<<
>>

2.1. Проблема правового регулирования и уголовно-правовой оценки эвтаназии в отдельных государствах Европы и Азии

В международном праве проблема эвтаназии является весьма актуальной, прежде всего вследствие ее распространенности, усиления интереса к нему в правовой доктрине и уголовной практике многих государств.

Это соотносится в первую очередь с международным регулированием прав человека. Во Всеобщей декларации прав человека указано: «каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность»1. В международном пакте о гражданских и политических правах сказано, что «право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека. Это право охраняется законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни»[137] [138] [139]. В большинстве стран многие ученые приходят к мысли о том, что человек, наряду с правом на жизнь, имеет и право на смерть. Возможно, рано или поздно такая мировая тенденция затронет все

больше государств . Каждое государство формирует свои программы по охране жизни человека, таким образом, не забывая о его правах, касающихся достойной жизни и смерти. Эвтаназия, как уже отмечалось, относится к основным медико-юридическим проблемам, мнения по которым значительно расходятся, что иллюстрируется разнообразием законодательных решений данной проблемы. Одни страны легализуют эвтаназию, тем самым регулируя ее посредством нормативного правового акта, другие вообще ее отрицают. С точки зрения подходов к данной проблематике нами предпринята попытка классифицировать государства на определенные группы:

1. Страны, которые в полной мере легализовали эвтаназию в пассивной и активной формах: Королевство Нидерландов (Голландия), Королевство Бельгия (Бельгия), Великое Г ерцогство (Люксембург).

Начало правовому переосмыслению эвтаназии в Голландии было положено в 1973 году, когда состоялся процесс над врачом Г. Постма, сделавшей своей неизлечимо больной матери по ее настоятельной просьбе летальную инъекцию морфия.

Согласно показаниям самой доктора Г. Постма, на момент судебного заседания она жалела лишь о том, что из-за одолевших ее сомнений не облегчила страдания матери раньше. Суд вынес обвинительный, но чрезвычайно мягкий приговор: одна неделя тюремного заключения условно и отстранение на год от практики. Тем самым был создан прецедент, на основании которого в дальнейшем суды не налагали уголовных санкций на тех врачей, которые оказывали смертельно больным пациентам помощь в добровольном уходе из жизни.

В 1981 году Королевским медицинским обществом были изданы «требования, предъявляемые к врачу, практикующему добровольную эвтаназию», согласно которым требовалось, чтобы заключение о безнадежном состоянии больного было подписано не менее чем двумя врачами, требование об эвтаназии было составлено в письменной форме пациентом, а в случае недееспособности лица - его родителями либо законными опекунами.

В 1984 году судом в Роттердаме были разработаны так называемые «Роттердамские положения», расширяющие круг требований, предъявлявших к врачам, практиковавшим эвтаназию, а именно: «Больной должен испытывать невыносимые муки, которые современная медицина облегчить не в состоянии; больной должен выразить своё требование многократно, находясь в сознании и в здравом рассудке; больному должны быть предложены все имеющиеся альтернативные средства лечения и у больного должно быть достаточно времени для их рассмотрения; требование больного не должно быть результатом воздействия извне, а взвешенным и самостоятельным; только профессионально подготовленный специалист по доброй воле имеет право осуществить эвтаназию; врач, осуществляющий эвтаназию, обязан написать подробный отчёт муниципальному патологоанатому об обстоятельствах наступления смерти и зарегистрировать дело в Министерстве юстиции, а также, в случае необходимости, быть готовым ответить на все вопросы заинтересованным лицам из органов правосудия»[140].

В 1984 году право смертельно больных на добровольный уход из жизни подтвердил Верховный суд Нидерландов.

Закон, разрешающий пассивную эвтаназию, был принят парламентом Нидерландов в 1990 году. Активная эвтаназия в этот период еще квалифицировалась как преступление. 10 сентября 1991 года правительством была создана специальная Комиссия, которую возглавил Генеральный Прокурор Верховного Совета Нидерландов. Согласно представленным ей статистическим данным было зарегистрировано:

- 2300 случаев добровольной эвтаназии, из которых 400 - случаи активной эвтаназии.

- 1040 случаев недобровольной активной эвтаназии, из которых в 72% случаев пациенты не давали никакого согласия на эвтаназию, в 16% - знали о намерениях доктора и не предпринимали попыток им помешать, а 10% пациентов были подвергнуты эвтаназии, несмотря на то, что еще возможно было лечение.

Нижняя палата парламента Нидерландов после рассмотрения этой информации отклонила предложенные изменения в Уголовный кодекс, которые касались отмены санкций против эвтаназии. Однако 14 апреля 1994 года голландский парламент принял инструкцию, которая узаконила эвтаназию. Согласно этой инструкции сохранялась уголовная ответственность за само убийство-эвтаназию, однако в случае, если врач следовал положениям Королевской Ассоциации врачей, то он не подвергался уголовному преследованию.

28 ноября 2000 года парламент Нидерландов принял закон, полностью легализовавший эвтаназию (включая и активную форму). Его поддержали все партии левой коалиции, и закон получил 104 голоса против 40. Верхняя палата одобрила данный закон 10 апреля 2001 года, после чего он вступил в силу. 1 апреля 2002 года процедура эвтаназии была официально включена в медицинскую практику[141].

Согласно данному закону: врач, принимающий решение об удовлетворении просьбы больного, настаивающего на эвтаназии, обязан обратиться за консультацией к независящему от него врачу. Этот консультант должен лично обследовать пациента и составить свое заключение; врачу-консультанту необходимо выяснить, насколько обдуманным и взвешенным является желание пациента воспользоваться правом на эвтаназию.

После этого он направляет заключение своему лечащему врачу; врач не обязан действовать против принципов собственной морали и этики, поэтому он имеет право отказаться от проведения эвтаназии и в данном случае не несет ответственности за отказ; неизлечимость болезни и невыносимость страданий определяются в соответствии с медицинскими нормами; для того чтобы давать верное и компетентное заключение, на котором будет основано решение относительно применения эвтаназии, все врачи проходят специальную подготовку1.

Следует отметить, что от уголовной ответственности за удовлетворение просьбы неизлечимо больного об уходе из жизни освобождается только медицинский персонал. Только один доктор в 2001 году был признан виновным в нарушении должностных инструкций, когда помог покончить с жизнью 86-летнему сенатору, мотивировавшему свое решение только тем, что он устал жить. Однако и в этом случае на медика не были наложены санкции . Для всех остальных лиц ответственность сохранена. Лицу, которое лишило жизни другое лицо по искренней просьбе последнего, в соответствии со статьями 293 и 294 УК Нидерландов должно быть назначено наказание в виде тюремного заключения на срок до 12 лет. Кара за простое убийство составляет до 15 лет заключения. За содействие самоубийству положено до

3

трех лет тюремного заключения .

Граждане, достигшие 16-летнего возраста, имеют полное право на эвтаназию и могут самостоятельно выбирать способ и порядок своего ухода из жизни. Например, может быть составлено завещание, определяющее, что в случае обнаружения рака или попадания в катастрофу не следует проводить лечение. Лицам, не достигшим этого возраста, для реализации права на эвтаназию требуется письменное согласие родителей. [142] [143]

Споры вокруг этого закона не утихли и после его принятия. Есть мнение, что врачи стали злоупотреблять эвтаназией, и при этом, как отмечает Крис Рютенфранс, криминалист из Нидерландов, «в связи с тем, что эвтаназия легализована, прокуроры зачастую не хотят предъявлять обвинение».

Глава медицинской части Американского фонда по предотвращению самоубийств доктор Г ерберт Хендин формулирует проблему так: «То, к чему прибегали лишь в исключительных случаях, превратилось в ритуальный подход к неизлечимым заболеваниям. В Голландии перешли от эвтаназии для неизлечимо больных к эвтаназии для хронических больных, от эвтаназии при физических заболеваниях - к эвтаназии при психических расстройствах, и от добровольной эвтаназии квынужденной»1. Существует и противоположное мнение. Как выразился Роб Джонкиэр, возглавляющий Ассоциацию добровольной смерти Нидерландов: «Наконец у нас хороший закон» . Вместе с тем, врачи из Христианской медицинской ассоциации утверждают, что после принятия этого закона количество добровольных смертей «вышло из-под контроля». К 2015 году рост составил около 15%, что составляет почти 5000 случаев .

Таким образом, Королевство Нидерландов стало первым в мире государством, принявшим закон об эвтаназии. Он имеет и положительные стороны, такие как возможность облегчения страданий неизлечимых больных, и отрицательные: умерщвление пациентов становится обыденным явлением, а право на смерть постепенно превращается в обязанность умирать. Применение эвтаназии в Королевстве Нидерландов сегодня регламентируется «ToetsmgleveшbeёmdigmgopverzoekenhulpЫjzelШodmg» от [144] [145] [146]

1 9

1 апреля 2001 года и уголовным законодательством (Criminal Code) . Желание уйти из жизни с помощью эвтаназии осуществляется по следующей схеме: информирование врача, разрешение от комиссии по этике, в случае отказа - прокурор и комиссия от министерства здравоохранения, благополучия и спорта. Уникальность нидерландского законодательства относительно эвтаназии заключается в том, что ни одна из сторон (пациент и врач) не имеют абсолютного права на применение такого рода операции. Иностранцам отказано в процедуре эвтаназии на территории Нидерландов (поскольку будут нарушены некоторые пункты требований к врачу).

В тоже время нидерландский закон об эвтаназии

«ToetsmgleveшbeёmdigmgopverzoekenhulpЫjzelШodmg» не идет вразрез с международными Конвенциями и основными правами личности, таких как право на жизнь (ст. 6 Международного пакта о гражданских и политических правах3 и ст. 2 Европейской Конвенции по правам человека4).

Вскоре примеру Королевства Нидерландов последовало Королевство Бельгия. Верхняя палата парламента Бельгии в ноябре 2001 года (федеральный парламент) приняла закон, обеспечивающий право безнадежно больного человека на легкую смерть. Так, за легализацию эвтаназии проголосовало 44 сенатора, против - высказалось 23. Закон был одобрен Нижней палатой (Палата представителей) бельгийского парламента в начале 2002 года. Таким образом, была завершена законодательная процедура, которая была начата еще в 1999 году. Данный закон предусматривает освобождение врача от ответственности за причинение смерти по желанию [147] [148] [149] [150] пациента при условии, что были соблюдены все необходимые формальности. Закон рассматривает кандидатами на эвтаназию людей, которые находятся в терминальных состояниях, при этом страдают неизлечимыми болезнями, которые доставляют им невыносимую боль.

При разработке бельгийского закона об эвтаназии за основу был взят принятый ранее закон Голландии, с учетом недостатков, выявленных в процессе его применения. Закон Бельгии более проработан, он создан с использованием высокой юридической техники, при его подготовке были учтены все слабые места и недоработки зарубежных аналогов, таких как закон штата Орегон (США), закон Г олландии1.

Закон Бельгии «Об эвтаназии» состоит из 6 глав и 16 статей. Согласно его формулировке «эвтаназия - это действие, совершаемое третьим лицом, которое сознательно прекращает жизнь человека по его собственной просьбе»[151] [152]. Данное определение содержит характерные элементы понятия эвтаназии такие, как волеизъявление человека; действия третьего лица, направленные на прекращение жизни. Вместе с тем, определение не содержит дополнительных признаков, таких как наличие неизлечимой болезни у лица, просящего об эвтаназии, отсутствие заинтересованности лица, осуществляющего эвтаназию, безболезненность средств осуществления эвтаназии. Несмотря на то, что данные условия и фигурируют в тексте других статей, на наш взгляд, целесообразней было бы указать все эти признаки в качестве обязательных, в целях исключения двойного толкования при применении норм этого закона.

Глава II Закона содержит обязательные условия, при которых может быть применена эвтаназия, а также обязанности врача и процедуру осуществления эвтаназии. В соответствии с вышеуказанными нормами рассматриваемого Закона врач, который осуществляет эвтаназию, имеет право совершить это действие только в том случае, если будут соблюдены следующие условия:

1. если пациент является совершеннолетним или несовершеннолетним, освобожденным от родительской опеки, и находится в здравом уме и трезвой памяти в момент высказывания своей просьбы об эвтаназии;

2. если просьба является: а) добровольной; б) обдуманной; в) неоднократной; если просьба не является следствием внешнего давления;

3. если пациент находится в безвыходной с медицинской точки зрения ситуации и испытывает невыносимые и постоянные физические и психические страдания, которые невозможно смягчить и которые являются следствием несчастного случая или серьезнейшей и неизлечимой патологии;

4. если врач соблюдает условия и процедуры, предусмотренные настоящим Законом. Закон содержит следующие дополнительные условия: в случае существования группы лечащих врачей, находящихся в постоянном контакте с пациентом, каждый врач этой группы должен обсудить с пациентом сложившуюся ситуацию;

5. по желанию пациента его просьба об эвтаназии должна быть обсуждена с теми его родственниками, которых он укажет;

6. врач обязан убедиться в том, что пациент смог обсудить свое намерение применить эвтаназию со всеми лицами, с которыми он пожелал встретиться. Требования к оформлению просьбы пациента об эвтаназии также является обязательным условием.

Просьба пациента об эвтаназии должна быть представлена в письменном виде. Документ должен быть написан, датирован и подписан самим пациентом. В том случае, если он сам не в состоянии этого сделать, его просьба должна быть записана любым совершеннолетним лицом по выбору пациента, который не должен иметь никакой материальной заинтересованности в смерти пациента. Этот человек указывает на тот факт, что пациент не может самостоятельно выразить в письменной форме свою просьбу и указывает на причины, в этом случае просьба составляется в письменной форме в присутствии врача, и имя врача указывается в составляемом документе. Данный документ должен быть включен в медицинскую карту больного. Пациент может отозвать свою просьбу в любой момент, в таком случае составленный документ изымается из медицинской карты и возвращается пациенту[153].

Законодатель Бельгии постарался избежать ситуаций, когда тяжелобольные будут обращаться с просьбой об эвтаназии исключительно по причине отсутствия достаточных средств на приобретение дорогостоящих обезболивающих лекарств (фактически имеется в виду ортаназия). С этой целью одновременно с принятием закона об эвтаназии был принят нормативно-правовой акт о создании служб паллиативного попечительства. Которые должны обеспечивать тяжелобольным пациентам медицинский уход, попечение и необходимые обезболивающие. Согласно закону врач должен информировать пациентов о деятельности таких служб, которые выразили желание эвтаназии, чтобы предоставить им возможность сделать добровольный и осознанный выбор.

После осуществления эвтаназии врач, проводивший ее, отправляет полный пакет документов, включающий в себя информацию о состоянии больного, о его личности, заключения лечащего врача и врача-консультанта в Федеральную комиссию по контролю и оценке эвтаназии. Основной задачей этой комиссии, состоящей из шестнадцати специалистов, компетентных в данной области, является надзор за соблюдением законности при осуществлении данной процедуры. Если будет установлено, что требующиеся условия не были соблюдены, она пересылает досье в Королевскую прокуратуру по месту жительства скончавшегося пациента.

Согласно последней редакции «Закона об эвтаназии», врачи могут помочь больным умереть только в том случае, если они их давно наблюдают.

Пациенты должны быть бельгийскими гражданами и постоянно проживать в стране. Больные должны находиться в «безнадежном медицинском состоянии и испытывать постоянные невыносимые физические или моральные страдания, которые невозможно облегчить». Также пациент, знающий, что скоро впадет в вегетативное состояние, может выразить желание, чтобы его жизнь в таком состоянии не поддерживали искусственно. Врач в обязательном порядке должен присутствовать у больничной кровати до «самого последнего вздоха»1.

Кроме того, в декабре 2013 года Сенат Бельгии одобрил законопроект о детской эвтаназии. 13 февраля 2014 года 86 членов Палаты представителей поддержали законопроект против 44 голосов и еще 12 воздержавшихся. Независимый член Палаты представителей Лоран Льюис (Laurent Louis), выступивший против законопроекта, считает, что его коллеги нарушили естественный порядок вещей: «Ребенка нужно защищать и заботиться о нем до самого конца, что бы ни случилось. Это нельзя уничтожать». Другой член парламента, Кэтрин Фонк (Catherine Fonck) отмечает, что в законопроекте есть множество недостатков и недоработок, например, в нем не рассматриваются случаи, при которых один родитель может быть согласен на проведение эвтаназии его ребенку, а другой против[154] [155] [156].

Окончательная легализация бельгийским парламентом в марте 2014 года детской эвтаназии вызвала общественный протест не только внутри страны. После принятия этого закона Бельгия стала второй страной в мире, где допускается детская эвтаназия и первым государством, допустившим

л

эвтаназию несовершеннолетних без каких-либо возрастных ограничений. До его принятия было допустимо проводить ее лицам старше 18 лет. В Нидерландах, где соответствующая норма закона была принята в 2002 году, разрешено подвергать эвтаназии только детей, достигших 12-летнего возраста. Данный правовой акт дает законные основания бельгийским детям, которые находятся на терминальной стадии заболевания и испытывают нестерпимые мучения, просить прервать их жизнь. Для осуществления акта эвтаназии требуется подтверждение психиатром или психологом того факта, что ребенок осознает значение и последствия своего выбора. Окончательное решение о проведении эвтаназии может быть принято только с одобрения родителей.1 При этом в законодательстве Бельгии остается уголовная ответственность за незаконную эвтаназию.2

В Великом Герцогстве Люксембург пассивная эвтаназия, а также помощь в совершении самоубийства разрешены с 2009 года. Законодательство аналогично тому, которое принято в Бельгии. В нем подчеркивается «право врачей на свободу совести» .

Последние изменения, введенные в люксембургское законодательство, касаются активной эвтаназии и предоставляют право на ее проведение смертельно больному в том случае, если он сам подаст такое заявление, которое будет одобрено двумя врачами и специальной экспертной

4

комиссией .

Великий герцог Анри категорически отказался подписывать одобренный депутатами законопроект, после чего парламент Люксембурга 1E Бельгии принят закон о детской эвтаназии. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://jobsmedicine.ru/v-belgii-prinjat-zakon-o-detskoj-ehvtanazii (дата обращения:11.06.2016

P

Уголовный кодекс Бельгии [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rumvi.com/products/ebook/уголовный-кодекс-бельгии/2f2fe689-1a99-4b5d-b42b- ea470aafe623/preview/preview.html (дата обращения: 12.06.2016 г.)

3

Помочь умереть: где эвтаназия законна. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.bbc.com/russian/society/2015/09/150911_euthanasia_countries_legal (дата

обращения: 12.06.2016 г.)

3 Помочь умереть: где эвтаназия законна. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.bbc.com/russian/society/2015/09/150911_euthanasia_countries_legal (дата обращения: 12.06.2016 г.) принял решение изменить конституцию страны в направлении уменьшения полномочий монарха1.

К данной группе стран следует отнести и Швейцарию. Несмотря на то, что сама эвтаназия здесь не легализована, оказание помощи в самоубийстве неизлечимо больным людям не противоречит местным законам. Само предложение о легализации эвтаназии было отклонено Нижней палатой Швейцарской Конфедерации в 2003 году. Однако в уголовном законодательстве Швейцарии прописана норма, согласно которой не может быть осужден человек, который бескорыстно оказал другому помощь в уходе из жизни. В соответствии со ст. 114 УК Швейцарии привилегированный случай убийства имеет место в том случае, когда лицо «по достойным внимания мотивам, в частности из сострадания, убивает человека по его серьезной и настоятельной просьбе».[157] [158] [159] Уголовное преследование касается лиц, которые оказывают помощь в совершении самоубийства в тех случаях, если больного уговаривают уйти из жизни, чтобы, например, избавиться от бремени заботы о нем, не платить за уход и лечение или поскорее получить наследство. Если ничего из перечисленного доказать нельзя, то уголовное дело прекращается. Для того, чтобы избежать уголовной ответственности, человек, помогающий больному уйти из жизни, должен доказать, что пациент знал, что он делает, и высказывал это желание несколько раз на протяжении определенного промежутка времени. При этом эвтаназия как таковая, то есть когда пациент не сам принимает смертельный коктейль, а ему делает укол или дает лекарство врач или родственник, является незаконной . Рассматривая данный состав, швейцарские ученые-юристы особо отмечают, что со стороны потерпевшего должна поступить убедительная просьба о смерти. Они считают недостаточными высказанные с его стороны простое согласие, предложение или желание уйти из жизни. При этом просьба должна быть «серьезной», что, по мнению некоторых юристов Швейцарии, предполагает ее «настоятельность», хотя в законе эти признаки названы как самостоятельные. Она должна быть также «сильной и интенсивной», чтобы оказать давление на исполнителя1.

До 1989 года, когда были внесены изменения в рассматриваемую статью 114 УК Швейцарии, мотивы исполнителя не имели значения для квалификации деяния. Достойные внимания, возвышенные или низменные мотивы суд учитывал исключительно в соответствии со ст. 64 УК Швейцарии «Обстоятельства, смягчающие наказание» в рамках

индивидуализации уголовной ответственности при назначении наказания. После внесения этих изменений «достойный внимания мотив» стал конститутивным элементом анализируемого преступного деяния. Одним из таких мотивов предлагается считать сострадание (жалость). При рассмотрении поправок к ст. 114 УК, Федеральный совет Швейцарии отметил, что «такое более ограничительное определение конститутивных элементов преступного деяния должно лучше соответствовать принципу виновности материального уголовного права». Однако профессор Ж. Позо полагает, что есть и другие причины. Первой из них он видит то, что в уголовной практике смягчение наказания не может основываться только на том факте, что потерпевший желал наступления смерти. Вторая же причина, по его мнению, связана чисто с законодательной техникой: прежняя редакция этой статьи не давала возможности разграничить предусмотренное ей преступление от того, признаки которого описывались в следующем:

Л

«Склонение к самоубийству и пособничество в самоубийстве» . В УК [160] [161]

Швейцарии установлена уголовная ответственность за пособничество самоубийству, совершённое из корыстных побуждений (ст.115).

Затрагивая субъективную сторону преступления, предусмотренного ст. 114 УК Швейцарии, швейцарские юристы отмечают, что исполнитель должен действовать «с умом и желанием». Это значит, что на момент совершения преступления он полностью осознает серьезность и настоятельность просьбы потерпевшего, и им движет достойный внимания мотив. Оба эти элемента субъективной стороны должны присутствовать до начала преступления. В том случае, когда исполнитель при совершении убийства пребывает в заблуждении относительно просьбы потерпевшего, либо неверно оценивает ее серьезность и настоятельность, речь должна идти уже об ошибке в представлении ситуации, которая влечет последствия, предусмотренные ст. 19 УК Швейцарии. Если потерпевший остается в живых, привлечение его к ответственности за подстрекательство невозможно, так как законодатель трактует его поведение в качестве необходимого элемента преступного деяния («необходимое участие»).[162] [163]

В Швейцарии разрешается оказывать путем эвтаназии помощь в совершении суицида в том случае, когда пациент испытывает невыносимые физические муки и имеет добровольное желание уйти из жизни. В случае, когда имеется медицинское заключение о том, что имеющееся заболевание неизлечимо, он может прибегнуть к помощи любого специализированного учреждения, оказывающего помощь в совершении самоубийства. Есть две организации, которые оказывают помощь людям, испытывающим страдания, но не имеющим ни сил, ни воли, чтобы самостоятельно уйти из жизни. Одним из них является ассоциация «Диньите» («DignitasinSwitzerland»). «Наша миссия заключается в том, - говорил ее создатель, адвокат Людвиг

Минелли, чтобы дать право уйти из жизни достойно»1. Эта организация с 1998 года оказывает услуги в организации суицида. Она предоставляет их и иностранным гражданам, которым, впрочем, требуется прожить в Швейцарии не менее шести месяцев, чтобы ими воспользоваться. Одним из таких пациентов был соло-гитарист группы «Битлз» Джордж Харрисон. Еще ярким примером помощи в совершении суицида иностранному гражданину, охарактеризованной СМИ как эвтаназия, можно считать смерть 74-летнего Реджинальда Крю из Ливерпуля. Прервать жизнь этому смертельно

л

больному британцу также помогли швейцарские активисты из «Диньите» . Процедура эвтаназии в этих организациях осуществляется в форме ассистируемого самоубийства, то есть врач предоставляет смертельную дозу препарата, а пациент самостоятельно принимает его. Обе организации располагают большим штатом персонала, укомплектованного добровольцами, в основном медсестрами, психологами и вышедшими на пенсию врачами. Смертельно больной пациент составляет в письменном виде заявление о добровольно принятом решении покончить с жизнью, прилагает к нему заверенную врачами справку о неизлечимости заболевания и неизбежности смертельного исхода. После он приглашает к себе домой или в больницу ассистента - сотрудника одной из этих организаций. Ассистент должен подготовить предписанный врачом смертельный препарат, который пациент принимает сам. Смерть наступает в течение нескольких секунд, после чего ассистент вызывает полицию и следователя, чтобы

констатировать смерть и оформить документы . В качестве примера можно [164] [165] [166] рассмотреть больницу в Лозанне, где с 2006 года предоставляется возможность свести счеты с жизнью смертельно больным пациентам, которые находятся в здравом уме, но физически не в состоянии покинуть ее стены. Для этого можно либо воспользоваться помощью швейцарского общества добровольной эвтаназии «Exit», либо пригласить стороннего врача по собственному выбору1. Такая позиция руководства лечебного заведения совпадает с позицией Швейцарской медицинской ассоциации и Национального комитета по вопросам этики.

Таким образом, мы можем констатировать о закрепленной в нормативном акте норме, которая допускает при соблюдении определенных условий проведение эвтаназии[167] [168] [169]. Вместе с тем, анализируя законодательство и позицию властей Швейцарии в отношении эвтаназии, необходимо отметить, что создание обществ добровольной эвтаназии, аналогичных описанным выше, не вполне этично. Подобные вопросы следует решать в специализированном медицинском учреждении с привлечением юристов, а не в общественной организации, так как сложно исключить злоупотребления эвтаназией.

2. Страны, в которых разрешена или допускается только пассивная эвтаназия: Франция, Израиль, Испания. К их числу можно присоединить Южную Корею.

Франция является страной, где разрешена пассивная эвтаназия. 29 декабря 2004 года закон о пассивной эвтаназии был одобрен французским парламентом . Данный юридический акт гласит: «Человек, находящийся в финальной стадии болезни, имеет право своим решением ограничить или совсем прекратить лечение, может получить сильные обезболивающие средства, даже если они ускоряют смертельный исход». Толчком к тому, чтобы этот законопроект получил большинство голосов, послужило дело Винсена Юмбера, которого в сентябре 2003 года по его просьбе убила мать1. 13 апреля 2005 года французский Сенат (верхняя палата парламента) одобрил закон о праве тяжелобольных на смерть. В том случае, если пациент находится без сознания, решение о прекращении лечения принимается на основании заключения врачебного консилиума и с согласия его близких. В соответствии с законом врачи смогут прекращать лечение, поддерживающее жизнеспособность пациентов, в том числе искусственное восполнение потери жидкости и питание. Им разрешается использовать обезболивающие и седативные препараты «даже, если это может привести к сокращению человеческой жизни»[170] [171] [172].

Сейчас во Франции действует принятый в марте 2015 года закон «О праве на смерть», согласно которому врачи могут помещать смертельно больного в состояние глубокого сна, пока он не умрет. Эта мера применяется в том случае, если пациент испытывает нестерпимую боль или лечение не дает результата. Кроме того, пациент сам может принять решение о прекращении принятия лекарств, и в этом случае он будет погружен в сон. Также больной может заранее оставить инструкции на случай, если он впадет в бессознательное состояние. В предыдущей редакции закона, принятой в 2005 году и действовавшей на протяжении почти всего времени процесса, декларировалось право только на пассивную эвтаназию по решению консилиума врачей .

Таким образом, французские законодатели решили облегчить страдания безнадежно больных пациентов и приняли закон, который можно было бы назвать «глубокий сон». Врачи теперь могут вызывать у больных этот глубокий сон. Смерть будет наступать во сне. До полной эвтаназии остается практически один шаг. Проведенные опросы показывают, что 8 из 10 французов поддерживают эвтаназию. Сторонников «глубокого сна» еще больше - 96%. Однако, несмотря на общественное мнение, правительство до сих пор отказывается узаконить полную эвтаназию. Она по-прежнему во Франции незаконна1.

Вместе с тем, представляет интерес судебная практика по делам об

Л

эвтаназии. Обвинительные камеры по общему правилу передают дела, связанные с эвтаназией, в суды ассизов с предъявлением обвинения в

простом либо предумышленном убийстве . Между тем данная категория обвиняемых пользуется в судах особым снисхождением. Подобное отношение юристов-практиков связано с тем, что в соответствии с французской системой права, следственные органы обязаны мотивировать выносимые ими постановления, тогда как суды ассизов не должны этого делать, и у них есть возможность ставить под сомнение даже материальный элемент убийства. [173] [174] [175]

Суды ассизов, при рассмотрении дел, связанных с эвтаназией, склоняются к минимальному наказанию с отсрочкой его исполнения, что предусмотрено статьей 132-18 УК Франции. Следуя положениям данного Кодекса, в том случае, когда за преступление полагается пожизненное лишение свободы, суд может назначить наказание на определенный срок, составляющий не менее двух лет. За преступления, которые наказываются лишением свободы на определенный срок, суд имеет право назначить наказание меньшей продолжительности, нежели предусмотрено санкцией статьи Особенной части, однако не менее одного года. При этом простое убийство, согласно УК Франции влечет наказание в виде лишения свободы на 30 лет, а убийство при наличии отягчающих обстоятельств - пожизненно1.

Проанализировав юридическую литературу Франции, можно прийти к выводу, что чаще всего используется два аргумента, которые позволяют обосновывать ненаказуемость эвтаназии. Первый из них заключается в том, что в данном случае по существу происходит самоубийство при помощи третьего лица. Поскольку самоубийство не подлежит наказанию, то и любое соучастие в нем, за исключением подстрекательства, образующего самостоятельный состав преступления, ответственность за который прямо предусмотрена ст. 223-13 УК Франции, также не должно подлежать наказанию. Второй аргумент основан на том, что продление жизни больного не только увеличивает и продлевает его страдания, но и ложится тяжким временем на общество (в данном случае подразумевается не только стоимость медицинских услуг по поддержанию жизни, но и моральные, [176] [177] физические страдания, которые испытывают окружающие: родственники, близкие, медицинский персонал и др.). В основном, эти авторы придерживаются мнения о том, что следует разработать и принять соответствующие нормативные акты, которые позволят легализовать полностью эвтаназию1.

Что касается Израиля, то с декабря 2006 года в стране действует закон, который разрешает смертельно больным людям отказываться от искусственного поддержания жизнедеятельности. Данный закон распространяется на тех пациентов, которые даже при надлежащем лечении смогут прожить не более полугода, и подтверждает запрет на эвтаназию - активное содействие в уходе из жизни. Больной, который подпадает под критерии закона, имеет право запретить врачам предпринимать действия реанимирующего характера, в том числе и принудительную подачу кислорода и питательных растворов, электрошок, хирургическое вмешательство. В том случае, если больной не в состоянии самостоятельно выразить свою волю, врачи могут руководствоваться заранее составленным завещанием или действовать по решению опекунов и ближайших родственников, получивших от пациента соответствующие полномочия2. То есть, в законе прописана процедура пассивной эвтаназии, когда безнадежно больной сам просит отключить его от аппаратов искусственной вентиляции легких и искусственного кровообращения, а также может запретить медикам [178] [179] продлевать его жизнь с помощью медицинских препаратов1. Речь ни в коем случае не идет об активной эвтаназии или помощи в осуществлении самоубийства. Такие деяния по-прежнему остаются уголовными преступлениями.

Статья 302 Закона об уголовном праве Израиля от 1977 года гласит: «Тот, кто путём подстрекательства либо советом склоняет лицо к совершению самоубийство, а равно путём пособничества содействует лицу совершить самоубийство, наказывается тюремным заключением сроком на двадцать лет» . Статья 34 Д этого Закона указывает: «... наказание, распространяющееся на завершённое преступление, распространяется также на попытку, подстрекательство, попытку к подстрекательству или

- 3

содействию в совершении этого преступления» .

Кроме того, межминистерская комиссия Израиля по законодательству 8 июня 2014 года утвердила законопроект, по которому безнадежно больной человек будет иметь право получить от врача рецепт на смертельную дозу снотворного. Согласно законопроекту, выписавший такой рецепт врач не подлежит уголовной и какой бы то ни было ответственности. При этом родственники больного не должны помогать ему при попытке самоубийства - такие действия будут считаться уголовным преступлением. За данный закон проголосовали восемь министров, еще двое проголосовали против, один министр воздержался. Впервые был утвержден закон, который позволяет врачам помогать неизлечимо больным в их желании уйти из [180] [181] [182] жизни1. «Закон позволит больному иметь власть над собственным телом в последние дни жизни, когда боль и страдания невыносимы»[183] [184] [185] [186].

В Испании (Андалусия) впервые применен на практике закон «О достойной смерти», позволяющий не поддерживать искусственно жизнь умирающих больных. Врачи клиники Blanca Paloma в городе Уэльва отключили 91-летнюю Рамону Эстевес от аппарата искусственного дыхания. 26 июля 2011 года пациентка поступила в больницу с диагнозом «кровоизлияние в мозг». Отсутствие письменного завещания очень усложнило дело, но в итоге ее сыну Хосе Рамону и его друзьям, которые активно ему помогали, удалось добиться применения регионального закона «О достойной смерти», который вступил в силу в марте 2010 года, но на практике не применялся ввиду острой дискуссии вокруг закона в обществе. Сейчас ведутся дискуссии о принятии данного закона на национальном

уровне .Уголовное законодательство Испании обуславливает применение нормы об убийстве по просьбе потерпевшего тем, что «... жертва страдала от тяжелой болезни, определенно приведшей бы к смерти или причиняющей

4

ему постоянные тяжкие страдания. ».

Южная Корея не легализовала эвтаназию или ассистируемое самоубийство, но приняла закон, определяющий правила прекращения или отказа от медицинского лечения. «Законопроект призван удовлетворить нужды умирающих пациентов. Например, применение аппаратов, искусственно поддерживающих дыхание, и препаратов по борьбе с раком, могут быть отменены для пациентов, пожелавших воспользоваться своим правом. Такой вид поддерживающего жизнь лечения может быть отменен, если пациент выражает явное желание прекратить его получать, находясь в здравом уме. Пациенты могут написать указание своему врачу касательно поддерживающего жизнь лечения (POLST) или дать дальнейшие распоряжения (AD) в отношении своего здоровья. Если пациент потеряет сознание, доктора могут проверить его указания и прекратить лечение. Или то, что пациент предпочитает смерть с достоинством, должны подтвердить, по меньшей мере, два члена семьи и как минимум два врача. В случаях, когда невозможно понять, что пациент думает о поддерживающем жизнь лечении, необходимо родительское согласие, если вопрос касается несовершеннолетних, и согласие всех членов семьи, когда пациентом является взрослый человек. Если у пациента нет семьи, законопроект позволяет комитету по биоэтике больницы принять решение»1. Таким образом, Южная Корея фактически присоединяется к странам, легализующим пассивную эвтаназию.

3. Страны, регулирующие вопросы эвтаназии, в основном, путём принятия судебных решений (прецедентов), нами исследуются на примере США[187] [188].

4. Страны, которые отрицают само существование права на смерть как субъективное право гражданина и предусматривают уголовную ответственность за данное деяние: Азербайджан, Беларусь, Болгария, Грузия, Дания, Германия, Испания, Казахстан и др. В этой группе существуют государства, законодательство которых не просто отрицает возможность эвтаназии, но и кроме того рассматривают акт эвтаназии как убийство либо подстрекательство к самоубийству, а также предусматривают за это уголовное наказание (Австрия, Бразилия, Дания, Португалия, Польша и др.). Отдельно уголовная ответственность за содействие в самоубийстве предусмотрена УК: Венгрии, Исландии, Италии, Польши, Румынии и др.

Статьи об эвтаназии впервые включены в уголовное законодательство Азербайджана и Грузии. В соответствии со ст. 135 УК Азербайджанской Республики под эвтаназией подразумевается удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо средствами или действиями, либо прекращение искусственных мер по поддержанию жизни, наказывается в уголовном порядке.1 В уголовном законодательстве Грузии содержится состав «Убийства по просьбе жертвы» (ст. 110), понимаемого как «убийство по настоятельной просьбе потерпевшего и в соответствии с его подлинной волей, совершенное с целью освобождения умирающего от сильных физических болей»[189] [190].

В ряде государств выделено убийство по мотиву сострадания, совершенное по просьбе потерпевшего, которое представляет собой самостоятельный привилегированный вид умышленного причинения смерти. В таких случаях уголовное законодательство этих стран предусматривает более мягкое наказание по сравнению с тем, которое назначается за простое или квалифицированные виды убийств. Те государства, в которых предусмотрен привилегированный вид убийства, совершённого по просьбе потерпевшего, как правило, включают в свои уголовные кодексы и составы пособничества самоубийству либо склонения к нему. Так, в ч. 1 ст. 127 УК Республики Болгарии сказано: «Кто каким бы то ни было способом, окажет содействие или склонит другое лицо к самоубийству, и самоубийство или покушение на него последуют, наказывается лишением свободы до трёх лет».1 Помощь другому лицу в самоубийстве наказывается в Австрии (§78 УК Австрии - «Всякий, кто склоняет другого к тому, чтобы убить себя самого, или оказывает ему в этом помощь, подлежит наказанию...»)[191] [192] [193] [194] и в Дании (§ 240 УК Дании - «Любое лицо, которое помогает другому лицу в

совершении самоубийства, — подлежит .») . В соответствии с уголовным законодательством Польши (ст. 151 УК), тот, «Кто путем уговоров или оказания помощи доводит человека до покушения на свою жизнь, —

4

подлежит наказанию ...» .

Запрет на осуществление эвтаназии предусмотрен в ст. 38 Закона Республики Беларусь «О здравоохранении», где указано, что медицинским и фармацевтическим работникам запрещается осуществление эвтаназии, которая определена как добровольная, согласованная с врачом смерть неизлечимо больного с помощью специальных обезболивающих средств. Лицо, которое сознательно побуждает пациента к эвтаназии и (или) осуществляет эвтаназию, несет уголовную ответственность в соответствии с законодательством Республики Беларусь («Умышленное возбуждение у другого лица решимости совершить самоубийство, если лицо покончило жизнь самоубийством или покушалось на него (склонение к самоубийству), — наказывается.»)[195].

Подобная норма, которая запрещает эвтаназию, содержится и в ст. 27 Закона Республики Казахстан «Об охране здоровья граждан в республике Казахстан». В данной статье сказано, что поддерживающая жизнь аппаратура может быть отключена только в случае констатации смерти. Медицинскому персоналу запрещается осуществление эвтаназии.1

Такое всеобщее негативное отношение к легализации эвтаназии на территории стран постсоветского пространства объясняется не только общностью менталитета, но и осознанной и целеустремленной политикой государств, которая направлена на обеспечение прав личности[196] [197]. Вместе с тем, эти же страны преследуют данный вид общественно опасного деяния в общем порядке, который предусматривается либо за убийство, либо за неоказание медицинской помощи. Таким образом, мы получаем дополнительную аргументацию, касающейся точки зрения о конкретизации и детализации уголовной ответственности за осуществление эвтаназии. Направлением такого совершенствования, в частности, могут стать положения § 216 УК Германии, статей 150-151 УК Польши и др.

Так, в Германии уголовно наказуемо назначение пациенту смертельного препарата независимо от обстоятельств и от того, насколько гуманными побуждениями такое действие было продиктовано. Уголовный кодекс ФРГ, помня о собственном трагическом опыте введения эвтаназии в годы войны, даже за назначение из самых гуманных побуждений смертельных медикаментов, назначает суровое наказание в виде лишение

свободы до 5 лет . Так, УК Германии (параграф 216 - Лишение жизни по просьбе потерпевшего) предусматривает следующий вид ответственности за эвтаназию: «кто убивает другое лицо в результате категорической и

настойчивой просьбы потерпевшего лишить его жизни, тот наказывается...» лишением свободы на срок от 6 месяцев до 5 лет.1

Вместе с тем, в 2009 году там принят закон о пассивной эвтаназии , дающий право подписывать заблаговременное распоряжение о прекращении жизнеобеспечения в случае серьезной болезни, о том, какую помощь или ее отсутствие человек желает получить, если болезнь или травма не позволят им самостоятельно высказать свою волю. Согласно этому закону лечение должно быть прекращено, даже если в состоянии пациента не произошло необратимых изменений. При этом активная эвтаназия (уход из жизни с помощью врача) остается запрещенной. Подобные распоряжения о прекращении жизнеобеспечения в случае неизлечимой болезни написали около 9 млн. немцев, однако лишь сейчас эти документы обрели юридическую силу. Согласно этому закону, если родственники пациента и врачи разойдутся в трактовке завещания, окончательное решение принимает

суд . В УК большинства стран указанной группы основные различия в юридической конструкции состава эвтаназии заключаются в том, какие признаки рассматриваемого преступления законодатель вводит в состав в качестве обязательных. Речь идет, в первую очередь, об указании на мотивы и цели данного деяния. В этом отношении наименьшей конкретизацией и, соответственно, наибольшим сходством отличаются нормы об ответственности за подстрекательство и помощь в самоубийстве.

Характерно, что в некоторых УК законодатели не указывает на мотив и цель данного деяния, что позволяет трактовать его более широко, чем собственно эвтаназия. Так, например, в уголовном законодательстве Перу под эвтаназией понимаются только активные действия, которые направлены [198] [199] [200] на причинение смерти больному по его просьбе (ст.112), в то время как подстрекательство и помощь в самоубийстве (даже в случае оказания содействия в самоубийстве неизлечимому больному) образуют другой состав преступления. Следует отметить, что отсутствие дополнительных указаний на свойственные эвтаназии мотивы и цели привело к тому, что за пассивную форму эвтаназии законодатель устанавливает нередко более строгую меру наказания.

Вместе с мотивами и целью, в качестве обязательного элемента юридической конструкции анализируемого преступления в уголовных законодательствах ряда стран довольно часто является объективная характеристика состояния потерпевшего. Так, УК Азербайджана характеризует потерпевшего как «больного», УК Грузии - как «умирающего», УК Перу - как «неизлечимо больного», в уголовном законодательстве Колумбии говорится о «сильных страданиях, причиняемых телесными повреждениями или тяжелой и неизлечимой болезнью». Особо следует обратить внимание на различия законодательного определения способа выражения больным своего требования или согласия о применении к нему акта эвтаназии. Так, УК ФРГ указывает о «категорической и настойчивой просьбе потерпевшего»; УК Перу указывает на то, что просьба должна быть «явно выраженной»; УК Грузии подчеркивает необходимость соответствия требования больного «подлинной его воле»[201].

В качестве примера, Уголовный кодекс Республики Польша мотив эвтаназии определяет как сочувствие, и согласно ст. 150 УК «лицо, убившее человека по его требованию и под влиянием сочувствия к нему, подлежит наказанию лишением свободы на срок от трёх месяцев до пяти лет, однако в исключительных случаях суд может применить чрезвычайное смягчение наказания и даже отказаться от его исполнения»1. Сходная норма действует в

Л

УК Австрии . В соответствии с параграфом 77 это преступление имеет место в случае, когда кто-либо «.. .убивает другого человека по его серьезному и

настойчивому требованию..» . Аналогичную норму предусматривает и уголовное законодательство Дании. Согласно параграфу 239 УК Дании «Кто убивает другое лицо по высказанной просьбе последнего», данное деяние влечет более мягкое наказание, нежели простое убийство[202] [203] [204] [205]. Во всех перечисленных государствах при рассмотрении случаев эвтаназии речь может идти о наказуемом по закону лишении жизни. При этом мотив жалости и сострадания может лишь образовывать привилегированный состав убийства. Он не является обстоятельством, вызывающим декриминализацию деяния.

5. Законодательство ряда государств, таких как Россия, Венгрия, Финляндия, Швеция, Италия, Греция и Япония не содержат нормативного акта, который разрешал бы эвтаназию, и в них существует уголовноправовой запрет как на эвтаназию, так и за содействие в её осуществлении.

В Японии вопрос об эвтаназии в первый раз рассматривался в 2005 году и до сих пор он не решен. Страна находится по этому вопросу в состоянии неопределенности. С одной стороны эвтаназия законом не разрешена, и в УК она считается убийством. В статье 202 УК Японии указано: «тот,.. кто убил человека по его настоянию или с его согласия, наказывается лишением свободы с принудительным физическим трудом или тюремным заключением на срок от шести месяцев до семи лет»[206]. Однако в судебной практике Японии имеется ряд решений, которые при определенных условиях допускают лишение жизни неизлечимо больного лица. Так, эвтаназия не считается убийством при соблюдении шести условий. То есть, если смерть неизбежна, и это можно доказать, если пациент испытывает большие мучения, если эвтаназия направлена на то, чтобы избавить от них пациента, если сам пациент дал на это ясное зафиксированное согласие и если эвтаназию делает врач и совершает ее, так сказать, этически допустимым способом. Врача же в Нагое осудили за то, что он имел просьбу от родственников, но не зафиксировал четкое согласие самого больного. Японское общество отрицает, в целом, активную эвтаназию, то есть прямое лишение жизни больного, но как бы допускает эвтаназию косвенную, то есть отказ от борьбы за жизнь человека любой ценой, даже если это вызывает у пациента бессмысленные страдания. Речь идет, таким образом, об эвтаназии путем, например, отключения безнадежно больного от аппаратуры, которая, при японском развитии техники, может бесконечно заставлять сердце биться, а легкие - получать кислород [207] [208].

Вместе с тем такие страны, как Швеция и Финляндия, находятся на пути легализации пассивной эвтаназии. В этих странах пассивная эвтаназия путем «прекращения бесполезного поддержания жизни» не является противозаконной. Но в то же время основой для принятия врачом решения о прекращении лечения является свободное и осознанное волеизъявление пациента. Подобные просьбы от ближайших родственников пациента, находящегося в бессознательном состоянии, являются юридически недействительными. Главное отличие шведской модели данного института заключается в том, что если голландское и бельгийское законодательство сводит эвтаназию к медицинскому содействию, то шведская правовая практика не выделяет специального субъекта ее осуществления. После прохождения традиционной процедуры принятия и подтверждения решения может быть приглашено любое незаинтересованное лицо, действующее исключительно из гуманных соображений. Чаще всего приглашается один из членов известного в Швеции общества «Выход»1.

В Венгрии, согласно распоряжению Министерства народного благосостояния (в действие с 1 июля 1998 года) каждый гражданин имеет право выразить свою последнюю волю в завещании, которое следует каждые пять лет заново заверять у нотариуса. Данная процедура связана с финансовыми затратами и бюрократическими трудностями, преодолеть которые сложно большинству населения, тем более больным, прикованным к постели. При этом преодоление этих сложностей фактически лишено смысла: пациентам предоставлено право, но медицинский персонал не обязан следовать волеизъявлению, зафиксированному в завещании . В Венгрии существуют прецеденты относительно актов эвтаназии. Так в 1993 году Дери Биндер убила собственную дочь, страдавшую неизлечимым заболеванием. У суда не вызвало сомнений, что в данном случае было совершено не хладнокровное предумышленное убийство, а убийство из сострадания. В связи с этим женщина была приговорена к двум годам лишения свободы условно. Прокуратура подала апелляцию, и Верховный суд предписал безусловное исполнение приговора. Только личное вмешательство главы государства избавило Дери Биндер от дальнейших унизительных

3

испытаний . [209] [210] [211]

Анализ законодательства стран, где эвтаназия запрещена законом, показывает, что наиболее повышенная ответственность за это деяние предусмотрена в странах с сильно развитыми религиозными традициями. Так, в католической Италии эвтаназия стоит в одном ряду с геноцидом, физическими и моральными пытками[212], а в православной Греции духовенство активно препятствует вынесению данного вопроса на рассмотрение законодателя. Разные подходы законодателей этих стран к вопросу криминализации эвтаназии и определение размера наказания за нее объясняется, главным образом, негативным восприятием общественностью такого ухода из жизни, который не согласуется с ее нравственными и религиозными воззрениями и традициями.

Таким образом, необходимо обобщить проблемы правового регулирования и уголовно-правовой оценки эвтаназии в европейских и других странах мира:

1) По проблеме правового регулирования:

- эвтаназия в контексте соблюдения прав человека затрагивает право на жизнь и на самоопределение человека в отношении своей смерти;

- при легализации эвтаназии в ряде стран не урегулирована в правовом аспекте возможность врачебной ошибки;

- не исключены злоупотребления процедурой эвтаназии;

- не разграничена проблема суицида и эвтаназии: многие воспринимают эту процедуру как суицид;

- не разрешена морально-этическая проблема эвтаназии, как противоречие в моральных устоях человека. Многие врачи не готовы взять на себя функцию «ангела смерти», считая процедуру убийством;

- не разрешена проблема технологии эвтаназии: что чувствует человек после введения смертельной инъекции. Однозначного ответа на это нет.

2) По уголовно-правовой оценке:

- в уголовном законодательстве ряда стран выделены отдельные статьи об эвтаназии (ст. 135 УК Азербайджана; ст.110 УК Грузии и др.), что представляет собой самостоятельный привилегированный вид умышленного причинения смерти;

- в уголовном законодательстве ряда стран выделено убийство по мотиву сострадания, совершённое по просьбе потерпевшего, которое представляет собой самостоятельный привилегированный вид умышленного причинения смерти и предусматривает более мягкое наказание по сравнению с тем, которое назначается за простое или квалифицированные виды убийств (ст.114 УК Швейцарии и др.). Те государства, в которых предусмотрен привилегированный вид убийства, совершённого по просьбе потерпевшего, включают в уголовные кодексы также составы пособничества самоубийству либо склонения к нему (ст. 127 УК Болгарии, §78 УК Австрии, § 240 УК Дании, ст. 151 УК Польши);

- в большинстве стран мира, в том числе в России, остаются не

разрешенными уголовно-правовые проблемы эвтаназии. Она

приравнивается к простому убийству и несет повышенные санкции со стороны государства.

2.2.

<< | >>
Источник: Антоненко Мария Марковна. ЭВТАНАЗИЯ КАК РАЗНОВИДНОСТЬ УБИЙСТВА В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ РОССИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук .Калининград 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме 2.1. Проблема правового регулирования и уголовно-правовой оценки эвтаназии в отдельных государствах Европы и Азии:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -