<<
>>

Пределы доказывания в стадии судебного разбирательства

Пределы доказывания в стадии судебного разбирательства в суде первой инстанции по уголовным делам обусловленные наличием достаточных доказательств формируются посредством осуществления непосредственного исследования, проверки и оценки доказательств в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию[171]. Вместе с тем, образование указанных пределов доказывания имеет существенную специфику. Во-первых, в отличие от досудебного производства пределы доказывания в стадии судебного разбирательства детерминированы пределами судебного разбирательства.

Согласно ч. 1 ст. 252 УПК РФ, судебное разбирательство в суде первой инстанции по уголовным делам проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Поэтому доказательственная деятельность в судебном разбирательстве разворачивается как процесс непосредственного исследования, проверки и оценки доказательств только в рамках предъявленного подсудимому обвинения, при этом изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Во-вторых, основная специфика пределов доказывания при таком построении судебного разбирательства заключается в определении возможностей доказательственной деятельности суда и сторон в ходе судебного заседания. Здесь необходимо исходить из соотношения предварительного и судебного следствия. «Если в досудебных стадиях главная задача - своевременно отыскать, получить, собрать наиболее полную информацию о преступлении и виновниках (хотя со следователя и не снимается обязанность проверить её), то суд, несомненно, в силу известных процессуальных условий, существующих на этой стадии, обладает большими возможностями для всестороннего исследования собранных доказательств, их сопоставления, критического осмысления и оценки»[172]. Поэтому, учитывая изложенное, можно сделать вывод о том, что «в стадии предварительного расследования пределы доказывания иные относительно стадии судебного разбирательства, так как в стадии предварительного расследования de jure исследуются все обстоятельства, подлежащие доказыванию, согласно ст. 73 УПК РФ входящие в предмет доказывания, а de facto - по большей части те, которые носят бремя обвинения. На стадии же судебного разбирательства одинаково глубоко и тщательно судом рассматриваются позиции как обвинения, так и защиты»[173].

В науке уголовного процесса в настоящее время не существует однозначной позиции о том, каковы пределы активности доказательственной деятельности суда, самостоятельности сторон, какова специфика пределов судебного разбирательства в суде первой инстанции? Полагаем, что ответы на поставленные вопросы позволят наиболее полно охарактеризовать сущность и особенности пределов доказывания в стадии судебного разбирательства.

Вопрос о сущности доказательственной деятельности при производстве по уголовным делам в суде первой инстанции является одним из наиболее дискуссионных. Так, по мнению одних авторов, пределы доказательственной деятельности суда ничем не ограничены, поскольку суд обязан исследовать все имеющиеся в уголовном деле, а также представленные сторонами доказательства, подвергнув их испытанию на относимость, допустимость и достоверность, отразить результаты исследования в протоколе[174]. Как пишет В. Л. Будников, «для суда имеется правовая необходимость принятия им всех предусмотренных законом мер для правильного и справедливого разрешения уголовного дела по существу, обеспечения при этом равной возможности сторонам осуществить предписанные им процессуальные полномочия»[175].

Кроме того, сторонники представленной точки зрения обращают внимание на положения ч. 4 ст. 7 УПК РФ, а также ч. 1 ст. 297 УПК РФ о том, что все решения суда должны быть не только законными, но и обоснованными. «Обоснованность судебного решения определяется соответствием его выводов установленным по делу фактическим обстоятельствам. Она должна находить своё внешнее выражение в мотивировочной части решения, в которой суд приводит свои суждения, своё убеждение по поводу доказанности (недоказанности) каких-либо обстоятельств дела и в связи с этим объясняет своё убеждение в достоверности или недостоверности доказательств, их достаточности для определенного вывода по делу»[176].

По справедливому замечанию И.Б. Михайловской, анализируемая концепция «проистекает из существовавшего десятилетиями и закреплённого в ст. 2 УПК РСФСР единства задач суда и органов уголовного преследования, которое оставило свой ощутимый след как в правосознании судей, так и в сложившихся традициях правоприменения»[177].

Действующее уголовно-процессуальное законодательство РФ требует, чтобы обвинительный приговор не основывался на предположениях и постановлялся лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана (ст. 14 УПК РФ, ст. 302 УПК РФ). Исходя из этого, отдельные авторы делают вывод о том, что, «функция поддержания обвинения фактически возлагается на сам суд, который должен обеспечивать выяснение и исследование обосновывающих предъявленное обвинение доказательств»[178].

Приверженцы другой точки зрения, напротив, утверждают, что в соответствии с принципом состязательности в судебном разбирательстве необходимо руководствоваться только на основе того материала, который представили стороны, даже если, по мнению суда, он не отражает полностью всех обстоятельств уголовного дела[179]. Пассивность суда как атрибут состязательности в уголовном процессе должна проявляться в исследовании доказательств[180]. «Состязательность отстраняет суд от участия в доказывании, она заставляет суд руководствоваться лишь представленными сторонами доказательствами, не неся при этом никакой ответственности за принимаемые решения. В соответствии с принципом состязательности стороны обвинения и защиты могут представлять суду сведения и обосновывать ими в судебном заседании свои выводы. При этом сторону защиты вполне устраивает ситуация, когда преступление не раскрыто, виновный не установлен»[181]. «При таких условиях судья утрачивает активную роль и становится беспристрастным арбитром. Он не обязан по собственной инициативе собирать новые доказательства, выявлять как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства»[182].

На наш взгляд, в ходе производства в суде первой инстанции по уголовным делам доказательственная деятельность обладает особыми процессуальными чертами. Прежде всего, они базируются, с одной стороны, на правовых предписаниях общего характера о том, что:

- согласно ч. 1 ст. 74 УПК РФ суд (судья) обязан устанавливать наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела;

- в соответствие с ч. 1 ст. 86 УПК РФ, собирание доказательств осуществляется в ходе всего уголовного судопроизводства, в том числе, и судом путём производства им следственных и иных процессуальных действий;

- в соответствие с ч.

2 ст. 86 УПК РФ, подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств;

- согласно ст. 87 УПК РФ, проверка доказательств осуществляется, в том числе, и судом путём сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство;

- согласно ст. 88 УПК РФ, в случаях, указанных в ч. 2 ст. 75 УПК РФ, суд признает доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке.

С другой стороны, доказательственная деятельность в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции определяется нормами УПК РФ, регулирующими судебное производство по уголовным делам. Общий анализ таких норм указывает на то, что в ходе судебного производства исследуются представленные сторонами доказательства для ответов на вопросы, доказано ли событие преступления, доказана ли виновность обвиняемого и др. Суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создаёт сторонам необходимые условия для всестороннего исследования уголовного дела, а также сам выясняет в ходе исследования доказательств, имеющиеся у него вопросы. Как гласит ст. 240 УПК РФ суд при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать доказательства: допросить подсудимых, потерпевших, свидетелей, заслушать заключение экспертов, осмотреть вещественные доказательства, огласить протоколы и иные документы. Законодатель запрещает суду выступать на стороне обвинения или стороне защиты[183]. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого и подозреваемого, возлагается на сторону обвинения, к которой суд не относится. Таким образом, надлежащая процедура доказывания в судебном разбирательстве обеспечивается судом при непосредственном участии сторон обвинения и защиты.

В таких условиях построения судебного разбирательства на началах равенства сторон и состязательности пределы доказывания зависят от использования сторонами в суде их равных процессуальных возможностей, а также от реализации судом своих полномочий в ходе судебного заседания.

В ходе судебного разбирательства суд непосредственно может исследовать интересующие его сведения для проверки и оценки доказательств, используя свое право задавать вопросы подсудимому, свидетелю, потерпевшему, эксперту, по собственной инициативе назначить судебную экспертизу, участвовать в осмотре вещественных доказательств. «Суд, оценивая ранее собранные доказательства, практически всегда имеет возможность получить новые фактические данные, оценить их, а затем использовать в сопоставлении для оценки фактов, установленных органами расследования. Но в любом случае такая деятельность суда связана с оценкой главным образом доказательств с позиций критериев законности, обоснованности и справедливости принятых на их основе правовых решений. Содержанием же такой оценки является определение свойств конкретных доказательств допустимости, достоверности, достаточности и других»[184].

Процесс непосредственного исследования, проверки и оценки доказательств в ходе судебного разбирательства базируется на основе определённых правовых предписаний, среди которых доминирующую роль играют такие принципы, как независимость судей (ст. 8.1 УПК РФ), презумпция невиновности (ст. 14 УПК РФ), состязательность сторон (ст. 15 УПК РФ) и свобода оценки доказательств (ст. 17 УПК РФ). В частности, как справедливо указывают некоторые ученые, «в случае исчерпанности всех процессуальных возможностей устранения сомнений в виновности конкретного лица, необходимо руководствоваться принципом презумпции невиновности, согласно которому недоказанная виновность полностью равна доказанной невиновности, т.е. оправдательный приговор постанавливается не потому, что истина в этом случае осталась неустановленной, а потому, что законодатель обязывает считать её установленной - невинность лица доказана»[185].

На стадии судебного разбирательства пределы доказывания зависят также от реализации некоторых иных полномочий суда. Так, суд обязан удовлетворять ходатайства о собирании доказательств, если последние могут помочь установить, как обстоятельства, входящие в предмет доказывания, так и все другие обстоятельства, выяснение которых необходимо для правильного разрешения уголовного дела. Суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон. Поэтому «взгляд на судью как на субъект процесса, констатирующего доказанность или недоказанность обвинения, приводит к упрощенческому пониманию содержания судебной деятельности: состязательное, но неэффективное судопроизводство - бессмысленно»[186].

Вместе с тем, следует учитывать правило, устанавливающее пределы судебного разбирательства, согласно которому оно проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту (ст. 252 УПК РФ). Как отмечают отдельные процессуалисты, «закон, таким образом, допускает расхождение между внутренним убеждением судьи в том, что подсудимый совершил более тяжкое преступление, чем то, которое ему инкриминируется, с одной стороны, и содержанием принимаемого решения - с другой»[187]. Другие же говорят о том, что формирование внутреннего убеждения происходит непрерывно, имеет место во всех частях судебного разбирательства, и при этом не стоит забывать, что суд несёт ответственность за законность, обоснованность и справедливость приговора[188].

Безусловно, предписания ст. 252 УПК РФ оказываются одним из основных факторов, оказывающих влияние на формирование пределов доказывания в судебном разбирательстве. Пределы судебного разбирательства, ограниченные предъявленным подсудимому обвинением с невозможностью ухудшения положения подсудимого и не нарушением его права на защиту, предопределяют пределы доказывания в данной стадии.

В этом вопросе также необходимо учитывать, по словам некоторых авторов, что «результат оценки доказательств на предварительном следствии не является обязательным для независимого суда, осуществляющего

самостоятельную проверку и оценку по внутреннему убеждению, основываясь на совокупности доказательств и руководствуясь при этом законом и совестью»[189].

«В ходе проверки доказательств суд по своему усмотрению может выяснить условия формирования доказательств, чтобы оценить возможность и степень их влияния на достоверность полученных сведений. Он проверяет также соблюдение условий допустимости доказательств: легитимность субъектов доказывания, получение доказательств из надлежащего источника, правильность выбора следственных действий и соблюдение процессуальных правил их производства. Обнаружив отступления от правил производства следственных действий, суд оценивает значимость таких нарушений, степень их влияния на достоверность полученной информации, права и свободы личности, а также возможность исправления или восполнения допущенных нарушений процессуальными средствами. Суд свободен и в интерпретации доказательства: он самостоятельно решает, содержатся ли в данном источнике сведения о конкретных фактах, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, либо источник содержит лишь предположения, выводы, мнения, ссылки на общеизвестность и т.п. В конечном итоге суд по своему усмотрению признаёт или не признаёт конкретное доказательство допустимым»[190].

Суд в ходе реализации своих полномочий должен исследовать не только те доказательства, которые уличают лицо в совершении преступления. Проверке и оценке подлежат также те доказательства, которые являются оправдывающими, смягчающими его ответственность. К тому же суд не обязан доказать предъявленное подсудимому обвинение. Суд не собирал доказательства на стадии предварительного расследования. Суд проверяет собранные на досудебном производстве доказательства в условиях непосредственности и устности судебного разбирательства. Перед ним стоит задача - в строгом соответствии с уголовно-процессуальной формой принять законное и обоснованное решение по уголовному делу[191].

В ходе осуществления доказывания, проверяя и оценивая не только оправдывающие подсудимого, но и уличающие его в совершении преступления доказательства, суд не обвиняет, а выполняет ряд основополагающих требований, содержащихся в нормах международного права, Конституции РФ и уголовно-процессуального права[192]. Основным предназначением названных требований является создание условий для установления обстоятельств совершения общественно опасного деяния так, как они имели место в действительности, и вынесения законного и обоснованного решения.

Суд не может обеспечить вынесение законного и обоснованного решения, занимая в ходе судебного разбирательства только пассивную позицию. Даже в состязательном процессе недопустимо сведение роли суда к выполнению лишь технических функций по обеспечению порядка в судебном заседании и правильности процедуры судебного разбирательства. «Суд должен

реализовывать полномочия по активному исследованию представленных сторонами доказательств, полномочия, связанные с проверкой достоверности и допустимости, представленных как стороной обвинения, так и стороной защиты доказательств, а также истребованию данных, характеризующих личность подсудимого, необходимых для правильной квалификации преступления и назначения наказания. Вместе с тем, суд не должен собирать дополнительные доказательства виновности подсудимого, которые могут помочь устранить пробелы предварительного расследования»[193].

В судебном разбирательстве существует непосредственная зависимость пределов доказывания от исследованных в судебном заседании доказательств и их надлежащей оценки[194]. Пределы доказывания, как система достаточных доказательств, в судебном разбирательстве являются в определённом смысле итогом работы с доказательствами, которые позволяет суду выразить своё отношение к исследуемым материалам уголовного дела и уже на этой основе принять определенное процессуальное решение. При этом на формирование пределов доказывания влияет внутреннее убеждение, как результат оценки доказательств. Внутреннее убеждение означает уверенность в достаточности доказательств и правильности выводов в процессе исследования доказательств[195]. Как пишет С.П. Гришин, «в категории границ судебного следствия диалектически взаимосвязаны объективное и субъективное начала. Критерии относимости, достоверности, достаточности доказательств, которыми надлежит пользоваться для установления обстоятельств, имеющих существенное значения для данного дела, преломляются через внутреннее убеждение судьи. Именно председательствующий судья на основе своего внутреннего убеждения и с учетом позиции сторон приходит к выводу о возможности положить конец судебному следствию (ст. 291 УПК РФ). С другой стороны, обязательные для исследования на суде обстоятельства, входящие в предмет доказывания, с необходимостью дополняются исследованием других обстоятельств посредством проведения судебных действий судом по своей инициативе или по ходатайству стороны, сто- рон»[196].

В рамках пределов доказывания в судебном разбирательстве виновность подсудимого устанавливается при условии, если её доказывают субъекты стороны обвинения. Если они не сумели это сделать, или государственный обвинитель отказался от поддержания обвинения в суде, то суд должен вынести в отношении обвиняемого оправдательный приговор или прекратить производство по уголовному делу, поскольку все неустранимые сомнения в виновности подсудимого толкуются в его пользу.

Пределы доказывания, выражаемые посредством достаточных доказательств, имеют непосредственное отражение в выносимых по уголовному делу в стадии судебного разбирательства решениях. Однако, в тоже самое время нельзя согласиться с теми учёными, которые сводят характеристику пределов доказывания к использованию совокупности достаточных доказательств применительно только к постановлению обвинительного приговора[197]. Достаточные доказательства содержатся не только в обвинительном приговоре, но и в других решениях, к которым приходит суд в результате судебного разбирательства. В частности, достаточные доказательства могут лежать в основе решения о прекращении уголовного дела или уголовного преследования.

Вместе с тем, при прекращении уголовного дела в судебном разбирательстве в случае отказа государственного обвинителя от поддержания обвинения пределы доказывания характеризуются определённой спецификой. В соответствие с ч. 7 ст. 246 УПК РФ, если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придёт к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 24 и п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

По словам А.Е. Меркушова, «когда же открывается перспектива проверки в суде вышестоящей инстанции обоснованности указанной позиции государственного обвинителя с учётом состоявшегося обсуждения сторонами и исследования материалов дела, то возможно несовпадение позиции вышестоящего прокурора с мнением государственного обвинителя»[198].

В своём Постановлении Конституционный Суд РФ от 8.12.2003 г. № 18-П «По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан» указал, что взаимосвязанные положения ч. ч. 7 и 8 ст. 246 УПК РФ и п. 2 ст. 254 УПК РФ признаны не противоречащими Конституции РФ, поскольку по их конституционноправовому смыслу в системе норм предполагается, что полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения, влекущий прекращение уголовного дела, равно как и изменение государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения должны быть мотивированы со ссылкой на предусмотренные законом основания, а вынесение судом решения, обусловленного соответствующей позицией государственного обвинителя, допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты, и что законность, обоснованность и справедливость такого решения возможно проверить в вышестоящем суде[199].

В данном случае пределы доказывания, образуемые посредством достаточных доказательств, находятся в зависимости от непосредственного решения государственного обвинителя, поддерживающего обвинение в суде. Государственный обвинитель по итогам судебного разбирательства может прийти к выводу, что исследованных в суде доказательств недостаточно для подтверждения ими предъявленного подсудимому обвинения. Точно также, государственный обвинитель может убедиться и в том, что исследованных доказательств достаточно для вывода об отсутствии события преступления, либо об отсутствии в деянии подсудимого состава преступления, либо о непричастности подсудимого к совершению преступления.

Между тем, из анализа положений ч. 7 ст. 246 УПК РФ следует, что отказ государственного обвинителя от обвинения допускается только тогда, когда предъявленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, т.е. при недостаточности доказательств. Однако, далее в указанной норме законодатель связывает последующее после отказа государственного обвинителя от обвинения прекращение уголовного дела или уголовного преследования с основаниями, предусмотренными п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ и п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, т.е. уже с достаточными доказательствами, которые подтверждают наличие соответствующих обстоятельств. Поэтому, как представляется, ч. 7 ст. 246 УПК РФ необходимо изложить в новой редакции:

«7. Если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придёт к убеждению, что представленные доказательства либо не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, либо устанавливают отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступления, непричастность подсудимого к совершению преступления, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса».

Итоговое формирование пределов доказывания в судебном разбирательстве посредством наличия достаточных доказательств проявляется при вынесении приговора[200]. В соответствие с ч. 4 ст. 14 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях. Согласно ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств. Поэтому суд исходит из того, что обвинительный приговор постановляется на достоверных доказательствах, признанных достаточными, когда по делу исследованы все возникшие версии, имеющиеся противоречия выяснены и устранены. В этой связи пределы доказывания при постановлении обвинительного приговора обеспечиваются содержанием достаточных доказательств, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

В результате изучения нами 137 обвинительных приговоров было установлено, что в соответствующих процессуальных решениях

доказательства:

- перечислены, однако не раскрыто содержание всех их - в 11 случаях (5,5 %);

- перечислены и раскрыто их содержание - в 126 случаях (63 %)[201].

Как указывается в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 г. № 55 «О судебном приговоре», в силу принципа презумпции невиновности обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а все неустранимые сомнения в доказанности обвинения, в том числе отдельных его составляющих (формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и т.д.), толкуются в пользу подсудимого. Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного при- говора[202].

Вместе с тем, п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ допускает возможность постановления оправдательного приговора, основываясь на предположении о непричастности подсудимого к совершению преступления. Более того, в соответствие с п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ оправдание может иметь место и в случае предположения о том, что отсутствует событие преступления. Вынесение оправдательного приговора ввиду не установления события преступления или за непричастностью подсудимого к совершению преступления означает, что исследованных судом доказательств недостаточно для достоверного установления указанных обстоятельств. Однако п. 3 ч. 1 ст. 305 УПК РФ во всех случаях требует, чтобы в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора приводились основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие. Данная норма в существующем виде обязывает суд при оправдании подсудимых по любому основанию обосновывать свою позицию достаточными доказательствами. На самом деле такие предписания могут быть использованы лишь в тех случаях, когда достаточными доказательствами констатируется отсутствие в деянии подсудимого состава преступления, т.е. при постановлении оправдательного приговора по п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, а также при установлении достаточными доказательствами непричастности подсудимого к совершению преступления по п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ. Поэтому другие основания постановления оправдательного приговора не всегда связаны с достаточностью доказательств[203].

Таким образом, по итогам рассмотрения пределов доказывания в стадии судебного разбирательства можно сделать следующие выводы и предложения:

1. Пределы доказывания в стадии судебного разбирательства в суде первой инстанции по уголовным делам обусловленные наличием достаточных доказательств формируются посредством осуществления непосредственного исследования, проверки и оценки доказательств в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию. При этом, во-первых, в отличие от досудебного производства пределы доказывания в стадии судебного разбирательства детерминированы пределами судебного разбирательства, и, во-вторых, пределы доказывания зависят от возможностей доказательственной деятельности суда и сторон в ходе судебного заседания.

2. В судебном разбирательстве существует непосредственная зависимость пределов доказывания от исследованных в судебном заседании доказательств и их надлежащей оценки. В этой связи пределы доказывания, как система достаточных доказательств, в судебном разбирательстве являются в определённом смысле итогом работы с доказательствами, которые позволяет суду выразить своё отношение к исследуемым материалам уголовного дела и уже на этой основе принять определенное процессуальное решение. При этом на формирование пределов доказывания влияет внутреннее убеждение, как результат оценки доказательств. В данном случае внутреннее убеждение означает уверенность в достаточности доказательств и правильности выводов в процессе исследования доказательств.

3. Пределы доказывания, выражаемые посредством достаточных доказательств, имеют непосредственное отражение в выносимых по уголовному делу в стадии судебного разбирательства решениях. Однако, достаточные доказательства содержатся не только в обвинительном приговоре, но и в других решениях, к которым приходит суд в результате судебного разбирательства. В частности, достаточные доказательства могут лежать в основе решения о прекращении уголовного дела или уголовного преследования.

4. При прекращении уголовного дела в судебном разбирательстве в случае отказа государственного обвинителя от поддержания обвинения пределы доказывания характеризуются определённой спецификой. В данном случае пределы доказывания, образуемые посредством достаточных доказательств, находятся в зависимости от непосредственного решения государственного обвинителя, поддерживающего обвинение в суде. Государственный обвинитель по итогам судебного разбирательства может прийти к выводу, что исследованных в суде доказательств недостаточно для подтверждения ими предъявленного подсудимому обвинения. Точно также, государственный обвинитель может убедиться и в том, что исследованных доказательств достаточно для вывода об отсутствии события преступления, либо об отсутствии в деянии подсудимого состава преступления, либо о непричастности подсудимого к совершению преступления.

5. Из анализа положений ч. 7 ст. 246 УПК РФ следует, что отказ государственного обвинителя от обвинения допускается только тогда, когда предъявленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, т.е. при недостаточности доказательств. Однако, далее в указанной норме законодатель связывает последующее после отказа государственного обвинителя от обвинения прекращение уголовного дела или уголовного преследования с основаниями, предусмотренными п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ и п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, т.е. уже с достаточными доказательствами, которые подтверждают наличие соответствующих обстоятельств. Поэтому предлагаем ч. 7 ст. 246 УПК РФ изложить в новой редакции:

«7. Если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придёт к убеждению, что представленные доказательства либо не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, либо устанавливают отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступления, непричастность подсудимого к совершению преступления, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса».

6. Итоговое формирование пределов доказывания в судебном разбирательстве посредством наличия достаточных доказательств проявляется при вынесении приговора. Согласно ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств. Поэтому суд исходит из того, что обвинительный приговор постановляется на достоверных доказательствах, признанных достаточными, когда по делу исследованы все возникшие версии, имеющиеся противоречия выяснены и устранены. В этой связи пределы доказывания при постановлении обвинительного приговора обеспечиваются содержанием достаточных доказательств, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

7. Действующее уголовно-процессуальное законодательство допускает возможность постановления оправдательного приговора, основываясь на предположении о непричастности подсудимого в совершении преступления (п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ). Более того, в соответствие с п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, оправдание может иметь место и в случае предположения о том, что отсутствует событие преступления. Вынесение оправдательного приговора ввиду не установления события преступления или за непричастностью подсудимого к совершению преступления означает, что исследованных судом доказательств недостаточно для достоверного установления указанных обстоятельств. Однако, п. 3 ч. 1 ст. 305 УПК РФ во всех случаях требует, чтобы в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора приводились основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие. Данная норма в существующем виде обязывает суд при оправдании подсудимых по любому основанию обосновывать свою позицию достаточными доказательствами. На самом деле такие предписания могут быть использованы лишь в тех случаях, когда достаточными доказательствами констатируется отсутствие в деянии подсудимого состава преступления, т.е. при постановлении оправдательного приговора по п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, а также при установлении достаточными доказательствами непричастности подсудимого к совершению преступления по п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ. Поэтому другие основания постановления оправдательного приговора не всегда связаны с достаточностью доказательств.

<< | >>
Источник: Бойченко Олег Игоревич. ПРЕДЕЛЫ ДОКАЗЫВАНИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Краснодар - 2017. 2017

Еще по теме Пределы доказывания в стадии судебного разбирательства:

- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -