<<
>>

§ 2. Содержание наказаний в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Анализ лишения права занимать определенные должности или зани­маться определенной деятельностью предполагает, прежде всего, уяснение содержания этих видов наказаний, поскольку это позволит в известной сте­пени судить о тех возможностях, которыми они обладают по достижению стоящих перед ними целей.

Любое наказание является мерой государственного принуждения, ко­торое выражается в его карательных свойствах. Характер и объем этих свойств, их структура и формы проявления имеют определенные особенно­сти в различных видах наказаний. Однако, как уже указывалось, для уясне­ния этих особенностей отправным выступает положение о том, что сущно­стью наказания, а не просто его составной частью (стороной, элементом), яв­

ляется кара, выражающаяся в тех лишениях и ограничениях, которые испы­тывает лицо при осуждении и отбывании конкретного вида наказания.1

Если при лишении свободы факт осуждения нередко оттесняется в сознании осужденного на задний план по сравнению с предстоящей изоляци­ей от общества, то при назначении наказаний, в виде лишения права зани­мать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, факт осуждения приобретает для него особое значение и ощущается им бо­лее остро. Оставаясь среди привычного окружения, нередко в том же коллек­тиве (но на иной должности), осужденный чувствует себя опороченным в глазах окружающих, испытывает настороженное отношение к себе со сторо­ны коллег по работе, что, вызывает у него серьезные моральные пережива­ния и влияет на последующее поведение.

Основу карательного содержания анализируемых наказаний составля­ет лишение осужденного определенных субъективных прав (права на занятие должностей государственной службы или на службе в органах местного са­моуправления, либо на занятие определенной профессиональной или иной деятельностью и связанных с их осуществлением прав и полномочий) и ог­раничение его правоспособности — возможности свободного выбора долж­ности, профессиональной деятельности или иного рода занятий на установ­ленный приговором суда срок.

Одним из существенных элементов правоспособности лица, как это следует из ст. 37 Конституции РФ, является право свободного распоряжения своими способностями к труду, выбора рода деятельности и профессии, в ча­стности, выбора определенной должности либо деятельности в соответствии с призванием лица, его способностями, профессиональной подготовкой, об­разованием и с учетом общественных потребностей. Как сама возможность занятия той или иной должности либо деятельностью (правоспособность),

’См.: Пионтковский А.А. Основные аспекты теории наказания. // Советское государство и право. 1969. №7. С.35; Багрий-Шахматов Л.В. Уголовная ответственность и наказание. Минск: Высшая школа, 1975. С.119—125 и др.

так и конкретное право занимать определенную должность или заниматься соответствующей деятельностью, реализуемое в правоотношении (субъек­тивное право), составляют один из существенных элементов общего и инди-

* видуального правового статуса лица и охраняются законом.

Однако осуществление лицом этих прав не беспредельно и охраняется государством лишь в случаях, когда их реализация, соответствует предписа­ниям ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, когда это не нарушает прав и свобод дру­гих лиц, т. е. находится в полном соответствии с законом и социальным на­значением таких прав в обществе. Поэтому преступное использование лицом

* прав и полномочий по должности либо в связи с осуществлением определен­ной деятельности в противоречие с требованиями закона и с их назначением, невыполнение либо ненадлежащее выполнение им профессиональных или иных общегражданских обязанностей ставит под сомнение целесообразность и возможность дальнейшего занятия этим лицом такой должности либо такой деятельностью. Оно ведет к отказу государства от охраны этих прав, а в ряде

* случаев влечет за собой лишение лица таких прав и самой возможности их приобретения в течение определенного срока.1

М.И. Бару писал, что наказание в виде лишения права занимать опре­деленные должности или заниматься определенной деятельностью, непо­средственно вторгаясь в правовой статус конкретного лица, существенно из­меняет его правовое положение, влечет за собой ряд серьезных ограничений,

* сужающих возможность его участия в той или иной области общественных

- 2 отношении.

Рассматриваемые наказания относятся к числу срочных видов наказа­ний, поэтому карательные свойства этих наказаний проявляются и в продол­жительности их отбывания. Чем более длительный срок осуждения к лише­нию права занимать определенные должности или заниматься определенной

* [27][28]

деятельностью, тем большими карательными свойствами они обладают, тем большие материальные и моральные лишения причиняются осужденному.

Согласно ч. 2 ст. 47 УК предельные сроки лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью со­ставляют при назначении их в качестве основного наказания — пять лет, а в качестве дополнительного — три года. Нижние пределы составляют соответ­ственно — один год, и — шесть месяцев.

По УК 1960 г. эти сроки устанавливались от одного года до пяти лет при назначении его как в качестве основного, так и дополнительного вида наказания. Таким образом, в УК 1996 г. минимальные и максимальные сро­ки этих наказаний, назначаемых в качестве дополнительного, были сокра­щены. '

Вызывает поэтому удивление позиция законодателя предусматри­вающего срокрассматриваемых наказаний в качестве дополнительных в от­дельных статьях Особенной части до пяти лет. Например, в санкции ч. 3 ст. 183 УК (незаконное получение и разглашение сведений, составляющих \ коммерческую, налоговую или банковскую тайну, в ред. Федерального за­кона от 07.08.2001 № 121- ФЗ)1 предусмотрено наказание в виде штрафа в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда с ли­шением права занимать определенные должности или заниматься опреде­ленной деятельностью на срок до пяти лет. В санкции ч. 3 ст. 2821 УК (ор­ганизация экстремистского сообщества, в ред. Федерального закона от 25.07.2002 № 112 - ФЗ)[29][30] установлено наказание в виде штрафа в размере от

РОССШКЬАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ]

БИБЛИОТЕКА (

пятисот до семисот минимальных размеров оплаты труда или в размере за­работной платы или иного дохода осужденного за период от пяти до семи месяцев либо лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятель­ностью на срок до пяти лет.

Поскольку минимальные и максимальные сроки этих наказаний ус­танавливаются ч. 2 ст. 47 Общей части УК, в указанных выше случаях име­ет место нарушение предусмотренных ею сроков наказаний в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, применяемых в качестве дополнительных. В связи с этим, обращаем внимание законодателя на необходимость срочно привести в со­ответствие с Общей частью сроки этих дополнительных наказаний в ч. 3 • ст. 183 и ч. 3 ст. 2821 УК и до трех лет, либо внести соответствующие изме­нения в ч. 2 ст. 47 УК и увеличить сроки данных наказаний, назначаемых в качестве дополнительных до пяти лет.

Учитывая характер и степень общественной опасности совершенного преступления, обстоятельства его совершения и личность виновного, суд в каждом конкретном случае должен определить в приговоре срок лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной дея­тельностью, установить тем самым тот допустимый объем кары, который действительно необходим и достаточен в целях восстановления социальной справедливости, исправления виновного, а также предупреждения соверше­ния новых преступлений как самим осужденным, так и иными лицами.

По данным В.И. Тютюгина, в судебной практике 1979 г. преобладало назначение этих наказаний на довольно продолжительные сроки. Так, 91,5% осужденных по изученным им делам были подвергнуты рассматриваемым наказаниям в пределах от трех до пяти лет. Более половины из них (53,8%)

были осуждены на трехлетний срок. Значительное число лиц осуждалось и к максимально возможному сроку, этих видов наказания. В качестве основного это наказание было назначено 65,9% осужденных на максимально возмож-

♦ ные в соответствии с санкцией сроки, а в качестве дополнительного оно было назначено 21,9 % осужденных на пятилетний срок.1

В практике Верховного Суда Республики Татарстан в качестве суда первой инстанции в 1997 - 2001 гг. не было ни одного случая назначения рассматриваемых наказаний в качестве дополнительных на минимальный шестимесячный срок. По 47 % приговоров они назначались на максимальный 7 срок три года; по 47% - на два года; 5,8% - на один год.2 Эти наказания Вер­

ховным Судом РТ в качестве основного наказания не назначались.

По данным выборочного изучения нами практики районных судов г. Казани за 1996 - 2000 гг. при назначении лишения права занимать опреде­ленные должности или заниматься определенной деятельностью в качестве дополнительных наказаний: по 16,7 % дел они назначались на три года; по

* 26,7% дел - на два года; по 56,6 % уголовных дел - на один год.3 В качестве дополнительных на шесть месяцев рассматриваемые наказания не назнача­лись. В течение названного периода районными судами г. Казани изучаемые наказания в качестве основного также не назначались.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что при применении этих наказаний большинство осужденных устраняется лишь на сравнительно 1 непродолжительное время из той или иной сферы общественных отноше­

ний. Назначавшиеся сроки этих наказаний нельзя отнести к длительным, нельзя также говорить и о достаточно ощутимых ограничениях в трудовой и социальной сферах деятельности осужденных. Эти ограничения могут быть наиболее ощутимыми при назначении рассматриваемых наказаний на более г 1 Тютюгин В.И. Лишение права занимать определенные должности как вид наказания по

советскому уголовному праву. Харьков: Изд. Харьковского ун-та, 1982. С. 9.

2 Отчеты о работе судов первой инстанции по рассмотрению уголовных дел за 1997-2001 гг. Управления Судебного департамента Республики Татарстан при Верховном Суде Рос­сийской Федерации.

3 По данным Уголовно-исполнительных инспекций г. Казани за 1996 - 2000 гг.

длительные сроки. Это связано с лишением конкретных прав, ограничением в выборе рода занятий, с причиненем им не только моральных страданий, но и имущественных потерь на более длительное время, с оказанием влияния на

• материальное положение осужденных и членов их семей. В связи со сказан­ным, по нашему мнению, целесообразно увеличение нижнего и верхнего пределов этих наказаний, назначаемых в качестве дополнительного, соответ­ственно до одного года и до пяти лет. Наше предложение объясняется не на­значением судами минимально установленного законом срока этих наказа­ний (шесть месяцев), применяемых в качестве дополнительных. Максималь-

• но установленный законом верхний предел этих наказаний в три года также сужает возможность выбора судом наиболее оптимального срока назначения в качестве дополнительных наказаний.

Согласно ст. 47 УК рассматриваемые наказания применяются к ли­цам, занимающим должности на государственной службе, в органах местно­го самоуправления либо осуществляющим определенную профессиональную

• или иную деятельность. Занятие же определенной должности, профессио­нальной деятельностью обуславливается, как правило, наличием соответст­вующего уровня образования, прохождением обучения и получением про­фессии, специальности, квалификации. Так, по изученным делам 25 % осуж­денных Верховным Судом Республики Татарстан к рассматриваемым допол­нительным видам наказания, имели среднее общее образование, 25% —

’ средне специальное, 50 % — незаконченное высшее или высшее образова­

ние. Следовательно, применение данного вида правоограничения к этим ка­тегориям лиц делает невозможным на определенное время использование полученных специальных знаний, приобретенной профессии и квалифика­ции. Не компенсируются и те материальные издержки, затраты физических и духовных сил, которые были вложены лицом в процесс обучения, овладения к

профессиональными навыками, специальностью. Более того, применение этих наказаний, особенно на максимальные сроки, ведет в некоторых случаях и к полной деквалификации осужденного. Такое положение возможно в от­

ношении лиц, уровень профессиональной подготовки которых нуждается в постоянном подтверждении практическим опытом (например, врач-хирург, преподаватель, водитель транспортных средств и т. п.).

По изученным делам осужденным назначались рассматриваемые на­казания в следующих формулировках: лишение права занимать руководящие должности на государственной службе; занимать должности на государст­венной службе; занимать должности в системе правоохранительных органов; занимать должности, связанные с осуществлением властных полномочий; за­нимать должности, связанные с расследованием уголовных дел; занимать должности преподавателя в высшем учебном заведении; заниматься препо­давательской деятельностью; заниматься преподавательской деятельностью в государственных высших и средних специальных учебных заведениях; управлять транспортным средством; заниматься педагогической деятельно­стью; занимать должности контролеров-ревизоров на транспорте и т.д.

Сказанное свидетельствует о том, что у судей нет четкого представле­ния о том в какой формулировке в приговоре суда следует назначать рас­сматриваемые наказания, особенно лишение права занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления.

По нашему мнению, в приговоре суда не следует конкретизировать ту должность или ту деятельность по государственной должности, которые за­прещаются осужденному на указанный в нем срок. В приговоре следует ука­зывать, что осужденный лишается права занимать должности на государст­венной службе и в органах местного самоуправления, не конкретизируя то, — относится ли этот запрет к федеральной государственной службе или го­сударственной службе субъекта Федерации, какого именно органа местного самоуправления. Указание в приговоре "Назначить по ст. ... УК РФ в качест­ве основного наказания лишение права занимать должности на государст­венной службе и в органах местного самоуправления сроком на пять лет" ли­бо "Назначить по ст. ... УК РФ в качестве дополнительного наказания ли­шение права занимать должности на государственной службе и в органах ме­

стного самоуправления сроком на три года" будет означать, что осужденный лишается права занимать любые должности на государственной службе и в органах местного самоуправления всех уровней.

При ином подходе создается ситуация, при которой осужденному за­прещается занимать должности в правоохранительных органах, однако мож­но занимать должности на иных видах государственной службы, что, безус­ловно, недопустимо. Поэтому заслуживает критики Федеральный закон от 2002 г. в котором содержится формулировка: "...лицу, участвовавшему в осуществлении экстремистской деятельности, по решению суда может быть ограничен доступ к государственной и муниципальной службе, военной службе по контракту и службе в правоохранительных органах, а также к ра­боте в образовательных учреждениях и занятию частной детективной и ох­ранной деятельностью"1 или "Контракт не может быть заключен с гражда­нами, лишенными на определенный срок вступившим в законную силу ре­шением суда права занимать воинские должности, в течение указанного сро­ка"[31][32]. Подобные формулировки вызывают путаницу при применении судом рассматриваемых видов наказаний.

Складывающаяся ситуация вероятно обусловлена влиянием практики применения ст. 29 УК РСФСР 1960 г., по смыслу которой была необходима конкретизация вида должности, права занимать которую лишался осужден­ный. В настоящее же время, поскольку перечисленные виды служб относятся к государственным или муниципальным, назначение указанного наказания не требует их конкретизации. В данном случае не происходит расширения со­держания наказания, так как согласно ч. 1 ст. 47 УК оно состоит в лишении права занимать должности на государственной службе, в органах местного

самоуправления и является единым видом наказания, в его формулировке оту сутствует разделительный союз "или" и указание на признак "определенные? должности на государственной службе и в органах местного самоуправления.\

Иное положение имеет место при назначении наказания в виде лише­ния права заниматься определенной деятельностью. В ч. 1 ст. 47 УК приме­нительно к лишению права заниматься определенной деятельностью гово­рится, что оно состоит в запрещении "заниматься определенной профессио­нальной деятельностью или иной деятельностью". Поэтому использование в \ законе формулировки: "лицо, лишенное решением суда права работать в об­разовательном учреждении в течение определенного срока, не может быть принято на работу в образовательное учреждение в течение этого срока"[33] яв­ляется оправданным. Лишение осужденного права осуществлять профессио­нальную образовательную деятельность, не означает, что это лицо не может t „ „ ~ I

заниматься, например, медицинской или другой не запрещенной законом \ деятельностью.

При назначении судом лишения права заниматься определенной про­фессиональной или иной деятельностью в приговоре необходимо конкрети­зировать вид запрещаемой профессиональной или иной деятельности. Фор­мулировки таких запретов целесообразно конкретизировать примерно в сле­дующей редакции: "Назначить по ст. ... УК РФ лишение права заниматься медицинской деятельностью на срок три года" или "Назначить по ст. ... УК РФ в качестве дополнительного наказания лишение права заниматься оказа­нием услуг по техническому обслуживанию и ремонту автотранспортных средств сроком на два года". В такой или подобный формулировке назначе­ние рассматриваемых наказаний важно потому, что иные виды не запрещен­ной законом деятельности осужденному не противопоказаны.

В литературе указывается на то, что наиболее ощутимым карательным свойством наказаний в виде лишения права занимать определенные должно­сти или заниматься определенной деятельностью является лишение осужден­ного права заниматься привычной для него работой, которая в ряде случаев потребовала от него весьма длительной и нелегкой специальной подготовки, соответствовала призванию и склонностям, материально его обеспечивала.1 Получение определенного профессионального образования, обучение той или иной профессии, длительное время работы в соответствующей должно­сти свидетельствуют, как правило, об индивидуальных склонностях лица, о его способности и желании заниматься именно данной деятельностью, о со­ответствии характера работы его призванию и индивидуальным качествам. В.П. Махоткин справедливо отмечал, что одним из объективных критериев соответствия профессиональной деятельности индивидуальным качествам и склонностям лица выступает длительный стаж работы по определенной спе­циальности либо должности [34][35].

Такие лица переносят применение к ним рассматриваемых наказаний особенно тяжело. Для осужденного серьезной проблемой становится поиск нового места или вида работы. Ни для кого не секрет, что на рынке труда чаще требуются люди, владеющие рабочими специальностями, а не с выс­шим образованием. Для большинства лиц совсем не безразлично, какую должность они занимают, какие трудовые функции осуществляют. Лишение виновного права на занятие должности либо профессиональной деятельно­стью, соответствующих характеру его индивидуальных качеств, вызывает у него, как уже о том говорилось, серьезные моральные переживания и вынуж­

дает его в ряде случаев заниматься деятельностью, не отвечающей его ду­ховным запросам, что снижает его активность в процессе труда, удовлетво­ренность его результатами.

Лицо занимает ту или иную должность либо занимается профессио­нальной деятельностью в определенном коллективе. Осуждение к наказани­ям, предусмотренным ст. 47 УК, ставит осужденного в большинстве случаев вне прежнего коллектива, что также влечет за собой определенные социаль­но-психологические и иного характера сложности.

Назначение рассматриваемых видов наказания может потребовать от осужденного приобретения новой профессии или специальности. Овладение же новой профессией, квалификацией, как правило, сопровождается ощути­мыми для него материальными издержками, затратами физических сил и психологическими переживаниями. Осужденному иногда довольно значи­тельное время приходится быть в роли ученика, что порождает неуверен­ность в завтрашнем дне, ощущение своей неполноценности. Серьезные пе­реживания такая ситуация причиняет лицам зрелого возраста, длительное время до осуждения выполнявшим привычную для них работу по определен­ной специальности. По изученным делам, более 75 % осужденных к наказа­ниям в виде лишения права занимать определенные должности или зани­маться определенной деятельностью были старше 30 лет, причем возраст бо­лее 37,5% из них составлял от 41 до 60 лет.

Занятие определенной должности либо профессиональной деятельно­стью предполагает и право на оплату труда в соответствии с занимаемой должностью или профессиональной и иной деятельностью. Лишение же ви­новного права на занятие должности на государственной службе и на службе в органах местного самоуправления или определенной профессиональной и иной деятельностью объективно влияет на уровень заработной платы, в ряде случаев существенно снижая её. Снижение размера заработной платы объяс­няется, прежде всего, отстранением от работы должностных лиц, вынужден­ных выполнять трудовые функции, оплачиваемые ниже прежних окладов.

Кроме того, переход на иную работу в подобных случаях связан с выполне­нием работы, как правило, невысокой квалификации и, следовательно, ниже- оплачиваемой.

Сказанное выше не должно пониматься как призыв к неприменению этих наказаний или уменьшению судами сроков рассматриваемых наказаний. Преступления по должности или в связи с осуществлением какого-либо вида профессиональной и иной деятельности не должны оставаться безнаказными и применение к осужденным минимальных сроков этих наказаний из-за со­страдания недопустимо. Тем более это должно касаться государственных служащих, занимающих, например, выборные должности, которым оказано доверие со стороны избирателей; врачей, дающих клятву Гиппократа. Рас­пространившиеся случаи коррупции в определенных структурах власти на­против дают основания применения более длительных сроков рассматривае­мых наказаний. В литературе уже высказывалось суждение о необходимости увеличения верхних сроков этих наказаний за умышленные деяния до десяти лет.1

Н.В. Щедрин, например, предлагает осужденным за умышленные общественно опасные деяния помимо наказания установить в качестве меры безопасности прямой запрет занимать ответственные государственные долж­ности, а срок указанных ограничений дифференцировать в зависимости от должности и вида совершенного преступления. При этом срок ограничений, с его точки зрения, может быть более длительным, чем срок наказания и срок судимости. Совершение особо тяжкого или тяжкого преступления будет ог­раничивать поступление на государственные должности категории "А" и "Б", а также служить основанием для ограничения пассивного избирательного права пожизненно.[36][37] Не берясь оценивать данное предложение в части уста­новления указанного запрета, следует поддержать позицию автора относи­

тельно обязательного реагирования государства, на факты совершения пре­ступлений лицами занимающими государственные должности.

Таким образом, одним из действенных карательных свойств лишения

* права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью является объективное влияние этих видов наказаний на со­циальный статус и материальное положение осужденного.

Применение рассматриваемых наказаний влечет за собой и наступле­ние последствий, связанных с ограничением ряда трудовых прав, льгот и преимуществ виновного, что также является одним из проявлений каратель­ных свойств этих видов наказаний. Например, переход на другую работу в связи с осуждением к этим наказаниям может повлечь за собой потерю ли­цом права на очередной отпуск и получение его лишь по истечении шести месяцев со дня поступления на другую работу (ст. 122 Трудового кодекса Российской Федерации).[38] Увольнение лица до истечения календарного года, > в связи с осуждением к рассматриваемым наказаниям, лишает осужденного

права на получение стимулирующих выплат, например, вознаграждения по итогам годовой работы предприятия, установленного ст. 144 ТК РФ. Лише­ние осужденного права на занятие определенной должности или профессио­нальной деятельностью во многих случаях отражается и на трудовом стаже, что в свою очередь связано с правовыми последствиями, лишающими его ря-

* да льгот и преимуществ. Увольнение лица и переход на другую работу, как следствие осуждения к рассматриваемым видам наказаний, влечет в некото­рых случаях утрату непрерывного трудового стажа и уменьшение размера пособий по государственному социальному страхованию, снижают либо ис­ключают установление надбавок к пенсиям по старости и инвалидности, ли­шают осужденного права на получение единовременного вознаграждения за

выслугу лет, надбавок к заработной плате, права на дополнительный отпуск и т.п.

Увольнение лица в связи с осуждением к наказаниям в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной дея­тельностью, может также прервать специальный трудовой стаж (продолжи­тельность работы на определенных должностях, видах работ или в опреде­ленных условиях). Специальный стаж учитывается при назначении пенсий по старости и инвалидности либо пенсий за выслугу лет, при определении размеров должностных окладов работников некоторых категорий (государст­венные служащие, медицинские работники, учителя, работники транспорта и ДР-)-

Осуждение лица к наказаниям в виде лишения права занимать опре­деленные должности или заниматься определенной деятельностью порожда­ет, наконец, характерное для всех видов наказаний последствие - судимость, что также является одним из проявлений его карательных свойств. Как во время отбывания наказания, так и после его отбытия наличие у лица судимо­сти влечет за собой ряд последствий уголовно-правового и общеправового характера, порождает определенные неудобства, существенно ущемляет ин­тересы личности.1

Наличие у лица судимости в таких случаях приобретает особое зна­чение, поскольку может породить ряд правоограничений, сходных по своему характеру с этим наказанием (например, согласно ст. 19 Закона РСФСР "О милиции" в ред. Законов РФ от 18.02.93 № 4510-1, от 01.07.93 № 5304-1; Фе­дерального закона от 15.06.96 № 73-ФЗ, не могут быть приняты на службу в милицию граждане, имеющие либо имевшие судимость) [39][40]. Согласно ч. 2 ст.

40.1. Федерального закона ”О прокуратуре Российской Федерации" лицо не может быть принято на службу в органы и учреждения прокуратуры и нахо­диться на указанной службе, если оно имело или имеет судимость \ Анало­гичного рода ограничения влечет наличие у лица судимости и в других ука­занных в федеральном законодательстве случаях. Это, естественно, сказыва­ется на правовом положении лица, сужает возможности его участия в опре­деленной сфере общественных отношений.

Если рассматриваемые наказания назначаются в качестве дополни­тельного, то это усиливает карательно-предупредительное воздействие нака­зания в целом, и, прежде всего, основного вида наказания. Сказанное объяс­няется тем, что исполнение лишения права занимать определенные должно­сти или заниматься определенной деятельностью обладает некоторой специ­фикой. Она заключается в том, что согласно ч. 4 ст. 47 УК в случае назначе­ния этих наказаний в качестве дополнительного к ограничению свободы, аресту, содержанию в дисциплинарной воинской части, лишению свободы они распространяются на все время отбывания указанных видов наказаний, а срок их исчисляется с момента отбытия названных наказаний. Это приводит к тому, что карательное содержание основного наказания как бы увеличива­ется за счет элементов кары, вносимых в него дополнительным наказанием.

В случае назначения этих видов наказаний в качестве дополнительно­го к обязательным работам, исправительным работам, а также при условном осуждении, их срок исчисляется с момента вступления приговора суда в за­конную силу. Так, при назначении наказания в виде исправительных работ применение в качестве дополнительного наказания лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью ведет к необходимости перевода осужденного на другую работу (должность), при­чем чаще всего менее квалифицированную, более трудоемкую и нижеопла- чиваемую. Следовательно, к удержаниям из заработка, производимым на ос-

1 Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 47. Ст. 4472; 1999. № 7. Ст. 878; № 47. Ст. 5620; 2000. № 2. Ст. 140; № 32. Ст. 3341.

новании ч. 2 ст. 50 УК (от 5 до 20%), добавляется еще и то, что сама заработ­ная плата нередко уменьшается, иногда весьма существенно.

Дополнительные лишения и ограничения испытывает и лицо, условно осужденное в порядке ст. 73 УК, которому назначено в качестве дополни­тельного наказания лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. УК 1996 г. не предусматривает возможности применения условного осуждения к дополнительным наказани­ям, они должны исполняться реально. В силу этого в резолютивной части приговора должно быть указано, что в соответствии со ст. 73 УК условным признается только основное наказание. Так, С., занимающий должность до­цента кафедры физической географии и геологии Казанского государствен­ного педагогического университета, за получение взятки, совершенной неод­нократно, признан виновным по п. "б" ч. 4 ст. 290 УК РФ. В соответствии с санкцией этой статьи УК Верховным Судом Республики Татарстан ему на­значено наказание в виде лишения свободы сроком на семь лет без конфи­скации имущества и на основании ч. 3 ст. 47 УК назначено дополнительное наказание в виде лишения права занимать преподавательские должности в высших учебных заведениях сроком на два года. В соответствии со ст. 73 УК основное наказание в виде лишения свободы признано считать условным с испытательным сроком на четыре года *. В этой ситуации дополнительное наказание должно исполняться реально. Поскольку согласно ч. 4 ст. 47 УК при условном осуждении срок дополнительного наказания исчисляется с мо­мента вступления приговора суда в законную силу, то С. в течение двух лет испытательного срока не может занимать преподавательские должности в высших учебных заведениях.

Вместе с тем следует иметь в виду, что на основании ч. 2 ст. 53 Фе­дерального закона "Об образовании"[41][42] и ст. 331 ТК РФ к педагогической дея­тельности в образовательных учреждениях не допускаются лица, кому она запрещена приговором суда или по медицинским показаниям, а также лица, которые имели судимость за определенные преступления.

В заключение следует сделать вывод, что основу карательного содер­жания анализируемых наказаний составляют:

1. Лишение осужденного определенных субъективных прав (права на занятие должностей государственной службы или на службе в органах мест­

ного самоуправления, либо на занятие определенной профессиональной или иной деятельностью и связанных с их осуществлением прав и полномочий). Осужденный лишается права заниматься привычной для него работой, что влияет на его социальный статус и материальное положение.

2. Ограничение его правоспособности — возможности свободного выбора должности, профессиональной деятельности или иного рода занятий на установленный приговором суда срок, а также и на более длительные сро­ки в установленных законом случаях.

<< | >>
Источник: Крылова Елена Сергеевна. ЛИШЕНИЕ ПРАВА ЗАНИМАТЬ ОПРЕДЕЛЕННЫЕ ДОЛЖНОСТИ ИЛИ ЗАНИМАТЬСЯ ОПРЕДЕЛЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ КАК ВИД УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИИ И ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань - 2002. 2002

Еще по теме § 2. Содержание наказаний в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -