<<
>>

§ 1. Понятие доказательства в уголовном процессе Социалистической Республики Вьетнам и Российской Федерации

Доказательственное право является частью уголовно-процессуального права, которое представляет собой совокупность уголовно-процессуальных норм, регламентирующих процессуальный статус; субъектов, участвующих в доказывании, цель доказывания, средства доказывания и порядок собирания, проверки и оценки доказательств[8].

В УПК России нормы, регулирующие процесс доказывания, закреплены в разделе III «Доказательства и доказывание». Кроме того, нормы доказательственного права присутствуют и в других разделах: 1) в разделе 2 «Участники уголовного судопроизводства», где перечислены участники уголовного судопроизводства, их права и обязанности, регулирующие правоотношениям только субъектов собирания, проверки и оценки доказательств (следователь, дознаватель, прокурор), но и других участников уголовного судопроизводства; 2) в нормах,регулирующих производство следственныхдействий, в результате которых компетентные органы могут получить доказательства (гл. 23, 24, 25, 26 УПК России); 3) в некоторых главах УПК России (главы 35, 37, 40, 41, 42, 44, 45, 47, 48, 49, 51, 52, 53).

В отличие от УПК России, в уголовном процессе Вьетнама используется только лишь институт доказательств, в котором есть, в том числе и положения доказывания. Уголовно-процессуальное право Вьетнама под институтом доказательств понимает совокупность всех норм, имеющих однородные характеристики, регулирующие все вопросы, связанные с установлением

Q

доказательств по уголовному делу[9].

Институт доказательств входит в систему уголовно-процессуального права Вьетнама и включает в себя систему норм, регулирующих, как доказательства, так и процесс доказывания, включающий порядок, пределы, содержание и цели доказывания.

Уголовно-процессуальные нормы основной части института доказательств, определяющие понятие доказательств, их источники, порядок собирания доказательств и их проверки, закреплены в статьях главы 6 УПК Вьетнама «Доказательства и доказывание» (статьи 85 - 108 УПК Вьетнама).

Вместе с тем, правовые нормы, образующие правовой институт доказательств, включены в главуЗ «Органы и лица, обладающие полномочиями проведения уголовно-процессуальной деятельности», главу 4 «Лица, участвующие в уголовно-процессуальной деятельности», главу 5 «Защитник», главу 9 «Возбуждение уголовного дела», главу 11 «Привлечение в качестве обвиняемого. Допрособвиняемого», главу 12 «Допрос свидетеля, потерпевшего, гражданских истцов и гражданских ответчиков, лиц, имеющих права и обязанности, связанные с уголовным делом. Опознание. Очная ставка», главу 13 «Обыск. Выемка. Наложение ареста на предметы и документы», главу 14 «Осмотр места происшествия. Осмотр трупа. Освидетельствование Следственный эксперимент», главу 15 «Производство судебной экспертизы. Производство по определению стоимости имущества», главу 20 «Общие условия судебного разбирательства», главу 21 «Производство в суде первой инстанции», главу 22 ««Производство в суде второй инстанции» УПК

Вьетнама. Институт доказательств УПК Вьетнама включает в себя нормы, определяющие и регулирующие следующие правовые категории: 1) цели доказывания; понятие доказательств, систему доказательств;условия, при которых информация имеет доказательственное значение; 2) принципы оценки доказательств;полномочия и обязанности компетентных органов в процессе доказывания; 3)права и обязанности обвиняемого, подсудимого, потерпевшего и других участников уголовного судопроизводства в процессе оценки доказательств.

Итак, в уголовно-процессуальном праве Вьетнама используется только институт доказательств, включающий в себя положения о доказательствах и доказывании. Данное построение не логично, поскольку доказательства и доказывание представляют собой самостоятельные институты, которые состоят из совокупности правовых норм, регулирующих отдельные правоотношения. Полагаем, что необходимо разделять действующий институт доказательств на два самостоятельных, но взаимосвязанных и взаимообусловленных института: 1) институт доказательств (понятие доказательств; система доказательств; условия, при которых информация имеет доказательственное значение и др.); 2) институт доказывания (понятие, цели доказывания; принципы оценки доказательств, полномочия и обязанности компетентных органов в процессе доказывания, права и обязанности обвиняемого, подсудимого, потерпевшего и других участников уголовного судопроизводства в процессе оценки доказательств и другие).

Проанализируем понятие «доказательство» по УПК России и УПК Вьетнама.

Понятие доказательств является одним из наиболее спорных вопросов теории уголовно-процессуального права, которые учёные-процессуалисты России и Вьетнама рассматривают с различных позиций.

Понятие «доказательство» - одно из центральных в теории доказательств

Российской Федерации. В соответствии со статьёй 74 УПК России доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определённом УПК России, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

В теории уголовно-процессуального права России о понятии доказательств высказаны различные позиции советских и российских учёных.

Одни авторы понимают под доказательствами факты[10], другие считают доказательства фактами и фактическими данными[11], а третьи рассматривают доказательства, как фактические данные, полученные из указанных в законе источников[12]. Последнее мнение определяет, что доказательствами являются фактические данные и их источники[13].

Следует отметить, что под «фактами» понимаются явления объективной действительности, они находятся вне уголовного дела, не зависят от воли человека[14]. Однако, нельзя рассматривать доказательства только как факт, либо как фактические данные. Такое понимание вызывает неполное и неточное толкование понятия доказательств.

Давая определение понятию «данные», Л.М. Карнеева указала, что это сведения, сообщения и знания, иными словами это информация, извлечённая субъектом из материальных объектов (вещей, процессов, документов, физических лиц)[15].

П.С. Элькинд, рассматривая понятие «фактические данные», указала, что это и сведения о фактах и сами факты (установленные, служащие средством познанию обстоятельств и фактов)[16].

Понятие «фактические данные» неоднозначно определялось как сведение о фактах или как сами факты, дающие ответы на вопросы, разрешаемые в уголовном процессе[17]. Другие авторы рассматривали соотношение между фактическими данными и доказательствами как соотношение цели и средств[18].

Однако, не следует считать доказательствами только факты, поскольку для разрешения уголовного дела компетентными органами устанавливаются сведения об обстоятельствах, подлежащих доказыванию. Если рассматривать факт как достоверное знание об определённых обстоятельствах, то это знание само должно основываться на доказательствах, то есть сведениях[19]. Кроме того, недопустимо, чтобы совпадали понятие «источники доказательств» с понятием «доказательство», поскольку доказательства являются содержанием, то есть сведениями (фактическими данными) об обстоятельствах, подлежащих доказыванию, а источник - это форма, от которой, уполномоченные органы могут получить данные сведения. Л.М. Карнеева считает, что доказательства как сведения о фактах не совпадают с источниками доказательствами.

Доказательствами являются отражённые сознанием следователя, судьи, свидетеля или эксперта, обвиняемого или подозреваемого факты объективной действительности[20].

Понятие «доказательство» другие российские учёные-процессуалисты рассматривали с различных сторон, понимая его следующим образом:

во-первых, доказательство - доказательственные факты. Доказательственные факты не являются фактами объективной действительности и получают доказательственное значение не сами по себе, а в результате практической деятельности субъектов, на определённом этапе доказывания становясь предметом познания[21]. Доказательственные факты устанавливаются при производстве следственных действий, устанавливаемых определёнными документами. Данные документы должны соответствовать требованиям уголовно-процессуального закона о форме их составления. При таком понимании доказательственного факта он должен быть включён в рамки понятия «сведения», так как обладает свойствами доказательств.

По мнению П.С. Элькинд, если не признавать доказательственные факты доказательствами по делу, то это повлечёт за собой усложнение процесса уголовно-процессуального доказывания. «Поскольку логика доказывания необходимо предполагает установление и обоснование доказываемых суждений при помощи других, уже доказанных, - писала она, - постольку не только сведения о фактах, но и установленные факты служат средством познания искомых, ещё не установленных»[22].

во-вторых, доказательство - это средство доказывания. По мнению сторонников данной точки зрения, «средства доказывания являются источником получения сведений о тех фактах, которые необходимо установить по делу»[23]. Таким образом, доказательство является средством доказывания, то есть оно включает в себя и факты, и источники формирования данных фактов (содержание и форма). Если доказательство рассматривается как органичное соединение формы и содержания фактов, то, на наш взгляд, это познание соединило понятие доказательства и понятие источников доказательства в одном целом. По нашему мнению, под источником доказательств понимается процессуальная форма, посредством которой сведения, признаваемые доказательствами, участвуют в процессе доказывания. В свою очередь доказательства - это содержание, которое включено в эти формы. Доказательство само по себе является средством доказывания, поскольку участвует в процессе доказывания как источник сведений об обстоятельствах, подлежащих доказыванию, в форме различных видов доказательств, в которых эти сведения содержатся. Доказательство определяется как сведения об обстоятельствах, подлежащих доказыванию и источника их получения.

в-третьих, доказательства понимаются как способы получения доказательств. В этой дефиниции доказательства понимаются как конкретные фактические данные, употребляемые для исследования обстоятельств дела, источники этих данных и способы их получения, проверки и использования[24]. Мы не согласны с указанной позицией, поскольку способы получения, проверки и использования доказательств относятся к процессу доказывания.

Кроме того, существует мнение российских процессуалистов о том, что доказательство - это собранная информация о фактах из указанных в законе источников доказательств, полученная и процессуально оформленная в материалах дела в установленном законом порядке[25]. Такой же точки зрения придерживается и Г.П. Корнеев, указывая, что «фактическими эти данные именуются потому, что являются информацией о реальных фактах». Под информацией понимается продукт, произведённый в ходе сознательной и целенаправленной человеческой деятельности[26].

Мы считаем, что нельзя рассматривать доказательства только как информацию о фактах, потому что на основе данного мнения может быть сделано ошибочный вывод о пределах информации. Информация - это очень широкое понятие, и не любая информация может стать доказательством, а только та, которая обладает свойствами доказательств (относимости, допустимости и достоверности) и пройдёт через этапы собирания, проверки и оценки доказательств. В этой связи, возникает проблема, в ходе которой процессуалисты смешивают или разграничивают понятие информации и доказательственной информации. Таким образом, при рассмотрении вопроса о доказательствах, использовать понятие «доказательственная информация» более правильно, чем «информация».

Некоторые авторы считают[27], что доказательство - это сведения о происшедшем событии, основанные на способности любого предмета или явления под воздействием другого изменяться или сохранять следы этого воздействующего предмета, явления.

По мнению О.В. Левченко, дефиниция «сведения» состоит из двух элементов: сведения о фактах и доказательственные факты. Поэтому на основании ч. 1 ст. 74 УПК России она считает, что доказательства по уголовному делу - это сведения о фактах и доказательственные факты, содержащиеся в установленных законом видах доказательств, и на основе которых субъект доказывания в порядке, определённом уголовнопроцессуальным законом, устанавливает обстоятельства, подлежащие доказыванию, а также иные обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела»[28].

По мнению В.А. Лазаревой, понятие доказательства включает в себя как форму, так и содержание, которые имеют одинаковое значение для понимания сущности доказательства. Содержание доказательств, с её точки зрения, - это сведения о подлежащих доказыванию обстоятельствах. Она полагает, что понимание доказательства как сведения, заменившие собой понятие «фактические данные», отражает сущность доказательства более точно.

Согласно позиции Ю.К. Орлова, под доказательствами понимаются достоверно установленные обстоятельства, факты, используемые в качестве логических посылок для выводов о других обстоятельствах дела[29].

Следует обратить внимание на то, что практика показывает, что доказательствами могут стать не любые сведения, а только те сведения, которые получены по правилам, установленным законом. В качестве доказательств рассматриваются такие сведения, на основе которых устанавливаются необходимые обстоятельства, имеющие юридическое значение для объективного разрешения дела. Эти сведения должны быть получены в форме, указывается в законе. Поэтому мы считаем, что доказательства представляют собой сведения, полученные с соблюдением требований закона, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определённом УПК России, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному

делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Понятие доказательства в уголовном процессе Социалистической Республики Вьетнам.

В истории уголовно-процессуального законодательства Вьетнама существовало много положений о доказательствахпо уголовным делам. Процесс становления и развития правовых норм о доказательствах и доказывании тесно связан с этапами развития Вьетнама.

Во Вьетнамской Империи впервые попытались законодательно дать определение понятию доказательство и его содержанию во времена правления от династии Ле XV века до династии Нгуен XIX века. В указанный период был принят Хонг Дык кодекс (Куок Чиеу Хинь Луат - официальный кодекс - Bo luat Hong Buc 1483 г)[30], где доказательства упомянуты в статьях с 664 по 670. В указанных правовых нормах были определены только источники доказательств, но не раскрыто само понятие доказательства. ХонгДык кодекс определил, что источником доказательства являются не только показания обвиняемого, подсудимого, но и вещественные доказательства, показания свидетеля, потерпевшего и других лиц[31].

В 1777 году был принят первый процессуальный кодекс (Quoc trieu kham tung dieu le) Вьетнама, в котором содержалась всего 31 статья, охватывающая порядок разрешения гражданского и уголовного дела. По мнению многих вьетнамских учёных, данный процессуальный кодекс является большим достижением в области судопроизводства, поскольку в то время в восточноазиатском регионе нормы всех отраслей права были включены в единый свод законов[32]. Как и в Хонг Дык кодексе, в качестве доказательств в основном рассматривались вещественные доказательства и показания обвиняемого, свидетеля; пытки в данном процессуальном кодексе также закреплялись в качестве основного средства, применяемого для собирания доказательств от подозреваемого.

Второй кодекс, принятый в XIX веке, именовался «Хоанг Вьет законы и обычаи» (в другом варианте - Жа Лонг кодекс - Hoang Viet luat le, 1812 г.). Данный кодекс в целом был основан на Хонг Дык кодексе, но более подробно описывает деятельность по собиранию доказательств[33].

В Сводах законов Хонг Дык и Жа Лонг, а также в судебной практике того времени отразились черты, характеризующие восточноазиатский феодализм: доказательствами, в основном, являлись показания свидетелей и обвиняемого; пытка, истязание представляли собой основные средства для собирания доказательств (например: при допросе обвиняемого: «допрос обвиняемого проводится путём применения пытки»)[34].

Таким образом, вданный период понятие «доказательство» не указано. Основными доказательствами являлись кроме вещественных доказательств, показания обвиняемого и свидетеля. Более того, применение пыток было законным средством получения доказательств и установления истины по уголовному делу.

Необходимо также учитывать, что на этом этапе исторического развития (в том числе и уголовно-процессуального законодательства), в течение длительного времени (с 1858 г. до 1945 г.) Вьетнам был колонией Франции, поэтому правовая система, и в частности уголовно-процессуальное право, находились под сильным влиянием континентальной (романо-германской) правовой системы. Вьетнам территориально был разделён на три части, в каждой из которых действовали положения самостоятельного уголовнопроцессуального кодекса, применяемого в отношении отдельных категорий лиц[35]. Так, в отношении граждан французской метрополии, проживавших в то время во Вьетнаме, применялся уголовно-процессуальный кодекс Франции, а в отношении местного населения южной части Вьетнама, кроме УПК Франции, применялись и различные декреты президента Франции. Тем не менее, в течение этого времени понятие доказательств не было чётко определено; как и в прежних кодексах упоминались лишь источники доказательств и основные правила их собирания.

После Августовской революции 1945 г. возникла Демократическая Республика Вьетнам[36]. Содержание понятия доказательства в уголовнопроцессуальном правеДемократической Республики Вьетнамараскрывалось во многих нормативно-правовых актах. Однако в нормахуголовно- процессуального закона доказательства рассматривались в некоторых отдельных аспектах, и эти нормы не содержали никаких конкретных понятий доказательства[37]. Постановление Министерства Юстиции Демократической Республики Вьетнама № 82-ND от 25 февраля 1946 г. подробно разъясняет порядок применения Указа Председателя Демократической Республики

Вьетнама № 21-SL от 14 февраля 1946 г. «О реорганизации Военных судов»[38], который только определял деятельность по собиранию доказательств, но не формулировал понятие доказательства.

В течение 80-х годов ХХ века с развитием науки уголовнопроцессуального права в юридической литературе сталоформироваться понятие доказательств. Впервые понятие доказательства упоминается в учебнике Уголовно-процессуального права Вьетнама 1984 года Института прокуратуры Ханоя и формулируется следующим образом:

«Доказательства - это факты, явления, следы, собранные следственным органом, прокуратурой, судом в ходе расследования и судебного

разбирательства, в соответствии с порядком и процедурой, предусмотренными настоящим Кодексом, которые могут быть использованы в качестве оснований для определения наличия или отсутствия преступного деяния, установления лица, совершившего преступление, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела»[39].

Согласно этому определению, доказательствами могут выступать только факты, явления, следы, имеющие отношение к делу, собранные следственным органом, прокуратурой, судом в ходе расследования и судебного

разбирательства. Однако, определение доказательства как факта, явления, следов преступления, не связано с объёмом и пределами доказывания. Между тем, не любые факты, собранные следственными органами, рассматриваются в качестве доказательства. Таким образом, в теории была воспринята

высказанная ранее советскими учёными-процессуалистами[40] позиция о понимании доказательства, как факта.

К 1988 году, на основе новых научных исследований в области уголовнопроцессуального права и результатов отчёта о деятельности борьбы с преступностью во Вьетнаме, в ст. 48 УПК 1988 г.[41], а затем и в ст. 64 УПК 2003 г.[42] понятие доказательства излагалось в следующей редакции:

«Доказательства - это то, что реально произошло на самом деле, собрано в соответствии с порядком и процедурой, определёнными нормами Уголовнопроцессуального кодекса, на основе которых следственный орган, прокуратура и суд устанавливают наличие или отсутствие преступного деяния, лицо, совершившее преступление, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела».

Понятие доказательств в УПК Вьетнама 1988 и 2003 г.г., по нашему мнению, представлено ограничено:

во-первых, в соответствии с УПК Вьетнама 1988 и 2003 г.г., доказательства - это то, что реально, однако не любые реальные события объективного мира могут стать доказательствами в уголовном процессе[43]. Следовательно, в уголовно-процессуальном праве Вьетнама не указывался свойство относимости доказательств, ограниченное какими-либо реальными событиями, которые могут стать доказательством по уголовному делу. В то же время, на практике не все факты, которые произошли на самом деле (события, явления, следы) могут стать доказательствами. Только те реальные сведения о событии, которые связаны с предметом доказывания стать могут доказательствами;

во-вторых,статья 64 УПК Вьетнама определяет участников уголовного судопроизводства, имеющих права собирать доказательства - это следственный орган, прокуратура и суд. Однако, на практике не только данные лица имеют право осуществления процесса доказывания, но и другие (таможенная служба, морская полиция, пограничная служба и другие);

в-третьих, в соответствии с п. 2 ст. 64 УПК Вьетнама «в качестве доказательств допускаются: а) вещественные доказательства; б) заявления свидетеля, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика; лица, имеющего права и обязанности, связанные с уголовным делом; задержанного лица; лица, содержащегося под стражей; обвиняемого и подсудимого; в) заключение экспертизы; г) протоколы следственных действий; судебных действий, документы, другие предметы». Следовательно, в п. 2 ст. 64 УПК СРВ источник доказательства смешивается с понятием самого доказательства. Такие положения легко могут ввести в заблуждение при сопоставлении источников и видов доказательств. Доказательства - это сведения об обстоятельствах, подлежащих доказыванию, а источниками доказательств являются процессуальные формы, содержащие такие сведения. Эта концепция полностью соответствует гносеологическому смыслу понятия доказательств. Таким образом, необходимо различать понятия доказательства и источники доказательств.

После принятия УПК 1988 г. и 2003 г. существовало множество позиций о понятии доказательств в уголовно-процессуальном законодательстве Вьетнама. В каждом суждении о доказательствах присутствуют общие и

специфические точки зрения авторов.

Авторы учебника уголовно-процессуального права Юридического университета Ханоя указывают следующее: «Доказательство - это то, то, что имело место в действительности, связанное с уголовным делом, на основе которых следственный орган, прокуратура и суд устанавливает наличие или отсутствие преступного деяния, лицо, совершившее преступление, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела»[44]. Это понятие включает свойство относимости доказательства к уголовному делу с целью установления пределов доказывания, которые должны быть установлены субъектами доказывания. Однако, на наш взгляд, у данного понятия существуют следующие недостатки: 1) в данном понятии участники, несущие бремя доказывания, ограничиваются только следственным органом, судом и прокуратурой. На самом деле данное бремя возлагается также на органы, которым поручено производить некоторые следственные действия; 2) концепция учёных Юридического университета Ханоя не выдвигает требования законности к собиранию доказательств, а статья 64 УПК Вьетнама 2003 г. предусмотрела, что доказательства должны быть «собраны в соответствующем порядке и процедуре, определённой положениями Уголовнопроцессуального кодекса».

Некоторые авторы считают, что «доказательства - это объективные отражения обстоятельств, подлежащих доказыванию, собранные в соответствии с порядком и процедурами, определёнными положениями Уголовно-процессуального кодекса. Данные отражения используются как основа для решения уголовных дел»[45].

Понятие доказательства в данном случае указывается наиболее ясно и подробно. Данные авторы рассматривают доказательства не как «то, то, что имело место в действительности», а как «объективные отражения обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу». По нашему мнению, -это прогресс в теории уголовно-процессуального права Вьетнама. Но вместе с положительными чертами, позиция данных авторов содержит некоторые существенные недостатки. Признание доказательств «отражением» обстоятельств, подлежащих доказыванию, может быть принято с методологической точки зрения диалектического материализма. Однако, такое понимание термина, как «отражение» вызывает трудности. При таком толковании некоторые авторы считают, что данное понятие вызывает проблему с косвенными доказательствами. Так, в уголовном процессе Вьетнама косвенными доказательствами являются доказательства, которые самостоятельно не могут прямо указывать на обстоятельства, имеющие значение для расследования, но совместно с другими доказательствами могут доказать конкретные обстоятельства, связанные с уголовным делом[46].

Некоторые авторы считают[47], что понятие доказательства имеет два значения. Во-первых, доказательством являются факты, на основе которых следственный орган, прокуратура и суд устанавливает наличие или отсутствие преступления, виновность одного или нескольких лиц, совершивших преступления, и других обстоятельств, влияющих на степень уголовной ответственности. Во-вторых, следственные органы, прокуратура и судебные органы из доказательств собирают сведения (информацию) о событиях, имеющих значение для дела. На основе таких сведений компетентные государственные органы устанавливают и оценивают истину по уголовному делу. В связи с этим полагаем, что в двух значениях учёные дают понятие доказательства либо как события, либо как сведений (информации), то есть отождествляют понятие доказательств и источника доказательств. Однако, доказательства и его источники - это самостоятельные понятия и рассматриваются в разных нормах УПК Вьетнама (ст. 86 и ст. 87), поэтому не придерживаемся данной позиции.

Фунг Тхе Вак утверждает, что «доказательствами по уголовным делам являются то, что реально связано с предметами доказательства по уголовному делу, отражается или фиксируется в некоторых источниках, собрано посредством мер, установленных Уголовно-процессуальным кодексом, и на основе которых следственный орган, прокуратура и суд устанавливает наличие или отсутствие состава преступления, лицо, совершившее преступление, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела»[48]. Таким образом, автор указывает пределы доказывания: обстоятельства, подлежащие доказыванию. К тому же Фунг Тхе Вак полагает, что понятия источники доказательств и доказательства различны.

По мнению некоторых вьетнамских учёных, понятие доказательств представляется как информация, и в то же время - как источник, содержащий информацию. Большой вьетнамский словарь указывает, что под «информацией» понимается «передаваемые сведения» и «сведения о событиях, происходящих в окружающем мире»[49]. Таким образом, исходя из данного определения, доказательства -это информация, которая позволяет нам определять реальные события по уголовному делу. Такие реальные события либо являются предметом доказывания по уголовному делу, либо в определенной степени связаны с уголовным делом. Если информация не достоверна и не относится к обстоятельствам совершения преступления, то её нельзя использовать как доказательство, так как это может привести к ошибкам в расследовании уголовного дела. Информация о событии, полученная с помощью воображения, предположения, домыслов и не относящаяся к расследованию уголовного дела, не может рассматриваться в качестве доказательства.

До Ван Дыонг высказал позицию, согласно которой «Доказательства - это достоверная информация о том, что произошло на самом деле и связано с преступными деяниями, собранное и сохранённое в источниках доказательств в соответствии с порядком и процедурами, предусмотренными законом, и на основе которой следственные органы, прокуратура и суд устанавливают объективные факты уголовного дела»[50]. Он также различает доказательство и источники доказательств и чётко указывает, что доказательства содержатся в источниках. По мнению До Ван Дыонг, понятие доказательства указывает его свойства: достоверность, относимость и допустимость. Однако, особенностью этой точки зрения является сложность в определении признака относимости доказательств, то есть связаны ли собранные сведения со всеми обстоятельствами, подлежащими доказыванию. Доказательства не могут быть только «связаны с преступными деяниями», но и с уголовным делом в целом и

другими обстоятельствами, подлежащими доказыванию.

По мнению вьетнамского учёного-процессуалиста Фам Туан Бинь, в уголовно-процессуальном праве доказательства являются объективными основаниями для выводов, относящихся к уголовному делу. Сущность доказательства - это фактическая информация об обстоятельствах, относящихся к уголовному делу[51]. Понятие доказательства включает в себя: 1) конкретную информацию о каких-либо обстоятельствах уголовного дела, собираемую из источников доказательств, предусмотренных уголовнопроцессуальным законом; 2) обстоятельства, устанавливаемые на основе собранной информации; 3) следы, воспринятые с помощью специальных средств и методов, которые были собраны, сохранены и оформлены в документах в соответствии с положениями УПК Вьетнама.

Чан Куанг Тьеп считает, что доказательством является достоверная информация, которая собирается в процессе и порядке, предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом Вьетнама, и которая используется следственными органами, прокурором и судом в качестве основы для установления наличия или отсутствия преступного деяния, лица, совершившего преступление, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела»[52].

Таким образом, существует большое количество различных мнений относительно понятия доказательства, однако, каждая точка зрения не является исчерпывающей. В частности, в понятиях доказательств, проанализированных выше, указываются не только основные характеристики доказательств, но и

органы, обладающие правом собирать доказательства.

Статья 86 УПК Вьетнама 2015 г. приводит следующее понятие доказательства: «Доказательства - это то, что имело место в действительности, собранные в порядке и процедуре, предусмотренным настоящим Кодексом, которые используются в качестве оснований для установления наличия или отсутствия преступного деяния, лица, совершившего преступление и также другие обстоятельства, имеющие значения для разрешения уголовного дела».

С очевидностью можно сделать вывод о том, что понятие «доказательство» в теории вьетнамского уголовно-процессуального права и в современном УПК Вьетнама основано на устаревшем и не воспринимаемом в современной научной школой российского уголовно-процессуального права понимании доказательства как факта, т.е. того, что произошло в действительности (А.Я. Вышинский[53], М.А. Чельцов[54] и др.), что влечёт искажение сущности данного уголовно-процессуального института и создаёт объективную предпосылку к изменению законодательной формулировки основного понятия доказательственного права. По нашему мнению, за основу нового законодательного подхода к данной проблеме может быть принята позицияФам Туан Биня, Чан Куанг Тиепа, До Ван Дыонга и других, считающих, что доказательства должны рассматриваться как «сведения» и «информация». Разделяя в целом их точку зрения, мы полагаем, что:

1) если под доказательством понимается «то, что имело место в действительности», то становится непонятным, что же будет выступать предметом доказывания, поскольку то, что произошло, устанавливается именно доказательствами. Поэтому полагаем, что вышеуказанная формулировка, изложенная в статье 86 УПК Вьетнама, является некорректной. Можно согласиться с мнением Нгуен Хоа Биня, который считает[55], что слова «то, то, что имело место в действительности» необходимо заменить на формулировку: «реальные предметы и документы, связанные с уголовным делом». Однако, по нашему мнению, Нгуен Хоа Бинь не совсем точно отражает понятие доказательств. Доказательства не могут рассматриваться как «реальные предметы и документы, связанные с уголовным делом». Предметы и документы рассматриваются как самостоятельные источники доказательств (п. «г» ч. 1 ст. 87 УПК Вьетнама 2015 года), они содержат доказательства, а сами по себе не являются доказательствами. Поэтому предлагаемое указанным процессуалистом решение будет отождествлять доказательства и источники доказательств. По нашему мнению, необходимо формулировку «то, то, что имело место в действительности» заменить термином «сведения». Но, не любые сведения могут рассматриваться в качестве доказательств, а только сведения, связанные с уголовным делом;

2) при рассмотрении понятия доказательств вьетнамские учёные смешивают положения правовых институтов доказательств и доказывания, когда в содержании этого понятия одновременно рассматриваются субъекты доказывания и проблемы собирания доказательств. По нашему мнению, доказательства и доказывание являются самостоятельными институтами, поскольку доказательства являются средством доказывания. Полагаем, что необходимо выделить положения о субъектах доказывания и собирании доказательств из понятия доказательств и указывать их в понятии доказывания.

В этой связи, вполне обоснованным является предложение изменить ст. 86 УПК Вьетнама, изложив её в следующей редакции: «Доказательства -это сведения, связанные с обстоятельствами, подлежащими доказыванию, используемые в качестве средств для установления наличия или отсутствия преступного деяния лица, совершившего преступление, а также других обстоятельств, имеющих значение для разрешения уголовного дела»[56].

Взаимосвязь между доказательствами и источниками доказательств и средствами доказывания.

В соответствии с ч. 2 ст. 74 УПК России, в качестве доказательств допускаются: 1) показания подозреваемого, обвиняемого; 2) показания потерпевшего, свидетеля; 3) заключение и показания эксперта; 3.1) заключение и показания специалиста; 4) вещественные доказательства; 5) протоколы следственных и судебных действий; 6) иные документы. Иными словами, данные положения рассматриваются в УПК России как виды доказательств, а не «источники доказательств».

Некоторые авторы считают, что ч. 1 ст. 74 УПК России определяет содержание доказательств, а ч. 2 ст. 74 УПКРоссии - его форму. Такая позиция влечёт отождествление понятия доказательств со способами их получения[57].

Другие авторы считают, что ч. 2 ст. 74 УПК России не затрагивает понятие доказательства, в нём говорится о видах доказательств, которые обладают сведениями об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу. По их мнению, форма уголовно-процессуальных доказательств не должна совпадать и отождествляться с категориями «доказательство» и «вид доказательства»[58]. Таким образом, ч. 2 ст. 74 УПК России классифицирует процессуальную форму сведений о фактах либо самих доказательств по критерию процессуальной формы (условно-источниках доказательств).

Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что один из известнейших теоретиков российского доказательственного права С.А Шейфера, высказал мнение о том, что «следует признать необоснованным достаточно широкое использование в научных исследованиях термина «источник доказательств. Он не соответствует реальному познавательному процессу получения доказательств и в то же время создаёт ошибочное представление, будто «источники» изначально существуют в природе, упрощая этим действительное содержание сложной деятельности...по собиранию доказательств»[59]. Однако отсутствие нормативно-правового определения понятия «источник доказательств» и полярные мнения уголовно

процессуальной науки о данном термине, как это ни парадоксально, не мешают учёным-процессуалистам включать в один из критериев допустимости доказательств «надлежащий источник» их получения[60].

Понятие «средства доказывания» в теории уголовного процесса России определяется неоднозначно. В российской процессуальной литературе возникает вопрос о том, возможно ли отождествление понятия

«доказательство» и «средства доказывания».

По мнению некоторых авторов, если рассматривать доказательства как факты, то средствами доказывания будут называться источники доказательств[61]. Между тем, ещё до появления УПК РСФСР 1960 г., Н.П. Кузнецов писал[62], что единственным средством доказывания является доказательство. Он отмечал, что если доказывание - это познание в определённом порядке фактических обстоятельств произошедшего, то очевидно, что способом такого познания является оперирование доказательствами, которые служат «инструментом» познания. Иными словами, доказывание представляет собой деятельность по собиранию, проверке и оценке доказательств.

Большинство процессуалистов рассматривают понятие «средства доказывания» шире понятия «доказательства». Так, Ф.Н. Фаткуллин[63] полагает, что средства доказывания как доказательства (сведения о фактах), так и источники доказательств (условно разграничивая их со сведениями о фактах, т.е. собственно доказательствами), а также процессуальные действия, с помощью которых формируются доказательства. Другие авторы утверждают, что доказательства как единство сведений о фактах и их источников. Есть сторонники понимания «средств доказывания» как доказательств -единства сведений о фактах и их источников, и способов их получения, проверки и использования[64].

Существует мнение, что средство доказывания -это универсальное понятие, которое включает в себя: сведения, определяемые в ч. 1 ст. 74 УПК России как доказательства; источники таких данных (процессуальная форма их существования); способы получения доказательств (следственные и иные процессуальные действия)[65].

В отличие от уголовно-процессуального права России, такие понятия, как «доказательство» и «источники доказательств» содержатся в отдельных статьях - ст. 86 - «доказательства» и ст. 87 «источники доказательств» УПК Вьетнама. Однако УПК Вьетнама прямо не раскрывает понятие источников доказательств, но указывает их виды. Между тем, данное понятие рассмотрено вьетнамскими

авторами.

Фам Туан Бинь считает, что «источниками доказательств являются средства хранения и передачи информации. По сути источниками являются формы и материалы, содержащие информацию, относящуюся к уголовному

делу»[66].

Другие вьетнамские теоретики полагают, что источники доказательств являются формами выражения и существования доказательств, которые установлены в нормативно-правовых актах, и из которых можно получить доказательства[67]. Источники доказательств в этом случае рассматриваются в двух аспектах: во-первых, источником доказательств являются формы доказательств; во-вторых, источники доказательств содержат сведения, которые должны соответствовать свойствам относимости и допустимости доказательств, чтобы установить их сущность и объективную истину по уголовному делу.

Кроме того, в теории уголовно-процессуального права Вьетнама понятие «средство доказывания», так же как и в России, определяется неоднозначно. Однако средство доказывания во Вьетнаме часто понимается в двух аспектах: либо как источники доказательств, либо как доказательства.

Понятие «средство доказывания» часто определяется как источники доказательств. Однако в настоящее время законодатели Вьетнама считают[68], что такое понимание не разумно и не логично. Представляется, что понимание источников доказательств как средств доказывания неверно, поскольку понятие источников доказательств не совпадает со средством доказывания. Если источниками доказательств понимаются места, в которых компетентные органы обнаруживают доказательства по уголовным делам, то средствами доказывания являются сведения об обстоятельствах, подлежащих доказыванию[69].

Большинство вьетнамских учёных определяют средства доказывания как сами доказательства[70], которые участники применяют для доказывания по уголовному делу. Таким образом, если доказательства рассматриваются в качестве средства доказывания, то источниками доказательств являются места, где содержатся доказательства по уголовному делу.

Проведённый анализ понятия «доказательство» по УПК РФ и Вьетнама позволяет сделать следующие выводы:

1. В теории уголовно-процессуального права России под доказательственным правом понимается часть уголовно-процессуального права, представляющая собой совокупность уголовно-процессуальных норм, регламентирующих процессуальный статус субъектов доказывания, цель доказывания, средства доказывания, а также порядок собирания, проверки и оценки доказательства. Иными словами, доказательственное право состоит из двух институтов: доказательства и доказывания.

В отличие от уголовно-процессуального права России, уголовнопроцессуальное право Вьетнама содержит только правовой институт доказательств, который включает и нормы о доказывании. Считаем, что они должны рассматриваться как самостоятельные институты, поэтому предлагается разделить действующий институт доказательств в уголовнопроцессуальном праве Вьетнам на два института: 1) институт доказательств (понятие, система доказательств и др.); 2) институт доказывания (понятие, цели доказывания; принципы оценки доказательств; полномочия и обязанности компетентных органов в процессе доказывания; права и обязанности обвиняемого, подсудимого, потерпевшего и других участников уголовного судопроизводства в процессе оценки доказательств и др.)[71].

2. Понятие «доказательство» предусмотрено ч. 1 ст. 74 УПК России и ст. 86 УПК Вьетнама. Однако данное понятие разработано в России более детально, чем во Вьетнаме. Так, понятие «доказательство» в теории уголовнопроцессуального права и УПК Вьетнама основано на устаревшем и не воспринимаемом в современной научной школой российского уголовнопроцессуального права понимании доказательства как факта, т.е. того, что произошло в действительности, что влечёт искажение сущности данного уголовно-процессуального института и объективную необходимость изменения статьи 86 УПК Вьетнама, дающей правовое определение данного понятия.

На основе анализа законодательства УПК России и Вьетнама, статью 86 УПК Вьетнама предлагается изложить в следующей редакции:

«Доказательство - это сведения, связанные с обстоятельствами, подлежащими доказыванию, используемые в качестве средств для установления наличия или отсутствия преступного деяния, лица совершившего преступление и также других обстоятельств, имеющих значения для

72

разрешения уголовного дела» .

3. В российском уголовно-процессуальном законе отсутствует понятие «источники доказательств», однако оно используется в теории уголовнопроцессуального права как один из критериев допустимости доказательств,в законе установление источников доказательств признаётся как один из элементов проверки доказательств (ст. 87 УПК России).

Вместе с тем, в УПК Вьетнама доказательства и источники доказательств рассматриваются как самостоятельные понятия.

Данное обстоятельство вызывает объективную необходимость нормативноправового определения рассматриваемого понятия, в теории уголовного процесса обоих стран. В связи с этим предлагается внести изменения в УПК России - изложить понятие «источники доказательств» следующего содержания: «Источники доказательств - это процессуальная форма, посредством которой сведения, признаваемые доказательствами, вовлекаются в сферу процессуального доказывания». [72]

<< | >>
Источник: НГУЕН ТХИ НГОК ИЕН. «ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ВЬЕТНАМ И РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ». ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме § 1. Понятие доказательства в уголовном процессе Социалистической Республики Вьетнам и Российской Федерации:

  1. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  2. 1.2. Источники правового регулирования отношений, возникающих в связи с актами гражданского состояния
  3. ОГЛАВЛЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. § 1. Понятие доказательства в уголовном процессе Социалистической Республики Вьетнам и Российской Федерации
  6. § 2. Классификация доказательств и виды доказательств в уголовном процессе Социалистической Республики Вьетнам и Российской Федерации
  7. § 3. Свойства доказательств в уголовном процессе Социалистической Республики Вьетнам и Российской Федерации
  8. § 1. Понятие доказывания и субъекты доказывания в уголовном процессе Социалистической Республики Вьетнам и Российской Федерации
  9. § 2. Структура доказывания в уголовном процессе Социалистической Республики Вьетнам и Российской Федерации
  10. § 3. Проблемы использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовно-процессуальном праве Российской Федерации и Социалистической Республики Вьетнам271
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -