<<
>>

§ 3. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в истории отечественного уголовного законодательства.

Составить наиболее полное представление о каком-либо явлении по­зволяет знакомство с историей его развития. В связи с этим обратимся к ис­тории возникновения и применения наказаний в виде лишения права зани­мать определенные должности или заниматься определенной деятельностью с момента появления первых источников права Древнерусского государства и по настоящее время.

В памятниках русского уголовного права (IX в. и до начала XVIII в.) не содержалось указаний о наказаниях, связанных с ограничением права занимать какие-либо должности или заниматься какой-либо деятельностью. Подтверждением тому являются перечни наказаний, содержащихся в этих источниках права. Так, известным памятником права Древнерусского госу­дарства периода IX — XII вв. является сборник правовых норм, называемый Русской Правдой ’. В ней содержались и нормы уголовного права, в которых указывались такие виды наказаний, как поток и разграбление (полное разо­рение), вира, продажа, урок и головничество.

В период феодальной раздробленности Руси XII — XV вв.основная роль принадлежала таким источникам права как договорные грамоты и княжеские уставы. Примером их могут служить Новгородская судная грамота

1 См.: Российское законодательство X - XX вв. Законодательство Древней Руси. Т. 1 М.: Юрид. литература, 1984.

XV в., сохранившаяся в единственном списке и Псковская судная грамота XV в. Названные источники права предусматривали такие виды наказаний как смертная казнь, штрафы, (причем система их была достаточно сложной).

* Для периода сословно - представительной монархии (середина XVI в. - середина XVII в.) было характерно весьма интенсивное развитие права, увеличение роли царского законодательства. Из многочисленных правовых документов середины и второй половины XVI в. наибольшее значение име­ли Судебник 1550 г., Стоглав 1551 г.,1 Соборное уложение 1649 г. - кодекс, в немалой степени определивший правовую систему Российского государства

* на многие последующие десятилетия. Благодаря Соборному уложению в России появились многие новые и важные институты уголовного права.

В системе наказаний и порядке их применения была отражена чрез­вычайная жестокость карательной политики того времени. Широко применя­лись смертная казнь (простая и квалифицированная); телесные наказания (болезненные и членовредительные); тюремное заключение, ссылка на ок­раину страны, каторжные работы; имущественные наказания; лишение чина, отставление [43][44] от должности (также для чиновных лиц), церковное покаяние. Так, в Соборном уложении 1649 г. предусматривался такой вид наказания, как отставление от должности, но не лишение права занимать ее в течение определенного времени.

Элементы этого наказания проявлялись в виде опалы великого князя или царя, которая применялась в отношении бояр по Судебникам 1497 и 1550

*

гг., а также по Соборному Уложению 1649 г. Существо наказания состояло в удалении боярина от государевой службы. Применение этого наказания пол­ностью зависело от Государя, который являлся одновременно и высшей су­дебной инстанцией.[45]

Как отмечал Н.С. Таганцев, в древнейшем нашем праве лишение прав понималось в смысле признания полного бесправия лица, юридического вы­мирания личности (ст.

13 договора Игоря), Русская Правда (спис. Акад. ст.

< 2), в постановлениях Русской Правды об отдаче на поток и разграбление, за­

ключавшей в себе лишение покровительства законов (см. Русская Правда, спис. Карамзиной ст.ст. 5, 31, 97). Но с вымиранием частной мести и заме­ною ее системой денежных взысканий, а затем и с развитием государствен­ных наказаний, это полное правопоражение, гражданская смерть, исчезает из русского древнего права. Сколько нибудь определенной системы правопора-

9 жений не было не только в эпоху судебников, но и во время действия Уложе­

ния 1649 г.1

Н.Д. Сергеевский [46][47] писал, что выработать институт лишения прав

XVII век не мог, так как весь тогдашний государственный строй России был ему противен. Поражения, в частности прав служебных, т. е. лишения права государственной службы в строгом смысле, определенного происхождением,

* образованием или иного рода цензом вовсе не существовало, а была лишь обязанность службы, крепостная обязанность, по которой каждый гражданин должен был идти на ту службу, которую ему укажет Великий Государь. Ли­шать кого-нибудь права службы было для государства невыгодно, так как это значило бы уменьшать и без того скудный запас пригодных сил государст­венного управления. Вот почему государство ограничивалось в этой сфере

* лишь частичными правопоражениями: разжалованием, т. е. лишением чинов и звания, отставлением от должности и воспрещением занимать вновь из­вестные должности.

В период образования в России абсолютной монархии (вторая поло­вина XVII-XVIII вв.) суды при разбирательстве уголовных дел руководство­вались Соборным уложением 1649 г. и последующим законодательством.

Г

Институт полного поражения прав появляется только в эпоху Петра Великого под влиянием иноземных законодательств. Карательными мерами, определяющими это наказание, являлись - политическая смерть, шельмова-

* ние и анафемствование.

Широкое распространение получило тюремное заключение. Было введено новое наказание - "шельмование", которое затем превратилось в "лишение прав состояния". Оно определялось как "тяжелое чести нарушение, которого имя на висилице прибито, или иначе его от палача переломлено и вором (шельм) объявлено будет".

• Распространенным видом наказания было лишение чести и прав. В указах Петра встречается такое наказание, как политическая смерть. Послед­ствиями политической смерти были конфискация имущества, лишение чести и всех прав. Таким образом, можно считать, что лишение преступника всех прав, предполагало прежде всего лишение его гражданских и семейных прав, а в ряде случаев и прав, связанных со службой.

• Отдельные элементы лишения прав состояния впервые подробно бы­ли определены в Указе 1766 г. Екатерины II. По своду законов это был само­стоятельный род казни, состоявший из двух видов (ст. 20 и сл. по изд. 1832 г.): лишение всех прав состояния и лишение некоторых прав. Первое состоя­ло в лишении прав и преимуществ сословных и сопровождалось лишением чинов, доброго имени и знаков отличия, каторгою и т. д. Второе - в отдель-

* ном ограничении этих прав, как, например, лишение чинов и знаков отличия, исключение из службы, лишение доброго имени и воспрещение определять к должностям, требующим доверия. Таким образом, в уголовном законода­тельстве периода правления Екатерины II уже содержалось наказание в виде ограничения прав, связанных с выполнением служебных обязанностей, кото­рое было конкретизировано в "Уложении о наказаниях уголовных и испра­вительных" 1845 г. В названном Уложении сохранялся сословный подход к классификации наказаний и определению санкций в соответствии с установ­ленными привилегиями.

Система наказаний составляла сложную иерархию наказаний уголов­ных и исправительных. Уложение предусматривало 11 родов наказаний, раз­деленных на 35 ступеней, расположенных по степени тяжести (от смертной < казни до внушения).

К уголовным наказаниям относились лишение всех прав состояния и ссылка на каторгу, лишение всех прав состояния и ссылка на поселение в Сибирь, лишение всех прав состояния и ссылка на поселение на Кавказ.

Лишение всех прав состояния означало гражданскую смерть: лише­ние прав, преимуществ, собственности, прекращение супружеских и роди-

• тельских прав.

К исправительным наказаниям относились: лишение всех особен­ных прав и преимуществ и ссылка в Сибирь, отдача в исправительные аре­стантские отделения, ссылка в другие губернии, заключение в тюрьме, в крепости, арест, выговор в присутствии суда, замечания и внушения, сде­ланные судом или должностным лицом, денежные взыскания.

' Лишение всех особенных прав и преимуществ наряду с лишением по­

четных титулов, дворянства, чинов, знаков отличия, предусматривало лише­ние права поступать на службу, быть свидетелем и опекуном. Применялось также частичное лишение некоторых прав и преимуществ. Указанное нака­зание, скорее всего, послужило прообразом наказания в виде лишения права занимать должности на государственной службе и первоначально применя-

* лось в качестве основного.

Наказания по Уложению 1845 г. подразделялись на главные, допол­нительные и заменяющие. Главные составляли одиннадцать родов наказа­ний, дополнительные следовали за главными (поражение в правах, покая­ние, конфискация, учреждение опеки, отдача под надзор полиции, запреще­ние промысла), заменяющие могли заменить главные. Как видно из приве­денного перечня в качестве дополнительного наказания было предусмотрено запрещение промысла, которое в дальнейшем получило более общее на­именование в виде лишения права заниматься определенной деятельностью.

Все эти наказания считались общими. Их дополняли особенные нака­зания (исключение со службы (бессрочно), отстранение от должности (в те­чение трех лет), понижение по службе, выговор, вычет из жалованья, замеча-

* ние) и исключительные наказания (лишение христианского погребения, час­тичное лишение права наследования).

Н. С. Таганцев к главным наказаниям относил лишение жизни, лише­ние и ограничение свободы, лишение имущества. К дополнительным - лише­ние и ограничение прав. Причем лишение прав, как отмечалось выше, пони­малось в смысле признания полного бесправия лица, юридического вымира-

* ния личности.

По Уложению о наказаниях 1845 г. поражение прав применялось 3-х типов. Первое, дополнявшее все уголовные наказания — лишение всех прав состояния. Второе — лишение всех особенных, лично и по состоянию при­своенных, прав и преимуществ. Третье — лишение некоторых особых, и по состоянию присвоенных прав и преимуществ.

1 Согласно Уложению к последствиям лишения всех прав состояния

было отнесено поражение прав сословных и служебных (ст.ст. 22, 23), хотя перечень правопоражений первого рода был неполным и его объем мог быть определен только сопоставлением с правилами, содержащимися в законах гражданских, процессуальных и других.

Лишенный прав состояния, прежде всего, лишался прав сословных,

* т.е. исключался из того сословия, к которому он принадлежал. Затем, следо­вало поражение служебных прав, выражавшееся в лишении должности или звания, чинов, орденов, а равно всякой служебной правоспособности. В об­ласти семейных прав супруг осужденного получал возможность фактическо­го расторжения брака. Наконец, в области имущественных прав — все иму­щество приговоренного переходило к его законным наследникам.

При лишении всех особенных прав и преимуществ в области прав со­словных поражались лишь лица, изъятые от телесных наказаний по правам состояния. В области прав служебных, приговоренные подлежали тем же
правопоражениям, как и лишенные всех прав состояния, наравне с ними же они ограничивались и в своей служебной и общественной правоспособности (ст. 43).

* Более ограниченным по смыслу ст. 50 Уложения являлось лишение некоторых прав. Оно исключительно падало на служебные права и право­способность лица и при том представлялось крайне неравномерным для от­дельных сословий, а именно: для дворян оно состояло в лишении права по­ступать на государственную и общественную службу, а вместе с тем и в ли­шении должности или звания, занимаемых виновным, в лишении права уча-

• ствовать в выборах и быть избираемыми; для священнослужителей - в поте­ре навсегда духовного сана; для почетных граждан, купцов и людей прочих состояний - в лишении права участвовать в выборах и быть избираемыми в почетные или соединенные с властью должности.

Кроме этих трех главных типов лишения прав, Уложение 1845 г. в ст. 58 в числе дополнительных наказаний упоминало о запрещении производить 11 прежнее ремесло или промысел (т.е. лишение права заниматься определен­

ной деятельностью), а в Особенной части случаи такого специального пра- вопоражения представлялись весьма разнообразными, причем иногда такие правопоражения встречались и как самостоятельные взыскания, переходя в группу исключительных взысканий.

Таковыми были: воспрещение жительствовать или управлять име- ’ ниями, населенными православными (ст. 188, ст. 191 по изд. 1885 г.); лише­

ние права быть избираемым на должности, требующее общественное дове­рие (ст. 4141); лишение дозволения на разработку драгоценных металлов (ст. 593); лишение права на новые поиски (ст.ст. 594, 5941); лишение права за­ниматься лесной промышленностью (ст. 122); воспрещение врачебной прак­тики, (ст.ст. 857, 870); лишение права продавать и приготовлять напитки и или съестное, выделывать для приготовления оных по суду (ст. 865); лише­ние права иметь или продавать ядовитые вещества (ст.ст. 867, 868) или ле­карственные вещества (ст. 883), права управлять аптеками и содержать их, и
при том на время или навсегда (ст.ст. 884 — 888, 890, 894, 898); воспреще­ние фармацевтической практики (ст.ст. 895, 898); лишение права на лов ры­бы (ст.ст. 918, 919); права ходатайства по чужим делам (ст. 939); лишение

* права содержать гостиницы, меблированные комнаты (ст. 958); права торго­вать порохом (ст. 9862); лишение права содержать склады взрывчатых ве­ществ (ст. 9863); права содержать ссудную кассу (ст. 9921 - 9923); права иметь надзор за малолетними (ст. 993); права быть редактором или издате­лем (ст. 1046); права производить постройки (ст. 1061); права быть лоцма­ном (ст.ст. 1088, 1256); права содержать дилижансы и транспорты (ст. 1113);

• права торговли, промысла и мастерства (ст.ст. 1165, 1173, 1175, 1176, 1187, 1201, 1393, 1401); права привозить из-за границы от своего имени товары для продажи (ст. 11721); права содержать банкирские конторы (ст. 11742); права заведовать фабриками и заводами (ст. 13592); права держать учеников (ст. 1379 и 1384); лишение права мастера (ст. 1384) и др.

Как уже говорилось, лишение прав и состояния включало в себя: ли- k шение прав сословных (если таковые имелись), служебных и семейных. По­

ражение служебных прав и преимуществ предусматривалось в двух видах: а) поражение прав и преимуществ приобретенных и б) поражение служеб­ной правоспособности.

Поражение прав приобретенных состояло из поражений преимуществ и отличий и прав служебных в тесном смысле слова. К первому относилось “ лишение почетных титулов (графского, княжеского, баронского, указываю­

щих на особый разряд дворянства), чинов, орденов и др. знаков отличия, по­четных званий, пенсий.

Поражение прав служебных в тесном смысле слова состояло в уда­лении от должностей государственных, церковных, сословных, земских, го­родских и общественных, как всех в совокупности, так и каждой в отдельно­сти. В числе особых упомянутых дополнительных взысканий в п. 7 ст. 33 Уложения говорилось об удалении лиц служащих, а равно духовных лиц инославных христианских вероисповеданий от занимаемой ими должности

и при том на определенный срок или навсегда. В подобных случаях как главное наказание могли быть назначены не только тюрьма, но и арест, на­пример при совершении духовным лицом браков между православными и •' неправославными.

Поражение правоспособности служебной совмещало: 1) лишение права состоять на государственной, сословной, земской, городской или об­щественной службе, а следовательно, и права поступать на таковую; 2) за­нимать церковные должности и определяться в таковые; 3) состоять на службе в армии и флоте и поступать в таковые по жребию или вольноопре-

• деляющимися, соответственно правилам, на сей предмет о воинской повин­ности установленным; 4) участвовать в постановлениях и выборах сослов­ных собраний и быть избирателем или избираемым в земских, городских или общественных собраниях; 5) быть начальствующим, воспитателем или учителем в общественном или частном учебном заведении, а также пользо­ваться правами домашнего учителя; 6) быть опекуном или попечителем; 7)

к быть третейским судьею, а равно членом конкурсного управления или ад­

министрации, присяжным попечителем, присяжным заседателем и т. д. При лишении прав состояния осужденные теряли, например, звание врача или лекаря, а следовательно, и возможность официальной практики.

Все эти правопоражения имели силу не только во время отбытия на­казания, но и после него, в течение устанавливаемых ст. 31 сроков, а именно

* для приговоренных к каторге или ссылке на поселение в течение десяти лет по освобождении от поселения, для приговоренных к исправительному дому - в течение десяти лет, а к тюрьме - пяти лет по освобождении их из за­ключения. Минимальные сроки служебных правопоражений при лишении лица всех прав состояния составляли 5 лет, а максимальные не имели преде­лов.

»

Эти сроки могли быть по просьбе приговоренных сокращены, при наличии следующих условий: если истекла половина этих сроков; если они прожили в последнем месте жительства не менее двух лет; получили сви­

детельство в одобрительном поведении. Как само сокращение срока, так и его размер зависели от усмотрения того учреждения, которому предоставле­но это право (как правило, им являлся окружной суд местопребывания пре­ступника).

Виды дополнительных взысканий были перечислены в ст. 33, которая относила к таковым: 1) удаление от занимаемой должности, с воспрещени­ем состоять в равной или высшей должности, в течение законом установ­ленного срока, или без такового воспрещения для служащих и духовных инославных исповеданий; 2) лишение духовного сана для духовных ино­славных исповеданий; 3) воспрещение участвовать в сословном, земском, городском или общественном собрании; 4) лишение родительской власти над малолетними и несовершеннолетними детьми с учреждением над ними опеки или попечительства или воспрещение быть опекуном или попечите­лем; 5) лишение права заниматься в течение установленного срока или на­всегда, определенными в законе видами торговли либо промыслов или же иною, указанною в законе деятельностью; 6) закрытие торгового или про­мышленного заведения или отобрание промыслового свидетельства (по­следнее ограничение являлось частью имущественным дополнительным на­казанием, частью же лишения виновного фактической возможности осуще­ствлять известные профессиональные права).

Из сказанного следует, что в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. было закреплено в качестве дополнительных нака­заний лишение права занимать должности на государственной службе или заниматься определенной деятельностью.

В Уложении выделялись также особенные наказания за преступления и проступки по службе. Они были перечислены в ст. 65. К ним относились: исключение из службы; отрешение от должности; вычет из времени службы; удаление от должности; перемещение с высшей должности на низшую; вы­говор более или менее строгий с вынесением оного в послужной список; вы­чет из жалованья; выговор более или менее строгий, без внесения в послуж­
ной список; замечание более или менее строгое. Названные наказания были предусмотрены лишь для подсудимых, состоящих на государственной или общественной службе и не могли применяться к виновным, не признанным

* должностными лицами.

Исключенный из службы лишался права поступать снова на какую- либо государственную службу, участвовать в выборах и быть избираемым в должности по назначению дворянства, городов и селений.

Отрешенный от должности лишался права, в течение трех лет со дня отрешения, поступать снова на службу государственную и общественную.

* Удаление от должности, сопровождаемое воспрещением впредь за­нимать подобные не относилось к особенным наказаниям. Указанные нака­зания в зависимости от их важности и строгости налагались либо начальст­вом виновного, либо судом.

Из сказанного следует, что мерам борьбы с преступлениями, связан­ным со службой, придавалось большое значение, существовало большое ко­* личество специальных видов наказаний, карающих провинившихся лиц. Они

содержались в статьях Общей и санкциях статей Особенной части Уложения 1845 г., могли применяться в качестве дополнительных, исключительных или особенных наказаний, налагались судом либо специально уполномоченными лицами,

В 1866 г. была составлена новая редакция Уложения о наказаниях

* уголовных и исправительных 1845 г., в которой были учтены указы 1863 г.[48]об отмене телесных наказаний и итоги проведения судебной реформы 1864 г.

В 1885 г. была принята еще одна новая редакция Уложения о наказа­ниях уголовных и исправительных. Вместе с тем, в то время разрабатывался и проект нового Уголовного уложения, который был подготовлен в 1895 г. и утвержден 22 марта 1903 г. императором Николаем II. Позже Уложение час-

Г

тично вступило в силу. В Уложении о наказаниях уголовных и исправитель-

ных, в редакциях 1857, 1866, 1885 гг. предусматривалось 180 видов наказа­ний и не менее 2 тысяч составов преступлений.1

В Уложении 1903 г. была значительно упрощена система наказаний. « Наказания делились на главные (смертная казнь, ссылка на поселение, лише­

ние свободы (в виде каторги, заключения в исправительном доме, заключе­ния в крепости, заключения в тюрьме и ареста) и штраф, и на дополнитель­ные (лишение всех или особенных прав состояния, звания, титулов, семей­ных прав, права на участие в выборах, права заниматься определенной дея­тельностью, помещение в работный дом, конфискация имущества, лишение права заниматься торговлей и промыслом, удаление от должности) и заме­няющие (принудительное лечение, опека, высылка за границу для иностран­цев и т. д.).[49][50]

Лишение прав предусматривалось как дополнительное наказание. Система различных правопоражений определялась весьма подробно, но все они могут быть сведены в две группы: поражение прав публичных и пораже­ние прав частных. К первой относилось лишение прав состояния и потеря

* почетных титулов, чинов, орденов и пр. и утрата прав на службу и некоторых званий. Ко второй - утрата имущественных прав, к числу которых относили также утрату права выбирать промысловые свидетельства, на предприятия торговые, промышленные, пароходные и по производству золотого и плати­нового промысла (п. 5 ст. 30) и прекращение прав супружеских и родитель­ской власти.[51]

* Присуждение к смертной казни, каторге или ссылке на поселение со­провождалось для всех лиц лишением прав состояния, которое состояло: для дворян — в потере дворянства, потомственного или личного, и всех преиму­ществ, с ним соединенных; для священослужителей, монашествующих и во­обще лиц духовного звания — в потере духовного сана и звания и всех пре­
имуществ, с ними соединенных; для почетных граждан, потомственных и личных, для купцов и для людей прочих состояний — в потере прав и пре­имуществ, каждому из сих состояний в особенности присвоенных. Присуж­дение к заключению в исправительном доме и тюрьме также сопровожда­лось лишением прав состояния (ст. 25 - 27).

Присуждение к смертной казни, каторге, ссылке на поселение или к заключению в исправительном доме, а также к соединенному с праволише- нием заключению в тюрьме сопровождалось потерею почетных титулов, чи­нов, орденов и других, жалуемых правительством знаков отличия, почетных званий и пенсий, а также удалением от должностей государственных, цер­ковных, сословных, земских, городских и общественных (ст. 28).

Приговоренные к каторге, ссылке на поселение или к заключению в исправительном доме или тюрьме с лишением прав состояния, утрачивали также право: участвовать в постановлениях и выборах сословных собраний и быть избирателем или избираемым в земских, городских или общественных собраниях; состоять на государственной, сословной, земской, городской или общественной службе (т.е. лишались права ее занимать); состоять на службе в армии или во флоте; занимать церковные должности; быть опекуном или попечителем ит.д. (ст. 30).[52]

В период создания советского государства и права (октябрь 1917 - 1918 г.г.) 24 ноября 1917 г. был издан Декрет СНК "О суде" № 1, в соответст­вии с которым судам разрешалось руководствоваться в своей деятельности "законами свергнутых правительств лишь постольку, поскольку таковые не отменены революцией и не противоречат революционной совести и револю­
ционному правосознанию".1 В реальности же уголовное законодательство царской России было предано забвению.

Процесс формирования нового уголовного законодательства начался не с создания крупных кодифицированных актов, а с принятия отдельных декретов, устанавливающих уголовную ответственность за наиболее опасные для нового строя правонарушения. Уголовно-правовые нормы содержались в первых декретах советской власти, принятых II Всероссийским съездом Со­ветов: Декрете о мире от 26 октября 1917 г., Декрете о земле от 27 октября 1917 г., а также в Декретах СНК о восьмичасовом рабочем дне от 29 октября 1917 г., о борьбе со спекуляцией от 15 ноября 1917 г., о взяточничестве от 8 мая 1918 г. и др.

12 декабря 1919 г. были приняты Руководящие начала по уголовному праву РСФСР.[53][54] Они представляли собой обобщение уголовного законода­тельства и практики его применения первых лет советской власти. Руково­дящие начала содержали только нормы Общей части и являлись прообразом Общей части будущего УК.

В ст. 25 Руководящих начал указывались примерные виды наказаний. В п. "з" этой статьи предусматривалось наказание в виде воспрещения зани­мать ту или иную должность или исполнять ту или другую работу. В указан­ной статье говорилось также, что "наказание должно разнообразиться в за­висимости от особенностей каждого отдельного случая и от личности пре­ступника".[55]

Такая трактовка оснований применения наказания вообще и в том числе наказания в виде лишения права занимать определенные должности подтверждается и дальнейшим анализом истории развития этого вида нака­зания в советском уголовном законодательстве. Так, уже в Декрете СНК РСФСР от 5 мая 1921 г. "Об ограничении прав по судебным приговорам"
прямо указывалось: "Лица определенных профессиональных занятий могут быть приговариваемы к лишению права заниматься профессиональной дея­тельностью лишь в случае проявленного ими тяжкого нарушения профессио-

♦ нальных обязанностей".1 Согласно ст. 48 УК РСФСР 1922 г., осужденный мог быть лишен права заниматься данной профессией или промыслом либо принимать на себя выполнение определенных обязанностей, лишь в случае установления с его стороны систематических злоупотреблений, при занятии своей профессией или промыслом или при исполнении должности.[56][57]

В ст. 32 УК 1922 г. давался перечень наказаний, в числе которых пре­* дусматривалось поражение прав и увольнение от должности. Поражение

прав состояло в лишении на срок не свыше пяти лет права занимать ответст­венную должность, а равно быть заседателем в народном суде, поручителем или опекуном. Срок поражения прав при осуждении к лишению свободы ис­числялся с момента отбытия этого наказания или условно-досрочного осво­бождения от него (ст. 40). Поражение прав назначалось судом как дополни­» тельное наказание при вынесении обвинительных приговоров по преступле­

ниям, предусмотренным Уголовным кодексом, если суд признает осужден­ного опороченным по суду. Постановка вопроса о поражении прав при осуж­дении для суда была обязательна, если в Уголовном кодексе было преду­смотрено наказание в виде лишения свободы на срок более одного года или другое более тяжелое наказание (ст. 42).

* К другим мерам социальной защиты, заменяющим по приговору суда

наказание или следующим за ним, относились воспрещение занимать ту или иную должность или заниматься той или иной деятельностью или промыс­лом (ст. 46). Лица, осужденные судом и признанные им социально опасными вследствие систематических злоупотреблений при занятии своей профессией или промыслом или при исполнении должности, могли быть приговором су­* да лишены на срок не свыше пяти лет права заниматься данной профессией
или промыслом или принимать на себя выполнение определенных обязанно­стей (ст. 46).

Избрав одно из наказаний, предусмотренных соответствующей стать-

• ей Уголовного кодекса, суд мог по своему усмотрению присоединить к нему

либо необходимую меру социальной защиты, либо иное менее тяжкое нака­зание из указанных в п. "д" ст. 32 УК 1922 г.

После образования Союза ССР в 1922 г. в соответствии с Конституци­ей СССР 1924 г. был издан ряд общесоюзных уголовных законов:

- Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных

« республик 1924 г.;

- Положение о воинских преступлениях 1924 г. (принятое затем в новой редакции в 1927 г.);

- Положение о преступлениях государственных (контрреволюционных) и особо для Союза ССР опасных преступлениях против порядка управления 1927 г.

» В Основных началах были сформулированы задачи уголовного зако­

нодательства Союза ССР и союзных республик, определены территориаль­ные пределы действия этого законодательства, проведено разграничение компетенции в области уголовного законодательства между Союзом ССР и союзными республиками. Издание Основных начал привело к необходимо­сти приведения УК РСФСР в соответствие с общесоюзным уголовным зако­нодательством.

УК РСФСР был принят 22 ноября 1926 г. и введен в действие с 1 ян­варя 1927 г. В основу Общей части УК 1926 г. были положены Основные на­чала 1924 г., большинство положений, которых почти текстуально были включены в УК. Вместе с тем в УК 1926 г. ряд положений Основных начал было конкретизировано и дополнено.

» УК РСФСР 1926 г. наряду с другими наказаниями предусматривал в

качестве основной меры - поражение политических и отдельных граждан­ских прав (ст. 31). Эта мера наказания заключалась в лишении:

а) активного и пассивного избирательного права;

б) права занимать выборные должности в общественных организаци­

ях;

в) права занимать те или иные государственные должности;

• г) права носить почетные звания;

д) родительских прав;

е) права на пенсии, выдаваемые в порядке социального страхования и государственного обеспечения, и на пособие по безработице, выдаваемое в порядке социального страхования.

В Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных рес- а публик 1958 г. наказания, заключающиеся в общем поражении прав были ис­

ключены. Они предусматривали только отдельные виды поражения прав и среди них лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (п. 5 ст. 21 и ст. 26).

В ст. 21 Основ уголовного законодательства 1958 г. был дан перечень основных наказаний, в числе которых было предусмотрено лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельно-

стью.

Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью могло применяться не только в качестве основ­ного, но и в качестве дополнительного наказания.

Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. полностью соответствовал Основам уголовного законодательства 1958 г. По УК 1960 г. лишение осужденного ’ права занимать те или иные должности служило охране общества от возмож­

ного злоупотребления осужденным этим правом. Во всех случаях оно явля­лось дополнительным средством воздействия, как на осужденного, так и на других лиц. Лишение осужденного права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью могло быть применено в случа­ях, когда по характеру совершенных виновным преступлений по должности или при занятии определенной деятельностью суд признает невозможным со­хранение за ним права занимать определенную должность или заниматься оп­ределенной деятельностью. Лишение права занимать определенную долж­
ность могло быть применено только к лицу, которое обладает или может об­ладать этим правом. Лишение права работать в той или иной системе хозяйст­ва не предусматривалось.

По УК 1960 г. лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью могло быть назначено судом на срок от одного года до пяти лет.

При назначении этого наказания в качестве дополнительного к лише­нию свободы оно распространялось на все время отбывания лишения свобо­ды и сверх того на срок, установленный приговором. Если же лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельно­стью назначалось в качестве дополнительного к другому виду основного на­казания, то срок исчислялся с момента начала отбывания основного наказа­ния.

Если осужденный отбывал наказание в виде лишения свободы, срок рассматриваемого наказания исчислялся со дня фактического освобождения осужденного из-под стражи.

В данном параграфе была показана история появления наказаний в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься оп­ределенной деятельностью от Русской Правды и до УК РСФР 1960 г. (вклю­чительно).

Необходимо указать на следующие моменты возникновения и приме­нения рассматриваемых видов наказаний. Первое упоминание о них появи­лось в Соборном Уложении 1649 г., которое содержало указание на лишение чина и отставление от должности. Можно предположить, что, применявшие­ся значительно раньше, некоторые виды наказаний также влекли за собой по­следствия в виде отстранения от должности либо лишения права занимать ее в дальнейшем. Однако в качестве самостоятельных видов наказаний они не упоминались (см. в Русской Правде, Новгородской и Псковской ссудных грамотах). Со времен Соборного Уложения наблюдается более частое упо­минание о лишении прав по должности. Институт полного поражения прав получил свое распространение в эпоху Петра 1. При Екатерине 2 появился
самостоятельный род казни, состоявший из двух видов лишение всех прав состояния и лишение некоторых прав. Более подробное закрепление и разви­тие наказание в виде лишения прав по должности или в связи с осуществле­нием определенной деятельности получило в Уложении о наказаниях уго­ловных и исправительных 1845 года и других уголовных законах вплоть до 1997 г.

<< | >>
Источник: Крылова Елена Сергеевна. ЛИШЕНИЕ ПРАВА ЗАНИМАТЬ ОПРЕДЕЛЕННЫЕ ДОЛЖНОСТИ ИЛИ ЗАНИМАТЬСЯ ОПРЕДЕЛЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ КАК ВИД УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИИ И ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань - 2002. 2002

Еще по теме § 3. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в истории отечественного уголовного законодательства.:

  1. Наука финансового права в Ярославском Демидовском лицее
  2. Генезис законодательства о патенте
  3. 18. Советское государство и право: особенности и уроки
  4. § 2. Развитие системы наказаний в российском уголовном праве советского и постсоветского периодов
  5. § 1. Наказания, направленные на лишение определенных прав
  6. Функции системосохраняющего механизма в российском уголовном праве
  7. §3. Состав преступления и отражение системы его основных элементов в предмете доказывания по уголовному делу
  8. Становление и развитие административной деятельности отечественных органов внутренних дел по профилактике правонарушений несовершеннолетних
  9. § 3. Сопутствующие элементы теоретической модели взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта
  10. История развития института специальной дисциплинарной ответственности в РФ
  11. История развития института специальной дисциплинарной ответственности в РФ
  12. § 1. История развития уголовного законодательства, устанавливающего ответственность за незаконное приобретение, хранение либо сбыт наркотических средств
  13. § 2. Развитие здравоохранительного и уголовного законодательства, обеспечивающего права и свободы пациента в советской России
  14. § 2. Характеристика элементов, образующих уголовно-правовой ме- ханизм охраны прав и свобод пациента
  15. 2.1 Основания постановления обвинительного приговора без назначения наказания в российском уголовном судопроизводстве
  16. ОГЛАВЛЕНИЕ
  17. ВВЕДЕНИЕ
  18. § 3. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в истории отечественного уголовного законодательства.
  19. § 2. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью по уголовному законодательству стран дальнего зарубежья.
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -