах Российской Федерации. Подобные справочники могли бы составляться и на уровне: субъектов Российской Федерации, хотя обязательно нужно исходить из терминологического единства законодательства Российской Федерации и ее субъектов.

Дефиниции (краткое определение понятия, отражающее существенные, качественные признаки предмета или явления); к сожалению; не часто включаются? в? законах субъектов Российской Федерации. Между тем- потребность в доступности и ясности законодательных актов; субъектов Российской Федерации очень важна, поскольку их власти более приближены;к населению. Неразборчивость в выборе терминов может привести в дальнейшем к ошибочным решениям правоприменителей.

Проблемой; связанной; с юридической? терминологией,- является? проблема; определения того, какие термины; нуждаются, в легальной дефиниции, а какие - нет.

В литературе иногда указывается, что если термин однозначен, ясен для должностных, лиц и граждан; и употребляется в своем обычном значении, то он едва ли нуждается в определении[67]. Думается, что данный подход не совсем верен. Во-первых, ясность является; субъективным критерием, за кажущейся ясностью и; понятностью может скрываться неверное понимание. Поэтому представляется более целесообразным давать* в законодательных актах субъектов? Российской* Федерации* легальные определения всех важнейших терминов даже несмотря? на то, что они кажутся вполне понятными.

Обязательно необходимо разъяснять значение многозначных терминов. В научной литературе уже указывалось на? наиболее распространенные из них. Для субъектов Российской Федерации данная проблема также актуальна, ибо многие широко используются в законодательстве (например, “рынок”, “отвод” и т.д.). Законы: субъектов ?

Российской Федерации не должны представлять собой инструкцию или юридический словарь.

Субъектам Российской Федерации; следует перенять тот опыт, который накоплен в; области; формулирования; легальных дефиниций; на федеральном; уровне, предложен юридической наукой. Например, если „ термин употребляется в различных аспектах, связанных отношениями

иерархии, то[68] его; определение уместно давать в нормативном правовом акте наибольшей юридической силы. Это обеспечит единство правового регулирования, ликвидирует несогласованность и разночтения нормативного материала:

Следующим; средством законодательной; техники; являются юридические конструкции.

Юридическая конструкция; представляет собой такое структурное #>; расположение правового материала, которое характеризуется внутренним

единством прав, обязанностей и формами ответственности соответствующих лиц!.

Именно юридические конструкции, их отработанность; есть показатель совершенства; законодательства. Так же, как в технике, в инженерном деле, совершенство; законодательства в значительной мере выражается в том, насколько отработано само построение правового

ф •

материала, то есть насколько при его выработке учтены типовые схемы и модели, данные науки и практики.

Следует согласиться с Д.Л. Керимовым» в; том, что “правовая конструкция - наиболее высокая правовая абстракция, охватывающая ряд однопорядковых правовых понятий низшего уровня и выявляющая главное, основное, существенное в этих понятиях, к Смысл правовых конструкций состоит в том, что тем самым

соответствующие понятия объединяются в единое целое, на основе которого посредством дедукции делаются логические выводы, применимые к понятиям низшего порядка.

Например, из различного рода договоров формируется общее понятие договора; из множества понятий договора формируется понятие сделки; из? различных форм собственности формируется общее понятие v. собственности; из различных субъектов права формируется? понятие

субъекта права вообще и т.д., и? т.п. Тем самым' правовые понятия? низшего порядка группируются, интегрируются? и упорядочиваются? вокруг одного общего понятия; наиболее высокой правовой абстракции, из которой .могут логически вытекать новые понятия низшего уровня, а вся правовая конструкция ведёт к формированию правового института.

Специфическая функция правовой? конструкции в том и состоит, что ею логически связываются правовые нормы, статьи закона в органически

♦ единую правовую законодательную систему”1.

По мнению А.Ф. Черданцева юридическая конструкция представляет собой? идеальную модель, отражающую? сложное структурное строение урегулированных правом общественных отношений, юридических фактов или их элементов.[69] [70]

Нельзя не согласиться с Р. Лукичем, который отмечает, что «создание конструкций- (в? праве, как и в других отраслях науки) -

* трудное, ответственное и опасное дело. Трудным оно является? потому, что необходимо найти лучший? способ понимания и отражения чрезвычайно сложной реальности; ответственным и опасным потому, что последствия? недоброкачественных или излишних конструкций? могут оказаться весьма тяжелыми».[71]

Использование предложенных юридической наукой; юридических конструкций законодателем ведет к совершенствованию законодательства.

Таким образом, юридические конструкции? представляют собой комплексы правовых средств; которые: образуют типизированные модели, соответствующие своеобразной: разновидности? общественных отношений; Их использование облегчает формулирование юридических норм, придает нормативной? регламентации общественных отношений четкость и определенность. Важнейшая? задача при создании юридических: норм: состоит в том, чтобы » подобрать такие конструкции, которые соответствовали бы содержанию; нормативного: материала, позволяли бы с максимальной эффективностью обеспечить поставленные? законодателем задачи.

С.А. Денисов? выделяет следующие требования; предъявляемые к построению юридических конструкций!:

- регулятивная норма должна подкрепляться охранительной нормой. В V противном ? случае за: нарушение обязанностей и запретов не следует юридическая ответственность;

- материальная норма должна подкрепляться процессуальной, иначе возникает трудность при реализации материальных норм;:

- провозглашение прав: должно сопровождаться закреплением обязанностей соответствующих субъектов, обеспечивающих их реализацию.

Дополнительно автор предлагает следующие требования к формированию правовых конструкций:

- точно и полно охватывать те нормы, статьи закона, из которых они выводятся;

1 Денисов С.А. Типичные ^ приёмы законодательной' техники, используемые в интересах групп управленцев // Законотворческая техника современной: России: состояние, проблемы, совершенствование/!. 1. / Отв. ред. В.М. Баранов.- !!Новгород, 2001.- С. 254.

- быть целостными, системными, соответствовать другим правовым конструкциям, выведенным из иных норм, статей закона;

- в максимальной мере служить целям права, законодательства;

-отличаться ясностью,, простотой, лёгкостью? понимания? и

реализации.

^ Конечно, эти требования должны соблюдаться и на уровне субъектов

Российской? Федерации. Более того, законодателям; следует с большой; осторожностью подходить к созданию правовых конструкций; не забывая? о том, что разработка многих из них относится? к исключительной? компетенции Российской? Федерации; либо к совместной; компетенции? Российской Федерации и её субъектов.

Примером неправильного; построения? юридической; конструкции; являются положения проекта закона Владимирской области «О гарантиях ш и защите; прав? ребёнка* во Владимирской? области», которые

устанавливают государственные минимальные стандарты и при; этом не содержат механизма? их реализации; устанавливают административную ответственность, но не предусматривают порядок наложения административного взыскания.

Следует отметить, что вопрос использования юридических конструкций недостаточно исследован в юридической литературе.

* К средствам; законодательной техники можно отнести также

юридические фикции, суть которых состоит в том, что несуществующее признаётся существующим.

Г.Ф. Дормидонтові называл фикцию «средством, служащим целям; юридической? экономии» и говорил, что «они вызваны на свет необходимостью удовлетворять вновь, нарождавшимся потребностям її имевшимися в распоряжении средствами, дабы избегнуть, по

возможности ломки установившихся понятий и сохранить традиционное

учение формально неприкосновенным, не мешая через то полному практическому осуществлению нового».1

К.Н. Панько, занимавшийся исследованием- юридических фикций, понимает последние как средство законодательной техники, состоящее в признании* существующим* несуществующего? и обратно, а также свойство нормы права не соответствовать потребностям общества в процессе правотворческой? и правоприменительной деятельности2. Данное определение позволяет выделить два типа юридических фикций: традиционные (например,- снятие судимости) и фикции в праве, когда один закон противоречит другому (т.е. фикция? как свойство). Однако можно заметить, что второй тип юридических фикций (по К.Н. Панько) является, не средством законодательной техники, а показателем? качества закона (т.е. показателем результативности применения; средств законодательной? техники). Следовательно; в качестве средства законодательной техники мы будем рассматривать юридическую фикцию в узком её понимании.

Современная юридическая фикция служит средством совершенствования юридического состава, является особым приемом законодательной техники, применяется, когда другие средства достижения* определенной? цели исчерпаны или будут малоэффективны. Конструируемое фикцией положение или отношение может послужить отправной точкой для возникновения правоотношения.

Во многих случаях фикция, применяется с целью удобства, упрощения правовых конструкций. Фикция, таким образом, находит довольно частое применение в федеральном законодательстве, реже в* законах субъектов Российской Федерации, что представляется вполне оправданным.

'Дормидонтов Г.Ф. Классификация явлений- юридического быта, относимых к случаям применения фикций.- Казань, 1895.- С.109.

‘Юридическая техника. Обзор материалов- научно-методического семинара. Подготовлен Л.Л. Морозовой // Государство и право.- 2000.- №12.- С.94.

Одно из значений фикций в современном праве в их способности к количественному и качественному упрощению нормативного материала. Еще Р. Иеринг считал достижение возможности такого рода упрощения одной из задач юридической; техники. C его точки; зрения, количественное упрощение влечет «... уменьшение массы материала без вреда; для . получаемого * из него; результата; Его > закон - с наименьшими средствами* достичь наибольшего. Чем меньше материал, тем; легче и вернее пользоваться им».1

Основным критерием; отличия; фикций; от презумпций; является заведомая неистинность фикции, в отличие от вероятностной истинности презумпции.

При; помощи фикции; как средства законодательной техники конструируется* несуществующая; или, точнее условная* реальность. При этом не берется; во внимание возможность ее вероятности. Специфика правовой* фикции в том, что предписание, сформулированное при помощи такого приема, закрепляется в; правовой; норме и охраняется правом.

Примером юридической фикции является положение пункта 3 статьи 37 Закона; Владимирской; области от 13 февраля; 2003 года; № 10-03

'У -

«Избирательный; Кодекс Владимирской области»", согласно* которому время участия зарегистрированного кандидата в выборах засчитывается в общий трудовой; стаж по той специальности, по которой* он работал до регистрации в качестве кандидата. В' данном случае' работа; по * той или иной; специальности; в период избирательной; кампании; является; несуществующим фактом, который признается существующим.

Нормотворческие фикции можно классифицировать по следующим основаниям: [72] [73]

I. В зависимости от принадлежности к отраслям материальным и процессуальным. Фикции, материальных отраслей права в основном служат целямs преодоления состояния? неопределенности, тогда? как фикции процессуальных отраслей; кроме того, выполняют некоторые другие? функции,, отражающие специфику именно процессуальной? и отрасли (например, преодоление процессуальной недисциплинированное-

ти і участников судопроизводства; процессуальная экономия: юридических средств и сил судей, а также лиц, участвующих в отправлении правосудия ? и тому подобное).

2.. По отраслям права. Фикции обладают своей только * им присущей спецификой, обусловленной спецификой той? отрасли права, в которой она применяется.

3; По источнику: конституционные фикции; фикции, содержащиеся в

# законах; фикции подзаконных актов, (в том числе ведомственных и локальных).

4. По способу выражения. Фикции могут быть сформулированы в виде суждений (отрицательных или? утвердительных), а также в виде неопровержимых предположений.

Таким образом, юридическая фикция - это одно из средств законодательной? техники, состоящее в. признании существующим

* несуществующего и обратно, призванное минимизировать издержки от пробельности права, избавляя от необходимости излишней формализации? общественных отношений: Как правило, юридические фикции применяются лишь тогда, когда другие средства законодательной техники неприменимы.

Средством: законодательной техники? также являются юридические , презумпции.

Презумпция (praesumptio) в переводе с латинского обозначает предположение, косвенно или ? прямо закрепленное в правовой ? норме, в соответствии с которым определенный порядок вещей в области

общественных отношений признается обыденным, нормальным и, в силу этого, не требующим доказывания.

Презумпции - это абстрактные положения, где на основе отдельных частных признаков, ситуаций, положений путем умозаключения делается общий вывод, формулируется презумпция;

Существенным свойством, присущим презумпциям; является их. предположительный= характер. Презумпции - это обобщения недостоверные, но вероятные. В основе ■ их образования лежит неполная і индукция, то есть индукция через простое перечисление. Суть ее состоит в том, что4 на основании; обобщения достаточно; большого количества' случаев; делается общий: вывод, который является; правильным; в отношении всех обобщенных случаев. Но перечень предметов и явлений, на основании которых делается заключение, хотя и достаточно обширен;, но не исчерпывающий; Есть случаи, на которые это обобщение не распространяется.

Исходя из вышеизложенного, презумпцию можно определить как предположение о наличии или отсутствии предметов, связей, явлений, основанное; на связи между ними, связями, явлениями наличными, подтвержденными жизненной практикой.

Несколько изменив определение презумпции, данное в Толковом словаре русского языка; С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой[74], можно предложить следующее определение юридической- презумпции; — это средство; законодательной техники,, выражающееся; в предположении наличия определённых фактов, явлений, ситуаций, связей; которые признаются истинными пока не доказано обратное. Основное свойство юридической презумпции — это предположительный характер.

Следует согласиться с В.К. Бабаевым, который выделяет два вида юридических презумпций:

Общеправовые (признанные во всех отраслях права), которые фактически стали* принципами права и вряд ли могут рассматриваться в качестве средства законодательной техники:

- презумпция истинности и целесообразности норм права;

- презумпция добропорядочности;

- презумпция знания законов;

- презумпция правосубъектности лиц.

Презумпции как средства* законодательной 1 техники. По ? значимости» они не достигают уровня презумпций-принципов:

- презумпция отцовства;

- презумпция равенства долей супругов;

- презумпция і смерти; лица,. безвестно отсутствующего свыше пяти

лет;

- презумпция» отказа лица» от исковых требований, дважды не явившегося в судебное заседание и др1.

Например, в рамках Закона Владимирской области от 13 февраля 2003 года № 10-03 «Избирательный Кодекс Владимирской области»[75] [76] можно выделить. как общеправовые (универсальные) презумпции, так и специальные, характерные только для анализируемого закона. К последним можно» отнести презумпцию^ отказа избранного на* выборах лица от выборной» должности в случае: не представления; им: в: избирательную: комиссию в: установленный срок документа, подтверждающего освобождение его от обязанностей: несовместимых со статусом выборного должностного лица (п.4 ст.70), а также презумпцию ? соответствия уровню рыночных цен стоимости работ, услуг, связанных с выборами и референдумом, выполняемых юридическими лицами по договору с кандидатами на выборные должности, в депутаты (п.5 ст.59).

В качестве средства законодательной техники можно также рассматривать юридические символы, с помощью которых закрепляются государственно-правовые веления.

А.В. Никитин? выделяет следующие признаки юридических символов:

- это искусственный; знак, представляющий собой отличительную примету, художественный образ, видимое, реже - слышимое образование;

-создаются; или санкционируются государством; в» особом процессуальном порядке и охраняются государством;

- применяются в порядке, установленном законом;

-служат для; выражения; и закрепления; социально; значимого юридического содержания.

На основании указанных признаков А.В. Никитин даёт следующее определение юридического; символа — это создаваемый или санкционируемый государством условный образ, представляющий собой видимое или; слышимое культурно-ценностное образование, которому субъект правотворчества придаёт особый политико-правовой смысл; охраняемый государством и используемый в особом процедурном порядке1.

В качестве требований к использованию юридических символов5 можно выделить следующие:

- наглядность;

- лаконичность;

- доступность для восприятия.

Представляет интерес классификация юридических символов, предложенная А.В. Никитиным:

' Юридическая техника. Обзор материалов научно-методического семинара. Подготовлен Л.А. Морозовой // Государство и право.- 2000.- №12.- С.94.

- по способу внешнего восприятия: предметные символы (флаг,,

печать); символы-действия (церемония; поднятия; флага);

изобразительные (герб); звуковые (гимн); языковые (текст гимна);

- по смысловому значению: предупреждающие,, запрещающие, предписывающие, информационно-указательные и др.;

к, - по сфере общественных отношений: символы в сфере экономики,

образования и т.д.1

В качестве примера; использования законодателем юридических символов? можно привести Закон Владимирской; области от 5 февраля? 1999 № 8-03; «О гербе ? Владимирской ? области»[77] [78] и Закон ? Владимирской 1 области от 1 Г мая 1999 № 22-03 «О флаге Владимирской области»[79].

Пример изобразительного символа: в статье L Закона; Владимирской? области «О гербе Владимирской области» указывается:; «Герб области

• представляет собой; изображение; золотого львиного леопарда; в? железной; украшенной золотом и цветными камнями короне, держащего! в правой лапе длинный серебряный крест в червлённом поле. Щит увенчан^ короной; и? окружён; золотыми; дубовыми листьями; соединёнными Андреевской лентой»[80].

Автор не ставил перед собой цель исчерпывающим образом исследовать все средства законодательной техники. Это * предмет более

* широкого исследования. В; настоящей работе предполагалось лишь дать классификацию наиболее используемых, субъектами* Российской? Федерации средств законодательной техники; и их общую характеристику.

Сделаем следующие выводы. Использование юридических терминов» в законодательных актах субъектов Российской Федерации как минимум должно отвечать следующим требованиям:

1) ясность;

2) однозначность;

3) устойчивость;,

4) единство терминологии;

5) общепризнанность.

Законодателям субъектов Российской Федерации следует перенять тот опыт, который? накоплен: в области формулирования? легальных дефиниций на федеральном уровне, предложен юридической наукой. Это обеспечит единство правового? регулирования, ликвидирует

несогласованность и разночтения нормативного материала;

Использование; юридических конструкций; облегчает формулирование юридических норм,, придает нормативной; регламентации: общественных отношений; четкость и определенность. Важнейшая задача при создании юридических норм состоит в том, чтобы подобрать такие конструкции, которые соответствовали бы содержанию нормативного материала, позволяли бы с максимальной эффективностью обеспечить поставленные законодателем задачи.

Построение юридических конструкций в правотворчестве субъектов Российской Федерации; должно соответствовать следующим?

требованиям:

- регулятивная норма должна подкрепляться охранительной? нормой. В противном случае за нарушение обязанностей и; запретов не следует юридическая ответственность;

- материальная норма должна подкрепляться процессуальной, иначе возникает трудность при реализации материальных норм;

- провозглашение прав должно сопровождаться закреплением обязанностей соответствующих субъектов, обеспечивающих их реализацию.

- точно и полно охватывать те нормы, статьи закона, из которых они выводятся; .

г - быть целостными, системными, соответствовать, другим правовым

конструкциям, выведенным из иных норм, статей закона;

- в максимальной мере служить целям права; законодательства;

-отличаться ясностью,, простотой- лёгкостью понимания? и

реализации.

Законодателям следует с большой» осторожностью і подходить к созданию правовых конструкций; не забывая? о том, что разработка» многих: из- них относится* к исключительной компетенции Российской- w Федерации: либо к совместной»компетенции? Российской; Федерации и её

субъектов..

Современная? юридическая? фикция: служит средством?

совершенствования юридического» состава; является; особым приемом законодательной техники; применяется; когда другие средства достижения определенной - цели исчерпаны или» будут малоэффективны. Конструируемое фикцией положение или отношение может послужить * отправной точкой для возникновения правоотношения.

Во многих случаях фикция применяется с целью удобства; упрощения правовых конструкций. Фикция; таким; образом, находит довольно частое применение: в федеральном законодательстве, реже в законах субъектов? Российской Федерации, что представляется вполне оправданным.

( Юридическая презумпция — это средство законодательной техники,

выражающееся в предположении наличия определённых фактов, явлений, ситуаций, связей, которые признаются истинными пока не

доказано обратное. Основное свойство юридической презумпции — это предположительный характер.

В качестве требований к использованию юридических символов выделим следующие:

- наглядность;

- лаконичность;

- доступность для восприятия.

Можно отметить, что все рассмотренные средства законодательной техники находят своё применение в законодательных актах субъектов Российской Федерации. В большей степени используются терминология и конструкция, в меньшей — фикции, презумции и символы.

<< | >>
Источник: КАРТУХИН Вячеслав Юрьевич. ТЕХНИКО-ЮРИДИЧЕСКОЕ КАЧЕСТВО ЗАКОНОВ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2005. 2005

Еще по теме § 2.2. Роль средств законодательной техники в обеспечении техники — юридического качества законов субъектов Российской Федерации:

  1. 3.2.4. Особенности законодательного процесса в субъектах Российской Федерации.
  2. ОСНОВНЫЕ ПРИЕМЫ И СРЕДСТВА ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ ТЕХНИКИ
  3. 4.2. Совершенствование законодательства субъектов Российской Федерации в области обеспечения информационной безопасности личности
  4. Полномочия конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации по разрешению избирательных споров и совершенствованию избирательного законодательства субъектов Российской Федерации и средства их реализации
  5. 2.3. Органы государственной власти субъектов Российской Федерации в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина
  6. 3.2. Особенности правового регулирования организации и деятельности полиции по обеспечению конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: современное состояние и динамика развития
  7. §2.0рганизационное обеспечение инвестиционной деятельности субъектов Российской Федерации
  8. §1.Порядок осуществления инвестиций за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации
  9. § 2.1. Парламентская ассоциация как форма ассоциативного сотрудничества законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации.
  10. Полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации по обеспечению законности в деятельности органов и должностных лиц местного самоуправления
  11. § 1. Конституционная модель распределения законодательной компетенции между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации
  12. §2.2. Особенности правового регулирования законодательных процедур утверждения расходных обязательств субъектов Российской Федерации
  13. КАРТУХИН Вячеслав Юрьевич. ТЕХНИКО-ЮРИДИЧЕСКОЕ КАЧЕСТВО ЗАКОНОВ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2005, 2005
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -