<<
>>

Ответственность государств в международном праве

Для того чтобы детально исследовать проблемы ответственности, которые существуют в институте ответственности в международном воздушном праве, представляется необходимым рассмотреть международно-правовые основы ответственности различных субъектов международного права.

С развитием и совершенствованием международного права менялся и научный подход к вопросу о роли и месте норм, регулирующих международные правоотношения ответственности. C конца XIX - начала XX в. международная ответственность определялась как принцип , с середины XX - начала XXI в. - как институт[37] [38] [39], а на сегодняшний день ряд ученых констатируют трансформацию института международного права в самостоятельную отрасль международного права - право международной ответственности . Так, в частности, по мнению И.И. Лукашука, право международной ответственности является отраслью международного права, принципы и нормы которой определяются для субъектов международного права как юридические последствия международнопротивоправного деяния, так и последствия причинения вреда, возникшего в результате действий, не запрещенных международным правом[40]. Согласно данной позиции, право международной ответственности представляет собой отрасль международного права, включающую в себя две самостоятельные подотрасли: ответственность за международно-противоправные деяния (негативная, ретроспективная, деликтная ответственность) и ответственность за вредные последствия действий, не запрещенных международным правом (ответственность за риск, или позитивная, объективная ответственность).

Ученый Пауль Ройтер (Paul Reuter) отмечал в своих трудах, что «ответственность является сердцем международного права... она является неотъемлемой частью того, что можно было бы назвать Конституцией Международного сообщества»[41] [42] [43].

Ответственность развивалась вместе с международным правом на протяжении всей его истории. Можно сказать, что ответственность являет собой вывод самого международного права, главным доказательством его существования и оценкой эффективности международного права. Говоря об исключительном месте ответственности в системе международного права, можно привести цитату Чарльза Висчера (Charles de Vissscher), который говорил, что ответственность государств есть не что иное, как «естественная необходимость», под-

42

тверждающая равноправность государств .

Представляются несостоятельными заявления некоторых ученых о том, что в международном праве не может существовать такого понятия, как ответственность, потому что это будет прямым нарушением принципа суверенитета. Однако еще в 1971 г. итальянский юрист Роберто Аго говорил, что: «тот, кто. отвергает идею ответственности государства из-за конфликта с идеей суверенитета,

43

тем самым отрицает существование международного правопорядка в целом» . Из этого можно сделать простой вывод: нет ответственности - нет права.

Споры о характере ответственности в международном праве появились одновременно с созданием ООН. Так, некоторые ее члены склонялись к тому, что ответственность государств имеет характер гражданского правоотношения. Другие говорили о необходимости разделения характера ответственности на гражданский и уголовный. Тем не менее большинство членов ООН сошлись во мнении, что ответственность государств обладает уникальным характером, который не является ни уголовным, ни гражданским, а представляет из себя международно-правовой характер норм, регулирующих отношения между суверен-

44

ными государствами .

Современные проблемы определения сущности и понятия юридической ответственности нашли свое отражение во многих классических произведениях правовой мысли[44] [45] [46] [47]. В правовой теории и юридической практике термин «ответственность», выступая в качестве обеспечивающего фактора правомерного поведения , используется для характеристики различных по своей природе, но тесно взаимосвязанных юридических явлений в целях установления разных аспектов правоотношений участников правовой жизни .

Различие точек зрения современных ученых на определение термина «юридическая ответственность» обусловлено не только многофункциональностью ответственности как средства соблюдения правовых принципов и норм, укрепления правопорядка и правового регулирования, но и разнообразием взглядов на ее позитивный аспект[48] [49]. Так, ряд ученых рассматривают юридическую ответственность исключительно в

49

связи с совершением правонарушения , а другие исследуют природу юридической ответственности не только в ее ретроспективном смысле, но и в связи с совершением определенных действий в будущем и настоящем, изучая позитив-

v. 50

ный и негативный аспекты ответственности в их диалектическом единстве . Как указывает Е.А. Носкова, «юридическая ответственность - одна их тех категорий, которая выражает тождество, охватывает единство двух относительных противоположностей - позитивного и негативного. А противоположности, как известно, не только не исключают друг друга, но и предполагают существование сторон в неразрывном единстве. Таким образом, можно утверждать, что позитивный и негативный аспекты ответственности тесно связаны и являются формами реализации одного и того же понятия»[50] [51].

Вместе с тем особой правовой природой обладает ответственность в международном публичном праве, где она, с одной стороны, характеризуется основной свойственной юридическому институту ответственности функцией - обеспечением соблюдения норм международного права посредством воздействия на правонарушителя, а с другой - в силу отличия международного права от национальных правовых систем, включает в себя ряд особенностей, обусловленных основными характеристиками международного права как особой правовой системой[52].

Термин «международно-правовая ответственность» включает в себя все правоотношения, которые возникают в международном праве в тех случаях, когда субъект международного права совершает международно-противоправное деяние, что порождает обязанность возместить ущерб, причиненный в результате действий, не запрещенных международным правом.

В решении Постоянной палаты международного правосудия по делу «О фосфатах в Марокко» прямо подчеркивалось, что в случае совершения государством международно-противоправного деяния против другого государства международная ответственность возникает «непосредственно в плане отношений между двумя государствами» . Данная позиция нашла свое отражение и в решениях Международного Суда ООН по таким делам, как дело «О проливе Корфу»[53] [54] и дело «О военной и полувоенной деятельности в Никарагуа и против Никарагуа»[55].

Затрагивая вопросы ответственности в международном праве, первыми возникают вопросы о том, кто может нести и какую именно ответственность.

Следует отметить, что на сегодняшний день существует целый ряд международных договоров, которые предусматривают ответственность субъектов международного права. Тем не менее в настоящее время единого универсального международно-правового акта, который носил бы обязательный характер и в котором были бы зафиксированы все формы, виды и основания возникновения международно-правовой ответственности, отсутствует. Наибольший вклад в развитие института ответственности внесли ранние попытки кодификации норм об ответственности в международном праве, которыми явились следующие документы: Проект Кодекса международного права, принятый японским отделением Ассоциации международного права и Ассоциации международного права Японии в 1926 г.[56] [57] [58]; Проект Резолюции о международной ответственности государств за ущерб на их территории личности или имуществу иностранцев, принятых Институтом международного права в 1927 г. ; исследование Гарвардского университета «Об ответственности государств за ущерб, причиненный на их территории личности или имуществу иностранцев» 1929 г. ; Проект Конвенции «Об ответственности государств за ущерб, причиненный на их территории личности или имуществу иностранцев», разработанный Ассоциацией международного права Германии в 1930 г.[59]; Проект статей «Об ответственности правительств», разработанный Американским институтом международного права в 1925 г.[60]; Декларация «Об основах и ведущих принципах международного права», принятая Ассоциацией международного права в 1938 г.[61]. Без сомнения можно утверждать, что все эти документы заложили фундамент для дальнейшего развития доктрины международного права в области ответственности субъектов международного права.

Наибольший вклад в развитие данной области в современном международном праве осуществила Комиссия международного права ООН в рамках следующих проектов статей об ответственности в международном праве:

1. Проект статей Комиссии международного права ООН «Ответственность государств за международно-противоправные деяния», принятый в качестве Приложения к Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 56/83 от 12 декабря 2001 г.

2. Проект статей Комиссии международного права ООН «Ответственность международных организаций», принятый в качестве приложения к Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 66/100 от 9 декабря 2011 г.

3. Проект статей Комиссии международного права ООН «О предотвращении трансграничного вреда от опасных видов деятельности», принятый в качестве Приложения к Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 62/68 от 6 декабря 2007 г.

4. Проект принципов Комиссии международного права ООН «О распределении убытков в случае трансграничного вреда, причиненного в результате опасных видов деятельности», принятый в качестве Приложения к Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 61/36 от 4 декабря 2006 г.

Разумеется, все эти проекты носят рекомендательный характер. Тем не менее они основаны на нормах международного обычного права и регулярно применяются международными судебными учреждениями при обосновании выносимых ими решений, т.е. являются по своей сути кодификацией и прогрессивным развитием.

Рассмотрев основные общетеоретические аспекты ответственности в международном праве, перейдем к ответственности субъектов международного права.

Раскрывая понятие ответственности государств и отделения ее от понятия ответственности индивидов, Гуго Гроций неоднократно отмечал, что «появляется обязанность, закрепленная Естественным Правом выплатить репарации пострадавшей стороне, если был причинен ущерб»[62]. Эта формулировка, выдвинутая одним из основателей науки международного права, стала в последствии неотъемлемым базисом международной ответственности. Впоследствии многие ученые использовали формулу Гуго Гроция, проводя исследования вопросов ответственности в международном праве, часто изменяя или перефразируя ее[63].

Отличительной чертой последних столетий было то, что обязательство возместить вред возникало только у государств перед другими государствами. Однако, как уже говорилось выше, ответственность развивалась вместе с самим международным правом и в итоге эволюционировало по нескольким основным направлениям:

- ответственность распространилась не только на государства, но и на другие субъекты международного права;

- ответственность утратила свое концептуальное единство в результате того, что материальный ущерб перестал быть обязательным элементом возникновения отношений об ответственности.

Относительно первого пункта следует указать положение, которое было заключено в Консультативном заключении Международного Суда от 11 апреля 1949 г. «Возмещение за увечья, понесенные на службе Организации Объединенных Наций». В этом Консультативном заключении указывалось, что организация (в заключении - ООН) является субъектом международного права и как субъект международного права обладает правоспособностью, следовательно, на

64

этом основании вправе предъявлять претензии международного характера .

Куда больший резонанс был вызван в отношении второго пункта. В 2001 г. Комиссией международного права на 56 Сессии ООН был представлен Проект статей «Об ответственности государств за международно-противоправные деяния». В ст. 1 был закреплен уже устоявшийся на то время принцип ответственности государств. В ст. 2 перечислялись элементы международно-противоправного деяния государства. Международно-противоправное деяние имеет место быть, когда существует поведение, состоящее в действии или бездействии:

- присваивается государству по международному праву;

- представляет собой нарушение международного обязательства этого го-

65

сударства .

В отличие от классического подхода к ответственности государства, в данном тексте было исключено понятие «ущерб» как необходимого элемента наступления ответственности. Подобное решение Комиссия международного права объяснила следующим образом: «Если мы будем продолжать утверждать, что “ущерб” является элементом международно-противоправного деяния, то мы будем вынуждены также признать, что нарушение любого международного обязательства в отношении другого государства сопровождается ущербом»[64] [65] [66].

Вполне логичным представляется, что ущерб более не является обязательным элементом для наступления ответственности. Целью Комиссии международного права было именно показать то, что нарушение международного обязательства государством может не нести непосредственного ущерба государству или международному сообществу, однако это не значит, что подобное противоправное деяние не должно нести за собой ответственность нарушившего его государства. Именно поэтому в тексте неотъемлемым элементом является факт нарушения международного обязательства[67].

Комиссия международного права ООН, также как и многие ученые (например, Пеллет), отмечали, что к международному праву нельзя примерять структуры национальных законодательств. В национальном законодательстве любого государства существует фундаментальная позиция, которая заключается в том, что нарушение правовых норм физическими или юридическими лицами этого государства приведет к вмешательству государства в эти отношения как регулирующей, властной структуры с целью восстановления нарушенных обязательств и привлечения нарушителей к ответственности. Сам по себе данный подход не применим в международном праве, так как все государства суверены, равны между собой[68]. Дабы подчеркнуть этот факт, Комиссией международного права ООН было отмечено, что международное право должно уважаться независимо от последствий нарушения международно-правовых обязательств и той ответственности, которую может понести нарушитель. Из этого можно сделать вывод, что ущерб как элемент наступления ответственности государства не исчез вовсе, а лишь был сдвинут на задний план с целью конкретизации каждого отдельного нарушения международного обязательства. Формула очень проста: чем больше ущерба вызвало нарушение международного обязательства, тем больше будет ответственность. Но даже при отсутствии ущерба ответственность все равно будет наступать, но в более мягких вариантах.

Со временем своего развития ответственность в международном праве столкнулась с фрагментацией понятия. В русском языке эта проблема видится не такой очевидной, но, в частности, в английском языке понятие «ответственность» может быть обозначена разными терминами: «liability», «responsibility». В самом общем смысле можно утверждать, что «responsibility» используется в том случае, когда речь идет о нарушении международного обязательства, повлекшего нанесение ущерба. «Liability», в свою очередь, определяет ответственность государств за нарушения международных обязательств, которые не повлекли за собой материального ущерба.

Для целей настоящего исследования важно отметить, что в сфере международного воздушного права и ответственности государств основным формой ответственности является компенсация. С.Н. Братусь в своих работах отмечал: «Проблема ответственности - одна из наиболее сложных проблем как общей

69

теории права, так и отраслевых юридических наук» .

Важно отметить, что в случае причинения ущерба физическим и юридическим лицам мы должны говорить об ответственности государства, так как в доктрине и международной практике сложился обычай, по которому государство, защищая своих граждан и юридических лиц, по сути, защищает свои соб-

70

ственные интересы .

Вести рассуждения об ответственности в современном международном праве можно очень долго. Существуют разные подходы к самому существованию ответственности в международном праве, как уже указывалось выше. Нашим же главным выводом в данном ключе является подкрепление одного единственного факта: если государство тем или иным образом взяло на себя международное обязательство, то в случае его нарушения или неисполнения договоренностей оно будет нести ответственность в соответствии с международным правом. Этот вопрос является крайне важным для цели данного исследования, так как государства часто пытаются уйти от своей ответственности за нарушение взятых на себя обязательств. [69] [70]

Как следует из теории международного публичного права, ответственность могут нести только субъекты международного права . Субъект международного права должен обладать международной правосубъектностью, т.е. быть носителем прав и обязанностей, закрепленных нормами международного права . Следует отметить, что еще до недавнего времени понятие «международная правосубъектность» использовалось исключительно в национальных и международных научных кругах, а также в доктринальных положениях. Однако на сегодняшний день ситуация изменилась. Данное понятие используется во многих универсальных договорах, например, «Конвенции об урегулировании инвестиционных споров между государствами и физическими или юридическими лицами других государств» от 18 марта 1965 г.; «Конвенции по морскому праву» от 10 декабря 1982 г.; Римском статуте Международного уголовного суда от 17 июля 1998 г. и др. Международную правосубъектность можно рассматривать как качественную характеристику субъекта международного права. Это означает наличие у лица признаков и качеств, характеризующих его как субъекта международного права, т.е. субъекта, обладающего правами и обязанностями .

Из выше сказанного можно сделать вывод, что к классическим субъектам международного права относятся государства и международные межправительственные организации. Исходя из положения ст. 1 Межамериканской конвенции прав и обязанностей государств 1933 г. (далее - конвенция Монтевидео 1933 г.), можно заключить, что государство - это образование с отличительными признаками: постоянным населением, определенной территорией, правительством, способностью вступать в отношения с другими государствами[71] [72] [73] [74]. Государство осуществляет контроль и управление над территорией и населением государства, а также позволяет ему вступать в международные отношения. Способность вступать в международные отношения является еще одним признаком, означающим способность государства реализовывать свои права и обязанности, закрепленные нормами международного права . Указав все эти признаки, мы подходим к выводу о том, что государство как субъект международного права должно обладать суверенитетом, под которым в общих чертах понимается верховенство государства в пределах своей территории и независимость за ее приделами.

Государства по своей сути выделяются над остальными субъектами международного права. Причин тому две. Первая - наличие свободной воли самого государства как образования. Вторая - более комплексная и вытекает из их статуса. В силу историко-социальных и политических причин и развития самого международного права государства являются субъектами международного права в силу лишь самого факта своего существования, т.е. ipso facto. Несмотря на то что круг участников международных отношений, т.е. субъектов, расширяется, государства продолжают оставаться основными субъектами международного права[75] [76] [77].

Рассмотрев кратко международную правосубъектность, мы ответили на первый вопрос о том, кто несет ответственность в международном праве. В данном параграфе мы остановимся только на ответственности государств. Ответственность же иных субъектов международного права будет рассмотрена в последующих параграфах данной главы.

До XX в. ответственность государств подразумевала под собой обязательство возместить ущерб и, в отдельных случаях, применение мер принуждения к нарушителю, в том числе при помощи вооруженных методов . На сегодняш- ний день концепция ответственности сузилась к одному пункту, а именно - компенсация причиненного вреда пострадавшему государству[78] [79]. Выдающиеся ученые XIX-XX вв. (Ф. Мартенс, А. Хеффтер, Х. Трипель и др.) уделяли большое внимание концепции ответственности государств за нарушения международного права. Из их фундаментальных работ можно сделать вывод, что в международном праве невозможно говорить об ответственности за нарушения (и тем более преступления) в привычном смысле, который складывается на основе внутренних законодательств государств. Однако даже в международном праве существуют правонарушения, которые приводят к возникновению у государства- нарушителя международного обязательства компенсировать пострадавшему государству (или международному сообществу) весь причиненный ущерб .

Доктринально принято выделять два вида ответственности государств как субъектов международного права: материальную и нематериальную (деликтную)[80]. В данном параграфе мы остановимся на нематериальной ответственности государств.

В научных трудах часто можно встретить определение нематериальной ответственности как политической ответственности[81] [82] [83]. С данным положением, тем

не менее, не согласны многие ученые, которые утверждают, что политическая

82

ответственность может наступать только за нарушение политических норм .

Действие или бездействие, которое выразилось в несоблюдении международно-правовой нормы, называется международным деликтом , по аналогии с гражданским правом. Проблемой нематериальной ответственности зачастую является ее практическое отсутствие. Это не означает, что ответственность как таковая не возникла, а речь идет о том, что такая ответственность не нашла реализации.

Доктринально выделяются следующие формы нематериальной ответственности:

1) сатисфакция - удовлетворение требований нематериального характера для возмещения вреда, причиненного, например, чести и достоинству государства или его политическим интересам. В качестве примера можно предложить оскорбление главы государства. Реализуется сатисфакция, как правило, в виде официального выражения сожаления, принесения извинений, признания факта причинения ущерба, а также издания специальных нормативных и экономических актов для обеспечения выполнения взятых на себя обязательств и возмещения материального ущерба. Сатисфакция должна быть соразмерна нанесенному ущербу и не должна представляться унизительной для государства, причинившего ущерб. В международной практике встречались такие формы сатисфакции, как проведение надлежащего расследования причин несчастного случая, который повлек причинение вреда; создание специального фонда для выплаты сумм компенсации соответствующим лицам; символическое возмещение за моральный ущерб; применение административных или уголовных санкций в отношении лиц, чьи действия привели к правонарушению; выражение заверений и гарантий не повторения подобного действия и т.п.[84]. Не все государства были согласны с подобной формулировкой. Например, Корея и Испания официально не согласились с термином «унизительная» по причине того, что он не используется в юридической терминологии. Ими было предложено либо убрать этот термин, либо заменить его на другой. Однако Комиссия международного права не пошла на такие уступки, отметив, что термин «унизительный» действительно является не достаточно точным, но исторические примеры требований тако

го рода все же имеются. Итогом стал отказ от претензий Испании и Кореи и одобрение существующего проекта;

2) репрессалии - ответные действия пострадавшего государства в отношении государства, причинившего вред. К подобным действиям можно отнести, например, задержание судна за незаконный промысел рыбы на территории пострадавшего государства. Долгое время действия государств по обороне (индивидуальной или коллективной) также относили к репрессалиям[85];

3) коллективные санкции - коллективные принудительные меры. Применение таких санкций закрепляется в Уставе ООН. В соответствии со ст. 42 Устава ООН, на основании решения Совета Безопасности ООН могут быть применены коллективные санкции в отношении государств, действия которых представляют собой угрозу миру, нарушение мира и акт агрессии[86] [87];

4) реституция - физическое и юридическое восстановление положения, которое имело место до правонарушения. Это может быть осуществлено в форме возвращения неправомерно удерживаемого имущества, территорий или лиц, отмене ранее изданного законодательного акта. В этих двух случаях речь идет о материальной и юридической реституции. Под юридической реституцией понимается изменение правовой ситуации «либо в рамках правовой системы несущего ответственность государства, либо в его правоотношениях с потерпевшим государством» . К юридической реституции относят «отзыв, отмену или изменение законодательного акта или отдельного его положения, принятого в нарушение международных обязательств, прекращение действия или признание недействительным договора, заключенного в нарушение обязательства, аннулирование или пересмотр административной или судебной меры, неправомерно принятой в отношении какого-либо лица или имущества и т.д.»[88]. В ка-

честве примера материальной реституции можно привести уход войск Ирака из Кувейта в 1990 г. Реституция применяется только в случае, если восстановить предшествующее нарушению положение дел физически возможно. Следовательно, физическая невозможность «возвратить имущество вследствие его уничтожения или повреждения либо по причине того, что соответствующее положение дел претерпело фактическое изменение, является фактором, исключающим реституцию как форму международно-правовой ответственности»[89]. Но это исключение не единственное. Реституция также невозможна, если ее исполнение приведет к обременению, несоразмерному причиненному ущербу[90]. Из чего можно в очередной раз подтвердить существование концепции, которая отмечалась выше: ответственность должна быть соизмерима причиненному ущербу;

5) субституция - возмещение причиненного ущерба в виде передачи пострадавшему государству объектов, равнозначных по стоимости и функционалу, взамен утраченных;

6) компенсация - возмещение причиненного ущерба в денежном эквиваленте в той мере, в которой его невозможно возместить путем реституции.

В международном праве также существует такое понятие, как реторсии, которые заключаются в принятии государством ответных действий в связи с недужественными действиями другого государства. В качестве примера можно привести отзыв посла после недружественного заявления в адрес государства, которое он представлял. Однако по факту реторсии не являются формой ответственности, поскольку отсутствует главный элемент - факт правонарушения.

До запрещения войны на международном уровне существовало также понятие «контрибуции»[91]. Контрибуции представляли собой возмещение побежденной в войне стороной всех военных издержек победившей стороне. На сегодняшний день контрибуции более не выплачиваются, так как война более не является легальной формой защиты собственных интересов государствами.

Необходимо отметить, что проекты статей Комиссии международного права ООН «Ответственность государств за международно-противоправные деяния» и «Ответственность международных организаций» предусматривают ряд различных по своей природе обстоятельств, совпадающих между собой по правовым последствиям, но исключающих противоправность такого поведения, которое в противном случае влекло бы за собой международно-правовую ответственность. Данные обстоятельства учитываются при квалификации поведения субъекта международного права, совершившего международно-противоправное деяние, нарушившего принятое на себя обязательство вне зависимости от источника, закрепляющего такое обязательство.

Ответственность государства возникает тогда, когда в результате его действий или бездействий было нарушено международно-правовое обязательство. В этом случае между государством-нарушителем и пострадавшим субъектом международного права (или несколькими субъектами) возникают особые отношения, выражающиеся в обязательстве государства-нарушителя возместить ущерб пострадавшим субъектам международного права. Однако, говоря об ответственности, следует помнить о том, что, в первую очередь, государство-нарушитель обязано восстановить то международно-правовое положение, которое

92

существовало до этого нарушения .

Как уже отмечалось выше, субъекты данного правоотношения должны обладать правосубъектностью в полной мере по смыслу международного права. Положения ст. 42 и 48 Проекта статей об ответственности государств закрепляют, в каких случаях государство может потребовать привлечения другого государства к международной ответственности. В этих же статьях установлена [92] [93] возможность привлечения государства к ответственности иным государством, нежели пострадавшим.

В научной среде дискутируемым является вопрос о том, наступает ли ответственность государств за последствия или за виновно совершенные нарушения обязательств[94]. Исходя из общемировой практики можно предположить, что в случае активных действий, которые нарушают международные обязательства, доказывание вины, как правило, не является необходимым элементом.

Говоря об ответственности государств, нельзя не упомянуть об обязательствах erga omnes. Международный Суд в решении по делу «Barcelona Traction» выделил обязательства, которые затрагивают все международное сообщество в целом. Эти обязательства и получили название erga omnes[95] (лат. «по отношению к каждому/всем»).

К таким обязательствам относятся:

- запрет агрессии;

- геноцид и расовая дискриминация. В подтверждение всеобъемлющего характера этого обязательства можно привести положения Консультативного заключения Международного Суда ООН «Об оговорках к Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказания за него» 1949 г., в котором говорится, что целью Конвенции не является преследование государствами своих отдельных национальных интересов, выгод или преимуществ, а наоборот, общий интерес, направленный на достижение цели, которая является смыслом существования данной Конвенции[96];

- уважение основных прав человека, включая защиту от рабства[97].

Соблюдение обязательств erga omnes отвечает интересам всех государств мира. На сегодняшний день их существование никем не оспаривается и призна-

98

ется «в принципе» .

Проект статей об ответственности государств, принятый на 59 сессии Комиссии международного права, также содержит в себе обязательства erga omnes в виде концепции ответственности государств за международные преступления. Такими преступлениями признаются нарушения международно-правовых норм, имеющих фундаментальное значение для международного сообщества. Все другие нарушения обязательств, имеющие меньшие последствия и значимость, были названы «деликтами»[98] [99] [100]. Однако в итоговом варианте документа, а также в Резолюции об ответственности государств Комиссии международного права отказалась от понятий «преступление» и «деликт» .

Следует особо отметить, что характер erga omnes не свидетельствует о преимуществе такого обязательства над другими, так как они не ставятся в иерархическую зависимость друг от друга.

Как уже говорилось выше, любое государство - это суверен над своей территорией, способный вступать в правовые отношения с другими такими же суверенами. Ученый Филип Аллотт говорил, что международное право позволяет владельцам территорий действовать в отношении друг друга[101] [102]. Из этого вытекает универсальный подход к ответственности, заключающийся в строгом разграничении ответственности, наступающей в результате нарушения договорных норм и остальных обязательств. При нарушении обязательств, в исполнении которых заинтересованно все международное сообщество, в целях защиты общих и фундаментальных интересов всех субъектов международного права подобная двусторонняя система ответственности представляется абсолютно несо- -102

стоятельной .

Так же, как и нематериальная, материальная ответственность осуществляется в различных формах.

На практике можно сказать, что компенсация является самой распространенной формой ответственности на сегодняшний день, что подтверждается Комиссией международного права ООН . Международный Суд ООН по Делу о проекте «Габчиково-Надьмарош» заявил, что «существует вполне устоявшаяся норма международного права, согласно которой потерпевшее государство имеет право на получение компенсации от государства, которое совершило международно-противоправное деяние, за причиненный им ущерб»[103] [104]. Компенсация как форма ответственности охватывает собой не только реально причиненный ущерб, но и упущенную выгоду в той мере, в которой она была установлена. Исчисляемый в денежном эквиваленте ущерб включает вред, который был причинен как самому государству, так и его физическим и юридическим лицам. Ущерб государству охватывает причинение вреда его собственности и должностным лицам и целесообразные расходы, понесенные государством в целях ликвидации или уменьшения ущерба. В случае причинения ущерба физическим и юридическим лицам от их имени[105].

Необходимо отметить, что именно компенсация является наиболее значимым и применимым видом ответственности для целей настоящего диссертационного исследования, так как во всех анализируемых проблемах института ответственности в международном воздушном праве на первое место выходит именно вопрос материальных выплат пострадавшим.

Главной идеей ответственности государств является то, что государство должно нести ответственность за свои действия или бездействия, за прямые или косвенные нарушения взятых на себя обязательств. Однако здесь может возникнуть закономерный вопрос: что, если государство откажется нести ответственность за свои действия?

Этот вопрос с различных точек зрения очень подробно рассмотрен как в отечественной науке, так и в зарубежной. Ф.Ф. Мартенс писал: «Как и внутри государства, каждая мера, каждое действие государственной власти в области международных отношений охраняется принуждением»[106]. Принуждение в международном праве играет особую роль.

Проведя анализ отечественной и международной доктрины, можно сделать вывод, что принуждение является одним из главных способов обеспечения выполнения международно-правовых обязательств, хотя и не единственным.

Принуждение есть не что иное как мера, принимаемая международными субъектами в целях обеспечения правопорядка. Важнейшим критерием в данном вопросе является интерес всего международного сообщества в целом[107].

И хотя Ф.Ф. Мартенс провел параллель между принуждением в международном праве и принуждением во внутригосударственном праве для лучшего понимания самой сути такого принуждения, следует, тем не менее, обозначить особенности принуждения в международном праве.

С одной стороны, мы можем наблюдать противоречие основополагающим принципам международного права. Как известно, в международном праве не может существовать некоего надгосударственного органа, организации и т.д., которая осуществляла бы управление субъектами международного права и принуждала их к ответственности. Все государства равны. В этом и кроется главная особенность принуждения в международном праве. Соблюдение норм международного права осуществляется самими субъектами международного права при соблюдении принципа равенства. То есть специфика принуждения обусловлена спецификой самого международного права.

Разумеется, в данном вопросе существуют и альтернативные подходы. Так, ряд ученых, таких как Р. Фолк, Л. Бучез, Х. Лаутерпахт и др., считают, что описанное выше является не положительной спецификой, а недостатком всего меж- дународного права в целом, так как, по их мнению, международное право было бы куда более эффективным при наличии централизованной надгосударственной структуры, способной к принуждению субъектов международного права (в том числе силовыми методами)[108] [109]. Само же принуждение является формой защиты государством своих прав в случае их нарушения другим субъектом меж-дународного права. Принуждение должно основываться на международном праве как источнике и выступать только в формах, разрешенных международным правом.

Таким образом, можно в очередной раз сказать о противоречии понятий «суверенитет» и «ответственность» государств. Факт такого противоречия оспаривается и отечественными, и зарубежными учеными-международниками. Так, еще И.Д. Левин писал, что «суверенитет не означает права на нарушение международного права» . Более того, сами государства заявили о том, что при осуществлении своих суверенных прав необходимо отталкиваться от обязательств, взятых по международному праву[110].

В Проекте об ответственности государств особо отмечается факт того, что государство представляется как объединение и выступает на международной арене через свои органы или официальных представителей[111]. Однако в случае наступления ответственности государство несет ее как единое целое во всех возможных ситуациях. К таким ситуациям относится как непосредственное нарушение международных обязательств государством в лице своих органов или представителей, так и нарушения в результате действий ultra vires. Кроме того, государство несет международно-правовую ответственность, если тем или иным способом принуждало другое государство к нарушению международных обязательств[112].

Комиссия международного права пришла к выводу, что «в основе любых статей об ответственности государств должна находиться концепция абсолютной ответственности, т.е. в отсутствие вины»[113].

Все вышесказанное подводит к основной идее, рассматриваемой в данном диссертационном исследовании, а именно: государство как и любой другой субъект международного права должно нести ответственность за нарушение взятых на себя обязательств, в том числе обязательств в сфере международного воздушного права и аэронавигационной деятельности.

1.2.

<< | >>
Источник: Дементьев Андрей Андреевич. ИНСТИТУТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В МЕЖДУНАРОДНОМ ВОЗДУШНОМ ПРАВЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2016. 2016

Еще по теме Ответственность государств в международном праве:

  1. § 2. Принципы международного экологического права
  2. Глава III. ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ПРАВА
  3. Ответственность в международном праве
  4. § 1.3. Освещение журналистами экстремальных ситуаций и международное гуманитарное право
  5. § 3.2. Ответственность государств за противоправные деяния против лиц, занимающихся профессиональной деятельностью журналиста в условиях вооружённого конфликта
  6. § 2. Нормы международного «мягкого права»: признаки, формы реализации и способы обеспечения исполнения
  7. § 1. Конституционные и иные основы действия и реализации норм международного «мягкого права» в российской правовой системе
  8. § 2. Понятие двойного налогообложения. Избежание двойного налогообложения во внутригосударственном и международном праве.
  9. Глава 4. Унификация запретов в российском и международном праве
  10. Международно-правовая ответственность государств за неблагоприятные последствия изменения климата, приводящие к затоплению государственной территории
  11. 3.2. Соблюдение международного гуманитарного права вооруженными группами
  12. § 2. Сущность разграничения международного гуманитарного права и международного права прав человека как отраслей международного права
  13. § 2. Имплементация норм международного гуманитарного права о запрещенных методах и средствах ведения войны в законодательства ряда европейских государств
  14. § 1.3. Современное состояние международного космического права
  15. § 2. Обеспечение экологической безопасности и международное космическое право
  16. § 1. Международное гуманитарное право об обязанностях командиров (начальников)
  17. § 2. Нормы международного «мягкого права»: признаки, формы реализации и способы обеспечения исполнения
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -