<<
>>

§ 3. Проблемы использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовно-процессуальном праве Российской Федерации и Социалистической Республики Вьетнам271

Проблемы использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовно-процессуальном праве России

В теории уголовно-процессуального права России преобладающей является позиция учёных о том, что результаты оперативно-розыскной деятельности не могут непосредственно использоваться в доказывании по уголовному делу.

В сущности, такая позиция отражена и в уголовнопроцессуальном законе, а именно: 1) ст. 85 УПК России определяет доказывание как собирание, проверку и оценку доказательств; 2) ч. 2 ст. 74 УПК России не включила в перечень доказательств результаты оперативнорозыскной деятельности. Конституционный Суд Российской Федерации дал разъяснение о том, что результаты оперативно-розыскной деятельности являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученные с соблюдением требований Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путём, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона»272. Исходя из положений УПК России и приведённого толкования Конституционного Суда Российской Федерации юридической природы результатов оперативнорозыскной деятельности, в настоящее время большинство учёных- процессуалистов России считают, что использование указанных результатов [271] [272] состоит в их вводе (трансформации) в процесс доказывания путём их проверки следственными действиями[273]. Существует высказанное в своё время В.Я. Дороховым[274] и поддержанное В.И. Зажицким[275] и рядом других учёных мнение о том, что результаты оперативно-розыскной деятельности при определённых условиях могут стать содержанием некоторых видов доказательств.

В обоснование тезиса о невозможности прямого использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании обычно приводятся ссылки на различную юридическую природу получения уголовнопроцессуальных доказательств и указанных результатов, отсутствие у последних свойства допустимости (получение ненадлежащим субъектом, непроцессуальная форма получения; ненадлежащий источник) и их непроверяемость[276].

Вместе с тем, существует и иная точка зрения. А.В. Агутин, проведя тщательный теоретико-правовой анализ соотношения понятий «доказательства» и «результаты оперативно-розыскной деятельности», пришёл к убедительному, на наш взгляд, выводу: «Переосмысление положений с позиции системного подхода, заложенных в статье 89 УПК РФ, подвинула нас к мысли о том, что наиболее оптимальным направлением их преобразования является признание результатов оперативно-розыскной деятельности непосредственно в качестве доказательств по уголовному делу»[277]. В свою очередь В.А. Лазарева отметила: «...оценивая результаты оперативнорозыскной деятельности именно как доказательства, суды исходят из соответствия их требованиям Закона об оперативно-розыскной деятельности»[278].

Таким образом, можно констатировать, что, хотя в целом правила использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании в определённой степени урегулированы уголовно-процессуальными нормами, в теории остаётся своего рода «разночтение» этих норм. По нашему мнению, это обусловлено не совсем корректными их формулировками.

Так, ст. 89 УПК России установила, что «в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом». Однако такая формулировка нелогична: если названные результаты должны отвечать требованиям, предъявляемым к доказательствам, то они (результаты) должны быть и собраны в порядке, установленном УПК России, ибо только в этом случае они будут обладать свойством допустимости. Между тем, согласно п. 36.1 ст. 5 УПК России, результаты оперативноразыскной деятельности - это «сведения, полученные в соответствии с федеральным законом об оперативно-розыскной деятельности.». Очевидно, что законодатель занял «двойственную» позицию - с одной стороны, результаты оперативно-розыскной деятельности возникают вне уголовнопроцессуальной формы, следовательно, вообще не могут использоваться в доказывании, поскольку оно состоит в собирании, проверке и оценке именно доказателъств (а не каких-либо сведений, полученных непроцессуальным путём).

С другой стороны, результаты оперативно-розыскной деятельности использоваться в доказывании всё же могут привыполнения условия, содержащегося в ст. 89 УПК России. Однако каким способом может быть достигнуто такое состояние результатов оперативно-розыскной деятельности, при котором они будут удовлетворять требованиям, предъявляемым УПК России к доказательствам, закон не определяет.

Этот способ был сформулирован ещё до появления действующего УПК России в п. 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. (в ред. от 3 марта 2015 г.) № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»[279]: «результаты оперативно-розыскной

мероприятий, связанных с ограничением конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также с проникновением в жилище против воли проживающих в нём лиц (кроме случаев, установленных федеральным законом), могут быть использованы в качестве доказательств по делам, лишь когда они получены по разрешению суда на проведение таких мероприятий и проверены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством». В сущности, в данном постановлении выражена позиция, согласно которой нет принципиальных препятствий в прямом использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании, если эти результаты проверены следственными и иными процессуальными действиями. Вместе с тем, исходя из того, что в силу ст. 1 УПК России постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации нельзя рассматривать, как источник уголовно-процессуального права, сформулированное им положение следовало учесть в редакции ст. 89 УПК России.

Проблемы использования результатов оперативно-розыскной

деятельности в уголовном процессе Социалистической Республики Вьетнам.

В системе МОБ Вьетнама, оперативно-розыскной деятельность играет важную роль. Как и другие виды деятельности органов МОБ Вьетнама, оперативно-розыскной деятельность имеет свою правовую основу, включающую:

1) законы (Конституция Вьетнама 2013 года; кодексы - уголовный кодекс 2015 года и Уголовно-процессуальный кодекс 2015 года; закон Вьетнама от 28 ноября 2014 г.

№ 73/2014/QH13 «О полиции»[280]; закон Вьетнама от 29 марта 2011 г. № 66/2011/QH12 «О предотвращении и расследовании преступления в сфере торговли людьми»[281]; закон Вьетнама от 9 декабря 2000 г. №23/2000^Н10«О предотвращении и расследовании преступлений в сфере наркотиков»[282]). Однако, в этих нормативных актах не раскрывается понятие оперативно-розыскная деятельность, а лишь указывается на компетенцию органов МОБ Вьетнама на её осуществление.

2) подзаконные акты (распоряжения и постановления постоянной комиссии Национального Собрания Вьетнама; приказы и решения Председателя Вьетнама: Постановление Премьер-министра Вьетнама № 99/2002/ND-Ttg «Об условиях, порядке, полномочиях и ответственности специальной службы МОБ Вьетнама по расследованию преступлений о наркотических средствах»[283]; Постановление Премьер-министра Вьетнама от 28 ноября 2008 г. № 151/2008/ND-Ttg«06 условиях применения мероприятий в деятельности службы МОБ Вьетнама»; Уставы о полномочиях и обязанностях, системах органов МОБ Вьетнама и другие);

3) другие акты МОБ Вьетнама, имеющие закрытый характер.

Хотя результаты оперативно-розыскной деятельности не упоминаются в УПК Вьетнама, они имеют особое значение в ходе расследования преступлений, поскольку имеющая доказательственное значение информация не всегда может быть получена посредством процессуальных действий.

В отличие от уголовно-процессуального права России, уголовнопроцессуальное право Вьетнама использует не термин «результат оперативнорозыскной деятельности», а понятие «документация оперативно-розыскной деятельности» (на вьетнамском языке: tai lieu trinh sat). Однако по своей сущности указанные понятия во многом схожи, поскольку документация оперативно-розыскной деятельности содержит именно результаты указанной деятельности. Термин «документация оперативно-розыскной деятельности» используется и в трудах вьетнамских учёных, однако закон Вьетнама не содержит нормативного определения данного понятия, в связи с чем в теоретическом аспекте по вопросу его содержания существуют отличные друг от друга взгляды.

Некоторые учёные считают[284], что в практической следственной деятельности «документация оперативно-розыскной деятельности» - это материалы, которые собраны не в соответствии с положениями УПК Вьетнама.

Другие исследователи полагают[285], что документация оперативнорозыскной деятельности - это совокупность документов, в которых содержатся сведения о фактических событиях. Данная документация собрана оперативниками органов, имеющих полномочия по проведению оперативнорозыскной мероприятий. Иными словами, в зависимости от субъектов собирания сведений, данные результаты могут определяться как документация оперативно-розыскной деятельности или нет.

Под документацией оперативно-розыскной деятельности подразумеваются собранные путём названной деятельности документы, схемы и другие материалы, которые отражают действие (бездействие) подозреваемого. Для получения соответствующей документации уполномоченными органами могут проводиться различные оперативнорозыскные мероприятия. Документация оперативно-розыскной деятельности может быть использована только в службе МОБ Вьетнама для выявления, предотвращения и расследования преступлений. Сама по себе такая документация не имеет юридического значения в процессе доказывания преступления. Для тогочтобы документация оперативно-розыскной деятельности могла быть использована в качестве основания для доказывания в уголовном процессе, необходимо преобразовывать её в доказательство.

Во Вьетнаме, как и в России, проблема использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании вытекает, в основном, из разной правовой природы получения доказательств и результатов названной деятельности: собирание первых осуществляется путём совершения

процессуальных действий, вторые возникают, как результат непроцессуальной деятельности.

Несмотря на то, что в УПК Вьетнама не предусмотрена возможность использования документации оперативно-розыскной деятельности в процессе доказывания, на практике уполномоченные органы используют такую документацию в процессе доказывания по уголовному делу.

Сравнительный анализ положений УПК России и норм УПК Вьетнама выявил некоторые различия правовых подходов к проблеме использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовно-процессуальном доказывании.

В уголовно-процессуальном праве Вьетнама сама документация оперативно-розыскной деятельности не является доказательством. Между ними имеются лишь следующие сходства: 1) документация оперативно-розыскной деятельности и доказательство должны обладать достоверностью. Как и для доказательств, для документации оперативно-розыскной деятельности достоверность является важным качеством, то есть документация оперативнорозыскной деятельности существует объективно и независимо от воли человека; 2) относимость - как и доказательства, документация оперативнорозыскной деятельности собирается для доказывания обстоятельств, подлежащих доказыванию; 3) документации оперативно-розыскной деятельности и доказательствам необходимо быть во взаимосвязи с какими- либо конкретными источниками.

В то же время, между ними существуют некоторые различия: 1) документация оперативно-розыскной деятельности и доказательство отличаются друг от друга по способу собирания (обнаружению, фиксации, изъятию и сохранению). Если доказательства собраны теми способами, установленными в УПК Вьетнама, то документация оперативно-розыскной деятельности оперативно-розыскными мероприятиями; 2) отличаются по источникам собирания документации оперативно-розыскной деятельности и доказательств. Источники доказательств прямо указаны в ст. 87 УПК Вьетнама, а источники документации оперативно-розыскной деятельности связаны с соответствующими оперативно-розыскными мероприятиями; 3) документация оперативно-розыскной деятельности и доказательства отличаются друг от друга ещё и по доказательственной силе и пределам использования. Доказательства могут прямо использоваться в процессе доказывания, поскольку для рассмотрения в качестве доказательств сведения должны обладать всеми свойствами, установленными УПК Вьетнама. В свою очередь, документация оперативно-розыскной деятельности не может прямо использоваться в процессе доказывания, так как для использования в процессе доказывания, они должны пройти через этап преобразования на доказательства.

Для преобразования в доказательства документация оперативнорозыскной деятельности должна иметь прямое доказательственное значение; выражать сущность обстоятельств уголовного дела; иметь соответствующие условия преобразования (время, способы и другие). Иными словами, преобразование документации оперативно-розыскной деятельности в доказательства - это изменение её формы, которые содержат сведения, полученные в результате оперативно-розыскной деятельности. Следовательно, форма может изменяться, а содержание - нет. Преобразование документации оперативно-розыскной деятельности в доказательства не является деятельностью «составить документацию оперативно-розыскной деятельности так, чтобы стать доказательством», то есть такая деятельность преобразовывает только лишь сведения, которые не имеют юридической силы. Для того, чтобы обладать юридической силой и иметь доказательственное значение, они должны быть установлены в соответствии с требованиями УПК Вьетнама. Деятельность преобразования документации оперативно-розыскной деятельности в доказательства не должна менять или искажать содержание документации оперативно-розыскной деятельности.

Преобразование документации оперативно-розыскной деятельности в доказательства должно пройти этап их проверки. Проверка документации оперативно-розыскной деятельности - это деятельность по проверке их свойств на достоверность и относимость.

Хотя в теории уголовно-процессуального права Вьетнама документация оперативно-розыскной деятельности и процесс её преобразования рассматриваются процессуалистами, в УПК Вьетнама данные категории отсутствуют. Отсутствие правовых норм о данной деятельности может повлечь за собой сложности для уполномоченных органов при собирании документации и в процессе их преобразования. Рассматривая данную ситуацию, полагаем, что следует дополнить УПК Вьетнама новой статьёй в следующей редакции:

«Документация оперативно-розыскной деятельности может использоваться в доказывании по уголовному делу лишь после её проверки путём процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом».

В УПК Вьетнама 2015 года было внесено дополнение - «специальные следственные действия», порядок производства которых отражён в главе 16.

В соответствии со ст. 223 УПК Вьетнама, после возбуждения уголовного дела, в процессе предварительного расследования, лица, обладающие полномочиями проведения уголовно-процессуальной деятельности, вправе применить специальные следственные действия: 1) тайную звукозапись, видеозапись; 2) тайное прослушивание телефонных переговоров; 3) тайное собирание электронных данных.

Однако такие специальные меры могут приняться не во всех случаях, а только лишь при совершении: 1) преступлений против безопасности государства, преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, коррупции и отмывании денег; 2) других особо тяжких преступлений, совершённых организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) (ст. 224 УПК Вьетнама).

По сравнению с документацией оперативно-розыскной деятельности, в уголовно-процессуальном праве Вьетнама, результаты, полученные при производстве «специального предварительного следствия», могут прямо использоваться в процессе доказывания. Иными словами, такие результаты являются официальными доказательствами. Статья 227 УПК Вьетнама предусматривает проблему использования результатов, собранных при проведении специальных предварительных следствий. Такие собранные результаты как информация и материалы могут служить лишь поводом и основанием для возбуждения уголовного дела; а также проводиться для подготовки и осуществления следственных и судебных действий.

Проведённый анализ проблем использования результатов оперативнорозыскной деятельности в доказывании по уголовному делу в уголовном процессе России и Вьетнама позволяет сделать следующие выводы:

1. В уголовном процессе Вьетнама, результаты оперативно-розыскной деятельности именуются как «документация оперативно-розыскной деятельности», которая не рассматривается как средство доказывания. Понятие «документация оперативно-розыскной деятельности» в УПК Вьетнама не определено.

2. Во Вьетнаме документация оперативно-розыскной деятельности используется в доказывании по уголовному делу путём преобразования её в доказательства, что означает проверку путём производства процессуальных действий. Однако, это не закреплено в УПК Вьетнама, но применяется на практике.

3. УПК России нормативно определяет понятие «результаты оперативнорозыскной деятельности» (п. 36.1 ст. 5) и условие их использования в доказывании (ст. 89), что формирует для правоприменителя относительно понятный механизм такого использования.

4. Для устранения правовой неопределённости обосновано предложение ввести в УПК Вьетнама новую статью, изложив её в следующей редакции:

«Статья 108.2. Использование в доказывании документации оперативнорозыскной деятельности.

Документация оперативно-розыскной деятельности - это совокупность документов, которые собраны путём проведения оперативно-розыскных мероприятий и отражают их результаты.

Документация оперативно-розыскной деятельности может использоваться в доказывании по уголовному делу только после проверки её относимости и достоверности, путём производства процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом»[286].

5. В действующем УПК Вьетнама рассматриваются «специальные следственные действия», порядок производства которых отражён в главе 16. Такие действия состоят из: 1) тайной звукозаписи, видеозаписи; 2) тайного прослушивания телефонных переговоров; 3) тайного собирания электронных данных. Такой подход уже достаточно долгое время используется в уголовнопроцессуальных законах ряд государств (Италия, КНР, Франция, ФРГ, Эстония и др.). В уголовном процессе России продолжает существовать проблема использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовнопроцессуальном доказывании, в связи с чем представляется целесообразным введения в УПК России института специальных следственных действий.

<< | >>
Источник: НГУЕН ТХИ НГОК ИЕН. «ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ВЬЕТНАМ И РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ». ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме § 3. Проблемы использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовно-процессуальном праве Российской Федерации и Социалистической Республики Вьетнам271:

  1. § 3. Проблемы использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовно-процессуальном праве Российской Федерации и Социалистической Республики Вьетнам271
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -