<<
>>

§2. Уголовная политика в сфере налогообложения как самостоятельное направление в борьбе с преступностью.

Сегодня много споров идет о том, какое место должно занимать уголовное преследование в деле выявления, предупреждения и пресечения противоправных деяний в сфере налогообложения, какие методы должны превалировать при реализации политики государства по укреплению налоговой дисциплины и контроля за выполнением каждым конституционной обязанности

• платить законно установленные налоги.

С нашей точки зрения существуют три основные точки зрения на данный вопрос.

• Первая основывается на том, что уголовное наказание должно занимать самое скромное место при государственном регулировании налоговой сферы. «Уголовное преследование — крайняя мера борьбы с антиобщественным поведением. В системе мер борьбы с неплательщиками налогов место уголовного преследования должно быть самым последним и скромным. С неплательщиками налогов необходимо бороться в первую очередь не карательными мерами, а совершенствованием системы налогообложения».[25]

Во многом выразителем данной точки зрения является Н.Н. Полянский, изучавший налоговую преступность в 20-ые-30-ые годы. В своих работах он

• отмечал, что «...если к месту, занимаемому уголовным законом в системе мер борьбы с неплательщиками, неприменимо выражение «last, but not least» - «последнее, но не самое скромное»; если, напротив, это место должно быть неизбежно и последним и самым скромным, то все же уголовный закон как средство воздействия на налогоплательщиков требует к себе одинакового внимания и с точки зрения догматической, и с точки зрения правовой политики: догматик извлечет все юридические следствия, которые из уголовного закона вытекают, и выяснит те вопросы, которые ставятся практикой его применения, но не находят в нем достаточно отчетливого решения; уголовный политик со своей стороны должен приложить усилия к тому, чтобы уголовный налоговый

• закон выполнял, не нарушая разумных пределов уголовной репрессии, максимум достижимой с его помощью пользы для интересов фиска»[26].

Вторая точка зрения - противоположная. Она основывается на утверждении, что на современном этапе развития системы налогообложения в нашей стране страх уголовного наказания является основным фактором поддержания налоговой дисциплины, обуславливающим полноту и своевременность внесения налоговых платежей в бюджет. Данная точка зрения характерна для многих правоприменителей и некоторых ученых. Так, П.С. Яни отмечает, что, с его точки зрения, практика привлечения к уголовной ответственности за налоговые преступления должна быть не смягчена, а

ужесточена путем точного следования букве и духу уголовного закона, особенно в части освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.[27]

Третья точка зрения занимает промежуточное положение между двумя вышеуказанными. Ее и придерживается автор данного диссертационного исследования. На наш взгляд содержание уголовного закона, устанавливающего ответственность за налоговые преступления, впрочем как и за многие экономические, должно адекватно отвечать складывающейся криминогенной обстановке в сфере налогообложения, налоговой и социальной политике государства, должно быть максимально понятно как правоприменителям, так и налогоплательщикам.

Сегодня специалисты много спорят, какими должны быть составы налоговых преступлений, к какой категории относиться, что является предметом их посягательства, что главное - уголовная репрессия или возмещение ущерба?

Ведь существует же мнение, что налоговые преступления объединяют по существу разнородные деяния - преступления, посягающие на финансовые интересы государства (различные формы уклонения от уплаты налогов) и преступления, посягающие на иные отношения в сфере налогообложения, например, на отношения, в сфере обеспечения контроля за правильным и своевременным взиманием налогов, то есть на порядок управления. Данная позиция схожа с мнением ученых, изучавших проблемы налоговых преступлений в конце 20-х годов, во время все того же НЭПа, когда, как уже отмечалось, налоговые преступления относились к разделу «Преступления против порядка управления».

Так, А.Н. Трайнин отмечал, что налоговые преступления - это противодействие финансовым функциям власти,[28] а А.А. Пионтковский подчеркивал, что налоговые преступления - это посягательства на финансовый аппарат власти.[29]

Однако, с нашей точки зрения, в той редакции, в какой на сегодняшний день существуют формулировки налоговых преступлений, последние не

посягают на порядок управления. Хотя, бесспорно, такая точка зрения заслуживает определенного внимания. В будущем в УК РФ вполне может быть предусмотрена ответственность за налоговые преступления, посягающие одновременно на правоотношения, складывающиеся в процессе налогообложения и на порядок управления.

Касаясь вопроса, чему отдать приоритет, уголовной репрессии или возмещению нанесенного налоговым преступлением ущерба государству, отметим, что ответить на него однозначно довольно сложно. Вряд ли здесь можно выработать какую-либо единую концепцию. Скорее всего, наиболее удачным является сочетание уголовной репрессии с возмещением ущерба, причем тяжесть наказания должна быть прямо пропорциональна размеру сокрытых налогов.

В связи с этим уместно рассмотреть некоторые имеющиеся статистические данные по борьбе с налоговой преступностью за прошлые годы, на основании которых также можно сделать некоторые выводы.33

Как мы видим, первоначально предварительное следствие по налоговым преступлениям осуществляли органы внутренних дел. Динамика работы органов внутренних дел по выявлению правонарушений налогового законодательства выглядит следующим образом: 1991 г. выявлено 5003 правонарушения; 1992 г. - 4875; 1993 г. - 4131; 1994 г. - 8170 и 1995 г. - 3308, 1996 г. - около 3900 правонарушений. В 1995 г. сумма укрытых по ним доходов превысила 627,2 млрд, неденоминированных руб.

Органами внутренних дел было зарегистрировано следующее количество преступлений, предусмотренных ст. 162-2 УК РСФСР («Сокрытие доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения»), в 1993 г. -337, в 1994 г.

-1052 и в 1995 г. - 1611; из них с возбуждением уголовных дел соответственно: 312,

33

Год Возбуждено уголовных дел по

налоговым

преступлениям

Направ­лено в суд Ущерб по выявленным правонарушениям млн. рублей Реально возмещен

ущерб по уголовным делам

в млн. рублей

Осуждено В том числе к реальному

лишению

свободы

1993 1242 127
1994 3126 209
1995 5670 435
1996 5540 604
1997 3705 1129 910 470
1998 3953 1819 10434,5 924,7 1280
1999 2747 27400,5 1444 854
2000 22352 3989 611524,4 2911,7 960
2001 24380 5449 98264,5 1562,07 1324 25
2002 13130 5206,46 2162 39

896 и 1466. Однако в суд направлено соответственно только 46, 186 и 39434 уголовных дела и это с учетом того, что до 27 декабря 1995 года органы налоговой полиции не имели права проведения предварительного следствия по делам о налоговых преступлениях.

Отсутствие у органов внутренних дел обязанности выявлять налоговые преступления при одновременном наличии этих преступлений в их подследственности, при обратной ситуации в органах налоговой полиции, где обязанностью было выявление, предупреждение и пресечение налоговых правонарушений и преступлений при отсутствии до 1 января 1996 года процессуальных полномочий по их расследованию приводило к тому, что вся борьба с налоговой преступностью сводилась, в основном, к фискальным результатам. При этом распадалась «целостность» правоохранительной деятельности - от выявления преступления, до его документирования, возбуждения уголовного дела, проведения следственных действий, и, наконец, направления дела в суд или принятия иного процессуального решения.

В такой ситуации органы внутренних дел и органы налоговой полиции не обладали необходимыми полномочиями для выполнения функции в сфере налогообложения. При этом необходимо учитывать высокую загруженность следователей органов внутренних дел материалами по иным составам преступлений, а так же тот фактор, что уже первые дела по налоговым преступлениям показали себя как сложные и многоэпизодные, требующие проведения множества следственных действий, поиска доказательств, кропотливого формирования доказательственной базы.

Таким образом, наличие «половинчатых» полномочий у правоохранительных органов в сфере борьбы с налоговыми преступлениями, серьезно отражалось на конкретных результатах этой борьбы и, как следствие, на криминогенной обстановке в сфере налогообложения.

С наделением органов налоговой полиции правом ведения предварительного следствия ситуация стала меняться в позитивную сторону. В работе ФСНП России стали превалировать правоохранительные методы, начал расти профессионализм следователей налоговой полиции, в результате чего в правоохранительной системе страны появились уникальные специалисты. Ведь для того, чтобы расследовать налоговые преступления недостаточно знания

уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Следователь и оперативник налоговой полиции (теперь подразделений по налоговым

* преступлениям ФСЭНП МВД России) должен обладать также и знаниями в области налогового, финансового, гражданского, арбитражного, бюджетного и других отраслей права, познаниями в законодательстве, регулирующем правоотношения в отдельных отраслях финансово-хозяйственной деятельности.

Следует также отметить, что на результаты борьбы с налоговыми преступлениями повлияло и изменение действовавшего законодательства, предусматривавшего уголовную ответственность за налоговые преступления. Так, с 1 января 1997 года вступил в действие Уголовный кодекс Российской

• Федерации, который сформулировал новые составы налоговых преступлений в статьях 198 и 199, существенно изменив их диспозиции по сравнению со статьями 162-1 и 162-2 УК РСФСР.

В июне 1998 года произошло еще одно реформирование «налоговых» составов УК РФ. Было криминализировано уклонение от уплаты страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, усилено наказание за квалифицированное уклонение от уплаты налогов, однако при этом было введено специальное основание освобождения виновного в связи с деятельным раскаянием. Таким образом, лицо, впервые совершившее налоговое преступление, в случае погашения налоговой недоимки, освобождалось от

• уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям, независимо от размера нанесенного преступлением ущерба государству.

Появление таких «новелл» стало стимулировать оперативников и следователей на использование уголовно-процессуальных возможностей для увеличения денежных поступлений в бюджет. Фактически механизм возбуждения уголовных дел был направлен на силовой возврат имеющейся у организации недоимки. Следствием этого и стал практически троекратный рост количества возбужденных в 1999 году уголовных дел и двукратный рост в 2000 году. Адекватно росту количества возбужденных уголовных дел росли суммы установленного и возмещенного ущерба. При этом количество осужденных

*

оставалось практически на одном уровне, а количество приговоренных к реальному лишению свободы измерялось двумя десятками ежегодно.

При этом следует учитывать, что преступление, предусмотренное 4.2 ст. 199 является тяжким, за его совершение до 08.12.2003 года было предусмотрено

максимальное наказание - 7 лет лишения свободы. Однако практика показала, что наличие специального основания освобождения от уголовной ответственности сводило «на нет» профилактическое значение достаточно жесткой санкции.

С нашей точки зрения, в любом случае, санкции за налоговые преступления должны быть адекватны степени опасности уклонения от уплаты налогов для общественных отношений в данный период времени. Для периода массового уклонения от уплаты налогов, игнорирования налогового законодательства и основных обязанностей налогоплательщика, необходимы достаточно жесткие санкции, а в случае выравнивания ситуации, повышения налоговой дисциплины, корректировки законодательства, устраняющего многие причины и условия налоговой преступности, возможна некоторая либерализация ответственности.

В данном случае интересным будет мнение специалиста о перспективах либерализации уголовной политики в сегодняшних условиях. Так, А. Алексеев отмечает, что «...с учетом концептуальных положений (равенство граждан перед законом, справедливость и т.д.) можно говорить о том, что действующее уголовное законодательство в целом умеренно либерально, чего достаточно по крайней мере для переходного периода. Конечно, это не значит, что оно вовсе не нуждается в совершенствовании, в том числе в дальнейшей гуманизации. Но изменения уголовного законодательства должны быть подсказаны ходом жизни, а не предустановленными идеологемами.

Возможно, настанет время для того, чтобы подумать о либерализации в разумных пределах всей уголовной политики. Но только тогда, когда преступность перестанет быть привычной и грозной повседневностью, начнет трансформироваться в терпимую совокупность «эксцессов», а газеты перестанут писать как о чем-то само собой разумеющемся о росте, становлении и окончательной победе отечественной организованной преступности над государством и народом».35

Сегодняшний этап развития налоговых правоотношений характеризуется в целом некоторым повышением налоговой дисциплины по сравнению с периодом начала и середины 90-х годов, когда уклонение от уплаты налогов было массовым явлением. В результате реализации политики государства в

области налогообложения, (в том числе и уголовной), все больше предпринимателей задумываются о необходимости и неизбежности уплаты налогов. Такая ситуация стала возможна в результате сочетания таких мер, как реформирование налогового законодательства, реализации налоговой, административной и уголовной ответственности в сфере налогообложения, достаточно активной и наступательной пропагандисткой кампании.

Сегодня необходимо суметь не растерять достигнутые положительные сдвиги и продолжать сбалансированную государственную политику в области повышения налоговой дисциплины и культуры граждан, в том числе и путем разработки основ уголовной политики государства в борьбе с налоговыми преступлениями.

2.1. Экономическая преступность: исторический аспект, современное состояние.

В памятниках уголовного права XIX в. не содержалось единой группы экономических преступлений. Однако анализ уголовного законодательства прошлого столетия позволяет утверждать, что уже тогда деяния, посягавшие на нормальный ход экономической жизни общества, были криминализованы. Огромное количество составов преступлений, содержавшихся в уголовных законах Российской империи, не могло четко уложиться в рамках односложной градации. Это обстоятельство вызывало потребность выделения более мелких рубрик. Основу такого деления составляли отличия в объектах преступных посягательств.

Исходя из таких различий, И.Я. Фойницкий делил все преступления против частной сферы на посягательства против благ личности, каковы жизнь, здоровье, честь, свобода, и на посягательства против имущества.

Под государством представители науки уголовного права в XIX столетии понимали не только институты власти. В государстве, считал П.Д. Калмыков, различают: 1) главу его, 2) органическое тело государства и 3) собственность государства. В группе посягательств, которые названы преступлениями против государственной собственности, находились деяния, названные сегодня экономическими преступлениями. В классификации П.Д. Калмыкова они получили общее название преступлений против собственности государства. Сюда были включены посягательства против казенного имущества; монетного права казны; прав казны на различные доходы (с гербовой бумаги, горной

промышленности, соляного, питейного, табачного и таможенного промыслов). Последняя группа преступлений, по мнению Калмыкова, не подлежала дальнейшей научной классификации в силу огромного множества деяний и их разнохарактерности.

Все преступления против собственности государства помещались в разделе 7 «О преступлениях и проступках против имущества и доходов казны» Уложения о наказаниях 1845 г., в последующем несколько раз

переиздававшегося. Преступлениями против казенного имущества автор называл предусмотренные ст. 548-555 Уложения. В их числе - охота и ловля в запрещенное время и в запрещенном месте, другие виды «самовольного пользования». Объектом этих преступлений считалось право владения и пользования казны своим имуществом. Второй класс преступлений против собственности государства составляли посягательства против монетного права, а их объектом называлась обязанность не нарушать права казны на чеканку монет и выпуск кредитных билетов. Объектом третьей группы посягательств являлась обязанность платить казне установленные таможенные пошлины и налоги.[30]

В советское время подход к построению научной классификации преступлений коренным образом меняется. Последняя известная нам научная классификация, в основу которой положен принцип деления преступлений на частные и публичные, принадлежала С.В. Познышеву. В числе четырех видов общественных преступлений автор выделял посягательство на государство в целом - с точки зрения предмета нашего исследования наиболее интересная группа посягательств. Объектом их была названа организация государства, его спокойное и обеспеченное существование. К преступлениям, посягающим на этот объект, были причислены именовавшиеся ранее преступлениями против «имущества казны» или «собственности государства». Здесь же они получили название преступлений против «финансово-хозяйственной сферы государства».

Преступления эти состояли в неуплате налогов и таможенных пошлин, к разновидности которых относилась контрабанда. «Все они, - писал С.В. Познышев, - представляют собою известные формы неповиновения, неисполнения закона, но наиболее существенно и объединяет их в особую группу содержащийся в них элемент посягательства на финансовую сферу, на

РОССИЙСКАЯ

л, ГОСУДАРСТВЕННАЯ

41 библиотека

финансовое благосостояние». Объектом преступлений называются теперь не чьи-либо права, а сфера экономики, нормальное движение денежных потоков. Источником построения всех рассмотренных научных классификаций преступлений являлось действующее уголовное законодательство, представленное в первую очередь Уложением о наказаниях и Уставом о наказаниях, налагаемых мировыми судьями.[31]

Рассмотрим теперь, что же представляет собой экономическая преступность на сегодняшнем этапе развития нашего общества и государства. Говоря о преступности вообще, отметим, что специалисты определяют ее как исторически изменчивое социальное явление, имеющее уголовно-правовой характер, обладающее свойствами массовости и системными признаками преступлений, совершенных на территории государства за конкретный период времени. Как явление, обладающее относительной самостоятельностью и специфическими чертами, преступность представляет собой весьма устойчивое системно-структурное образование с разнообразными внутренними и внешними связями.[32]

С изменением экономических условий многие экономические отношения начинают вступать в противоречие с общественными интересами, наносят обществу значительный экономический ущерб. Государство вынуждено защищать мерами уголовного воздействия своих граждан, экономику страны в целом. Ранее существующие экономические отношения начинают попадать в разряд криминальных явлений. При росте объемов этих отношений в стране происходит процесс расширения криминализации экономики. И здесь уже забота государства, его правоохранительной системы - нейтрализовать рост преступлений в сфере экономики.

Осуществление экономических отношений, объявленных уголовно наказуемыми, и представляет собой криминальную экономику. Отсюда и процесс криминализации экономики означает увеличение доли криминально наказуемых видов экономической деятельности в системе экономических отношений в связи с изменением методов хозяйствования, ослаблением воздействия правоохранительной системы на преступное экономическое

поведение субъектов предпринимательской деятельности. Сюда также можно отнести и процессы разгосударствления части промышленных объектов, которые заканчивались не всегда законными процессами приватизации.

Несмотря на то, что тема самой приватизации постепенно сходит с первых страниц прессы и практически исчезла с экранов телевизоров, ее результаты по-прежнему активно обсуждаются и используются в политической борьбе. Однако, помимо политического значения, приватизация имеет и конкретные экономические результаты. И, как любой процесс в экономике, процессы приватизации подвержены воздействию негативных и криминогенных факторов противоправных деяний в сфере экономической деятельности.

Процессы приватизации проходили на крайне неблагоприятном криминогенном фоне. В процессе приватизации подчас складывалась ситуация, когда лидеры преступных формирований и связанные с ними коррумпированные чиновники осуществляли раздел ранее государственной собственности в своих интересах. Циничное, пренебрежительное отношение к закону стало нормой при приватизации. Шаги, сделанные законодателем с целью не допустить легализации криминальных капиталов в процессе приватизации, не увенчались успехом.

Появился новый вид преступлений - преступления в сфере приватизации - общественно опасные деяния, предусмотренные уголовным законом, совершаемые в рамках установленных законодательством процедур преобразования государственной и муниципальной собственности в частную собственность граждан и юридических лиц, совершаемые субъектами приватизации или их представителями.

Весьма характерными правонарушениями в середине 90-х годов в этой области являлись умышленные действия по обеспечению предоставления льгот по налогообложению приватизированным и иным предприятиям, не имеющим на это права. В этом случае чиновник знал, что предприятие не имеет права на налоговую льготу, понимал, что в результате его действия налоги не будут уплачены в государственный бюджет в полном объеме. Подобные государственные служащие привлекались к ответственности за уклонение от уплаты налогов, то есть по ст. 33 и соответствующей части ст. 199 УК РФ как соучастники преступления, а, если при этом они действовали из корыстной или иной личной заинтересованности, то и по соответствующим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за совершение преступлений против

интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

В связи с приватизацией можно выделить три вызывающих наибольшее беспокойство криминогенных фактора.

Во-первых, приватизация породила принципиально новый механизм сокрытия средств от бюджета по достаточно простой, и потому получившей повсеместное распространение, схеме. Это - создание специальных фирм вокруг приватизированных производств, в первую очередь, топливно-энергетического комплекса и предприятий сырьевых отраслей. Через сеть таких фирм проходит наиболее прибыльная часть коммерческих проектов, доходы от которых оседают на счетах этих фирм. В итоге трудовой коллектив оказывается в бедственном положении, государство несет убытки, а руководители получают сверхприбыли.

Во-вторых, устойчивая тенденция к несоблюдению налогового законодательства зафиксирована на фондовом рынке в процессе денежного этапа приватизации. Экономическая политика ряда акционеров в основном направлена на «выкачивание» сырьевых и денежных ресурсов регионов при отсутствии инвестиций в производство. Такое положение влечет за собой переход к спекулятивным сделкам с акциями и недвижимостью предприятий с последующим их дроблением на мелкие и средние производства, попадающие зачастую под влияние организованных преступных групп. Имеют место факты, когда действия высших должностных лиц предприятий и связанных с ними юридических и физических лиц, владеющих крупными пакетами акций данных предприятий, направлены на выведение из-под контроля государства наиболее ликвидных активов предприятий, их умышленное доведение до банкротства и получение полного контроля над имуществом и иными активами. Примерная схема таких действий сводится к следующему:

- руководством предприятия проводится экономическая политика, которая способствует росту задолженности перед бюджетом, другими предприятиями и частными фирмами,

- предприятие производит переоценку своих акций, поднимая их номинальную стоимость в несколько раз, а затем организует их аукционную распродажу, на которой акции за мизерную рыночную стоимость скупаются руководством и другими частными лицами (по сговору);

- образуется ряд частных фирм, подавляющая доля уставного капитала

которых (70-75%) вносится частными лицами, в том числе и заинтересованными лицами из руководства предприятия, что обеспечивает им решающий голос при принятии выгодных для них решений. Соучредительство предприятия в данных фирмах организуется путем взноса имущества в их уставной фонд, при этом, внесенная доля уставного капитала в каждой из фирм составляет не более 25-30 %. В большинстве случаев низкая доля предприятия в уставном капитале обеспечивается благодаря тому, что значительную часть средств в уставной фонд фирм частные лица вносят акциями предприятия по цене, во много раз превышающей их рыночную стоимость. Таким образом, готовится почва для объявления предприятия банкротом, когда его имущество и другие активы выходят из-под контроля государства и попадают в распоряжение частных лиц. При наложении налоговыми органами ареста на имущество таких предприятий - недоимщиков реализовать предусмотренные санкции не представляется возможным.

Данные процессы дополняются активной деятельностью в этом направлении и коммерческих банков. Выдавая кредиты предприятиям - должникам на заведомо невыполнимых условиях под залог участвующего в производстве имущества, они в дальнейшем становятся, по существу, их владельцами, диктуют свою политику, зачастую вразрез с интересами регионов.

В-третьих, процессы приватизации сопровождаются рядом действий, способствующих совершению экономических преступлений:

- регистрация юридических лиц по утерянным, похищенным паспортам или паспортам умерших граждан;

- проведение типовых операций по обналичиванию денежных средств для наращивания неучтенной наличной денежной массы, которая впоследствии может использоваться для приобретения акций предприятий, выставленных на продажу, в том числе находящихся у его работников;

нецелевое расходование бюджетных средств (использование руководством предприятия бюджетных средств для покупки акций своего же предприятия);

- занижение стоимости приватизируемого объекта (умышленное занижение стоимости в расчете на «откат» со стороны покупателей или приватизация в собственных интересах);

- наличие у руководителей или учредителей фирмы, заинтересованной в приобретении объекта приватизации, больших пакетов именных акций этого объекта.

И все же понятия «криминальная экономика» и «экономическая преступность» не являются тождественными. Последнее значительно шире по своему охвату явлений, имеющих экономическое или близкое к нему понимание.

Экономическую преступность можно определить как деяния, направленные на получение экономического результата (через удовлетворение корыстного интереса), осуществляемого противоправным путем субъектами экономической деятельности, т.е. теми, кто решает вопросы экономических отношений и их осуществляет (юридические и физические лица, предпринимательство, вступающие в собой: собственники предприятий и

непосредственно осуществляющие экономические отношения между

организаций, занятые непосредственно бизнесом, управляющие компаниями менеджеры и т.п., непосредственно организующие экономические процессы).

Таким образом, экономическая преступность представляет собой, с одной стороны, криминальные экономические отношения (криминальная экономика), с другой - противоправную деятельность криминальных структур, коррумпированного госаппарата, выступающих либо «за», либо «против» экономических отношений, предпринимательства (т.е. против экономики) с целью присвоения определенной доли материальных ценностей, создаваемых в сфере производства, распределения, обмена и потребления экономических благ общества.[33]

Ученые, исследующие проблемы происхождения преступности, отмечают, что схема порождения преступления такова: обострение нужды - снятие внутренних барьеров к преступному удовлетворению потребностей - изыскание способов, нейтрализующих угрозу наказания и пресечения преступлений.

Экономические распределительные механизмы привели к тому, что сфера производства стала крайне нерентабельной. При норме прибыли в производстве около 10 процентов размер банковского кредита для развития

производства подчас достигает сотен процентов. В таких условиях вкладывать „ 40

деньги в развитие производства становится крайне невыгодно.

Характеризуя сегодняшнее состояние экономической безопасности с точки зрения усиления воздействия на нее криминальных угроз, следует иметь в виду, что экономическая преступность приобрела качественно новые свойства. Лидеры и авторитеты криминальной среды активно создают сплоченные сообщества и внедряются в хозяйственные институты. Этим структурам присущи жесткое централизованное построение с подчинением составляющих групп, строгая дисциплина их членов, а также разведка и контрразведка, техническое обеспечение.

Либерализация экономической деятельности, разгосударствление

• собственности по существенно заниженным ценам, допуск в экономику теневого капитала, не сопровождавшиеся созданием адекватного механизма контроля и защиты от противоправных посягательств, создали благоприятные условия для внедрения в экономические отношения преступных элементов, подкупа служащих государственного аппарата, бесконтрольного распоряжения руководителями государственных предприятий и организаций вверенным им имуществом.

Сегодня, по данным МВД России экономическая преступность все больше сращивается с общеуголовной. Преступники устанавливают коррумпированные связи, направляя на подкуп чиновников до 50 % своих

• доходов (около 2 трлн, рублей в год). Криминальными структурами создано более 40 тысяч фирм и предприятий, под их контролем в экономике находится до 90 % коммерческих объектов, в том числе 70 % банков и до 20 % государственных объектов, которые используются для отмывания преступных капиталов.[34] [35]

Анализ состояния борьбы с экономическими преступлениями и развития криминогенной ситуации в экономике Российской Федерации за последние несколько лет показывает, что ослабление государственного контроля и правоохранительной деятельности привело к появлению и укреплению многочисленных криминальных группировок, питательной средой которых стали противоправные доходы. Несмотря на принимаемые меры, преступность

в сфере экономики превратилась в реальный фактор политической и социальной дестабилизации, возросла до уровня, представляющего угрозу

•' экономической безопасности страны.

Экономическая преступность тормозит развитие производства, лишает

федеральный бюджет значительной части доходов, провоцирует инфляцию, резко обостряет социально-экономические проблемы и, таким образом, противодействует происходящим в России преобразованиям.

Криминогенная ситуация в сфере экономики в настоящее время во многом обусловлена сохранением негативных тенденций, таких как:

- массовый вывоз капитала за границу;

- хищение и присвоение чужой собственности, неконтролируемый

• отток капиталов в теневой сектор экономики, легализация преступных доходов, взяточничество;

продолжающаяся криминализация банковской сферы (возникновение «проблемных» банков, «зависших» платежей, обналичивание и ДР-)-

Следует отметить, что все более существенное место среди экономических преступлений занимают нарушения бюджетного законодательства, которые компрометируют значение проводимых экономических реформ, способствуют оттоку бюджетных средств в предприятия негосударственной формы собственности, необоснованному

• обогащению за счет государства частных лиц.

Сегодня проблему борьбы с экономическими преступлениями может решить только системный, комплексный подход, при котором усилия правоохранительных органов получат повсеместную поддержку государства, средств массовой информации и населения.

2.2. Место налоговой преступности в системе преступлений в сфере экономической деятельности.

Следует отметить, что относительно видового объекта экономических преступлений высказаны разные мнения. Так, Б.В. Яцеленко полагает, что таковым являются «общественные отношения, возникающие по поводу осуществления нормальной экономической деятельности по производству, распоряжению, обмену и потреблению материальных благ и услуг». Однако это определение не раскрывает саму суть нарушаемых общественных отношений. К

тому же неясно, что значит «нормальная» экономическая деятельность. Еще менее удачной представляется трактовка видового объекта этих преступлений,

• предложенная В.Е. Мельниковой: «группа однородных взаимосвязанных общественных отношений, которые складываются в сфере экономической деятельности». По существу, здесь объект посягательства не раскрыт, поскольку в сфере экономической деятельности могут существовать различные общественные отношения.

Известный специалист по проблемам ответственности за хозяйственные преступления Б.М. Леонтьев определил в качестве объекта преступлений, описанных в главе 22-й УК, «интересы государства и отдельных субъектов в сфере их экономической деятельности». Замечу только, что интересы

• отдельных субъектов в сфере их экономической деятельности могут серьезно противоречить закону. Н.А. Лопашенко объектом преступлений в сфере экономической деятельности считает экономические отношения, строящиеся на принципах осуществления экономической деятельности. К числу таких принципов автор относит: принцип свободы экономической деятельности, принцип осуществления экономической деятельности на законных основаниях, принцип добросовестной конкуренции, принцип добропорядочности субъектов экономической деятельности, принцип запрета криминальных форм поведения в экономической деятельности. Л.Д. Гаухман объектом преступлений в сфере экономической деятельности признает «общественные отношения,

• обеспечивающие экономическую деятельность, под которой понимается совокупность всех звеньев общественного производства, распределения, обмена, а также потребления материальных и иных благ». Здесь надо заметить, что общественные отношения, на которые посягают экономические преступления, не обеспечивают экономическую деятельность, а составляют само ее содержание.

Думается, что в настоящее время видовой объект этих преступлений может быть определен как охраняемая государством система общественных отношений, складывающихся в сфере экономической деятельности в обществе, ориентированном на развитие рыночной экономики. Иначе говоря, таким

Ф

объектом является установленный порядок осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности по поводу

производства, распределения, обмена и потребления материальных благ и услуг.42

• Большинство исследователей при классификации экономической

преступности относят налоговые преступления к отдельному самостоятельному виду (группе), например:

- преступления в сфере финансовой деятельности государства (186, 189- 194, 198, 199);43

- преступления, совершаемые путем уклонения от имущественных обязательств (194-200);44

- посягательства на общественные отношения, основанные на принципе добропорядочности субъектов экономической деятельности;45

в - преступления в сфере налоговых и иных платежей (194,198, 199);46

- отношения по поводу формирования бюджетов всех уровней (198,

199);47

С.И. Улезько считает, что в главе 22 УК РФ «Преступления в сфере экономической деятельности» существует только 5 статей (ст. 170, 173, 194, 198, 199 УК РФ), которые охраняют общественные отношения в налоговой системе России и имеют однородные элементы структуры охраняемого общественного отношения: - субъекты - государство в лице уполномоченных органов, занимающихся сбором налогов:

- предмет общественного отношения - налоговый платеж;

с - существующая между субъектами социальная связь по поводу уплаты

налогового платежа предусмотренного Налоговым кодексом.48

Таким образом, практически все ученые и практики выделяют налоговые преступления в самостоятельный вид преступлений в сфере экономической деятельности.

Следует отметить, что в научной литературе были предприняты попытки обосновать необходимость разработки в теории уголовного права общего понятия «уклонение от уплаты налогов», в связи с тем, что данный термин

42 Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности, Спб. 2002, С. 494

43 Уголовное право России. Особенная часть Учебник (под ред. А.И. Рарога), M. 1996, С. 146

44 Уголовное право. Особенная часть. Учебник для Вузов. Изд.3-е, отв. ред. Казаченко И.Я., Незнамова З.А., • Новоселов Г.П. М. 2001 гл.11. С. 294

45 Лопашенко H.A., Преступления в сфере экономической деятельности, Ростов на Дону. 1999. С. 43

46 Уголовное право. Особенная часть. Под общ. ред. Борзенкова Г.Н., Комиссарова В.С. М. 2001. С. 243

47 Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.Н. Преступления в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Красноярск. 1998. С. 182

48 Улезько С.И. Автореферат диссертации на соиск. ученой степени доктора юридических наук. Теоретические основы исследования уголовно-правовой охраны налоговой системы России. М. 1998.

широко употребляется в названии статей 198 и 199 УК РФ. Так, с точки зрения И.М. Середы уголовно-наказуемым уклонением от уплаты налогов можно считать общественно-опасные, противоправные и уголовно-наказуемые умышленные деяния субъекта, которые позволяют последнему избежать или в той или иной степени уменьшить его обязательные платежи в бюджет, производимые в виде налогов.[36]

Возникает вполне резонный вопрос: а может ли уклонение от уплаты налогов быть наказуемым не в уголовном порядке, а, скажем, в административном или в налоговом и, если может быть, то какое определение должно быть дано для такого уклонения? Получается, что в административном, налоговом и уголовном законах будет три разных понятия уклонения от уплаты налогов. Как раз сегодня было бы целесообразно постепенно отходить от большого количества терминов, которые исключают однозначное толкование норм и понятий как административного, так налогового и уголовного законов. С нашей точки зрения, в данном случае необходимо законодательное закрепление единого для всех «заинтересованных» отраслей права определения понятия «уклонение от уплаты налогов».

Следует отметить, что термин «налоговое преступление» тесно связан с понятием «уклонение от уплаты налогов».

В свою очередь, понятие «уклонение от уплаты налогов» существует сегодня только в уголовном законе. Ни в Налоговом кодексе, ни в КоАПе не предусмотрена ответственность за уклонение от уплаты налогов.

В 2002 году кафедрой прикладной институциональной экономики Экономического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова при участии Главного следственного управления ФСНП России и автора данного диссертационного исследования был проведен криминологический опрос главных бухгалтеров, повышающих свою квалификацию. Среди более чем 30 вопросов, касающихся различных аспектов налоговой преступности были заданы и следующие: «С чем у Вас ассоциируется термин «уклонение от уплаты налогов»? и «С чем у Вас ассоциируется термин «налоговое преступление»? На первый вопрос были получены следующие ответы:

- с включением в бухгалтерскую документацию заведомо искаженных данных - 25 %

• - с нарушением налогового законодательства - 49 %

- с обманом государства - 19 %

- с уголовно-наказуемым деянием - 24 %

- с нанесением убытков владельцам предприятия - 9 %

- с оптимальным построением бухгалтерского учета и минимизацией налогов - 39 %

- Иное - 1 %

На второй вопрос ответы респондентов распределились следующим образом:

• - с включением в бухгалтерскую документацию заведомо искаженных данных - 27 %

- с нарушением налогового законодательства - 59 %

- с обманом государства - 34 %

- с уголовно-наказуемым деянием - 43 %

- с нанесением убытков владельцам предприятия - 6 %

- с оптимальным построением бухгалтерского учета и минимизацией налогов -10 %

- Иное - 1 %

Таким образом, у бухгалтеров несколько различается понимание таких, в

• принципе, идентичных понятий как «уклонение от уплаты налогов» и «налоговое преступление». И в том и в другом случаях для респондентов очевидно, что оба понятия связаны с нарушением налогового законодательства - именно этот ответ наиболее часто (49 % - в первом случае и 59 % - во втором случае) отмечался ими из числа шести предложенных вариантов.

Но далее эти два понятия различаются. Симптоматично, что под термином «уклонение от уплаты налогов» 39 % опрошенных подразумевают «оптимальное построение бухгалтерского учета и минимизацию налогов» - это второй, по частоте, ответ. Идентификация уклонения от уплаты налогов с «обманом государства» - лишь на предпоследнем, пятом месте (19 %). Это лишнии раз подтверждает правомерность применения модели: предприятие воспринимает «внешнее» (со стороны государства) воздействие лишь применительно к своим «внутренним» целям.

Наоборот обстоит дело с восприятием термина «налоговое преступление». Здесь для респондентов нарушение налогового

• законодательства подразумевает «уголовно наказуемое деяние» (второй ответ — 42 %) и с обманом государства (третий ответ - 34 %). Здесь «оптимальное построение бухгалтерского учета и минимизация налогов» на предпоследнем месте (в обоих вопросах респонденты лишь в последнюю очередь рассматриваемые термины ассоциируют с «нанесением убытков владельцам предприятия» (9 % и 6 % ответов).[37]

В настоящее время законодательство Российской Федерации не предусматривает административную ответственность за умышленное уклонение от уплаты налогов, которая не содержит признаков налогового преступления.

• Хотя подобные налоговые правонарушения, по сути, являются своеобразным предкриминальным «фоном» налоговых преступлений, а в ряде случаев отличаются от них лишь по количественному показателю - сумме неуплаченных налогов.

Отсутствие комплексного подхода в установлении ответственности за уклонение от уплаты налогов препятствует делу предупреждения, выявления и пресечения налоговых правонарушений и преступлений, так как, фактически, уклонение от уплаты налогов, не образующее состав налогового преступления, не является наказуемым.

В связи с этим представляется возможным дополнить Кодекс Российской

• Федерации об административных правонарушениях нормами, предусматривающими ответственность за:

- уклонение от уплаты налогов и (или) сборов;

- неисполнение обязанностей налогового агента;

- сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов, если это не влечет уголовной ответственности.

Административное производство по делам данной категории целесообразно отнести к компетенции органов внутренних дел Российской Федерации, которые расследуют факты преступного уклонения от уплаты налогов.

На наш взгляд термин «налоговое преступление», будучи несколько шире понятия «уклонение от уплаты налогов» вполне может отражать суть и

• особенности именно уголовно-наказуемого уклонения от уплаты налогов. Вообще термин «уклонение от уплаты налогов» весьма удобен, емок, выразителен и понятен. По результатам проведенного опроса в сознании большинства людей - потенциальных налогоплательщиков «уклонение» и есть неуплата, недоплата налогов в обход закона. Поэтому, употребление этого термина в широком смысле, как вообще действия, направленные на занижение налоговых платежей, вполне оправданно. А по данным того же опроса термин «налоговые преступления» тесно связан для респондентов именно с уголовно­правовым запретом на «уклонение от уплаты налогов».

• С нашей точки зрения законодательно может быть принята следующая формулировка: уклонение от уплаты налогов и (или) сборов - это противоправное деяние, направленное на занижение или неуплату установленных законом налогов и (или) сборов в бюджет государства. Граждане, обязанные уплачивать налоги и сборы, а также иные лица, ответственные, в соответствии с действующим законодательством, за внесение налогов и (или) сборов в бюджет, в случае уклонения от уплаты налогов и (или) сборов привлекаются к налоговой, административной и уголовной ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Таким образом, термин «уклонение от уплаты налогов» указывает на

• умышленный характер совершаемых деяний.

Налоговыми преступлениями могут быть признаны общественно­опасные деяния, совершенные в области налогообложения физических лиц и организаций и запрещенные уголовным законом под угрозой наказания.

Приведенные выше формулировки могут быть приняты еще и в силу того, что, с нашей точки зрения было бы неверно сводить налоговые преступления только к понятию уголовно-наказуемого уклонения от уплаты налогов, так сегодня, например, криминализированы иные противоправные деяния в области налогообложения.

Неисполнение обязанностей налогового агента - это совершенное в личных интересах противоправное деяние, направленное на неисчисление, неудержание или неперечисление налогов и (или) сборов, подлежащих исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд). Должностные лица

организаций и индивидуальные предприниматели, на которых в соответствии с

налоговым законодательством возложено исполнение обязанностей налогового

• „

агента, в случае их неисполнения привлекаются к налоговой и уголовной ответственности в зависимости от размера неисчисленных, неудержанных или неперечисленных налогов и (или) сборов.

Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов - это совершенное собственником или руководителем организации или индивидуальным предпринимателем противоправное деяние, направленное на утаивание всего или части принадлежащего предприятию или индивидуальному

• предпринимателю имущества либо денежных средств, за счет которых, в порядке, предусмотренном законодательством о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и (или) сборам.

Однако, бесспорно, уклонение от уплаты налогов в крупном и особо крупном размерах является наиболее тяжким налоговым преступлением. Повышенная общественная опасность уклонения от уплаты налогов должна обуславливать и наиболее строгое наказание за это деяние.

Уголовно-правовые нормы, предусмотренные статьями 198 и 199 УК РФ, охраняют отношения, связанные с уплатой налогов, запрещают совершать уклонение от их уплаты под угрозой уголовного наказания и поэтому имеют

• некоторые общие черты, несмотря на то, что субъектами преступлений, ответственность, за совершение которых предусмотрена данными статьями, являются различные категории налогоплательщиков.

Следует отметить, что отсутствие четко ориентированной уголовной политики в сфере налогообложения привело к некоторым негативным тенденциям, исправлять которые необходимо начинать немедленно. Среди них можно назвать следующие.

1. Борьба с налоговой преступностью происходит в условиях постоянного изменения налогового законодательства. До принятия НК РФ, наверное, не было такого нормативного акта, регулирующего вопросы налогообложения, в который бы не вносились изменения и дополнения. К тому же, существовало несколько, подчас противоречивых разъяснений об их применении. Не говоря уже о том, что каждый налоговый инспектор являлся самостоятельным правоприменителем, толкователем налогового

законодательства, который по примеру судьи опирался на свое правосознание и убеждение.

НК РФ должен был упорядочить налоговое нормотворчество, однако поспешность в его принятии привела к тому, что он потребовал не просто «косметической», а серьезной доработки. Многие предполагали, что с принятием Налогового кодекса, станет проще исчислять и уплачивать налоги, станет меньше налоговых правонарушений и преступлений. Однако кодекс является лишь законом, который подробно регулирует налоговые правоотношения, упорядочивает налоговое законодательство и не более того. Никакой профилактической нагрузки в плане налоговой преступности он не несет. Ведь, если человек настроен на уклонение от уплаты налогов, ему глубоко безразлично, как регулируются его обязанности как налогоплательщика, а также порядок исчисления и уплаты налогов, которые он все равно не платит.

2. Борьба с налоговыми правонарушениями и преступлениями происходит в условиях постоянного оспаривания и изменения структуры и полномочий правоохранительных органов, выполняющих данные функции.

3. Оценка работы правоохранительных органов, отвечающих за борьбу с налоговыми преступлениями по количеству возбужденных уголовных дел, а не по их качеству и масштабности. Нельзя планировать определенное количество дел, подлежащих возбуждению по налоговым преступлениям. Понятно, что налоговых преступлений совершается много, может быть даже, очень много. Но при этом, нельзя ставить сотрудника правоохранительного органа в жесткие количественные рамки по их выявлению. В отличие от большинства других преступлений выявление, документирование и расследование налогового преступления это весьма сложный и долгий творческий процесс, требующий от специалиста знания как в области уголовного и уголовно-процессуального права, так и налогового, финансового, гражданского, административного и т.д. Порой сотрудникам налоговой полиции в силу особенностей деятельности приходилось изучать целый пласт отраслевого законодательства, осваивать специфику некоторых производственных процессов. Как можно здесь определить какой либо вал уголовных дел? Наличие жестких количественных требований приводит к тому, что сотрудники, подчас, неоправданно торопятся с возбуждением уголовных дел, что приводит потом к неподтверждению первичных данных, а соответственно и прекращению дел по реабилитирующим

основаниям. Уголовные дела по сложным налоговым преступлениям должны быть «штучными», расследоваться тщательно и доводиться до суда. Отсюда вытекает и следующая проблема.

4. Умелое использование отдельными специалистами статистических данных судебной, в том числе арбитражной практики. Например, был постепенно создан имидж органов налоговой полиции как неэффективно работающей структуры, которая практически, сколько уголовных дел возбудила, столько и прекратила. Да, действительно на протяжении первых лет своей деятельности в суды уходило около 10 % возбужденных дел (по итогам 2002 года этот показатель равен 50 %), остальные же прекращались по различным основаниям. Однако совсем недавно дело доходило до того, что некоторые специалисты отмечали, что «...значительная часть возбужденных дел заканчивается на стадии предварительного следствия прекращением уголовного преследования, в том числе и по полностью реабилитирующим налогоплательщика мотивам. На наш взгляд, это в первую очередь свидетельствует о невысоком качестве работы налоговой полиции. Другое тому доказательство - большое число дел, проигранных фискальными службами в арбитражах и судах общей юрисдикции. В погоне за высокими показателями раскрытия налоговых преступлений полицейские порой доходят до абсурда. При оформлении результатов проведенной проверки в акте была записана фраза о том, что в действиях проверяемых лиц, у которых был выявлено нарушение, отсутствовал умысел. Казалось бы, в такой ситуации налогоплательщик был застрахован от уголовного преследования. Однако и здесь, вопреки элементарному здравому смыслу и собственным выводам, налоговая полиция умудрилась возбудить уголовное дело».[38]

Отмечу, что мнение данного адвоката не является чем-то из ряда вон выходящим. Так думает подавляющее большинство налоговых юристов и консультантов. Однако это совсем не означает, что органы налоговой полиции должны были работать так, чтобы нравиться автору вышеупомянутых пассажей. Необходимо сделать все, чтобы ни у кого не возникало желания таким образом оценивать качество работы государственного правоохранительного органа. Для этого органы внутренних дел, да и остальные правоохранительные и контрольные органы должны работать в строгих правовых рамках, четко

оценивая достаточность данных для проведения оперативно-розыскных мероприятий и принятия решений в рамках уголовно-процессуального

•' законодательства.

5. Отсутствие методик расследования налоговых преступлений. На сегодняшний день существуют лишь «накатанные» схемы расследования фактов уклонения от уплаты налогов, совершенных недоимщиками. Отсутствуют методики расследования по основным группам способов совершения преступления, по видам налогов и т.д. Сохранение подобной ситуации будет продолжать углублять пропасть между теорией и практикой борьбы с налоговой преступностью, реальным положением дел и статистическими данными.

• 6. Наличие, подчас, непреодолимых барьеров, стоящих на пути выявления и расследования налоговых преступлений. Так, для того, чтобы возбудить уголовное дело необходимо иметь данные о наличии в действиях субъектов признаков этого преступления. С этой целью сотрудники правоохранительных органов обращаются в кредитно-финансовые учреждения или подразделения МНС России с запросами о получении информации, результат рассмотрения которой или сопоставления которой с другими имеющимися данными может и привести к решению о возбуждении уголовного дела. Однако в ответ получают отписки о том, что предоставление интересующей информации может быть осуществлено только после ссылки

• инициатора на номер уже возбужденного уголовного дела или не может быть представлено вовсе ввиду того, что она составляет банковскую тайну конкретного юридического или физического лица. В итоге получается замкнутый круг. Чтобы возбудить дело, необходима информация. Для получения информации, необходимо возбужденное уголовное дело. Решение данного вопроса находится в законодательной сфере и требует внесения соответствующего изменения в статью 26 Закона «О банках и банковской деятельности». С переходом функции в сфере налогообложения в МВД России и изменениями, внесенными в статью 26 указанного закона Федеральным законом от 30 июня 2003 г. № 86-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации, признании утратившими силу отдельных законодательных актов Российской Федерации, предоставлении отдельных гарантий сотрудникам органов внутренних дел, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных

веществ и упраздняемых федеральных органов налоговой полиции в связи с осуществлением мер по совершенствованию государственного управления»

•' (далее - Федеральный закон от 30 июня 2003 г. № 86-ФЗ), проблема не нашла своего разрешения. По-прежнему органы внутренних дел продолжают получать отказы в предоставлении информации из кредитно-финансовых учреждений.

Помимо законодательного разрешения данной проблемы применимо использование возможностей административного законодательства (привлечение должностных лиц к административной ответственности), разработка типовых запросов, содержащих ссылки на соответствующие нормы закона, а также судебное обжалование письменных отказов в предоставлении информации.

9 7. Общее негативное отношение к предпринимаемым государством

мерам в сфере налогообложения. В каждой инициативе, каждой предполагаемой мере выискивается «второе» дно, скрытый репрессивный механизм. Даже простое уточнение положений «налоговых статей» Уголовного кодекса, их приведение в соответствие с положениями изменившегося налогового законодательства рассматриваются как попытки установления порядков «1937 года» в налогообложении. С таким отношением к первым попыткам уточнения «правил игры» между государством и налогоплательщиком провести в жизнь положения программы борьбы с налоговой преступностью будет весьма и весьма сложно. Необходимо коренным образом менять отношение

• налогоплательщиков к данной проблеме, показав, во-первых, необходимость работы по борьбе с налоговыми преступниками, и, во-вторых, спрогнозировать конкретные положительные изменения, которые могут произойти в случае реализации программы борьбы с преступностью. Только в этом случае можно рассчитывать на конкретный положительный результат.

8. Низкий инвестиционный рейтинг и малопривлекательность России для иностранного капитала вследствие непрозрачной налоговой системы и широких оснований для бюрократического произвола.

Так, компания «Pricewaterhous-Coopers» обнародовала результаты своего исследования, в котором оценивает, сколько стоит любой стране быть самой собой. В исследовании выделялись пять обстоятельств, которые могут порождать неопределенность в ведении дел: коррупция, неясные или противоречащие друг другу законы, регулирующие заключение контрактов и оформление прав собственности, неопределенная или постоянно меняющаяся

экономическая политика властей, отсутствие жестких требований к финансовой отчетности: инвесторы не уверены, что бухгалтерские документы отражают

• реальное состояние предприятий, непонятные правила взаимоотношений государства и бизнеса.

По итогам исследования, коррупция в России была оценена в 78 баллов, неясность законов - в 84, неопределенность в экономической политике - в 90, ненормальная финансовая отчетность - в 81, а странные отношения государства и бизнеса - в 84 балла. Российская неопределенность получила в итоге 84 балла. (Для сравнения - Китай получил 87 баллов).

Для простоты все расходы в исследовании приравнивались к налогу на прибыль, а в качестве образца взят Сингапур. Получилось, что вкладывать

• деньги, скажем в США, а не в Сингапур - это все равно, что заплатить дополнительно 5 % от прибыли. А вложение денег в Россию, согласно результатам исследования приравнивается к уплате налога в 43 %.[39] Авторы исследования нашли это удивительным, так как большинство развивающихся стран пытаются путем понижения налогов стимулировать деловую активность, а иностранным инвесторам предоставляют еще и дополнительные налоговые льготы.

Однако инвесторов это не привлекает, так как само по себе вложение денег в эти страны представляет собой огромный налог. Таким образом, целесообразнее не снижать формальную ставку налогов, а упорядочить обычаи

• делового оборота в стране.

Анализируя внутренние факторы, препятствующие притоку инвестиций, прежде всего, следует обратить внимание на то, что среди негативных факторов с огромным отрывом лидирует «низкий уровень защиты прав собственника» - почти 70 % респондентов считают это тормозом в инвестиционном процессе. Само по себе это вряд ли является новостью. Однако, еще три-четыре года назад опросы инвесторов показывали, что данный фактор имеет примерно такой же вес, как и политическая нестабильность, низкий уровень корпоративной культуры и прозрачности российских компаний.[40]

9. Формирование законодательных инициатив и практики в области налогообложения в угоду формирования новых возможностей и, как следствие,

• схем для оптимизации налогообложения, массовое тиражирование полулегальных схем налоговой минимизации, агрессивная реклама этих услуг.

10. Недооценка правоохранительных методов поддержания налоговой дисциплины. Исторический опыт показывает, что использование преимущественно административных методов профилактики уклонения от уплаты налогов в рамках полномочий контрольных органов государства является явно недостаточным. Бесспорно, налоговая ответственность, по большей части, выполняет отведенную ей роль, побуждая налогоплательщиков внимательнее относиться к срокам и содержанию отчетности, предупреждает

• арифметические и иные технические ошибки, однако не может сравниться по своей эффективности с возможностью наступления уголовной ответственности за противоправные деяния в сфере налогообложения.

Однако, не все это понимают. На протяжении всего недолгого существования органов налоговой полиции России их полномочия постоянно подвергались критике, в том числе и со стороны ближайших коллег - работников налоговых органов. Основным лейтмотивом такой критики было то, что полномочия полиции дублировали полномочия налоговых инспекторов, и вообще, правоохранительный орган, выполняющий функции по борьбе с налоговой преступностью нужен лишь для охраны налоговых инспекций и их

• сотрудников. «В 1999 году ... законодатель принял решение, что у полиции несвойственную ей контрольно-проверочную функцию надо отобрать. Она получила право проводить проверки только при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Налоговые органы приглашали их на выездные налоговые проверки в тех случаях, если считали, что при их проведении возникнут ситуации, опасные для налогового инспектора. Не секрет, что 80 % инспекторов - женщины. На том этапе становления рыночных отношений такое взаимодействие было оправдано. Но сегодня бизнес стал другим. Никто с автоматом по коридорам не бегает. Бизнес сегодня творится в

тиши кабинетов. По ту сторону от нас садятся эксперты и спокойно и тщательно

• ~ 54

начинают анализировать действующее налоговое законодательство...».

Следует согласиться с автором этих строк в том, что бизнес действительно стал другим. Он вырос и окреп, имеет свободные средства для

* того, чтобы нанять квалифицированных консультантов и юристов, службу безопасности. Он проник в законодательную и исполнительную власть, решает, какие законы нужны, а какие нецелесообразны для бизнеса, может влиять на создание и ликвидацию целых федеральных ведомств.

К его средствам уже просто так не подобраться. Он тщательно защищает даже то, что фактически украдено у государства в виде недоплаченных налогов. Поэтому без представителей правоохранительных органов налоговые инспектора могут в эту самую заветную тишину кабинетов так и не попасть. На нейтральной территории вышеупомянутые эксперты грамотно объяснят

• налоговикам законность выбранных схем налоговой минимизации. А, если налоговые инспекторы проявят особое и ненужное бизнесу рвение в деле доначисления налогов, их ведомство вполне может ожидать судьба столь критикуемой налоговой полиции в виде упразднения и последующего присоединения того, что останется, к более мощному министерству.

11. Осуществление целенаправленной работы, направленной на ослабление правоохранительной составляющей в сфере налогообложения путем формирования и пропагандирования среди налогоплательщиков мнения о том, что государственный правоохранительный орган в сфере налогообложения должен выполнять только одну функцию - «обслуживание МНС,

• полноправного контрагента налогоплательщиков».[41] Следует отметить, что согласно мнению указанного автора, только в данном случае правоохранительный орган заслуживает названия цивилизованной полицейской структуры. В противном случае, «ФСЭНП МВД России, имея полномочия как правоохранительные, так и фискальные, получает беспредельные возможности для вымогательства».[42]

Однако если соотносить полномочия правоохранительной структуры с возможными фактами коррупции, то выходит, что проще и надежнее, если таких полномочий не будет вообще. Тем не менее, говорить об этом, учитывая сегодняшнее состояние налоговой дисциплины и масштабы уклонения от

*

уплаты налогов, с нашей точки зрения, весьма и весьма преждевременно.

Также следует отметить, что в последнее время стало весьма популярным искать злой умысел в любой проверке, которую проводят

* правоохранительные органы. Сюда относятся обвинения в выполнении заказов конкурентов, желании поставить бизнес под контроль, каким-то образом навредить предпринимательской деятельности и т.д. Поэтому «упразднение мощной ФСНП было воспринято с воодушевлением. По мнению как политиков, так и адвокатов, ФСНП - самая коррумпированная полицейская структура в России, то ли поставившая на поток натуральную феодальную ренту с бизнеса, то ли организовавшая на торговле налоговыми проверками целую отрасль народного хозяйства. Соответственно в упразднении ФСНП и бизнес, и политическая элита увидели целенаправленное комплексное мероприятие по

• борьбе с массовым рэкетом на государственных началах57».

С нашей точки зрения, нельзя не обратить внимание на данную довольно опасную тенденцию искусственного формирования общественного мнения вокруг правоохранительного органа, выполняющего специфические функции в наиболее проблемной сфере экономической деятельности - налогообложении. Причина таких акций заключается в двух аспектах: самой сущности налогов и публично-правовой обязанности их платить (что, естественно, делать не хочется), а также в эффективности работы правоохранительной структуры, в деятельности которой представители, в основном, крупного бизнеса увидели угрозу для реализации своих схем, как по

• снижению налогового бремени, так и по уклонению от уплаты налогов.

Поэтому представителям ФСЭНП МВД России уже сегодня необходимо отслеживать такие попытки и вовремя аргументировано, с правовой точки зрения, их пресекать, помня, что с откровенными лжецами закон позволяет выяснить отношения в суде.

12. Отметим также тенденцию сужения полномочий правоохранительных органов в сфере налогообложения, что также является весьма характерным фактором, иллюстрирующим сегодняшнее состояние уголовной политики по борьбе с налоговой преступностью.

В результате рассмотрения в Государственной Думе проекта

*

федерального закона № 310209-3 «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации, признании

утратившими силу отдельных законодательных актов Российской Федерации, предоставлении отдельных гарантий сотрудникам органов внутренних дел,

• органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и упраздняемых федеральных органов налоговой полиции в связи с осуществлением мер по совершенствованию государственного управления», в котором прописывались полномочия органов внутренних дел в сфере налогообложения, частично была проигнорирована и изменена сама концепция законопроекта, внесенного в Думу Президентом Российской Федерации и именно в части полномочий по выявлению, предупреждению и пресечению налоговых преступлений и правонарушений. В результате органам внутренних дел придется компенсировать полномочия, которые были у налоговой полиции,

• нормами, содержащимися в Законе «О милиции», Законе «Об оперативно­розыскной деятельности».

Однако это не означает, что представителям органов внутренних дел можно сложить руки и работать с той нормативной правовой базой, которая имеется. Необходимо продолжить работу по уточнению полномочий органов внутренних дел в сфере налогообложения, направленную на обеспечение эффективной борьбы с налоговой преступностью. Несмотря на то, что эту работу осуществить будет крайне сложно. Ведь не случайно по этому поводу в прессе отмечается, что «...расширение полномочий сотрудников правоохранительных (или фискальных) органов не только не гарантирует

• эффективного наведения порядка и изобличения истинных преступников, но только усугубит положение. Сама по себе мощная и неуправляемая ФСНП, от которой государство теперь вынуждено отказываться, служит отличной иллюстрацией этого обратного эффекта».58

13. Не может не обратить на себя внимание складывающаяся судебная практика по делам о налоговых преступлениях. Ее чрезвычайная мягкость не только не способствует профилактике налоговой преступности, но в некоторых случаях является фактором, побуждающим к совершению уклонения от уплаты налогов в виду явной безнаказанности налоговых преступников.

Так, по имеющимся данным, за 2001 год судами общей юрисдикции по делам, о налоговых преступлениях постановлено 1 314 приговоров. При этом, несмотря на ежегодное увеличение количества осужденных, анализ судебных

решений позволяет сделать вывод о наличии тенденции в недооценке общественной опасности налоговых преступлений, характерной для результатов

• рассмотрения судами Российской Федерации дел, расследованных федеральными органами налоговой полиции России. Например, в 1999 году число осужденных судами общей юрисдикции за совершение налоговых преступлений составило 852, в 2000г. - 960, в 2001г. - 1314, за 2002 год- 2162), из них к реальному лишению свободы в 2002 году приговорено 39 человек. Из общего количества к лишению свободы осуждены на срок до двух лет - 9 человек, свыше двух лет - 30, условно - 879. К исправительным работам осуждено 97 лиц, к штрафам - 910 человек. От наказания по амнистии освобождены 363 человека. 38 дел прекращено судами по реабилитирующим основаниям, 689 дел - по

е нереабилитирующим основаниям.[43]

Пунктом 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской

Федерации от 29.04.96 «О судебном приговоре»[44] подчеркивается недопустимость фактов назначения судами виновным наказания, которое является явно несправедливым как вследствие мягкости, так и вследствие суровости. Суммы, не поступающие в бюджет в виде неуплаченных налогов, измеряются миллионами и миллиардами рублей, тем не менее, суды при рассмотрении дел, назначают лицам, осужденным за уклонение от уплаты налогов наказания, отличающиеся

---------- неоправданной мягкостью, что не способствуют предупреждению новых

налоговых преступлений.

* Примером чрезвычайной мягкости может служить приговор Йошкар- Олинского городского суда Республики Марий Эл по делу «К», который, будучи генеральным директором комбината, в период с января по сентябрь 2000 г. уклонился от уплаты налогов на сумму свыше 43 млн. рублей. «К» не признал себя виновным в совершении инкриминируемых ему деяний и не возместил причиненный ущерб, однако суд, признав «К» виновным в совершении преступления, предусмотренного п. п. «в» и «г» части 2 ст. 199 УК РФ, приговорил его к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год, без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Свое решение суд мотивировал тем, что «К» ранее

• не судим, положительно характеризуется, имеет постоянные место жительства и место работы, в то время как ст. 64 УК РФ требует наличия исключительных

обстоятельств для назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено законом за совершение преступления.

• Несмотря на то, что санкциями статей 198 и 199 УК РФ предусмотрено наказание, связанное с лишением свободы, практика деятельности судов идет по иному пути. К лишению свободы с отбыванием наказания в исправительном учреждении в течение 2001 года осуждено 32 человека, из них 7 человек на срок, не превышающий двух лет, 25 человек осуждено на сроки свыше двух лет лишения свободы.

Наибольшее количество приговоров, которыми определено наказание в виде лишения свободы по «налоговым» Делам постановлены судами Краснодарского края - 9; Чувашской Республики и Калужской области - по 3, г.

• Москвы, Вологодской и Оренбургской областей - по 2.[45]

Из анализа судебной практики следует вывод об отсутствии у судов субъектов Российской Федерации единых принципов определения наказания, соответствующего тяжести совершенного налогового преступления. Значительная часть осужденных за налоговые преступления освобождается от отбытия наказания по амнистии (этот вопрос будет затронут нами в данном исследовании).

Часто приговоры не содержат сведения о возмещении в ходе предва- рИТельн ого "следствия ущёрбаТпрйчйненного государству, несмотря нато/что-' этот фактор оказывает существенное влияние на определение судом вида и срока

• наказания. По действующему законодательству при постановлении приговора судом должен быть разрешен гражданский иск - удовлетворен полностью или частично или отказано в удовлетворении иска. Между тем из текста ряда приговоров не видно, какие меры были приняты в целях обеспечения предъявленных гражданских исков в возмещение ущерба, причиненного

преступлением, что серьезно затрудняет работу по возмещению ущерба от налоговых преступлений.

Еще одна негативная закономерность, характерная для многих регионов - неоправданно длительные сроки рассмотрения судами уголовных дел, которая создает сложности при определении судебной перспективы при организации расследования уголовных дел и проведении предварительного следствия.

Таким образом, перечисленные негативные тенденции являются отражением недостатков, в том числе, и в уголовной политике, лежащих как в законодательной сфере, так и в плоскости практической реализации ее основных положений.

2.3. Уголовная политика в период реформирования системы налогообложения.

Отправным моментом реформирования законодательства Российской Федерации о налогах и сборах является принятие НК РФ. Этот законодательный акт предусматривал кардинальное упрощение налоговой системы, сокращение общего числа налогов и установление исчерпывающего их перечня, выравнивание условий налогообложения за счет резкого сокращения числа налоговых льгот, установление предельных ставок для региональных и местных налогов, снижение размеров штрафов и пеней.

К радикальному же реформированию налогообложения государство приступило в 2000 году. Планировалось, что реформа должна быть реализована за четыре года, и пока исполнителям удается выдерживать график. Согласно имеющимся планам, к началу 2004 года налоговая нагрузка должна была сократиться с 41 % ВВП до 34-35 %. Кроме того, должно резко сократиться количество налогов.

В рамках налоговой реформы в 2003 году МНС России проведена значительная работа по анализу действующего законодательства и правоприме­нительной практики. В 2003 году Госдумой было рассмотрено около 50 законопроектов, в разработке и сопровождении которых активное участие при­нимало МНС России. Изменения в налоговом законодательстве оказали значительное влияние на структуру поступлений налогов и сборов во все уровни бюджетной системы.

С 1 января 2003 г. отменены налог на пользователей автомобильных дорог, налог с владельцев транспортных средств, а также налог на покупку

валюты. В целях компенсации потерь в связи с отменой указанных налогов введен транспортный налог, увеличены ставки земельного налога, акцизов на

• нефтепродукты, а также проиндексированы все специфические ставки акцизов.

Кроме ранее предусмотренного специального налогового режима для сельскохозяйственных производителей введены в действие упрощенная система налогообложения и система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности.

В 2003 году предприняты важные шаги в направлении ослабления налогового бремени, в частности: с 1 января 2004 г. снижена ставка НДС (с 20 до 18 %); отменены ряд региональных и местных налогов, в том числе налог с продаж, отменен акциз на природный газ, проиндексированы ставки акцизов,

• установлены налоговая ставка 17,5% при добыче газового конденсата из всех видов месторождений углеводородного сырья, а также специфическая ставка НДПИ (вместо адвалорной) при добыче горючего природного газа.

Кроме того, с 1 января 2004 г. вступили в силу две новые главы НК РФ - «Налог на имущество организаций» (глава 30), «Сборы за пользование объектами животного мира и пользование объектами водных биологических ресурсов» (глава 25.1), а также новая редакция главы 26.1 «Единый сельскохозяйственный налог».

Важнейшим направлением развития налоговой системы является модернизация территориальных налоговых органов. В 2003 году

• осуществлялись мероприятия по реализации федеральной целевой программы «Развитие налоговых органов (2002-2004 годы)»: 348 инспекций с предельной численностью свыше 100 человек переведены на типовую структуру, около 16 тыс. работников территориальных органов МНС России подготовлены по программам, связанным с модернизацией налоговых органов, проведена работа по подготовке и реализации проекта «Модернизация налоговой службы-2», созданного совместно с Международным банком реконструкции и развития (МБРР).

Сегодня в налоговых инспекциях функционируют структурные

подразделения по работе с налогоплательщиками, основное назначение которых

ф

- оказание содействия налогоплательщикам в выполнении их налоговых обяза­тельств. В 23 регионах, принимающих участие в модернизации, введены в эксплуатацию 98 залов по обслуживанию налогоплательщиков с общим количеством рабочих мест более 800.

Активно внедряются бесконтактные формы представления налоговой отчетности. В настоящее время в Ростовской области и Краснодарском крае

• доля налогоплательщиков, сдающих отчетность на магнитных носителях, составляет более 70 %, в Республике Татарстан, Нижегородской, Кемеровской, Тюменской областях - более 50 %.

В 2002 году утверждена концепция работы с крупнейшими налогоплательщиками. В настоящее время созданы и функционируют 7 специализированных межрегиональных инспекций по крупнейшим налогоплательщикам, в которых сосредоточены наиболее крупные предприятия бюджетообразующих отраслей - нефтяной, газовой, энергетики, машиностроения, транспорта и связи, а также предприятия по производству

• алкогольной продукции. Создание специализированных инспекций позволило обеспечить учет отраслевой специфики, провести углубленное изучение показателей, влияющих на налоговую базу.

В рамках этого направления в 2004 году должен быть подготовлен Перечень российских организаций, соответствующих критериям отнесения организаций к крупнейшим налогоплательщикам, на основании показателей их финансово-экономической деятельности за 2003 год.

В соответствии с Федеральным законом «О федеральном бюджете на 2004 год» налоговыми органами в 2004 году в федеральный бюджет должно быть мобилизовано 1253 млрд. руб. налоговых и неналоговых доходов и 438.2

• млрд.руб. единого социального налога, т.е. в общем на сумму 1691,2 млрд. руб.[46]

Комплекс мер по совершенствованию налоговой системы, который уже осуществляется в настоящее время, в основном нацелен на ослабление общей фискальной направленности, устранение несоответствий и противоречий (в том числе и в объемах прав и обязанностей налогоплательщиков и контрольных органов) и создания для налогопослушных плательщиков максимально комфортных условий для уплаты налогов т.е. на общую либерализацию и перевод в цивилизованные рамки всего налогового законодательства России.

Как видно, планы по реформированию налоговой системы весьма широки. Необходимость реформ назрела давно и специалисты считают, что их реализация должна быть положительно воспринята предпринимателями. При

этом необходимо учитывать, что, по данным социологов, в современной России группа предпринимателей, лояльных к власти, составляет 15 процентов,

• стремящаяся к паритету с ней - 36 %, активно конфликтующая - 28 %, откупающаяся от власти-21 %.[47]

Таким образом, вполне целесообразным было бы предположить, что и на общем фоне либерализации налоговой системы останется достаточно большое количество налогоплательщиков, конфликтующих с государством, а потому предпринимающих определенные попытки по уклонению от уплаты налогов. В такой ситуации вполне оправданным является сохранение и повышение эффективности функций уголовного закона по защите налоговой системы страны.

• С точки зрения специалистов, охранительная функция уголовного права в налоговой системе России проявляется в двух аспектах.

Во-первых, сам факт издания уголовного закона, охраняющего налоговую систему Российской Федерации, подкрепленного угрозой применения карательных санкций за нарушение общеобязательного предписания уплачивать законно установленные налоги и сборы, оказывает превентивное воздействие на неустойчивых членов общества, является мощным стимулом, побудительным мотивом такого поведения людей, которое

' соответствует требованиям правовых предписаний; Этот социально- психологический «канал» воздействия на сознание и деятельность людей

• настолько значителен, что его трудно переоценить; без его существования вообще трудно себе представить реализацию права.

Во-вторых, функция охраны общественных отношений, находящихся под защитой уголовного закона, реализуется в процессе регулирования особой группы общественных отношений, возникающих вследствие совершения преступлений. Будучи урегулированы нормами уголовного законодательства, они приобретают форму уголовных правоотношений.[48]

Борьба с преступностью, в том числе и с налоговой, представляет собой органическое единство трех направлений целенаправленной социальной деятельности:

1) общей организации борьбы с преступностью;

2) предупреждения преступности;

3) правоохранительной деятельности.[49]

*' В период реформирования налоговой системы страны весьма важной

является общая организация борьбы с налоговой преступностью, которая включает информационно-аналитическую деятельность, криминологическое прогнозирование, определение стратегии борьбы, ее программирование, правовое регулирование, реализацию программ борьбы с налоговой и экономической преступностью, их корректировку в соответствии с изменением криминогенной ситуации в сфере экономики и налогообложения, координацию деятельности правоохранительных и контролирующих органов по борьбе с налоговой преступностью, кадровое и ресурсное обеспечение.

• Основными направлениями уголовной политики России по борьбе с налоговой преступностью в таких условиях становятся:

1. Анализ необходимости совершенствования уголовного законодательства, предусматривающего ответственность за совершение налоговых преступлений в соответствии с меняющимся налоговым законодательством (соответствие терминов, понятий, способов, субъектов, размера уклонения содержащихся в уголовном и налоговом законах).

2. Постоянный мониторинг принимаемых налоговых законов на предмет содержащихся вїіих «лазеек»,создающих условия для уклонения от уплаты налогов и сборов.

• 3. Формирование благоприятной среды для законопослушных предпринимателей и налогоплательщиков, недопущение парализации законной предпринимательской деятельности в результате правоохранительных методов борьбы с экономической и налоговой преступностью.

4. Недопущение корректировки в негативную сторону имеющейся законодательной базы, регулирующей вопросы борьбы с налоговыми преступлениями (УК, УПК, законы «Об оперативно-розыскной деятельности», «О милиции», «О банках и банковской деятельности», отдельные положения НК РФ и др.).

5. Создание и поддержание положительного восприятия проводимых

9

государством мер по борьбе с налоговой преступностью.

2.4. Уголовно-правовые методы охраны налоговой сферы.

Уголовное право является той отраслью, в которой государственная

• политика борьбы с преступностью находит наиболее полное отражение. Проявляется это в отнесении тех или иных деяний к числу преступных (процессы криминализации и декриминализации), в ранжировании преступных деяний по степени общественной опасности, в определении целей и системы наказаний, в выделении обстоятельств, освобождающих от уголовной ответственности и наказания, смягчающих и отягчающих ответственность и т.д.

В зависимости от правовой и нравственной культуры общества, от состояния преступности и прогнозируемых перспектив ее развития, политика борьбы с преступностью может воздействовать на уголовное право в

9 направлении как гуманизации, так и ужесточения ответственности. Это дает основание говорить об уголовно-правовой политике как важной составной части государственной политики борьбы с преступностью.

Под уголовно-правовой охраной налоговой системы следует понимать:

- общепредупредительное воздействие на граждан соответствующих

норм уголовного законодательства, предусматривающих возможность применения мер наказания за общественно-опасные и уголовно­противоправные посягательства на налоговую систему;

регулирование посредством применения норм уголовного законодательства уголовно-правовых отношений, возникающих в связи с

е совершением виновным лицом того или иного налогового преступления.

С точки зрения А.Д. Бойкова[50] к принципам государственно-правовой

политики борьбы с преступностью относятся: принцип справедливости;

принцип законности средств борьбы с преступностью;

принцип неотвратимости ответственности за каждое совершенное

преступление;

принцип соответствия наказания характеру и степени общественной опасности преступления и личности виновного;

принцип обеспечения интересов жертв преступлений; принцип экономической невыгодности преступления;

принцип экономического стимулирования реальных успехов правоохранительных органов;

• принцип предупреждения преступлений; принцип правового и социального контроля;

принцип координации деятельности по выработке и реализации государственной политики борьбы с преступностью.

Вопросы реализации государственной политики противодействия налоговым преступлениям обсуждались на научно-практической конференции (26-28 марта 2001 г., г. Ярославль), посвященной проблемам юридической ответственности за нарушения в сфере экономической деятельности и налогообложения, организаторами которой выступил юридический факультет

v Ярославского государственного университета.

Один из участников конференции, А.П. Кузнецов отметил, что комплексных, именно уголовно-правовых исследований по указанной теме до сих пор не проводилось. В результате отсутствия фундаментальных разработок в данной области, государство не в полной мере может реализовать политику противодействия налоговым преступлениям. Отмеченное пассивное отношение к объективно актуальной, научной проблеме объясняется, прежде всего, ее сложностью, многоаспектностью, комплексностью, трудностью понимания ее сути. Кроме этого,' глубокий системный кризис во всех основополагающих сферах жизнедеятельности государства и общества негативно отразился и на

* состоянии теории и практики противодействия преступности.

Вместе с тем данные о современном состоянии экономической преступности вообще и налоговой, в частности, со всей очевидностью свидетельствуют, что эти негативные явления в настоящее время начинают представлять реальную угрозу экономической безопасности России. Ответ на эту угрозу может быть сформулирован только на основе разработки и реализации стратегической государственной политики противодействия налоговым преступлениям.

Необходимость разработки научно обоснованной государственной политики противодействия налоговым преступлениям в России определяется

® автором67 рядом факторов:

- прежняя государственная политика противодействия преступности не отражает настоящие реалии и не отвечает их потребностям;

• - юридическая наука оказалась исключенной из числа приоритетных областей, практически не проводятся научные разработки в области изучения проблем государственной политики противодействия - одном из важнейших направлений теории и практики;

коренным образом изменилось отношение как к теории государственной политики противодействия преступности, так и к ее рекомендациям. Имеющийся научный потенциал органами, занимающимися правоприменением, остается невостребованным;

- отсутствие в теории и практике противодействия правовых,

• методологических, организационных основ.

Исходя из вышеизложенного, можно наметить основные направления противодействия налоговой преступности.

- продуманная и выверенная налоговая политика государства, ориентированная на налогоплательщика;

- создание целостной системы профилактики (предупреждения) экономических и налоговых преступлений;

- дальнейшая стабилизация и укрепление экономики и налоговой системы государства;

- рационально дифференцированная уголовно-правовая политика. В е настоящее время эффективность и результативность уголовной политики в

сфере налогообложения во многом будет зависеть от реализации принципа неотвратимости наказания;

- успешное завершение проведения судебно-правовой реформы, становление норм нового УПК России, повышение роли судебной власти в новой системе общественных отношений;

- реструктуризация правоохранительных и контролирующих органов, реализующих функции налогового контроля и борьбы с налоговыми правонарушениями и преступлениями в направлении совершенствования всех сторон их деятельности. Для этого необходимо разработать единую

• стратегическую концепцию деятельности всех указанных органов, обеспечив их эффективной законодательной базой, нормативными, информационными, организационными ресурсами;

- внедрение научных рекомендаций в сфере реализации государственной политики противодействия налоговым преступлениям. Использование научных

• разработок позволит найти наиболее рациональный путь совершенствования практики противодействия преступлениям;

- подбор, изучение и подготовка сотрудников правоприменительных органов, их социальное обеспечение, социальная защищенность.

В тоже время, мы вкладываем в понятие уголовной политики по борьбе с налоговой преступностью не только законодательство по борьбе с налоговой преступностью, но и субъекты реализации ее положений: структуру государственных органов, которые функционально могут влиять на снижение уровня налоговой преступности (в первую очередь — органы внутренних дел), порядок и форму их функционирования, участие СМИ и научного мира в борьбе с налоговой преступностью. Поэтому, о содержании уголовной политики, как и любого явления государственного масштаба и уровня, можно судить, в основном, в процессе ее реализации, а также по промежуточным и конечным итогам.

О том, что уголовная политика в сфере налогообложения становится самостоятельным направлением в борьбе с преступностью свидетельствует и тот, факт, что этой проблеме уделяется в последнее время существенное внимание и на заседаниях Совета безопасности Российской Федерации.

Так, на заседании Межведомственной комиссии Совета Безопасности РФ е по общественной безопасности, борьбе с преступностью и коррупцией от 18.12.2002 рассматривался вопрос «О проблемах борьбы с налоговой

преступностью и мерах по ее совершенствованию».[51]

Межведомственная комиссия отметила, что, несмотря на наличие в экономике Российской Федерации устойчивых позитивных тенденций, обстановка в сфере обеспечения экономической безопасности страны продолжает оставаться сложной.

Налоговые преступления, совершенные в крупном и особо крупном размере, составили около половины выявленных в первом полугодии 2002 г. преступлений в экономической сфере. В результате деятельности федеральных

• органов налоговой полиции в январе - сентябре 2002 г. возбуждено почти И

тыс. уголовных дел по признакам налоговых преступлений. Установленная сумма материального ущерба по ним составила свыше 13 млрд, рублей.

> Ситуация в сфере налогообложения характеризуется высоким уровнем

налоговой преступности во всех базовых отраслях экономики и ее высокой латентностью, постоянным усложнением применяемых схем и способов уклонения от налогообложения, большинство из которых основаны на несовершенстве действующего законодательства.

Одной из основных угроз экономической безопасности государства в налоговой сфере по-прежнему остается ситуация с предъявлением к возмещению из бюджета сумм налога на добавленную стоимость по фиктивным операциям. Только по итогам первого полугодия 2002 г. недопоступление сумм данного вида налога относительно установленного планового задания составило более 39 млрд, рублей, что во многом обусловлено массовыми нарушениями, связанными с неправомерным возмещением НДС предприятиям-экспортерам.

Использование в целях получения преступных доходов сложных схем по минимизации налогообложения - с участием различного рода «фирм- однодневок», оффшорных компаний, зон льготного налогообложения - также негативно влияет на оперативную обстановку в налоговой сфере.

Крупные многоотраслевые холдинги и подконтрольные им организации, используя пробелы в законодательстве, а зачастую просто его игнорируя, выводят из-под налогообложения значительные денежные средства, чем наносят невосполнимый ущерб государству. При этом под контролем этих структур и естественных монополий находится порядка 50-60% всех финансово-товарных потоков страны.

По экспертным оценкам только в результате применения трансфертного ценообразования на предприятиях нефтяного комплекса и металлургической отрасли общие потери государственного бюджета России составляют 30 - 50% от расчетного значения их налоговых и иных обязательных платежей.

Межведомственная комиссия Совета Безопасности России по общественной безопасности, борьбе с преступностью и коррупцией отметила,

< что для повышения эффективности выявления, пресечения и предупреждения налоговых и иных экономических преступлений требуется комплекс законодательных, правовых, экономических и организационных мер,

объединяющих усилия всех правоохранительных органов, государственных ф, и общественных институтов.

<< | >>
Источник: Соловьев Иван Николаевич. Реализация уголовной политики России в сфере налоговый преступлений: проблемы и перспективы. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2004. 2004

Скачать оригинал источника

Еще по теме §2. Уголовная политика в сфере налогообложения как самостоятельное направление в борьбе с преступностью.:

  1. 3. Международно-правовое сотрудничество,направленное на противодействие использованиюбанковских систем в преступных целях
  2. Особенности государственного управления в сфере использования и охраны земель курортов
  3. § 1. Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности в России: предпосылки и история появления
  4. § 1. Правовая природа освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности
  5. § 2. Направления совершенствования эффективности законодательства об освобождении от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности
  6. § 2. Ограничения и правовые основы борьбы с коррупцией в системе государственной службы Республики Казахстан
  7. § 1.2. Специфика налогового статуса иностранных юридических лиц как элемента предпринимательской деятельности
  8. Содержание
  9. Введение.
  10. §2. Уголовная политика в сфере налогообложения как самостоятельное направление в борьбе с преступностью.
  11. 1.4. Борьба с налоговыми преступлениями на заре экономических преобразований (1991-1996 года).
  12. §2. Причины и условия, определяющие современную налоговую преступность.
  13. §1. Налоговая преступность как объект уголовно-правового воздействия.
  14. 4.3. Особенности государственной политики в сфере налогообложения в экономически развитых зарубежных странах.
  15. 5.3. Основные меры по реализации положений программы по противодействию налоговой преступности.
  16. § 2.3. Правовые формы реализации правоохранительной функции государства иправовая политика России в сфере борьбы с экстремизмом
  17. § 1. Изменения в правовой системе США в XX в. как предпосылка возобновления работ по кодификации уголовного права
  18. Глава 1. Эволюция общетеоретической концепции функций государства и место в ней функции налогообложения
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -