<<
>>

Системность как метод познания российского уголовного права

В общей теории права справедливо отмечается, что изучение права в целом, равно как и его отраслевых подсистем, требует в первую очередь использования адекватной методологии, основанной на постулатах системного подхода, с использованием системности как одного из главных методов научного познания[5].

Представляется, что использование данной категории обусловлено в первую очередь объективными обстоятельствами, а именно системными свойствами самого права, которые в свою очередь производны от системного характера общественных отношений, регулируемых правом. То есть необходимость системного исследования правовых явлений исторически и генетически обусловливается системностью самого общества, в рамках которого они возникают и развиваются. Как отмечает А. Н. Аверьянов, общество представляет собой «развивающуюся систему, проходящую в своем развитии отдельные стадии, ступени, характеризующиеся возрастанием взаимосвязи и взаимозависимости составляющих ее элементов и подсистем»[6] [7].

Логично предположить, что системность как метод познания тесно связан с философской категорией «системы», ибо первое по отношению к второму является его производным. То есть системность является объективным свойством реально существующего объекта или процесса и не порождается самим

7

исследователем, его точкой зрения , а лишь выявляется им в процессе познания.

Системность выступает в качестве инструмента познавательной деятельности, одним из наиболее востребованных средств значительного арсенала конкретных методов познания всего сущего, ибо в окружающей нас действительности нет явлений, не отвечающих параметрам системности.

Учитывая производный характер категории «системность», для понимания ее сущности и возможностей необходимо тщательно исследовать понятие и признаки систем, их проявление в правовой действительности.

Осуществив исторический обзор философских концепций понимания категории «система» , можно сделать следующие выводы: во-первых, понятие системы, раскрывая отношение единого и многого, является онтологическим, то есть обретает своё содержание в рамках ответа на вопрос Аристотеля «что есть сущее как сущее?» или «каков мир на самом деле?». Во- вторых, содержание этого понятия трансформируется соразмерно трансформации содержательных моделей онтологии как дисциплины в истории философии: от античного полагания «единого многого» в некотором умопостигаемом мире вечных сущностей к новоевропейскому пониманию системы как способа целесообразной организации человеческого сознания и его познавательной деятельности и далее к современному представлению о системе как единому языку выражения многого, где языковые конструкты выполняют функции как упорядочивания знания, так и его проверки, то есть верификации и фальсификации. В-третьих, понятие системы показывает реализацию онтологических программ в эпистемологии, логике и герменевтике, то есть позволяет на современном этапе развития науки системно представлять результаты развития человеческого познания во всех областях, где применим научный поход, в том числе и в юриспруденции.

В специальной литературе приводится более сорока различных определений системы[8] [9], из анализа которых возможно вычленить следующие общепризнанные признаки систем, наличие которых отмечается большинством системологов: 1) множественность элементов в структуре, то есть наличие не менее двух структурных элементов; 2) наличие определенных связей и отношений между элементами, объединяющих их в единое целое; 3) целостность, которая определяется: во-первых, появлением у системы новых интегративных свойств, которые не присущи ее элементам, а во-вторых, обособленностью системы от среды, во взаимодействии с которой система выступает как единое и при этом относительно самостоятельное образование. В философских словарях термин «система» (от греческого - целое, составленное из частей, соединение) обозначает совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом и образующих определенную целостность, единство»[10].

Таким образом, система - это не простая совокупность, а такой комплекс взаимосвязанных элементов, который во взаимодействии с внешней средой выступает как единое целое и характеризуется появлением новых интегративных свойств либо усилением имеющихся. Кроме того, со своей стороны добавим, что любая социальная система характеризуется также наличием способности к самоорганизации, единством целей и функциональной целостностью.

В. Н. Садовский и Э. Г. Юдин подчеркивают, что любая система включена в среду, взаимодействует с ней, а структурные элементы любой системы обычно выступают элементами более низкого порядка[11]. То есть сама система, образованная определенными взаимодействующими элементами, в то же время является элементом более сложной системы, ее подсистемой.

Со своей стороны отметим, что любая социальная система (в том числе правовая) является «живым», не застывшим во времени объектом. Внутри нее и снаружи постоянно происходят различного рода изменения, под влиянием которых модифицируется ее структура, изменяются содержание и характер ее внутренних и внешних связей, проходят различные периоды «жизни» системы с преобладанием на определенных этапах тех или иных тенденций развития. Так, на этапе становления система уже существенным образом отличается от среды - «взаимодействие всей системы с внешней средой начинает существенно отличаться от взаимодействия отдельного элемента со средой. Утверждается новое качество системы, отличное от простой суммы качеств составляющих её элементов. Между элементами системы развиваются глубокие внутренние связи. Теперь изменение каждого элемента вызывает соответствующие изменения в других. Кроме того, по своему пространственному расположению, по выполняемым ими функциям, по внутреннему строению и происхождению элементы системы находятся в разных условиях и имеют неодинаковые возможности для развития. Поэтому наряду с координационными между элементами развиваются субординационные связи. Если координация дает возможность упорядочивать обмен между элементами системы энергией, информацией, веществом, то субординация усиливает и стремится закрепить дифференциацию элементов» .

Важно, что процессы дифференциации и интеграции элементов системы являются организационными процессами: «Элементы организуются таким образом, что их взаимозависимость становится... наиболее полной в данных условиях. Тем самым система превращается в

13

организованную систему или целое» .

Таким образом, система возникает как некоторое целое, определённое в своей целостности новым качеством, и становится, структурируя одним и тем же образом составляющие её подсистемы и элементы. «Как только часть и целое

14

становятся структурно тождественными, процесс становления прекращается» . Система как целое или как «зрелая система» может продолжать развиваться, «лишь количественно умножая тождественно-дифференцированные элементы, причём также до определённого предела. Ведь любой вид движения органичен и качеством (сложностью связи), и количеством (числом элементов, находящихся в данной форме связи)»[12] [13] [14] [15]. Поскольку всякая система является целым по отношению к составляющим её элементам и одновременно элементом более общего целого, она оказывается внутренне противоречивой и функционально специализированной, то есть может существовать, функционировать только в той среде, в которой сформировалась. Всякое кардинальное изменение внешней среды неизбежно вызывает преобразование «зрелой» системы.

Преобразование системы есть неизбежный этап её развития. «Система вступает в него в силу растущего противоречия между новым и старым, между изменяющимися функциями элементов и характером связи между ними, между противоположными элементами. Преобразование может отражать как завершающий, конечный этап в развитии системы, прекращение её существования, её гибель, так и переход систем-стадий друг в друга. Преобразование есть период дезорганизации системы, когда старые связи между элементами разрушаются, а новые ещё только создаются. Преобразование может означать и реорганизацию системы, а также превращение системы как целого в элемент другой, высшей системы»[16].

Причины, вызывающие преобразование системы, могут быть внешними, внутренними или носить смешанный характер. К внешним причинам относятся изменение внешней среды, вызывающее функциональное изменение элементов, и проникновение в систему чуждых ей объектов, приводящих к функциональным изменениям элементов. К внутренним причинам относятся непрерывный количественный рост дифференцированных элементов системы в ограниченном пространстве и накопление ошибок в репликации, то есть мутация элементов. Смешанного типа причина преобразования системы, приводящая её к гибели, связана с прекращением роста и воспроизведения составляющих систему элементов.

Эволюция системы есть следствие взаимодействий, участником которых является она сама и составляющие её части. В диалектическом анализе взаимодействий фундаментальная роль отводится противоречию. Взаимодействие подчинено трём законам диалектики: единства и борьбы противоположностей, перехода количества в качество и отрицания отрицания. Ключевым видом

17

взаимодействия является противоречие . Однако, как показал А. Н. Аверьянов, наряду с противоречием для системного подхода значимым оказывается отношение содействия, где «последнее есть такой вид взаимодействия, в процессе которого две и более взаимодействующие системы способствуют обоюдному сохранению» . Это глубоко созвучное идеям синергетики утверждение показывает, что существует особый процесс развития систем, имеющий онтологическое обоснование.

Все вышеизложенное позволяет нам заключить, что системность одновременно следует определять и как свойство системы, и как некоторую познавательную процедуру. Каждый системный объект надлежит рассматривать как ограниченное множество взаимодействующих элементов; важно определить состав, структуру и организацию элементов и частей системы; выявить внутренние и внешние системные связи, завершив анализ выявлением закономерностей и тенденций развития системного объекта. Системность следует рассматривать как методологический подход человека к действительности, в основе которого лежит рассмотрение объекта как системы.

Системный подход заключается в отказе от односторонне аналитических, линейно-причинных методов исследования. Основной акцент при его применении делается на анализе целостных свойств объекта. Следовательно, категория системности максимально востребована при анализе сложных систем, в том числе и правовых. Общеизвестно, что понятие «система» имеет междисциплинарный уровень.

Хотелось бы отметить, что системный характер права подчеркивается практически во всех современных учебниках по общей теории права. В основе понимания права лежит такое его объективное свойство, как системность. Системность права предполагает следующие его характеристики: единство, целостность, наличие элементов, дифференцированность, способность к самоорганизации, динамичность и гибкость, относительную устойчивость и [17] [18] стабильность[19] [20], а следовательно, определяет и методологию правовых исследований. «Исследователь добьется успеха лишь в том случае, - писал в семидесятых годах прошлого века Л. С. Явич, - если он изучает нормы и институты права с учетом всей правовой системы, ее отраслей и иных подразделений» . Действительно, начиная с конца ХХ века российскими учеными весьма активно проводятся исследования правовой материи с позиций системности, в основе которых лежит понимание соответствующей совокупности юридических явлений как целостной системы[21] [22]. Это предполагает детальный анализ национальной правовой системы, ее элементов, существующих в государстве правоотношений, сложившейся юридической практики, особенностей правосознания населения, общепризнанных принципов и норм международного права и иных правовых явлений, а самое главное - анализ их взаимодействия и взаимосвязей между собой и с иными социальными явлениями. Данные исследования проводятся в настоящее время как на теоретико-правовом, так и на отраслевом уровне . Каждую отрасль права можно рассматривать как самостоятельную подсистему, состоящую из взаимодействующих и взаимосвязанных между собой правовых норм, правовых институтов, подотраслей и правоотношений. В то же время ни одна отрасль права не может существовать изолированно от других отраслей национальной правовой системы. Все правовые явления независимо от своей отраслевой принадлежности в какой- то мере взаимосвязаны между собой. Так, правовой институт собственности регулируется нормами гражданского права, а охраняется и уголовно-правовыми и административно-правовыми нормами. Бланкетные диспозиции запрещающих уголовно-правовых норм применяются в юридической практике лишь в устойчивой взаимосвязи с правовыми нормами иной отраслевой принадлежности. Мы приводим лишь единичные случаи подтверждения системности права, однако на самом деле многообразие проявления данного важнейшего качества права можно встретить практически повсеместно (и на межотраслевом, и на отраслевом уровне, на уровне отдельных правовых институтов, норм, в юридической практике).

Таким образом, в результате применения системности в качестве метода познания окружающей действительности необходимо прежде всего изучить целостные, интегративные свойства объектов, которые присущи им в целом, но отсутствуют у их элементов. Применительно к нашей проблематике это означает, что изучение российского уголовного права не должно сводиться к анализу составляющих его элементов, так как, тщательно изучив каждый из них, познать отраслевую систему в целом не получится, поскольку свойства элементов, хотя и оказывают влияние на свойства системы, все же не дают о них полного представления. В уголовно-правовой науке это обстоятельство не всегда учитывается: большинство теоретиков уголовного права ориентированы на исследование конкретных структурных элементов отраслевой системы (уголовноправовых норм, институтов и пр.), нежели на исследование их системных свойств и закономерностей. В результате уголовно-правовая доктрина до сих пор не получила четкие ответы на крайне важные вопросы о факторах, детерминирующих их объединение в единую достаточно согласованную систему; об интегративных свойствах, возникающих в результате взаимодействия элементов этой системы; о закономерностях ее функционирования, тенденциях и перспективах ее развития. Восполнить эти пробелы возможно, используя в качестве основного метода познания российского уголовного права категорию системности и ее производные.

Отметим, что, используя такие понятия, как «системность» и «система», невозможно игнорировать еще один термин, от них производный, - «системный подход», под которым понимают целое направление методологии научного познания, в основе которого лежит рассмотрение объекта как системы - целостного комплекса взаимосвязанных элементов, влияющих на систему и

23

окружающую среду, а также испытывающих обратное влияние системы. Соответственно, при применении данного подхода внимание исследователя сосредоточено на изучении целостных, интегративных свойств системного объекта, выявлении его структуры, связей между элементами и функций, которые они выполняют в системе.

В целом результаты советских исследований в общей теории систем сформулировал В. П. Кузьмин: «Основные положения системного подхода нацелены главным образом на анализ объектной формы систем, стабильных внутренних зависимостей и соподчинений. Так, одно из них гласит: система есть некое множество взаимосвязанных элементов, образующих устойчивое единство, т. е. целостность. Основной смысл данной формулы заключается в установлении качественной специфики того класса множеств, элементы которых связаны в единое целое структурно (а может быть, и функционально), в отличие от других множеств - суммативного характера. Другое положение системного подхода дополняет определение данного класса объектов-систем указанием на то, что в них целое больше суммы входящих в него частей. Оно тем самым подчеркивает, что системы - это интегративные множества, объекты с определенными совокупными качествами и закономерностями. Третье положение указывает на то, что всякая система является в то же время частью другой, более широкой, а ее компоненты и подсистемы, в свою очередь, могут изучаться как самостоятельные системы. Это положение, раскрывающее так называемый принцип иерархичности, подчеркивает, с одной стороны, многоуровневую организацию объективной действительности, многообразие систем и системных детерминаций, [23] а с другой - гносеологическую возможность фокусировать познание на определенном качественно своеобразном явлении»[24]. Таким образом, системное познание объективного мира и его составляющих предполагает: рассмотрение исследуемого объекта как системы, т. е. как ограниченного множества взаимодействующих элементов; определение состава, структуры и организации элементов и частей системы, обнаружения главных и второстепенных связей между ними; выявление внешних связей системы, выделения из них главных; определение функций системы и ее роли среди других систем; обнаружение закономерностей и тенденций развития системы.

Со своей стороны отметим, что системный подход содержит в себе новую схему объяснения, в основе которой лежит поиск конкретных механизмов, поддерживающих, сохраняющих целостность объекта, и выявление достаточно полной типологии его системных связей. При этом в качестве аксиомы выдвигается тезис о том, что видоизменение любой части системы оказывает определенное влияние на деятельность всех других ее частей. Этот тезис тесно связан с известным положением диалектики, требующим рассмотрения всех явлений в их причинной зависимости. Поэтому ценность системного подхода проявляется и в том, что он априори предполагает необходимость просчитывать все возможные последствия действий, предпринимаемых в отношении системного объекта, их влияние на него в целом, на его связи и структурные элементы.

Таким образом, системный подход есть ориентация предметного исследования на корректное определение понятия системы в конкретной области знания, выявление ее структуры, внутренних и внешних связей, функций, которые выполняет данная система, необходимых этапов эволюции и их закономерностей. Категория системы является междисциплинарной, следовательно, и применение системного подхода возможно в различных сферах научного познания и социальной практики.

В специальной литературе отмечается, что системный подход приносит наибольшие результаты при его применении к исследованию сложноорганизованных систем, в том числе правовых[25]. Как указывают авторы, применение системного подхода к познанию правовых явлений позволяет вскрыть «внутреннее единство права, органическую взаимосвязь и гармоничное взаимодействие частей, его составляющих»[26] [27] [28]. Г. В. Мальцев отмечает, что применение системного подхода в юридических исследованиях позволило признать, что «право, правовое регулирование - это не механизм, не конгломерат отдельных структур, не агрегат рационально соединенных элементов, приводимый в движение конструктором или инженером (законодателем или правоприменителем), но открытая динамическая система, обладающая качествами единства и целостности, активно взаимодействующая со средой, социальной и природной, постоянно обменивающаяся с ней информацией» .

В то же время авторитетными исследователями отмечается, что в доктрине уголовного права системный подход до сих пор не получил большого распространения: представления о системе уголовного права сводятся к простой ассоциации с внутриотраслевой (чаще) и внешней или межотраслевой (реже) урегулированностью соответствующих общественных отношений и теоретических конструкций. Заявки в названиях книг и статей многообещающие, а на деле или по содержанию - все сводится к частным предложениям по

достижению большей логичности, согласованности частных нормативных

28

правил .

Действительно, содержание немногочисленных научных работ, посвященных изучению проблем системности российского уголовного права, чаще всего ограничивается анализом отдельных элементов отраслевой системы,

источниковой базы или описанием их отдельных связей[29] [30] [31]. Фундаментальных трудов, посвященных заявленной проблематике, крайне мало, явно недостаточно для констатации эффективной реализации системного подхода в уголовно - правовой науке.

Как отмечается в специальной методологической литературе, чтобы исследование можно было считать проведенным с использованием системного подхода, необходимо заявить в качестве объекта исследования проблемы целостности объекта, исследовать его связи, выявив главные из них, проанализировать структурные характеристики объекта, его взаимодействия с

^ ^ 30

внешней средой и т. д. .

В настоящее время во многих научных работах ключевые параметры функционирования системы российского уголовного права исследованы в недостаточной степени, при ненадлежащем учете вышеуказанных условий. Таким образом, можно заключить, что современная уголовно-правовая доктрина только приступила к исследованию проблем системности российского уголовного права, что дополнительно подтверждает актуальность данной диссертации.

Прежде чем мы начнем применять основные категории и методологические принципы системного подхода к исследованию отрасли уголовного права российской правовой системы, необходимо подчеркнуть то обстоятельство, что, по мнению ведущих системологов, сама система как некое целостное образование проявляет себя только во взаимодействии со средой, под которой принято понимать «внешние по отношению к целостной системе предметы и явления, с которыми система взаимодействует, изменяя их и изменяясь при этом сама», «все те явления и объекты, которые так или иначе влияют на условия функционирования данной системы, формируют эти условия» . В этой связи использование системного подхода подразумевает исследование не только системы как таковой, но и ее связи с окружающей средой, на фоне которой и во взаимодействии с которой функционирует система, что позволяет познать целостность системы, понять, почему рассматриваемая система имеет в данный момент времени именно такую структуру, объяснить и спрогнозировать трансформации системы. Иными словами, системный подход исходит из того, что «системный объект принципиально не может быть проанализирован, если при его анализе абстрагироваться от его взаимодействия со средой» .

Это обязывает нас исследовать систему российского уголовного права во взаимосвязи и взаимодействии с иными отраслями национальной правовой системы, с различными правовыми и социальными явлениями, учитывать зависимость рассматриваемой нами системы от проводимый государством в соответствующий период времени уголовной политики, уголовного правотворчества, уголовно-правовой доктрины, юридической практики по уголовным делам, национальной правовой системы в целом и иных факторов.

Кроме того, важно отметить, что системный подход требует при анализе системы акцентировать внимание на значении ее элементов для системы в целом, на функциях, которые они выполняют в системе, на их связях и взаимоотношениях. Иными словами, «элемент описывается не «как таковой», а с

33

учетом его «места» в целом» , то есть в системе, что следует принимать во внимание и при анализе элементов системы российского уголовного права.

Хотя элементы и являются основными составляющими структуры, без которой невозможно существование самой системы, с точки зрения методологии системного подхода более важными и значимыми являются т. н. системные связи - «компоненты системы, осуществляющие взаимодействие между ее элементами, а также между системой в целом и средой»[32] [33] [34]. Это объясняется следующим - именно связи соединяют элементы в систему, обеспечивают возникновение и сохранение ее целостности. При этом в ходе исследования особое внимание следует уделять тем связям, которые обуславливают возникновение и сохранение интегративных, целостных свойств системы и тем самым непосредственно влияют на функционирование системы в окружающей среде и поддержание ее стабильности, устойчивости.

Наконец, говоря об основных положениях системного подхода, необходимо также отметить, что в методологическом плане он предполагает рассмотрение исследуемого объекта (в нашем случае - российского уголовного права) не только в статичном, «застывшем» виде, но и в динамике его развития. Динамический аспект - одна из важнейших характеристик любой системы, он показывает гибкость (изменчивость) ее внутренней организации, функциональность, упорядоченность взаимодействия, что в конечном итоге определяет целостность всей системы. Динамический аспект уголовно-правовой системы отражает потенциальную возможность изменения свойств отраслевой подсистемы и правовой системы в целом, а в случае изменения ее элементов - включение новых (или исключение существующих) или изменение уже имеющихся функциональных свойств. В этой связи неотъемлемой частью исследования российского уголовного права как системы должно быть прогнозирование направлений его возможного совершенствования.

Руководствуясь этим тезисом и принимая во внимание специфику российского уголовного права, цели и задачи диссертации, представляется необходимым наметить следующие этапы нашего исследования: установить состав рассматриваемой системы, то есть элементы, которые образуют ее структуру, а затем проанализировать их место и назначение в этой системе; выявить и изучить интегративные свойства системы российского уголовного права; выявить основы ее функционирования; изучить внутрисистемные и межсистемные связи российского уголовного права; описать действие системосохраняющего механизма в российском уголовном праве; рассмотреть динамику системы российского уголовного права; определить закономерности, присущие ее процессам функционирования, а также определить возможные перспективные направления ее развития. Представляется, что реализация намеченной программы позволит существенно обогатить имеющиеся представления о проблемах системности российского уголовного права, открыть новые горизонты в исследовании данной отрасли права. Кроме того, результаты умелого использования категорий «система», «системность», «системный подход» в специально-научном познании могут способствовать как повышению эффективности функционирования российского уголовного права на практике, так и совершенствованию правовой системы страны в целом.

Завершая рассмотрение методологических основ исследования отрасли российского уголовного права, можно сформулировать следующие основные выводы.

1. Традиционно системность определяется как свойство объекта обладать всеми признаками системы: единством, целостностью, наличием элементов и системных связей (как внутренних, так и внешних), дифференцированностью, способностью к самоорганизации, динамичностью и гибкостью, относительной устойчивостью и стабильностью.

Системность является объективным свойством реально существующего объекта, выявляемым в процессе его познания. В то же время системность выступает в качестве инструмента познавательной деятельности, ибо в окружающей нас действительности практически нет явлений, не отвечающих параметрам системности.

Данное свойство имманентно праву, а следовательно, соответствующий инструмент познавательных процедур должен быть востребован при изучении отрасли российского уголовного права.

Системность как метод познания российского уголовного права предполагает установление требований к множеству взаимосвязанных уголовно- правовых явлений на основе анализа их причинно-следственных и/или функционально-следственных взаимодействий, прямых и обратных связей и перспектив развития.

2. Изучение отрасли российского уголовного права с использованием категорий «системность» и «система» требует использования адекватного методологического подхода (т. н. «системного»), сущность которого в данном конкретном специально-научном познании заключается в том, что исследуемый объект (отрасль российского уголовного права) рассматривается как система, целостное образование, а не как совокупность составляющих ее частей. Соответственно, при системном подходе акцент делается на изучении целостных, интегративных свойств отрасли российского уголовного права, выявлении ее структуры, связей между составляющими ее элементами, предназначения, которое они выполняют в отраслевой системе, что позволит проанализировать внутреннее единство уголовного права, несмотря на его сложную отраслевую структуру и наличие перманентных внутренних и внешних противоречий.

3. Богатый потенциал системного подхода в отечественной уголовно - правовой науке реализуется далеко не в полной мере: содержание немногочисленных научных работ, посвященных изучению проблем системности российского уголовного права, чаще всего ограничивается анализом отдельных элементов отраслевой системы, источниковой базы или описанием их отдельных связей. Фундаментальных трудов, посвященных заявленной проблематике, крайне мало, явно недостаточно для констатации эффективной реализации системного подхода в уголовно-правовой науке. Таким образом, современная уголовно-правовая доктрина только приступила к системному исследованию процессов функционирования и развития российского уголовного права.

4. Методологические требования системного подхода обязывают исследовать отрасль российского уголовного права во взаимосвязи и взаимодействии с внешней средой ее функционирования (национальной правовой системой, с различными правовыми и социальными явлениями), учитывать зависимость рассматриваемой нами системы от проводимый государством в соответствующий период времени уголовной политики, уголовного правотворчества, уголовно-правовой доктрины, юридической практики по уголовным делам и иных факторов. Данный подход позволит определить собственное отраслевое содержание российского уголовного права, познать его целостность, понять структуру отраслевой системы, описать и спрогнозировать ее трансформации. Кроме того, системный подход содержит в себе новую схему объяснения, в основе которой лежит поиск конкретных механизмов, поддерживающих (сохраняющих) целостность отрасли российского уголовного права.

5. Исследование российского уголовного права с применением категорий «системность», «системный подход» обязательно предполагает изучение отраслевой структуры - входящих в ее состав элементов, связей между ними, а также механизмов. При этом в ходе системного анализа внимание следует акцентировать на их значении для отраслевой системы в целом, на функциях, которые они выполняют в отрасли, а также на тех явлениях и процессах, которые обуславливают поддержание интегративных, целостных свойств отраслевой системы, непосредственно влияют на функционирование системы российского уголовного права в окружающей среде и сохранение ее стабильности и относительной устойчивости.

6. В методологическом плане системный подход предполагает рассмотрение исследуемого объекта не только в статичном состоянии, но и в динамике, в связи с чем неотъемлемой частью исследования отрасли российского уголовного права должно стать определение направлений возможного совершенствования рассматриваемой отраслевой системы.

Последовательная реализация изложенных требований системного подхода позволит существенно обогатить имеющиеся представления об отрасли российского уголовного права, открыть новые горизонты в исследовании проблем системности права.

Значимость проведения системных исследований даже на отраслевом уровне весьма сложно переоценить, ибо они весьма важны для обеспечения успешного функционирования правовой системы РФ в целом; благодаря им исчезают неоднозначности в понимании сущности тех или иных правовых явлений, устраняются сложности в процессе правоприменительной деятельности, обеспечивается надлежащая реализация прав и законных интересов граждан, а в конечном итоге - поддерживается единство правового пространства на территории России, гарантированное Конституцией Российской Федерации.

1.2.

<< | >>
Источник: Денисова Анна Васильевна. СИСТЕМНОСТЬ РОССИЙСКОГО УГОЛОВНОГО ПРАВА: ТЕОРИЯ, ЗАКОН, ПРАКТИКА 12.00.08 - уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право.Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме Системность как метод познания российского уголовного права:

  1. § 1. Понятие и предпосылки использования метода компьютерного моделирования при расследовании преступлений в сфере компьютерной информации
  2. 14.4. Вопрос о методе раскрытия и расследования преступлений
  3. 3.1 Моделирование как метод научного познания
  4. Общие и частные методы исследования процесса формирования правосознания несовершеннолетних в условиях образовательного учреждения
  5. § 2. Показатели экономической эффективности норм права: теоретико-прикладной подход
  6. ТЕМА 1 ПРЕДМЕТ И МЕТОДОЛОГИЯ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
  7. Системность как метод познания российского уголовного права
  8. Система российского уголовного права: понятие, структура, признаки
  9. Нормы в системе российского уголовного права
  10. Институты и субинституты в системе российского уголовного права
  11. Закономерности функционирования системы российского уголовного права
  12. 4.1. Понятие, значение и уровни действия системосохраняющего механизма в праве
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -