<<
>>

Сущность, понятие и значение пределов доказывания по уголовным делам

В науке уголовного процесса категория «пределы доказывания» представляет одну из наиболее спорных и сложных проблем, которая не находит единого понимания среди ученых. Первоначально в теории уголовного процесса термин «пределы доказывания» использовался как идентичный понятию «предмет доказывания»[1].

В дальнейшем авторы стали разграничивать предмет и пределы доказывания[2]. В настоящее время в процессуальной литературе существует довольно большое количество различных определений пределов доказывания. Подтверждением наличия разнообразных точек зрения можно привести лишь некоторые определения понятия «пределы доказывания» в уголовном процессе. В частности, под пределами доказывания понимают:

- совокупный объём доказательственной информации, необходимый и достаточный для достоверного установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания, по достижении которого дальнейшая доказательственная деятельность теряет свою целесообразность[3];

- систему доказательств, необходимых для вывода о наличии или отсутствии обстоятельств, составляющих предмет доказывания[4];

- число источников доказательств, требуемое для обоснования процессуального решения[5];

- технологический элемент теории доказательств, который представляет собой совокупность доказательств, необходимую для полного, всестороннего, объективного установления обстоятельств, имеющих значение для дела[6];

- категорию, которая предопределяется пределами уголовной

ответственности[7] [8] [9];

- границы использования доказательственных возможностей

6

совокупности доказательств ;

- границы доказательственной деятельности, обеспечивающие меру знаний субъекта доказывания об обстоятельствах дела, которая достаточна для принятия процессуального решения данного вида .

Наибольшее количество сторонников привлекает позиция о том, что под пределами доказывания необходимо понимать совокупность доказательств, необходимых и достаточных для установления обстоятельств, образующих предмет доказывания[10].

Анализ представленных и других точек зрения показывает, что общим составляющим для определения сущности пределов доказывания в уголовном процессе является ответ на вопрос о том, при помощи чего, какими средствами обеспечивается оптимальная глубина и достоверность познания фактов и обстоятельств, составляющих предмет доказывания. «Взаимодействие между предметом и пределами доказывания есть взаимодействие между целью и средствами её достижения»[11].

Методологически обоснованно, что процесс познания обстоятельств уголовного дела характеризуется переходом от незнания к знанию. При этом указанный путь перехода от незнания к знанию содержит в себе моменты, когда результаты познания будут сначала вероятными, а затем достоверными. По нашему мнению, нельзя согласиться с тем, что познание, помимо названных результатов, иногда завершается достижением «частичной достоверности»[12]. Надо полагать, признание фактом того, что может быть получена «частичная достоверность», как возможный результат познания обстоятельств уголовного дела, может поставить под сомнение достижение самой достоверности.

Поскольку довольно сложно будет определить границы, а также критерии разграничения между «частичной достоверностью» и собственно «достоверностью».

Результаты познавательной деятельности, заканчивающиеся вероятными выводами об обстоятельствах уголовного дела, характеризуются степенями, показателями уровней достигаемого знания. Соответственно, с

гносеологической точки зрения термину «достоверность» не могут сопутствовать категории «более достоверный» или «менее достоверный». Тогда как указанные значения вполне применимы к описанию вероятного знания. Поэтому допустимым является использование и употребление таких критериев, как «маловероятный», «мене вероятный», «более вероятный», «максимально вероятный».

Вместе с тем, процесс познания обстоятельств совершённого преступления в силу гносеологических закономерностей может заканчиваться либо вероятными, либо достоверными результатами. Иные варианты исключаются. В таких условиях уровни вероятного и достоверного знаний сосредотачивают в себе качество и пределы уголовно-процессуального познания.

Как справедливо указывает Р.В. Костенко, «отражая специфику

процессуального доказывания, состояния вероятного или достоверного знания предопределяют и в тоже время находятся в прямой зависимости от тех целей, которые достигаются познанием, и тех средств, которыми оперируют субъекты познавательной деятельности. Для уголовно-процессуального познания важно, чтобы обстоятельства предмета доказывания всегда устанавливались достоверно, однако такое не всегда случается. При достижении достоверного знания об обстоятельствах предмета доказывания познание характеризуется одними пределами, при получении вероятного знания об обстоятельствах предмета доказывания познание имеет другие пределы доказывания. Таким образом, предмет доказывания и пределы доказывания соотносятся как категории «форма - содержание». Обстоятельства выступают формой существования объективной действительности, достоверность или вероятность - содержанием полученных результатов в доказывании»[13].

По мнению И. А. Пелиха, необходимо выделять ряд критериев, влияющих на установление пределов доказывания. К таковым он, в частности, относит: во-первых, предмет доказывания; во-вторых, принцип полноты, всесторонности и объективности исследования обстоятельств преступления; в-третьих, общеизвестные, преюдициально установленные и презюмируемые законом факты[14].

По поводу соотношения и влияния предмета доказывания на пределы доказывания в рамках настоящей работы будет посвящён отдельный параграф. Здесь же необходимо отметить, что подавляющее большинство авторов традиционно связывают обе этих категории, и указывают на наличие устойчивых взаимосвязей между ними[15].

В ст. 20 УПК РСФСР был сформулирован принцип всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела[16]. Согласно этого принципа, в ходе предварительного расследования и судебного следствия должны были быть проверены всевозможные версии, проверены как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого обстоятельства. В действующем УПК РФ принцип всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела не нашёл своего отражения. Однако, законодатель не отказался полностью от всесторонности и объективности

исследования обстоятельств уголовного дела. Так, в ч. 1 ст. 6 УПК РФ подчёркивается, что назначением уголовного судопроизводства является: 1) защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления; 2) защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения её прав и свобод. При этом ч. 2 ст. 6 УПК РФ провозглашает, что уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, как и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию. Реализация всех указанных

предписаний может иметь место только в том случае, если обстоятельства совершённого преступления исследованы всесторонне и объективно[17].

Общеизвестные, преюдициально установленные и презюмируемые законом факты непосредственно влияют на формирование пределов доказывания по уголовным делам. При этом нарушение положений ст. 90 УПК РФ может повлечь отмену состоявшихся судебных решений.

Так, по приговору мирового судьи судебного участка № 84 Советского АО г. Омска от 22 марта 2010 г. Б. осуждён по ст. 315 УК РФ к обязательным работам на срок 180 часов. Постановлением президиума Омского областного суда от 26 ноября 2012 г. приговор мирового судьи, апелляционное постановление и кассационное определение в отношении Б. оставлены без изменения. Преступление, как указано в приговоре, совершено в период с 6 октября по 16 декабря 2008 г. В надзорной жалобе Б. просил об отмене состоявшихся в отношении его судебных решений и о прекращении производства по делу. Указывал, что суд не учёл положения ст. 90 УПК РФ и правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации. В инкриминируемый период он не являлся служащим коммерческой организации и не мог воспрепятствовать исполнению решения суда, вступившего в законную силу. Судебная коллегия приговор в отношении Б. отменила по следующим основаниям. Б. осуждён за то, что, являясь генеральным директором ЗАО «А», то есть служащим коммерческой организации, в обязанность которого в соответствии с уставом общества входило осуществление руководства им и обеспечение соблюдения законности в деятельности предприятия, в период с 6 октября по 16 декабря 2008 г. воспрепятствовал исполнению вступившего в законную силу решения Арбитражного суда Омской области от 28 февраля 2008 г. Таким образом, суд установил, что Б., будучи служащим коммерческой организации, а именно генеральным директором ЗАО «А», являлся лицом, ответственным за приведение судебного акта в исполнение. Вместе с тем решением Советского районного суда г. Омска от 8 февраля 2010 г. было установлено, что с 10 октября 2008 г. по 14 января 2010 г. должность генерального директора ЗАО «А» занимал М. Данные обстоятельства, как указано судом в решении, подтверждаются имеющимися в материалах дела копиями трудового договора, протоколами внеочередного общего собрания акционеров. В связи с этим, принимая решение о виновности Б. в совершении преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ, суд фактически признал установленными иные факты, чем те, которые ранее были установлены решением суда по гражданским делам[18].

По нашему мнению, на формирование надлежащих пределов доказывания по уголовным делам также оказывают влияние отдельные предписания уголовно-процессуального закона, предусматривающие

обязательность наличия определённых видов доказательств. В соответствие с ч. 2 ст. 17 УПК РФ никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Однако, законодатель в некоторых случаях предусматривает обязательность наличия в уголовном деле отдельных доказательств. Например, согласно ст. 196 УПК РФ, обязательное назначение судебной экспертизы неизбежно влечёт за собой появление в уголовном деле заключения эксперта.

Необходимость наличия по уголовным делам определенных доказательств прямо предусматривалась в Модельном уголовно

процессуальном кодексе для государств-участников СНГ, подготовленном рабочей группой Программного комитета по подготовке модельных Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов для государств-участников СНГ. В частности, ст. 146 данного Кодекса гласит, что следующие

обстоятельства могут устанавливаться при производстве по уголовному делу только при условии предварительного получения и исследования следующих доказательств:

1) причины смерти - заключения эксперта в области медицины;

2) характер телесных повреждений по уголовным делам о тяжких, особо тяжких и исключительной тяжести преступлениях - заключения эксперта в области медицины;

3) неспособность обвиняемого в момент происшествия осознавать характер и значение своих действий (бездействия), их вредность либо руководить ими вследствие психического заболевания, временного болезненного психического расстройства, иного болезненного состояния либо слабоумия - заключения экспертов в области психиатрии;

4) неспособность свидетеля правильно воспринимать и воспроизводить

обстоятельства, подлежащие установлению по уголовному делу вследствие психического заболевания, временного болезненного психического

расстройства, иного болезненного состояния либо слабоумия - заключения экспертов в области психиатрии;

5) достижение потерпевшим, подозреваемым, обвиняемым определенного возраста, если это имеет значение для дела, - документа о возрасте, а при его отсутствии - заключения экспертов в области медицины и психологии;

6) наличие у подозреваемого и обвиняемого прежней судимости, и назначение ему определенного наказания - копии приговора суда[19].

В теории уголовного процесса подобного рода доказательства относят к числу тех, которые предположительно несут наибольшее количество информации при высокой степени её достоверности. Обычно их называют «обязательные доказательства». «Под обязательными можно понимать такие источники доказательств и доказательства, при отсутствии которых нельзя сделать вывод о полном и всестороннем расследовании уголовного дела, а собранные доказательства - признать достаточными»[20].

В этом отношении недопустимо, как представляется, отдавать заранее приоритет «обязательным» доказательствам по отношению ко всем другим доказательствам в уголовном деле. Их значение для пределов доказывания во многом зависит от качества оценки с точки зрения достоверности[21].

На наш взгляд, пределы доказывания, как результаты получаемых знаний об обстоятельствах предмета доказывания, зависят от наличия или отсутствия в уголовном деле достаточных доказательств. Наличие достаточных доказательств означает достижение достоверного знания об обстоятельствах и фактах уголовного дела. Недостаточные доказательства свидетельствуют о вероятном знании. Поэтому можно сказать, что пределы доказывания соотносятся с достаточностью доказательств. Соответственно, в ходе процесса производства по уголовным делам необходимо правильно оценивать объём получаемых доказательств с тем, чтобы были достигнуты надлежащие пределы доказывания, связанные с наличием достаточных доказательств[22].

Таким образом, пределы доказывания означают границы познавательной деятельности, которые определяются количеством собранных, проверенных и оценённых доказательств с точки зрения их достаточности. При этом, пределы доказывания могут характеризоваться как достоверным, так и вероятным знанием. В основе достоверного знания об обстоятельствах и фактах уголовного дела лежат достаточные доказательства. Обоснованием вероятного знания выступают недостаточные доказательства.

Указанные доводы позволяют рассматривать пределы доказывания по уголовным делам в непосредственной связи с достаточными доказательствами, которые выступают средством достоверного установления обстоятельств и фактов, имеющих значение для уголовного дела. Основу достаточных доказательств составляют сведения об обстоятельствах и фактах уголовного дела, полученные из предусмотренных в УПК РФ источниках, и признанные допустимыми, относимыми, достоверными[23].

Вместе с тем для достижения достоверных пределов доказывания по уголовным делам необходимо учитывать, что доказательства, признаваемые достаточными, отбираются из всего объёма, совокупности доказательственного материала. «Совокупность доказательств должна отражать все стороны состава преступления, все обстоятельства, подлежащие доказыванию, то есть должна быть не конгломератом улик, пусть даже собранных в большом количестве, а системой доказательств по уголовному делу»[24].

Признающий пределами доказывания число источников доказательств, требуемых для обоснования процессуального решения, Д.В. Зотов полагает, что «количественная составляющая понятия источника доказательств должна быть выражена в:

а) наличии источника, предусмотренного законом (что, по сути, и отражает понятие пределов доказывания);

б) возможном указании в законе на конкретный источник (необходимые пределы доказывания), содержащий сведения, обосновывающие искомый факт;

в) количестве требуемых источников, которые закон вполне может определить (например, запрет обоснования обвинения единственным собственным признанием, равно как и возможность оправдания, основанная на единственном отрицании подсудимым своей виновности)»[25].

При этом учёный констатирует, что количественная модель пределов доказывания должна складываться из следующего. 1. Буквальное понимание пределов доказывания как количества доказательств было бы неоправданно в силу действия принципа свободной оценки доказательств и запрета их суммарным комбинациям обосновывать процессуальные решения. 2. Понимание пределов доказывания как числа доказательств, не отвечает на ранее поставленный вопрос - речь идёт об информационных свойствах доказательства, позволяющих познать обстоятельства дела, или о наличии источника доказательства[26].

При определении количественной характеристики пределов доказывания необходимо учитывать тот факт, что отдельно взятое доказательство, независимо от своей убедительности, без связи с другими доказательствами не может считаться достаточным для принятия процессуального решения[27]. Пределы доказывания не образуются посредством одного доказательства, они должны подтверждаться другими доказательствами по уголовному делу. В этой связи нельзя согласиться с позицией Д.В. Зотова в том, что оптимальным для определения пределов доказывания следует считать понятие «число», которое включает в себя как единичные факты, так и их множественность. В качестве примера он приводит случаи, когда единственного доказательства вполне достаточно для возбуждения уголовного дела, избрания меры пресечения, назначения экспертизы, дачи санкций в сфере судебного контроля и др[28]. В

приведённом примере, как представляется, автор не совсем корректно отождествляет указанные сведения с доказательствами. По общему правилу, доказательствами устанавливаются только обстоятельства, предусмотренные ст. 73 УПК РФ, либо косвенные, промежуточные факты. Поэтому «конкретное доказательство характеризует один аспект исследуемого события и не может быть положено в основу вывода (во всяком случае в уголовно-процессуальной деятельности), который нуждается в определённой совокупности

доказательств»[29]. Сторонники данной точки зрения обоснованно утверждают, что целесообразно выделять в уголовно-процессуальном доказывании «презумпцию недостаточности доказательств»[30].

Особую важность в таком случае приобретают предписания ч. 2 ст. 77 УПК РФ о том, что признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств. По нашему мнению, эти положения должны распространяться не только на решения, в которых обосновывается обвинение совокупностью доказательств, но и на все иные решения, основанием которых выступают достаточные доказательства.

Значение пределов доказывания по уголовным делам определяется в науке по-разному.

Как указывают одни процессуалисты, «пределы доказывания - многоаспектное, многокомпонентное понятие, сложность определения которого связана с тем, что нет одинаковых уголовных дел: разные составы преступления, разные способы, мотивы и цели их совершения, разные люди их совершают. Тем не менее правильно раскрыть содержание рассматриваемого понятия, значит предложить модель, которая в большей степени учитывала бы задачи, цели, путь движения к конечному результату»[31]. По словам О.В. Левченко, «оптимальное установление пределов доказывания по уголовному делу имеет теоретическое и важное практическое значение, которое выражается в том, что пределы доказывания:

- упорядочивают процесс доказывания, и определяют его границы;

- определяют такое количество средств доказывания, которое необходимо для установления всех обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу;

- позволяют экономить средства доказывания;

- определяют полноту исследования обстоятельств уголовного дела»[32].

Другие утверждают, что проблема понятия «пределы доказывания» особо

злободневна в современных условиях упрочнения состязательного процесса, когда возникает настоятельная необходимость в разграничении понятий «процессуальное познание» и «доказывание»[33].

Третьи полагают, что пределы доказывания оказывают влияние на формирование пределов производства по уголовному делу[34].

Д.В. Зотов акцентирует внимание на определение доказательственного значения «пределов доказывания» в уголовно-процессуальной деятельности через их взаимосвязь со свойствами законности и обоснованности процессуальных решений[35].

В достаточно оригинальном значении использует рассматриваемую категорию П.С. Пастухов, который предлагает установить пределы технологизации судебного доказывания и сформулировать правовые ограничения, необходимые для сохранения гуманистической природы уголовного правосудия[36].

А.В. Руденко анализирует пределы доказывания применительно к реализации полномочий судами первой и вышестоящих судебных инстанций[37] [38].

Коллектив авторов Доктринальной модели доказательственного права РФ предлагает абсолютно новый подход к пониманию сущности и значению доказывания в целом посредством выработки «доказательственного стандарта», который будет определять уровни уголовно-процессуального познания, иными словами, будет обуславливать пределы доказывания по уголовным делам . Доказательственный стандарт, по мнению Т.В. Хмельницкой, составляет единое целое с формой уголовного процесса и обусловливает определенную парадигму уголовно-процессуального познания, технологию доказывания (производства) истины. Определяются три вида доказательственных стандартов: «вне разумного сомнения», «высокая степень вероятности», «судебная (процессуальная) истина»[39]. «Доказательственный стандарт «высокая степень вероятности» представляется в виде совокупности доказательств, которые были представлены обвинителем в судебное заседание, убеждающие суд (следственного судью) в том, что если они не будут опровергнуты в процессе судебного разбирательства, то будет вынесен судом обвинительный приговор с высокой степенью вероятно- сти»[40]. А. С. Александров считает, что такой доказательственный стандарт, как высокая степень вероятности, является вторым по своей силе, и не указывает, какой именно доказательственный стандарт следует считать наименьшим по своей значимости. Как отмечает учёный, именно доказательственный стандарт «высокая степень вероятности» будет являться наименьшим по своей значимости, отправной точкой шкалы доказательственных стандартов[41].

На наш взгляд, представленные выше рассуждения по поводу «доказательственных стандартов» могут рассматриваться в качестве альтернативной концепции существующей модели уголовно-процессуального доказывания в целом, и пределов доказывания, в частности. Однако, их реализация невозможна без полноценной смены действующего уголовно-процессуального законодательства во многом инквизиционного (розыскного) типа на совершенно другие по своей типологии и идеологии состязательные нормы уголовнопроцессуального права[42].

В итоге изучения в данном параграфе вопроса о сущности, понятии и значении пределов доказывания по уголовным делам можно сделать следующие основные выводы и предложения:

1. В теории уголовного процесса проблема пределов доказывания не получила однозначного разрешения. В настоящее время в процессуальной литературе существует довольно большое количество самых различных определений понятия «пределы доказывания». Наибольшее же количество сторонников привлекает позиция о том, что под пределами доказывания необходимо понимать совокупность доказательств, необходимых и достаточных для установления обстоятельств, образующих предмет доказывания.

2. Общим составляющим для определения сущности пределов доказывания в уголовном процессе является ответ на вопрос о том, при помощи чего, какими средствами обеспечивается оптимальная глубина и достоверность познания фактов и обстоятельств, составляющих предмет доказывания. Процесс познания обстоятельств уголовного дела характеризуется переходом от незнания к знанию. При этом указанный путь перехода от незнания к знанию содержит в себе моменты, когда результаты познания будут сначала вероятными, а затем достоверными. В таких условиях уровни вероятного и достоверного знаний сосредотачивают в себе качество и пределы уголовнопроцессуального познания.

3. На формирование надлежащих пределов доказывания по уголовным делам оказывают влияние отдельные предписания уголовно-процессуального закона, предусматривающие обязательность наличия определённых видов доказательств. Законодатель в некоторых случаях предусматривает обязательность наличия в уголовном деле отдельных доказательств. Например, согласно ст. 196 УПК РФ, обязательное назначение судебной экспертизы неизбежно влечёт за собой появление в уголовном деле заключения эксперта.

4. Пределы доказывания, как результаты получаемых знаний об обстоятельствах предмета доказывания, зависят от наличия или отсутствия в уголовном деле достаточных доказательств. Наличие достаточных доказательств означает достижение достоверного знания об обстоятельствах и фактах уголовного дела. Недостаточные доказательства свидетельствуют о вероятном знании. Поэтому можно сказать, что пределы доказывания соотносятся с достаточностью доказательств. Соответственно, в ходе процесса производства по уголовным делам необходимо правильно оценивать объём получаемых доказательств с тем, чтобы были достигнуты надлежащие пределы доказывания, связанные с наличием достаточных доказательств.

5. Указанные доводы позволяют рассматривать пределы доказывания по уголовным делам в непосредственной связи с достаточными доказательствами, которые выступают средством достоверного установления обстоятельств и фактов, имеющих значение для уголовного дела. Основу достаточных доказательств составляют сведения об обстоятельствах и фактах уголовного дела, полученные из предусмотренных в УПК РФ источниках, и признанные допустимыми, относимыми, достоверными.

6. При определении количественной характеристики пределов

доказывания необходимо учитывать тот факт, что отдельно взятое доказательство, независимо от своей убедительности, без связи с другими доказательствами не может считаться достаточным для принятия процессуального решения. Особую важность в таком случае приобретают предписания ч. 2 ст. 77 УПК РФ о том, что признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств. Представляется, что эти положения должны

распространяться не только на решения, в которых обосновывается обвинение совокупностью доказательств, но и на все иные решения, основанием которых выступают достаточные доказательства.

7. Пределы доказывания означают границы познавательной деятельности, которые определяются количеством собранных, проверенных и оценённых доказательств с точки зрения их достаточности. При этом, пределы доказывания могут характеризоваться как достоверным, так и вероятным знанием. В основе достоверного знания об обстоятельствах и фактах уголовного дела лежат достаточные доказательства. Обоснованием вероятного знания выступают недостаточные доказательства.

1.2.

<< | >>
Источник: Бойченко Олег Игоревич. ПРЕДЕЛЫ ДОКАЗЫВАНИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Краснодар - 2017. 2017

Еще по теме Сущность, понятие и значение пределов доказывания по уголовным делам:

  1. § 3. Использование данных, полученных в ходе оперативнорозыскной деятельности, в стадии возбуждения уголовного дела при раскрытии преступлений террористического характера
  2. § 3. Правовое положение субъектов доказывания и система уголовно-процессуальных отношений между ними на стадии предварительного расследования уголовных дел о преступлениях террористического характера
  3. § 5.2. Исходные данные для производства ССТЭ; их оценка, значение и пределы использования при проведении исследований
  4. Значение и место судебного контроля в системе правосудия по уголовным делам в Республике Казахстан
  5. Особенности процессуального статуса следственного судьи: понятие, значение и сущность его полномочий в досудебном расследовании
  6. § 1. Общие условия судебного разбирательства по уголовным делам с участием несовершеннолетних
  7. §3. Производство по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей: понятие, структура, значение
  8. § 1 Уголовное дело и уголовное преследование: их соотношение.
  9. § 2 Основания и условия прекращения уголовного дела и уголовного преследования, их классификация.
  10. ОГЛАВЛЕНИЕ
  11. Глава 1. Сущность, понятие, значение пределов доказывания, их соотношение с предметом и целью доказывания по уголовным делам
  12. Сущность, понятие и значение пределов доказывания по уголовным делам
  13. Понятие и виды протоколов, используемых в уголовном судопроизводстве Российской Федерации
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -