<<
>>

3.1. Пределы доказывания в стадии назначения судебного заседания

Формирование пределов доказывания в стадии назначения судебного заседания, прежде всего, зависит от особенностей процессуальной деятельности, реализуемой судьёй совместно с участниками уголовного процесса на данном этапе производства по уголовному делу. В частности, судья в данной стадии должен, во-первых, установить по письменным материалам уголовного дела, проведено ли предварительное расследование в строгом соответствии с законом и соблюдены ли требования УПК РФ по обеспечению прав участников, во-вторых, определить и реализовать организационные мероприятия в отношении предстоящего судебного разбирательства.

При подготовке к судебному заседанию судья изучает материалы уголовного дела, выясняет, соблюдены ли органами дознания и предварительного следствия требования уголовно-процессуального закона, регулирующего досудебное производство, нет ли обстоятельств, препятствующих либо исключающих рассмотрение уголовного дела, не имеется ли подлежащих разрешению ходатайств и жалоб сторон, оснований для проведения предварительного слушания. Он также устанавливает, есть ли необходимость принятия по данным вопросам предусмотренных законом процессуальных решений и выполнения процессуальных действий в целях обеспечения беспрепятственного и правильного разрешения уголовного дела в предстоящем судебном разбирательстве.

Основная специфика доказательственной деятельности в стадии назначения судебного заседания заключается в том, что собирание, проверка и оценка доказательств ограничены имеющимися материалами уголовного дела и тем обвинением, которое сформулировано в обвинительном заключении (обвинительном акте, обвинительном постановлении). Исходя из указанной основной характерной черты, присущей процессу доказывания в данной стадии, будем анализировать пределы доказывания.

Пределы доказывания, обусловленных наличием достаточных доказательств, в стадии назначения судебного заседания выражаются в принимаемых решениях. Согласно ч. 1 ст. 227 УПК РФ, по поступившему в суд уголовному делу судья принимает одно из следующих решений:

1) о направлении уголовного дела по подсудности;

2) о назначении предварительного слушания;

3) о назначении судебного заседания.

В основе принимаемых на данной стадии уголовного процесса решений лежат обстоятельства, как входящие в предмет доказывания, так и имеющие исключительно процессуальное значение. Значит, при формировании пределов доказывания, прежде всего, необходимо обратить внимание на правовую природу обстоятельств, познаваемых на этом этапе производства по уголовному делу.

В ходе вынесения решения о направлении уголовного дела по подсудности судья устанавливает наличие обстоятельств, свидетельствующих о правильной подсудности уголовного дела по ст. ст. 31-35 УПК РФ. Признаки подсудности образуют обстоятельства, имеющие исключительно процессуальное значение по уголовному делу. В указанном случае судья использует достаточные данные в качестве средств, обосновывающих необходимость направления уголовного дела по подсудности. Достаточные данные, являющиеся основаниями для постановления о направлении уголовного дела по подсудности, не связаны с обстоятельствами, входящими в предмет доказывания. Этот тезис не может быть поставлен под сомнение и в случае применения судьёй в ходе предварительного слушания особого основания направления уголовного дела по подсудности. Речь идёт о положениях ч.

5 ст. 236 УПК РФ. В тех ситуациях, когда прокурор на предварительном слушании изменяет обвинение, судья обязан зафиксировать соответствующие изменения в постановлении о результатах предварительного слушания и в случаях, предусмотренных УПК РФ, направляет уголовное дело по подсудности[150].

Формирование пределов доказывания при принятии других указанных в ч. 1 ст. 227 УПК РФ решений также связана с характером познаваемых на этой стадии обстоятельств уголовного дела. В частности, решение о назначении предварительного слушания может быть вынесено при наличии следующих оснований:

1) при наличии ходатайства стороны об исключении доказательства, заявленного в соответствии с УПК РФ;

2) при наличии основания для возвращения уголовного дела прокурору в случаях, предусмотренных ст. 237 УПК РФ;

3) при наличии основания для приостановления или прекращения уголовного дела;

4) при наличии ходатайства стороны о проведении судебного разбирательства в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 247 УПК РФ;

5) для решения вопроса о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей;

6) при наличии не вступившего в законную силу приговора, предусматривающего условное осуждение лица, в отношении которого в суд поступило уголовное дело, за ранее совершенное им преступление;

7) при наличии основания для выделения уголовного дела;

8) при наличии ходатайства стороны о соединении уголовных дел в случаях, предусмотренных УПК РФ.

В ходе последующего предварительного слушания надлежит выяснить наличие или отсутствие соответствующих обстоятельств, послуживших основаниями для проведения данной формы назначения судебного заседания. Доказательственная деятельность по установлению названных обстоятельств имеет существенные особенности, которые в свою очередь оказывают непосредственное влияние на формирование пределов доказывания в рамках рассматриваемого этапа производства по уголовному делу.

В науке выделяются различные специфические черты процесса доказывания на предварительном слушании, но главный вопрос - каковы должны быть границы активности судьи в оценке доказательств в данной форме назначения судебного заседания. Так, с точки зрения одних авторов, «оценка доказательств при назначении уголовного дела к слушанию имеет место, однако (с учётом предназначения данной стадии) носит усечённый характер. Требования закона об оценке сведений о фактах с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности и достаточности не могут быть реализованы в полной мере. Это обусловлено тем, что на указанном этапе уголовного судопроизводства в силу норм УПК РФ судья вправе оценить доказательства лишь на основании письменных материалов дела»[151]. Поэтому обосновывается мнение «о невозможности в полной мере оценить доказательства с точки зрения достоверности и достаточности из-за отсутствия необходимых условий, которые предопределены как обозначенным выше предназначением данной стадии, так и особенностями современного российского уголовного судопроизводства, например, такими, как принцип состязательности, а также отсутствие института дополнительного расследования и достижения истины как цели уголовно-процессуального доказы- вания»[152].

Другие процессуалисты заостряют внимание на проблеме активности суда в данной стадии, выражающейся в предрешённости внутреннего убеждения судей в вопросах исследования доказательств, служащих предметом проверки и оценки суда[153].

Третьи полагают, что законное, обоснованное и мотивированное решение на данной стадии может быть вынесено только в том случае, если судья оценит, как относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства, содержащего необходимые при вынесении решения сведения, так и достаточность совокупности доказательств для вынесения решения[154].

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. № 28 «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству» (с изменениями, внесёнными постановлением Пленума от 9 февраля 2012 г. № 3) отсутствуют какие-либо указания по данному вопросу[155]. Тогда как, прежнее постановление Пленума Верховного Суда СССР от 28 ноября 1980 г. № 8 «О практике применения судами законодательства при предании обвиняемого суду» (с изменениями, внесёнными постановлением Пленума от 18 апреля 1986 г. № 10) прямо предусматривало адресованное судьям предписание оценивать доказательства только по вопросу их достаточности[156]. Исходя из этого предполагалось, что оценка достаточности доказательств для рассмотрения дела в судебном заседании должна означать вывод о том, что при подтверждении их в ходе судебного разбирательства суд в судебном заседании вынес бы обвинительный приговор или на основе этих доказательств суд в судебном заседании смог бы решить вопрос о виновности обвиняемого.

На наш взгляд, формирование пределов доказывания на предварительном слушании зависит от доказательственной деятельности судьи по использованию достаточных доказательств в качестве необходимых средств установления обстоятельств, составляющих основания принятия отдельных решений по результатам предварительного слушания. Как показывает анализ, вынесение только некоторых процессуальных решений по результатам предварительного слушания требует от судьи непосредственного обращения к исследованию и оценке имеющихся в материалах уголовного дела доказательств с точки зрения их достаточности. В основе этих решений лежат установленные с помощью достаточных доказательств обстоятельства, имеющие материально-правовой характер. Таковыми, на наш взгляд, являются следующие решения:

1) о возвращении уголовного дела прокурору в порядке по основаниям, указанным в п. 3 и п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ;

2) о прекращении уголовного дела;

3) о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в соответствии со ст. 25.1 УПК РФ и назначении обвиняемому меры уголовноправового характера в виде судебного штрафа, предусмотренной ст. 104.4 УК РФ.

Процесс выяснения обстоятельств, выступающих в качестве оснований других видов решений, принимаемых в соответствие с ч. 1 ст. 236 УПК РФ судьёй на предварительном слушании, не имеет непосредственной связи с доказыванием, как деятельностью по установлению достаточными доказательствами материально-правовых (уголовно-правовых) обстоятельств уголовного дела. По справедливому утверждению Д.Г. Дика, указанный процесс познания находится за пределами доказывания и не оперирует доказательствами, однако в ряде случаев выступает также и не только «для себя», а в виде процессуальных решений, влияющих на ход рассмотрения дела, основанных на результатах познавательной деятельности. Это познание обстоятельств, служащих основанием для применения норм процессуального закона[157].

Необходимость использования достаточных доказательств при принятии решения о возвращении уголовного дела прокурору продиктована характером определённых обстоятельств, которые, по мнению законодателя, препятствуют рассмотрению уголовного дела в судебном разбирательстве. Одна часть подобного рода обстоятельств не связана с фактической стороной уголовного дела, однако выявленное их наличие свидетельствует о допущенном нарушении требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом или иного решения. Так, согласно указаниям, содержащимся в п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2009 г. № 28 «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству» (с изменениями, внесёнными постановлением Пленума от 09.02.2012 г. № 3), исключается возможность вынесения судебного решения в случаях, когда обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого; обвинительное заключение или обвинительный акт не подписан следователем (дознавателем), обвинительное заключение не согласовано с руководителем следственного органа либо не утверждено прокурором, обвинительный акт не утвержден начальником органа дознания или прокурором; в обвинительном заключении или обвинительном акте отсутствуют указание на прошлые неснятые и непогашенные судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, данные о потерпевшем, если он был установлен по делу[158].

Если возникает необходимость устранения иных препятствий рассмотрения уголовного дела, указанных в п. п. 2-5 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, а также в других случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, неустранимые в судебном заседании, а устранение таких нарушений не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, судья в соответствии с ч. 1 ст. 237 УПК РФ по собственной инициативе или по ходатайству стороны в порядке, предусмотренном ст. ст. 234 и 236 УПК РФ, возвращает дело прокурору для устранения допущенных нарушений[159].

Аналогичным образом сформулированы указания, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5.03.2004 г. № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (ред. от 30.06.2015 г.).[160]

Существенной спецификой, определяющей пределы доказывания в данном случае, является то, что судья не может и не должен использовать достаточные доказательств в постановлении о возвращении уголовного дела прокурору с целью предрешения вопросов доказанности обвинения, достоверности того или иного доказательства и преимущества одних доказательств перед другими, а также установления обстоятельств, которые подлежат проверке в ходе предварительного следствия.

По нашему мнению, особый статус имеет группа обстоятельств, выступающих основаниями возвращения уголовного дела прокурору в соответствии с п. 3 и п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ. При их выяснении судья обязан проявлять инициативу и самостоятельно вторгаться в сферу исследования и оценки достаточности доказательств, которые будут, в первом случае, указывать на необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера (п. 3 ч. 1 ст. 237 УПК РФ), во втором, - свидетельствовать о наличии оснований для квалификации действий обвиняемого, лица, в отношении которого ведётся производство о применении принудительной меры медицинского характера, как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния либо в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства установлены фактические обстоятельства, указывающие на наличие оснований для квалификации действий указанных лиц как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния (п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ).

Надо полагать, рассматриваемые основания принятия по собственной инициативе решений судьёй о возвращении уголовного дела прокурору напрямую затрагивают пределы доказывания, сформированные в ходе досудебного производства. Поскольку судье необходимо, например, при установлении оснований п. 3 ч. 1 ст. 237 УПК РФ изучить, по словам А.В. Горяинова, «не только результаты таких следственных действий как допросы, осмотр места происшествия, но и заключения судебно-психиатрических экспертиз по поставленным следователем вопросам: страдало ли в прошлом и страдает ли в настоящее время данное лицо психическим расстройством, и если да, то каким именно, когда началось психическое расстройство, каковы его характер и течение, лишалось ли лицо вследствие наличия у него психического расстройства возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими во время совершения инкриминируемого ему деяния или ко времени производства по делу. Знание ответов на эти вопросы и даёт возможность судье принять правильное решение по вопросу: подлежит ли лицо привлечению в качестве обвиняемого? Но, как мы видим, получить ответы на поставленные вопросы - значит определиться, выработать ещё до судебного разбирательства внутреннее убеждение о том, это ли лицо совершило преступление и виновно ли (или не виновно) оно»[161]. Из рассмотренного выше автор делает только один вывод: «возвращение судьёй по собственной инициативе дела прокурору в связи с необходимостью составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, полученному судом с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера, означает:

1) придание обвинительного уклона деятельности суда на этой стадии;

2) создание неравных условий сторонам судопроизводства посредством усиления стороны обвинения»[162] [163].

Абсолютно аналогичные вывод можно сделать и в отношении выносимого по собственной инициативе судьёй постановления о возвращении уголовного дела прокурору в связи с тем, что фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, обвинительном акте, обвинительном постановлении, постановлении о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера, свидетельствуют о наличии оснований для квалификации действий обвиняемого, лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния либо в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства установлены фактические обстоятельства, указывающие на наличие оснований для квалификации действий указанных лиц как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния (п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ). Не опровергает сформулированный вывод и ч. 1.3 ст. 237 УПК РФ, введённая в УПК РФ Федеральным законом «О внесении изменений в статьи 236 и 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 21.07.2014 г. № 269-ФЗ . Согласно рассматриваемой нормы, при возвращении уголовного дела прокурору по основаниям, предусмотренным п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, суд обязан указать обстоятельства, являющиеся основанием для квалификации действий обвиняемого, лица, в отношении которого ведётся производство о применении принудительной меры медицинского характера, как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния. При этом суд не вправе указывать статью Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, по которой деяние подлежит новой квалификации, а также делать выводы об оценке доказательств, о виновности обвиняемого, о совершении общественно опасного деяния лицом, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 2.07.2013 г. № 16-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Республики Узбекистан Б.Т. Гадаева и запросом Курганского областного суда» признано, что положения ч. 1 ст. 237 УПК Российской Федерации не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 10, 17 (часть 1), 19 (части 1 и 2), 21 (часть 1), 45, 46 (части 1 и 2), 55 (часть 3), 118 (части 1 и 2) и 120 (часть 1), в той мере, в какой эти положения в системе действующего правового регулирования, в том числе во взаимосвязи с ч. 2 ст. 252 УПК РФ, исключающей в судебном разбирательстве возможность изменения обвинения в сторону, ухудшающую положение подсудимого, препятствуют самостоятельному и независимому выбору судом подлежащих применению норм уголовного закона в случаях, когда он приходит к выводу, что фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, обвинительном акте или обвинительном постановлении, свидетельствуют о наличии в действиях обвиняемого признаков более тяжкого преступления либо когда в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства им установлены фактические обстоятельства, являющиеся основанием для квалификации деяния как более тяжкого преступления[164].

В качестве одного из возможного решения обозначенной проблемы П.К. Барабанов предлагает, например, «направлять в суд не все материалы предварительного расследования, а ограничиться обвинительным заключением (актом) - документом, в котором не раскрывается содержание доказательств (постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и процессуальное решение о передаче дела в суд), а также документами, определяющими процессуальный статус вовлеченных в процесс лиц и о движении уголовного дела, т. е. теми материалами уголовного дела, в которых отсутствуют собранные стороной обвинения сведения о доказательствах по уголовному делу»[165] [166]. Как пишет учёный, «при таком построении уголовного процесса судья будет осведомлен о содержании материалов дела в той степени, в которой это необходимо для решения вопросов, предусмотренных на стадии назначения судебного заседания, в том числе указанных в ст. 237 УПК РФ» .

Интересными в этой связи представляются результаты проведённого нами анкетирования практических работников. На вопрос «По Вашему мнению, является ли основаниями к возвращению уголовного дела для пересостав- ления обвинительного заключения случаи, когда в нём не раскрыто либо содержание доказательств, подтверждающих обвинение, либо содержание доказательств, на которые ссылается сторона защиты?» только 13 респондентов (9,3 %) ответило «Да». 67 человек (47,8 %) дали отрицательный ответ. 60 опрошенных (42,8 %) не смогли определиться с однозначным ответом[167].

Пределы доказывания в деятельности судьи при принятии решения о возвращении уголовного дела прокурору на предварительном слушании не должны выходить за рамки усмотрения сторон. Соответственно решение о возвращении уголовного дела прокурору по любому из оснований, указанному в ст. 237 УПК РФ, может иметь место только по ходатайству одной из сторон. Исследование и оценка доказательств с точки зрения их достаточности судьёй в этом случае должна быть ограничена позицией сторон. Для судьи остаётся обязанность обосновать и мотивировать своё решение об удовлетворении или об отказе в удовлетворении ходатайства стороны о возвращении уголовного дела прокурору.

В связи с этим в действующем УПК РФ необходимо предусмотреть возможность возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом только по ходатайству сторон. Поэтому предлагаем в ч. 1 и ч. 1.1 ст. 237 УПК РФ исключить слова «или по собственной инициативе».

По итогам предварительного слушания судья наделяется полномочиями использовать достаточные доказательства для обоснования пределов доказывания, оканчивающихся прекращением уголовного дела или уголовного преследования. На наш взгляд, решение о прекращении уголовного дела или уголовного преследования на данном этапе производства не предрешает необходимость непосредственного итогового исследования доказательств в ходе судебного разбирательства и не находится в противоречии с предрешением вопроса о виновности подсудимого в инкриминируемом ему преступлении. Доказательства, использованные как достаточные для прекращения уголовного дела или уголовного преследования, не выходят за пределы доказывания в ходе предварительного слушания. Ими судья устанавливает обстоятельства, указанные в ст. 238 УПК РФ. В этой связи следует согласиться с предложением Н.А. Юркевича о расширении оснований для прекращения уголовного дела на этом этапе производства, дополнив их любыми основаниями, предусмотренными УПК РФ[168].

При прекращении дела или уголовного преследования судья использует достаточные доказательства, которые содержаться в материалах уголовного дела. Пределы доказывания, достигаемые в данном случае, характеризуются достоверными выводами о наличии соответствующих обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяния или могущих повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания. Кроме того, как резюмируют отдельные авторы, «хотя п. 7 ч. 1 ст. 73 УПК РФ и указывает на необходимость доказывания обстоятельств, которые могут повлечь за собой

освобождение от уголовной ответственности, однако деятельность в случаях: отсутствия в материалах дела заявления потерпевшего по делам частного обвинения, издания акта об амнистии, не является в чистом виде доказательственной. Например, установление факта отсутствия заявления потерпевшего, к доказыванию отнести не представляется возможным, в связи с тем, что судьей материалы дела исследуются на предмет наличия (отсутствия) заявления потерпевшего в его материалах, без исследования каких-либо конкретных доказательств. Не требуется доказывание истечения срока давности уголовного преследования на момент проведения предварительного слушания при отсутствии обстоятельств, влекущих приостановление течения указанного срока. Также не подлежит доказыванию наличие акта амнистии, однако исследование данных, характеризующих обвиняемого

(доказательственная деятельность), определение категории преступления, ему вменяемого (познавательная деятельность), обращение к тексту акта об амнистии (познавательная деятельность), выяснение позиции обвиняемого по предъявленному обвинению (доказательственная деятельность) служат выведению оснований для прекращения уголовного дела в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ»[169].

Несколько иначе разворачивается ситуация, когда прекращение уголовного дела или уголовного преследования связано с отказом прокурора от обвинения, когда он придёт к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение. В частности, некоторые учёные считают сомнительным целесообразность предоставления судье права по результатам предварительного слушания прекращать уголовное преследование по данному основанию, и предлагают перенести его на стадию судебного разбирательства[170].

На наш взгляд, в случае отказа прокурора от обвинения судья не выходит за рамки пределов доказывания в стадии назначения судебного заседания.

Правовое значение здесь будет иметь соответствующая оценка имеющихся

доказательств прокурором, который может прийти к выводу либо о
достаточности доказательств, свидетельствующих о непричастности
подсудимого к совершению преступления, либо о недостаточности

доказательств, означающих также невозможность привлечения лица к уголовной ответственности при наличии сомнений в виновности, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ.

Таким образом, проведённый анализ пределов доказывания в стадии назначения судебного заседания позволяет сформулировать следующие выводы и предложения:

1. Пределы доказывания в стадии назначения судебного заседания, прежде всего, зависят от особенностей процессуальной деятельности, реализуемой судьёй совместно с участниками уголовного процесса на данном этапе производства по уголовному делу. В частности, судья в данной стадии должен, во-первых, установить по письменным материалам уголовного дела, проведено ли предварительное расследование в строгом соответствии с законом и соблюдены ли требования УПК РФ по обеспечению прав участников, во-вторых, определить и реализовать организационные мероприятия в отношении предстоящего судебного разбирательства. При этом основная специфика доказательственной деятельности в стадии назначения судебного заседания заключается в том, что собирание, проверка и оценка доказательств ограничены имеющимися материалами уголовного дела и тем обвинением, которое сформулировано в обвинительном заключении (обвинительном акте, обвинительном постановлении).

2. Пределы доказывания, обусловленных наличием достаточных доказательств, в стадии назначения судебного заседания выражаются в принимаемых решениях. В основе принимаемых на данной стадии уголовного процесса решений лежат обстоятельства, как входящие в предмет доказывания, так и имеющие исключительно процессуальное значение. При характеристике пределов доказывания необходимо обращать внимание на правовую природу обстоятельств, познаваемых на этом этапе производства по уголовному делу.

3. Формирование пределов доказывания на предварительном слушании зависит от доказательственной деятельности судьи по использованию достаточных доказательств в качестве необходимых средств установления обстоятельств, составляющих основания принятия отдельных решений по результатам предварительного слушания. Как показывает анализ, вынесение только некоторых процессуальных решений по результатам предварительного слушания требует от судьи непосредственного обращения к исследованию и оценке имеющихся в материалах уголовного дела доказательств с точки зрения их достаточности. В основе этих решений лежат установленные с помощью достаточных доказательств обстоятельства, имеющие материально-правовой характер. Таковыми, на наш взгляд, являются следующие решения:

1) о возвращении уголовного дела прокурору в порядке по основаниям, указанным в п. 3 и п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ;

2) о прекращении уголовного дела;

3) о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в соответствии со ст. 25.1 УПК РФ и назначении обвиняемому меры уголовноправового характера в виде судебного штрафа, предусмотренной ст. 104.4 УК РФ.

4. Особый статус имеет группа обстоятельств, выступающих основаниями возвращения уголовного дела прокурору в соответствии с п. 3 и п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ. При их выяснении судья обязан проявлять инициативу и самостоятельно вторгаться в сферу исследования и оценки достаточности доказательств, которые будут, в первом случае, указывать на необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера (п. 3 ч. 1 ст. 237 УПК РФ), во втором, - свидетельствовать о наличии оснований для квалификации действий обвиняемого, лица, в отношении которого ведётся производство о применении принудительной меры медицинского характера, как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния либо в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства установлены фактические обстоятельства, указывающие на наличие оснований для квалификации действий указанных лиц как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния (п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ).

5. Пределы доказывания в деятельности судьи при принятии решения о возвращении уголовного дела прокурору на предварительном слушании не должны выходить за рамки усмотрения сторон. Соответственно решение о возвращении уголовного дела прокурору по любому из оснований, указанному в ст. 237 УПК РФ, может иметь место только по ходатайству одной из сторон. Исследование и оценка доказательств с точки зрения их достаточности судьёй в этом случае должна быть ограничена позицией сторон. Для судьи остаётся обязанность обосновать и мотивировать своё решение об удовлетворении или об отказе в удовлетворении ходатайства стороны о возвращении уголовного дела прокурору. В связи с этим в действующем УПК РФ необходимо предусмотреть возможность возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом только по ходатайству сторон. Поэтому предлагаем в ч. 1 и ч. 1.1 ст. 237 УПК РФ исключить слова «или по собственной инициативе».

6. По итогам предварительного слушания судья наделяется полномочиями использовать достаточные доказательства для обоснования пределов доказывания, оканчивающихся прекращением уголовного дела или уголовного преследования. На наш взгляд, решение о прекращении уголовного дела или уголовного преследования на данном этапе производства не предрешает необходимость непосредственного итогового исследования доказательств в ходе судебного разбирательства и не находится в противоречии с предрешением вопроса о виновности подсудимого в инкриминируемом ему преступлении. Доказательства, использованные как достаточные для прекращения уголовного дела или уголовного преследования, не выходят за пределы доказывания в ходе предварительного слушания. Ими судья устанавливает обстоятельства, указанные в ст. 238 УПК РФ. При прекращении дела или уголовного преследования судья использует достаточные доказательства, которые содержаться в материалах уголовного дела. Пределы доказывания, достигаемые в данном случае, характеризуются достоверными выводами о наличии соответствующих обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяния или могущих повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания.

3.2.

<< | >>
Источник: Бойченко Олег Игоревич. ПРЕДЕЛЫ ДОКАЗЫВАНИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Краснодар - 2017. 2017

Еще по теме 3.1. Пределы доказывания в стадии назначения судебного заседания:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -