<<
>>

§1. Объект и предмет незаконного оборота прекурсоров наркотических средств или психотропных веществ

Определив международно-правовые основания потребности в криминализации исследуемых деяний, считаем необходимым перейти к анализу их юридических признаков.

Не ставя цели изучения всех существующих взглядов на понимание объекта преступления, полагаем необходимым обозначить наиболее аргументированные, по мнению диссертанта, для решения задач, поставленных в данной работе.

Это объясняется тем, что четкое определение объекта незаконного оборота прекурсоров позволит правильно установить основания уголовной ответственности, отграничить исследуемые преступления от смежных, а соответственно, и предопределить вопросы, возникающие при индивидуализации назначаемого наказания.

При анализе преступлений, связанных с незаконным оборотом прекурсоров, мы будем исходить из понимания объекта как охраняемого уголовным законом общественного отношения.[31] Данный подход, нашедший свое отражения в работах Ю.И. Ляпунова,[32] В.Н. Кудрявцева[33] и Н.И.

Ветрова,[34] остается наиболее распространенным и в современной учебной литературе.

С появлением новой структуры уголовного кодекса Российской Федерации (1996г.) и Республики Таджикистан (1998), в которых Особенная часть была разделена не только на главы, но и на разделы, установлена четырехступенчатая классификация объектов, что позволяет выделить общий, родовой, видовой и непосредственный объекты преступлений, связанных с прекурсорами.

Общим объектом является совокупность общественных отношений, охраняемых уголовным законом от преступных посягательств. В России, как и в Таджикистане, законодатель в лице государства, четко определил общие задачи по защите прав и свобод, безопасности, незыблемости конституционного строя и политического режима. Эти задачи нашли 33

отражение в уголовном законодательстве двух стран.[35]

Родовой объект является только определенной частью (вида, рода) общего объекта, образующего однородные общественные отношения.

[36]

Именно этот вид объекта, объединил и определил исследуемые противозаконные, связанные с незаконным оборотом прекурсоров, деяния в отдельные главы Особенной части Уголовных кодексов двух стран: в Российской Федерации - «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности»;[37] в Республики Таджикистан - «Преступление против здоровья населения» по признаку общего объекта посягательства.

Мы полагаем, что часть родового объекта следует рассматривать в качестве видового объекта преступления. Иначе говоря, видовым объектом

является совокупность общественных отношений, на которые посягает однородная группа преступлений.[38] В нашем случае, это здоровье населения.

Не лишним будет отметить, что в уголовном законодательстве Таджикистана, родовой и видовой объекты преступлений, связанных с рассматриваемыми противоправными деяниями, тождественны.

Под здоровьем населения как объектом преступления принято понимать комплекс общественных отношений обеспечивающих безопасные условия жизни и здоровья населения, т.е. нормальное функционирование физического, духовного и биологического организма, как индивида, так и

37

массы людей.[39]

При квалификации преступления, как правило, обращают особое внимание на четкое выяснение того, что является непосредственным объектом противоправного деяния. Исходя из теории уголовного права, непосредственным объектом преступления можно (следует) считать то общественное отношение, которому в данный момент (в момент совершения преступления) наносится вред. Важно обратить внимание и на дополнительные характеристики непосредственного объекта преступления, то есть установить является ли данный объект основным, дополнительным или факультативным.

Изучая вопросы, касающиеся определения основного непосредственного объекта исследуемых деяний, можно сделать вывод, что в подавляющем большинстве публикаций, отсутствует единое мнение его понимания.

Так, ряд представителей теории уголовного права считают непосредственным объектом вышеуказанных преступлений общественные отношения, позволяющие создать условия для полного (совершенного)

социального, физического и душевного благополучия человека, то есть здоровья.[40]

Иные указывают на необходимость четкого определения основного непосредственного объекта и считают, что объектом рассматриваемых преступлений является не создание условий, а достойное социальное, физическое и душевное благополучие человека - здоровье населения.[41]

Существует, также группа авторов, которые при определении основного непосредственного объекта противозаконного оборота контролируемых веществ, приоритет отдают системе охранных мероприятий здоровья населения, которая определяет, закрепленными нормативными актами, правила обращения с запрещенными веществами.

[42]

А.М. Сибагатуллин, рассмотрев охрану здоровья населения в качестве самостоятельной правовой проблемы, предложил выделить преступления, посягающие на здоровье населения, в отдельную главу Уголовного кодекса Российской Федерации. По его мнению, данный шаг поспособствует правильному применению исследуемых уголовно-правовых норм и более правильному отражению их сущности. [43] Данная точка зрения представляется аргументированной и заслуживает поддержки и одобрения. В частности, такой подход реализован в Уголовном кодексе Республики Таджикистан.

Для более детального и всестороннего рассмотрения основного непосредственного объекта исследуемых преступлений, полагаем

целесообразным раскрыть его на примере статьи 2061 Уголовного кодекса Республики Таджикистан. [44]

При совершении этого преступления субъект нарушает правила обращения с предметами, которые находятся под специальным контролем. В ходе решения вопроса о привлечении к уголовной ответственности следует иметь в виду, что субъектом данного конкретного преступления является лицо, относящееся к категории специальных субъектов - то есть, в функциональные обязанности которого входит соблюдение правил в сфере законного обращения с исследуемыми предметами, которые находятся под специальным контролем, а именно при их производстве, изготовлении, переработке, хранении, учете, отпуске, реализации, распределении, транспортировке, пересылке, приобретении, использовании, ввозе, вывозе или уничтожении наркотических средств, психотропных веществ или прекурсоров, веществ, инструментов, оборудования, используемых для их изготовления.

Итак, при совершении этого преступления создаются лишь условия для выхода контролируемых веществ (наряду с иными предметами этого преступления) из-под контроля. Поэтому, суммируя сказанное, диссертант полагает возможным заключить, что при совершении исследуемой группы преступлений (ст. ст. 2283, 2284 УК РФ и ст. 2021, 2022 УК РТ) является здоровье населения, причинение вреда которому становится возможным из- за нарушения порядка законного оборота прекурсоров.

Этот вывод предопределяет необходимость при определении непосредственного объекта рассматриваемой группы преступлений, указывать на отношения, которые возникают при законном обороте прекурсоров. Соответственно непосредственным объектом в этих случаях выступают общественные отношения, обеспечивающие здоровье населения при производстве, хранении, перевозке, сбыте и иных законных действиях, составляющих

оборот прекурсоров. Так же считают 75% респондентов, опрошенных нами в процессе данного исследования.

Действительно, рассматриваемые преступления создают условия для производства, изготовления и распространения синтезированных наркотиков, значит, ставят под угрозу здоровье социальных институтов и общества в целом, повышается общественная опасность, так как создается прецедент выхода прекурсоров из-под контроля, что автоматически приводит к созданию условий и появлению возможности их незаконного оборота.

Для целей квалификации преступлений трудно переоценить значение правильного установления и выделения, непосредственных основного и дополнительного объектов. По справедливому замечанию В.Н. Кудрявцева, «группируя преступления по главам, уголовный кодекс учитывает лишь основную направленность данного преступления, наиболее важную часть общественных отношений, на которые оно посягает, выделяет главный объект».[45] Общественные отношения многогранны и почти во всех случаях совершаемым преступлением вред причиняется не одному, а нескольким объектам. Взаимное переплетение общественных отношений между собой, создает ситуацию, при которой причинение вреда одной группе общественных отношений создает угрозу, либо нарушает смежные с ними отношения. Соответственно правильное решение вопроса об отграничении смежных преступлений друг от друга невозможно без четкого определения круга норм, охраняющих одни и те же отношения и уяснение различий между такими нормами.

Рассматривая проблему объекта уголовно-правовой охраны, Е.А. Фролов указывал, что дополнительный непосредственный объект составляют общественные отношения, претендующие на отдельную уголовно-правовую защиту, что способствует предотвращению создания реальных условий для

причинения вреда при совершении противоправных действий на основной объект.[46]

Наиболее распространенная позиция в уголовном праве определяет дополнительный объект как общественное отношение, которому всегда причиняется вред наряду с основным, и он должен находиться в сфере другого родового объекта, нежели основной непосредственный объект.

Касательно дополнительного непосредственного объекта исследуемых преступлений, будет справедливо указать, что вопрос о его содержании рассмотрен поверхностно. Восполняя этот пробел, хотим отметить, что при выдаче подконтрольных предметов в нарушении установленных правил, порядок которых определяется созданной в России и Таджикистане нормативной правовой базой, куда входят законы и подзаконные акты, принятые в этих странах, то в данных деяниях могут нарушаться экономические отношения, которые следует рассматривать в качестве дополнительного непосредственного объекта.

Кроме того, если нарушены положения правил оборота, то общественные отношения, возникшие в сфере создания условий для нормальной деятельности фармацевтических, лечебных, научно­исследовательских и других государственных предприятий и учреждений, также следует считать дополнительным непосредственным объектом.[47]

В случае совершения преступлений, предусмотренных статьями 2291 УК РФ и 289 УК РТ (контрабанда прекурсоров), дополнительным непосредственным объектом, признается установленный страной (в нашем случае Россия и Таджикистан), порядок их перемещения через государственную (таможенную) границу.

Вопрос о контрабанде прекурсоров будет более подробно раскрыт в следующих параграфах.

Переходя к рассмотрению предмета исследуемой группы преступлений, следует отметить, что, как отмечено в предыдущей главе, международные источники (антинаркотические конвенции), не содержат четкого определения прекурсора.

В науке уголовного права нет общепринятого определения прекурсоров. Некоторые авторы рассматривают прекурсор, одним из главных компонентов, полностью или в определенных количествах, применяемого при изготовлении любого вида наркотика.[48]

Другие, например Г.В. Зазулин, полагает, что рассматриваемые химические элементы не могут быть у наркотиков, встречающихся в природе и получаемых обычно из наркосодержащих растений (например, марихуаны, опия, пасты коки и т.п.), так как прекурсор входит в состав синтезированных наркотиков.[49]

Такого рода плюрализм в определении прекурсоров неизбежно порождает сложности в применении уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за их незаконный оборот.

Применительно к физическим и химическим аспектам, прекурсоры делятся на химические элементы и их соли. Синтез солей получаемых из прекурсоров, в промышленных условиях позволяет получить принципиально новые по своему составу вещества, начиная от растворителей, применяемых как в промышленности и быту, так и новую линейку наркотических и психотропных препаратов.

Однако следует акцентировать внимание на том факте, что прекурсоры имеют и социально значимые положительные характеристики, но лишь в силу использования в легальных медицинских целях, при

производстве сильных анальгетиков или подавляющих психику лекарственных препаратов.

Учитывая, что в настоящее время нет точных количественных и информационных (название химических составляющих) данных о веществах, применяемых в процессе противоправного производства наркотических и психотропных препаратов, определить предмет легальности оборота подконтрольных предметов довольно проблематично. В этой связи, диссертант делает вывод о необходимости, для решения данного вопроса, наряду с материальными критериями, руководствоваться и правовыми критериями.

Полагаем, что определение прекурсоров наркотических средств и психотропных веществ не будет полным без учета его нормативной составляющей. Это положение, нашло свое подтверждение в позиции, сформулированной С. Ю. Косаревым, который указывает, что для правильного понимания сущности понятия сильнодействующих и ядовитых веществ, необходимо учитывать его нормативный характер. [50]

Поскольку контролируемые вещества (прекурсоры), в частности, способствуют производству сильнодействующих и ядовитых веществ, применительно к ним этот подход представляется не только корректным, но и обязательным. Такую же позицию занял и законодатель.[51]

Авторы абсолютного большинства учебной литературы по уголовному праву, прекурсорами предлагают признавать вещества, часто используемые при производстве, изготовлении, переработке наркотических средств и психотропных веществ, подлежащих контролю.[52]

Анализ этого определения, позволяет выделить материальный (химический) и формальный (юридический) признаки исследуемых контролируемых веществ, а именно:

- вещества, часто используемые при производстве, изготовлении, переработке наркотических средств и психотропных веществ;

- вещества, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю, как в России, так и в Республики Таджикистан.

Поэтому, при формулировании определения исследуемых предметов, необходимо указывать как материальные признаки, так и формальный признак.

Международное Соглашение (Конвенция ООН - 1988 года),

рекомендует каждой стране, брать под национальный контроль, помимо международного контроля, те вещества, которые, по ее мнению могут быть использованы при изготовлении синтезированных наркотиков.

В этой связи, считаем целесообразным провести сравнительный анализ исследуемых веществ, на предмет международного и национального контроля России и Таджикистана.

Наименование прекурсора контроль
Международный Россия Таджикистан
Лизергиновая кислота + +
Псевдоэфедрин + + +
1-фенил-2-пропанон + +
Эргометрин + + +
Эрготамин + + +
Эфедрин + + +
Ангидрид уксусной кислоты + + +
Антраниловая кислота + + +

Ацетон + +
Пиперидин + + +
Этиловый эфир + + +
Фенилуксусная кислота + + +
Бензальдегид +
1 -(4-метилфенил)-2-пропанон +
N - метилэфедрин +
Нитроэтан +
Норпсевдоэфедрин, исключая d-норпсевдоэфедрин (катин) +
Фенилпропаноламин

(норэфедрин)

+ +
Хлорэфедрин +
Хлорпсевдоэфедрин +
Аллилбензол +
Бромистый этил +
Бутиролактон и его изомеры, за исключением изомеров, включенных, в качестве самостоятельных позиций в перечень +
1,4-бутандиол +
2,5 -диметоксибензальдегид +
Метилакрилат +
Метилметакрилат +
1- (4-метилфенил)-

2- нитропропен

+
Пиперонал + +
4-метоксибензилметилкетон +
Циклогексиламин +
Ацетилхлорид +

Ацетон (2-пропанон) +
Ацетонитрил +
Бензилхлорид +
Бензилцианид +
2-диметиламино-1-хлоро- пропан(2-диэтиламино- изопропилхлорид) +
Дифенилацетонитрил +
Метиламин +
Метилэтилкетон (2-бутанон) +
Нитрометан +
Перманганат калия + +
Серная кислота + +
Соляная кислота + +
Т етрагидрофуран +
Тионилхлорид +
Толуол + +
Уксусная кислота +
N-ацетилантраниловая

кислота

+
Изосафрол +
3,4-метилендиоксифенил-

2-пропанон

+
Сафрол +
Эфедра, Трава эфедры (Ephedraeqfisetina Bfnge)

- не высушенная

- высушенная

+ +
Метилэтилкетон +

Давая уголовно-правовую характеристику противоправным действиям с исследуемыми веществами, считаем необходимым отметить, что прекурсоры выступают предметом преступлений в уголовных законодательствах, как России, так и Таджикистана. [53]

Если говорить о предмете преступления, то в научной литературе предмету преступления уделено достаточное внимание. В учебных изданиях он рассматривается, как элементы материального мира (предмет, вещь, значимые для общества ценности, интересы, блага), охраняемые нормами уголовного права, на которое осуществляется воздействие, при совершении преступления. [54]

Предметом исследуемых преступлений по законодательствам двух стран, выступают прекурсоры наркотических средств и психотропных веществ. Как видно из приведенной сравнительной таблицы, уголовное законодательство России относит к прекурсорам существенно большее

количество предметов, в сравнении с Республикой Таджикистан, используя в уголовном законодательстве как термин прекурсоры, так растения или части растений, содержащих прекурсоры.

Как было отмечено ранее, предмет исследуемых преступлений, включает в себя юридический (формальный) признак подконтрольных веществ, т. е. предметы, закрепленные в Перечне и находящихся, как под международным, так и под национальным контролем России и Таджикистана. Анализ показал, что в законодательно закрепленных списках (Перечнях) присутствует наименование единственного растения, содержащего прекурсоры наркотических средств и психотропных веществ (Эфедра, трава эфедры).[55]

Таджикистан законодательно закрепил в Национальном списке (в Перечне прекурсоров подлежащих контролю) траву эфедры без указания на растения в самом тексте уголовного закона.

Растение эфедра, другое название «Хвойник», оно же «Кузьмичева трава», широко используется в медицине, для лечения астмы, простуды и других заболеваний, медицинский эффект которой вызывается высоким содержанием алкалоидов: эфедрина и псевдоэфедрина. В настоящее время, оборот препаратов, содержащих эфедрин, контролируется как Россией, так и Таджикистаном, поскольку, из-за доступной цены, эфедрин стали часто использовать наркоманы, для получения эйфориозного состояния. Эфедрин также выступает сырьем для кустарного производства, веществ, оказывающих сильное стимулирующее действие на центральную нервную систему человека - метамфетамина и эфедрона.

Таким образом, нам представляется наиболее обоснованной позиция российского законодателя в наличии содержания понятий неправомерных действий с растениями либо их частями, содержащих прекурсоры, в уголовно-правовых нормах России (ст.ст. 2283 и 2284 УК РФ).

В связи с этим, считаем, что таджикскому законодателю целесообразно дополнить текст уголовного закона указанием на растения, содержащие прекурсоры наркотических средств и психотропных веществ, а также их части. [56]

Строгое формулирование предмета имеет огромное значение для правоприменительной практики органов правопорядка, так как позволяет отграничивать преступное деяние от непреступного.

Поскольку для уяснения содержания предмета и признаков преступлений, составляющих незаконный оборот прекурсоров, предусмотренный нормами Уголовных кодексов России и Таджикистана, необходимо обращаться к соответствующим отраслевым нормативным правовым документам, определяющим порядок оборота указанных предметов преступления, то их диспозиции является бланкетной.[57]

Как известно, одной из задач правотворчества является четкое определение соотношения между правомерным и противоправным поведением. Изменяющийся мир диктует необходимость появления новых актов нормативно-правового характера, которые помогают квалифицировать совершенные деяния. Формулировка бланкетных диспозиций уголовно права является лучшим тому свидетельством (примером, доказательством). Применительно к бланкетным диспозициям уголовно права, следует

отметить, что их правовое юридическое толкование иногда не соответствует смыслу их использования.[58]

С целью уточнения признаков состава конкретных преступлений, в доктрине уголовного права, бланкетная диспозиция, отсылая к иным нормативно-правовым актам, одновременно указывает на не соблюдения предписаний данных подзаконных актов. Зачастую, признак нарушения особых правил необходимо определять посредством толкования. Кроме того, без обращения подзаконным актам сложно, а порой и невозможно определить признак противоправности.

Помимо прочего, бланкетная диспозиция способна отсылать к нескольким нормативным актам, регулирующим конкретную категорию правоотношений и имеющим одинаковую юридическую силу. Это связано с разнообразием общественных отношений.

Таким образом, остается добавить, что бланкетная диспозиция, является очень значимой для уголовного права, ее достоинство заключается в отсутствии необходимости внесения изменений в уголовное законодательство при изменении специальных правил.

В заключение данного параграфа считаем необходимым отметить следующее:

1. Для определения предмета легальности оборота прекурсоров, наряду с материальными критериями, необходимо руководствоваться и правовыми критериями. Следует выделить материальный (химический) и формальный (юридический) признаки исследуемых контролируемых веществ: часто используемые при производстве, изготовлении, переработке синтезированных наркотиков (материальный (химический)), и включенные в Перечень, подлежащих контролю, как в России, так и в Республики Таджикистан (формальный (юридический)).

2. Строгое формулирование предмета данного преступления имеет огромное значение в правоприменительной практике органов правопорядка, так как позволяет безошибочно понять серьезность противоправного деяния и личности его содеявшего.

3. Опасность рассматриваемых преступлений заключается в том, что они создают условия для возможности производства, изготовления и распространения синтетических и полусинтетических наркотиков, тем самым ставят по угрозу здоровье социальных институтов и общества в целом. В этой связи основным непосредственным объектом незаконного оборота прекурсоров выступают общественные отношения, обеспечивающие здоровье населения.

4. Представляется наиболее обоснованной позиция российского законодателя использующего для определения предмета исследуемых преступлений наряду с термином прекурсоры - растения либо их части, содержащие прекурсоры. В связи с этим, считаем, что таджикскому законодателю целесообразно дополнить текст уголовного закона указанием на растения, содержащие прекурсоры наркотических средств и психотропных веществ, а также их части.

<< | >>
Источник: Хайров Фирдавс Мадуллоевич. УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕЗАКОННЫЙ ОБОРОТ ПРЕКУРСОРОВ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ИЛИ ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ, А ТАКЖЕ РАСТЕНИЙ, СОДЕРЖАЩИХ ПРЕКУРСОРЫ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ИЛИ ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ, ЛИБО ИХ ЧАСТЕЙ, СОДЕРЖАЩИХ ПРЕКУРСОРЫ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ИЛИ ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ, ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН. Москва - 2017. 2017

Еще по теме §1. Объект и предмет незаконного оборота прекурсоров наркотических средств или психотропных веществ:

  1. Глава I. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КОНТРАБАНДЫ
  2. 1.1. Объект незаконного оборота сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта
  3. БИБЛИОГРАФИЯ
  4. § 2. Формы взаимодействия в приграничном сотрудничестве территориальных органов МВД России с компетентными органами иностранных государств в сфере оперативно-розыскной деятельности
  5. 2.1. Собирание доказательств при выявлении признаков преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ.
  6. 2.3. Особенности производства неотложных следственных действий при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом нарко­тических средств и психотропных веществ.
  7. БИБЛИОГРАФИЯ
  8. § 2. Понятие и содержание правоохранительной функции государства в сфере незаконного оборота наркотиков
  9. § 1. Субъекты противодействия незаконному обороту наркотиков: предметы ведения и координация деятельности
  10. § 2. Проблемные вопросы правового обеспечения и организации деятельности подразделений по контролю за оборотом наркотиков МВД России
  11. 2.2. Незаконное завладение наркотическими средствами или психотропными веществами
  12. 2.3. Незаконное изготовление, приобретение, хранение и другие действия с наркотическими средствами или психотропными веществами с целью сбыта, а равно их сбыт либо без цели сбыта
  13. 2.4. Вовлечение в употребление наркотических средств или психотропных веществ
  14. 2.6. Контрабанда наркотических средств или психотропных веществ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -