<<
>>

Пределы доказывания в стадии предварительного расследования

В науке уголовного процесса большинство авторов справедливо полагают, что органы расследования практически в любых решениях, принимаемых в ходе предварительного расследования, используют

достаточные доказательства в качестве основы достигаемых пределов доказывания1. Вместе с тем, в стадии предварительного расследования, как и на других этапах производства по уголовному делу, необходимо отграничивать пределы доказывания путём использования достаточных доказательств, приводящих к достоверным выводам о наличии или отсутствии обстоятельств уголовного дела, с одной стороны, от ситуации, когда познавательная деятельность органов расследования завершается вероятным знанием.

Анализ положений действующего уголовно-процессуального

законодательства Российской Федерации показывает, что в стадии предварительного расследования достижение достоверных пределов доказывания посредством использования достаточных доказательств находит свою реализацию в следующих процессуальных решениях:

1) в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого, а также в решении об изменении и дополнении обвинения; [107] [108]

2) в постановлении о прекращении уголовного дела или прекращении уголовного преследования;

3) в постановлении о направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера;

4) в обвинительном заключении;

5) в обвинительном акте;

6) в обвинительном постановлении.

Соответственно, другие процессуальные решения в стадии

предварительного расследования, как правило, не всегда могут быть обоснованы достаточными доказательствами (например, постановления об избрании и применении, продлении сроков, а также отмене мер процессуального принуждения; постановления, разрешающие судьбу

заявленных ходатайств; постановления, разрешающие судьбу жалоб на действия и решения должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, заявленных в порядке главы 16 УПК РФ; постановления о соединении или выделении уголовных дел; постановления о назначении и производстве отдельных следственных или процессуальных действий, и т.п.).

В то же время следует заметить, что отсутствие достоверных выводов по вопросу о наличии либо отсутствии определённых обстоятельств на стадии предварительного расследования отнюдь не означает необоснованность принимаемых решений. Обоснованность вероятного вывода для вынесения ряда решений по уголовным делам базируется на использовании достаточных данных (основаниях, сведениях)[109].

«Достоверное знание отличает от вероятного логическая или практическая обоснованность выражаемой в нем истины. Формами удостоверения истины являются обоснование и доказательство, поэтому в процессе расследования уголовного дела посредством собирания, проверки и оценки доказательств вероятное знание об обстоятельствах преступления, о виновности или невиновности подозреваемого должно быть преобразовано в обоснованное этими доказательствами достоверное знание. Вероятность является средством, а достоверность целью и результатом познания по уголовному делу»[110].

Характеристика общих закономерностей достижения достоверных пределов доказывания путём использования доказательств в процессуальных решениях на данной стадии уголовного процесса предполагает должное изучение всех решений в части применения в них доказательств. В этой связи, на наш взгляд, необходимо обратить внимание на исследование специфики пределов доказывания при принятии тех процессуальных решений, основаниями которых выступают обстоятельства предмета доказывания.

Поскольку только посредством установления в соответствующих решениях наличия или отсутствия обстоятельств предмета доказывания достигается реализация применения норм материального (прежде всего, уголовного) права. «Иными словами, материальной основой формирования пределов доказывания, - по справедливому утверждению Д.В. Зотова, - выступают отдельные черты состава преступления. К ним относятся: предмет, средства и орудия преступления»[111]. Поэтому в рамках настоящего параграфа остановимся на проблемах достижения достоверных пределов доказывания в тех процессуальных решениях, основаниями которых являются обстоятельства материально-правового характера.

Первым таким решением является постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого. Обязательность достижения достоверных пределов доказывания посредством достаточных доказательств при привлечении лица в качестве обвиняемого и предъявлении обвинения продиктована, прежде всего, действующим уголовно-процессуальным законом. Так, в соответствие со ст. 171 УПК РФ, при наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления, следователь выносит постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого. В связи с этим для обоснованного привлечения лица в качестве обвиняемого и предъявления ему обвинения необходимо, во-первых, располагать уголовнопроцессуальными доказательствами, и, во-вторых, признать имеющиеся доказательства достаточными для обвинения лица в совершении преступления.

Законодатель прямо не требует раскрывать содержание достаточных доказательств в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого. В качестве одной из причин отсутствия подобного предписания является сохранение на данном этапе предварительного следствия собранных доказательств от возможного их уничтожения либо сокрытия лицами, причастными к преступлению. Сторонники обозначенной позиции весьма широко представлены в науке уголовного процесса[112].

По нашему мнению, отсутствие законодательного предписания указывать содержание достаточных доказательств в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого противоречит принципиальному положению ч. 4 ст. 7 УПК РФ о том, что постановления следователя должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Более того, после предъявления обвинения, т.е. фактически объявлении и вручении обвиняемому

постановления о привлечении в качестве обвиняемого, он практически лишён возможности защищаться от обвинения, поскольку ему неизвестны доказательства обвинения. «Ни о какой доказанности обвинения при этом условии на момент предъявления обвинения речи быть не может»[113].

Составленное по правилам ст. 171 УПК РФ постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого содержит по существу только выводы следствия на тот момент предварительного расследования, обоснования же достоверности выводов обвинения, подтверждённые содержанием достаточных доказательств, отсутствуют. Поэтому неслучайно многие процессуалисты выступают за обязательное указание в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого достаточных доказательств[114]. Присоединяясь к мнению указанных авторов, предлагаем внести соответствующие изменения в ст. 171 УПК РФ о необходимости указывать перечень и содержание достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления. Таким образом, ч. 2 ст. 171 УПК РФ должна быть дополнена новым пунктом:

«4.1.) перечень и содержание доказательств, подтверждающих обвинение;».

Интересными в этой связи являются результаты проведённого нами анкетирования практических работников. Как показал опрос, действующие в ст. 171 УПК РФ законодательные предписания устраивают большинство правоприменителей. В частности, на вопрос о том, «Следует ли, на Ваш взгляд, в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого раскрывать содержание достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления?», только 13 респондентов (7,7 %) ответили положительно. Из оставшихся, 95 человек (56,5 %) дали отрицательный ответ, ещё 60 опрошенных (35,7 %) не смогли определиться однозначно[115].

Так же нами было изучено 150 постановлений о привлечении лица в качестве обвиняемого с точки зрения использования в них доказательств. Оказалось, что в данных процессуальных решениях доказательства:

- не указывались (не перечислялись) и не раскрывалось их содержание - в 147 случаев (73,5%);

- не указывались (не перечислялись), но раскрывалось их содержание - в 3 случаях (1,5%);

- указывались (перечислялись), но их содержание не раскрывалось - таких случаев не выявлено.

- указывались (перечислялись) и раскрывалось их содержание - подобных случаев не выявлено[116].

Достижение достоверных пределов доказывания при привлечении лица в качестве обвиняемого означает, что собранные доказательства должны быть оценены с точки зрения допустимости, относимости, достоверности и достаточности. Следователь, признав допустимые, относимые и достоверные доказательства достаточными, подтверждает в соответствующем

постановлении достижение достоверных пределов доказывания, которое привело к достоверному установлению обстоятельств предмета доказывания в той части, в какой это необходимо для обвинения лица в совершении преступления. Указанный вывод можно сделать исходя из анализа ст. 171 УПК РФ. В частности, законодатель требует указывать в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого фамилию, имя и отчество лица, привлекаемого в качестве обвиняемого, число, месяц, год и место его рождения; описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также иные обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии пунктами 1-4 части первой статьи 73 УПК РФ (п. 3 и п. 4 ч. 1 ст. 171 УПК РФ).

В то же самое время, отдельные авторы сомневаются, что необходимо достижение достоверных пределов доказывания посредством достоверного знания об обстоятельствах уголовного дела, установленных с помощью достаточных доказательств[117]. Как пишет П.А. Лупинская, наличие данных, достаточных для привлечения в качестве обвиняемого, дающих право следователю принять такое важное процессуальное решение, не означает, что истина по делу во всех случаях установлена[118]. Сторонники указанной точки зрения полагают, что «достаточные доказательства в момент привлечения в качестве обвиняемого представляют собой степень доказанности необходимых обстоятельств. Степень доказанности обстоятельств, составляющих содержание предъявленного обвинения, отражает вероятное знание, которое

характеризуется постепенным повышением его надёжности, когда увеличение количества поступившей информации (при соблюдении требований уголовнопроцессуального закона, относящихся к правилам доказывания) приводит к получению нового качества»[119].

На наш взгляд, достижение достоверных пределов доказывания путём использования в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого достаточных доказательств означает итог познавательной деятельности на данном этапе расследования по установлению обстоятельств, входящих непосредственно в содержание обвинения в материально-правовом смысле. Следователь оценивает собранные доказательства с точки зрения достаточности для достоверного установления пределов доказывания тех обстоятельств, которые определены в п. 4 ч. 2 ст. 171 УПК РФ. Доказательств должно быть достаточно для достоверного установления обстоятельств совершения конкретным лицом определённого преступления, а также иных необходимых обстоятельств преступного деяния, которые указывают на правильную квалификацию деяния по соответствующей уголовно-правовой норме[120].

Пределы доказывания при изменении и дополнении обвинения аналогичным образом связаны с установлением путём достаточных доказательств обстоятельств, влияющих на характер и объём предъявленного обвинения. Эти обстоятельства, влекущие изменение или дополнение обвинения, не известны на момент первоначального обвинения. Они могут стать известными в результате дальнейшего расследования. Их установление происходит также посредством достаточных доказательств. Таким образом, и на момент первоначального обвинения, и при его изменении или дополнении пределы доказывания указывают на достоверное установление обстоятельств, являющихся основания принятия решения о привлечении лица в качестве обвиняемого.

В подтверждение сделанных нами выводов можно привести результаты анкетирования практических работников. На вопрос о том, «Считаете ли Вы, что достаточные доказательства, дающие основания для обвинения лица в совершении преступления, указывают на вероятную причастность этого лица к совершению преступления?», только 16 человек (9,5 %) ответили

положительно. Большинство же респондентов - 137 человек (81,5 %) - высказалось отрицательно. 15 практических работников (8,9 %) не смогли дать однозначного ответа[121].

Пределы доказывания при прекращении уголовного дела и уголовного преследования характеризуется следующими отличительными чертами.

Основой достижения пределов доказывания являются достаточные доказательства, которые используются для установления обстоятельств, являющихся основаниями прекращения уголовного дела и уголовного преследования.

В теории уголовного процесса считается общепринятой точка зрения о том, что каждому решению о прекращении дела должно предшествовать достоверное установление тех обстоятельств, с наличием которых закон связывает прекращение дела[122]. Однако, не всегда использование доказательств при установлении обстоятельств, являющихся основаниями прекращения уголовного дела и уголовного преследования, приводит к достоверному знанию[123].

Совокупность собранных и проверенных доказательств в ходе расследования используется для подтверждения наличия разных обстоятельств предмета доказывания. Поэтому доказательств может быть достаточно для достижения таких пределов доказывания, которые с достоверностью устанавливают наличия обстоятельств события преступления, однако при оценке этой же совокупности доказательств нельзя сделать вывод о виновности либо невиновности конкретного лица в совершении преступления. При наличии сомнений в виновности обвиняемого, если исчерпаны все возможности для собирания дополнительных доказательств, достоверное знание может быть недостигнутым и недостижимым. В то же самое время, «недостаточность доказательств приводит к вероятным выводам в отношении виновности либо невиновности лица лишь с позиций гносеологии, опосредствованно же, юридически истина считается достигнутой»[124].

Использование недостаточных доказательств нельзя связывать с достижением достоверных пределов доказывания. Недостаточность

доказательств свидетельствует о наличии вероятного знания, однако это не является препятствием к вынесению постановления о прекращении уголовного дела в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ в виду непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления.

Сделанный вывод имеет отношение только к обстоятельствам виновности либо невиновности лица в совершении преступления, но не к самому состоянию непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления, которым характеризуются пределы доказывания при данных условиях. В таком случае нельзя согласиться с теми авторами, которые включают недоказанность (непричастность) в число обстоятельств предмета доказывания по уголовному делу и, вообще, склоняются к расширению круга указанных обстоятельств[125]. Если относить недоказанность к обстоятельствам, подлежащим доказыванию, то пришлось бы говорить о доказанности недоказанности либо отождествлять противоположные состояния доказывания с объективной действительностью, что логически некорректно[126].

С одной стороны, основание прекращения уголовного преследования, предусмотренное п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, предполагает, что полученных доказательств на предварительном расследовании недостаточно для достоверного вывода о причастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления. С другой, - оно может означать и наличие достаточных доказательств для достижения достоверных пределов доказывания по установлению «действительной» непричастности лица к совершению преступления. Однако, и в первом, и во втором случаях прекращение уголовного преследования будет на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ. Гносеологическое противоречие между фактическими результатами доказывания, приведшим к недостаточным доказательствам (недоказанная непричастность), и последующим решением прекратить уголовное преследование ввиду непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления, объясняется требованиями принципа презумпции невиновности. В частности, согласно ст. 14 УПК РФ обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном УПК РФ порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Поэтому положения принципа презумпции невиновности напрямую касаются порядка признания лица непричастным к совершению преступления ввиду недостаточности доказательств, когда не представляется возможным достигнуть достоверные пределы доказывания его «действительной» непричастности. В противоположной ситуации на основании достаточных доказательств достигаются достоверные пределы доказывания, которые свидетельствуют о «действительной» непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления (например, установлено алиби, которое исключает причастность лица к преступлению в качестве исполнителя).

На практике не являются редкостью такие случаи, когда органы предварительного расследования прекращают уголовное преследование путём использования достаточных доказательств, которыми подтверждается установление «действительной» непричастности обвиняемого или

подозреваемого к совершению преступления.

Так, М., работая водителем пивзавода «Родник» и являясь материальноответственным лицом, допустил недостачу товароматериальных ценностей. Проведённым расследованием установлено, что в июле 2012 года М. получил в подотчёт денежные суммы для закупки сахара. Им было привезено 5 тонн сахара, в складе была выписана накладная на его приём № 440, сахар был оприходован, накладная поступила в бухгалтерию и была введена в компьютерные данные пивзавода. В последующем работниками бухгалтерии было обнаружено, что в накладной неправильно начислен налог. Накладную возвратили М. и предложили привезти новую накладную. 18 июля 2012 года он повторно поехал за сахаром на сахарный завод в ст. Выселки, где получил ещё 5 тонн. Одновременно им была переоформлена ранее выписанная накладная. Сахар в количестве 5 тонн он привёз и сдал в склад пивзавода. Отчитываясь в конце месяца, М. представил две накладные на 10 тонн сахара (№ 454 и № 455), которые были оформлены правильно. Бухгалтерские работники пивзавода приняли отчёт М., при этом ошибочно оставив в компьютерных данных сведения по накладной № 440, по которой фактически сахар не поступал, и которая должна была быть уничтожена. В последующие месяцы М. также получал в подотчёт денежные средства, привозил товар. В ноябре 2012 года при сверке со складом работниками пивзавода было обнаружено расхождение в количестве сахара - не доставало 5 тонн. Когда была проведена проверка документов, то обнаружилось, что в отчётах М. учтена накладная 440, которая не должна учитываться, и таким образом, имеется недостача денежных средств.

Следствием сделан вывод о том, что недостача у М. образовалась из-за бухгалтерской ошибки. При данных обстоятельствах установлена невиновность М. в совершении хищения путём растраты или присвоения имущества, вверенного виновному и уголовное преследование в отношении него, было прекращено по п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ[127].

Установление на стадии предварительного расследования всех других обстоятельств, являющихся основаниями прекращения уголовного дела или уголовного преследования, происходит посредством достаточных доказательств и связано с достижением таких пределов доказывания, которые указывают на получение достоверного знания.

В связи с этим, действующая редакция ч. 2 ст. 213 УПК РФ, согласно которой в постановлении о прекращении уголовного дела не требуется указывать перечень и содержание использованных при этом достаточных доказательств, на наш взгляд, делает данный процессуальный акт необоснованным и немотивированным. Представляется, что в каждом постановлении о прекращении уголовного дела или прекращении уголовного преследования необходимо приводить перечень и содержание использованных при этом достаточных доказательств[128]. Поэтому предлагаем дополнить ст. 213 УПК РФ положением о том, что в постановлении о прекращении уголовного дела и уголовного преследования нужно приводить перечень и содержание достаточных доказательств, которые были использованы для установления оснований данного решения, и сформулировать пункт пятый данной нормы в следующей редакции:

«5) результаты предварительного следствия с указанием данных о лицах, в отношении которых осуществлялось уголовное преследование, а также приведением перечня и содержания достаточных доказательств, использованных для подтверждения наличия оснований прекращения уголовного дела или прекращения уголовного преследования;».

В ходе проведённого нами анкетирования практических работников им был задан вопрос, «Следует ли, на Ваш взгляд, в постановлении (определении)

0 прекращении уголовного дела (уголовного преследования) отражать доказательства, послужившие установлению оснований прекращения?». В результате положительно на поставленный вопрос ответило большая часть респондентов - 89 (53 %). Отрицательно высказалось 79 (47 %) человек из числа опрошенных[129] [130].

Так же при изучении 45 постановлений о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) оказалось, что в соответствующих процессуальных решениях доказательства:

- не указывались (не перечислялись) и не раскрывалось их содержание - в 32 случаях (16%);

- не указывались (не перечислялись), но раскрывалось их содержание - в 5 случаях (2,5%);

- указывались (перечислялись), но их содержание не раскрывалось - в 2 случаях (1%);

- указывались (перечислялись) и раскрывалось их содержание - в 6 случаях (3%) .

Собранные и проверенные на стадии предварительного расследования доказательства могут устанавливать обстоятельства, которые касаются общественно опасного деяния, совершённого душевнобольным (п. п. 1, 2, 3 ч. 2 ст. 434 УПК РФ), а также обстоятельства, касающиеся психического состояния душевнобольного до совершения во время совершения общественно опасного деяния и во время расследования дела (п. п. 4, 5 ч. 2 ст. 434 УПК РФ). Если выяснится, что у лица психическое расстройство наступило после совершения преступления, то необходимо установить с достоверностью все обстоятельства, указанные как в ст. 434 УПК РФ, так и в ст. 73 УПК РФ, и поэтому в обоснование достоверных выводов в отношении этих обстоятельств должны быть использованы также достаточные доказательства, являющиеся процессуальной формой выражения необходимых пределов доказывания[131] [132].

В процессуальной литературе справедливо отмечается, что следователь при составлении постановления о направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера должен давать анализ использованных при этом доказательств . Однако в ст. 439 УПК РФ не предусматривается обязательное требование указывать в постановлении о направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера доказательства, достаточные для вынесения данного решения. В связи с этим, вполне логичным представляется внести предложение об изменении редакции ст. 439 УПК РФ, предусмотрев, что кроме изложения в постановлении о направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характер и всех обстоятельств, указанных в ст. 434 УПК РФ, и оснований для применения принудительной меры медицинского характера, также необходимо и приведение достаточных доказательств, подтверждающих достижение достоверных пределов доказывания. Поэтому содержание ч. 4 ст. 439 УПК РФ следует дополнить новым пунктом:

«4) доказательства, достаточные для установления обстоятельств, указанных в ст. 434 УПК РФ, которые являются основаниями применения принудительной меры медицинского характера;».

В ходе проведённого нами анкетирования практических работников перед ними был сформулирован такой вопрос, «Следует ли, на Ваш взгляд, в постановлении о направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера отражать доказательства, послужившие установлению оснований для вынесения соответствующего решения?». Подавляющее большинство интервьюированных ответило на этот вопрос положительно - 146 (87 %) респондентов. Оставшаяся часть - 22 (13 %) человек - высказалась отрицательно[133] [134].

По итогам изучения 10 постановлений о направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера выяснилось, что в соответствующих процессуальных решениях доказательства:

- не указывались (не перечислялись) и не раскрывалось их содержание - в 5 случаях (2,5 %);

- не указывались (не перечислялись), но раскрывалось их содержание - в 5 оставшихся случаях (2,5%);

- указывались (перечислялись), но их содержание не раскрывалось - таких случаев выявлено не было;

- указывались (перечислялись) и раскрывалось их содержание - подобных случаев не выявлено2.

В науке уголовного процесса традиционно считается, что принять решение об окончании предварительного расследования по уголовному делу посредством составления обвинительного заключения следователь вправе лишь тогда, когда он приходит к выводу о том, что все необходимые по делу процессуальные действия проведены в точном соответствии с уголовнопроцессуальным законом, весь предмет доказывания установлен достоверно и полно, а собранная совокупность доказательств даёт однозначный достоверный ответ на вопрос о виновности обвиняемого в совершении преступления и об установлении всех иных обстоятельств, входящих в предмет доказывания[135]. Поэтому пределы доказывания при окончании предварительного расследования составлением обвинительного заключения связаны требованием наличия достаточных доказательств для того, чтобы считать установленными обстоятельства, подлежащие доказыванию.

Специфика указанного требования состоит в том, что достаточные доказательства выступают здесь в качестве обязательного компонента, обосновывающего достоверность выводов органов предварительного расследования. Сказанное означает, что каждое из обстоятельств, входящих в предмет доказывания, на момент окончания предварительного расследования составлением обвинительного заключения должно быть обосновано достаточными доказательствами. При таком условии пределы доказывания, достигнутые посредством достаточных доказательств, определяют границы единственно верного, достоверного знания о том, что наличествуют обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения уголовного дела. При этом важно, что пределы доказывания распространяются в отношении каждого из указанных обстоятельств.

Пределы доказывания обуславливают субъективные по форме, но объективные по своему содержанию выводы органов предварительного расследования об установлении обстоятельств, являющихся основаниями для составления обвинительного заключения. Поэтому необходимо правильно соотносить внутреннее убеждение следователя, составившего обвинительное заключение, и прокурора, проверяющего законность и обоснованность обвинительного заключения. В частности, Ю.В. Буров теоретически и нормативно обосновывает утверждение о том, что «в ходе проверки законности и обоснованности обвинительного заключения прокурор оценивает доказательства по внутреннему убеждению согласно следующим правилам:

- прокурор должен исходить не из той оценки, которую дали доказательствам следователь и другие участники процесса (например, защитник обвиняемого, представитель потерпевшего), а только из своего внутреннего убеждения;

- никакие доказательства для прокурора не имеют заранее установленной силы, поскольку оцениваются не по формальным признакам, а по внутреннему убеждению;

- оценка доказательств прокурором при окончании предварительного следствия должна осуществляться не только с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, но и с точки зрения их достаточности для формулирования обвинения в итоговом документе.

- оценка доказательств прокурором при окончании предварительного следствия не имеет обязательного значения для последующей оценки доказательств судом»[136].

Как указывает В.С. Джатиев, пределы доказывания в данном случае характеризуются тем, что обвинительное заключение, обоснованное достаточными доказательствами, будут представлять собой «утверждение следователя о виновности обвиняемого в совершении преступления, составляющее предмет его внутреннего убеждения»[137].

На наш взгляд, выводы о достижении необходимых пределов доказывания при окончании предварительного расследования обвинительным заключением будут различаться в зависимости от субъектов, наделённых полномочиями при производстве по уголовному делу.

Так, для следователя пределы доказывания при окончании предварительного расследования составлением обвинительного заключения будут характеризоваться тем, что процесс доказывания в стадии предварительного расследования завершился всесторонним, полным и объективным установлением обстоятельств предмета доказывания, и поэтому уголовное дело можно направлять для утверждения прокурору.

Прокурор при поступлении уголовного дела с обвинительным заключением проверяет достигнутые органами предварительного расследования пределы доказывания и формирует свой собственный вывод о них посредством оценки соответствующих доказательств. При поступлении уголовного дела от следователя прокурор обязан проверить произведено ли предварительное следствие всесторонне, полно и объективно, а также обосновано ли предъявленное обвинение имеющимися в деле доказательствами. При несогласии с достигнутыми по итогам предварительного следствия пределами доказывания прокурор принимает решение о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, изменения объёма обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков со своими письменными указаниями (п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ). В тех случаях, когда прокурор соглашается с выводами органов предварительного следствия, он признаёт, что доказывание было осуществлено в соответствующих пределах, это в свою очередь обязывает его утвердить обвинительное заключение и направить уголовное дело в суд.

Для суда обвинительное заключение, обоснованность которого подтверждается достаточными с точки зрения следователя и прокурора доказательствами, представляют собой всего лишь выводы стороны обвинения. Поэтому суд не связан с позицией органов уголовного преследования. Однако при этом он осуществляет судебное разбирательство уголовного дела в пределах того обвинения, которое обозначено в обвинительном заключении, и только в отношении тех обвиняемых, которые указаны в соответствующем процессуальном решении.

Для всех остальных участников уголовного процесса, заинтересованных в исходе уголовного дела, зафиксированные в обвинительном заключении пределы доказывания также имеют определённое значение. В частности, законодатель предписывает отражать в обвинительном заключении перечень доказательств, на которые ссылается, в том числе, и сторона защиты, а также краткое изложение их содержания. Кроме того, к обвинительному заключению должен прилагаться список подлежащих вызову в судебное заседание лиц со стороны защиты. Тем самым, законодатель в данном случае настаивает на том, что обвиняемый и его защитник так же могут и должны участвовать в формировании пределов доказывания по уголовному делу, предлагая органам расследования свои доводы относительно обстоятельств, которые оправдывают в совершении преступления либо смягчают ответственность.

Вместе с тем, как показывает анализ правоприменительной практики, нередкими являются случаи, когда к органам предварительного расследования в ходе ознакомлении с материалами оконченного уголовного дела обращаются заинтересованные участники процесса с многочисленными ходатайствами о дополнении предварительного следствия. Многочисленные обзоры судебной практики по уголовным делам Верховного Суда РФ свидетельствуют о низком качестве предварительного следствия по той причине, что обстоятельства, имеющие существенное значение, не выяснялись, обоснованные ходатайства обвиняемых и их защитников не принимались во внимание, материалы предварительного следствия критической оценке не подвергались[138].

Распространённым мотивом отказа в удовлетворении заявленных ходатайств о дополнении предварительного следствия является утверждение органов предварительного расследования о том, что в результате произведённого расследования были приняты все предусмотренные законом меры для всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела, и поэтому нет оснований для дополнения следствия[139]. Таким образом не учитывается мнение участников процесса относительно формирования пределов доказывания по итогам предварительного расследования.

Следователи в основном ограничивается собственными представлениями о пределах доказывания на основе внутреннего убеждения о достаточности доказательств, использованных в обвинительном заключении[140] [141].

Согласно ст. 220 УПК РФ, в обвинительном заключении следователь обязан указывать перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и краткое изложение их содержания, а также перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты, и краткое изложение их содержания. Как утверждает Н. Власова, перечень доказательств, о котором идёт речь в п. п. 5 и 6 ч. 1 ст. 220 УПК РФ, должен представлять собой краткое изложение сведений, содержащихся в том или ином источнике . В то же самое время, в процессуальной литературе встречается мнение о том, подлежащий указанию в обвинительном заключении «перечень» и есть перечень доказательств, а не их источников[142]. Как анализирует А.Е. Меркушов, «в некоторых случаях в обвинительном заключении (акте) содержались лишь ссылки стороны обвинения или стороны защиты на источники доказательств. Научные и практические работники, считающие эту практику правильной, утверждали, что она отвечает принципу состязательности, поскольку оценка доказательств должна производиться в ходе судебного разбирательства (включая стадию предварительного слушания). Однако большинство ученых-юристов и практических работников высказали иное мнение: совершенно недостаточно ограничиваться лишь перечислением в обвинительном заключении источников доказательств (например, привести лишь список свидетелей), поскольку в силу

ч. 1 ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу. Только при соблюдении требований названной статьи в полной мере будет обеспечен не только принцип состязательности сторон в судебном заседании, но и права обвиняемого на защиту»[143].

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 г. № 1 (ред. от 30.06.2015 г.) «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» сказано, что под перечнем доказательств, подтверждающих обвинение, а также под перечнем доказательств, на которые ссылается сторона защиты, понимается не только ссылка в обвинительном заключении на источники доказательств, но и приведение в обвинительном заключении или обвинительном акте краткого содержания доказательств, поскольку в силу части 1 статьи 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определённом Уголовно-процессуальном кодексом Российской Федерации, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу[144].

В результате изучения нами 142 обвинительных заключений было установлено, что в соответствующих процессуальных решениях

доказательства:

- только перечислены и не раскрыто их содержание - в 4 случаях (2 %);

- перечислены и раскрыто их содержание - в 138 случаях (69 %);

- перечислены и раскрыто содержание только тех, которые подтверждают обвинение - в 138 случаях (69 %);

- перечислены и раскрыто содержание тех, на которые ссылается сторона защиты - подобных случаев не выявлено[145].

Пределы доказывания по итогам дознания составлением обвинительного акта в целом характеризуются аналогичными общими чертами, которые были нами рассмотрены ранее применительно к окончанию предварительного следствия составлением обвинительного заключения. В этой связи нельзя согласиться с теми авторами, которые полагают, что пределы доказывания по делам

0 расследовании преступлений, по которым производство предварительного следствия обязательно, являются самыми узкими по сравнению с иными уголовно-процессуальными формами предварительного расследования[146].

Вместе с тем, как справедливо обращается внимание в процессуальной литературе, по итогам окончания дознания в сокращённой форме составлением обвинительного постановления существует определенная специфика формирования пределов доказывания[147].

Пределы доказывания в ходе окончания дознания с составлением обвинительного постановления зависят от особенностей доказывания, осуществляемого в данной форме досудебного производства. Законодатель в отдельной ст.

226.5 УПК РФ обозначает особенности доказывания при производстве дознания в сокращенной форме. Согласно указанной нормы, доказательства по уголовному делу собираются в объёме, достаточном для установления события преступления, характера и размера причиненного им вреда, а также виновности лица в совершении преступления, с учетом особенностей, предусмотренных ст.

226.5 УПК РФ. Дознаватель обязан произвести только те следственные и иные процессуальные действия, не производство которых может повлечь за собой невосполнимую утрату следов преступления или иных доказательств. С учётом конкретных обстоятельств уголовного дела дознаватель вправе:

1) не проверять доказательства, если они не были оспорены подозреваемым, его защитником, потерпевшим или его представителем;

2) не допрашивать лиц, от которых в ходе проверки сообщения о преступлении были получены объяснения, за исключением случаев, если необходимо установить дополнительные, имеющие значение для уголовного дела фактические обстоятельства, сведения о которых не содержатся в материалах проверки сообщения о преступлении, либо необходимо проверить доказательства, достоверность которых оспорена подозреваемым, его защитником, потерпевшим или его представителем;

3) не назначать судебную экспертизу по вопросам, ответы на которые содержатся в заключении специалиста по результатам исследования, проведенного в ходе проверки сообщения о преступлении, за исключением следующих случаев:

а) необходимость установления по уголовному делу дополнительных,

имеющих значение для уголовного дела фактических обстоятельств;

б) необходимость проверки выводов специалиста, достоверность которых поставлена под сомнение подозреваемым, его защитником, потерпевшим или его представителем;

в) наличие предусмотренных ст. 196 УПК РФ оснований для обязательного назначения судебной экспертизы;

4) не производить иные следственные и процессуальные действия, направленные на установление фактических обстоятельств, сведения о которых содержатся в материалах проверки сообщения о преступлении, если такие сведения отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ.

Анализ представленных особенностей доказывания в ст. 226.5 УПК РФ показывает, что организация пределов доказывания в ходе окончания дознания в сокращенной форме вынесением обвинительного постановления определяется рамками, прежде всего, обстоятельств предмета доказывания, которые должны быть установлены на данном этапе досудебного производства. Круг этих обстоятельств ограничен только установлением события преступления, характера и размера причиненного им вреда, а также виновности лица в совершении преступления. Значит, доказательств должно быть достаточно для подтверждения только наличия события преступления (время, место, способ совершения преступления, и другие обстоятельства события), для подтверждения характера и размера причиненного преступлением вреда, а также с помощью достаточных доказательств необходимо сделать вывод о виновности лица в совершении преступления[148].

Следующий фактор, который оказывает влияние на формирование пределов доказывания при составлении обвинительного постановления, обусловлен предписанием о том, что при производстве дознания в сокращенной форме дознаватель обязан произвести только те следственные и иные процессуальные действия, не производство которых может повлечь за собой невосполнимую утрату следов преступления или иных доказательств. В связи с этим достаточные доказательства, образующие основу пределов доказывания, могут быть получены только в результате собирания доказательств в целях обеспечения сохранения следов преступления. Таковыми способами собирания доказательств могут быть, к примеру, неотложные следственные действия, производство ревизий и документальных проверок, истребование необходимых предметов и документов. Как утверждает М.В. Зотова, «для существующей модели доказывания в сокращённой форме дознания характерен иной вектор. Он связан с отступлением от традиционных правил, которым подчиняются такие его основные элементы, как собирание, проверка и оценка доказательств (например, собиранию доказательств служат не все следственные действия; объяснения лиц находятся в статусе доказательств; допускается возможность не проверять доказательства)»[149].

Таким образом, подводя итог рассмотрению вопроса о пределах доказывания в стадии предварительного расследования, необходимо сформулировать следующие наиболее значимые выводы и предложения:

1. На стадии предварительного расследования пределы доказывания характеризуются использованием достаточных доказательств, которые приводят к достоверным выводам о наличии или отсутствии обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Анализ положений действующего уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации

показывает, что в стадии предварительного расследования достижение достоверных пределов доказывания посредством использования достаточных доказательств находит свою реализацию в следующих процессуальных решениях:

1) в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого, а также в решении об изменении и дополнении обвинения;

2) в постановлении о прекращении уголовного дела или прекращении уголовного преследования;

3) в постановлении о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера;

4) в обвинительном заключении;

5) в обвинительном акте;

6) в обвинительном постановлении.

2. Достижение достоверных пределов доказывания путём использования достаточных доказательств связано с выяснением обстоятельств предмета доказывания. Только посредством установления в соответствующих решениях наличия или отсутствия обстоятельств предмета доказывания достигается реализация применения норм материального (прежде всего, уголовного) права.

3. Обязательность достижения достоверных пределов доказывания посредством достаточных доказательств при привлечении лица в качестве обвиняемого и предъявлении обвинения продиктована действующим уголовнопроцессуальным законом (ст. 171 УПК РФ). Однако, по нашему мнению, отсутствие законодательного предписания указывать содержание достаточных доказательств в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого противоречит принципиальному положению ч. 4 ст. 7 УПК РФ о том, что постановления следователя должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Составленное по правилам ст. 171 УПК РФ постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого содержит по существу только выводы следствия на тот момент предварительного расследования, обоснования же достоверности выводов обвинения, подтверждённые содержанием достаточных доказательств, отсутствуют. Поэтому предлагаем внести соответствующие изменения в ст. 171 УПК РФ о необходимости указывать перечень и содержание достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления. Таким образом, ч. 2 ст. 171 УПК РФ должна быть дополнена новым пунктом:

«4.1.) перечень и содержание доказательств, подтверждающих обвинение;».

4. Совокупность собранных и проверенных доказательств в ходе расследования используется для подтверждения наличия разных обстоятельств предмета доказывания. Поэтому доказательств может быть достаточно для достижения таких пределов доказывания, которые с достоверностью устанавливают наличия обстоятельств события преступления, однако при оценке этой же совокупности доказательств нельзя сделать вывод о виновности либо невиновности конкретного лица в совершении преступления. При наличии сомнений в виновности обвиняемого, если исчерпаны все возможности для собирания дополнительных доказательств, достоверное знание может быть недостигнутым и недостижимым. Использование недостаточных доказательств нельзя связывать с достижением достоверных пределов доказывания. Недостаточность доказательств свидетельствует о наличии вероятного знания, однако это не является препятствием к вынесению постановления о прекращении уголовного дела в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ в виду непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления.

5. Действующая редакция ч. 2 ст. 213 УПК РФ, согласно которой в постановлении о прекращении уголовного дела не требуется указывать перечень и содержание использованных при этом достаточных доказательств, на наш взгляд, делает данный процессуальный акт необоснованным и немотивированным. Представляется, что в каждом постановлении о прекращении уголовного дела или прекращении уголовного преследования необходимо приводить перечень и содержание использованных при этом достаточных доказательств. Поэтому предлагаем дополнить ст. 213 УПК РФ положением о том, что в постановлении о прекращении уголовного дела и уголовного преследования нужно приводить перечень и содержание достаточных доказательств, которые были использованы для установления оснований данного решения, и сформулировать пункт пятый данной нормы в следующей редакции:

«5) результаты предварительного следствия с указанием данных о лицах, в отношении которых осуществлялось уголовное преследование, а также приведением перечня и содержания достаточных доказательств, использованных для подтверждения наличия оснований прекращения уголовного дела или прекращения уголовного преследования;».

6. Собранные и проверенные на стадии предварительного расследования доказательства могут устанавливать обстоятельства, которые касаются общественно опасного деяния, совершённого душевнобольным (п. п. 1, 2, 3 ч. 2 ст. 434 УПК РФ), а также обстоятельства, касающиеся психического состояния душевнобольного до совершения во время совершения общественно опасного деяния и во время расследования дела (п. п. 4, 5 ч. 2 ст. 434 УПК РФ). Если выяснится, что у лица психическое расстройство наступило после совершения преступления, то необходимо установить с достоверностью все обстоятельства, указанные как в ст. 434 УПК РФ, так и в ст. 73 УПК РФ, и поэтому в обоснование достоверных выводов в отношении этих обстоятельств должны быть использованы также достаточные доказательства, являющиеся

процессуальной формой выражения необходимых пределов доказывания. Однако в ст. 439 УПК РФ не предусматривается обязательное требование указывать в постановлении о направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера доказательства, достаточные для вынесения данного решения. В связи с этим, вполне логичным представляется внести предложение об изменении редакции ст. 439 УПК РФ, предусмотрев, что кроме изложения в постановлении о направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характер и всех обстоятельств, указанных в ст. 434 УПК РФ, и оснований для применения принудительной меры медицинского характера, также необходимо и приведение достаточных доказательств, подтверждающих достижение достоверных пределов доказывания. Поэтому содержание ч. 4 ст. 439 УПК РФ следует дополнить новым пунктом:

«4) доказательства, достаточные для установления обстоятельств, указанных в ст. 434 УПК РФ, которые являются основаниями применения принудительной меры медицинского характера;».

7. Пределы доказывания при окончании предварительного расследования составлением обвинительного заключения связаны требованием наличия достаточных доказательств для того, чтобы считать установленными обстоятельства, подлежащие доказыванию. Специфика указанного требования состоит в том, что достаточные доказательства выступают здесь в качестве обязательного компонента, обосновывающего достоверность выводов органов предварительного расследования. Сказанное означает, что каждое из обстоятельств, входящих в предмет доказывания, на момент окончания предварительного расследования составлением обвинительного заключения должно быть обосновано достаточными доказательствами. При таком условии пределы доказывания, достигнутые посредством достаточных доказательств, определяют границы единственно верного, достоверного знания о том, что наличествуют обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения уголовного дела. При этом важно, что пределы доказывания распространяются в отношении каждого из указанных обстоятельств.

8. Пределы доказывания по итогам дознания составлением обвинительного акта в целом характеризуются аналогичными общими чертами, которые были нами рассмотрены ранее применительно к окончанию предварительного следствия составлением обвинительного заключения. Однако, пределы доказывания в ходе окончания дознания с составлением обвинительного постановления зависят от особенностей доказывания, осуществляемого в данной форме досудебного производства. Анализ представленных особенностей доказывания в ст. 226.5 УПК РФ показывает, что организация пределов доказывания в ходе окончания дознания в сокращенной форме вынесением обвинительного постановления определяется рамками, прежде всего, обстоятельств предмета доказывания, которые должны быть установлены на данном этапе досудебного производства. Круг этих обстоятельств ограничен только установлением события преступления, характера и размера причиненного им вреда, а также виновности лица в совершении преступления. Значит, доказательств должно быть достаточно для подтверждения только наличия события преступления (время, место, способ совершения преступления, и другие обстоятельства события), для подтверждения характера и размера причиненного преступлением вреда, а также с помощью достаточных доказательств необходимо сделать вывод о виновности лица в совершении преступления. Следующий фактор, который оказывает влияние на формирование пределов доказывания при составлении обвинительного постановления, обусловлен предписанием о том, что при производстве дознания в сокращенной форме дознаватель обязан произвести только те следственные и иные процессуальные действия, не производство которых может повлечь за собой невосполнимую утрату следов преступления или иных доказательств. В связи с этим достаточные доказательства, образующие основу пределов доказывания, могут быть получены только в результате собирания доказательств в целях обеспечения сохранения следов преступления.

<< | >>
Источник: Бойченко Олег Игоревич. ПРЕДЕЛЫ ДОКАЗЫВАНИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Краснодар - 2017. 2017

Еще по теме Пределы доказывания в стадии предварительного расследования:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -