<<
>>

§ 1. Понятие и основные черты культуры. Знаковая сущность культуры

Слово cultura, обозначавшее первоначально возделывание земли, окультуривание почвы, было образовано от глагола colere - «возделывать», «обрабатывать», более позднее его значение - «почитать», «поклоняться» .

При этом культура притовопоставлялась природе (natura)[1] [2]. Так, Демокрит определял культуру как «вторую натуру»[3]. Цицерон считал, что культура предполагает возделывание, воспитание человека, «обработку» его разума[4]. C учетом изложенного можно согласиться с тем, что под словом «культура» первоначально понимали возделывание земли, затем ему придали более широкий контекст, включив в его содержание также воспитание, образование[5] [6] [7].

В настоящее время в науке отсутствует единство во взглядах на понятие культуры. Всего насчитывается более 500 определений данного понятия . Анализ имеющихся в науке мнений показал, что в понятие «культура» вкладывают следующее содержание: 1) совокупность достижений человека в

производственной, общественной или духовной жизни; 2) уровень, степень развития указанных выше достижений в определенную эпоху; 3) просвещенность, образованность, воспитанность и т. и; 4) культивируемое растение, организм

Q

(например, в лаборатории) или сам процесс культивирования .

Ученые отмечают двойственность понятия культуры и выделяют два подхода к исследованию культуры: 1) онтогносеологический (культура - особая форма бытия, «вторая природа», «вторичная реальность»); 2) аксиологический (культура - то, что обладает ценностью, нечто хорошее, полезное, в противоположность некультурному) позиций[8]. Таким образом, в слове «культура» соединились две основные идеи: 1) человеческая деятельность по преобразованию природы, ее результаты; 2) «возделывание» и преобразование самого человека.

Второй подход является неполным, ибо лишает нас понимания механизма влияния культуры на человека, который опосредован именно артефактами культуры в виде идеальных и материальных объектов[9]. Он выхолащивает из культуры ее большую часть. Поэтому первый широкий подход к определению понятия культуры представляется вполне обоснованным.

Культура может пониматься по-разному в зависимости от религиозного или научного подходов. C точки зрения религии творческая потенция заложена в человеке в силу акта его создания. Будучи образом и подобием Бога, человек также способен творить, быть творцом: в этом его внутреннее предназначение. Результат такого творения и будет культурой. При этом человек также может рассматриваться как явление культуры. Слова из Книги Бытия в Ветхом Завете ясно это подтверждают: «И взял Господь Бог человека, (которого создал), и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его». Человек, будучи созданием Божьим, рассматривается как постоянный объект божественного творчества (возделывания, культивирования), по аналогии, например, с растениями, культивируемыми человеком, выступающими объектом творческой активности последнего. То есть человек тоже явление культуры, но культуры божественной.

Определить характеристики культуры можно и с помощью научного подхода. Культура - это антропологический феномен, поскольку можно говорить о культуре только применительно к человеку[10]. Культура отражает уникальную

способность человека к преобразованию окружающего мира . Человек, в отличие от животного, не пассивно приспосабливается к природной среде, а активно . Поэтому творчество - отличительный признак культуры.

Как уже отмечалось, в основном культура понимается как некий антипод природы («не-культуры»), как то, что отличает человека от мира животных, как результат его творческой активности[11] [12] [13]. Водораздел между культурой и природой проходит по критериям, отличающим человека от других живых существ[14].

Вместо потребления природных благ в готовом виде, как это делают прочие живые организмы, человек, будучи единственным разумным существом, способным к высшей нервной деятельности, создает культурные артефакты. Можно утверждать, что человек обречен творить культуру, потому что его не устраивает исключительно природная среда обитания.

Создавая культуру, человек не отрывается вовсе от природной среды, не способен от нее изолироваться, ибо, «несмотря на сдерживающие силы любой культуры, давление элементарных биологических потребностей никогда не будет сведено к нулю»[15] [16]. Поступки и реакции, связанные непосредственно с элементарными биологическими потребностями, сравнительно слабо обусловлены доминантной культурой . По мнению Б. Малиновского, именно органические, базовые потребности человека определяют минимальный набор требований, налагающий ограничения на всякую культуру. Общий для всех людей набор биологических потребностей он именовал человеческой природой. При этом культурное качество жизни, по мнению указанного автора, предполагает появление новых потребностей, императивов и ограничений, которые налагаются

на человеческое поведение[17] [18].

Наиболее принципиальный вывод в вопросе о взаимодействии природы и культуры таков: культура не может возлагать на человека ношу, которая для него непосильна с точки зрения его природных характеристик, поскольку культура «ничего не создает, она только видоизменяет природные данные сообразно с целями человека» . Природа определяет границы культуры. Например, человек может ограничить себя в проявлении пищевого инстинкта (пост у верующих). Но ни одна культура не в состоянии заставить человека летать, подобно птице, или бегать со скоростью гепарда. Римские юристы говорили: «Закон не требует невозможного» (ad impossibilia lex non cogit). Даже такая форма культуры, как брак, следует необходимости удовлетворения физиологической потребности общения полов[19].

Уголовное право, повинуясь инстинкту самосохранения, признает за любым человеком право самообороны. Эти и другие примеры иллюстрируют объективную зависимость культуры от природы.

При всем многообразии теорий мотивации в психологии (бихевиористских, психоаналитических, гуманистических, когнитивных и т. д.) все они исходят из наличия у человека неких потребностей, которые являются двигателем жизненной активности, удовлетворяются им посредством актов поведения[20] [21] [22]. Удовлетворение потребностей человека является генеральной функцией культуры . Исследование связи культуры с потребностями - отличительная черта функционализма, одного из направлений культурологии, родоначальником которого принято считать Б. Малиновского .

О наличии потребностей и детерминированности ими поведения человека говорит и физиология. При этом в физиологии выделяют следующие виды первичных потребностей: 1) витальные (биологические) - сохранение целостности индивида и вида; 2) социальные - стремление принадлежать к социальной группе, занимать в ней определенное место, следование нормам, принятым в обществе; 3) идеальные - познание окружающего мира и своего места в нем . По аналогии можно выделить следующие три фактора, которые обусловливают соответствующую триаду потребностей человека и детерминируют его поведение: природа - общество - культура.

Культура непосредственно связана с психикой человека[23] [24] [25] [26] [27]. Культура является одновременно основой и результатом поведения, определяет линию поведения человека, ограничивая заданными рамками . Она обусловливает не только формирование у субъекта мировоззрения, но и опыта, который опосредует так

27

называемое простое поведение, как, например, ходьба, позы, мимика и т. и. Основной вывод заключается в том, что культура изменяет функционирование психики. В процессе исторического развития человек преобразует свои естественные задатки и функции, вырабатывая новые, специфически культурные формы поведения .

В основном взгляды психологов на проблемы культуры нашли отражение в культурно-исторической (культурной) психологии. Родоначальником данного направления принято считать выдающегося отечественного ученого Л. С. Выготского . В указанном направлении была основательно изучена роль культуры в обусловливании поведения человека. Л. С. Выготский отмечал, что культурная форма поведения, осуществляемая посредством высшей психической функции, предполагает не простое отношение стимул-реакция, а его опосредование знаком. При этом первый стимул рассматривается как стимул- объект, а знак как стимул-средство. Знак - это искусственный стимул, функциональное определяющее целое, фокус всего процесса, поскольку в зависимости от знака конструируется весь процесс. Указанный ученый проводит аналогию с трудовой деятельностью, где применение того или иного орудия диктует строй трудовой операции. Назначение знаков состоит в том, что они воздействуют на поведение человека[28] [29] [30].

C учетом исследований, проведенных в рамках культурно-исторической психологии, можно утверждать, что культура, ее артефакты имеют фундаментальное значение для формирования психики человека. Мышление

31

субъекта, его поведение опосредованы культурой . Схематически данный процесс выглядит так: 1) воздействующий стимул (А); 2) стимул-средство, знак (X); 3)

зо

32

реакция (В) .

В роли стимула-средства, вспомогательного стимула выступает знак, который служит средством социального контакта с окружающими людьми, средством воздействия индивида на других и на самого себя (автостимуляции), «порождая таким образом новую, более высокую форму поведения» . Знаки опосредуются речью, в связи с чем она играет решающую роль в социализации индивида[31] [32] [33] [34].

Культура может быть представлена как культурный текст в виде сигнала или сообщения . Этот вывод имеет определяющее значение для правильного понимания социальных процессов, в которых символы опосредуют взаимодействие субъектов.

Поэтому справедливо утверждение Э. Дюркгейма, что социальная жизнь во всех ее аспектах и в каждый момент истории возможна только через обширный символизм[35] [36].

Именно символическая составляющая человеческого поведения -

опосредованность его стимулами-средствами (знаками, символами) -

характеризует данное поведение в качестве культурно организованного, коренным образом отличает его от поведения животного, лишенного указанной символичности! Знак помогает человеку создать культурно-психологическое поведение, извне овладеть им . В конечном счете можно сделать вывод, что цель

знака - упорядочение человеческого поведения, обеспечение коммуникации между людьми.

В рамках культурно-исторической психологии выделяют три группы артефактов: 1) первичные, непосредственно используемые в производстве (топоры, дубинки, иглы, слова, письменные принадлежности и т. и.); 2) вторичные, включающие первичные артефакты и способы действия с их использованием (предписания, обычаи, нормы, конституции); 3) третичные артефакты в виде воображаемых миров, воображаемые артефакты .

По сути, аналогичные выводы об опосредованности поведения человека символами были сделаны и в других сферах науки. Так, в культурологии в рамках функционализма выделяется опосредующее инструментальное действие. Предполагается, что люди достигают своих целей использованием артефактов культуры, опосредующих побуждение и его удовлетворение. Символическое является непременным компонентом любого организованного поведения. Б. Малиновский писал: «Символ есть условный стимул, связанный с поведенческой реакцией лишь процессом обусловливания, опосредования стимулом» . В социологии признается, что культура может быть представлена в виде знаков и символов как средство коммуникации, объект, опосредующий отношения между людьми[37] [38] [39]. П. А. Сорокин подобным с Л. С. Выготским образом определял механизм функционирования символов: психическое переживание - символ - психическое переживание, отмечая роль символа как посредника в психических процессах[40]. В альтернативном варианте, имеющем очевидное сходство с указанными выше, «работу» знака представляют таким образом: знание - индивид - деятельность. Знак именуют социальным геном, социокодом, социальной наследственной сущностью, условием существования общества. Делается вывод, что отсутствие знака предполагает существование общества по правилам животного мира[41]. На основании вышеизложенного можно утверждать, что подход, предложенный школой культурно-исторической психологии, поддерживается в гуманитарной науке.

Следует признать, что человек, в отличие от животных, способен не только реагировать непосредственно на какую-либо ситуацию (опасность, чувство голода и т. п.), но и опосредовать свое поведение, реакцию культурными артефактами. Указанный вывод, основанный на исследованиях культурно- исторической психологии, является наиболее принципиальным для всей настоящей работы, выступает фундаментом предлагаемой концепции культурологического подхода к исследованию проблем уголовного права и криминологии. Сформулированные школой Л. С. Выготского постулаты, объясняющие роль культуры в поведении индивида, могут быть использованы применительно к обществу. Если под таковым понимать, прежде всего, взаимодействующих между собой индивидов, то можно утверждать, что общество, подобно каждому его члену в отдельности, также опосредует свои реакции на стимулы культурными артефактами. Итак, следует говорить о таком понятии, как общественная реакция на стимулы, опосредованная культурой. Указанное понимание общественной реакции характерно для подхода, предложенного Э. Дюркгеймом. Он, в частности, отмечал, что существует коллективное (общее) сознание, представляющее собой систему верований и чувств, общих средним членам одного и того же общества. Действие преступно, когда оно оскорбляет сильные и определенные состояния коллективного сознания[42].

Символизм культуры, ее «искусственность» не означает полную автономность культуры, ее произвольность. В культурно-исторической психологии А.Н. Леонтьевым, учеником Л.С. Выготского, было доказано, что деятельность играет важную роль в психике человека, формировании его

сознания[43]. Символы конструируются опытным путем в рамках деятельности человека, а потому не являются абсолютно произвольными.

Необходимо отметить, что символ не во всех случаях может реально выполнять свои функции. Поэтому в теории культуры в постмодернистской традиции выделяют симулякр (псевдовещь) - образ отсутствующей действительности, подобие, лишенное подлинника, поверхностный гиперреалистический объект, за которым не стоит какая-либо реальность[44]. Симулякры лишь искажают реальность, представление о ней.

Символ - переменная величина, которая характеризуется динамичностью и постоянно меняется по ходу исторического развития. Одни и те же стимулы вызывают новые реакции на них людей вследствие изменения представлений об этих явлениях, изменений символической области культуры[45]. Изменение перечня деяний, признаваемых преступлениями, системы уголовных наказаний наглядно иллюстрирует данный тезис. При этом меняются как нематериальные, так и материальные артефакты культуры. Неизменным остается выбор вариантов поведения человека, ограниченный нашей природой. Единство природных характеристик обусловливает единство форм поведения людей на всей планете, а различия в восприятии действительности, в символическом ее осмыслении, в практическом опыте объясняют различия в реакциях на одинаковые стимулы. Одинаковые деяния - оскорбление, изнасилование, убийство, кража и т. и. - способны вызвать неодинаковую реакцию у представителей разных культур, что объясняется именно их символической сущностью[46].

Культуру многие связывают с понятием цивилизации, под которой понимается способ существования человеческих сообществ, возникший на основе общественного разделения труда, роста производительных сил и численности населения, социокультурное образование, включающее социальные и культурные начала жизни общества в их органическом единстве[47]. Цивилизационный подход необходим для привнесения историчности в исследование культуры, для снятия противопоставления, а также отождествления общества и культуры. Данный подход выступил теоретическим основанием целостного исследования конкретного исторического процесса в единстве его социальных и культурных аспектов[48].

Нередко цивилизацию ассоциируют с неким качеством, характеристикой[49]. При этом очевидно напрашивается разделение людского рода на варваров и цивилизованных людей. Еще в древности противопоставление «цивилизованности» и «дикости» осуществлялось посредством противопоставления Запада и Востока, эллинов и варваров[50] [51] [52]. Такой подход совершенно контрпродуктивен, часто губителен для культур, не соответствующих указанным стандартам. Цивилизация не может рассматриваться как оценочная категория. Иначе выводы могут быть самыми абсурдными. Так, в Китае долгое время право считалось атрибутом варваров . В древности греки и римляне относили штаны к принадлежностям варварской культуры ! Сам термин «варвар» изначально использовался для обозначения всех людей, которые не были носителями классической древнегреческой культуры, и лишь впоследствии он стал пониматься как синоним чего-то нелепого, грубого и жестокого[53]. Культурноисторический процесс полилинеен, каждый социокультурный мир уникален. В

связи с этим ни одна из культур не может быть образцом[54].

Немало общего имеется между культурой и обществом. Культура выступает системой, охватывающей все основные институты общества[55] [56]. C одной стороны, она рассматривается как порождение общественной жизни . C другой стороны, общество является феноменом культуры, ибо оно выступает «исторически возникшим продуктом», «результатом деятельности людей»[57]. Глубокая связь между культурой и обществом между тем не означает их единства. Как отмечается в науке, культура и общество имеют разные модальности: модальность существования общества - социальные отношения, взаимосвязь людей в их совместной жизнедеятельности, которую организует культура. Онтологический статус культуры полимодален - она включает в себя приобретаемые человеком качества благодаря усвоению накопленных предыдущими поколениями знаний, выработанные способы предметной деятельности и деятельность общения, а также плоды деятельности человека[58].

Взаимосвязь общества и культуры, социологии и культурологии (в зарубежной научной традиции - антропологии) достаточно подробно проанализирована в работе А. Кребера и Т. Парсонса, генеральный вывод которой - констатация наличия общего предмета исследования указанных областей науки, а также признание культуры и общества в качестве самостоятельных систем[59]. C учетом изложенного сугубо социологический подход, игнорирующий культурный фактор, односторонний. Поэтому нуждается в уточнении утверждение, что главное в личности - ее социальное качество[60]. Помимо природного и общественного начал, личность есть выражение культуры, носителем которой она является.

Человек становится субъектом культуры посредством инкультурации, которая представляет собой процесс приобщения индивида к культуре, усвоения им существующих норм, паттернов поведения, свойственных данной культуре. Автор этого понятия М. Херсковиц выделил культуру детства и культуру зрелости. В первом случае инкультурация предполагает освоение языка, норм и ценностей, во втором - формирование человеком собственных ориентиров в культуре[61]. Приобретение опыта индивидом в культуре предполагает, что он «переоткрывает» соответствующие способы достижения результата, уже существующие в культуре[62].

Процесс инкультурации имеет немало общего с социализацией. Иногда последняя рассматривается как родовое понятие по отношению к инкультурации[63]. В отдельных случаях обходятся и вовсе без термина «инкультурация», вместо которого говорят о приобщении к культуре, а в социализации видят усвоение правил и манер поведения, обусловленных культурой[64]. Социализация предполагает, прежде всего, освоение символической области, культурных артефактов. Поэтому мы считаем, что социализация есть лишь составная часть инкультурации, определяемой как процесс, в рамках которого субъекту прививаются свойственные конкретной культуре ценности, нормы, навыки использования артефактов культуры (язык, орудия труда, предметы быта и т. д.). Социализация имеет более узкую цель по сравнению с инкультурацией, а именно: адаптация человека к жизни в обществе, приобретение навыков коммуникации с другими людьми, цель инкультурации шире - приобретение опыта, необходимого для жизнедеятельности. Социализация формирует из человека члена общества, но не субъекта культуры. Кроме того, вполне обоснованным будет утверждение, что социализация осуществляется посредством культурных артефактов. Основным посредником выступает, конечно, язык. Таким образом, социализация должна рассматриваться в рамках процесса инкультурации.

Важное значение при изучении культуры имеют культурные формы, под которыми принято понимать совокупность наблюдаемых признаков, черт культурного объекта (явления), отражающих его утилитарные и символические функции, на основе которых происходят идентификация и атрибуция данного объекта. Культурные формы отождествляют с результатом целеориентированной деятельности человека, а также способами, нормами, методами и т. д., посредством которых осуществляется социальная практика[65]. Культурогенез заключается в непрерывном порождении новых культурных феноменов наряду с наследованием и трансформацией прежних[66].

Ученые выделяют «универсалии культуры» («кросс-культурные универсалии»), представляющие собой культурные формы, обусловленные универсальными алгоритмами социокультурного мышления, то, что свойственно всем культурам независимо от географического положения, исторического времени и социального устройства общества[67]. В каждой культуре имеются повторяющиеся универсалии, например, приготовление пищи, совместный труд, игры, подарки и т. и., которые при этом имеют различное содержание. Обоснованно констатируется, что действительные всеобщие черты культуры - «это не идентичность содержания, а сходство классификации». Причины существования всеобщих черт культуры - общность природных характеристик человека, одинаковые физические данные людей, присущие им сходные побуждения, стимулы, потребности[68] [69] [70] [71].

Этнические и национальные культурные традиции объясняются различиями в конкретном воплощении конкретной универсалии (например, способы приема пищи, особенности погребения и т. д.) . C этой точки зрения, например, уголовное право есть культурная универсалия, ибо оно присутствует в любой культуре. Этот факт можно объяснить тем, что преступление повсеместно признается общественно опасным деянием, а потребность в безопасности относится к числу базовых, универсальных . Определенный набор запретов есть также воплощение универсалий. А вот особенности уголовно-правовых запретов детерминированы спецификой национальной культуры, соответствующими ценностями. В связи с этим в праве как феномене культуры выделяют постоянные (константные) и переменные (преходящие) элементы в зависимости от их способности передаваться и обогащаться от эпохи к эпохе . Указанные элементы, зависящие от особенностей конкретной культуры, рассматривают как культурно относительные и культурно ограниченные[72].

Большую роль в культуре играют присущие ей ценности. В законодательстве и в научной литературе в качестве культурных ценностей нередко выступают предметы материального мира, имеющие отношение к культурной сфере жизни общества (например, картины, скульптуры и т. д.)[73]. В рамках настоящего исследования указанное понятие используется в ином контексте. Под ценностью подразумевается фиксированная в сознании человека характеристика его отношения к объекту, усмотренная в нем способность удовлетворять потребности

и быть источником положительных эмоций . Ценность - это своеобразный «маяк», который помогает человеку ориентироваться в окружающем мире и выбирать наиболее оптимальную и рациональную модель своего поведения. Таким образом, ценность можно рассматривать как артефакт нематериальной, духовной культуры.

Культурные ценности отличаются большим разнообразием и составляют достаточно сложное в структурном плане явление, что объясняется неоднородностью культуры, которая формируется на многоуровневой основе с участием большого количества субъектов - начиная от человечества в целом и заканчивая каждым индивидом в отдельности. Система ценностей конкретного человека формируется на основе его индивидуальных потребностей. При всей субъективности системы ценностных ориентаций личности она все же образуется на основе представлений, господствующих в культуре[74] [75].

Таким образом, под системой культурных ценностей можно понимать совокупность обусловленных потребностями человека представлений, стандартов оценки различных материальных и нематериальных явлений (в том числе поведения человека, его результатов), принятых в соответствующей культуре. Культурные ценности определяют все основные параметры культуры, создают фундамент, на котором образуется система ценностных ориентаций личности, а в дальнейшем и вся модель его поведения. К явлениям, которые преломляются через культурные ценности, могут относиться, например, вера в Бога, жизнь и здоровье человека, его свобода, честь и достоинство, собственность, иные материальные и нематериальные блага. Ценности обусловливают процесс формирования и реализации культурных норм, в том числе норм права[76]. Правильно в связи с этим указывается, что лишенное ценностного содержания право - это иллюзия[77].

В науке используется термин «социальные ценности», обозначающий общепринятые в данной организации образцы, посредством которых люди соотносят и опосредуют свои взаимодействия друг с другом и при помощи которых систематизируется социальный опыт78 [78]. Существует немало классификаций ценностей; при этом социальные ценности рассматриваются чаще всего в качестве одной из разновидностей культурных ценностей[79] [80] [81]. Такой подход вполне оправдан. Во-первых, ценность как таковая есть артефакт нематериальной, духовной культуры, ибо ценность есть представление. Во-вторых, лишь культура может рассматриваться как средство накопления и передачи социального опыта, как феномен, опосредующий стимул и реакцию человека, в связи с чем неточно именовать ценности социальными . В-третьих, ценности, которыми руководствуются люди, ориентированы не только на социальные отношения, взаимодействие в обществе, но и на сугубо индивидуальное поведение индивида (ценностью для конкретного индивида может обладать совершенно негодный в социальном плане объект). Поэтому «культура - в такой же мере индивидуальный, психологический конструкт, как и социальный» . Вообще, стоит подчеркнуть, что социология видит в человеке в основном только члена общества, не замечая ту его часть, которая лежит вне этого пространства. Человек отнюдь не только сумма социальных отношений; он также есть «продукт» культуры.

В культуре важную роль играют доминантные артефакты. В культурологии используется такое понятие, как доминантное произведение культуры, которое

определяет форму и строение ее микросоциума . Сходные суждения имеются и в социологии. Так, П. А. Сорокин выделял ценностную доминанту в культуре, отмечая, что ценность пронизывает культуру одним основополагающим, объединяющим принципом и формирует ее как единство[82] [83] [84]. Т. Парсонс обращал внимание на наличие в культуре доминирующих ценностей . Мнение о наличии в культуре доминантной идеи высказывал А. Кребер[85] [86]. Интересно отметить, что и в психологии существует принцип доминанты в поведении, согласно которому в нервной системе обычно имеется господствующий очаг возбуждения (доминанта, господствующий рефлекс), притягивающий к себе другие возбуждения (субдоминанты) и подчиняющий их себе .

C учетом вышеизложенного выделение культурной доминанты представляется обоснованным. Будучи воплощением господствующих в культуре ценностей, культурная доминанта реализуется в соответствующих произведениях культуры (артефактах), которые играют системообразующую роль и имеют определяющее значение для прочих элементов культуры, выражая также ее особенность и неповторимость.

Большое значение при изучении культуры имеет ее контекстность. Так, человеческое поведение осуществляется в культурном контексте[87]. Под таковым можно понимать среду культуры, совокупность артефактов культуры, влияющих на поведение человека, принятие им решений, формирование мотива и т. и. При этом культурный контекст, его наличие, не означает тотального подчинения человеческого поведения культурным нормам[88].

Рассматривая культуру через призму ее знаковой природы, М. К. Петров отмечал, что знаку свойственна системность, в силу чего он немыслим вне множества других знаков[89]. Естественно, что понять значение одного знака вне всей системы невозможно. Это же правило применимо и к культурным нормам, которые могут быть правильно поняты только в культурном контексте, в системе C другими нормами и прочими артефактами конкретной культуры. Культурная контекстность нормы прочно связывает ее с другими артефактами культуры, культурными ценностями. В науке принято выделять низкоконтекстные и высококонтекстные культуры. В низкоконтекстных культурах при коммуникации основное внимание обращено к содержанию обращения, к тому, что сказано. В высококонтекстных культурах, напротив, больше внимания обращается на то, как передается сообщение, его контекст[90].

Вышеприведенный вывод особенно актуален в вопросах реализации норм права, предполагающей не только и не столько изучение их текста, сколько исследование культурного контекста, в котором существуют данные нормы. Как отмечает С.Г. Тер-Минасова, «в основе языковых структур лежат структуры социокультурные»[91]. Выражением контекстности норм как российского, так и зарубежного права является наличие в них огромного количества оценочных понятий. Наличие данных понятий объективно существенно затрудняет восприятие норм права, например уголовных запретов для лиц, не знакомых с соответствующими культурными особенностями.

В зарубежных странах запрещаются публичные непристойные действия (ст. 174 УК Японии, ст. 245 УК Кореи); нарушение норм общественной морали путем совершения сексуальных действий (§ 183а УК ФРГ, § 232 УК Дании). Круг указанных и других аналогичных деяний может быть уяснен лишь в связи с культурным контекстом соответствующих норм[92]. Подчас незнание данного контекста может привести к непреднамеренному нарушению закона[93]. Так, в 2007 г. известный американский актер Ричард Гир, находясь в Индии, поцеловал актрису на телевидении. Этот поступок имел серьезный негативный общественный резонанс, повлекший выдачу ордера на арест Р. Гира. Все дело в том, что поцелуи в общественных местах считаются непристойными в этой стране[94]. Есть множество аналогичных примеров конфликта культур вследствие неосведомленности относительно культурных особенностей[95]. Именно незнание культурного контекста существующих правил поведения спровоцировало конфликтную ситуацию.

Важнейшей характеристикой культуры является ее динамизм. В качестве одного из критериев для классификации процессов культурной динамики можно избрать формы взаимодействия различных культур, представленные аккультурацией и диалогом культур. Аккультурация может быть определена как усвоение культурных ценностей одной культурой от другой[96]. Диалог культур является, по крайней мере, двусторонним. Под ним подразумеваются взаимопонимание и общение различных культур[97] [98]. В рамках межкультурной коммуникации обоснованным представляется выделение конкуренции культур, под которой понимается соперничество культур в удовлетворении потребностей индивида. Конкуренция может возникать между господствующей культурой и субкультурой, между национальной и иностранной культурами и т. п."

Одной из функций культуры, имеющих особое значение в контексте изучения правовых феноменов, выступает нормирование человеческого поведения.

Нормативность культуры рассматривается в качестве ведущей ее

характеристики[99]. Совокупность норм в культуре принято именовать нормативной системой культуры[100] [101]. Более подробно проанализируем норму, правило поведения как явление культуры, хорошо изученное в правоведении, социологии и психологии. Предварительно необходимым представляется рассмотрение физиологических и психологических предпосылок возникновения культурных норм.

В основе нормы генетически лежит стереотип, возникающий вследствие автоматизации движений человека. Как отмечается в психологии, «автоматизация движений «представляет собой всеобщий закон нашей деятельности» . И.П. Павлов именовал данное явление динамическим стереотипом, который распространяется как на простейшие приемы действий человека, так и на образ его жизни, мышления[102]. Вне стереотипа любая культурная норма немыслима, ибо в ней нет необходимости.

Как субъективный опыт, так и культура формируются на основании селекции[103]. Стереотип появляется при условии успешности (результативности) поведения. Если акт поведения успешный, то затем он воспроизводится неограниченное количество раз, становясь стереотипным, привычным[104]. То есть успешность выступает в качестве критерия отбора актов поведения в культуре[105].

Норма предполагает решение какой-либо задачи. Нечто является нормой постольку, поскольку регулирует поведение людей, а регулирует постольку, поскольку приносит результат, решает определенную задачу. Ценность нормы состоит в том, что она предписывает общественно полезный вариант поведения[106] [107]. Так, запрет вступать близким родственникам в брачные отношения связан с представлениями о возможных неблагоприятных последствиях, в том числе вырождением общины. Повторяющиеся, но имевшие в прошлом негативный результат акты поведения привели к появлению данной нормы. Полезность как синоним успешности есть неотъемлемое утилитарное свойство нормы, в том числе нормы права. Норма - рациональный образ желаемого будущего . Норма, лишенная полезности, не имеет смысла.

Полезность нормы в обществе подтверждается ее взаимным соблюдением. Важным свидетельством сказанному являются выводы экономической науки, которая доказала, что взаимность как стратегия («как ты мне, так и я тебе») более успешна, по сравнению с другими вариантами поведения. Причем данные результаты были получены не только в рамках теории игр, но и теории эволюции. Ученые отмечают, что «дилемма заключенного» и ее обобщение «обеспечивают строгое обоснование категорического императива Канта: поступай так, как ты желаешь, чтобы поступали другие. Соблюдение этого принципа есть нечто большее, чем просто альтруизм[108]. Это означает, что взаимность, как и предполагалось, является наиболее рациональным выбором, что и объясняет специфику социального нормирования, правового регулирования, в котором вовсе не санкции, а результат, эффективность выбранного варианта поведения обусловливают соблюдение норм.

Следующая причина для появления норм в культуре - абстрактность мышления человека. Будучи разумным существом, человек обречен на стереотипизацию своего поведения, поскольку мыслит исключительно

абстрактно, через язык, отвлеченно от конкретного события (при этом, конечно, степень абстрактности мышления зависит от уровня развития интеллекта) . Для людей вообще характерно рациональное, а не чувственное познание . Поэтому следует согласиться с тем, что способность человеческого сознания к абстрагированию, возникающая в процессе социокультурного развития, создала возможность для формулирования нормативов, уже существующих

эмпирически[109] [110] [111] [112].

Истоки абстрактного мышления - это высшая нервная деятельность, которая дает способность человеку рассуждать подобным образом, пользуясь логическими категориями. В этой связи необходимо отметить феномен «удвоенного опыта», предполагающий сначала формирование образа результата, а затем осуществление поведенческого акта . Отношения, урегулированные культурными нормами, именуют надорганическими формами поведения, высшим поведением. Таким образом, можно сделать вывод, что организация высшей нервной деятельности создает необходимую предпосылку для появления культурных норм. Принцип условного рефлекса предполагает природную обусловленность поведения, что соответствует пассивному типу приспособления животного[113]. Любая форма проявления сознательной активности человека опосредована мышлением, в том числе правотворчество и реализация норм права, в отличие от поведения, основанного на рефлексе. Как отмечается в науке, мысль

выступает в роли предварительного организатора нашего поведения[114] [115] [116].

Очевидно, нельзя признать нормообразование результатом подсознательной деятельности, которая не создает правил поведения для того, чтобы ими опосредовать реакцию организма на стимулы. Этого попросту не требуется. В подобной ситуации реакция осуществляется автоматически. Вместе с тем следует согласиться, что подсознание оказывает определенное влияние на процесс создания и реализации культурных норм. При этом необходимо заметить, что подсознание основывается на опыте, а не является чем-то «волшебным» и существующим независимо от индивида.

Сфера подсознания охватывает не только автоматизированные навыки, но и глубоко усвоенные нормы поведения, предохраняя человека от излишних энергетических трат . Так, психологи отмечают, что люди не обучаются специально применению норм морали. Нравственность «появляется как следствие формирования структуры субъективного опыта, представляющей многообразные акты “внешнего” и “внутреннего” поведения, но не как результат выучивания специального “морального поведения”. Такой опыт, как показывают эксперименты, позволяет людям оценивать события с моральной точки зрения “автоматически”» . Но подобный «автоматизм», интуиция, представляет собой «феноменологический и поведенческий коррелят... субъективного опыта... полученного путем имплицитного научения»[117].

C учетом изложенного поведение человека может не быть опосредовано нормами, но в этом случае оно не может рассматриваться и как их нарушение[118]. Например, рефлекторные поступки человека не признаются преступными,

поскольку в принципе не подлежат нормированию.

Таким образом, культурная норма есть постоянный спутник человека, который во многом определяет его поступки. В этом смысле говорят о запрограммированности поведения людей[119] [120] [121] [122]. Люди вынуждены постоянно нормировать все сферы своей жизнедеятельности. Основа для формирования нормы - правило поведения, адекватно способного удовлетворить потребность человека. Правило - продукт разума. А потому норма есть следствие разумной деятельности, она заключает в себе рациональное (далее - ratio), то есть разумно обусловленное, правило поведения. В этом же человеческом начале видится и неизбежное развитие науки - стремление разума к абстрактным знаниям.

Разумность культурной нормы является ее неотъемлемым свойством, что было отмечено еще в глубокой древности. Например, в законах Ману говорится об основном справедливом законе, направляющем жизнь Вселенной (рита (рта) в переводе означает «порядок вещей») . В египетской традиции это понятие «ма- ат», в древнем Китае - «дао», в Древней Греции - «дике». В древних мифах выражается идея, согласно которой земной порядок находится в неразрывной связи с общемировым, космическим порядком . Указанная идея послужила основой для поисков разумных оснований норм права. Так, в Древней Греции источником права признавался наряду с божественной волей разум человека . Со времен римского права известны термины ratio Iegis (разум закона) и ratio juris (разум права)[123]. А. Батиффоль, известный своими работами по международному частному праву, предложил выделять в норме права, помимо императивного, также рациональный элемент в виде соответствующего правила поведения[124].

Суть судебного решения в англо-американском праве выражается термином ratio decidendi (основания решения), который можно также перевести как смысл решения. Более того, разум рассматривается как источник права в англо- американской правовой семье, под которым понимается суть общего права, а также разумное средство восполнения пробелов в статутном праве .

Отождествление права и искусственно сотворенного разума есть общее свойство западной юриспруденции . Но сама идея правопорядка всегда основывалась на разумности такового независимо от типа общества и культуры, став своего рода культурной универсалией . Можно привести достаточно примеров, подтверждающих данный вывод. Так, наименование права на языках народов мира в самой своей сути несет идею его разумности: во французском языке droit означает «прямой», «здравый», «правильный», в немецком языке recht - «правый», «верный», «правильный». Аналогичное содержание имеет английское right («правый», «правильный», «верный»), которое отождествляется с субъективным правом. В XVII-XVIII вв. в английском языке слово «law» получило дополнительное значение как синоним слова «reason» (разум), а разумность законов рассматривается как непреложное требование . В русском языке слово «право» предполагает, что поступок является правильным, отсюда правда в отличие от кривды, неправильного, неразумного. Римские юристы отмечали: «Право получило название от правды; правда же есть постоянная и непрерывная воля воздавать каждому свое (jus a justitia appellatum est; justitia autem est constant et perpetua voluntas suum cuique tribuendi)» .

Содержание рациональных начал в норме права (ratio) в значительной степени субъективно, зависит от лица, создающего норму, его потребностей. В науке принято [125] [126] [127] [128] [129]

считать, что право есть сфера должного, а также проявление должного . Больше оснований полагать, что ratio нормы есть только представление о должном. То, что для одного есть норма, для другого - неприемлемое правило поведения (например, нормы, принятые в преступном мире, которые Л. И. Петражицкий именовал преступным правом , или нормы «сталинского» уголовного права). Даже преступное поведение является рациональным . При этом представление человека о должном покоится на его собственном или заимствованном опыте. Поэтому можно утверждать, что право, его нормы сочетают в себе как объективное, так и субъективное начала[130] [131] [132] [133] [134] [135] [136].

Если исходить из того, что ratio нормы права есть ее смысл, то как справедливо отметил А.Н. Леонтьев, смысл является субъективно-объективной категорией . Право «не принадлежит в целом ни сфере «должного», ни сфере «сущего», а относится к некоему среднему, которое выходит за рамки такого противопоставления: к сфере нормативных значений, относящихся к «одухотворенной действительности» культуры (Kulturwirklichkeit)» . Думается, что данный вывод справедлив применительно к любой культурной норме.

Ratio нормы имеет прямое отношение к ее эффективности. Если ratio нормы не может быть воспринято, ее реализация будет затруднена, во всяком случае, без принуждения. Например, народы стран Африки, в которых приняты и формально действуют «европейские» законы, применяют чаще обычай как более понятный и соответствующий их представлениям. То же мы наблюдаем в странах юго- восточной Азии . Ratio «европейских» законов находится вне их понимания.

138

Если закон воспринимается как бесполезный, он не будет выполняться .

Рациональность не есть только свойство западной культуры, европейской

цивилизации, как думают некоторые ученые[137] [138]. То, что часто принимают за

иррациональность, нередко оказывается непонятой рациональностью, тем, что мы

не смогли расшифровать в процессе диалога с представителем другой культуры.

Так, в западной культуре, основывающейся на христианстве, самоубийство -

большой грех. На Востоке, в Японии, напротив, самоубийство нередко

рассматривается как вполне рациональный поступок, способ спасти честь семьи

или свою собственную[139]. Юридические обычаи народов мира также вполне

рациональны при всей кажущейся их оригинальности. Ведь традиционное

юридическое мышление не является менее развитым, а просто подчиняется

другой логике[140] [141]. Таким образом, «иррациональное» есть нередко простое

отрицание рациональности поступка другого человека, оценочное суждение. В

связи с этим следует напомнить об условности оценки поведения человека,

условности понятий нормы и патологии . Иррациональное - это химера, если

его рассматривать просто как нечто неправильное с нашей точки зрения.

Таким образом, культурная норма есть средство (стимул-средство), при

помощи которого организуется поведение человека. Норма - это искусственно

созданный образ, выраженный в виде знаков, субъективно-рациональная модель

социального взаимодействия и взаимодействия с миром природы, существующая

в сознании человека, опосредующая его поступки (деятельность).

На основании вышеизложенного можно сделать вывод о том, что культура

всесторонне влияет на поведение человека. Культура играет важнейшую роль в жизни человека, что отмечается в частности в психологии и социологии[142]. Признается роль культуры и в экономической теории. Именно культурные особенности имеют решающее значение для развития экономических отношений, в частности процессов модернизации[143]. Ученые говорят о необходимости учитывать культурное измерение экономической жизни[144]. Выделение культурологии в самостоятельную науку, ее обособление явилось следствием накопления определенного объема знаний о культуре, то есть количество попросту переросло в качество, что абсолютно закономерно. Признание исключительно важной роли культуры в жизни человека и общества в гуманитарных науках открыло возможность использования знаний о культуре и в юриспруденции. В связи с этим представляется актуальным применение культурологического подхода при исследовании проблем правоведения.

<< | >>
Источник: Бибик Олег Николаевич. КУЛЬТУРНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ УГОЛОВНО-ПРАВОВЫХ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Омск - 2015. 2015

Еще по теме § 1. Понятие и основные черты культуры. Знаковая сущность культуры:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -