<<
>>

§ 1.2. Понятие и общая характеристика технических средств, используемых в стадии предварительного расследования

В ст. 11 Федерального закона Российской Федерации от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции»[56] [57] закреплена обязанность полиции использовать в своей деятельности достижения науки и техники, информационные системы, сети связи, а также современную информационно-телекоммуникационную инфраструктуру: видео- и аудиотехнику, кино- и фотоаппаратуру, а также другие технические и специальные средства.

Именно обязанность, а не возможность, предусмотренная в рассматриваемой статье, подчеркивает значимость использования технических средств в правоохранительной деятельности.

Необходимость активного применения и использования новейших достижений науки и высоких технологий в борьбе с преступностью представляется бесспорной. Однако на пути внедрения различных технических средств в практику борьбы с преступностью существуют определенные препятствия. К таковым можно отнести как экономическую сторону оснащения подразделений дорогостоящей техникой, так и вопросы правового регулирования их использования в деятельности органов предварительного расследования.

В рамках внедрения информационных технологий в деятельность органов внутренних дел Российской Федерации Указом Президента Российской Федерации от 1 марта 2011 г. № 2481 в структуре Министерства внутренних дел Российской Федерации создан Департамент информационных технологий, связи и защиты информации МВД России, основными задачами которого являются вопросы совершенствования информационных и телекоммуникационных технологий, а также автоматизированных информационных систем, развития современных цифровых систем связи, противодействия техническим разведкам, технической защиты информации, формирования и ведения информационных ресурсов, межведомственного информационного взаимодействия, реализации государственных и ведомственных программ в области информатизации и другие.

В настоящее время 5600 объектов органов внутренних дел Российской Федерации подключены к единой интегрированной мультисервисной сети и обеспечены стандартным комплексом современных услуг связи (видеоконференц-связи, IP-телефонии) и доступом к ведомственным информационным системам[58] [59].

В контексте исследования вопросов использования средств аудио-, видеозаписи, нельзя обойти вниманием институт понятых в связи с тем, что ФЗ № 23-ФЗ внес изменения, направленные на реорганизацию института понятых и актуальности использования технических средств фиксации хода и результатов следственных действий при раскрытии и расследовании преступных деяний в условиях технического прогресса.

В уголовном судопроизводстве институт понятых был создан с целью обеспечения законности, беспристрастности и объективности расследования и насчитывает уже более 400 лет. Он был законодательно закреплен еще в Соборном уложении 1649 г. (ст. ст. 139, 142, 143 гл. Х; ст. ст. 50, 87 гл. ХХІ)1, затем институт понятых получил развитие в Своде законов Российской Империи[60] [61] [62] (ст. 468), в Уставе уголовного судопроизводства 1864 г. (ст. ст. 109, 144, 315, 320-324, 331, 364, 468, 492, 1131, 1132, 1135)[63], в УПК РСФСР 1960 г.[64] и в ныне действующем УПК РФ 2001 г.

Однако в последние годы технические средства постепенно вытесняют понятых из уголовного судопроизводства, в среде юристов активно ведутся споры об участии понятых в следственных действиях. Профессор О.Я. Баев приветствовал сохранение этого института в УПК РФ: «Мы... с удовольствием отмечаем, что УПК предусмотрел необходимость привлечения понятых к достаточно широкому кругу следственный действий»[65]. В то время как Ю.В.

Францифоров видит в понятом «союзника» следователя1; А.В. Варданян, а затем и В.М. Быков предлагают создание дежурных понятых[66] [67]; Т.Г. Кудрявцева и Д.Н.

Кожухарик обосновывают важность участия понятых в следственных действиях возможностью в дальнейшем устранить пробелы следствия их показаниями при судебном рассмотрении[68], а В.Г. Ульянов замечает важность участия понятых при осмотре места происшествия для соблюдения принципа состязательности сторон[69]; некоторые ученные называют институт понятых «архаичным явлением»
и «крайне негативным пережитком» в уголовно-процессуальном
законодательстве России[70] [71]; профессор Р.С. Белкин подчеркивал
некомпетентность понятых, неумение ими оценить законность,

целесообразность и объективность следственных и процессуальных действий6.

А в своей последней работе он, задавшись вопросом, приносит ли пользу институт понятых, полагал, что «добросовестным, профессиональным и взвешенным может быть только отрицательный ответ»[72].

Следует отметить, что при интервьюировании корреспондентом «Российской газеты» юристов Великобритании, Г ермании и Китая выяснилось, что в этих странах институт понятых отсутствует, а в Израиле существует лишь формально, и связано это с недопустимостью вмешательства посторонних в уголовный процесс[73]. При изучении законодательных актов в области уголовного судопроизводства Канады1, Франции[74] [75], США[76], Японии[77], не установлено упоминаний о понятых, что подтверждает их отсутствие в уголовном судопроизводстве рассматриваемых государств.

Аспекты участия понятых в уголовном процессе рассматривали в своих трудах такие ученые и практики, как: В.К.

Афонин, А.В. Белоусов, Б.Т. Безлепкин, А.В. Гриненко, А.В. Гричаниченко, И.А. Зинченко, В.М. Лебедев, О.С. Лейнова, А.П. Попов, И.А. Попова, В.А. Семенцов, А.Н. Сторожева, И.Я. Фойницкий, О.В. Хитрова, В.В. Шарун[78] и другие.

При изучении уголовных дел, судебных решений неоднократно приходилось сталкиваться с тем, что участие понятых в следственных действиях и дальнейшее подтверждение их участия служили опровержением доводов подсудимых1. Однако нередко встречались и такие случаи, когда возникал вопрос о недопустимости как доказательства по уголовному делу протокола следственного действия, составленного с участием понятых, заинтересованных в деле или зависимых от следователя или дознавателя (практикантов, уборщиков, друзей)[79] [80].

В качестве примера положительного аспекта замены участия понятых использованием технических средств можно привести мнение Н.Н. Загвоздкина, который отметил нежелание граждан исполнять эту роль, связанное с отсутствием риска в случае отказа от участия в качестве понятого, исполнением своих почетных обязанностей как наказания, стремлением побыстрее их завершить[81].

На встрече с руководящим составом Министерства внутренних дел 22 октября 2011 г. начальник управления МВД России по Тульской области С.Е. Матвеев обратился к главе государства с предложением о внесении изменений в отношении института понятых в уголовно-процессуальном законодательстве. Он сослался на то, что в мировой практике институт понятых вообще не встречается и сохранился лишь на территории постсоветского пространства. При этом для участия в качестве понятых приходится привлекать огромное количество людей, которых для этого отрывают от своих дел, в том числе и в выходные дни. В связи с этим С.Е. Матвеев предложил ограничить использование понятых и, где это возможно, заменить их работу технической фиксацией. Д.А. Медведев в свою очередь согласился с тем, что данный институт устарел. Нам представляется целесообразным привести его высказывание на эту тему дословно: «Очевидно, что институт понятых появился в тот период, когда у нас не было другого способа фиксации доказательств.

Это рудимент прошлого, если хотите, такой. Я думаю, что с учётом мирового опыта, опыта европейских стран нам действительно можно было бы скорректировать использование такого рода доказательств и свидетелей этих доказательств. Поэтому можно просто подумать, по каким категориям использование понятых вообще не требуется, где, может быть, в силу особого характера тех или иных процессуальных действий это можно было бы сохранить. Но в любом случае нужно тогда будет придать специальное процессуальное значение современным средствам фиксации доказательств»[82].

Можно предположить, что данное заявление впоследствии и привело к принятию ФЗ № 23-ФЗ, согласно которому в случаях, предусмотренных ст. ст. 177 (осмотр), 178 (осмотр трупа, эксгумация), 181 (следственный эксперимент), 183 (выемка), ч. 5 ст. 185 (осмотр, выемка и снятие копий с задержанных почтово-телеграфных отправлений), ч. 7 ст. 186 (осмотр и прослушивание результатов контроля и записи переговоров) и ст. 194 (проверка показаний на месте) УПК РФ, понятые принимают участие в следственных действиях по усмотрению следователя (дознавателя). Если в указанных случаях по решению следователя (дознавателя) понятые в следственных действиях не участвуют, то использование технических средств фиксации хода и результатов следственного действия является обязательным. Обязательно понятые должны присутствовать только при производстве четырех следственных действий: обыске, личном обыске и предъявлении для опознания, а также выемке информации на электронных носителях.

Этим же ФЗ-23 предусмотрены изменения санкции ч. 2 ст. 393 УК РФ, увеличившие срок лишения свободы с трех до пяти лет за фальсификацию доказательств по уголовному делу. Споры о разумности и эффективности изменений, внесенных в УПК РФ ФЗ № 23, начались еще на стадии обсуждения Законопроекта и не прекращаются до сих пор. С аргументацией за и против изменений высказывались такие ученные как Ф.Н. Багаутдинов, М.Н. Гареев, С.В. Дубинина1 и др. По мнению А.Р.

Белкина достаточность такой меры для предупреждения злоупотреблений небесспорна. Им же обязанность технического закрепления названа фикцией в связи с наличием в ФЗ уточнения о том, что если в ходе следственного действия использование технических средств невозможно, то следователь (дознаватель) делает в протоколе соответствующую запись. Кроме того, не регламентировано, какие технические средства необходимо использовать, можно ли применять средства аудиозаписи при осмотре места происшествия, которая не даст никакой пользы, по его мнению[83] [84]. В пояснительной записке к проекту ФЗ-23 указано, что «понятой в уголовном судопроизводстве выполняет удостоверительную функцию для обеспечения гарантий достоверности результатов следственных действий. Технические средства фиксации (видеозапись), применяемые при производстве следственных действий, выполняют ту же функцию»[85]. Думается, что при осмотре места происшествия, удостоверительную функцию будут нести средства визуальной фиксации (технические средства фото- и видеозаписи).

Анализ проведенного нами анкетирования 340 сотрудников подразделений, осуществляющих предварительное расследование (155 дознавателей и 185 следователей) показал, что 82,5 % респондентов положительно отнеслись к вышеуказанному нововведению. Также, по данным опроса установлено, что после принятия ФЗ-23, участие понятых в следственных действиях с каждым годом все чаще стало заменяться использованием технических средств фиксации. Респонденты отметили, что первое время использовать технические средства вместо понятых им мешало отсутствие судебной практики и требования прокураторы об обязательном участии понятых в следственных действиях.

Объективная необходимость использования в уголовном судопроизводстве современных достижений науки и техники объясняется не только стремлением сотрудников органов предварительного расследования упростить и ускорить процесс расследования преступлений, но также и возможностями технических средств существенно расширять диапазон человеческого восприятия.

Очевидно, что с развитием современной уголовно-процессуальной науки происходит постепенный пересмотр отношения к использованию технических средств в ходе расследования преступлений. А. Михайлов отмечает большую информативность технических средств фиксации информации как средства удостоверения какого-либо факта, чем свидетельства понятых (лучше один раз увидеть, чем десять раз услышать)[86]. Результаты проведенного исследования (Приложение № 2) показали, что первое время (9 месяцев) после внесения изменений в УПК РФ Федеральным законом № 23-ФЗ, следователи и дознаватели продолжали приглашать для участия в следственных действиях понятых, а не применяли технические средства. Данная ситуация объяснялась консервативностью руководства и отсутствием подобной практики. Однако со временем ситуация изменилась и использование технических средств постепенно стало замещать участие понятых в следственных и процессуальных действиях. Так, большинство опрошенных сотрудников органов

предварительного расследования в период с ноября 2012 г. по февраль 2013 г., т. е. до принятия ФЗ № 23-ФЗ, отметили, что никогда не заменяли участие понятых в следственных действиях использованием технических средств (57,5 %), остальные (43,5%) - изредка. В период с сентября 2014 г. по май 2015 г. по данному вопросу «никогда» ответили 20 % опрошенных, что почти в три раза меньше ответивших аналогично в период до принятия ФЗ № 23-ФЗ. Затем, количество ответивших отрицательно на рассматриваемый вопрос снизилось до 9,4 %.

Представляется верным утверждение И.В. Маслова и С.А. Шапкова: «если нет уверенности в том, что в результате применения технических средств будет выполнена удостоверительная функция, то лучше привлечь понятых»[87]. Так как протокол следственного действия, произведенного без участия понятых, когда результаты использования технических средств фиксации не представляется возможным приобщить к материалам уголовного дела по каким-либо причинам или невозможно различить отснятые объекты, должен признаваться недопустимым доказательством.

Современные технические достижения позволяют на более высоком уровне решать вопросы организации и деятельности следственного и судебного аппарата, вооружить следователей (дознавателей) новыми средствами обнаружения и фиксации доказательств, внедрять в судопроизводство моделирование, кибернетику, математические методы, а также различные технические средства, применяемые для совершенствования самого процесса судопроизводства. Но при этом существует ряд проблем, возникающих при использовании технических средств в сфере уголовного судопроизводства.

Однако, прежде чем переходить к рассмотрению этих проблем, прежде всего необходимо рассмотреть встречающиеся в теории и практике термины, добиться единообразия понятийного аппарата, следует четко определить, что же все-таки является «техническими средствами» в тех случаях, когда они предусмотрены в нормативно-правовых актах в сфере уголовного судопроизводства. Значимость строгого определения того, что является «техническими средствами» подтверждается наличием большого количества научных трудов, посвященных этим вопросом, таких специалистов как: М.Б. Вандер1, Л.В. Лазарева[88] [89], А.В. Парфентьев[90], А.И. Садовский[91], А.Е. Федюнин[92] и другие.

Следует отметить, что термин «технические средства» является распространенным не только в области уголовного судопроизводства, но и в других науках, например, агрономии, библиографии, геофизике, медицине и т.д.

В словарях русского языка в самом широком значении термин «техника» (от греческого tehnika - искусство, мастерство, умение) трактуется единообразно как совокупность процессов и методов обработки материала в какой-нибудь отрасли производства, совокупность средств и способов достижения результатов в какой-нибудь деятельности[93].

В научной литературе существуют также следующие дефиниции понятия «техника»: совокупность технических устройств, предназначенных для использования в деятельности человека, общества[94]; совокупность материальных средств, создаваемых для осуществления процесса производства, обогащающих и облегчающих познание человеком окружающего мира, расширяющие

взаимоотношения человека с окружающей средой1; система искусств, органов деятельности общества, развивающаяся в природном материале трудовых функций, навыков, опыта и знаний, путём познания и использования сил и закономерностей природы[95] [96]. Д.Н. Ушаков дает термину «техника» несколько определений: 1) совокупность приемов и приспособлений, применяемых для получения наибольших результатов при наименьшей затрате человеческого труда; 2) совокупность приемов, применяемых в каком-нибудь деле, мастерстве, владение этими приемами, мастерство в каком-нибудь деле; 3) процесс самого производства, выполнения; 4) механизированное хозяйство, совокупность машин, механических устройств, орудий[97]. В научной литературе ведутся дискуссии о том, как называть технику, используемую в уголовном судопроизводстве. Предлагаются различные термины: «научно-технические средства»[98], «технико-криминалистические средства»[99], «техникокриминалистическое обеспечение расследования преступлений»[100],

«криминалистическая техника»[101] и др.

Кроме того, нет единства терминологии и в законодательных актах. Так, в нормативно-правовых актах, регулирующих вопросы уголовного судопроизводства и деятельность компетентных ведомств, употребляются такие понятия, как: «специальная техника для видеодокументирования»1, «научнотехнические средства»[102] [103], «специальная техника для фиксации и передачи информации»[104], «спецсредства»[105], «специальная криминалистическая техника»[106] и др. В нормативных документах отсутствует определение и классификация технических средств.

Однако, в действующем УПК РФ употребляется термин «технические средства». В связи с чем предлагается не вдаваться в дискуссию о терминах, применимых к технике, и в диссертационном исследовании употреблять легальный термин «технические средства» по отношению к совокупности приборов, устройств, приспособлений, программных продуктов.

О понятии технических средств рассуждали Т.Н. Алешкина1, Р.С. Белкин[107] [108], М.Б. Вандер[109], Г.И. Грамович[110] Е.П. Ищенко[111], и другие, предлагая свои определения. Однако, наиболее удачным, несмотря на то, что формулировка понятия дана через само понятие, представляется определение технических средств, данное А.Е. Федюниным: «совокупность технических средств (приборов, устройств, приспособлений, программных продуктов), применяемых участниками уголовного процесса в целях обеспечения производства процессуальных действий, собирания, проверки и оценки доказательств в соответствии с их правомочиями, определенными Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации»[112].

В то же время отдельные аспекты указанной дефиниции в современных условиях требуют корректировки. Так, с учетом развития технологий и постоянно изменяющегося уголовно-процессуального законодательства, в перечень технических средств, указанных в определении, данном

А.Е. Федюниным, необходимо добавить электронные носители информации. Кроме того, программные продукты следует рассматривать не отдельно, как самостоятельный элемент, а в совокупности с приборами, устройствами, приспособлениями или электронными носителями информации. Думается, в цели использования технических средств следует добавить обнаружение доказательственной информации. Вместе с тем, в рассматриваемое определение следует добавить, что использование технических средств должно обуславливаться неуклонным обеспечением охраны прав и законных интересов граждан.

В действующем УПК РФ нет общей нормы, дающей понятие технических средств и регламентирующей правила и принципы их использования. В УПК РФ закреплено около 30 норм, как общего характера, в которых упоминаются технические средства, (ст. ст. 42, 47, 53, 54, 58, 164, 170, 180, 217, 259, 303, 437 УПК РФ), так и частного характера (ст. ст. 166, 186, 186.1, 190 УПК РФ), в которых указываются конкретные виды или типы технических средств. Логическая и терминологическая связь между нормами «общего» и «частного» характера отсутствует, что приводит к ограничению возможности использования современных технических средств при проведении следственных действий.

Так, например, в ч. 6 ст. 164 УПК РФ предусмотрено, что «при производстве следственных действий могут применяться технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств» - т. е. речь идет об использовании любых технических средств, порядок и способ применения которых не противоречат УПК РФ. В то же время, в ст. 166 УПК РФ указано, что к протоколу следственного действия могут прилагаться «фотографические негативы и снимки, киноленты, диапозитивы, фонограммы допроса, кассеты видеозаписи, чертежи, планы, схемы, слепки и оттиски следов, выполненные при производстве следственного действия, а также электронные носители информации, полученной или скопированной с других электронных носителей информации в ходе производства следственного действия». Очевидно, что данный перечень является вполне конкретным и исчерпывающим и, с точки зрения строгого следования букве закона, не допускает приложения к протоколу следственного действия иных носителей информации.

Ряд авторов обращает внимание на существенную интенсификацию следственной деятельности, которая своевременно не сопровождается адекватными изменениями уголовно-процессуального законодательства. Г од от года требования к срокам и качеству предварительного следствия возрастают, но принципы и методы его производства на базе относительно быстро устаревающего УПК РФ не изменяются. Естественно, что в нынешних условиях не встает вопрос об упрощении общего процессуального характера досудебной процедуры. Следовательно, возможные пути повышения ее эффективности следует искать в новых современных технологических решениях1.

Б.Г. Розовский называет уголовный процесс «заложником научнотехнического прогресса», отмечая, что способы и методы получения знаний об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу в уголовном процессе, остались такими же, как и при УПК РСФСР[113] [114].

По мнению П.С. Элькинд, можно использовать только «такие средства, которые получили нормативное закрепление», т.к. в отношении каждого такого средства должна быть разработана система процессуальных гарантий, обеспечивающих точность и исключающих злоупотребления[115].

Однако, стоит иметь ввиду, что технический прогресс не стоит на месте и, вероятно, появление в ближайшем будущем новых, принципиально иных способов фиксации и хранения информации. Это означает, что в УПК РФ придется вносить поправки, добавив к длинному перечню устаревших технических средств новые, которые через несколько лет также устареют, а то и вообще исчезнут из обращения.

О том, что в УПК не должно быть указано технических средств, однако допуская возможность их частичного перечисления при условии «использования и других технических средств, прямо не указанных в УПК», высказывал свое мнение С.Д. Цомая.1

Наличие в нормах УПК РФ конкретного и исчерпывающего перечня носителей информации, которые могут прилагаться к протоколу следственного действия, может препятствовать использованию новых и совершенных технических достижений для целей уголовного судопроизводства, так как одни нормы УПК РФ ограничивают использование других.

По данному вопросу Р.С. Белкин справедливо отметил, что законы и подзаконные акты не могут содержать всеобъемлющих указаний о процедуре использования технических средств и приемов. Отсутствует смысл в законодательном закреплении всестороннего, полного указания видов и наименований технических средств, а также приемов, которые используются или могут применяться при производстве предварительного следствия»[116] [117].

Анализируя нормы УПК РФ, можно заметить, что технические средства воспринимаются как средства фиксации - «в случае производства следственного действия без участия понятых применяются технические средства фиксации его хода и результатов...» (ст. 170); как средства для протоколирования - «протокол может быть написан от руки или изготовлен с помощью технических средств» (ст. 166); как средства, конструктивно предназначенные для установления необходимых сведений - «применение технических средств в исследовании материалов уголовного дела» (ст. 58); как средства проверки - «в целях осуществления контроля могут использоваться аудиовизуальные, электронные и иные технические средства контроля» (ст. 107).

Из названий технических средств, перечисленных в УПК РФ, видно, что все они предназначены для одной цели - фиксации и сохранения сведений, имеющих значение для уголовного дела, т.е. информации, которая может быть подразделена на визуальную (зрительную), аудиальную (звуковую) или аудиовизуальную.

Стоит отметить, что технический прогресс идет путем массового внедрения высоких технологий во все сферы жизнедеятельности, и те носители, которые сначала использовались только в компьютерной технике, сейчас активно применяются в бытовой аудио-, фото и видеоаппаратуре. Поэтому рассуждать о том, чем и на чем записана информация, сейчас не имеет никакого смысла. Думается, вопрос может состоять только в том, какая информация записана, можно ли ее воспроизвести, проверить, оценить и сохранить необходимое время с помощью технических средств, имеющихся в распоряжении участников уголовного процесса.

Однако наиболее предпочтительным вариантом является использование в уголовном судопроизводстве обобщенного понятия, охватывающего все известные технические средства, используемые для фиксации результатов процессуальных действий, носители указанной информации, а также те технические средства, которые могут быть разработаны и применены в будущем.

Определяя понятие технических средств, используемых в уголовном судопроизводстве, следует отметить, что оно должно предусматривать привлечение любых возможных технических средств при расследовании уголовных дел, порядок и способы использования которых не противоречат действующему уголовно-процессуальному законодательству, а не ограничиваться фотосъемкой, видеозаписью, аудиозаписью или какими-либо другими отдельными способами фиксации информации или их перечнем.

Таким образом, предлагаем следующее понятие технических средств в сфере уголовного судопроизводства: приборы, устройства, приспособления, в том числе применяемые в совокупности с программным обеспечением, электронные носители информации, используемые участниками уголовного судопроизводства в целях обеспечения производства процессуальных действий, для обнаружения доказательственной информации, ее собирания, проверки и оценки, в соответствии с их полномочиями, закрепленными УПК РФ, при условии неуклонного обеспечения охраны прав и законных интересов граждан. В связи с этим предлагается дополнить статью 5 УПК РФ пунктом 54.1.

Что же касается специального определения понятия результатов использования технических средств, то, на наш взгляд, таковое не требуется. Необходимо обязательно отражать условия, порядок и результаты использования технических средств в протоколах следственных (судебных) действий, заключениях экспертов и иных процессуальных документах. Использование технических средств должно обязательно отражаться в соответствующих протоколах, чем удостоверяется сам факт использования этих средств, обеспечивается оценка полученной с их помощью информации, создаются условия для ее проверки.

<< | >>
Источник: Родивилина Виктория Александровна. Процессуальные особенности использования технических средств в стадии предварительного расследования. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Иркутск - 2016. 2016

Еще по теме § 1.2. Понятие и общая характеристика технических средств, используемых в стадии предварительного расследования:

  1. 1. ПОНЯТИЕ И ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОГОВОРА БАНКОВСКОГО СЧЕТА
  2. Глава 2. Понятие и общая характеристика судебного прецедента как источника права
  3. 3. источники римского права: понятие, виды, общая характеристика.
  4. § 3. Понятие и общая характеристика института защиты частного права
  5. § 3.2. Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации
  6. § 1.1. Понятие и общая характеристика гражданского общества
  7. §1.3. Понятие и общая характеристика положения миноритарных акционеров в АО.
  8. § 1. Общая характеристика правовой защиты осужденных на стадии исполнения наказания
  9. ОГЛАВЛЕНИЕ:
  10. ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ ТЕХНИЧЕСКИХ СРЕДСТВ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ
  11. § 1.2. Понятие и общая характеристика технических средств, используемых в стадии предварительного расследования
  12. § 1.3. Цели, задачи, принципы и формы использования технических средств в стадии предварительного расследования
  13. ГЛАВА 2. ОСНОВЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ТЕХНИЧЕСКИХ СРЕДСТВ В СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ
  14. § 2.1. Анализ уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего использование технических средств в стадии предварительного расследования
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -